Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 13.10.3013. distr. 13. Mockingjay should fight


13.10.3013. distr. 13. Mockingjay should fight

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sa.uploads.ru/4WaGP.png


• Название эпизода: Mockingjay should fight;
• Участники: Gale Hawthorne, Madge Undersee, Plutarch Heavensbee, Alma Coyne;
• Место, время, погода: 13.10.3013, 13:00, время после обеда;
• Описание: Сойка должна сражаться. Сойка должна стать лицом революции - иначе зачем столько победителей положили на алтарь свои жизни? Но, кажется, разлука с Питом отрицательно сказалась на мотивации Китнисс. Альма Койн, президент 13 дистрикта и Плутарх Хэвенсби, бывший распорядитель Игр и по совместительству правая рука Койн, вызывают на совещание солдата Хоторна и гражданскую Андерси. Они хотят знать, как убедить Эвердин стать лицом восстания;
• Предупреждения: сюжетообразующий отыгрыш.


+1

2

[AVA]http://sd.uploads.ru/ifvxK.png[/AVA] 13:00 - совещание с президентом Койн.
Надпись на татуировке мешала спокойно работать, есть, говорить и даже думать: то и дело Мадж косилась на свое расписание, словно желая убедиться, не причудилось ли ей спросонья. Но нет, отметка о встрече с президентом никуда не хотела деваться, а, следовательно, ее сознание не обмануло девушку. Она не знала, радоваться этому или бояться - Альма Койн вызывала у Андерси весьма неоднозначные эмоции, и, по ее мнению, прежде чем встречаться лицом к лицу, лучше бы определиться с мнением о лидере Восстания. Однако, приказ есть приказ, ослушаться она не могла, не имела права. Не потому, что накажут, а потому что Мадж так и не избавилась от привычного образа мыслей "хорошей девочки". Надо - значит надо.
Безусловно, девушка нервничала: будучи не совсем дурой, прекрасно понимала, что президент вызывает ее не чаи гонять и болтать о жизни, модных комбинезонах и ценах на ядерное оружие, боялась, что напортачила, что не сможет выдавить ни слова. Разумеется, недоумевала: Мадж Андерси - не такая уж важная персона, чтобы на нее так сходу обращала внимание правящая верхушка. Не умелый солдат, не выдающийся революционер, не прирожденный оратор, и даже целитель из нее пока посредственный.
Так что же ей нужно?
До обеда Мадж так и не удалось получить удовлетворительный ответ на свой незамысловатый вопрос и, подумав еще немного, девушка вполне логично заключила, что узнать о целях пресловутого совещания вполне может и на месте, все равно ведь придет. Закончив обед раньше прочих, она поднялась на нужный уровень и, поплутав немного в коридорах, добралась-таки до нужного кабинета, не без помощи одного из солдат, опоздав при этом буквально на пару минут.
Осторожно заглянув внутрь, Андерси обнаружила сидевших вокруг широкого стола президента Койн, Плутарха Хэвенсби и, хоть за внушительным Плутархом сложно было увидеть кого-то еще, этого человека Мадж не могла не заметить. Не после вчерашней перепалки, оставившей довольно двоякий осадок: с одной стороны, до сих пор хотелось садануть Гейла чем-нибудь тяжелым, с другой - что-то должно измениться, просто не могло остаться прежним. Просверлив в Хоторне взглядом внушительную дыру, Андерси, спохватившись, тихо извинилась за опоздание и зашла внутрь.
Тихий щелчок закрывшейся двери оповестил девушку, что убегать поздно, да еще и трусливо, к тому же. Осторожно опустившись на предложенное место, Мадж аккуратно сложила руки на столе, выпрямила спину, как и подобает юной леди. Вряд ли ее позвали сюда, дабы устроить мозговой штурм на тему "Как лучше спасти трибутов". У нее и идей-то на этот счет никаких не имелось.
Впрочем, стоило попасть в компанию президента, бывшего распорядителя и Хоторна, как пропали вообще все мысли.
По крайней мере, те из них, что несли в себе какую-то смысловую нагрузку.
Молчание заставляло нервничать, пусть и слегка, и Андерси первая нарушила слишком затянувшуюся, по ее мнению, паузу.
- Извините, мы ждем кого-то еще?

+2

3

Что мне больше всего нравилось в тринадцатом, так это отсутствие свободного времени. Не приходилось долго оставаться наедине со своими мыслями, а скучать - тем более. Жаль только, что ночью не было никаких дел. Я бы и впрямь не отказался чем-нибудь занять мозг. Я даже иногда тосковал по тем ночам, когда приходил из шахты и просто падал на кровать замертво, мгновенно забываясь сном без сновидений.
Совещания я ждал еще с утра, обдумывая предложения, которые смогу изложить. Ведь за этим меня и позвали. Зачем же еще? Но явившись на место встречи, я услышал, что мы дожидаемся еще одного члена нашего собрания. И не успев даже подумать о том, кто бы это мог быть, увидел входящую в комнату Мадж Андерси.
Сказать, что я удивился, значило бы ничего не сказать. Мои брови мгновенно взлетели на лоб, а рука коснулась левой щеки, на которой со вчерашнего дня все еще сохранялся легкий отек. Я что, пришел слишком рано и случайно попал на обсуждение нового фасона курток для тринадцатого дистрикта? Так я могу зайти попозже. Не хотелось бы мешать обсуждению дел такой важности, - подумал я, смеривая Мадж суровым взглядом.
Да чем вообще она может помочь? Неужели она явилась, чтобы вновь рьяно открещиваться от статуса богатой и изнеженной девочки? Хочет доказать всем обратное? Зачем ей это? Почему она так яростно протестует против того, кем она является на самом деле? Я же вот не спорю, что я неотесанный грубиян, охотник и шахтер из бедного района? Вот и пекарь, даже если кузнецом его обзови, все равно не станет делать плюшки из железа.
- Не знал, что совещание будет с присутствием штатских, - заметил я, сжав губы в тонкую полоску. Если уж мы приглашаем всех желающих, можно тогда позвать и старую Сэй с рынка. Та вечно давала всем советы. И пожалуй польза от обеих сейчас будет одинаковой. Хотя, кого я обманываю? Старушка Сэй хотя бы умела неплохо рассказывать истории и не лезла чуть что с кулаками, - насупив брови, неприязненно глянул я на устроившуюся на стуле и тихую, как мышка, Андерси. Если так пойдет и дальше, то к концу встречи у меня будет целая куча ненужных навыков. Например, что-нибудь из разряда «Как сохранять чувство собственного достоинства, если тебя взяли в плен солдаты Капитолия» или «Тридцать шесть сортов чая, чтобы развлечь беседой сиятельного Кориолана Сноу». Будь она поучтивее с малограмотным и грубоватым, на ее взгляд, «рабочим» классом, я бы тоже мог ее кое-чему научить. Ах, нет, пожалуй, я мог бы выпустить для нее целую книгу. Так и вижу себя на обложке - автор: Гейл Хоторн и его «Пятьдесят советов, что делать, если ты избалованная, изнеженная принцесса, а единственный чумазый шахтер слишком неотесан, чтобы понять, что тебя пора спасать?».
- Ждем в гости Цезаря Фликермана, он обещал заскочить, - невозмутимо отреагировав на реплику девчонки, пробормотал во всеуслышание я, поднимая глаза на Койн и Хэвенсби:
- В ее присутствии действительно есть необходимость?

+3

4

В подземном бункере было достаточно светло, множественные лампы буквально заливали помещение своим электрическим светом, однако не проникая во все потаённые углы, отчего зал казался визуально шире. Те немногочисленные обитатели, что сейчас находились внутри, молча, не отрывая взгляда, смотрели на монитор, каждый делая свои, одному ему понятные, выводы. Альма, президент призрачного дистрикта 13, уже давно планировала эту битву. Сейчас дело было за малым, вывести сойку-пересмешницу на передовую, заставить её пылать решительностью в глазах людей, будто мифический феникс своим необъятным пламенем, и вот тогда можно смело готовить правлению Капитолия некролог. Всё складывалось, как нельзя лучше, но теперь многочисленные усилия очень легко могли пойти прахом. Людям нужна сойка, они и шагу не сделают без своего символа, их воля будет сломлена, подавлена, растоптана, пока Китнисс Эвердин не даст команду старт. И что бы там Альма не говорила, этого не избежать. Сойка — это символ. А значит нужно любыми способами заставить её работать на них. Уговорить, умолять, принуждать, заставлять, не важен способ, важен только результат.
Упёртая девчонка слишком подавлена, чувства затуманили её разум, не дают увидеть правды, сейчас для Китнисс есть только, она и её боль, и людским крикам и мольбам не пробить этот барьер. Чёртов юношеский максимализм. Может и правда стоило вытащить тогда этого мальчишку Мелларка? Пускай рискнуть парой десятков жизней, но ради спасения миллионов это стоящая жертва. Зато сейчас были бы гарантии. Президент Койн нахмурилась и отвернулась от экрана, не желаю больше лицезреть транслируемый балаган. В отличие от неё, Плутарх Хэвенсби был настроен более оптимистично, казалось его вовсе не смущает транслируемое интервью и уж тем более он не собирается из-за него лишаться и капли своего природного оптимизма. Альма с некоторой завистью посматривала на бывшего распорядителя, у которого даже выражения лица оставалось беспристрастно спокойным. У него явно был какой то план, ведь не зря именно он являлся инициатором встречи с двумя самыми близкими людьми Китнисс. Президент несомненно доверяла и прислушивалась к советам Плутарха, однако всё ещё не до конца верила в удачу предприятия. Сойка уже не та, её сломили, по ней почти всей своей мощью прошелся сам Сноу, что эти двое могут сказать о ней теперь? Узнали ли они вообще в ней ту самую Китнисс или же просто отшатнулись от запуганной, заплаканной девицы.
Дверь позади обоих скрипнула, первым чудеса пунктуальности продемонстрировал Гейл Хоторн, явившийся минута в минуту назначенного времени. Альма щёлкнула пультом и изображение на плазме мгновенно исчезло, оставив лишь еле заметную рябь на поверхности экрана. Попросив юношу немного обождать четвёртого участника, президент и его правая рука, заняли места по центру к общему столу. Более оба не вымолвили не слова и лишь изредка посматривали друг на друга.
Спустя две минуты дверь скрипнула во второй раз и, понеслась. Мальчишка будто ужаленный, принялся демонстрировать умения в остроумии, но мисс Андерси это ровно никак не задело, но по её напряженному взгляду было понятно, она хочет по скорее с этим покончить.

-  Ну хватит. Оставьте, пожалуйста, разногласия при себе. И без того есть о чём волноваться, война кругом.

Альма старалась говорить, как можно мягче, однако командирские нотки нет нет, да и проскакивали в речи. Хотя сейчас это было, как нельзя кстати. Оба вроде бы угомонились и даже внимательно посмотрели на женщину. Далее слово взял уже Плутарх, у него лучше получалось налаживать контакт и подбирать нужные слова в щекотливых ситуациях. Кто знает, может именно поэтому его судьба сложилось лучше, чем у Сенеки.

-  Молодые люди. Мы пригласили вас на это совещание, как самых близких людей мисс Эвердин. Как вам уже известно, она сейчас не в самом лучшем состоянии, так же это интервью с Питом негативно отразится на её душевном состоянии. Однако не мне вам объяснять, как важна Сойка — пересмешница для революции. Тирания Капитолия должна прекратится, но без Китнисс ничего не выйдет. В данный момент не только мы, но и весь народ дистриктов, нуждается в вашей помощи. Помогите понять что происходит с ней, помогите вновь вернуть её к жизни.
[NIC]Plutarch & Alma[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/bypNc.png[/AVA]

+3

5

[AVA]http://sd.uploads.ru/ifvxK.png[/AVA] В кои-то веки мнения Гейла Хоторна и Мадж Андерси совпали: она тоже категорически отказывалась понимать, какой прок вообще может быть от нее на этом загадочном совещании. С другой стороны, не выгнали же ее взашей, стоило переступить порог - значит, зачем-то она нужна, значит, надо послушать, что скажет президент Койн. Хотя нет, не так.
Если ее сюда вызвали, значит, она обязана внимательно выслушать президента и, более того, как-то ответить. Редко когда имевшая шанс попрактиковаться в ведении светской беседы Мадж лишь кивнула в ответ на замечание и сильнее стиснула руки, исподлобья зыркая на саркастичную донельзя физиономию Гейла.
Лучше бы она продолжала пререкаться с ним, чем сидела здесь и пыталась осознать, что понадобилось от нее немногословной Альме Койн.
Впрочем, по делу начала говорить не она, а Плутарх Хэвенсби, бывший Распорядитель Игр, и, при всем его обаянии и вкладе в революцию, Мадж было сложно испытывать хотя бы подобие симпатии к человеку, под чьим, за неимением лучшего слова, командованием проводилась третья Квартальная Бойня. Если задуматься, это вряд ли первые Голодные Игры, которые он организовывал - Сноу не допустил бы дилетанта к работе над таким грандиозным проектом. Тем не менее, сейчас Хэвенсби находился здесь, а не в Капитолии, следовательно, считался союзником, и очень важным. Так что слушать его, определенно, стоило.
С самой первой фразы Андерси с переменным успехом скрывала недоверчивую полуулыбку, однако к концу небольшой речи это стало вовсе невозможным. Да, она подруга Китнисс, но это же не делает ее экспертом по Сойке-пересмешнице. Судя по выражению лица Гейла, он думал о том же. Почему для такого позвали ее? Почему не Кейтлин Эвердин? Почему не Прим?
Даже Лютик, по мнению Мадж, был лучшей кандидатурой, чем она.
Но разве не она дала огненной девушке эту трижды клятую брошь, принесшую Китнисс столько бед?
- Что тут непонятного? - пожала плечами Андерси. Следовать витиеватой манере изложения Плутарха было слишком сложно, поэтому она перешла к краткому стилю Альмы Койн, - Она переживает - за Пита. И злится - по большей части на себя, - Мадж опустила взгляд на собственные руки, не желая даже мельком замечать Хоторна, - Вряд ли кто-то, кроме ее самой, поможет ей, как вы подметили, вернуться к жизни. Разве что вы вернете Пита, - а вы хотите его вернуть, верно? Китнисс - Сойка, но у Пита есть Слова. Много слов. Правильных, красивых. Нужных.
А еще он более покладистый.
- Послушайте, я вряд ли могу здесь помочь, - сбивчиво проговорила Мадж, - Гейл знаком с Китнисс намного дольше, знает о ней гораздо больше и уж точно будет полезнее меня.
Да, точно, это какое-то недоразумение, вот и все. Президентам тоже свойственно ошибаться время от времени.

+2

6

Слова Койн и Хэвенсби ясно давали понять, - Андерси ничего не перепутала, ее пригласили и она останется. Облокотившись на спинку стула, я нахмурился. Не было бы ничего глупее сейчас, чем начать спор с президентом тринадцатого и ее правой рукой, и по совместительству, одним из главных идейных двигателей революции. Поэтому я молча выслушал тему встречи.
Речь пошла о Китнисс и о том, как повлияли на нее новости из Капитолия, которые с недавнего времени крутили буквально круглые сутки. Игры вновь продолжаются, машина для убийств запущена снова, и повстанческому движению все еще не удалось ее остановить. Как это должно было повлиять на нее? На всех нас, и на людей в дистриктах, которые и так наверняка опустили руки после того, как Сойку объявили погибшей? Капитолий сделал все, чтобы задушить восстание, и сейчас оно все еще живо только благодаря последней надежде. Но надежда не может объединить людей, вести их за собой, а лишь поддерживать некоторое время, пока вконец не угаснет. Так что Китнисс, безусловно, не все равно. Она не меньше меня всегда ненавидела диктаторский государственный строй, постоянно приносящий в жертву невинных детей. Хотя она и не так часто высказывала это вслух, я всегда это знал. Просто мы оба никогда не могли ничего с этим сделать, а теперь у нас появился такой шанс. У нее появилась возможность внести свой немалый вклад, она не откажется от нее. Как только поймет, насколько важна ее помощь сейчас.
Но их беспокоило будущее интервью с Питом, анонсированное Фликерманом. Поразительно, как пекарю удается всегда оставаться в центре внимания? Китнисс думает о нем, Мадж думает о нем, даже Плутарх и тот думает о нем. Невероятно! Обо мне вот никто не думал, когда Капитолий выжигал до тла двенадцатый дистрикт, или когда я вел людей в лес путем, который они считали дорогой голодной смерти. А тут, надо же, такая трагедия из-за одного человека. Проиграем революцию из-за одного кондитера!
Я бросил взгляд на Мадж. Она явно собиралась что-то сказать, так что я решил уступить ей слово. Правда заметил, что она даже не смотрела на меня. Неужели со вчерашнего дня она зазналась еще больше, чем раньше? И теперь я недостоин не то, что внимания, даже ее взгляда в мою сторону. Наверное это оттого, что я не умею глазировать торты и у меня нет таких больших и проникновенных голубых глаз. А иначе бы все девушки этого дистрикта были моими, и провожали бы с платочками на войну. Но увы, у меня в арсенале только умение махать киркой, да глубокие шрамы на спине. Впрочем, мне, к счастью, не нужны все девушки дистрикта, так что плевать.
Слова Мадж заставили меня почти покраснеть он негодования. Нет, я все понимаю. Пит, конечно, внес свой вклад в общее дело, но на кону стоят сейчас гораздо более значимые вещи. Думаю, что и Койн и Хэвенсби также отдают себе отчет в этом.
- Я не ослышался, ты предлагаешь развернуть спасательную операцию на арену? – сдвинув брови к переносице, поинтересовался я, сжигая Мадж взглядом, полным праведного несогласия, а затем многозначительно посмотрел на президента и ее доверенное лицо. - Сейчас есть задачи более важные. Нам нужно сплотить людей, показать другим дистриктам, что идет борьба. Нам необходимо поднять боевой дух сражающихся, нанести тактические удары по позициям Капитолия. А вместо этого ты предлагаешь бросить наши основные силы на спасение, да, безусловно, важного, но всего лишь одного человека? - обращаясь ко всем присутствующим, произнес я на одном дыхании, подавшись вперед к столу. – Нужно уметь расставлять приоритеты и жертвовать малым во имя чего-то большего. И я уверен, что Пит Мелларк понял бы. По крайней мере, будь на его месте я, я бы понял.
- Я не согласен с Андерси, - обратился я к двум представителям власти тринадцатого. - Нам сейчас нужно не тратить время на возможно бесперспективную операцию, а напомнить Китнисс, сколько людей уже умерли во имя революции, и сколько жертв было положено на алтарь Капитолия, и что в ее силах сделать так, чтобы эти смерти были не напрасными. Бессмысленно давить на нее, необходимо сделать так, чтобы она сама захотела стать Сойкой, тогда она ни за что не остановится.
Опустив глаза, я посмотрел на свои руки, лежащие на столе со сцепленными в замок пальцами. Мадж сказала, что я лучше знаю Китнисс, поскольку знаком с ней уже очень давно. Но в последнее время я был не уверен, что знаю, кто она. Она очень сильно изменилась. И как бы больно ни было это признавать, это было так. Так что, наверное, им стоило пригласить Хеймитча для консультации. Теперь он был одним из ее друзей, с которым ее навсегда связали игры.

+3

7

Сейчас Альму разделяли противоречивые чувства. С одной стороны, она с самого начала сомневалась в успехе данного предприятия. И первые же слова Мадж вселили уверенность в это предположение. Ей совершенно некогда сидеть тут и выслушивать робкие и совершенно нелогичные предложения юнцов, на ней ведь, как никак весь дистрикт держится, голова болит о многом, последние донесения о обстановке в 3 дистрикте так вообще окончательно подорвали и без того шатающуюся уверенность. Да, им сейчас была очень нужна любая информация, но дело ведь не в количестве, а в качестве. А мисс Андерси несёт откровенную ересь, неужели она думает что сумей мы сейчас спасти Мелларка эта встреча состоялась бы?! Как бы не так, с Питом всё было бы легко, но этот путь заблокирован, отрезан, именно поэтому они и прибегли к таким несвойственным методам, что ж на войне все средства хорошо. А что сейчас за время, если не военное.
Но своя ложка мёда на встрече тоже оказалась. Альма весьма благосклонно относилась к Гейлу, не первый раз имея удовольствие общаться с парнем, он то и стал одной из причин почему президент согласилась на это совещание.
Мгновенно среагировав на речь оппонентки, Хоторн умело провел контр атаку, ловко парируя и срубая все предложения Мадж на корню, сумев при этом тоже сказать кое что весьма дельное.

-  Мисс Андерси, я думаю у вас нет поводов сомневаться в нашей тактике, поэтому будьте добры не задавайте глупых вопросов. Если вас пригласили значит так надо, не думаю что решения, принимаемые мной, нуждаются в ваших комментариях.

И бросив мимолётный взгляд на Плутарха, который всем своим видом показывал что не собирается вмешиваться и даст Койн возможность закончить, женщина продолжила.

-  Я согласна с мистером Хоторном, спасать Пита сейчас нет возможности, более того, могу гарантировать что благоприятная ситуация для этого наступит только после решающего хода Китнисс. Нужно дать ей другой стимул. Насколько я знаю в 12 дистрикте сейчас разруха не хуже чем у нас на поверхности, вполне возможно созерцание развалин места, некогда именовавшимся дома, может претендовать на хороший толчок. Главное что бы мисс Эвердин не замкнулась в себе ещё больше.
[NIC]PLUTARCH & ALMA[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/bypNc.png[/AVA]

+3

8

[AVA]http://sd.uploads.ru/ifvxK.png[/AVA] Мадж не была фанатом Альмы Койн.
В общем-то, Кориолан Сноу тоже особой ее симпатии не снискал. Безусловно, Андерси в любой ситуации предпочла бы идти под знаменами Койн, нежели плясать под дудку президента, однако это не добавляло лидеру восстания очарования. Девушке было интересно, как далеко способна зайти эта женщина ради достижения поставленной задачи. Сколько жертв готова принести во славу революции, списав все на целесообразность и спасение миллионов жизней тысячью смертей.
Андерси подозревала, что фразы "очень много" не хватит и на половину.
При всем при этом, девушка уважала главную по восстанию. И боялась.
Эффективное сочетание, не так ли?
Мадж едва успела прикусить язык, прежде чем не выдержать и ответить на замечание президента Койн, прямолинейное и резкое, почти грубое. На войне не до любезностей, однако.
Раз просили молчать, нужно молчать, - решила Андерси, игнорируя вертевшийся в голове вопрос. Возник этот вопрос еще до того, как мисс(ис) Альма Койн во всем согласилась с Хоторном, который, конечно же, был прав, а потому бесил девушку еще сильнее.
Уж не позвала ли она ее в расчете на откровенно негативную реакцию Гейла? Судя по всему, во взвинченном состоянии шарики и ролики в голове у парня крутились гораздо быстрее.
Однако Мадж была не в настроении развивать вчерашний конфликт еще дальше. Скажет лишнего, а потом будет жалеть всю оставшуюся жизнь - если не разозлит Хоторна настолько, что тот убьет ее ненароком, пожалев лишь что не сгорела еще тогда, во время бомбежки. Пожав плечами, она продолжила держать свои комментарии при себе и внимательно слушать остальных участников сего действа. Не она одна, к слову: Плутарх тоже примолк, давая президенту возможность высказаться.
И если последняя фраза не пробудила в Хэвенсби, прикорнувшего оратора, то Мадж ее пропустить мимо ушей не могла. Она смирилась с тем, что трибутов нельзя спасти, она была полностью согласна с Гейлом, черт бы его побрал, Хоторном, который, к счастью для него, не являлся семнадцатилетней девушкой, склонной приукрашивать окружающую действительность и верить (даже после всего случившегося) в любовь и прочую чепуху. Она даже понимала ход мыслей Койн.
А вот с принятием этого случилась проблема. Она-то думала, шокотерапией только врачи занимаются, а не тут-то было.
- Главное - чтобы не замкнулась, - глухо повторила она слова Койн, глядя на собственные руки, - Вы хотите дать ей увидеть разрушенный Двенадцатый, но не уверены в том, сработает ли? А если не сработает? Китнисс лишь недавно оправилась от событий на Арене, да и то не полностью. Я понимаю, нет времени ждать, но...- поняв, что еще чуть-чуть и начнет дерзить, Андерси оборвала фразу на полуслове. Она не Сойка, и ей повышенные тона при разговоре с президентом с рук вряд ли сойдут.
Если бы она подняла на их бравого лидера взгляд, Альма Койн все бы поняла, потому мысленные восклицания она обращала исключительно своим ладоням. Президент не могла не понимать, насколько рискован этот шаг. И все же была готова пойти на него, ставя общественное превыше личного. Мадж так не умела и не хотела уметь. Не могла не переживать за Китнисс, единственную подругу, которая когда-либо была у Андерси. Не могла вот так вот просто принять тот факт, что близкий ей человек может закалиться, но может и сломаться, и все из-за одного решения, принятого сейчас, здесь. Ее категорически не устраивало "но может и", надоело жить сплошными "если". Эта война и вовсе осточертела ей, не успев начаться, и девушка истово ненавидела каждого, кто стоял за тем хаосом, что творился сейчас во всем Панеме.
Мадж сидела за столом и сверлила сцепленные руки таким взглядом, словно именно они были виноваты во всем. Костяшки побелели: так сильно она сжимала пальцы.
Неспособной предложить то решение, которое устроило бы всех, включая ее, Мадж только и оставалось что высказывать свой протест молча.

Отредактировано Madge Undersee (Ср, 24 Дек 2014 00:33)

+2

9

Политика Альмы Койн мне всегда импонировала. Я считал здравой идею формирования республики, когда жители каждого дистрикта и Капитолия смогли бы выбирать лидеров, которые представляли бы их интересы в централизованном правительстве. Что-то вроде совета. Все дистрикты будут равны, и диктаторское правительство больше никогда не должно стоять во главе государства.
Я видел, как горели глаза Плутарха, когда он говорил о Китнисс. Он действительно верил, что она сможет стать двигателем революционного движения, поднять боевой дух повстанцев. Она - человек, которому они верят, который уже сделал невозможное, чего не делал никто и никогда, а значит и им это под силу. Но лично мне боевой дух поднимать было не нужно, я был на складах оружия, я видел революционно настроенные толпы людей, готовые снести все на своем пути. И я собирался сделать все, что в моих силах, чтобы поддержать это движение.
- Я готов сопровождать Китнисс в вылазке в двенадцатый, - не раздумывая ответил я. - И раз уж Мадж опасается, что Китнисс сорвется и замкнется в себе, предлагаю взять ее с собой, чтобы она смогла поддержать ее. Другие люди всегда заставляют Китнисс держать удар, а близкие тем более. Ради них она на многое готова. А боль и неприкрытая потеря родного дома Мадж как раз сыграют роль катализатора. Если Китнисс не будет биться за себя, то захочет сражаться ради Мадж и всех, кто как она, остался без крова и потерял своих родных, - выдал я, потерев переносицу. Возможно это прозвучало немного хладнокровно. Но такова война, она не терпит жалости или деликатности. Война - игра грубая, она требует много жертв.
- Ты ведь не против поехать, Мадж? - поинтересовался я мнением девушки. - Ты ведь согласна, что повстанцам, как истинным «друзьям» Капитолия, не помешало бы дать по лицу Сноу? - невозмутимо обронил я, внимательно изучая профиль опустившей взгляд на свои руки Мадж.

+2

10

Что бы вести государство к победе в период войны, необходимо делать это железной рукой. Тем более если ты женщина. Да, Альма легко пожертвует сотней людей ради спасения тысяч, по другому никто никогда не побеждал и не победит. Все эти мирные жители, считающие её злой, жестокой, совершенно не понимают, что если Альма Койн даст слабину, дистрикт 13 в тот же день живьём похоронят под плитами убежища. Что тогда они скажут, кого будут винить в своих бедах? Её, только её. Вот и получается, что как ни крути, всё равно она плохая и жестокая, но пусть уж лучше она будет такой среди живого и процветающего города, чем в братской могиле. Именно поэтому Альма всегда окружала себя мужчинами, мужчина - советник, мужчина - начальник охраны, мужчина — тактик, и ещё много много должностей у неё занимали мужчины. Ведь они прирождённые воины, они знают какой ценой достаётся победа. Знают и не позволять ей проявить слабину, не позволять треснуть стальному панцирю, даже Плутарх, что бы там он не говорил, был всегда на стороне её решений. Даже сейчас, он был согласен с идеей вылазки в 12 дистрикт.

-   Я думаю что в сопровождении своих друзей, мисс Эвердин почувствует именно то, что нужно и раскроет перед нами истинную сойку. Если вы готовы, я сейчас же дам команду, подготовить транспорт.

И после одобрительных кивков обоих сторон, Плутарх на секунду поглядел на Альму. Та, как всегда держалась уверенно, показываю всю полноту своей несгибаемой воли.
На этом собрание было окончено. В тот день президент Койн больше не выходила в люди, предпочитая тихое уединение в собственном отсеке, подальше от людей.
[NIC]PLUTARCH & ALMA[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/bypNc.png[/AVA]

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 13.10.3013. distr. 13. Mockingjay should fight


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC