Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 12.10.3013. Capitol. Pandemonium


12.10.3013. Capitol. Pandemonium

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sf.uploads.ru/7tj81.jpg

Kamelot - the Great Pandemonium


• Название эпизода: Pandemonium;
• Участники: Coriolanus Snow, Peeta Mellark;
• Место, время, погода: 12.10.3013. В Капитолии тепло и ясно;
• Описание: Сегодня состоится интервью с Питом. Отдельно, вне рамок Голодных Игр. Все зрители уже очень давно хотят услышать - что же чувствует несчастный влюбленный, потерявший свою единственную возлюбленную и ребенка. А также что на самом деле творится в дистриктах - Панем на грани войны. И что, по мнению Пита, нужно делать? А может быть и не только по его мнению;
• Предупреждения: Сюжетообразующий отыгрыш.


+2

2

Пит Мелларк, истинный символ революции...
Сноу размышлял над этой мыслью всю ночь, но так и не пришел к каким-то конкретным выводам. Немного позлорадствовал на тему неудачи противостояния, которое лишилось довольно сильного оратора. В сравнении с той же глупой девчонкой Эвердин, мистер Мелларк играл свою роль всегда убедительно. Что было достойно уважения. Хотя, зная человеческие эмоции, в данной ситуации можно было заявить наверняка: никто не сыграет убедительно, если он никогда не испытывал какого-либо чувства. А Пит испытывал. Президент давно наблюдал за этим парнем, и с уверенностью мог сказать, что при должном упрямстве мистер Мелларк мог бы претендовать на место президента. С одной маленькой оговоркой: после того, как Сноу завершит все свои дела. Ну или умрет, наконец.
Дилемма.
Сведя кончики пальцев, обтянутые белыми перчатками, под подбородком, президент уставился в неопределенную точку на стене своего кабинета.
Дело близилось к обеду, мальчишка наверняка «на процедурах». К слову о них...
Президент Сноу, — в кабинет постучали, и в его белую обитель ввалился миротворец, перепачканный кровью.
Кориолан спокойно переносил вид крови с любого ракурса и в любых количествах, кроме одного единственного случая: когда эта самая кровь появлялась на полу его стерильного кабинета, вот как сейчас — отерлась с ботинок вошедшего.
Входите, — брезгливо поморщился Сноу, подавая знак рукой. — Как успехи?
Равнодушный вздох, он уже знал ответ.
Миротворец отрицательно покачал головой.
Я так и думал. — И хотя внутренне Сноу был в ярости от никакого результата, выплескивать ее сейчас на никчемного солдата не было нужды. Глубоко вдохнув, он жестко произнес, — приведите его в должный вид. Я сам с ним поговорю.
Известная истина: хочешь, чтобы все было по плану, марай руки.
Бросив неспешный взгляд на часы, Сноу скосил взгляд на солдата и закончил:
Через час.
Миротворец не стал ничего говорить, только поспешно и согласно кивнул, склонился и удалился.
Президент поднялся со своего места нахмуренный и сделал пару шагов к окну, чтобы впустить в комнату свежий воздух.
На его столе стоял букетик его любимых белых роз, которые так препротивно и тонко благоухали, что у застоявшегося в помещении воздуха появился кислый привкус. Сноу относительно привык к этому, вот только слишком сильный аромат растений-мутантов сбивал с мысли. А подумать было о чем.
Например о том, к чему пришел Панем, благодаря этой дурной девке и ее вечному влюбленному идиоту, борющихся за свои безумные мечты, как то: мир без насилия во всем мире, сытые взрослые и дети, счастливые семьи и абсолютная свобода.
«Утомительно...»
Выглянув в окно, президент окинул взглядом копошащихся «муравьев» столицы, вернее, ее мирных жителей. Конечно, он находил забавными этих зажравшихся букашек, которые беспечно поживали в столице, имели все, что хотели, одевались как хотели и во что хотели, и ели столько, сколько могли выдержать их бедные животики. И он прекрасно представлял, что будет с этим беспомощным населением, если начнется война. Они просто перемрут как динозавры в стужу, только под натиском солдат. И никто их не пожалеет. Потому что абсолютно любой воин уверен, что мирные жители Капитолия не достойны ничего из того, что имеют. В принципе, Сноу был согласен с общим мнением, но с другой стороны, если не этих безобидных граждан, кого же еще держать в столице, дабы не просыпаться каждые полчаса от кошмара, что к тебе ломятся повстанцы с одной единственной целью — на кол посадить твою светлую голову, предварительно отчленив ее от тела и испортив белоснежный кабинет десятью пинтами крови, что содержится в человеческом организме.
«Ффу!»
От поднявшегося в груди отвращения Сноу резко схватил вазочку с розами и едва не разбил ее об пол, ведь именно аромат этих поганых цветов навевал такие мысли. Президент обожал свои розы за их удивительную двуличную натуру: с виду нежные и невинные, а вот при близком знакомстве опасные до кровопролития. Да только ненавидеть их тоже было за что.
Сегодня ваш день, — с любезной улыбкой обратился он к цветам, аккуратно поставив их на стол. В этот момент в кабинет вновь постучали, и после разрешения вошел все тот же солдат.
Он вас ожидает, — с безучастным видом доложил миротворец.
Вы хотели сказать, готов к моему визиту, — наигранная любезность.
Эм, так точно...
Вон, — со змеиной улыбкой пропел Сноу, готовый в любую секунду схватить несчастную вазочку с цветами и кинуть в голову этому кретину.
Миротворец, видимо, поняв, что все не так делает, поспешил ретироваться.
Итак, мистер Мелларк, — ни к кому конкретно не обращаясь, Сноу обошел стол, приподнял голову и, закинув руки за спину, неспешно направился в известном ему направлении, на встречу с...
Со спасением Капитолия? Хм, и как же вам понравится ваша роль, мой мальчик?
Сплошной сарказм, но доля истины в нем была. И он уже знал, что скажет этому упрямому страдальцу.

+5

3

Игры не заканчивались. Не заканчивались, не заканчивались и не заканчивались. Хотя, если на Арене ты хотя бы мог убежать от опасности, то сейчас у меня просто не было альтернатив, кроме как сидеть, привязанным к стулу, и наблюдать, как в цвет моей крови окрашиваются пол, стены, руки миротворца... Поразительно непрофессионально для изящного Капитолия - бить просто, руками. Хотя и с электрическими процедурами я уже ознакомился. Но когда ничего не действует, человек уже переходит в стадию отчаяния и начинает бить, бить, бить... Хорошо, что у меня крепкие зубы, иначе пришлось бы прихвостням Сноу попросту разбирать моё шепелявое бормотание.
К лицу больно прикоснуться. Правый глаз отек и не открывается, под левым, чувствую, стоит огромный синяк. Низость капитолийских костоломов добралась до того, что они решили ударить по самому больному - по ноге. Не смогу описать, насколько мучительно было терпеть эту боль.
Я привык, что за каждой передышкой следует очередной удар. Ну и, для разнообразия вопрос из серии "Что ты знаешь о повстанцах?". Повезет, если миротворец спросит что-нибудь другое.
Сегодня победа снова оказалась на моей стороне - мои друзья-мучители ушли ни с чем. Ведь даже если бы я что-то знал, ни за какие коврижки им не сказал бы. Им пришлось бы вытащить эту информацию из моей головы хирургическим пинцетом. Меня куда-то отводят, кабинет более приятный и почти не напоминает пыточную. Меня окружают два или три человека в масках и с косметическими сумками. Ну да, знаю я их "косметику", замалюют до смерти. Готовлюсь к новой вспышке боли, нервно отдергивая голову от них в противоположную сторону, но вместо удара чувствую укол. Где-то в область под глазом. Что это? Тот самый хирургический пинцет? Стойте, я ведь не серьёзно!
По лицу ползет приятный мятный холодок и я чувствую, как постепенно начинает "отплывать" глаз. Теперь я вижу лица своего окружения четче и понимаю, что они не собираются меня бить, даже разговаривать со мной. Однако взгляд у них до ужаса сочувствующий, если не собачий. Сперва проникнувшись доверием, теперь отворачиваюсь в отвращении - не хочу, чтобы кто-то меня жалел.
По мне водят кисочками, натирают какими-то дурно пахнущими кремами и маслами. Наконец, заставляют сменить одежду и ненадолго избавиться от присутствия крови. В дверях появляется свежий миротворец и меня силой выталкивают из комнаты, прикидываю в голове варианты - куда меня ведут. Навряд ли это снова будут пытки - к чему тогда марафет? Тогда возможно телевидение, но я не настолько напомажен, чтобы явить себя Панему. Так что тогда?
Вопрос остается открытым до тех пор, пока меня не впихивают, как глупого котенка, в огромных размеров сад-галерею, сплошь утопающую в розах. Их приторное благоухание бьёт в переносицу чугунным жбаном, так что первые несколько секунд я даже не могу нормально вдохнуть.
Без лишних почестей, присущих победителю Игр, меня усаживают на лавочку в саду. Кругом кусты, кусты, бесконечные кусты роз, преимущественно белых. Я не настолько глуп, чтобы не догадаться, кому принадлежит эта оранжерея.
Сноу.
Вдруг я понял, что пытки, которым меня подвергали до этого - сущий пустяк. Главное испытание предстоит мне сейчас. Ему что-то нужно от меня. Возможно то, чего я не знаю, но не в моих интересах убеждать его в этом. Ведь у него тоже есть кое-что важное для меня.
Увидев Сноу первым делом я встаю с лавки и задаю один единственный тревожащий меня так долго вопрос:
— Что с ней?

+4

4

А вот и его любимая оранжерея, с его обожаемыми и великолепными цветочками.
«Ффу-у-у, сто лет не проветривали помещение, что ли? Пора сменить садовника!»
Запах стоял настолько приторный, что даже президент слегка закашлялся.
Но чисткой штата Сноу займётся позже, это не самая важная задача на текущий момент, к тому же вонь была ему на руку: она сбивала с толку всякого, кто здесь находился и вдыхал эту гадость. Сам-то он уже привык, поэтому мог бывать здесь без всяких респераторов.
А вот и великий страдалец, с виду целёхонький: местные лекари знают своё дело.
Что с ней?
И вот никуда без этого вопроса. О чем тревожится герой, пытающийся спасти мир? Герой, считающий, что всё ему под силу, и что удача будет ему верной подругой? Да всегда об одном и том же. О своей девке. Конечно, зачем спасать мир, если герой останется в нём один?
Президент закатывает глаза.
Как предсказуемо, мистер Мелларк. Может, потратите свои мозги на более дельные соображения? — Устало ухмыльнувшись. — Пожалуй, не мне вам объяснять, к чему приводят игры в борьбу с системой. И избавьте меня от ответа на этот глупый вопрос. Вы ведь уже знаете...
Президент постепенно умолкает, подходит достаточно близко, чтобы Пит смог расслышать понизившийся до шепота голос, выдерживает небольшую паузу и завершает фразу:
...что с ней.
После того, как смысл фразы дойдет до этого юнца, ожидать от раненого влюбленного можно только активной и прогрессирующей ярости. Благо цветочный аромат не давал так уж молниеносно соображать и реагировать, а значит президент был в относительной безопасности. Но с другой стороны, что мог ему сделать безоружный заторможенный ребёнок, переживший Арену? Если учесть взвод вооруженных миротворцев за дверями оранжереи, которые по одному щелчку...
Правильно, попытаться придушить. Поэтому Сноу решил перестраховаться и выдержать дистанцию между ним и мистером Страдание.
И да, в другой раз я бы предложил вам дать своей ярости выход, мистер Мелларк, вот только у меня есть для неё другое применение. А пока вы задумались, какое именно и не пытаетесь меня убить, что вполне предсказуемо... Подумайте о том, что я бы вряд ли сунулся к вам совершенно один, не подготовив плотного прикрытия.
Изучающий взгляд, брошенный на парня: в его глазах читалась такая лютая ненависть, которой, как он мог сам думать, не было равных в этом мире. Вот только Сноу за свою жизнь столько раз видел этот испепеляющий взгляд, что ему не было дела до бури эмоций, бушующих сейчас в груди Пита.
Полагаю, мне не нужно называть причину, по которой я поспособствовал этой встрече и вашему «свежему» виду?
Уничтожающий взгляд подростка так и кричал: «Что тебе нужно???» Что означало, что он был сообразительным малым.
Я на это и рассчитывал. — Президент заложил руки за спину и прошёлся вдоль кустов своих любимиц. — Мистер Мелларк, я догадываюсь, что вы мечтаете о легкой смерти, сейчас, когда мир для вас будто бы рухнул, когда вы поняли, что потеряли то единственное, что вас держало здесь. Но смею вас уверить, что даже после смерти Китнисс у вас ещё куча незавершенных дел.
Очередная ухмылка. Сноу был уверен, что мальчишка даже на секунду не может представить, что Кориолан понимает, что такое боль утраты любимого человека. А ведь он понимал, прекрасно понимал, ведь он сам когда-то испытывал её не один раз. Да только кому какое дело до переживаний злодеев? Если они злодеи, значит любовь им чужда. И кто только писал этот канон?
Вы рассчитывали на сделку? Её не будет. Я прошу сделать для меня кое-что. И я уверен, что вы не откажете. Ибо в данном случае наши цели совпадают.
И все же сомнения были. Сноу вовсе не был так уверен в покорности юнца, как говорил. И в итоге это будет сделка. У сделок правило простое: если есть козырь, полдела сделано. Козырь у него был. И не один.

+2

5

Как смешно смотреть на человека, который теряет надежду, но предпринимает детские попытки вернуть её. Таковым был я. Я знал, что она погибла, я видел это. Но мне хотелось, чтобы мой самый злейший враг разубедил меня, дал мне надежду. До какого отчаяния я дошёл, Господи.
Я опустил глаза и сел обратно на скамью, точно приговоренный, который собирается положить голову на плаху, уже слыша звон замахнувшегося топора. Нет, сейчас это был не я. Не я сидел здесь, не я говорил с Президентом, нет. Я умер. А костюм из мяса и костей с моим лицом почему-то продолжал жить. Зачем?..
— Полагаю, мне не нужно называть причину, по которой я поспособствовал этой встрече и вашему «свежему» виду?
Я слушал Сноу ровно так же, как дети слушают строгого отца, изо всех сил желая закрыть уши и закричать, но что-то внутри, воспитанное теми же родителями, заставляет ловить каждое слово подсознательно.
— Что Вам нужно? — Спросил я, подняв взгляд лишь для того, чтобы встретиться со змеиными глазами президента и одарить его своим стеклянным взором. Мой вопрос выражал не заинтересованность, нет. Скорее это было другое словесное обличье фразы "Что нужно сделать, чтобы Вы от меня отвязались?".
Продолжая, тем не менее, изучать свои ладони, покоящиеся на коленях, я думал... нет, я не думал ни о чем. В голове свистел ветер, возвещая о том, что дома никого нет.
— Но смею вас уверить, что даже после смерти Китнисс у вас ещё куча незавершенных дел. — И тут я пришёл в ярость. Медленно я поднял голову на Президента. Сжигая, испепеляя его взглядом и чувствуя, как бьет нервная дрожь мои пальцы. Так, что они стучат друг об друга. От негодования я не могу вымолвить ни слова, до тех пор, пока Сноу не закончил свою речь, концовка которой только бросила спичку в море масла.
— Вы можете бить меня. Пытать. Причинять ужасную, нестерпимую боль, от которой непроизвольно брызжут слезы. Морить меня голодом, снова пытать... Можете издеваться надо мной, над моим прошлым, над моими поступками на Играх и над моим отношением к Китнисс. Но Вы не имеете никакого права решать за меня то, что я должен делать. И какие дела я завершил, а какие нет. — Кажется, будто мои зубы были плотно сжаты так, что я не мог говорить. Я чувствовал, как начинают болеть скулы и ноет все лицо. Но в груди ныло сильнее.
Всё ещё сидя на лавке, я чувствовал, как руки сжимаются в кулаки, костяшки белеют от напряжения. Ещё чуть-чуть и мои ладони раздавят сами себя. Тем не менее я набрался сил продолжить. Хотя всё ещё было загадкой то, как я держу себя в руках и не кинулся душить старика.
— Никаких сделок. Никаких просьб. Вы не заставите меня сделать ничего, что было бы нужно Вам. Я не стану оружием в Ваших руках, чтобы продолжить губить Панем. Если у Вас всё - разрешите Вас покинуть. Меня ждут водно-электрические процедуры, нельзя ведь заставлять миротворцев ждать. Мы прекрасно с ними поладили и теперь творим мир вместе. — Внутри меня разливался яд, мне хотелось говорить и говорить гадости, ехидства и обидные вещи, лишь бы побольнее уязвить этого пропахшего цветочным запахом убийцу.

+3

6

Президент вполуха слушал обиженного парня, рассматривая землю на клумбах.
«Сухие? Сухие?! Их что, никто не поливает?? Это возмутительно!»
Прийдя к неутешительному выводу и пощупав землю, Сноу убедился окончательно в своей догадке.
«Уволю к чертям. Хотя нет. Ну нет, это будет уж слишком просто!»
Закончили? — вопросительный взгляд и полуулыбка. — А процедуры вам не надоели еще?
Внимательно наблюдая за реакцией подростка, Сноу вспоминал, где тут прячется лейка.
Мне вот немного наскучили. Тем более что от них все равно никакого толку.
«Только полы пачкают. Безмозглые кретины...»
Будто мне своих дел мало, еще ваши решать, — раздраженно подметил Сноу. — Голубчик, не стоит быть таким самонадеяным. Я вам всего лишь напомнил, что жизнь не кончена. А вы куда-то не в ту сторону ушли со своими выводами.
Еще один пламенный спич в ответ дал понять, что терпение президента не бесконечное, и если юнец не угомонится в скором времени, то отправится прямиком на свои обожаемые процедуры. Только на этот раз не водные.
Никаких сделок. Никаких просьб. Вы не заставите меня сделать ничего, что было бы нужно Вам. Я не стану оружием в Ваших руках, чтобы продолжить губить Панем. Если у Вас всё - разрешите Вас покинуть. Меня ждут водно-электрические процедуры, нельзя ведь заставлять миротворцев ждать. Мы прекрасно с ними поладили и теперь творим мир вместе.
Я даже ничего озвучить не успел, а вы уже отказались. — Короткая пауза. Президент уже всерьез подумывал о завершении этих бесполезных прений сторон. — Миротворцы подчиняются мне, так что подождут. А вы, мой дорогой, всегда успеете вернуться к своим процедурам... — Суровый взгляд из-под бровей. — Только дайте повод. А пока забудьте об этом хотя бы на две минуты и выслушайте.
Обойдя клумбу и давая время Питу усмирить свою ярость, Сноу тем временем облюбовал себе цветочек, который будет неплохо смотреться на лацкане его пиджака.
«И куда садовые ножницы подевались?»
Если проанализировать ситуацию, — старик пожевал губами и продолжил, — то на сегодняшний день я преследую одну цель: прекратить еще не дошедшее до своего апогея восстание. Но благодаря вашим стараниям, мой мальчик, и стараниям вашей драгоценной девчонки, ну и еще третьей стороне, чем больше я прилагаю усилий, тем хуже все становится. И если это не остановить сейчас, представьте, к чему мы придем. Вы ведь помните уроки истории? Да, вы можете ликовать, у противостояния есть шанс (теория относительности, маленький, но есть) добиться своей цели и свергнуть действующего президента. Вопрос в том, не смените ли вы шило на мыло. И заодно можете подсчитать, сколько людей погибнет в процессе. Из них — большая часть, мирное население, совершенно не обученное ведению боя.
Да, знаю, не мне говорить о мире.

Контрольная пауза.
И все же. Вам было мало смертей на арене? Вы хотите увеличения их количества в геометрической прогрессии?

+1

7

Дышать было практически невозможно. Только от одного розового запаха у меня кружилась голова. Дыхание учащалось, сердце стучало, на лбу выступали испарины. Может быть эти розы ядовиты? И их запах тоже ядовит? Сноу решил так хитро отравить меня... теория неплохая, только вот если бы он не стоял сейчас рядом и, как ни прискорбно, дышал тем же воздухом, что и я.
Я с силой сдавил переносицу большим и указательным пальцами, чувствуя, что ещё чуть-чуть и меня стошнит. Хотя, откровенно говоря, тошнить было нечем.
Слушая Сноу, я попеременно жмурился и качал головой из стороны в сторону. Затем, сдерживая боль, ухмыльнулся горькой усмешкой. Почти неслышно.
— Вы считаете, что это нормально? Что так и должно быть, что Ваша диктатура должна продолжить существование и я должен её поддержать? Вам не кажется это нелогичным? С моей стороны, по крайней мере. Потом, бунты, восстания, революции... разве это не знамение того, что не все хорошо в стране? Что люди не могу так жить дальше, они готовы лучше умереть, чем жить под Вашим руководством? — Я убираю пальцы с переносицы и смотрю в глаза Сноу. Я жутко устал, больше всего сейчас мне хочется лечь и уснуть... в голове катается свинцовый шар, но я пытаюсь, пытаюсь из последних сил не сдаваться.
— Я не хочу смертей. Но жизнь в таком государстве хуже смерти. Где прилюдно убивают детей, делая из этого потеху, где посылают людей в шахты как рабочий скот... и где в Капитолии пьют рвотное, чтобы жрать, в то время как в моем дистрикте люди гибнут от голода, — я не кричу, не огрызаюсь, я просто устал... Теперь это уже крик  души, крик утопающего, который из последней надежды пытается достучаться до чужого сознания. Отчаяние плескалось во мне, как волны бушевали на Арене.
— Если государство, в котором я живу, не может обеспечить безопасность и кусок хлеба для моих, пусть уже никогда не родящихся детей - я не стану останавливать революцию. Даже если имел бы такую возможность. Если есть надежда, что новая власть будет лучше прежней.

+2

8

Пока Мелларк возмущался на тему диктатуры, у Сноу появилось сильное желание зевнуть. То ли запах роз на парня так подействовал, то ли он умом двинулся от пыток, но то, что сейчас нёс, было невообразимо скучно слушать. Нужно бы поскорее заканчивать эту дискуссию, иначе мозгу юнца грозила серьезная угроза.
Мистер Мелларк, мне кажется, вы потеряли суть наших дебатов. Речь идет о спасении человеческих жизней, а не о выборах в президенты. И у вас сейчас есть реальный шанс их спасти, потому что пока мы тут с вами обмениваемся любезностями, счет за окнами этой оранжереи идет на секунды. И чем дольше вы будете упрямиться, тем меньшее число жителей спасете в итоге, если не угробите окончательно.
Но создавалось такое впечатление, что парень не мог понять, чего же он хочет: мира или борьбы?

«Что ж, давайте тратить время на пустые разговоры!»

Хочу вас огорчить, мой мальчик, но правды всегда две. Поэтому мы тут можем до конца времен выяснять, кто прав, а кто виноват. Кто за что в ответе. И кто кому и чего да сколько должен. Но к обоюдному согласию не придем. Потому что вы основываетесь на увиденном и пережитом, но вовсе не наблюдаете картину целиком.
Хотите начать с истоков? Давайте. Помните такую вещь как "Темные времена"? А помните, что такое Голодные Игры? Это, по официальной версии, напоминание всем живущим сегодня, как нельзя себя вести, чтобы не случилось самого страшного — полного уничтожения всего, что мы имеем, включая всех жителей Панема. А заодно расплата за то, что когда-то наши предки позволили себе такую глупость.
А теперь к версии неофициальной, которая и есть та самая правда, которую вы так наивно отстаиваете. Но сначала небольшое вступление.

Президент фыркнул и закашлялся, вот только этого не хватало — приступа в присутствии подростка.
Итак, мистер Мелларк, что вы знаете о политике? Вы хорошо учили историю в свое время? Или бегали по лесам за вашей обожаемой девкой с ее охотником и прогуляли все уроки?
Существует всего один принцип, которому следуют все политики без исключения: убить единицы, чтобы спасти миллионы. Поступай все наоборот и жизнь бы на планете никогда не появилась.
А теперь смекайте, зачем устраиваются каждый год голодные игры. Вы ведь вроде сообразительный парень?
В первую очередь для того, чтобы выровнять демографические показатели.

Пауза. Кориолан подошел к кусту поближе, чтобы соорудить из земли наглядное пособие.

«Ну как? Здорово, правда?»

И это самый гуманный способ. — Пауза после каждого слова, во время которых Сноу лепил из комочков земли эдакое подобие грибка — миниатюры ядерного взрыва. — А теперь хочу напомнить вам о том, что до темных времен Голодных Игр не было. А была эта ваша любимая демократия. Ну и что в итоге?
Сноу повел бровями и указал на тот самый "земляной гриб".
Бум! — Торжественно произнес старик и сравнял бугорок земли. — Знаете ли, мой дорогой, дело не в политических деятелях, и даже не в политических режимах, все дело в стаде овец, и в том, сколько в этом стаде "за", а сколько "против": на стороне тех и правда. Одно стадо просит монарха, потому что само оно разбежится, а другое уверено, что оно само с собой управится. И так они и перетягивают канат друг у друга.
А теперь о насущных, если хотите, наших проблемах, которые вы так жаждете решить моей смертью.
Вы полагаете, что ваша главная проблема — это голод. И вы наивно полагаете, что сейчас живете в опасности?
Вы правда думаете, что если накормить всех, то это решит все проблемы и сотворит мир во всем мире?

Эдакое подобие усмешки. Сноу отвернулся и, скрестив руки за спиной, двинулся вдоль клумб, повысив голос, чтобы подросток смог его расслышать.
Напротив, мой друг, — если бы Кориолан сейчас смотрел на лицо Пита, он бы не выдержал и расхохотался, — вы создадите их себе еще больше. Удивлены, какие могут быть проблемы в сытом государстве?
Сноу замолчал и обернулся, окинул взглядом парня и, приподняв одну бровь, ядовито произнес:
О, вы просто не представляете, на что способны зажравшиеся люди.
«А теперь к корням!» — Сноу обошел клумбу и взирал на Пита через ветки разросшихся кустов.
Слышали когда-нибудь про Соединенные Штаты Америки? А про их хваленую демократию? А про то, что в этой стране каждый мог стать богатым?
Сноу больше не улыбался, в горле пересохло.
«Форточку открыть, что ли?» — Но нужно было возвращаться к дискуссии.
А рассказать вам, как в этой демократичной стране сытые люди воровали друг у друга все, что плохо лежит и убивали друг друга за кошелек или пачку долларов? А может рассказать о том, как сытые мужчины насиловали своих маленьких детей каждый вечер, при живой жене под боком? Или о том, как сытые братья измывались над младшими сестрами? Или о том, как один очень счастливый сытый человек просто так отстреливал влюбленные парочки, забавы ради? А может поведать об организованной преступности, которая держала в страхе то города, то штаты? И ладно бы эти самые преступники просто дань отбирали, так они еще и убивали за неуплату. А давайте заодно вспомним про сытых людей, которые похищали детей и женщин, чтобы запереть их где-нибудь на окраине города и там издеваться в свое удовольствие: все опции от насилия до кровопролития прилагаются, а бедные родственники потом найдут (хорошо, если найдут) истерзанный труп, подвешенный на какой-нибудь яблоне, а если не найдут, значит шутник его где-то закопал! А может о том, сколько сытых и пьяных людей поубивало под градусом своих жен и мужей? А вы знаете, что' именно было бичом 21-го века в США? Представьте себе, лишний вес! И от этого люди намеренно изводили себя голодом и тоже умирали, представьте себе.
Рассказать вам, как в тех государствах боролись с преступностью? Устанавливали смертную казнь. Когда же поняли, что преступников меньше не становится, придумали тюрьмы разного режима. А когда поняли, что тюрьмы не вместят всех, начали науськивать заключенных друг на друга.

Очередной тупик и Сноу развел руками.
А хотите послушать о турецких султанах? Которые брали в плен маленьких детей и выращивали из них беспощадных и кровожадных убийц? Или о королях, которые шли войной на соседнее королевство, чтобы прокормить свое же?
Вопросительный взгляд на парня.
Не хотите. Тогда к сути вашего вопроса. Представье, что вы Президент. Предложенная вами "сытая политика" увеличивает рождаемость и снижает смертность, и в конце концов это приведет к тому, что однажды людей на квадратный сантиметр планеты станет так много, что если Вы не найдете выход в космос или портал в другие миры, или какого-нибудь султана в тридевятом царстве, в земли которого можно будет переправить две трети вашего населения, то вам не останется ничего, кроме как придумать войну. А иначе вам просто не прокормить все это стадо. И вот когда вы будете вынуждены сократить количество населения, вопрос будет только в том, какими именно способами: устроите ли вы жестокую бойню или Голодные Игры? И тут ваш вопрос о безопасности просто корчится от боли.
Кажется, на сегодня его настроение было подпорчено, у Сноу больше не было никакого желания трепать языком с мальчишкой, который упорно отрицает реальность. С мальчишкой, который летает непонятно где и живет какими-то идеальными иллюзиями об идеальном мире, которого никогда и нигде не существовало. Именно из-за таких вот мечтателей и разразились темные времена, унесшие в мир иной целый дистрикт.
Кориолан поглядел на свои часы — время заканчивалось, а результата не было.

+4

9

Я, схватившись обеими руками за голову, без сил, смотрел на землю под ногами. Я слушал, слушал и слушал Сноу... И вдруг подумал, а что, если он действительно прав. В груди что-то со стальным скрежетом перевернулось, я почувствовал, что, пустив такую мысль в свою голову, я предал сам себя.
Хотя, сейчас мне было уже все равно, меня, в полном смысле этого слова, уже не существовало, остался только тщедушный предмет для пыток без цели в голове и в жизни. Смешно.
Я смотрел в пустоту и думал, покорно слушая Сноу. Думал о том, к чему может привести наша революция? Наша славная цель, все наши надежды? Если человек настолько несовершенное существо, которое единственное желает того, чего у него нет.
Если у меня нет еды, я хочу есть. Но получив еду, я затребую воды. Получив и её, мне уже понадобятся равноправие, справедливость, радость и счастье. Человек никогда не остановится, потому что каждую минуту будет хотеть большего. Это в нашей природе, мы так устроены. А если на свете нет справедливости, которая никогда не позволила бы им отобрать у меня Китнисс, то нет на свете и равноправия и всеобщего довольства. Всегда кто-нибудь недоволен, всегда кто-то против даже самой, казалось бы, справедливой и доброй системы. Нет, так мы ничего не добьемся. Потому единственное, что мы можем теперь сделать, это сохранить самое ценное - человеческие жизни.
Я поднял голову. Кажется, я молчал уже около семи минут, но для меня прошло не меньше часа. В тишине было слышно, как чикают садовые ножницы Сноу. Все-таки он странный человек. И он убийца. Как и я. Как и повстанцы. Ведь они убивают миротворцев, которые тоже чьи-то отцы, чьи-то дети, чьи-то мужья. Что же мы творим? Мы уничтожаем сами себя!
— Я согласен, — коротко и громко сказал я. Я не знал в точности на что я соглашаюсь, не понимал зачем, но чувствовал, что это единственно верный выход из сложившейся ситуации. — Если это поможет прекратить проливать чужую кровь, я согласен участвовать.
Чувство было таким, будто я согласился на то, что меня, в принципе, и так бы заставили делать. Другое дело, что этот шаг казался мне... разумным. Почему? Прежде всего потому, что если и нужно устранить проблему, то проще выпустить Сноу пулю в лоб, нежели заставлять решать наши проблемы непричастных людей.
— Могу я попросить кое о чем? - Деловито, если не нагло посмотрел я на Сноу, — Сущий пустяк. Можно я больше никогда сюда не попаду? — Розовый запах сверлом колупал мне мозги и, кажется, предложи Сноу сейчас мне что угодно, хоть вернуться на Арену и поубивать всех трибутов - я бы согласился и на это.

+1

10

И да-а-а! Вот оно! Вот оно, столь ожидаемое согласие!

«Вы сделали правильный выбор, мистер Мелларк!» — Подумал про себя старик, оставив неупомянутым тот факт, что проблемы-то начались с этой ершистой непокорной девки, которая возомнила себя символом революции и как-то раз ляпнула прилюдно совсем не то, что требовалось от неё. А теперь во всем обвиняли Кориолана.
Разумное решение, — повеселев, повёл бровями Сноу. — Пулю мне в лоб Вы всегда успеете пустить.
Его шутку перебила просьба Мелларка о том, чтобы больше не посещать Розовый сад.

«Размечтался!»

Сноу улыбался, как сытый и отоспавшийся удав.
Не беспокойтесь, ноги вашей здесь больше не будет, — вымолвил он, пробравшись к окну и отворив створки.

«Больно много чести».

И, раз уж вы согласились выполнить мою просьбу, — короткая пауза, — вас надо будет подготовить к предстоящему интервью.
Старик обернулся ко входу в сад, через двустворчатые двери уже проникли двое миротворцев и остановились в нескольких метрах от Пита в ожидании.
Уведите, — жестко велел старик в белом, махнув рукой. — Ах, да, одну секунду.
Мужчины только хотели подхватить парня под руки, но услышав резкость в последней фразе словно окаменели.
Руками не трогать, мистер Мелларк вполне может передвигаться самостоятельно.
Солдаты кивнули.
И, мистер Мелларк, давайте без глупостей.
Подростка вывели в коридор, по которому доставят куда следует, там им займутся стилисты. Фликерману он уже доходчиво объяснил, какие вопросы стоит задавать, а какие не стоит задавать. И даже наглядно показал, что будет с этим попугаем, если он ослушается.

«Жуткий мужик», — Сноу всегда коробило от дурацкого смеха шоумэна в неловких паузах, и эти мерзкие фарфоровые зубы, которые он себе сделал, красоты ему точно не добавляли. Но публике этот клоун нравился, да и трибутам тоже, значит на его недостатки можно было закрыть глаза.
На мысли о том, что эти двое найдут общий язык, Кориолан продолжил стричь куст, напевая что-то себе под нос и бормоча:
Наконец-то расцвела моя красавица!
Оранжевую розу с этого куста он собирался подарить внучке.

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 12.10.3013. Capitol. Pandemonium


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC