Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Let the odds be ever in your favor


Let the odds be ever in your favor

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sa.uploads.ru/yGxni.png


• Название эпизода: Пусть удача всегда будет с вами;
• Фандом: Да всё тот же;
• Участники: Katniss Everdeen, Peeta Mellark;
• Место, время, погода: Главная площадь 12 дистрикта, 74 квартальная жатва;
• Описание: И снова квартальная жатва жаждет собрать в свои сети невинных людей и затянуть их в кровавую пучину событий. 12 дистрикту вновь брошен вызов.;
• Предупреждения: - .


+1

2

Сегодня день жатвы. Мать выстирала и выгладила мои вещи, в этом году я иду на жатву один. Старшие братья уже вышли из жатвенного возраста и теперь вовсю помогают в пекарне, не опасаясь погибнуть на Арене. Я тоже, в общем-то, не боюсь жатвы. Никогда не представлял себя в роли трибута, которому придется убивать себе подобных, да и вообще стараюсь как можно меньше думать об Играх, ведь если воспринимать их только как шоу, то сможешь отделиться от их зловещности и жить совершенно спокойно, не тратя нервы понапрасну. Но, конечно, не думать об Играх в день жатвы - всё равно, что сесть за обед и не прихватить с собой ложку.
По улицам стройными рядами к площади движутся ручьи из молодых юношей и девушек. Обняв, как будто прощаясь насовсем, отца и мать, я становлюсь частью этих бесцветных, но вычищенных и вымытых от грязи потоков.
На площади уже заблаговременно установили огромные экраны, развесили чистые, красивые и яркие стяги с символикой Капитолия и Панема. Какая безмерная помпезность во всем этом, какая отвратительная напыщенность. Так явно чувствуется эта классовая разница между нами, грязными работягами из самого дальнего дистрикта (после нас - только руины 13-того) и богатейшим Капитолием, который буквально весь отлит из золота.
Из пальца берут кровь. Не больно, но приятного мало. Следом за всеми двигаюсь к центру площади в определенный для юношей сектор, откуда мы и будем наблюдать, как очередной ребенок лет 14-ти отправится на смерть. И при этом радоваться будет только ведущая.
До начала жатвы ещё около пятнадцати минут - пока все разойдутся по своим секторам и начнется представление. Чтобы как-то себя занять - принимаюсь крутить головой по сторонам, осматривая соседей. Справа от меня стоит парень, по виду так он старше меня на пару лет. На его лице написано выражение страха и покоренности. Он бесцветный, почти белый, слился с цветом собственной рубашки. Он тупо смотрит в затылок впереди стоящего и что-то неслышно бормочет. Впрочем, это обычное дело здесь, на жатве. Так что странно тут, скорее, выгляжу я, нежели он. Слева же от меня стоит совсем маленький мальчик - это, как видно, его первая жатва. Он сиротливо оглядывается по сторонам, пытаясь выцепить глазами в стороне мать или отца.
— Эй, — шепотом зову его я, он оборачивается ко мне с таким ужасом на лице, будто бы я вытянул из огромного кубка жребий с его именем, — тише-тише, не волнуйся, — нагибаюсь к нему, чтобы меня было лучше слышно, — это твоя первая жатва, верно? — Улыбаюсь ему, он боязливо качает головой, — Твое имя вписано только один раз. Видишь вон те большие чаши с кусочками пергаментов? Видишь, как их много? А бумажка с твоим именем всего одна. И я держу пари - она на самом дне, — парень слушает внимательно каждое мое слово,испуганными глазами то смотря мне в глаза, то на губы, изогнутые в успокоительной улыбке. — Обещаю тебе, что сегодня ты будешь ужинать дома с родителями. Ты веришь мне? — парень некоторое время смотрит на меня с недоверием, а затем едва заметно кивает, — вот и хорошо, другое дело, — я хлопаю его по плечу и выпрямляюсь обратно во весь рост.
Люди продолжают течь на площадь. Безэмоционально, тихо. Удивительно, как в такой толпе остается почти равномерная тишина. Слышно, как в десятке метров от тебя кто-то кашлянул или что-то судорожно зашептал соседу.
Продолжая осматривать лица людей, ловлю себя на том, что ищу лицо одного конкретного человека. И через пару минут поисков в поле моего зрения попадает её темно-русая коса. Сегодня Китнисс привела на жатву сестру. Вспоминая об этом факте, чувствую, как резко падает моё настроение. Если этому испуганному и дрожащему, точно воробей на морозе, мальчишке я смог пообещать спокойную жатву без его участия, то что я могу пообещать Китнисс и её младшей сестре Примроуз? Внимательно всматриваюсь в лицо Эвердин. Она тоже ищет кого-то в толпе, жаль, конечно, что не меня, а Гейла. Он стоит несколькими секторами дальше меня, как представитель самых старших трибутов, и что-то шепчет ей губами.
Не желая впутываться в чужой разговор, хоть и на уровне чтения по губам, я принимаюсь сверлить затылок впередистоящего юноши, ровно так же, как минут пятнадцать делал мой сосед справа. А может быть делает до сих пор.
Я не врал, я действительно не боюсь жатвы. Я боюсь, что на жатве вытянут имя кого-то из близких мне людей. Что вытянут её имя.

+3

3

[AVA]http://sa.uploads.ru/Y8xLc.png[/AVA]Горе объединяет. Именно в день жатвы 12 дистрикт представляет из себя единое целое, покорное, трясущееся от страха, боящееся не только принять участие в Играх, но даже и собственной тени. Каждый, конечно же, волнуется за себя и свою судьбу, но вместе с тем сочувствует своим знакомым, друзьям, любимым. Жители отдалённого дистрикта практически все знают друг друга в лицо, и оттого всем лишь тяжелее год за годом собираться на одной и той же площади.
Кто не знает сестёр Эвердин? Любой, встретившись с 17-летней девушкой, твёрдой походкой и равномерным шагом направляющейся на место Жатвы в компании 12-летней запинающейся, но продолжающей ход прелестной девочки с двумя аккуратными косами, узнает Китнисс, которой в этом году предстоит в последний раз принять участие в смертельной лотерее, а также Примроуз, которой лишь  предстоит познать страх и ужас невыносимо мучительного ожидания в тот момент, когда ведущая достанет листок, зачитает написанное на нём и определит чью-то судьбу.
Китнисс ни шаг не отходит от своей дорогой девочки, надеется уберечь её от ужасного будущего и больше всего на свете мечтает о том, что заветное имя всё же не вытянут. А до того момента, пока это омерзительное событие не кончится и жители не разойдутся по домам, она будет оберегать своего "утёнка", успокаивать.
Напряжение нарастало с каждой минутой. Сцена ещё пустовала, но на площади собиралось всё больше и больше людей; доходящее до отчаяние беспокойство одного человека передавалось целое толпе, и в один момент, когда подошли все дети, вынужденные пройти сквозь такое жестокое испытание, казалось, на душе у собравшихся не осталось ничего светлого и тёплого. Но только не у Китнисс, о нет, её обогревал собственный маленький лучик.
"Выходи же скорее, выбирай своих жертв и убирайся в Капитолий, - вперившись взглядом в пылающую розовым цветом, будто ненастоящую, а какую-то кукольную, слепленную из броской одежды и кричащего макияжа ведущую, подумала девушка, - просто выполни свои обязанности и уходи, не трави нашу душу".
Душа 12 дистрикта саднила и кровоточила. Почти каждый ребёнок, наблюдая за движениями передвигающейся по сцене женщины, имел довольно хорошее представление о том, что должно произойти, но всё равно глубоко внутри себя надеялся на то, что в этом году будет иначе, что-то изменится. Китнисс ни на секунду не верила в это, хотя фактически ещё была ребёнком. Она знала: скорее президент Сноу уступит своё место какой-нибудь женщине, чем Капитолий прекратит свои жестокие Игры.
- Мы приготовили вам специальный фильм...Он приехал из самого Капитолия!
Разумеется, это именно то, чего так всем не хватало - фильма. Интересно, ведущая хотя бы понимает, сколь много она приносит боли, оттягивая ту минуту, когда имена обречённых на смерть прозвучат перед всем дистриктом? Переглянувшись с Гейлом, Китнисс, как и её друг, мысленно дали "отличную" оценку приготовленному подарку. Но сменяющие друг друга картинки всё равно приковали к себе всеобщее внимание. Мисс Эвердин, наблюдающая за ними, испытывала столько презрения, что забылась, не заметила, как вступление закончилось. "Дамы вперёд". Время пришло. Неотрывным взглядом, не моргая, Китнисс следила за пальцами ведущей, достающей заветную бумажку, разворачивающую её...
- Примроуз Эвердин!
В этот миг целый мир рухнул. Китнисс отчаянно не хотела, чтобы это было правдой, но куда там, всё происходящее есть единственно реальный мир, и другого, к великому огорчению, не будет. Поникший "утёнок" направился к сцене, сопровождаемый пронзительными взглядами окружающих её людей.
Нет, этому не бывать!
Девушка не устояла на месте, вырвалась из толпы и, выкрикивая имя дорогой сестры, выбежала вперёд, так, что прямо напротив неё оказалась "розовая кукла", после чего, не задумываясь, надрывая голосовые связки, проорала, чтобы её наверняка услышали:" Я доброволец! Я хочу участвовать в Играх вместо неё!"
Тишина. Впрочем, ненадолго. Новую кандидатуру одобрили, со сцены продолжала литься речь, но это уже не имело совершенно никакого значения. Китнисс бросилась обнимать Примроуз на прощание, второпях гладя её по волосам, и тут же велела ей уходить отсюда поскорее, но малышка сопротивлялась изо всех сил, пока Гейл, всегда вовремя приходящий на помощь, не унёс "утенка". Пришло время отвечать за свои слова.
Конвой сопроводил добровольца на сцену. В голове абсолютная пустота.

+2

4

Какой же я дурак. И зачем я дразнил судьбу. Идиот. Удар в самое сердце, десять баллов по пятибальной шкале! Невозможно, нет, не может этого быть! Стойте, остановитесь, тут определенно какая-то ошибка! Только не Прим, только не Китнисс! Этого не может быть!
Судорожно пытаюсь собрать разбегающиеся мысли-тараканы в кучу. Китнисс на Арене. Китнисс - трибут 74-тых Голодных Игр. Китнисс может умереть.
Я стою с самым глупым видом, на который только способен. Я не могу испытывать даже злость, меня переполняет безысходность, такая кошмарная безысходность, будто вместо груди у меня огромная, зияющая, разверзнувшаяся дыра, вулкан, пропасть, что угодно! Я слышу в голове громким эхом крики юной Прим. Мне всем сердцем хочется вторить её отчаянному воплю. Что же вы наделали, бездушные, мерзкие твари, убийцы, которые придумали Голодные Игры. Хочется рвануться, бежать, драться, но всё тело онемело, я ничего не чувствую, будто облит ледяной водой. Я даже не могу поднять глаз на сцену, всё, что происходит вокруг как во сне, в тумане, в омуте. Никогда так сильно я не чувствовал боль как сейчас. Грудь сдавливает жестяной обруч так, что я почти не могу дышать. Голова тяжелеет и начинает кружиться от недостатка воздуха. Оказывается, я не сделал ни одного вдоха с тех пор, как услышал имя Примроуз.
И кажется, достаточно было мучений. Но нет, нет.
Я понимаю, что что-то не так лишь тогда, когда вокруг меня расступаются люди, чувствую на себе их взгляды. Будто в замедленной съемке успеваю ухватиться за последнюю фразу ведущей. Разобрав её в голове понимаю - так прозвучало моё имя. Моё имя. Оборачиваюсь вокруг. Всё кажется злой шуткой. Сперва. Но увы. Я трибут. Я трибут 74-тых Голодных Игр. И я скоро умру.
Грудь пронзает ещё одно, новое чувство - чувство страха. Вдруг оказалось, что я ещё не готов умереть. Инстинкт самосохранения вдруг сработал так отчетливо, будто защелкнул тяжелый замок на амбарной двери моей семьи. Я умру.
Несколько миротворцев выжидательно и с нетерпеливой злостью ждут, когда же я соизволю подняться на Арену, а я всё ещё не могу прийти в себя. Как же глупо, должно быть, я выгляжу - потерянный вид, открытый в изумлении рот... Голова совершенно не работает, отказываясь принять всё происходящее.
Торможу перед ступенями на веранду дома Правосудия. Может быть кто-нибудь всё же сейчас скажет, что это просто ошибка? Или, может быть, шутка? Но нет, секунда, другая. Ничего не изменилось, я всё ещё трибут Голодных Игр.
Радостный голос, где-то на внешнем уровне моего сознания говорит - пожмите друг другу руки. Встречаюсь глазами с Китнисс, в её глазах вижу решительность. Она держится храбрее тысячи таких, как я. А я просто жалкий трус.
— ... и пусть удача всегда будет с вами! — Точно насмехаясь над нами говорит ведущая, а я ничего не успеваю понять, прежде чем уже оказываюсь в комнате для прощаний.

Тяжело давит сердце, всё ещё чувствую себя омерзительно, хуже чем когда-либо. В горле стоит жестяной ершистый комок. Попеременно сжимаю и разжимаю кулаки. И даже не знаю, что угнетает меня больше - моя смерть или то, что я должен буду бороться против Китнисс Эвердин.
Дверь открывается, входят отец и мать с братьями. Отец крепко обнимает меня, я чувствую как дрожат его крепкие руки сильного пекаря. Он ничего не может сказать, хотя я и вижу, как он пытается. Затем меня обнимает мать, но за своей отчужденностью от мира сего я этого даже не ощущаю. Братья хлопают меня по плечу, сочувственно поджимая губы. От такого прощания на душе становится ещё поганее. Хотя их безразличие возрождает в моей душе старое и знакомое чувство злости.
— Наконец-то у дистрикта есть шанс победить, — бросает моя мать, покидая комнату. Но по её тону я понимаю, что это она совсем не обо мне.
В комнату снова бесцеремонно заходят миротворцы, хотя и не сразу. Видимо, моя семья вышла из комнаты раньше отведенного для прощания времени.
Нас выводят из дома правосудия и садят в машину. Я, Китнисс и Эффи Тринкет. Последняя присаживает посередине и без умолку начинает разглагольствовать о прелестях нашего положения. Положения агнцев, ведомых на смерть. Почему-то сейчас я особенно остро ощущаю собственное одиночество. В толпе. Дома я старался закрывать на это глаза, не думал об этом, но теперь вдруг осознал, насколько одинок. И это обрадовало меня - так проще отпустить. Проще отвязать лодку от причала, чтобы отправиться в бесконечное плавание. Сердце щемит ужасно, чувствую, как к горлу подкатывают слезы. Становится трудно дышать настолько, что я вынужден глотать воздух ртом. Я вижу это всё в последний раз, прощай мой дом, прощай, Дистрикт 12, я уже никогда не увижу тебя снова. Я вернусь сюда, но уже в другом, "бездыханном" виде. Предательски скатывается горячая слеза по краю щеки, глаза ужасно щиплет. Как, ну как же так получилось? Что же теперь будет со мной, что меня ждёт? Почему меня так давит эта безысходность и это откуда-то взявшееся желание жить? И почему вместе со мной на смерть обречена девушка, в которой я видел смысл своего существования? За что нас так наказывает судьба, за что она наказывает Китнисс?..

Вдоль дороги по всей длине пути стоят люди. Всех их я знаю в лицо. Большинство из них я знаю лично. Я вижу их взгляды, их полные горечи и сочувствия взгляды, провожающие меня в последний путь. По свежей дорожке на щеке скатывается ещё одна слеза. Господи, помоги нам.

+3

5

[AVA]http://sa.uploads.ru/Y8xLc.png[/AVA]

Предлагаю постепенно отдалиться от сюжета, чтобы в конечном итоге...

https://31.media.tumblr.com/tumblr_m8yraocJyU1qlkmiio2_250.gif
...ибо флешбек, ибо было бы совсем неплохо поюморить, а не впадать в грусть-тоску (:

Китнисс, застывшая на месте, будто одеревенела. Когда прозвучало имя второго трибута и его пригласили на сцену, девушка сопроводила несчастного взглядом, постепенно осознавая, что именно этот человек когда-то спас её от смерти. Холодное внешнее равнодушие, оказывается, довольно чудно сочетается с глубоким чувством сожаления, вынужденном принятии навязываемых правил.
Прошло всего несколько минут. Трибутов увели прочь от зрительских глаз. Китнисс, оставшись одна в незнакомой комнате, только и делала, что лихорадочно вспоминала все доступные ей сведения об Играх. Но стоило в комнату вбежать Примроуз вместе с плетущейся за ней матерью, девушка выбросила из головы все бездушные факты, стала обнимать свою любимую девочку и, чувствуя её тепло, заряжаться силами, так необходимыми в нелёгком будущем. Миротворцы спустя ровно отведённые для свидания с близкими 3 минуты силой вывели гостей, однако ещё один человек просто обязан был сказать свои последние слова, и, разумеется, Гейл не стал растрачивать время попусту, а прямо сказал подруге: она победит. После такой поддержки у Китнисс не оставалось другого выбора, кроме как остаться последним "героем".
Гламурная сопровождающая по имени Эффи поспешила ввести трибутов в курс дела. Китнисс на самом деле пыталась прислушаться к её словам, но всё было тщетно: переживания о родных и близких мучили и терзали девушку, совершенно не желая отпускать её. Оказавшись на поезде, мисс Эвердин удивлённым взглядом окинула неоправданно богатую его обстановку, лишний раз помянула расточительный Капитолий "лестным" словом и вновь потерялась в чертогах разума. Тщетно товарищ по несчастью пытался заговорить с ней, о нет, обречённая на нелёгкую судьбу особа совершенно забыла о существовании окружающего мира. Лишь приход ментора смог что-то изменить. Растрёпанный и шатающийся мужчина, от которого несло перегаром, в первую очередь изучил ведро для шампанского на наличие льда, не удостоив своих подопечных и взглядом - и это ментор?! Китнисс неотрывно следила за каждым его движением, стараясь понять мотивы поступков ментора, но ни одного оправдания не приходило на ум.
- Смиритесь с неизбежностью вашей скорейшей смерти и помните, нет, знайте: я ничем не могу вам помочь, - было сказано совершенно безразличным тоном.
- И что же ты тогда здесь делаешь? - Китнисс не могла скрыть своей злости на бесполезного человека, появившегося в тот момент, когда трибутам так нужна помощь!
Завязался короткий диалог, в результате которого пострадали брюки Хеймитча: алкоголь имеет свойство разливаться и оставлять пятна на дорогих тканях. Владелец попавшей под раздачу вещи поспешил удалиться, дабы продолжить распитие спиртного в одиночестве.
- Я верну его, - произнес Пит, вставая с места. Кажется, в эту минуту девушка вспомнила: а ведь рядом с ней в комнате находится ещё один человек.
- Стой, от него же нет толку, - совершенно резонно заявила Китнисс, - нам придётся справляться самим. Если до него дойдёт, какая на нём, менторе, обязанном просвещать новичков, лежит ответственность, он сам всё нам расскажет. В противном случае ничего не добиться от этого человека.
Китнисс в течение всей своей жизни привыкла оставаться лишь наблюдателем, она редко вмешивается в чужие дела и уж тем более жизнь, но она достаточно умна, чтобы делать правильные выводы на основании лишь нескольких поступков, что делает рядом находящийся человек.
Тишина. Внимательный взгляд. Ожидание последующей реакции.
- Я помню тебя, - не желая скрывать этого, выдала девушка. - Иногда буханка хлеба может спасти жизнь, и ты был достаточно щедр, чтобы спасти мою.
"А что спасёт от Капитолия?"
Китнисс никогда не умела заводить друзей, и сейчас она вовсе не собиралась наладить отношения с товарищем по несчастью, но чем быстрее повисшая в воздухе неопределённость между этими двумя сменится чем-то более существенным, тем лучше.
Вдруг возникшее чувство жажды немного "растормошило" молодую особу. Протянув руку к бокалу с водой, взяв его, мисс Эвердин уже было сделала глоток, как вдруг поезд тряхнуло, и прозрачная жидкость разлилась на ситцевое платье. Китнисс хмуро посмотрела на испорченную одежду и отложила в сторону наполовину опустевшую ёмкость.
- Капитолийские напитки не очень-то и благосклонны к жителям 12 дистрикта и их одежде. Удивительно, сначала ментор, а теперь и трибут пострадали от их вине, - серьёзным тоном приметила девушка, и более она не сказала ни слова.

Отредактировано Katniss Everdeen (Вт, 2 Дек 2014 18:51)

+2

6

Заметив, что Китнисс облилась водой, мгновенно хватаю полотенце и подаю ей, чтобы вытереться, пока вода не совсем впиталась в её нежное голубое платье. Украдкой смотрю на её опущенные вниз глаза и пушистые ресницы. Китнисс всегда выглядела такой отчужденной, дикой фактически, а сейчас я сидел с ней рядом, так близко, кажется, мы никогда не находились. Разве что только когда проходили мимо друг друга в школе.
В голове отчаянно вертятся две мысли: мы едем на верную смерть, и Китнисс помнить тот день, когда я бросил ей хлеб. Два абсолютно противоположных чувства борются во мне, что я даже не знаю, как именно себя чувствую в данный момент. Одно знаю точно - уверенности прибавилась, стоило Китнисс сказать хоть одно слово.
Не могу оторвать от неё глаз, кажется, что она сейчас исчезнет, а я не успею на неё насмотреться.
Поезд ещё раз сильно дергается, прежде чем я успеваю что-либо ответить мисс Эвердин, и наши уши поражает дикий визг вставших на полном ходу колес - мы тормозим.
— Интересно, что случилось... — Озабоченно встаю я с кресла и смотрю за окно, — такие поезда обычно не ломаются, — комментирую я происходящее, отмечая что сейчас мы остановились на небольшом каменистом уступе, сплошь окруженном лесом. Высокие коренастые сосны будто бы корнями цепляются за огромные булыжники, тем самым не давая последним упасть в глубокую бездну. А чуть дальше нашего вагона открывается поистине живописная картина - огромный обрыв, с которого с шумом вниз падает вода, пенясь брызгами и подымаясь паром к самому основанию моста, по которому должен был проехать наш поезд.
Молча переглядываемся с Китнисс, думаю, она думает о том же, о чём и я - нужно попробовать узнать, что же произошло и долго ли продлится эта остановка. Каждая минута промедления стоит недюженных нервов. К тому же мне нужно поговорить с Хэймитчем о важном деле, касающемся Китнисс. А эти остановки и его пьянства явно такому делу не способствуют.
В тамбуре у выхода - никого, прислушиваюсь к звукам у входа в соседний вагон - тоже тихо. Это очень странно. Вожусь с дверью, но она очень быстро поддаётся.
— Прости, что я не подошёл к тебе тогда, что не вышел под дождь и... — вдруг само собой вырывается, когда я, уже оказавшись на каменистой земле неизвестного, но скорее всего ещё нашего, дистрикта, подаю руку Китнисс, чтобы помочь выбраться из вагона. — Я часто вспоминаю этот день. — Слова, любые слова, которые я хочу ей сказать, сковывает будто льдом и они застывают у меня на языке. Нет, лучше ничего ей сейчас не говорить, пусть думает обо мне что угодно, но не правду. Просто парень из её дистрикта, который когда-то, по её словам, не дал ей умереть от голода. Пусть так. Но не тот, кто любит её всю жизнь.
Оказавшись около поезда, неуклюже пробираемся по камням вперед к мосту, идя на шум падающей с обрыва воды. Как красиво. Вот бы нанести эту картину на холст, вместе с Китнисс и её красивой прической из переплетенья кос.

+2

7

[AVA]http://sa.uploads.ru/Y8xLc.png[/AVA]Китнисс готовила себя ко всему, что может случиться на Играх, но забота со стороны ближнего своего?! Только не под отношению к себе, только не в такой время! Конечно же, то, с какой быстротой товарищ по несчастью кинулся подавать девушке полотенце, весьма удивило молодую особу. Да, ей уже довелось встретиться с безукоризненно вежливым персоналом поезда, персоналом, готовым сиюминутно исполнять любые приказы, но за всё то время, что коренная жительница 12 дистрикта контактировала с ними, на их каменных лицах ни разу не промелькнуло и доли того рвения, что Китнисс лицезрела только что.
"В семье пекарей детей воспитывают любезными и обходительными? А что, весьма логично. Они работают не в шахтах, а с людьми. Для лавочников это важно, - мисс Эвердин не допустила бы и мысли о том, что малознакомый человек всего лишь хочет сделать её жизнь лучше, насколько это вообще возможно.
Кивнула головой в знак своей признательности. Распинаться в благодарностях не в её стиле.
Когда поезд уже не просто пошатнуло, а он остановился, девушка, мысленно согласившись с высказанными рассуждениями Пита, поторопилась вслед за ним покинуть вагон. Игра ещё не началась. Вряд ли Капитолий виновен во всём происходящем, он бы не стал развлекаться с трибутами подобным образом, ломая собственные же средства передвижения - это совершенно невыгодно, да и никаких причин для того нет. Между тем, что бы не происходило, сейчас нельзя оставаться на месте.
Лишь оказавшись на улице и вдохнув бодрящего воздуха, Китнисс почувствовала переполняющие силы внутри, и ей захотелось бежать отсюда, бежать до тех пор, пока не свалится с ног. Но нельзя. В столице никого не побеспокоило бы, почему трибуты не явились на Игры - они должны выйти на Арену, и никаких возражений! В противном случае пострадают те, кому не посчастливилось состоять в хороших отношениях с трибутами: семья, близкие, друзья. Выбора нет, перед представителями 12 дистрикта встала сложная задача: нужно найти другой способ добраться до места проведения будущей резни.
Задержав взгляд на Пите, Китнисс задалась мыслью: а понимает ли он это? Чтобы получить ответ на этот вопрос, мисс Эвердин вовсе не нужно спрашивать напрямую. Достаточно лишь молча идти за парнем по тому же пути, что и он. Следить за его движениями. Пытаться понять, что он чувствует.
Тем временем на поезде жизнь продолжалась. Ведомая интуицией, прирождённая охотница обернулась. Сосредоточила внимание - ничего, всё спокойно, всего лишь остановившийся поезд. Застыла на месте, ожидая, пока что-нибудь произойдёт. Приятный на слух шум воды совершенно не мешал, наоборот, успокаивал ничуть не хуже лёгкого покачивания веток под порывами ветра. Стихия Китнисс - лес, но нет такой сложной ситуации, которая заставила бы молодую особу потерять самообладание. Наверное.
Рождённая с луком и стрелами в руках вряд ли способна гулять по живой природе, наслаждаясь живописными видами или хорошей компанией. Китнисс, сильно озадаченная происходящим на поезде, сосредоточенная на одном-единственном объекте наблюдений, буквально забыла о своём спутнике, и лишь когда совсем рядом с ней раздался стук ломающейся ветки, охотница с диким взглядом нервно обернулась, намереваясь увидеть врага в лице зверя или человека, но взору предстал всего лишь "тот самый сын пекаря". Взгляд молодой особы тут же потеплел, а с губ сорвался облегчённый вздох.
- На Голодные Игры не без происшествий. Да мы везунчики, - ощущая некоторую долю вины, поделилась соображениями Китнисс, - что же происходит сейчас на поезде?
"И где наш ментор? Команда стилистов?"

+2

8

Внимательно пытаюсь изучить местность, в особенности понять, наш ли это всё ещё дистрикт или не наш. Китнисс, кажется, погружается настолько в свои мысли, что меня даже не замечает. Что ж, это даже к лучшему - пока он в трансе, у меня есть время осмотреться. Может быть эта остановка - шанс, шанс выжить? Ведь то, ради чего нас везут в Капитолий... не стоит наших жизней. Случайно наступаю на ветку и Китнисс оборачивается на меня с таким видом, как будто я кого-то только что убил.
— Извини, — виновато улыбаюсь я, про себя усмехаясь. Какая же она всё-таки удивительная, необычная. Точно пугливая лань, готовая в любую секунду дать стрекоча. Но тут она права - мне с моей неуклюжестью далеко до её способностей. Одни белки чего стоят.
На вопрос Китнисс я тоже не нахожу ответа. Однако, это только до поры, до времени. Вскоре до нас доносятся голоса, кажется, один из них - голос нашей сопроводительницы Эффи Тринкет. Он такой громкий, что я ни с чем его не перепутаю. Затем чьи-то грузные шаги, возможно даже не двух и не трех людей. В моей голове судорожно бегают мысли. Примерно так же, как ведут себя хозяева дома, когда он начинает гореть.
— Китнисс, — негромко, но очень настойчиво окликаю её я, — я понятия не имею, почему остановился поезд, возможно впереди сломался мост, возможно и сам поезд, но да это не важно. Важно другое, — уверенно смотрю в её глаза. — Ты должна бежать, — произношу эту фразу и сам, кажется, не верю тому, что сказал. Такой решительности буквально полчаса назад я от себя уж никак не ожидал. Сейчас все развивалось с такой скоростью, что я даже не понимал, верно ли поступаю. Просто следовал своей интуиции и чувству.
— Если ты сейчас вернёшься на поезд - тебе не миновать Игр. Если попробуешь убежать в леса - можешь спастись. — Судорожно ищу в её глазах ответ, — это риск, я согласен. Но я прикрою тебя, дам тебе возможность как можно дальше убежать в леса. Это твой дом, ты прекрасно сможешь прокормить себя, ориентироваться. Мы не слишком далеко уехали, ты найдешь дорогу домой.  — По глазам Китнисс трудно что-либо понять. И мне кажется, что она откажется бежать, не знаю почему. Потому стараюсь убедить её. Я смогу её защитить, если придется драться, отвлеку миротворцев, совру что-нибудь, сделаю всё, что угодно, чтобы её защитить.
— Решайся, Китнисс, прямо сейчас, — шаги в поезде становятся всё отчетливее, время на исходе. И если она сейчас не согласится сама - я силой вытолкаю её отсюда, лишь бы она спаслась. Ей не место среди трибутов, среди смертников, это большая ошибка Судьбы, я должен её исправить. И сейчас это важно. Только это важно.

+2

9

[AVA]http://sa.uploads.ru/Y8xLc.png[/AVA]Китнисс не пропустила мимо ушей ни одного слова. Её глубоко поразил сам ход мыслей товарища по несчастью, но она не отводила взгляда от поезда до того самого момента, пока Пит не велел ей решаться. И она решилась. Но не бежать, а сказать правду.
Мисс Эвердин не умеет "смягчать" слова. Если она открывает рот, то говорит лишь напрямую, режет своими речами воздух. Держись, мистер Мелларк, и слушай!
- Голодные Игры - наше будущее. С того самого момента, как наши имена вытянули на Жатве, мы не в состоянии что-либо изменить. Капитолий решил, что мы должны будем принять участие в резне - так и будет. Не иначе. Знаешь, что происходит с теми, кто идёт против воли Капитолия? Страдают их близкие, - развернувшись к парню, не терпящим возражения тоном заявила девушка. Теперь всё её внимание было сосредоточено на собеседнике.
Китнисс не стала говорить, насколько ей дорога семья и на что она готова ради благополучия близких. Эта девушка стала добровольцем, чтобы спасти любимую сестрёнку. Какие-либо ещё слова здесь излишне.
- Ты прав в том, что на поезд возвращаться нельзя. Нутром чувствую, - продолжила молодая особа, - мы должны добраться до какого-либо населённого пункта, дойти до местных властей, представиться, сообщить о произошедшем и попросить, чтобы нас посадили на другой поезд. Так мы всё же пребудем в столицу.
"Но я бы отдала всё, чтобы вернуться домой".
Замолчав, Китнисс собралась с силами, чтобы продолжать произносить такие нелёгкие слова.
- На телевидении только и будут говорить, что о нашем дистрикте:"доброволец из дальних краёв", "они потерпели поражение, но, следуя своему долгу, сделали всё, чтобы попасть на Игры"... Как представлю, тошно становится, - поморщившись, призналась молодая особа. Она довольно-таки увлеклась разговором со своим земляком. Но не настолько, чтобы забывать о главной проблеме.
"А как же наш ментор вместе с ведущей? Мы должны прибыть в столицу вместе с ними."
Сложная ситуация. И никто не может разрешить ей, кроме мисс Эвердин. Как всегда.
-Мы забыли на поезде кое-кого. Довольно важных, между прочим, людей. Я была неправа. Нужно вернуться. Подожди немного, я узнаю, что произошло, проберусь внутрь и найду их. Может быть, буду действовать в другом порядке - в зависимости от обстоятельств - с этими словами Китнисс подалась вперёд и направилась решительным шагом к цели, ни на секунду не задумываясь о том, что её могут остановить.
"Подобраться поближе. Прижаться к стене. Через стекло изучить обстановку дел и найти Хеймитча вместе с Эффи. Залезть внутрь через открытое стекло либо, постучав, привлечь их внимание, а потом..."
Китнисс всё сделает так, как надо. Обязана.

Отредактировано Katniss Everdeen (Сб, 6 Дек 2014 21:29)

+1

10

Первую минуту тупо смотрю на Китнисс. Вторую минуту чувствую, как в недоумении и каком-то ужасе наверх ползет правая бровь. Я уже ничего не понимаю - то ли я не прав, то ли с ней что-то не то. Смотрю туда, где в кустистых далях кроется желанная свобода. Почему она не хочет бежать? Что за ерунду она говорит? Наше будущее... мы не в состоянии что-либо изменить... следуя своему долгу... Опомнись же, Китнисс, что с тобой? С каких пор ты играешь по чужим правилам? Как давно ты смирилась с тем, что Арена неминуема? Хочется взять её за плечи и потрясти, приводя в чувство. Но теперь уже всё равно поздно - нас наверняка заметили. И за то, что мы покинули поезд, нас не погладят по головке.
Хочу сказать ей, что мне плевать как на Хэймитча, так и на Эффи. Эти люди мне чужие были, чужими бы и остались, не случись с нами этой ужасной несправедливости.
Качаю головой и возвращаюсь к входу в вагон. Не хочу ничего отвечать ей, даже не потому, что не знаю что ответить, а потому, что не вижу в этом смысла. Я знаю Китнисс Эвердин, ну или думаю, что знаю. Она не отступится от своего, даже если она катастрофически не права. А что я могу сделать? Убежать одному? Смешно и глупо. Хотя бы потому, что без Китнисс я никуда не пойду. В ушах слышался только гул гравия, по которому вышагивала Китнисс.
Нет. Я должен её убедить!
— Стой, Китнисс! — Я хватаю её за руку, останавливая и разворачивая к себе, — одумайся! О чём ты говоришь? На этом поезде нет никого, кого ты без зазрения совести не смогла бы оставить! Только подумай, на что ты идёшь! — Смотрю в её глаза, кажется, хмурясь, — твои близкие будут под угрозой вне зависимости от того, какой шаг ты сейчас предпримешь. Если ты отправишься на Арену и... — это слово дается мне нелегко, но всё же, — и погибнешь, твои близкие будут несчастны всю жизнь.  Если победишь - они навсегда попадут в ловушку Капитолия как орудие шантажа! Но если сбежать сейчас, то тебя могут счесть погибшей, подумают, что ты упала с обрыва. Тогда маме, Прим и Гейлу ничего не будет грозить и ты останешься жива, — вырывается само собой про родных Китнисс в пылу разговора. Откровенно считаю свою последнюю фразу лишней, быстро отпускаю предплечье Китнисс и отхожу на шаг. Впрочем, теперь всё равно уже поздно - в двери появляются два миротворца с оружием на изготовке. Их глаз не видно, они закрыты пуленепробиваемым черным стеклом, но я чувствую нутром, что нам не поздоровится.
— Вернитесь в поезд, — почти механическим голосом приказывает один из них. Я закрываю на секунду глаза, отводя взгляд в сторону падающей воды. Чертовски красиво... интересно, если прыгнуть, то утонешь или разобьёшься о воду?

+2

11

[AVA]http://sa.uploads.ru/Y8xLc.png[/AVA]-Твои близкие будут под угрозой вне зависимости от того, какой шаг ты сейчас предпримешь...
Хищный взгляд мечется между Питом и миротворцами. Нужно срочно что-то решать. Поток мыслей бешено движется в хаотичном потоке. Больше такой возможности ей не предоставится. Тело послушно замерло, ожидая дальнейших приказов светлой головы к действиям. В его словах есть доля истины. Что бы ты не делал, какие подвиги не совершал - всё равно останешься рабом.
Китнисс захватила одними лишь губами воздух, собираясь произнести что-то, но, передумав, замолчала. Если она подастся в бега, то уже никогда не сможет увидеть любимую сестру и дорогого друга. Если поедет на Игры, то может погибнуть. А может и выжить. В борьбе против 1 и 2 дистрикта? Ценой 23 жизней? И Пита, своего земляка, ей тоже придётся... НЕТ!
Мисс Эвердин, уже отошедшая на приличное расстояние от своего товарища, совершенно неожиданно развернулась и бросилась бежать в противоположную от поезда сторону. За одну секунду она приняла, самое серьёзное решение в своей жизни: отныне она больше никогда не встретится с дорогими людьми. Они не должны пострадать. А Китнисс, пошедшая на такую серьёзную жертву, не станет убийцей. Это просто замечательная идея!
"Но я обязательно найду возможность передать им, что осталась жива".
Китнисс решилась, она сделала это, отвернулась от своего прошлого. Но что теперь? Куда подастся? Шум срывающейся вниз воды близлежащего водопада прошептал ответ.
Китнисс, лишь настигнув Пита, который, кажется, думал о том же, тотчас схватила его за руку и прыгнула прямо в развёрзнутые объятья пропасти. Водопад - верная смерть? Трибуты из 12 дистрикта докажут обратное!
Вода стремительно срывается вниз. Рассудок растворяется в бешенном выбросе адреналина, но девушка из последних сил пытается сохранять спокойствие. Она должна держать ситуацию под контролем. Позволить высшим силам решать её судьбу - ни в коем случае! Мисс Эвердин будет цепляться когтями и зубами за жизнь.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Let the odds be ever in your favor


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC