Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 12.10.3013. distr. 13. Little talks


12.10.3013. distr. 13. Little talks

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[AVA]http://sd.uploads.ru/ifvxK.png[/AVA]

http://i.imgur.com/Xi3ufkz.gif http://i.imgur.com/10s7mL7.gif


• Название эпизода: Little talks;
• Участники: Gale Hawthorne, Madge Undersee;
• Место, время, погода: 12.10.3013. Прогнозов погоды в дистрикте 13, увы, не делают;
• Описание: Что ж, рано или поздно они должны были попытаться провести более или менее нормальную беседу. Но как же сложно говорить об относительно обыденных вещах, когда дом уничтожили недостаточно давно, чтобы хотя бы попытаться забыть;
• Предупреждения: --.


+2

2

Каждый день в восемнадцать тридцать у меня свободный час, который нечем занять. Раньше мы проводили это время с Китнисс. Но после того как я высказал, что ей не стоило вынуждать Койн исполнять ее прихоти, имея в виду освобождение Пита и остальных победителей, она перестала со мной разговаривать. Вернее, стала общаться только дежурными фразами. Захлопнула дверь своей комнаты прямо у меня перед носом, изобразив обиду.
В последнее время я совсем не узнавал ее. Что творится у нее в голове? Умом я понимал, что ничего уже не будет как раньше между нами. Голодные игры слишком сильно изменили ее. Но сердцем все еще не мог осознать это. Она хотела бы, чтобы я отказался от своих слов, взял их назад. Но я никогда не сделал бы этого. Она может навязывать свои мысли кому-нибудь еще, но не мне, у меня на все есть свое собственное мнение. Так что она проводила свободные вечера с кем-то другим. Пару раз я видел ее с Финником. Похоже, с ним ей гораздо проще и легче найти общий язык, чем со мной. Теперь.
Не найдя себе места в маленькой комнате, которую я делил с Рори и Виком, я вышел на поиски уединенного свободного пространства. Слоняясь по коридорам, я набрел на библиотеку. Обычно она популярностью не пользовалась, слишком много дел было у всех здесь живущих, чтобы просиживать штаны за чтением художественных книг. Да к тому же на уроках истории Панема и лекциях ядерного оружия нам выдавали столько литературы, что от чтения чего-то еще, кроме учебников, становилось порой плохо.
Осмотревшись, я убедился, что библиотека пуста, и приземлился на один из диванов. Но тут же услышал какой-то шорох между стеллажами. Похоже, тот, кто там был, вел себя очень тихо, раз даже человек с таким чутким слухом, как я, не сразу обнаружил его.
- Кто здесь? - лениво поинтересовался я. Можно было встать и посмотреть, но мне не хотелось делать над собой усилие.

+2

3

[AVA]http://sd.uploads.ru/ifvxK.png[/AVA] Как и сытые по горло печатной пропагандой Капитолия беженцы из Дистрикта-12, жители тринадцатого не имели ни желания, ни времени начитаться всласть - библиотека, довольно просторная и чистая, могла пустовать днями, а то и неделями (когда было особенно много работы), и это было в порядке вещей: в конце концов, важным было отнюдь не умение продраться сквозь дебри красочных эпитетов или сухих технических терминов, а накопленный опыт и умение применять его на практике.
По иронии судьбы, именно это и было проблемой Мадж: молодость была ее единственным преимуществом. Она не была достаточно сильной, чтобы быть солдатом. Она была слишком непривычна к тяжелой работе, а ее способности к рукоделию не были так уж хорошо развиты, чтобы пустить ее к швейной машинке. Она была слишком неопытна, чтобы доверить ей жизнь человека, однако очень старалась набраться оного, а потому каждую свободную минуту проводила в окружении громоздких стеллажей и не менее громоздких энциклопедий и справочников, пытаясь стать полезной.
А еще здесь было пусто и потому очень уютно: при всех своих стараниях, Андерси так и не научилась заводить друзей, а те, которые имелись, были слишком заняты, чтобы отвлекаться на пустую болтовню.
Осторожно сняв с полки здоровенный медицинский справочник, Мадж тут же принялась листать страницы в поисках ответа на порядком осточертевший девушке вопрос "Что делать?" В последнее время он стал, фактически, лейтмотивом ее существования в Дистрикте 13. Я не знаю, как правильно наложить шину, что делать? Я не могу правильно рассчитать дозировку морфлинга, что делать? У меня легкая рука и все же я не могу попасть в вену, что делать?
С головой окунувшись в загадочный мир оглавления, Андерси не заметила ни звука шагов, ни тихого скрипа дивана, а потому, услышав четкий и достаточно громкий для библиотеки вопрос, от неожиданности выронила тяжелую книгу и та ударилась об пол с оглушительным шумом, сравнимым с...первой бомбой, обрушившейся из ниоткуда прямо на Дом Правосудия.
На ее дом.
На их, раз уж на то пошло.
Она узнала голос, но показываться на глаза Гейлу не спешила.
- Вот уж не думала, что ты любишь читать, - вместо ответа заметила девушка, осторожно поднимая справочник с пола и стряхивая с обложки невидимые пылинки, - Это я, - выйдя из-за стеллажа, Мадж неловко кивнула в знак приветствия, - Всего лишь я, - Андерси осторожно положила книгу на один из столов. Ей так о многом хотелось спросить его, что лучшим вариантом показалось промолчать, что девушка и сделала, неспешно придумывая как можно более нейтральную тему для разговора. Говорят, с друзьями очень удобно просто молчать, но в компании Хоторна тишина уже через пару мгновений становилась невыносимо тяжелой.
- Ты здесь впервые? - поинтересовалась Мадж, склонив голову набок.

+2

4

Кто бы это ни был, он не только не умел прятаться, но еще и был неуклюжим. Грохот, раздавшийся от упавшей на пол книги, мог бы перебудить целый дистрикт, если не весь Панем. Да и что может упасть с таким грохотом? Справочник видов ядерных зарядов? - усмехнулся я, все же нехотя поднявшись с дивана, чтобы посмотреть, жив ли там неудачливый читатель. А то вдруг еще уронил книгу себе на ногу. Придется же медицинскую помощь оказывать. Я этом правда не спец, но вот до медпункта доставить могу. Если конечно этот любитель чтения не весит фунтов двести.
Но не успел я заглянуть за стеллаж, как услышал знакомый голос. И тут же затормозил возле ближайшей книжной полки, прислонившись лбом к ее холодной поверхности. Закрыв глаза, я простонал про себя: Черт. Это Мадж Андерси.
Не то, чтобы я не хотел ее видеть. Просто раньше я позволял себе говорить довольно неприятные слова ей прямо в глаза, даже не пытаясь сдерживаться. Я видел в ней девушку особой, привилегированной категории. И был убежден, что этих привилегий она не заслужила. В моем представлении она была домашней дочкой мэра, находящейся в безопасности, не знающей голода и лишений. Тогда как другим повезло меньше, и это было несправедливо. Так что я даже и не думал щадить ее чувства. Иными словами, я был козлом, и теперь мне было стыдно. И я понял, как сильно был не прав, только когда в ответ на мое подчеркнутое высокомерие она ответила заботой.
Со времени бомбежки нашего родного дистрикта нам с Мадж так ни разу и не удалось пересечься, каждый был занят делом. Я все это время хотел подойти и извиниться, но не знал, как. О таком ведь не говорят просто так за обедом: «Знаешь, Мадж, спасибо, что спасла мне жизнь. Передай соль». В общем, все было безнадежно. И вот теперь мы столкнулись лицом к лицу.
Девушка вышла из-за полок, и я повернулся к ней, лишая свой воспаленный мозг прохлады шкафа, и сунув, зачем-то руки в карманы.
- А знаешь, это было обидно, - шутливо прокомментировал я ее слова, ведь она практически обозвала меня нечитающим невеждой. - Нет, я здесь не впервые, вон мое любимое место, даже вмятина на подлокотнике осталась от моего локтя, - указав жестом руки на угол дивана, сказал я, растягивая губы в улыбке. - Ладно, ты права. Я здесь впервые, - мне ничего не оставалось, к как сдаться.
- А ты что, правда собралась это читать или задумала кого-то убить? - спросил я, подняв медицинский справочник, чтобы взвесить его в руках, определив примерный вес. - Да, пожалуй, этим можно убить, - сделал вывод я.

+2

5

[AVA]http://sd.uploads.ru/ifvxK.png[/AVA] Немного сбитая с толку непривычной реакцией, Мадж, тем не менее, сочла шутливый тон хорошим знаком. Может, ей не придется судорожно подыскивать нужные слова в надежде не вызвать у Гейла недовольство или, что раньше было, в общем-то, в порядке вещей, плохо скрываемую неприязнь. Присев на первый попавшийся стул, она даже улыбнулась, пускай и чуть виновато, очень надеясь, что не забыла как это делается.
Слишком мало поводов для улыбки находилось в последнее время. Семьдесят Четвертые Голодные Игры. Семьдесят Пятые Голодные Игры. Беспорядки. Новые миротворцы. Публичные наказания и казни. И бомбежка, увенчавшая череду трагедий, преследующих Двенадцатый, однако отнюдь не положившая конец черной полосе. В памяти выживших дома еще горели, люди кричали, а едкий дым все еще разъедал глаза, мешал дышать и не давал понять, в какую сторону бежать, чтобы спастись. Андерси помнила все это, знала, что помнит и Гейл, и была почти благодарна за то, что не вспоминал события минувших дней в принципе. Для него это должно быть еще тяжелее, в конце концов.
Все-таки она никогда не была полностью своей в дистрикте 12.
- Думала, у вас времени на перерыв вообще нет, - как бы между прочим обронила Мадж, - Не говоря уже о том, чтобы добраться до такой глуши, - она обвела руками окружающую их непроходимую чащу стеллажей и книг. Отдаленное расположение библиотеки не в последнюю очередь мешало читающему меньшинству проводить свободное время здесь, и это играло только на руку Андерси. Ни шагов за спиной, ни приглушенных голосов, лишь шуршание страниц.
Во всяком случае, так обстояли дела до сегодняшнего дня.
- Я это читала, Хоторн, - девушка спокойно наблюдала за Гейлом, - И дочитала бы...наверное, - невольно улыбнувшись последней фразе, закончила Мадж. Единственное, что можно было убить этим томиком - любовь к чтению, однако лично для нее и этот справочник, вгоняющий в сон обилием сложных, длинных слов, был по-своему интересным.
По крайней мере книга, в отличие от нее, знала, как спасти жизнь человеку.
- Постараюсь ей никого не задеть, - пообещала она, осторожно забрав у парня книгу и аккуратно положив ее на место, - Ты что-то ищешь? Я неплохо разбираюсь в здешней системе стеллажей и могла бы помочь. Если хочешь, конечно, - тут же добавила девушка. Как правило, на предложения помочь Гейл реагировал весьма однозначно.
Но она больше не дочь мэра, верно?
Строго говоря, она уже никому не дочь.

+2

6

Разговор у нас не клеился. Да и с чего бы ему вдруг начать бежать подобно горному ручью? Строго говоря, я ничего не знал об этой девушке, кроме того, что она была дочерью мэра двенадцатого дистрикта. А она знала обо мне только то, что я сын шахтера, друг Китнисс, изредка приносящий в ее дом землянику. До этого момента нам обоим, было достаточно этой информации друг о друге. И у нас не было совершенно ничего общего.
Но теперь есть. Общая потеря нашего родного дистрикта. Хотя по ней трагедия ударила гораздо больше, чем по мне. Она потеряла обоих родителей, тогда как я свою семью успел вытащить. И теперь она осталась совсем одна. Но держалась неплохо, надо было отдать ей должное. Хотя, может это была только видимость?
Присев на стул, Мадж выдавила из себя робкую улыбку. Похоже, положение дел было еще хуже, чем я думал. Она меня боится или ненавидит: одно из двух. А сейчас говорит, что не ожидала меня здесь увидеть потому, что у меня, по ее мнению, нет на чтение времени, а библиотека находится в одном из тупиковых коридоров. Ладно, так и быть, поверю, что она не считает меня неотесанным мужланом, - усмехнулся я, покосившись на книгу, которую она якобы читала. Медицинская литература. Ну-ну. И на какой странице она остановилась, интересно было бы узнать? Домашняя девочка вдруг заинтересовалась, как принести пользу людям? - подумал я и тут же пристыдил себя за собственный сарказм. Неужели стереотип о благополучной девочке настолько неискореним из моей головы?
Тем не менее, несмотря ни на что, Мадж шутила, и даже поддержала мою реплику про опасную книгу, пообещав ею никого не задеть. А потом предложила свою помощь в поиске интересного чтива для меня.
- Нет, не хочу, - ответил я. Честно говоря, мне и правда сейчас было не до чтения. Голова совсем другим была забита. Я присел да диван, напротив девушки. Мне просто нужно было сказать то, что я давно держал при себе. - Но это хорошо, что ты здесь, - начал я, устраивая свои руки у себя на коленях. - Я хотел поговорить с тобой. Я знаю о том, что ты сделала.

+2

7

[AVA]http://sd.uploads.ru/ifvxK.png[/AVA] Если описать в трех словах причину, по которой Мадж не рвалась искать встречи с Гейлом Хоторном, "нет, не хочу". Фраза эта могла быть сказана в любом контексте, любым тоном, однако, все равно от нее девушке становилось как-то не по себе. Нет, я не хочу с тобой говорить, и помощи твоей не хочу, и вообще, пойду-ка я отсюда подальше от тебя.
По крайней мере, именно такое значение брошенным между делом словам Гейла придавала Андерси, потому и прослушала конец фразы, обескураженная и несколько задетая сухим ответом (по сути, констатацией факта). Мадж считала, какой бы бесполезной и изнеженной ни казалась дочка мэра Хоторну, такого ответа она не заслужила. Особенно учитывая бедлам, творящийся в Капитолии, Дистрикте 13 и головах жителей Панема - ни дать ни взять, Квартальная Бойня, со всей ее кровожадностью и безжалостностью. Будучи умной девочкой, Андерси давно поняла: настоящая Арена - не на экранах, она в умах, отвлекает от мыслей о восстании. Страх перед Голодными Играми (читай: Капитолием и президентом Сноу лично) не дает людям выходить на улицы в поисках высшей справедливости. Пусть и не всем.
Уж кому Капитолий не смог промыть мозги, так это Гейлу и таким, как он - это Мадж поняла, когда, задыхаясь, пробиралась в Деревню Победителей сквозь непривычно густой снег, стараясь не выронить, ни в коем случае не выронить драгоценные ампулы с морфлингом, и кляня упрямого как баран Хоторна на чем свет стоит.
И вот к чему они пришли после всего пережитого: библиотека и неудобный разговор. Снова. Он что-то знает об Андерси, что-то о сделанном ей - в конце концов ей все же удалось догнать ход мысли Гейла. Девушка, нахмурившись, взглянула на него, словно убеждаясь, не в шутку ли он все это затеял.
- Я много чего сделала, - Мадж пожала плечами, - Разбила мамину чашку, стала отличницей в школе, стала общаться с вами...с Китнисс. Дала ей брошку с сойкой, - болела за нее на Играх, пыталась перебороть свой страх перед пересечением территории Дистрикта, радовалась, когда та вернулась домой, переживала за ее мнимого кузена, когда тот, не в силах держать язык за зубами, слег от тяжелейшей болезни, называемой "избиение плетьми до полусмерти", отнесла ему лекарства, снова болела за Китнисс, снова заботилась о матери, снова бежала к миссис Эвердин и еще старательнее избегала общества Гейла. Смотрела, как горит ее дом и не могла двинуться с места.
Андерси много чего натворила за семнадцать лет жизни.
А еще она не могла не понимать, о чем толкует парень. Умная же девочка, в конце концов.
- Послушай, - спокойно заметила Мадж, - я не собираюсь просить прощения за то, что сделала, если ты этого ждешь.

+2

8

Моя мать всегда была не только исключительно чуткой, но и умела отлично вправлять мозги. А для семьи с тремя сыновьями, взрослевшими без отца, это являлось довольно сильным и ценным качеством. Она всегда знала, когда, а главное, что нужно сказать, чтобы человек почувствовал себя лучше. Подрался в школе - ты мог защититься умом? Если нет, ты все правильно сделал. Совершил ошибку - можешь исправить? Если нет, сделай выводы и переживи это. Тебе кажется, что ты чего-то не достоин? Если будешь так думать, то никогда это не изменишь. Не можешь молчать о чем-то? Сначала подумай, кому принесут пользу твои слова, и только потом говори. Но если решил, говори от сердца.
Хотел бы я унаследовать хоть каплю этой чуткости и умения сказать нужные слова в нужный момент. Но нет. Обычно я мог до посинения отстаивать свою правоту. А вот если нужно было признать ошибки, я становился нем, как рыба.
Вот и сейчас вместо того, чтобы внятно выразить то, что хотел, я только буравил Мадж взглядом. Я часто думал о том, как бы стало все просто, если бы все люди умели понимать друг друга без слов. Тогда не было бы нужды объясняться. И ни у кого не было бы повода сказать: «Откуда мне было знать о твоих чувствах, ведь ты о них никогда не говорил». И мне не пришлось бы пытаться сейчас подбирать слова и насильно заставлять их слететь с моего языка.
На моих глазах задумчивое выражение на лице девушки сменилось серьезным, и даже недовольным. Она стала говорить что-то о какой-то чашке, школе и многих других вещах, половина из которых являлись незначительными. Я понял, она все еще цеплялась за прошлое, которого больше нет. Но возможно, ей не за что было больше цепляться, - подумал я, чувствуя новый укол совести за свой эгоизм. Особенно это было актуально в свете ее последних слов, что она не собирается просить у меня прощения, что бы она ни сделала.
- Остановись, - прервал ее я немного более резко, чем собирался. - Я знаю, что ты помогла мне, - сказал я, четко проговаривая каждое слово. Я не хотел, чтобы она снова поняла меня неправильно. - Я не знаю, почему ты это сделала. Я думаю, что для тебя это было нелегко. Я просто хотел сказать, что… хотел сказать… кхм… сказать тебе спасибо, - теперь можно было перевести дух.
- Кстати, можно мне узнать, почему ты это сделала?

+2

9

[AVA]http://sd.uploads.ru/ifvxK.png[/AVA] Немного взвинченная неожиданной встречей с Гейлом, неожиданным руслом, в которое свернул невинный, в общем-то, разговор и, более всего прочего, молчанием собеседника, Мадж была готова нести любую чушь, которая могла бы заполнить паузы в их беседе, а потому просьбу Хоторна остановиться восприняла с облегчением, пусть и вздрогнула от слишком резкого оклика. Андерси с виноватым видом закусила губу и вцепилась в несчастный справочник с энтузиазмом хватающегося за брошенный спасательный круг утопающего. Конечно, он прав. Ей определенно нужно остановиться и привести мысли в порядок.
Только вот как это сделать, если собеседник продолжает ошарашивать фраза за фразой?
Тем не менее, Мадж не была бы собой, если бы пропустила исторический момент: Гейл Хоторн сказал ей спасибо. Ей, выходцу из класса угнетателей, согласно мнению каждого второго в Дистрикте 12 (о том, что, в отличие от капитолийцев, реальной правящей верхушки, дети мэров дистриктов вовсе не избавляются от необходимости участвовать в жеребьевке, пускай им и не нужно брать тессеры, чтобы не умереть с голоду, население предпочитало не думать).
Одному богу известно, чего стоило девушке не отпустить язвительное замечание по поводу отсутствие в библиотеке летописца, который внес бы это событие в анналы истории Панема. Вместо этого Мадж сделала глубокий вдох и сказала:
- Всегда пожалуйста.
Идеальный ответ. Главное - вежливый. Жаль, на следующий вопрос нельзя было ответить той же фразой и тем же подчеркнуто-нейтральным тоном. И без того не смотрящая на Гейла, Андерси и вовсе открыла книгу и невидящим взглядом уставилась на оглавление, лихорадочно пытаясь решить, что и как сказать.
А это, учитывая, что Мадж и сама толком не понимала, почему сломя голову понеслась в буран через пол-дистрикта, едва услышав драматичную версию истории о том, как Хоторн стал первой жертвой репрессий нового командира миротворцев, было не так уж и просто. Пару раз ей казалось, что вот он, прекрасный и разумный ответ, и девушка даже открывала рот, но обнаруживала изъян в несказанной фразе и продолжала размышлять, заставляя Гейла ждать и тратить на нее свое время, с которым в дистрикте 13 у всех были весьма напряженные отношения.
Честный ответ уже не казался ей таким уж ужасным вариантом.
- Не знаю, - Мадж пожала плечами, - Правда, не знаю.
Просто сама мысль о том, что умрет Гейл была дикой. Неправильной. Как и мысль о том, что Китнисс могла погибнуть на Арене. Разница состояла в том, что Гейла Мадж могла спасти и воспользовалась этим шансом.
- Просто...не хотела твоей смерти, вот и все, - Андерси подняла взгляд на парня, - И то, как ты мучился...нельзя было оставить все как есть. В любом случае, я очень рада, что ты жив и здоров. Что все живы.
Почти все.

+2

10

Сказав слова благодарности я почувствовал себя лучше, словно с моей шеи свалился двухтысячифунтовый камень. Я надеялся, что и Мадж тоже. Ведь даже если человек говорит «не благодарите», в душе он все равно хочет услышать простое «спасибо», - знак того, что его поступок действительно оценен. Но на ее лице появилось какое-то отстраненное выражение, после чего она бросила фразу «всегда пожалуйста» таким бесцветным голосом, словно я благодарил ее не за спасение моей жизни, а за какой-нибудь пустяк. «Всегда пожалуйста» - что, серьезно?!
Мне вдруг стало не по себе, как будто я сделал что-то не то. И тут я понял. Ну конечно же! Я дал слабину, продемонстрировал свою мягкость. И она, будучи избалованной принцессой, тут же придумала, как этим воспользоваться.
Глядя, как она теребит книгу, я думал о том, что это за спектакль она теперь разыгрывает. Смущение, мучительный подбор слов, долгие паузы, может она еще и покраснеть может по заказу? Дальнейшая ее речь подтвердила мои догадки. Она, видите ли, правда не знает, зачем пробиралась через снежную метель, рискуя встретить миротворцев. Или они не трогают дочек мэров дистриктов?
- Не хотела моей смерти? - едко усмехнулся я. - А ты хоть знаешь, за что меня высекли? За индейку. Всего одну птицу, Мадж, которую я подстрелил и принес в Котел, чтобы обменять на клубок шерсти, из которого моя мать могла бы связать моей сестре теплые вещи. Тебе это вряд ли знакомо.
Я чувствовал, как во мне разгорается гнев. Что она хотела продемонстрировать мне своим равнодушным ответом, воде «мне это ничего не стоило»? И зачем теперь, когда мы здесь, когда наш родной дом уничтожен, ей нужно строить из себя привилегированную особу? Меня выводило из себя все в ней. И то, как она смотрела на меня своими оленьими глазами, будто вот-вот расплачется, и то, как она тяжело и картинно вздыхала, и как вцепилась в несчастную книгу.
- Да оставь ты это! - резким рывком я вырвал книгу у Мадж из рук и бросил на стол. - Могла бы этого не делать, тебя никто об этом не просил. Ясно? Мне не  нужны чужие подачки. Да, мне было паршиво, да я мучился. Но я бы справился. Я всегда справляюсь.

+2

11

[AVA]http://sd.uploads.ru/ifvxK.png[/AVA] На секунду Мадж поверила, что все действительно вошло в колею. Что все хорошо, и они с Гейлом все-таки могут нормально сесть и поговорить о чем-то по-настоящему важном. Что ей больше не придется, едва посмотрев на Хоторна, тут же отводить взгляд, потому что вся эта слишком уж явная неприязнь и презрение к ней были мало того, что невыносимы, так еще и обременяли, помимо желания приложить парня чем-нибудь тяжелым, совершенно непонятным чувством вины. Будто она действительно избалованная дочка мэра, капризная недотрога, жеманная кукла и прочая, и прочая. На мгновение показалось, что ей больше не придется задавать себе один и тот же вопрос каждый раз после разговора с Гейлом.
Чем я заслужила такое к себе отношение?

Дела приняли интересный оборот, кажется, еще когда она открыла рот, чтобы сказать то, что сказала. Стоило заметить перемену в атмосфере библиотеки чуть раньше - и ничего из последующего не случилось бы, но она никогда не отличалась особой проницательностью, а потому вспышка гнева Гейла стала для девушки сюрпризом. И снова это "Тебе это вряд ли знакомо". Это же Мадж Андерси, вы что, привыкшая жить в роскоши. Как будто она лично настучала на Гейла миротворцам в тот черный, ужасный день. Как будто ее мать не потеряла сестру на Голодных Играх, да еще и на Квартальной Бойне и не вылезала теперь из постели вовсе не оттого, что испытывала сильную, невыносимую боль, временами впадая в забытье. Ей все очень легко дается, этой Мадж Андерси. Почему-то все всегда видели лишь что она не голодает и живет, по меркам дистрикта, весьма прилично. Значит, не на что жаловаться. Значит, не понимает и не поймет никогда.
И помощь твоя никому не нужна, мы же гордые, самостоятельные и вообще обладаем сверхъестественными способностями к залечиванию собственных ран в рекордные сроки. Конечно, ты сам бы справился, - Мадж не заметила, как вскочила со стула, заразившись гневом, и уже не слушая гневные тирады в исполнении Хоторна. Не заметила, как сжала руки в кулак и размахнулась в стремлении стереть это выражение с его лица. Буквально выражаясь.
Звук удара несколько привел ее в себя, однако этого было мало. Забей она его сейчас этим трижды клятым справочником - все равно было бы мало. Андерси редко злилась, а в ярость и вовсе никогда не приходила, будучи от природы спокойной, но сейчас...сейчас ей необходимо было ответить, дать сдачи как можно больнее.
- Ну извини, Хоторн, что я посмела не захотеть твоей смерти, - Мадж с издевательским видом присела в неуклюжем реверансе, - Мне, наверное, стоило лично испросить твоего разрешения, так, Гейл? Или позже прийти и попросить прощения за эту...как бишь ее...подачку? Или вовсе ничего не делать, рассчитывая на твое самоуверенное "я сам!"? - резко потянув на себя трижды клятую книгу, Андерси покачала головой. Он вел себя как пятилетний ребенок, которому по ошибке выдали настоящее оружие. Обиженный пятилетний ребенок.
- Мне не нужно твое "спасибо", Хоторн, уж точно я помогла тебе не ради благодарности. И я сделала бы это снова, случись бы что-нибудь подобное, и сделаю, и твое разрешение мне на это не нужно, слышишь? Мы уже не в Двенадцатом, если ты заметил, и здесь твое коронное "тебе не понять" не работает.
Выдав всю тираду почти на одном дыхании, девушка опустилась обратно и, придвинув к себе книгу, уставилась в нее, не замечая, что читает вверх ногами. Лицо горело, внутри все еще клокотало необъяснимое желание разрушить тут все подчистую, а руки дрожали, даже лежа на ровной поверхности, но ей нужно было успокоиться.
Правда, учитывая, кто находился рядом, это было бесполезной затеей.
- Люди, - не поднимая взгляда, тихо, но твердо сказала Мадж, - как правило, не могут сидеть спокойно, зная, что близкий им человек страдает, и они могут сделать что-то для него. Уж прости, что я имела наглость посчитать тебя своим другом.

Отредактировано Madge Undersee (Сб, 13 Дек 2014 16:24)

+2

12

Я понимал, что меня возможно немного занесло. Но когда ты распален, то разве можешь так просто остановиться? Тем боле, что Мадж была сама виновата. Не стоило кривляться передо мной, изображая избранную. Сама напросилась. И ничего удивительного, что ей не понравились мои слова. Правда не всегда бывает приятной. Или она об этом не знает? Неужели папочка так оберегал ее, что само слово «правда» ей не знакомо? Она жила в розовых очках, а вокруг скакали розовые пони? И что там вообще была за медицинская литература? Наверняка какая-нибудь глупость, - я вновь схватился за книгу, которую минутой ранее бросил на стол.
Девушка поднялась на ноги, и я тоже. Это вышло на автомате. Я просто не мог сидеть, когда девушка стоит. Мы оказались друг напротив друга лицом к лицу. Она с вызовом посмотрела на меня снизу вверх, и мне стало даже интересно, чем же она сможет ответить. Что она вообще может мне сказать в свое оправдание?
Но она воспользовалась не словами. Собрав все свои силы, Мадж ударила меня кулачком в челюсть. Да так, что у меня из глаз едва не брызнули слезы. Кто же мог ожидать, что лань нападет на льва? Я даже не предполагал, что мне нужно будет блокировать удар, а потому так и стоял в расслабленной позе.
- Ммм, - простонал я, прислонив ладонь свободной от книги руки к лицу, думая о том, что этот удар был совершенно бестолковым, хоть и болезненным. Андерси тем временем уже разразилась ответной тирадой. Изобразив неловкий реверанс, она принялась кричать на меня, осыпая упреками, в то время как я просто стоял, держась за щеку. А затем она вцепилась в справочник, силясь вырвать его из моей руки. Я не отпускал. Казалось, ослабь я хватку, и Мадж упадет на пол, ну или, в противном случае, вырвет книгу вместе с моей рукой.
Но я все-таки отпустил. И Мадж вместе с отобранным трофеем уселась на диван. Распахнув книгу, она уставилась в нее с суровым видом. Правда, я успел заметить, что название на обложке перевернуто. Затем она снова заговорила. Не скажу, что ее последние слова не всколыхнули что-то во мне, но я был слишком зол, чтобы понять их глубокий смысл.
- Вот значит как? - все еще не отнимая ладони от лица, ядовито усмехнулся я. - Не ожидал, что дочка мэра станет действовать методами простых шахтерских работяг. Ударить по лицу, да еще кулаком? Надо же, неужели в фарфоровой дорогой кукле оказалось что-то живое? - отняв руку от щеки, я навис над девушкой, словно грозовая туча. На левой стороне лица уже проступала краснота.
- Ты уверена, что считала меня своим другом? - переспросил я, со злостью выплюнув очередную фразу. - Если ты бьешь друзей в челюсть, даже не представляю, что ты делаешь с любимыми. Мне повезло, что ты не влюблена в меня, Мадж, иначе мне пришлось бы спать с ножом под подушкой!

+2

13

[AVA]http://sd.uploads.ru/ifvxK.png[/AVA] Так вот кем ты меня считаешь. Куклой.
Если бы Мадж была дана сила сжигать взглядом, от Гейла (да и от библиотеки) давно бы осталось пепелище. Но чего нет, того нет и девушке оставалось лишь жалеть, что не могла ударить сильнее: краснота уже начинала сходить, да и выражение лица Хоторна явно не обещало продолжения аттракциона. А жаль.
Надо же ей на ком-то отрабатывать технику ударов, вдруг пригодится. Например, сейчас. Андерси слушала пропитанные ехидством речи парня и не верила собственным ушам. Серьезно? Нож под подушкой?
Предполагалось, что последняя сказанная ей фраза должна положить конец препирательствам и остановить ссору, пока не стало слишком поздно, но теперь девушка лишь удивлялась собственной недальновидности: это же Гейл, и на каждое ее "А" у него найдется свое, особо колкое "Б". Она могла бы промолчать сейчас, но...кого она обманывает?
Не могла и не хотела. Должна, обязана была высказать все этому представителю рабочего класса, тычущему ей в лицо ее позорным непролетарским происхождением при любом удобном случае.
- Не смей называть меня куклой, - сквозь стиснутые зубы процедила Мадж, борясь с огромным желанием схватить Хоторна за отвороты форменной рубашки и приложить затылком о стену - как бы сильно ни хотелось этого, она слишком слаба для подобных трюков, да и ниже парня, к тому же, - Да, тебе приходилось тяжело, не спорю. Но не смей, даже не начинай судить о моей жизни. Как легко было найти себе классового врага одного возраста, да еще из того же дистрикта, верно, Хоторн? Только вот здесь не двенадцатый. Нет его больше и точка. Попробуй смириться, сделай одолжение.
Андерси вот смирилась. Очень хорошо смирилась, каждую ночь просыпается от собственного крика, и каждый раз это новое имя. Прямо-таки образец смирения. В этом плане Мадж признала, что фарфоровость и кукольность ей не повредила бы: вряд ли у игрушек есть проблемы со сном в принципе и с воспоминаниями в частности.
- Я до сих пор считаю тебя своим другом, - вздохнув, поправила девушка Хоторна, внимательно глядя тому в глаза, - И обычно я не бью друзей, но ты сам напросился на удар собственным непробиваемым упрямством, и, давай называть вещи своими именами, откровенно идиотским поведением. Что, всерьез собрался продолжить грызню из-за того, что кому-то якобы живется легче? Это уже без меня, спасибо большое, - запал прошел и все, на что была способна Мадж - вернуться к своему обычному спокойному тону, который так выбешивает Гейла, - К тому же, Хоторн, если бы я была в тебя влюблена, поверь, ты в таком случае был бы последним человеком, которому я бы об этом сообщила. Можешь спать спокойно, - горько усмехнулась она в лицо парню. Хотя в чем-то он был прав, в общем-то.
С выражением привязанности у Андерси всегда были проблемы.

Отредактировано Madge Undersee (Вс, 14 Дек 2014 15:17)

+2

14

Я всегда считал себя хорошим охотником. Моя стрела неизменно попадала в цель, в сделанных силках и ловушках бился зверь, нож не знал промаха. Увидев цель, я бежал сломя голову, ломая ветки на своем пути, пока легкие не начинали гореть огнем, но всегда настигал добычу. Китнисс была другой. Такой же умелой, но другой. Я не понимал ее, когда она вдруг опускала натянутую тетиву, завидев маленького олененка, или развязывала ноги голубям, попавшимся в сеть. Мы охотились так долго, зачастую выжидая по несколько дней, так какое дело нам было до какого-то сострадания? Мясо было мясом вне зависимости от размера, а шахтеры двенадцатого дистрикта всегда были слишком голодны, чтобы делать скидку на возраст зверя. Но то, что оставалось для меня неразрешимой тайной тогда, становилось ясным сейчас. Может быть поэтому Китнисс удалось выжить на Арене, сумев спасти и этого пекаря. Потому что она знала, что умение удержать стрелу в луке подчас важнее, чем спустить тетиву. Я же остался тем же охотником двенадцатого дистрикта, стоящим в одиночестве в глухом лесу. Зная больные места Мадж, я не раздумывая бросился в атаку, и все мои стрелы, как одна, поразили цель. И она среагировала, ударив меня по лицу и разозлившись сама. Добро пожаловать в реальную жизнь, Мадж. Иногда причинять боль куда мучительнее, чем терпеть ее. Жаль, этой капитолийской устроительницы голосования с вечно дурацкими париками нет рядом. Она бы сказала, что вот они, «угольки» из двенадцатого. Все, как один, с огоньком.
- Ну же, Андерси, если я смирюсь, то сразу потеряю бездну своего обаяния, - хмуро усмехнувшись, потер я горящую щеку, подавляя желание устало прислониться к стене. Девчонка была права, даже сама не зная того. Для нее, по сути, изменилось не так уж много. Разве дом больше уже не такой большой и красивый, да дорогих вещей стало поменьше. Я же и большинство тех, кто добрались сюда, потерял все, что имел. Чудо, что мы еще живы. Но смириться? Я видел, как сгорают хижины бедняков, и как горят они сами, укрываясь от снарядов Капитолия. Я никогда не смирюсь.
- Но в одном мы с тобой схожи. Человек, которого я люблю, тоже никогда не узнает об этом, – взглянув на девушку, я подошел к двери библиотеки, остановившись на пороге. Мне, по-хорошему, следовало бы уйти и оставить ее в одиночестве, но ее слова неожиданно проникли внутрь, падая где-то в глубине, где я сам уже давно перестал искать что-то ценное.
- У меня маловато друзей, – сцепив до побелевших костяшек пальцы на ручке двери, обратился я к девушке. – И каждого из них я знаю уже много лет. Так, может, для начала начнем с приятелей? – помедлив немного, обронил я, поморщившись и прикоснувшись пальцами к щеке. - По крайней мере, до тех пор, пока лицо не заживет.
Бросив на Мадж последний долгий взгляд, я вышел за дверь.

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 12.10.3013. distr. 13. Little talks


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC