Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 12.07.3011. distr. 12. They


12.07.3011. distr. 12. They

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sf.uploads.ru/jDPuH.gif
https://33.media.tumblr.com/3b837c29f5c7d4c778a8a5aaf660ec88/tumblr_nfl3giXXnu1rt2mw6o4_250.gif


• Название эпизода: They ;
• Участники: Shanna Network, Peeta Mellark;
• Место, время, погода: 12.07.3011. distr. 12. Вечер, но все ещё очень жарко;
• Описание: в 12-том дистрикте всегда было мало места радости. Но, как бы ни была ужасна жизнь человека - в его сердце всегда остается место для любви. Или влюбленности. Или, на худой конец, симпатии. Она потпитывает человека, дает ему силы, но без выхода она все равно что ядерный реактивный заряд. И поделиться этим иногда так же важно, как просто дышать и чувствовать;
• Предупреждения: перемоем кости Гейлу и Китнисс.


+2

2

[AVA]http://savepic.su/5175580.png[/AVA]Шен тихо и аккуратно выбралась из дома, стараясь не разбудить мать, которая весь день в одной из комнат готовила настойки для продажи. Отец еще утром ушел куда-то в другой конец дистрикта на переговоры по скупке крупной партии оружия, и Шенне пришлось запереть дверь снаружи, на всякий случай.
Она протерла лоб тыльной стороной руки, стирая с него маленькие капельки пота: хоть и наступил вечер, этот июль был какой-то аномально жаркий, и даже во время заката стояла невозможная жара и духота. Девушка решила купить на сегодняшний ужин свежую буханку хлеба на сбереженные ею деньги и тем самым порадовать мать и отца, которые последние несколько лет стали сами не своими: не только Шен стала другой после смерти сестренки. Для родителей, которые пережили свое дитя, те Голодные Игры стали переломным моментом в судьбе, они хоть и пытались ради Шенны, оставшейся в живых дочери, вести себя почти как всегда и продолжать жить дальше, за их масками доброты и надежды скрывались страх и озлобленность на мир. И их старшая дочь стала почти такой же. Только страх умело скрывала.
Она перебежала дорогу и залетела в пекарню Мелларков, которая была одной из немногих в их Дистрикте, где Шен раньше бывала сама. У них в семье было трое детей, но Шенн знала лично только одного - Пит, вроде бы, Мелларк, который был на два или три года Шенну младше. Малявка, одним словом. Симпатичный, но не более того - Нэтворк даже не обращала на него внимания в школе, они не были знакомы, и не очень-то и хотелось, поэтому девушка очень надеялась, что за прилавком окажется миссис Мелларк...
- Пит, - недовольное лицо как-то само скривилось при виде мальчишки, - Жарковато, да? - она зачем-то не перешла сразу к делу, мол, давай буханку белого хлеба и желательно без шелушек и пойду я обратно, а вместо этого даже склонила голову набок будто в интересе и глубоко вздохнула. Теплый воздух с пылью или мукой (черт ее разбери эту пекарню!) защекотал горло, и Шен зашлась в сильном кашле. Ей даже на мгновение показалось, что она сейчас возьмет и помрет, прямо здесь, в обители хлебных монархов двенадцатого дистрикта и только Пит Мелларк станет свидетелем жалкой смерти Шенны и увидит, как последний раз ее грудь поднимется в прерывистом вдохе, а глаза закроются - Воды... - прошипела Шен, хватаясь одной рукой за горло, а другой упираясь в столешницу прилавка и невольно глядя на улицу.

Отредактировано Shanna Network (Чт, 22 Янв 2015 19:41)

+1

3

День, когда на улице стоит жара - для пекарей сущий ад. Только представьте - температура около восьмидесяти шести по Фаренгейту, а находясь у печи она увеличивается минимум втрое. И никуда не сбежишь, не денешься, разве что головой в чан с водой.
Я отряхнул свой передник, длиной от пояса до кончиков пальцев на ногах - сегодня вся семья решила отказаться от обуви. Мука неспешными пылинками стала путешествовать по пространству пекарни так, что я сам пару раз чихнул, утирая нос тыльной стороной ладони, тем самым только размазывая муку по лицу. На наш дистрикт медленно опускался вечер, говоривший о том, что скоро рабочему дню конец.
— Пит, иди в лавку. Мясник обещал мне сегодня заглянуть и вернуть долг бараниной, — скомандовала моя мать, когда вся семья только-только закончила ужин, который, надо сказать, не отличался сытностью - наша семья переживала трудные времена. Кивнув, я подневольно покинул столовую и зашел в небольшое помещение, откуда мы обычно торговали сдобой, хлебом и пирогами. Из дома, теперь уже издалека, доносились звуки моющейся посуды и гогот моих братьев - да, сейчас они должны были переодеться и отправиться в город с отцом, чтобы купить необходимые по хозяйству товары. Но я, будучи, как считала мать, глупее всех, должен быть постоянно под её присмотром и приучаться к труду, и  ещё "нечего ему чистые вещи марать понапрасну", как-то так.
Выглянув в окно, во двор, и убедившись, что мать не видит - я немного беру воды из питьевого чана и умываю ею лицо и ладони. Вода теплая, пожалуй даже горячая, но она приносит мне колоссальное облегчение. Вытеревшись чистым местом на белой футболке, я усаживаюсь за прилавок и принимаюсь ждать мясника.
Вообще, вышеупомянутый мясник обещал матери, что заглянет около восьми, сейчас - четверть после шести, но разве же это объяснишь миссис Мелларк?
Я с увлечением разглядываю торты, который стоят на полках в качестве примеров. Вот этот торт разрисован моим отцом - красивые тигровые лилии обвивают старое трухлявое дерево, буквально прорастая в него корнями. А вот рядом маленькое пирожное моей руки - уродливый одуванчик, скосившийся наполовину на бок. Тем не менее отец сказал, что вышло вполне сносно и за половину цены его можно продать, однако я почему-то уверен, что такой ужас никто не купит.
Вдруг знакомый скрип открывающейся двери вырывает меня из мыслей. Я слажу со стула, ожидая увидеть перед собой жутковатого старого мясника, вместо чего передо мной стоит дочка лекарей Шенна Нэтворк. Лекарей, вроде, не помню, чтобы её родители часто заходили к нам, не помню, что вообще их часто вижу. Разве что на жатве - но там уж собирается весь наш дистрикт.
Внимательно смотрю на посетительницу, ожидая её заказа. Интересно, зачем она пришла? Просто купить свежую булку ржаного хлеба? Или, может быть, решила побаловать себя пирожным? Сдобой? Предпочтения почти всех покупателей я знал, а вот что любила Шенна Нэтворк - нет.
— Пит, - говорит она.
— Шенна, - незамедлительно отвечаю я.
— Жарковато, да? - Интересуется девушка, на что у меня вырывается безобидный смешок: жарковато это в самое пекло стоять у печи или месить тесто. Вот это жарковато!
— Согласен, - вместо этого быстро отвечаю я. — Ты что-то хотела купить? - Стараюсь держаться деловито и непринужденно, добавив капельку дружелюбия - так всегда говорил делать отец - я могу помочь. - Заканчиваю фразу тогда, когда Шенна заходится в кашле. Да, могу её понять, сам удивляюсь, как до сих пор не выкашлял все внутренние органы... прочем, за пятнадцать лет жизни приучаешься дышать мукой.
Быстро наливаю в стакан воды и подбегаю к согнувшейся пополам девушке, уверенно подталкивая её к открытому настежь окну, от которого, впрочем, все равно никакого толку - но хотя бы за окном нет муки. Аккуратно похлопываю по спине девушку, затем протягиваю стакан с водой:
— Извини, мукой трудновато дышать, - усмехаюсь я, все ещё следя за состоянием покупательницы. — Не ты первая, не ты последняя, - добавляю я, может быть это как-то успокоит Шенну, хоть бы и морально.
Рядом с окном, вдруг, замечаю свой блокнот. Ну как. Блокнот - громко сказано, набор сшитых вместе кусков пергаментных листов для выпечки, которые слишком маленькие для выпекания и слишком хорошие, чтобы их выбросить. Я оставил его вчера здесь, когда меня позвала мать на кухню, и забыл о нём. И как на зло он был открыт на страничке, где моей неумелой рукой был нарисован портрет самого дорогого в моей жизни человека.

+1

4

[AVA]http://savepic.su/5175580.png[/AVA]То, как быстро перешел к делу Пит, Шен даже обрадовало, но вот дурацкий кашель испортил все ее планы быстренько разобраться с покупками на сегодня и вернуться домой.
Она судорожно хватала ртом воздух, пытаясь не задохнуться и не запаниковать: подумать только, из-за какой-то муки такие страдания! Девушка резко схватила стакан из рук Мелларка, чуть было не расплескав все, и большими глотками жадно выпила всю воду, стараясь смягчить горло. Вроде бы отпустило, и Шен смогла снова задышать, ощущая правда теперь противное першение в горле, и могла бы выпрямиться, чтоб глядя в глаза парню поблагодарить его за спасение, если бы не одна деталь...
- Пит, - Шенна не смогла промолчать, увидев это, даже со своим хриплым от кашля голосом и разодранным мукой и кашлем горлом, - Эта девчонка... - она потянулась к сшитым вместе кускам пергамента и аккуратно взяла их в руки, будто что-то очень ценное, стараясь ни в коем случае не показать какого-то пренебрежения или неуважения к этим рисункам, - Я ее часто вижу вместе с... - мягко, еле дотрагиваясь пальцами, провела ими по рисунку, словно повторяя линии. Точно, это была та девушка, которую она очень часто видит рядом с Гейлом Хоторном. С которой он проводит очень много времени и с которой может быть его связывает что-то большее, чем дружба или партнерство на охоте. И эта девчонка в рисунках Пита. В очень красивых рисунках, - Эвердин, да? Ее мать занимается травами и медикаментами, верно? - Шен слышала про них, но они никогда не общались семьями. Кажется, у этой Эвердин была еще младшая сестра, прямо как у самой Шенны.
Не дожидаясь, пока Пит захочет выхватить у нее из рук свой драгоценный альбом, Шен протянула его ему сама, не глядя ему в лицо и отворачиваясь в окно, словно смущаясь смотреть ему в глаза или заранее чувствуя вину за следующие за этим действом колкие слова:
- Лучше припрячь этот альбом. И все, что в нем. - девушка поправила волосы и не поднимая глаз повернулась обратно к прилавку, - Я так думаю, ей немного не до тебя. - "Суровая правда, Мелларк! Твоя любимая Эвердин проводит большую часть своего времени с Гейлом...

+2

5

Столько лет держать все в тайне и тут так с треском провалиться. Вот же я дурак, непроходимый тупица, ну как можно быть таким неаккуратным?! С абсолютно глупым выражением принимаю у Шенны из рук свои рисунки. Сейчас больше всего хочется не медля ни секунды бросить их в огонь и сказать, что это вообще не моё. Но, к сожалению, грандиозный провал уже имел место быть.
Я отворачиваюсь от Шенны с альбомом в руках и отхожу за прилавок, пытаясь совладать со своими эмоциями - я злюсь на Шенну, что она стала свидетелем моего позора, моего провала, моей священной тайны, которую я хранил от всех живых на этой земле.
— Наверное, глупо пытаться заставить тебя передумать, да? - Каким-то не своим голосом говорю я назад, тупо глядя на портрет Китнисс, которая смотрит с пергаментных листов в сторону от меня. Как всегда мне достаётся только её профиль. Её потрясающий профиль.
Вся бравада вышла из меня, как будто её выбили пыльным мешком муки. Шенна наступила на самую больную мозоль, вероятно, даже не представляя насколько больную.
— Я знаю про Хоторна, они охотятся вместе и хорошо дружат, - ответил я Нэтворк, все ещё упершись поясницей в прилавок и не поворачиваясь. Просто не хватало мужества так сразу спрятать свои чувства и утихомирить поднявшуюся на душе бурю.
— Вероятно, - я вдруг сделал паузу, как бы невзначай проводя краем большого пальца по нарисованной косичке, - они поженятся. Китнисс и Гейл. Все так говорят. И ей уже никогда не будет до меня, - усмешка, — она ведь даже не в курсе, как меня зовут,- пауза, - но этого ничего не меняет, - здесь, набравшись откуда-то возникшей смелости, я поворачиваюсь к Шенне и смотрю ей в глаза, будто альбома и не существовало.
— С Хоторном или без, для меня она останется прежней.
И зачем только я ей это говорю, таким обвинительным, холодным тоном? На самом деле, пытаясь убедить в чем-то её, я косвенно убеждаю себя. Если она поверит, что мне все равно - поверю и я. К тому же, человеку, который никогда не участвовал в твоей жизни и помимо того, что ты пекарский сын, ничего не знает - легче довериться.
— Если ты когда-нибудь любила, Шенна, - наконец, заключаю я, - то ты поймешь меня.

+3

6

[AVA]http://savepic.su/5175580.png[/AVA]- Глупо заставить тебя передумать - сразу отозвалась Шен, качая головой и не поворачиваясь к Питу. Теперь, когда она знала о его чувствах, находиться рядом было как-то неудобно и Шенну не покидало чувство, что она должна отплатить ему чем-то за его секрет. Своим секретом? Но каким?..
Пит продолжал говорить о Эвердин и рассуждать о том, что будет с ним, с ней, с Хоторном, даже почему-то решил, что они поженятся. Шен на этих словах резко обернулась к Мелларку, удивленно распахнув глаза и сделав пару шагов навстречу ему. Поженятся?! С чего бы вдруг? Эти детские любови не могли привести ни к чему серьезному, не могли ведь? Точно не в случае Гейла и Китнисс. Она ведь еще совсем юная. Сколько ей? Шестнадцать? Гейл не должен в нее влюбляться, пожалуйста, не должен... А вдруг уже? А что делать, если уже влюбился? А если и правда перерастет во что-то большее между ними?
- Я уверена... Я верю, что она знает - поправившись, ответила Шен, смотря на Пита прямо и теперь безо всякого стеснения, чувствуя, что отдает ему долг за его секрет, хранительницей которого Нэтворк стала совершенно случайно, - И ты, если правда ее любишь, должен верить, что знает. А если не знает - пойти и сказать о себе. Чтобы был хоть какой-то шанс... Ты ведь любишь? Ты должен бороться! - "Бороться со стеснением и страхом и подойти и попросить собрать нужных трав в лесу, например. Или попроситься с ним на следующую его вылазку, хотя бы не очень далеко. Или предложить одну из настоек, когда видишь, что он идет по улице и заходится в сильном кашле. Или еще что-то... Хоть что-то!..
- Не говорила бы я такие громкие слова, что люблю или не люблю... - на щеках Шенны появился легкий румянец, и она начала перебирать пальцами прядку волос - Но вот тот человек точно даже не знает, как меня зовут. И я теряю время, когда не подхожу к нему и не делаю что-нибудь сама. Хоть и многие говорят, что у него уже есть дама сердца и со стороны так оно и выглядит. И даже ты говоришь, что он скорее всего женится на своей подруге. - тайна раскрыта, можно закрывать лицо руками и выбегать из пекарни, сметая все на своем пути, но Шен только горько вздыхает и так же горько улыбается, сначала одним уголком губ, а затем и вторым, словно стараясь этой вымученной и очень печальной улыбкой подбодрить и Пита на свершения, - Слушай, я серьезно. Давай ты соберешься с силами и что-нибудь сделаешь, какой-то шаг ей навстречу? Или так просто возьмешь и отдашь ее ему? Только потому что другие говорят, что они поженятся? Что за чушь, кто вообще этого может знать? - усмехнулась и перевела взгляд на прилавок, не в силах больше смотреть на Пита, - Жаль я рисовать не умею вот совсем.

Отредактировано Shanna Network (Пн, 26 Янв 2015 19:35)

+2

7

"Я должен бороться."
Слабо усмехнувшись словам Шенны, я опустил глаза. Думает ли она о том, сколько раз я пытался уговорить себя на это? И всякий раз внутри меня срабатывала аварийная перегородка, которая немедленно пресекала любые попытки об этом даже размышлять. Общаясь абсолютно свободно с любым ровесником, имея кучу приятелей и друзей, я банально не мог заговорить с Китнисс Эвердин. И никогда не смогу! Мне проще вырвать собственный язык.
Я вожу пальцем по витрине, создавая причудливые завитушки в слое муки. Чувство такое, будто я только что совершил самую ужасную ошибку в мире. Не то, чтобы я боялся, что Шенна кому-то расскажет, нет. Мне просто было стыдно за свою слабость, ведь я считал это слабостью. Свою трусость перед такой неприступной Китнисс. Да, я был трус и слабак, в отличие от Гейла, конечно. С ним мне ни в век не тягаться.
Я слушаю девушку, упершись левой ладонью в прилавок. Это эгоистично, но от её слов мне становится... легче? Совсем немного, но камень в груди становится все невесомее. Так бывает, когда встречаешь друга по несчастью, ну в данном случае почти подругу. И ты понимаешь - да, она чувствует то же самое, знает, как больно тебе потому, что сама не по-наслышке знакома с этой болью! И только я собираюсь сказать что-то в поддержку, как вдруг речь Нэтворк делает финт ушами.
Что?..
Я поднимаю на неё испуганный, полный непонимания взгляд: Гейл? Не в силах перестать ошарашенно смотреть на лицо Шенны, я даже теряюсь, не находя что бы ей ответить. Такое ощущение, что меня второй раз за десять минут ударили пыльным мешком. Да-да, с мукой. Получается, она не просто понимает меня, она прекрасно понимает меня. Она находится в точно такой же ситуации, как и я. Абсолютно.
Осознав, что смотрю на Шенну уже с минуту как дурак, спешно перевожу взгляд куда-то в сторону. Теперь я чувствую себя обязанным утешить девушку, моя проблема тут же оставила меня, я наполнился мыслями и переживаниями Шенны.
Я вышел из-за прилавка и подошел к девушке, вставая рядом с ней. Как же мы все-таки беззащитны перед любовью, как дети.
— Шенна, - пытаюсь начать я, сказать что-то, что сможет облегчить горы на её плечах. Но, кажется, не изобрели ещё таких слов, — Шенна, послушай меня. Сердце Китнисс не кусок хлеба, чтобы я боролся за него. И не тушка индейки, чтобы я мог отдать или забрать её у Гейла. - Я смотрю в глаза девушки, — стань я шахтером, отрасти черные волосы и научись добывать дичь - я все равно не смогу заменить ей её друга. Как и... - тут я резко обрываюсь, судорожно останавливая себя, опасаясь обидеть подругу по несчастью своим сравнением. Замолчав, я вспоминаю вдруг то немногое, что связывало меня с охотницей Эвердин. — Знаешь мать Китнисс? Отец рассказывал мне, что хотел на ней жениться. - Потираю большим пальцем нижнюю губу, - а потом она сбежала с шахтёром. - Вновь поднимаю глаза на Шенну, ожидая, поняла ли она мою аналогию. Слабо улыбаюсь ей. — Я не хочу повторить его судьбу, понимаешь? Не хочу, чтобы Китнисс была со мной из жалости. И мучила себя всю жизнь просто потому, что я люблю её, - как-то так я объясняю девушке свою глупую, возможно, но твердую позицию.
Тут понимаю, что слишком много говорю о себе. Как всегда - либо ничего, либо все разом.
— Но Гейл хороший парень, - замечаю я мимоходом девушке. - Он заботится о Китнисс как о сестре.- Вдруг я ухмыляюсь совсем неуместно весело:
— Кстати, а ты знаешь, что он целуется со старшеклассницами за школой?

+2

8

[AVA]http://savepic.su/5175580.png[/AVA]Похоже, Пит совсем не ожидал откровений Шен, и поэтому даже не знал, как реагировать на ее слова. Шенна в свою очередь не знала, что сказать теперь: ну она вроде как уже все сказала, что можно было еще добавить?
Но тут Пит нашелся, и у Шенны появились ответы на его пусть и не совсем вопросы:
- Я даже не удивлена, что ты ее с хлебом сравнил... - она вздохнула и даже закатила глаза, негодуя от прямолинейности Пита, - Но люди - это как раз не хлеб и не индейка. И дело в том, что я не говорю тебе взять ее за руку или взвалить на плечи и утащить с собой в прекрасное будущее, тем более что вряд ли оно хоть кого-то из нас ждет. Ты сделай что-нибудь, и предоставь ей возможность выбрать между тобой и... Кем-то еще. - не хотелось говорить о Гейле, нет, совсем не хотелось. Более того, хотелось забыть о том, что она уже успела тут Питу наплести и стереть это из его памяти, - Пит, запомни мои слова. Ты - не твой отец. Мать Китнисс - не сама Эвердин. Мы никогда не повторяем ошибки родителей, мы совершаем только свои собственные и сваливаем ответственность за них на папу, маму, дедушку, кого угодно! - Шен и сама не заметила, как стала говорить громче и активнее жестикулировать, в конце даже слегка ударив рукой по прилавку, что с него поднялось облачко муки.
Тут она поняла, что наговорила слишком много, и даже шутка Пита про Гейла не помогла выровнять ситуацию: она провела ладонью по лбу и потом быстренько сообразила, что наверное теперь у нее весь лоб в муке. Усмехнулсась и покачав головой начала стирать со лба муку.
- Чёрт подери, Мелларк, ты ведь только что говорил, что они возможно когда-нибудь поженятся, - теперь она терла руки друг о друга и улыбалась все шире, - Не будь ребенком, придерживайся одной версии, - Шенна подняла на него глаза, в которых появились слезы, но на лице была улыбка - Либо женятся, либо брат с сестрой, что выбираешь? - она вопрошающе смотрела на пего, не отводя взгляда, - Я за второй вариант, хоть и может быть это немного наивно. Но я еще не настолько повзрослела, чтобы перестать верить во всякие сказки... Хотя бы в такие.
- А про старшеклассниц не знала, забавная вещь. - она хмыкнула - Но думается мне это вранье. Если ты конечно сам не видел.

Отредактировано Shanna Network (Ср, 28 Янв 2015 21:36)

+2

9

Чувствуя себя как на пире во время чумы я вдруг начал смеяться действиям и словам Шенны. Наблюдая за ней и мукой, в которой девушка умудрилась испачкаться, я смеялся, но чувствовал себя как на пире во время чумы: смеялся тогда, когда в пору уже было лить слезы в три ручья. И, казалось бы, инцидент был исчерпан, но я чувствовал, что вместо стремительного подъема в гору мы с Шенной, сломя голову, катимся и катимся вниз. Когда я увидел слезы в глазах Шенны, я почувствовал себя виноватым. Ужасно виноватым за то, что так глупо поступил. Я, в надежде как-то улучшить её самочувствие, в абсолютно не соответствующем тоне выдал свою глупую шутку. Но шуткой она была лишь отчасти.
Мне раньше приходилось несколько раз утешать своих подруг, которые, не в пример Шенне, обливались слезами по менее важным причинам. И я всегда находил слова, всегда находил, что сказать. Но здесь это было все равно, что утешать самого себя. Я поднял на неё глаза, с моего лица медленно сползала улыбка, так тает весенний снег.
Я подошёл к ней, опустив голову, затем сжал её запястье в дружеском успокаивающем жесте. Так, точно бы удерживал в ней силу, готовность продолжать любить человека, который предпочел тебе другую.
Стараясь не изображать на своем лице жалость, я вернул ей ответ:
— Слава Богу, я не слежу за Гейлом, - уверил Шенну я, — в нём маловато интересного, - улыбнулся я, но вышло как-то безысходно, - проблема только в том, что я умею дружить, - снова эта улыбка, а затем я подумал - какой же ерунды наговорил! — Конечно я пошутил, Шенна. Но, видимо, юмор - не мой конек. - Неловкая пауза, я, поджав губы думал о прежних словах девушки. Я отпустил её руку и принялся мять пальцами собственный фартук.
— Знаешь, Шенна, в чем моя проблема? - Продолжал я, решив, что лучшим утешением, какое я смогу дать девушке - это сделать вид, будто не замечаю её слез, — я слишком нерешителен. Возможно ты говоришь правду. Да, наверняка ты права. Нужно взять, подойти к ней, - я сделал неопределенный жест рукой в сторону двери, будто бы там стояла невидимая Китнисс, - подойти и ... - и на этом мой запал закончился.
Я помотал головой и снова уткнулся в свой передник.
— Нет, лучше так. - Отрезал я, - я - не мой отец, ты права. Но я такой же бесхарактерный, как и он. Прости, если разочаровал. - Вот и всё, так было честно. Теперь Шенна вполне могла презирать меня за мой слабый характер. Ровно так же, как презирал себя я сам. Но сделать я ничего не мог.

+2

10

[AVA]http://savepic.su/5175580.png[/AVA]- Я тоже не слежу, - Шен покачала головой и пустой взглядом взглянула на руку, держащую ее за запястье. Нужно было Навернре резко выдернуть руку, сказать, что этот мальчишка слишком много себе позволяет и даже треснуть ему хорошенько, но у Шенны не было сил на это. Из ее глаз тихонько капнула слезинка и упала на пол, разбившись об него, - Больше не шути, у тебя плохо получается... - произнесла она бессильно и так же грустно и пассивно улыбнулась.
С чего он вообще взял, что ей так плохо? Зачем он вообще взял ее за руку и теперь держит ее так успокаивающе и почему ей становится легче? Ей ведь и не было как-то ужасно или она совсем не чувствовала селя разбитой, это ведь не любовь всей ее жизни, он ведь просто нравится ей. Гейл Хоторн. Шен ведь ничего о нем не знает и ей даже не во что влюбляться. И Пит, он ведь тоже с Эвердин не общался, верно? Значит это тоже нельзя за настоящую любовь считать?..
А что вообще можно за любовь-то считать? Где эти критерии?..
- Да! - начала говорить Шенна, когда Пит вдохновился идеей подойти к Эвердин. В глубине души ей очень хотелось, чтобы у него все получилось, ведь если сможет он - значит когда-нибудь сможет и она? Значит ведь?.. Но Пит как вдохновился, так и снова потух. Только Шен показалось, что в его глазах загорелся огонек решимости, как он тут же погас. И вместе с ним что-то потухло и в сердце Шенны. Она теперь сама хотела подбадривающе взять его за руку, но он держался за свой фартук, будто этот фартук был его спасением от окружающего мира. И она увидела в этом движении нежелание меняться, нежелание перебороть себя, нежелание бороться за того человека, которого, как он говорил, любит, и Шен разозлилась, разозлилась не на шутку и готова была убить его за пустословие и слабость.
- Опять ты сдаешься, Мелларк. Раньше времени, - Шен нахурилась: возникшая было в ее душе симпатия к Питу и чувство близости с ним резко превратились в раздражительность и неприязнь, - Я не хочу иметь никакого дела с таким трусом, как ты. - она приблизилась к его лицу и проговорила тихо, но так злобно, как только была способна, - Мне очень жаль, что я выдала тебе свою тайну. И что позволила себе плакать перед тобой. - девушка отвернулась и пошла к выходу из пекарни, - Спугнул покупателя, матушка опять наругает. Хотя бы она у вас характерная. - дверь пекарни захлопнулась.
Шен глубоко вздохнула, отойдя на пару шагов от крыльца, и снова зашлась в кашле. Только на этот раз стакана воды ей никто дать уже не смог.
Пришлось разбираться как-то самой и через какое-то время кашель превратился в слезы и истерику, а сама Шен сидела на каком-то ящике в соседней подворотне от пекарни Мелларков, опустив голову на руки и тряся плечиками втакст всхлипываниям.
Вот дура. Хлеба не купила.

Отредактировано Shanna Network (Чт, 29 Янв 2015 19:23)

+2

11

Я покорно выслушивал слова, которые бросала мне в лицо Шенна. И не смел возражать, потому что каждое слово было правдой. Все, что она сказала мне, было заслуженно.
Дернувшись легонько и моргнув, когда с шумом захлопнулась дверь, я продолжал смотреть в никуда. Никогда ещё я не чувствовал себя настолько жалким, жалким! Фактически слизняком, тюфяком, нюней и тряпкой. Я бы многое отдал, наверное, чтобы набраться смелости Хоторна. Но я всего лишь пекарский сын, белобрысый мальчишка, которого не упускает возможности лупить мать. Китнисс не нужен такой как я.
Я вернулся за прилавок и поднял свой блокнот. Взглянув ещё раз на рисунок девушки, я перелистнул страницы и убрал блокнот куда-то вглубь полок. От одной мысли о нём становилось так больно, что казалось, грудь расщепляют на две половины.
Нэтворк была права насчет моей матери, которая, кстати, не заставила себя ждать. Появившись из двора с полотенцем в руке она спросила, кто был и что купили. И когда моим ответом стало "дочь лекарей, но она ничего не купила," мать пришла в раздражение.
— Так какого черта ты здесь сидишь, безмозглая детина?! Без еды хочешь семью оставить? Бестолочь! От тебя никакого толка, только одни убытки! - Скрученное полотенце рассекло воздух и всей длиной ударило меня по спине. Я сморщился от неприятной боли, но не тронулся с места. Затем ещё и ещё один удар, приправляемый отборной бранью матушки на тему того, какой я бездарный и бесполезный. И сегодня я с ней был чертовски согласен.

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 12.07.3011. distr. 12. They


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC