Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » [c] 20.10.3013. distr. 5. Sad joke


[c] 20.10.3013. distr. 5. Sad joke

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

http://sh.uploads.ru/XdrAY.png http://38.media.tumblr.com/afd90e465f57f2f85ea1c6f88ba6906e/tumblr_n4wstcdIVz1s26dsio5_250.gif
http://38.media.tumblr.com/0e0891b6e72a9040f039861890dab17d/tumblr_nlqt9hNSLh1tfwxmio1_250.gif http://25.media.tumblr.com/fd0b1942d7633d54f46dd35f057e351a/tumblr_meqvwtm2hc1rijt1mo4_250.gif


• Название эпизода: Sad joke;
• Участники: Hector Cleric, Catlin Brett, Arcturus Stark (с момента вызова его Кейт);
• Место, время, погода: дистрикт 5, мелкий снег, прохладно ;
• Описание: дисктрик 5 не был особо примечательным. Ровно как и стратегического значения он не имел, однако важный форпост всё же нужно было занять. Команда в достаточно большом составе почти закончила операцию, однако случилось кое-что, абсолютно никем не предвиденное: усыпляющий газ, люди в белых масках, быстрая и слаженная операция. Из было немного и цель у них была вполне конкретная - генерал Армии. Очевидно, Капитолий достаточно узнал о генерале Клерике, чтобы сыграть на его слабых сторонах. Теперь всё, что есть у генерала - это 24 часа. 24 часа, чтобы погибнуть или родиться заново;
• Предупреждения: сюжетный отыгрыш.


+3

2

Клерик пытался вдохнуть. Хотя бы вдохнуть. Чувство было таким, будто бы он пытается сделать это впервые в жизни. Чтобы открыть глаза, кажется, нужно было хирургическое вмешательство. Быстрее, чем пришло сознание в голову мужчины, отвратительное чувство, будто из правого предплечья вытянули все вены, смотав их в тугой клубок. Поморщась и издав беззвучный стон от ощутимого дискомфорта, Клерик попытался сесть, тут же притягивая к себе правую руку. Он попытался сжать пальцы - ничего не вышло, рука не слушалась. Весь правый рукав его черного подобия гимнастерки был тонким лезвием разрезан до самого плеча, откуда проступали буграми напряженные мышцы. Где был кафтан и пиджак - неизвестно. Соответственно как и оружие.
Клерик моргнул ещё несколько раз, облизывая пересохшие до одеревенения тонкие губы. Картинка в голове была отвратительной, точно бы мужчина стремительно терял зрение, фокусировка абсолютно не работала, в голове был свинцовый шар, перекатывающийся из лобной части в затылочную. Если бы у Клерика не было того самого врожденного низкого болевого порога - он бы сейчас умер от боли.
Предплечье, то самое, что не откликалось на команды хозяина, странным образом мерцало. Поднеся поближе к глазам, чтобы хоть как-то разглядеть его, мужчине показалось, будто бы он видит цифры. Двигающиеся, мерцающие цифры. Бред.
Генерал поднялся, опираясь о стенку того помещения, в котором он находился. Всегда идеальная одежда мужчины сейчас была сплошь испачкана пеплом, пылью, сажей и кровью. Сжав виски, чтобы усмирить нахлынувшую с подъемом боль, Генерал попытался вспомнить то, что было.
Операция была почти завершена, ничего сложного, никаких казусов или внезапных происшествий. Команда собирала снаряжение, несколько планолетов с основным составом операции уже вылетела в дистрикт. Генерал и около 10 человек были последними, кто должен был отправиться в дистрикт 13. Кажется, Клерик хотел что-то сделать. Он увидел женщину среди остатков команды. Женщина - врач, которая должна была отправиться в дистрикт двумя планолетами ранее, но какого-то черта всё ещё оставалась здесь. Он собирался сказать ей о том, что невежливо ослушиваться приказов командования, но после  этого комнату заполнил газ. Люди в белых костюмах, совсем, между прочим, не похожие на миротворцев, ворвались в помещение. Он помнит, как положил нескольких из них точными выстрелами. Троих ранил. Но ранил лишь потому, что с трудом уже держался в сознании - не то, что метко стрелял. А потом сон, сладкий и глубокий сон, в которых генерал провалился, ничего не чувствуя и не ощущая до самого пробуждения.
Теперь же он видел только пустую комнату, раскиданные в признаках драки вещи, кое-где кровь и аккуратные дырочки от пуль. Команда Клерика, та женщина с высоким самомнением - никого не было видно, оттого Клерик предчувствовал худшее. Он выбрался наружу из помещения. Солнце игриво и слепило, резало глаза, но ни одной души в округе по-прежнему не было видно. Проклятье. Трижды проклятье. Как он мог допустить, как не угадал? Это были люди Капитолия - ясно абсолютно точно. Но почему они его не убили? И где его команда? Как же тяжело ворочать мысли...
Сталкерствовать по разбитому дистрикту в полном одиночестве, да ещё и с неизвестными ранениями Клерик не считал преисполненым смысла. Нужно было связаться с 13-тым и доложить обстановку.
Определенно, прямо сейчас.
Только бы чуть-чуть отдышаться.

Кэйтлин

Я думаю, что тебе удалось как-то избежать всего произошедшего. Предположим, что ты случайно куда-то вышла или успела спрятаться так, что газ на тебя подействовал не сразу. Ты увидела, как унесли меня и как всех членов группы взяли в плен и упаковали посылочкой в Капитолий. Это мои предложения, буду рад, если ты придумаешь что-то своё

+3

3

Кейтлин осторожно открыла глаза и прислушалась, пытаясь подавить приступ, внезапно накатившего кашля, вокруг было абсолютно тихо. В голове был туман, осознание того, что произошло не приходило. Приподняв голову от пола, Бретт огляделась – никого, в помещении она осталась одна. Постепенно воспоминания произошедшего возвращались к ней.
Они уже должны были вернуться обратно в тринадцатый, задание было выполнено. Кейт оставалась с последней группой, хотя должна была улететь на планолете в составе одной из первых групп. Почему она осталась? Решила, что не оставит оставшихся солдат без медицинской помощи, так на всякий случай. Она вспомнила, как поймала на себе недовольный взгляд Генерала, тот видимо был недоволен ее поступком, она, как ни как, ослушалась приказа. А потом был дым – усыпляющий газ, стрельба. Девушка успела спрятаться в нише с дверью, которую она пыталась безуспешно открыть, та была заперта и не поддавалась. Кейт упала одна из последних, ее не нашли или не собирались искать, но она видела, как люди в белых масках забирали солдат и Генерала. Белый туман заполонил все помещение, и Кейтлин провалилась в глубокий и крепкий сон.  Вспомнив все это, Кейт вскочила на ноги и пошатнулась, голова загудела и закружилась, да так что та едва успела схватиться за стену, чтобы не упасть. Приступ тошноты подкатывал почти к самому горлу, девушке понадобилось несколько минут, чтобы совладать с собой, все плохие ощущения отступили. Нужно было что-то делать, хотя сейчас она не понимала, что вообще может сделать. Головокружение сменилось страхом, на мгновение страх охватил ее. Она одна, в чужом дистрикте, одна из двенадцати человек, осталась в живых, а живы ли еще остальные, что она скажет, вернувшись в тринадцатый, и как туда ей вернутся? Вопросы крутились в голове один за другим. Глубоко вдохнув, Кейт постаралась отогнать от себя страх и возможные приступы паники. Нельзя было допустить власти страха над собой. Кейтлин решила выйти наружу. Осторожно ступая, она вышла из помещения. На улице светило солнце, сколько времени она проспала? Сутки, двое, несколько часов? От света больно резало глаза, Кейт поморщилась, привыкая к лучам солнца. Свежий ветер окончательно рассеивал туман в сознании, возвращая девушке здравые мысли. Достав из кобуры пистолет Кейт осторожно пошла по улице, в душе теплилась надежда найти еще кого-нибудь живым из команды, но чем дольше Кейтлин шла, тем наивнее она казалась. Наверное, первым делом нужно было связаться с дистриктом, но, кажется, вся связь, если и есть, осталась в той комнате. Нужно было вернуться. В этот момент  впереди послышались чьи-то шаги. Девушка быстро спряталась за бетонными развалинами, взведя курок на пистолете, затаившись в укрытии. Шаги приближались, и сердце в груди девушки застучало быстрее. Слегка выглянув из-за стены, Кейт увидела Клерика. Тот был один, форма его была испачкана, а правая рука, кажется, была ранена. Губы Кейт дернулись в невольной улыбке. Вот уж, что она никогда не думала, что когда-нибудь будет рада видеть Клерика. Хотя сейчас она была бы одинаково рада любому человеку из группы, даже если это суровый генерал Армии. Кейт осторожно вышла из укрытия.
- Генерал, - проговорила она, охрипшим от долгого молчания голосом и быстрым шагом, почти бегом, направилась к Клерику, - вы ранены? – На ходу продолжила она, подходя ближе. Дожидаться ответа она не стала, все было видно и так, - кто-то еще жив? – Обеспокоенно спросила Бретт, осторожно отодвигая ткань с травмированной руки генерала. Глазам своим Кейт не верила. Прямо под кожей Клерика светились цифры, отчитывая что-то в обратном направлении. – Ч-что это?- Вновь спросила она, переводя полный непонимания взгляд на генерала, - что же они с вами сделали… - Цифры что-то отчитывали, а это значило, что ничего хорошего от этого можно не ждать, но вот только что именно плохого стоит ожидать. – Это, что какой-то заряд? – Озвучила свою первую пришедшую в голову мысль Кейт, хотя и понимала, насколько эта мысль может быть бредовой, зачем минировать человека, если проще его убить сразу, помучить?  Да, это прямо в духе Капитолия, удивляться не стоит. – Чем бы оно ни было, это  нужно как-то извлечь, пока цифры до нуля не дошли. – Закончила говорить Бретт.

+3

4

Чувствовать себя безоружным всё равно, что снять одежду и выйти на трибуны для оглашения распорядка на день. В ушах генерала всё ещё звенело набатом, ни один удар сердца не оставался неуслышанным, а шум крови, стремящейся по жилам и вовсе сводил с ума. Неудивительно, что он не сразу заметил Бретт. Чувствуя себя точно беспомощный котёнок, Клерик опирался здоровой рукой на стенку здания, взгляд его был тяжелый, измученный, под глазами пролегали отчетливые серые круги, на лице блестела мельчайшими каплями легкая испарина. Кажется, его начинала бить судорога - отчего? Было ли это следствием отторжения организмом неизвестного аппарата в руке, или, быть может, этого аппарата действие?
Клерик позволял словам Кэтрин литься и литься. Он ведь сам не знал ни одного чертово ответа на эти чертовы вопросы. Он не знал того, что происходит с ним - как он мог знать, что происходит.
От раздвинул губы, точно хотел что-то сказать, но лишь с усилием сглотнул и втянул носом воздух. Как бы там ни было, насколько при смерти сейчас бы ни был Генерал - он Генералом оставался и должен был держать ситуацию под контролем. Всегда.
- Нельзя ничего делать до тех пор, пока не ясна природа этого механизма, - иссушенный и хрипловатый голос Клерика удивлял своей спокойностью и равномерностью, он резко резонировал с его внешним видом и обессиленно поникшей рукой. - Нужно доложить в 13-тый дистрикт о случившимся. Немедленно. - Клерик отличался своим умением расставлять приоритеты. Вот как он воспринимал сложившуюся сейчас ситуацию: его команда пропала, в него самого заложена не то бомба, не то подслушивающее устройство - не важно что, главное, что на ней была бирка "made in Capitol". И в 13-том дистрикте должны знать, что это случилось.
- В нижних отсеках было передающее устройство, есть шанс, что мы сможем связаться с домом. Иди за мной, здесь слишком опасно светиться. - Скомандовал Клерик и взял себя в руки, чтобы проделать путь до передающего устройства.
Был несомненный плюс в том, что доктор Бретт оказалась здесь. Теперь Клерик чувствовал на себе ответственность за её жизнь и в его сознании включался аварийный режим "Генерала до последней капли крови". Нужно признать... в глубине души ему это даже нравилось.
Помещение вновь встретило душным смрадом. Пыль, грязь, человеческий запах - всё это разъедало глаза, иссушало горло. Клерик двигался небыстро, но уверенно, добираясь до лестницы и спускаясь на пару этажей ниже. Здесь была небольшая комната, скорее подсобное помещение, в котором горой громоздились ящики, какие-то сундуки и чемоданы. На первый взгляд было ничего не разобрать, но Клерик ориентировался так быстро и слаженно, что со стороны могло показаться, будто он всю сознательную жизнь провёл в таких чуланах.
На стол встал с жестяным звоном большой аппарат. Самым понятным из его содержания была большая трубка для говорения и другая - для слушания. В течение десяти минут Клерик что-то усиленно настраивал правой рукой, прижав левую к груди, чтобы она не мешала работе. А затем он замер и повернулся к Кэйтлин, которая всё ещё - как оказывается - была здесь.
- Я не могу сообщить о том, что здесь было. Я не должен ничего слышать и знать из того, что ответят из дистрикта. - Клерик нервно дернул желваками - по нему было прекрасно видно, что такая информация ему самому не по душе. Он без всяческого удовольствия обратил внимания на тикающее предплечье. - Я отправлюсь обратно наверх. Через пять минут после этого свяжись с дистриктом и доложи о том, что произошло. - Губы Клерика стиснулись в тонкую полоску - ему становилось всё больнее и больнее от непонятного механизма в руке. Усталость и общая изможденность грозили в любую минуту ударить Клерика под колени. Он кратко объяснил доктору Бретт как пользоваться устройством. И, уже совсем уходя, добавил будто бы через силу:
- Сообщать ответ из дистрикта мне нельзя. Ко мне лучше вообще не приближаться. - Он бросил короткий взгляд на женщину и поднялся на поверхность.

Свежий воздух не приносил облегчения. Выбравшись наверх, Клерик завернул за угол и привалился к стене здания, усаживаясь прямо на землю. Ошибка за ошибкой били кнутом по стержню внутри мужчины. Человеку, с тяжелой болью в душе переносившему любую, даже самую маленькую помарку, было просто невыносимо находиться сейчас в том состоянии, в котором прибывал Генерал Клерик. Правой ладонью взяв левую руку, Клерик претенциозно стал рассматривать своё предплечье. 23 часа. Всего 23 часа у него было на то, чтобы понять или решить задачку Капитолия, разгадать эту каверзу. В чём заключалась их шутка Гектор пока ещё не понимал, он не знал и какие требования они предъявляют к нему. Но единственное, чему теперь он должен был научиться - не доверять себе.

+3

5

- Нельзя ничего делать до тех пор, пока не ясна природа этого механизма, - совершенно спокойным голосом, к удивлению Кейт, ответил Генерал. Холодность его и каменность, не для кого секретом не были. Но когда у тебя в руке зашит неведомый механизм, любой, наверное, на его месте начал понемногу с ума сходить, любой, но не Клерик.  - Нужно доложить в 13-тый дистрикт о случившимся. Немедленно. В нижних отсеках было передающее устройство, есть шанс, что мы сможем связаться с домом. Иди за мной, здесь слишком опасно светиться. - Скомандовал Генерал, направившись в сторону нужного им помещения.  Позади Генерала доктор не пошла, оказалась рядом, периодически поглядывая на мужчину и на его раненую руку. Опасно не опасно, но одна она здесь уже бродила, и ничего страшного пока не случилось, сейчас ее больше беспокоило, как и любого врача, здоровье Клерика, чем возможный отряд из Капитолия. 
Они спустились в помещение, больше напоминающее какую-то кладовку, пыльно, грязно и очень душно.
Медленно, но уверено, Генерал прошел по комнате, легко ориентируясь среди множества ящиков и сундуков, найдя нужный аппарат, он поставил его на стол. В течение десяти минут Клерик что-то усиленно настраивал правой рукой, прижав левую к груди, после он замер и повернулся к Кэйтлин, которая почти неподвижно все это время стояла позади Генерала.
- Я не могу сообщить о том, что здесь было. Я не должен ничего слышать и знать из того, что ответят из дистрикта. Я отправлюсь обратно наверх. Через пять минут после этого свяжись с дистриктом и доложи о том, что произошло. - Губы Клерика сжались в  линию. Бретт коротко кивнула.
- Ясно. Я все сделаю. – Так же коротко ответила она, генерал быстро объяснил ей, как пользоваться устройством. И, уже совсем уходя, словно через силу, добавил:
- Сообщать ответ из дистрикта мне нельзя. Ко мне лучше вообще не приближаться. – Мужчина  бросил короткий взгляд на Кейт и продолжил свой путь наверх. Бретт присела на край стола, упираясь в тот руками. Генерал был прав, пытаться извлечь устройство из его руки, не узнав, что именно оно из себя представляет - опасно, но и оставлять его тоже нельзя. А узнать об устройстве можно лишь в Дистрикте. Но если устройство это было  еще и прослушивающим, то в Дистрикт Генерал вернутся, не мог. Нужно было что-то делать, но что именно доктор пока не представляла. В медицине она разбиралась отлично, а вот в механике разбиралась с трудом. Нужен был человек хорошо разбирающийся в этом и по возможности знающий устройства Капитолия. Кейт резко отстранилась от стола, вспомнив о беглеце-изобретателе из Капитолия. «Точно, он должен помочь…» Кейт взяла микрофон и наушник, включая рацию, послышалось шипение и помехи, вскоре на ее вызов ей ответили. Доктор рассказала о произошедшем, Дистрикт хотел выслать за ними планолет, но Кейт, как и полагалось, отказалась от этого, попросив вместо этого прислать к ним того самого изобретателя.
Закончив разговор, Бретт бегом отправилась наверх, в несколько шагов преодолевая лестницы. Оказавшись на улице, девушка огляделась в поисках Клерика, которого поблизости видно не было. Нашла Кейт его за углом, сидящим на земле и прислонившимся к стене здания. Подойдя ближе, доктор опустилась перед мужчиной на колени, подавая тому флягу с водой. Рукой Кейтлин дотронулась до лба генерала, тот был влажным и горячим, мужчину знобило.
- У вас жар. Устройство отторгается организмом. – Констатировала она и вновь, но уже тщательнее, осмотрела руку Гектора, что по виду мужчины, особой радости не приносило. Нужных препаратов у нее с собой не было и поэтому мало что она могла пока сделать, хорошо, что вместе с изобретателем пребудет и более полная аптечка. Устройство убивало и убьет либо по истечению времени, либо чуть позже, итог один или лишит человека руки, что тоже далеко не счастливый конец. Кейт достала из своей аптечки шприц-тюбик с обезболивающим, вколов тот чуть выше устройства. – Сейчас станет легче. Все будет хорошо, никто не даст вам умереть.- Проговорила Бретт, слегка улыбнувшись, пытаясь поддержать Клерика. Пока это все, что она могла сделать, девушка вздохнула и села рядом с генералом, ожидая прибытия планолета.

+2

6

Пока генерал выгуливал своих подопечных в пятом дистрикте, скромный изобретатель из Капитолия был добровольно заперт в стенах своей лаборатории и развлекал себя тем, что пытался разобраться с созданной им же бронёй, которая всё никак не хотела самостоятельно собираться. К слову, этому занятию Арчи посветил последние 4 часа и к исходу 4го часа был уже прилично вымотан, готов был уже нахрен послать эту броню, да вот природное упрямство всё никак не позволяло. Кончилось всё это тем, что измученный капитолиец вырубился в обломках несколько раз посланной к чертям брони, и мирно посапывал, даже не подозревая, что где-то там далеко, в дистрикте номер 5 в нём - в прямом смысле - смертельно нуждаются.
- Джарвис, выруби к чёрту Солнце. Спать в металлоломе было не то, чтобы удобно, но Арчи готов был со всем смириться, вот только до этого приглушённый заботливым компьютером свет вновь засиял в полную силу, и было сложно его игнорировать даже через плотно сомкнутые веки. Поэтому Старк продолжал упрямо лежать на полу, недовольно морщась и пытаясь прикрыться первой же попавшейся под руку железякой.
- Увы, сэр, это не в моей компетенции, - как всегда предельно вежливо ответил Джарвис. - К тому же, у нас гости, - вовремя прибавил компьютер, ведь Арчи как раз хотел перейти к более доходчивым ругательствам. Но теперь проблема с ярким светом отошла на задний план.
Изобретатель боязливо сдвинул с лица железный пласт брони и осторожно выглянул из-за своего прикрытия для глаз. Джарвис не соврал - в лаборатории и правда были люди. Более того, их было много, и они образовали замкнутый круг вокруг распластавшегося на полу капитолийца. Первой мыслью, конечно, было "Дошутился" и что эту банду серьёзнолицых к нему подослал Гектор Клерик. Но это предположение было отброшено уже через пару секунд - стал бы господин генерал хоть с кем-то делить удовольствие самолично пристрелить Старка. Поэтому уже увереннее и смелее Арктурус сначала сел, а затем поднялся на ноги. Левую ногу сковывала непривычная тяжесть - ах да, он и забыл, что до этого успел нацепить на себя часть железных доспех. Но сейчас было не до этого.
Однако и позже времени на то, чтобы высвободить свою ногу из железного заточения, тоже не оказалось. Вождь серьёзнолицых поведал Старку о причине своего визита. Дескать, с генералом случилась какая-то неприятность, и только Арктурус Старк может ему помочь. На этом моменте скромный изобретатель из Капитолия странно улыбнулся, про себя отметив, что у судьбы всё же весьма специфическое чувство юмора. Деталями произошедшего делиться не хотели, но Старк объявил, что ему надо знать, какие инструменты следует захватить с собой в 5й дистрикт. И тогда вождю серьёзнолицых пришлось рассказать всю правду, попутно наблюдая, как Старк беспомощно ходит по лаборатории, безрезультатно перебирая свои инструменты и изобретения. Кто-то в Капитолии захотел себе дорогостоящий будильник и, конечно, лучше материала, чем генерал 13го дистрикта, просто не нашлось.
Своей закованной в железо ногой Арктурус собирался заняться в планолете, но совершенно забыл об этом неудобстве, едва только принял сидячее положение и погрузился в своих мысли. Обдумывать устройство, внедрённое в руку генерала, Старк начал ещё в лаборатории, но теперь он мог спокойно выстроить ряд возможных вариантов, ведь никто не отвлекал его от раздумий и не нарушал поток мыслей. Неподвижно и молча просидел Арчи до самой высадки в пятом дистрикте. Теперь же наступило время действовать.
С отрядом солдат Старк дошёл до предполагаемого местонахождения генерала и Кейтлин, по дороге убедив их, что дальше он должен пойти один. Эта операция уже понесла достаточно человеческих жертв, и незачем было увеличивать их число.
- Хэй, ребята, должен признаться, что это самое оригинальное приглашение на тройничок в моей жизни, - вместо приветствия крикнул Старк, приближаясь к генералу и Кейтлин, которых он заметил издалека. Оказавшись рядом, Арктурус про себя отметил, что выглядит Клерик и вправду хреново, но ни капли жалости это в нём не вызвало.
- Итак, генерал, не подскажите случайно, который сейчас час? - в привычной шуточной манере поинтересовался Старк. Ему надо было глянуть на цифры, да и вообще на вживлённое устройство, чтобы иметь хоть какое-то представление о том, с чем дальше он будет работать.
- Кейтлин, возможно ли узнать, каким образом было установлено это устройство? Остались ли свежие шрамы, швы? Закреплено ли оно на костном материале? Я понимаю, что условия у нас полевые, но везти этот кислолицый детонатор в дистрикт 13 и нормально осматривать мы, увы, не можем, - все ещё на несколько процентов скованный железом, Арчи неуклюже присел на корточки и обернулся к Кейтлин, в надежде, что она ответит хотя бы на некоторые его вопросы. В таком случае, ему будет куда проще соображать, что же делать дальше.
- Ну и, конечно, самый важный вопрос: есть ли у вас с собой хирургические инструменты? - от шутливого тона Старка не осталось и следа, он внимательно смотрел на Кейтлин поверх съехавших на переносицу очков, выживая ответа.

Отредактировано Arcturus Stark (Пн, 8 Июн 2015 00:34)

+3

7

Становилось заметно хуже. Состояние генерала с каждым вдохом превращалось буквально в предсмертное. Он чувствовал, с какой бешеной скоростью колотится внутри его сердце, как пульсирует кровь и пересыхает во рту. Он с силой сжал правой рукой левое запястье, хоть как-то стараясь утешить боль. И с чего вдруг? Что произошло? Он только вроде бы предпринял попытку успокоиться, спокойно взвесить все возможные дальнейшие варианты развития событий... Рука женщины на его лице была чем-то далеким и неясным, точно бы прорывающаяся сквозь сон реальность, фляшка с водой была в свободной руке, но через минуту выскользнула и ударилась о землю. Клерик медленно терял сознание.
Клерик отключился, безвольно откинув голову и уткнувшись в плечо Кейтлин. Его рука лежала предплечьем в солнцу и цифры на коже бледного зеленого цвета неспешно отсчитывали секунды, и ни одна живая душа и понятия не имела что будет, когда они замрут.
Доктор Бретт, пожалуй, относилась к Генералу Клерику куда человечнее, чем он того заслуживал. Чтобы находиться с Генералом дольше десяти минут и не сойти с ума от его деревянности, нужно было обладать особой выдержкой и титаническим спокойствием. Кэйтлин была очень спокойной, несмотря даже на то, что вокруг была война, а в данный момент - бесчувственный мужчина с черт-знает-чем, зашитым под кожу. Нормального человека это бы пугало и ввергло в панику и ужас. Доктор Бретт же добровольно вызвалась помогать мужчине, а генерал Клерик в первую очередь предпочел отрубить себе руку.
Солнце светило, но не грело. Мерно нарастающий гул откуда-то из-за горизонта оповестил доктора Бретт о том, что приближается планолет, и очень хотелось бы верить - из дистрикта 13. Собственно, появившийся Арктурус Старк был живым тому подтверждением. Генерала Клерика, тем не менее, из состояния, близкого к коме, не вывело даже появление опытного специалиста-прорицателя с огромным арсеналом самомнения на борту.
Однако обморочное состояние Генерала не сулило облегчения не самому Генералу, ни тем, кто попал в зону его поражения. Пот каплями стекал по вискам Клерика, делая из волос тонкие мокрые пряди. В груди камнем колотилось сердце так, что прижав руку к гимнастерке Генерала можно было отчетливо почувствовать каждый мощный и отточенный удар. И тут на открытом участке кожи Клерика, на том месте, где до плеча был разорван рукав, вдруг стали проступать бледно-серые чернила. Почти такие же, как каждый день были на предплечье мужчины в виде расписания на день. Одна за другой буквы складывались в слова и предложения. Теперь уже не только рука по локоть, но и все плечо было исписано аккуратными витиеватыми фразами. Обрывки из них заползали на грудь и шею, оканчиваясь где-то у солнечного сплетения. Видимо текст был написан на коже заранее, но чернила проявлялись лишь в особом случае - если в крови повышался или понижался уровень какого-то элемента.
Послание гласило примерно следующее: "Многоуважаемый Генерал 13 Дистрикта Гектор Клерик. Очень неразумно с Вашей стороны лично управлять столь незначительной операцией, какой была эта. Ваша команда в полном составе сейчас находится в Капитолии, как и Ваше оружие - а мы знаем, оно вам очень дорого. Уверены, нам есть о чём поговорить с Вами лично и считаем, что этот разговор должен состояться в ближайшие 24 часа. Чтобы Вам было комфортнее - мы предоставили Вам таймер, чтобы не пропустить Званый Ужин в Капитолии. Любое хирургическое вмешательство не рекомендуется, как и необдуманные действия в отношении нашего изобретения. Ваше сердце теперь в наших руках, несмотря на то, что Вы отрицаете его наличие. P.S. Если Вам не хватает адреналина в крови и Ваше сердце бьется недостаточно часто - мы поможем Вам. До встречи."
Впечатляющая татуировка на теле Генерала не спешил пропадать. Как только цвет надписи стал достаточно ярким - в груди Клерика замедлило ход сошедшее с ума сердце и он моментально очнулся, рывком вырываясь из общества доктора и изобретателя. Старка, впрочем, Клерик узнал не сразу.
- И это помощь из дистрикта? - Раздосадованно и с нотками злобы спросил Гектор не то себя, не то Кэйтлин, проявляя поразительную активность для человека, минуту назад валявшегося без сознания. - Хотя, кажется, я понял, - вдруг Генерал, взбешенный неясно чем схватил здоровой рукой изобретателя под горло и впечатал в стену, у которой недавно отдыхал. - Что. Это. За таймер. - Клерик ввинчивался взглядом в Старка, будучи абсолютно уверенным в том, что изобретатель из Капитолия не может не иметь отношения к тикающей штуке в генеральской руке.
За текст послания спасибо Питу.

+2

8

Состояние генерала ухудшалось с каждой минутой бездействия. Фляга выпала из его руки, глухо ударившись о землю, мужчина безвольно откинул голову, уткнувшись в плечо Кейтлин.  Бретт осторожно опустила генерала головой себе на ноги. Таймер мерно отчитывал секунды, положив руку на грудь Клерика, доктор почувствовала, как бешено, бьется в груди его сердце. Внешне она была спокойна, но только лишь внешне, внутри она боялась, боролась с накатывающим то и дело страхом. Она боялась не успеть или ошибиться, в голове кружились сомнения. Неизвестность дальнейшего даже слегка пугало ее. Достав из кармана бинт, Бретт отмотав небольшое его количество и смочив оставшейся еще во фляге водой, положила его на пылающий лоб генерала.
Сколько времени прошло с того момента, когда Кейтлин вызвала помощь она точно не знала, знала лишь что минуты проведенные здесь для нее тянусь безумно долго. Клерик все еще лежал без сознания, когда, наконец, вдалеке послышался гул двигателей планолета. Глазами полными надежды она посмотрела вдаль, смотря на приближающуюся летающую машину. Снижалась она вдали от их местонахождения, Бретт сняла с себя жилет и куртку, положив те под голову генералу, оставаясь сверху в черной майке. Увидев приближающихся солдат и изобретателя, Бретт кинулась к ним, забирая у одного из сопровождающих Старка, так необходимую ей, аптечку, которой являлась черная небольшого размера сумка на длинном ремне. Повесив ту на плечо, Кейт поспешила вернуться обратно к генералу. 
- Хэй, ребята, должен признаться, что это самое оригинальное приглашение на тройничок в моей жизни, - вместо приветствия крикнул Старк.
– Размечтался. – саркастично ответила Кейт на ходу. Вдвоем они вернулись к Клерику.
- Кейтлин, возможно ли узнать, каким образом было установлено это устройство? Остались ли свежие шрамы, швы? Закреплено ли оно на костном материале? Я понимаю, что условия у нас полевые, но везти этот кислолицый детонатор в дистрикт 13 и нормально осматривать мы, увы, не можем, - продолжил говорить изобретатель, неуклюже присев на корточки и обернувшись к Бретт.  - Ну и, конечно, самый важный вопрос: есть ли у вас с собой хирургические инструменты? – Уже вполне серьезно проговорил тот. Кейт вновь опустилась на колени, отрицательно качнув головой.
- Устройство под кожей и до кости точно не достает, видимых повреждений я тоже на нашла. Я даже не представляю, как этот механизм туда поместили. Либо это технологии Капитолия, что даже после их операций шрамов не остается, что, кажется, вряд ли. А инструменты, да, есть. – Спокойно ответила доктор, вдруг улавливая взглядом  едва заметные темные полосы, отходящие от устройства, полосы секунда за секундой становились четче и четче, пока не превратились в надписи. Фразы расползались по руке мужчины, скрываясь за рукавом, захватывая грудь и шею. Девушка расстегнула пуговицы гимнастерки, пытаясь прочитать проявившийся текст.
- О, боже, что это… - хриплым шепотом проговорила девушка, вглядываясь в слова. Внутри нее все замерло.  Текст оказался посланием из Капитолия. Дочитав его, доктор изумленными глазами посмотрела на Старка. – И, что теперь делать? Надеюсь, вы это не впервые видите, такое устройство. – Медленно, выговаривая каждое слово, проговорила Кейт. В этот момент, генерал очнулся, резко поднимаясь с земли.
- И это помощь из дистрикта? - Раздосадовано и с нотками злобы спросил Гектор, - хотя, кажется, я понял, - в мгновение Генерала охватила ярость, и тот схватил здоровой рукой изобретателя под горло и впечатывая в стену. Бретт моментально кинулась на помощь обоим, буквально отдирая руку Клерика от изобретателя. – Прошу вас, Гектор, тише. Успокойтесь. Нельзя же так.– Встревожено говорила девушка, с трудом возвращая Клерика в лежачее положение. – Старк здесь не причем, он вам это устройство не вживлял. Он здесь для того чтобы помочь. Устройство отравляет вас. Послание, - доктор указала рукой на надписи, - проявилось не сразу, возможно, среагировав на какое-то вещество в организме. Так, что вам нужно лежать. – Твердо продолжила Кейтлин и чуть помедлив, добавила, - а будете дергаться, вколю чего-нибудь покрепче. – Попыталась пошутить она, подавая генералу флагу и помогая тому сделать пару глотков. Хотя настроение было у нее далеко не шуточное. Терять людей ей было всегда тяжело, такой уж у нее был характер, она не могла оставаться равнодушной. Даже учитывая гадкий характер генерала, сейчас она просто не могла оставить его, даже сердиться не могла, хотя хотелось.
- 22 часа, что это значит, что будет по истечению этого времени? – Обратилась она теперь к изобретателю,- говорите, что делать. – Серьезно закончила она.

+2

9

Вот поэтому он и не хотел быть причастным к Революции. Не хотел поддерживать Восстание и ехать в Дистрикт 13. Потому что одно дело - за высокими стенами Капитолия собирать ядерное оружие, укрепляя тем самым хрупкий мир в их шатком государстве, надеяться, что само наличие этого оружие поможет решить многие проблемы. И совсем другое - оказаться здесь, на передовой военных действий, тогда как от каждого твоего последующего решения зависит чужая жизнь. А здесь даже высокий ранг никак не сможет уберечь тебя от неприятностей. Ещё одной причиной, по которой Арчи отдавал предпочтение ядерному оружию, было то, что оно не предоставляло никому выбора. Если кнопка нажата, то все мы уже обречены. А в случае с будильником в руке генерала надо было ещё побороться за свою жизнь, и неясно было, чем эта борьба всё же кончится и не напрасны ли будут все предпринятые попытки спасти этот занудный будильник.
- И шрамов нет, и следов от инъекций не имеется? - продолжал расспрос Старк, задумчиво осматривая руку находящегося в отрубе генерала. Лично Арктуруса вполне бы устроило, если бы Клерик провалялся так ещё пару часов, пока они точно не решат, что делать, а если повезёт, то возможно и приступят уже к каким-либо действиям. - Шрамы бы так быстро не затянулись, значит, это были инъекции, а так как и от них следов не осталось, скорее всего, использовалось впрыскивание под высоким давлением. В таком случае игла не нужна... - Арчи хотел было продолжить своё рассуждение, да вот только похоже, что в их мозаике появился новый элемент. Старк умолк, глазами пробегаясь по тексту послания. Впрочем, то, что всё это - дело рук президента Сноу и его сподручных, сомнений не оставалось, но теперь стало очевидным кое-что ещё.
- Конечно, мой будничный день в Капитолии начинался с того, что я устанавливал парочку палестинских будильников в предплечьях всех желающих, - с сарказмом отозвался Старк на вопрос Кейтлин. И хотя он не был знаком с устройством этой бомбы (а Арчи был полностью уверен в том, что это бомба), он догадывался, кто мог её собрать. Сердце тревожно ёкнуло от этой мысли - он-то здесь, в Дистрикте 13, и никто больше не принуждает его собирать для Сноу большие опасные игрушки, но это не значит, что Капитолий не нашёл кого-нибудь ему на замену.
Арчи открыл было рот, чтобы высказать ещё одно своё важное предположение, но тут в себя пришёл генерал Клерик, который весьма обрадовался его присутствию. - О, Гектор, я тоже ужасно соскучился, - с саркатичными нотками в голосе протянул Старк, выслушав "теплое" приветствие от генерала. Он хотел было ещё пошутить на этот счёт, да вот момента не представилось: похоже, встал генерал не с той ноги, а поплатиться за это должен был Арктурус.
Впечатанный в стену Старк недовольно поморщился, а когда полноценно открыл глаза, то увидел прямо перед собой предплечье генерала, на котором неторопливо сменяли друг друга незамысловатые цифры. А Клерик тем временем буквально сверлил его взглядом, ожидая чёткого ответа. - Рискну предположить, что это будильничек, - пожимая плечами настолько, насколько это позволяло его теперешнее положение, ответил Арчи и со всей дури пнул генерала утяжеленный железом ногой - ну хоть где-то пригодилась эта пресловутая броня. А далее Кейтлин не составило труда отлепить от скромного изобретателя взбесившегося генерала и уложить буйного пациента на холодную землю. Старк настороженно покосился в его сторону, ожидая продолжения актов агрессии. - Ещё раз так накинешься на меня, и я уже не буду так нежен, Гектор, - спокойно предупредил Арктурус и перевёл взгляд на Кейтлин.
- Ну думаю, очевидно, что произойдёт, когда все числа на руке генерала сменятся нулями, - неторопливо присаживаясь на корточки, на этот раз на небольшом расстоянии от генерала, объявил Арктурус . - Большой бум, - сопровождая свои словами наглядной демонстрацией бума руками с растопыренными пальцами, договорил Старк. - Вырезать эту штуку мы не сможем. Во-первых, так написано в послание из Капитолия, а я думаю, что они не стали бы просто так мухлевать. Во-вторых, я полностью уверен, что это устройство надо сначала отключить, прежде чем задумываться о его извлечении. Начнём резать на живую, и оно среагирует на изменение состояния генерала, начнём резать под наркозом, оно среагирует на изменение химического состава крови, - рассуждал вслух Арктурус.
- Всё гениальное просто - это бомба с таймером. Почему именно бомба, а не какой-нибудь механизм, медленно вводящий яд в организм генерала? Потому что в таком случае господин генерал достойно бы принял смерть и послал бы к чертям Капитолий, а они, похоже, хотели быть полностью уверены в том, что генерал будет вынужден отправиться сдаваться в столицу, - Старк старался объяснять как можно доходчивее, ведь времени на лишние расспросы у них не было.
- Капитолий всё хорошо просчитал, но вот только допустил одну непоправимую ошибку, - после минуты молчания загадочным голосом огласил скромный изобретатель. - В вечной своём стремлении любое свое действие преподнести максимально широким жестом, президент Сноу невольно, но дал нам очень важную подсказку, - и взглядом Арчи указал на генерала. - Послание. Если генерала ждут в Капитолии, значит эту бомбу можно обезвредить извне, - на этот раз Арктурус умолк на продолжительное время, ожидая реакции на его предположение со стороны других участников разворачивающейся драмы.
Казалось бы, ситуация и так была до предела драматической, но вот где-то вдалеке полоснула облака яркая молния, а уже через мгновение не заставил себя ждать раскат грома. Всё говорило о приближающейся буре.
- Думаю, нам лучше перебраться в здание, - поднимаясь на ноги, мрачно оповестил изобретатель, нехотя протягивая генералу руку, дабы помочь подняться.

+2

10

За три минуты, которые Клерик пребывал в сознании, он узнал об обстоятельствах больше, чем мог выдержать. Начать хотя бы с того, что Арутурус Старк, изобретатель из Капитолия, в конец потерял все понятия о банальной субординации. Скажем так, попытаться избавиться от генеральской хватки пинком... допустим это была попытка сохранить свою жизнь. Но вот называть Клерика панибратски по имени, да ещё и на "ты"... - этого простить он не мог. Просто не мог. Ну и не хотел тоже. Предположим, что "Гектор" от доктора Бретт можно было списать на её природу (читай - на то, что он женщина), но вот Старку этого простить было никак нельзя. Последним на памяти Клерика человеком, который называл его по имени... кажется да, это была Мэри, Мэри Клерик. Как бы там ни было, её жизнь оборвалась уже много лет назад, и, кстати, это было косвенно связано именно с тем, что она называла его по имени.
Приходя в себя от сложившейся вокруг ситуации и даже по началу разрешив Кейтлин повалить себя на землю, Гектор пытался понять... собственно, какого черта эти двое вытворяют. Они говорили об извлечении, о каком-то послании, о Капитолии и Сноу. У Клерика вообще создавалось такое впечатление, что он здесь лишний, да и вовсе не Генерал, а так. Роль пациента, как известно, вводила мужчину в состояние потери душевного равновесия.
- Если генерала ждут в Капитолии, значит эту бомбу можно обезвредить извне. - Старка могло заставить замолчать, пожалуй, только сильнодействующее снотворное.
- Нет. - Вдруг резко и достаточно громко вставил своё Клерик, стоило Старку сказать своё последнее слово. Не отрывая взгляда от созерцания земли под ногами, Клерик продолжил. - Это значит, что в ваших услугах я не нуждаюсь. И ваша забота мне нужна ровно так же, как сочувствие.- Он помедлил, - то есть никак. - Фраза звучала достаточно хлестко, чтобы убедиться, что Клерик не настроен шутить. И только тут он, осматривая часы на руке, заметил те самые фразы - то самое послание, о котором так усиленно щебетали между собой Старк и Бретт. С ужасом Клерик осматривал появившиеся татуировки. С сокровенным ужасом он понимал смысл, сокрытый в них. Клерик чувствовал, как в груди разверзается пропасть, наполненная лавой злости и ярости. Он был именно в том состоянии, когда остановиться уже невозможно. Да и, в общем-то, не нужно.
Команда Клерика была частью самого Клерика. Справедливо было бы сказать, что они были для него даже ближе, чем собственная семья. Эти 10 человек, с которыми он провел достаточно времени бок о бок, чтобы с уверенностью сказать: "этот человек не раз спас мою жизнь и я готов пожертвовать ради него свою, если это будет необходимо". Нет, конечно Клерик прекрасно осознавал цену собственной жизни и жизни кого-то из членов команды, но вместе с этим знал, что любой из отряда 501 в сотни раз ценнее десятка жителей дистрикта 13. Ну и, конечно, оружие. Парные пистолеты Генерала Клерика - были ли ещё те счастливые слепцы, которые о них не знали?.. Без них Клерик был всё равно что аквалангист без маски. И если Капитолий хотел надавить на Клерика - то, о да, ему это удалось. Только вот реакция оказалась прямо противоположной. И у Гектора не было даже и мысли о том, чтобы решить проблему с таймером или посетить Капитолий.
Гектор злился - и именно эта эмоция катализировала в его организме тот гормон, заставляющий сердце биться достаточно часто. Злость, наряду с такими чувствами, как любовь и радость, была недостаточно сильна, но её тоже хватало.
Тишина была мёртвой, где-то далеко послышался раскат грома после полоснувшей молнии. Старк, видимо, решил примерить на себя генеральские регалии, чувствуя, что владеет, возможно полностью, сложившейся ситуацией. Чувство собственной необходимости исходило от него с такой силой, что Клерика почти сбивало с ног этой "ударной волной". И, видимо, в знак дружбы или примирения Старк протянул Генералу руку. Второй раз. Клерик поднял на него глаза, а затем медленно и самостоятельно поднялся на ноги.
- Понимаю, это будет выполнить очень сложно, но попробуй всё же постараться. - Спокойно говорил Клерик в лицо Старку. Беззлобно, безэмоционально, сухо как инструкцию. - Три вещи: никогда не обращайся ко мне на ты, никогда не обращайся ко мне по имени, и никогда не протягивай мне руку. - Выделив каждое из "никогда" с особым нажимом, Гектор скосил глаза в сторону стоящей сзади Бретт, - к доктору Бретт это тоже относится. - добавил он чуть мягче, затем вернул свой спокойный, но тяжелый точно свинец взгляд к Старку. - Я не твой брат и не твой друг, не капитолиец и не простой солдат, чтобы ты позволял себе обращаться со мной в таком тоне. В дистрикте это понятно любому, кто только научился говорить. Сожалею, Старк, но, видимо, придется тебе начать своё обучение заново. Тем не менее, я рад, что этого не увижу. - Пробежав глазами по глазам изобретателя, Клерик пожелал избавиться от общества доктора и избретателя как можно скорее. Он отошел от них на несколько шагов. И не потому, что он имел какие-то предубеждения против них, нет. Просто он не терпел о себе заботы и никому не позволял этого делать. Кроме что, пожалуй, Мэри.
- Я остаюсь здесь и самостоятельно справлюсь с поставленной задачей. Это не касается никого, кроме меня, поэтому ты, - Клерик обратил свой взгляд на Старка, - берешь женщину и вы возвращаетесь в планолет. И разумно исполнить мою "просьбу" до того, как начнётся гроза и полет будет невозможен. - В этот момент Клерик вновь посмотрел на надписи на своей руке и часы. Чувствовал он себя чуть хуже, чем отвратительно, но злость пока ещё прекрасно его питала - хоть здесь капитолийские умельцы не соврали. В голове генерала блуждали две абсолютно противоположные мысли - одна из них предлагала остаться в дистрикте и завершить генеральские дела, достойно принять погибель, другая обманом приехать в Капитолий и... насолить напоследок. Дело было только в том, что, возможно, этого в Капитолии и ждали. Потому на данную секунду Клерик ещё не знал, что делать. Благо у него было время поразмыслить.
Неприятно было ощущать рукав разрезанным. Поэтому Клерик сжал гимнастерку на всё ещё недействующей руке, держа её за запястье и ожидая, какую же очередную глупость ему преподнесут его няньки.

+2

11

- Ну думаю, очевидно, что произойдёт, когда все числа на руке генерала сменятся нулями, - неторопливо присаживаясь на корточки,  начал объяснять изобретатель. - Большой бум, - слова свои мужчина сопроводил наглядной демонстрацией взрыва руками. - Вырезать эту штуку мы не сможем. Во-первых, так написано в послание из Капитолия, а я думаю, что они не стали бы просто так мухлевать. Во-вторых, я полностью уверен, что это устройство надо сначала отключить, прежде чем задумываться о его извлечении. Начнём резать на живую, и оно среагирует на изменение состояния генерала, начнём резать под наркозом, оно среагирует на изменение химического состава крови, - вслух рассуждал Старк. Бретт молча, и внимательно слушала изобретателя, новость и разъяснения про бомбу ее вовсе не обрадовали и спокойствия тоже не добавили. Что задумал Капитолий, зачем нужны все эти сложности? Захватить человека, чтобы вживить ему в руку бомбу и отпустить, чтобы тот, потом, сам к ним же и вернулся. Очередной трюк, чтобы убедить Тринадцатый в своей силе и правоте, показать, что даже самые сильные сдаются – психологически убить повстанцев. На мгновения Кейт потерялась в своих мыслях и перестала слушать изобретателя, очнувшись на его словах, что устройство можно обезвредить из вне. Хоть какая-то радостная новость за последние несколько часов.
- Уже, хоть что-то. Значит нужно действовать. – Коротко отозвалась Бретт, на слова Старка. Темные, серые облака понемногу надвигались на них, небо вдалеке рассекло молнией, послышался раскат грома.
- Нет. – Неожиданно резко и достаточно громко проговорил Генерал, как только Старк закончил говорить. - Это значит, что в ваших услугах я не нуждаюсь. И ваша забота мне нужна ровно так же, как сочувствие.- Продолжил свою речь Клерик. В воздухе повисла тишина, все троя молчали, думая каждый о своем, хотя о каком своем может идти речь, мыли каждого были заняты одной единственной проблемой – бомбой, которая по истечению двадцати с лишним часов унесет жизнь человека. Клерик, демонстративно не обращая внимания на протянутую Старком руку,  медленно и самостоятельно поднялся на ноги.
- Понимаю, это будет выполнить очень сложно, но попробуй всё же постараться. - Спокойно начал  Клерик в лицо Старку, нарушая повисшую до этого тишину. Как и всегда в голосе его не было не одной эмоции, сухо, четко, почти монотонно, выделяя лишь слово «никогда», - Три вещи: никогда не обращайся ко мне на «ты», никогда не обращайся ко мне по имени, и никогда не протягивай мне руку. – Генерал скосил глаза в сторону стоящей позади него Кейтлин, - к доктору Бретт это тоже относится. – Добавил он чуть мягче,  но и легче от этого никому не стало. Это его так его имя взбесило? Внутри Кейт разгорался огонек обиды и злости. Удивительно, как Клерик мог с легкостью выводить из себя даже самых спокойных людей – невероятная способность, пара фраз и руки так и чешутся крепко сомкнуться на его шее. Доктор с сожалением смотрела на Генерала, едва заметно покачивая головой. Закончив говорить, Генерал сделал пару шагов прочь от них, желая, видимо, скорее убраться прочь.
- Я остаюсь здесь и самостоятельно справлюсь с поставленной задачей. Это не касается никого, кроме меня, поэтому ты, - Клерик обратил свой взгляд на Старка, - берешь женщину, и вы возвращаетесь в планолет. И разумно исполнить мою "просьбу" до того, как начнётся гроза, и полет будет невозможен. – Проговорил Гектор. Бретт из последних сил удерживала себя от того чтобы не начать говорить, зная, что если такое произойдет, сейчас, она выскажет все и за всех. Она с силой сомкнула зубы, глубоко вздохнув, губы ее начали расползаться в ехидной усмешке. – Невероятно! – Шепотом воскликнула она, будто бы сама себе, подбирая с земли свои вещи, - чурбан бесчувственный! Его это только дело… Полегчало видимо… Попутного ветра! Эгоист несчастный… – Продолжала шипеть себе под нос Кейт, пытаясь запихнуть в сумку флягу, которая туда лезть совершенно отказывалась, со стороны видеть подобное было, наверное, странно, но доктора сейчас это совершенно не заботило, в ней говорили эмоции, рвущееся наружу, она не Клерик и постоянно сдерживать себя не умела, да и не видела смысла. Надев на себя куртку и жилет при этом, не застегивая не то не другое, Кейт повесила на плечо сумку и не гляди ни на одного из мужчин, сделала несколько уверенных шагов в сторону планолета, но вдруг остановилась, замерев на месте. Не могла она так просто уйти, оставить Генерала наедине с Капитолием.
- А знаете, плевать, - она развернулась к Клерику, - захотите отдать меня потом под трибунал – ваше право, но один вы никуда не пойдете, нравится вам это или нет. – Твердо продолжила Кейт. – Тем более, один вы никого точно не спасете, и если даже люди и живы, явившись туда, вы придете на свою же публичную казнь. И не спасете не себя ни солдат. Это бессмысленное геройство. – Закончила говорить Бретт, ожидая дальнейших реакций, возможно, она сейчас и раздразнила дракона, но зато сказала все,  что хотела или почти все.

Отредактировано Caitlin Brett (Ср, 10 Июн 2015 15:17)

+2

12

Каждый из нас от природы наделен каким-то своим талантом. Что касается генерала Клерика, то ему досталось умение фантастическим образом расположить людей к себе.
Думать о способах отключения бомбы Старк больше не мог. Похоже, злость в ограниченном пространстве метр на метр вдруг стала инфекцией, передающейся воздушно-капельным путём, потому что стоило генералу открыть рот, как Арктурус почувствовал, что тоже охвачен ею. Генерал продолжал говорить, а Арчи молчал, сжав протянутую ладонь в кулак.
- Я не твой брат и не твой друг, не капитолиец и не простой солдат, чтобы ты позволял себе обращаться со мной в таком тоне. Правильно, нельзя было ставить генерала Клерика в один ряд с капитолийцами. Признаться честно, у последних было куда меньше замашек, чем у этого жителя подземелья.
- На данный момент, Гектор, ты лишь умирающий человек, которому осталось читать нотации всего 22 часа, - как бы невзначай напомнил Старк, в ответ с особым нажимом выделив имя генерала. К слову, даже если бы в следующую минуту генерал не отдал бы приказ отправляться обратно на планолет, прихватив с собой Кейтлин, Арчи дошёл бы до этого своим умом. Потому что всё в нём открыто негодовало от слов этого человека, и оставаться здесь и против его, а главное, своей воли помогать ему он не собирался. Хочется генералу Клерику украсить своими кишками местный амбар, пожалуйста. А Старк лучше отойдёт подальше, чтобы не смывать потом с дорогого костюма жалкие генеральские ошмётки.
- Замечательно. Пойдёмте, доктор Бретт. Если поспешим, то ещё успеем к ужину. Похоже, даже нервы Кейтлин не выдерживали речей генерала, если судить по тому, как нервно она пыталась впихнуть сопротивляющуюся флягу в сумку. Недолго наблюдая за безуспешными попытками доктора Бретт, Старк снова обратился взглядом к генералу.
- Если вас не затруднит, пришлите мне копию вашего рапорта, как разберетесь с бомбой. Чисто академический интерес, - сцепив руки за спиной, Арктурус старался говорить как можно спокойнее и отстранённее, но у него это не получалось. За несколько минут генерал с завидным успехом поднялся в топ списка жутко раздражающих Старка людей, поравнявшись с президентом Сноу, за которым, к слову, значилась причастность к смерти отца Арктуруса. - Ну или приглашение на поминки, - после паузы прибавил Арчи. Похоже, генерал был прав, и заткнуть его можно было только лошадиной дозой снотворного. Но Гектор Клерик таким богатством не обладал.
- И если уж мы решили распрощаться с фамильярностью, господин генерал, то попрошу вас обращаться ко мне "мистер Старк", если у вас для этого, конечно, ещё представится возможность. Я ведь не ваш друг и не ваш брат, - высказавшись напоследок, Старк уже собирался направиться за опередившей его Кейтлин, как та вдруг изменила своё направление. Брови Арктуруса удивлённо поползли на лоб: доктор Бретт забыла, в какой стороне находится планолет? Но из последующих её слов Старк понял, что она твёрдо намерена остаться с генералом. Неужели вспомнила свою клятву Гиппократу? Старк на минуту подумал, что вернувшись в Дистрикт 13, непременно побежит ходатайствовать, чтобы в эту скверную клятву внесли обязательную поправку насчёт генерала Клерика и ему подобных. Потому что в случае доктора Бретт это уже было не спасение больного, а самое настоящее самопожертвование. Он же на такое не готов был пойти.
- Даже не смотри на меня так, я с ним не останусь, - Старк не знал, ждёт ли мисс Бретт и от него такого же широкого жеста, но едва только встретившись с ней глазами, он отчётливо обрисовал свою позицию, стараясь выразить тоном голоса всю свою непоколебимую решимость. Бросив прощальный взгляд на генерала, он шуточно отдал честь и, развернувшись, сквозь мелким снег с дождём размеренной походкой зашагал к планолету. Однако пройдя пару метров, Старк не выдержал и, загнув руку за спину, показал палестинскому будильнику в погонах свой гордо оттопыренный средний палец. Оборачиваться и проверять, увидел ли генерал его посыл, Арчи не собирался. В любом случае на душе у него немного полегчало.
Ступив на борд планолета, Старк сразу же получил массу вопросов насчёт состояния генерала и дальнейших действий по отношению вживлённого ему устройства. Но вместо того, чтобы отвечать на них, Арчи задал встречный: - Могу ли я выгрузить моего помощника на здешний компьютер?
Мало  кто понял, что именно Арктурус собирался сделать, но тем не менее не нашлось никого, кто был бы против предоставить изобретателю все необходимые ресурсы для дальнейшего спасения упрямого генерала. Поэтому капитолийца тут же проводили в отсек, заполненный нужной техникой.
- Как обстоят дела, сэр? - учтиво поинтересовался Джарвис, когда все его программы были успешно выгружены на локальный компьютер и виртуальное сознание пробудилось.
- Весьма скверно, приятель. Будь добр, создай мне виртуальную модель человеческого тела с наглядной презентацией кровяной и нервной систем. Начальные параметры: мужчина средних лет.
- Будет сделано, сэр.
Да, генерал его полностью вывел из себя своими глупыми и неуместными нотациями. Да, Старк четко дал понять Кейтлин, что больше ни секунды не намерен оставаться в обществе этого человека. Но он не сказал, что бросит все попытки помочь генералу и что, подчиняясь его приказу, немного направится в Дистрикт 13. Нет, за сказанное генералом Арктурус собирался отомстить куда более изощрённым способом, чем просто оставить его умирать. Он собирался, во что бы то ни стало, сохранить жизнь этому скупому на эмоции и не нуждающемуся ни в чьей помощи упрямцу.

+2

13

Что-то такое Клерик предполагал. Начиная мыслить в ключе "как сделают люди, если вычесть из них рассудительность и логичность", Гектор понимал, что завоевал себе репутацию непроходимого зануды. Пусть так, такова цена была за сохранность не просто жизни сейчас, но и судьбы этих двух упрямцев в далеком будущем. В их голову, конечно, не закрадывалась мысль о том, что Капитолий не преминет завести папочку и на них. Особую. И также как Клерик, они, а что самое главное - близкие им - попадут в жернова капитолийской мельницы. Им было плевать, Клерику - нет.
Спокойно наблюдая за Кэйтлин и разбирая почти каждое её слово, Клерик понимал, что ей действительно лучше уйти. Пусть она будет считать его эгоистом и кем угодно ещё, но зато с преспокойной душой будет находиться там, куда Капитолий ещё не протянул своих лап. Генерал был прекрасным тактиком и стратегом, потому понимал, что если съесть пешку сейчас - потом можно не сносить головы королю. Нельзя было брать, не отдавая ничего взамен - нельзя было дружно обнявшись колдовать над часами в руке Клерика. Просто потому что эти часы были в руке, черт побери, Клерика, а не Старка и не Бретт. А Генерал не был бы Генералом, если бы не смог разобраться со своей проблемой сам. Всё-таки он взрослый мальчик.
Спокойно пропуская мимо ушей весь поток гнева Старка - не реагировать же на него, в конце концов - Генерал кивал, ожидая, когда эти двое уже наконец, вдоволь наславши проклятий на "бесчувственного чурбана" и "несчастного эгоиста" самозабвенно удаляться. Он уже даже было начал переключаться на насущную проблему, но... не тут-то было.
Проведя большим и указательным со средним пальцами по окружности лица, а затем соединив их, сжав переносицу, Гектор тяжело вздохнул. После спрятал лицо в этой же ладони, выражая, кажется, самую крайнюю степень негодования, на которую только был способен. Да, ладить с женщинами совершенно точно не его сильная сторона.
Дождавшись, пока скроется Старк и выдержав порядочную паузу, Клерик украдкой и коротко взглянул на Бретт. Хм. И что же он должен был с ней делать?.. Смириться как с неизбежным злом? Видимо, она не оставляла ему вариантов.
- Так значит с Вами, доктор, я смогу спасти всех и разом? - Гектор недовольно прокомментировал выпады Кэйтлин. - Если Вас это так волнует, доктор Бретт, то я не собирался лететь в Капитолий. Ни сейчас, ни до этого, ни когда-либо, - абсолютно деловито Клерик вдруг использовал свой таймер в руке по назначению - он взглянул на часы. - У меня не так много времени на разговоры. Вы можете думать обо мне всё, что угодно, доктор Бретт, это не изменит моего решения. - Непонятное что-то в виде то ли дождя, то ли снега постепенно било по щекам генерала, тучи сгущались над его головой и в прямом, и в переносном смысле. Он коротко глянул в сторону, где должен был взлететь планолет.
- Я польщен, что вы вместе со Старком питаете ко мне, видимо, некоторого рода нежную привязанность, - Клерик слегка сощурил глаза, чтобы понять, что взлетающего планолета на горизонте не видно, - но эмоции - не то, чем я обычно руководствуюсь. - Неожиданно, точно чиркнув ножом по коже, Клерик впился глазами вдруг в глаза доктора Бретт. - Вы знаете меня достаточно долго, доктор Бретт, чтобы это понимать. - Он говорил трезво и холодно, однако чувствовал, как его состояние медленно, но верно становится хуже. - Хотите остаться - Ваше право. Однако Вы должны помнить то, что я настаивал на Вашей депортации в дистрикт. Возможно не просто из-за собственной бесчувственности. - Как бы невзначай сделал отсылку к ворчанию Кейтлин десятью минутами ранее. Скрепив сказанное твердым взглядом, Клерик развернулся и прошёл к входу в бункер. Придется немного обжиться в нём на ближайшие... 22 часа.

Время на часах: 20:48:17
Бункер был облюбован повстанцами в достаточно краткие сроки. Не весть что, конечно, даже для "подземельного" человека, но Клерик был доволен и этим. В ушах стоял шум воды и громко ухающего сердца. Гектор чувствовал абсолютную изможденность, понимая, что не может поддерживать в себе одну и ту же яростную злость вот уже больше полутора часов. Эмоции не были его профильной специальностью, всю жизнь он стремился подавлять их, а не разжигать сильнее, дабы улучшить собственное самочувствие. Чувство, что над ним подшутил Капитолий, чувство, что они решили оставить его в дураках, подергать за ниточки куклы, здорово злило генерала, но он уже уставал от собственной злости. У него было такое чувство, что он пытается запихать в наперсток слона, всё время вспоминая о послании, дабы злобно сдавить зубы. К слову о послании. Клерик поднял голову и увидел своё отражение в створках душа. Уродливые надписи каллиграфическим почерком портили его внешний вид. А часы продолжали зеленовато мерцать в капельках воды. Их ход завораживал. И пока времени было слишком много... Клерик ещё чувствовал себя спокойно. Ну, настолько спокойно, насколько себя может чувствовать человек с неизвестным механизмом в руке. Левая рука, к слову, по-прежнему не слушалась хозяина, пальцы не откликались на нервные импульсы, видимо при установке аппарата в руку умельцы как-то повредили нервы или сухожилия. Клерик разбирался в медицине ровно настолько, чтобы если что заткнуть рану, из которой хлещет кровь - но не более. Клятву Гиппократа, с поправками или без, он не давал. Чернила послания не смывались и Гектор понимал, что с этим клеймом ему ходить всю жизнь. Поэтому, возможно, не так и плохо, что думать об этом осталось всего лишь меньше суток.
Вода принесла немного успокоения и прохлады, но не лишила тяжелых мыслей. Кое-как одевшись после душа при помощи лишь одной руки, Гектор нашел ту комнату, которая именовалась здесь штабом. Теперь нужно было серьезно поработать, только вот состояние с каждой минутой было всё хуже и хуже.

+2

14

- Даже не смотри на меня так, я с ним не останусь.  - Ответил Старк на взгляд доктора. Она криво и едва заметно усмехнулась. Почему-то большего она и не ожидала, но в душе, наверное, надеялась. Она неплохо относилась к изобретателю, даже учитывая его прошлую принадлежность к Капитолию. Пока лично его ей не в чем было винить. Правда теперь может быть повод и появился. Кейт с силой сжала зубы. Он оставлял их, что без надежды на спасение? Девушка хотела догнать его, остановить, заставить остаться, что-то неизвестное останавливало ее. Она лишь проводила взглядом, уходящего к планолету Старка, который, на дорожку, показал Генералу свой средний палец. Доктор отвела взгляд, параллельно закатив глаза, но при этом, все-таки сдерживая улыбку, которая так и просилась растянуться на ее губах. С неба посыпался снег с дождем, подул холодный ветер. Генерал вздохнул, пряча лицо в ладони, Кейт перевела взгляд на него, ожидая дальнейшей реакции. Встретившись глазами с Генералом, свой взгляд доктор отводить, не спешила.
Пока он говорил, Кейтлин не проронила ни слова, да и не знала она, что может сейчас сказать, кажется, несколько минут назад, она высказала и так слишком много. Нет, она не сожалела, а даже, возможно, была рада, что нашла в себе силы сказать все это. Хотя прекрасно понимала, что вряд ли своими словами «задела» ржавые струны души Клерика.
-«Привязанность», - усмехнулась она, повернув голову и смотря куда-то в сторону, доктор покачала головой, проведя рукой по уже растрепавшимся волосам, - я не собачка и не жена вам Генерал, - заговорила она, обращаясь взглядом вновь к Клерику, - бегать за вами хвостиком не стану. Я просто хочу помочь, вот и все. Сделаю все, что требуется и…- Кейт вздохнула, набирая в легкие воздуха, подбирая подходящие слова, - и оставлю вас. В отсеке много и других врачей, на всякий случай. – Закончила говорить доктор. Ее задела эта «привязанность», такое ощущение, что это было нужно ей, а не ему. «Привязанной» она быть не желала. Ледяные глаза Клерика смотрели прямо на нее, голос его был резким и таким же холодным, скрепив сказанное очередным твердым взглядом, Клерик развернулся и прошёл к входу в бункер. Бретт направилась следом.
---
Генерал отправился приводить себя в порядок, а Кейт осталась сидеть в том самом помещении, откуда несколько часов назад, связывалась с Дистриктом. Доктор прошлась по комнате, разглядывая ящики, стоящие на полу и на железных стеллажах. Большая серая комната с одной лампой на потолке, света которой, хватало, лишь на середину комнаты, а стены и все, что находилось рядом, находились уже почти в полумраке. Бретт села на стул, поставив одну ногу на ближайший ящик. Кругом была тишина, нарушал которую шум воды в душевой, периодически она прислушивалась к происходящему за стеной, убеждаясь, что пока с Генералом ничего больше не произошло.
Планолет, как она видела, не взлетал и улетел ли вообще? Доктор терялась в догадках, может Старк и не такой кретин и все-таки поможет им. От чего-то она думала, что не мог он просто так взять и оставить их, не став спасать Генерала от устройства. Может, решил позлить Клерика, ведь особой симпатии они явно друг другу не испытывают, как показали последние события. Оставалось лишь надеяться.
Достав небольшой ножик, Бретт принялась крутить его в руке, забывшись в своих мыслях. Она прокручивала в голове последние события и последние слова Генерала. Сначала она не обратила на них никакого внимания, пропустила мимо, как нечто лишние, а, наверное, заря. Сейчас сидя в бункере, она, кажется, поняла «геройский» план Клерика.
-Надо же…- Дернула она бровями, проговорив тихо, самой себе. Время шло, вода стихла, и вскоре послышались приближающиеся шаги. Бретт медленно переведя взгляд, на вошедшего в комнату Генерала.
- Как вы себя чувствуете? – Поинтересовалась она, взяв себе манеру общения Генерала, вышло пусть и не столь холодно и сухо, но и не особо эмоционально.
- И какой у вас план? Не посвятите? – Продолжила она, почти не смотря на Клерика, хотя ответов она на эти вопросы не ждала, примерно предполагая этот самый план. – Или вот он ваш план, - женщина обвела руками комнату, - решили последние отпущенные часы провести геройски – в одиночестве? Не прося ни у кого не жалости, не помощи, лишь бы только, вдруг, не показаться слабым. – Бретт говорила ровно, спокойно. Спокойствие это ей давалось с большим трудом, то и дело она так и хотела сорваться, но нет, не сейчас. – А вы, тогда  действительно эгоист. О себе вы подумали. Отвергли помощь, закрылись в бункере – браво Генерал. А о других людях, вы подумали? О людях, которым вы дороги. О детях? Оставить их абсолютно одних. Я понимаю, война и случится, может всякое, но это уже слишком. – Продолжала она. О его «любви» к детям она знала, они бывали в медицинском отсеке, и редко когда она видела его там же, рядом с ними, чаще всего туда приходила его покойная жена. Осуждать или лезть в подробности она не хотела, то было далеко не ее дело, поэтому остановила свою речь на этом. Факт в том, что они действительно останутся одни и это очень сложно и тяжело, потерять родных, какими бы они не были.
– Или я все-таки ошибаюсь? – Спросила Бретт, встав со своего места, - и у вас все-таки есть план? – Твердо закончила она.

Отредактировано Caitlin Brett (Пт, 12 Июн 2015 23:05)

+3

15

- Со мной всё в порядке, - вынужденно ответил Клерик, не успела Бретт закончить вопрос. "Всё" и "в порядке" - так сказал он, а значит так и было на самом деле. Неминуемое присутствие доктора злило Генерала - а это именно то, что было ему нужно. Он уже вполне совладал с собой и своим настроем, по крайней мере ему так казалось. Он слушал Бретт в пол уха, однако женщина знала, куда бить. При словах о Робби и Ангероне, он остановился, причём достаточно резко, и обернулся к Кейтлин.
- Не слишком ли много Вы себе позволяете, доктор? - С чувством спросил Клерик, ощущая, что невидимая граница, которую он когда-то дозволил пересечь доктору Бретт, сейчас точно бы вспыхнула огнём, и женщина не успела покинуть эту ловушку, теперь ей грозил генеральский гнев, наполненный оледенелой злостью. - Мои дети сейчас в безопасности. И я делаю всё, что в моих силах, чтобы так было всегда. О них позаботится правление дистрикта, если что-то со мной случится, - и Клерик был прав. Между Койн, правлением и Клериком достаточно давно был заключен договор насчет участи собственных семей. Но, по совести говоря, погибни сегодня Клерик - в судьбах Агероны и Роберта Клериков ничерта бы не изменилось.
Клерик почувствовал, как стальными тисками сдавливает грудь, сильнее начинает биться сердце, до такой степени, что начинает болеть грудь. Клерик нервно сглатывает и выдыхает полной грудью. Он морщится, будто откусил приличный кусок лимона.
- Неужели непонятно? - Как-то раздосадованно говорит он, обращаясь к полу и качая головой. - Они хотят, чтобы я капитулировал самолично, пришёл к ним на поклон. Они играют на жалости, на вашей проклятой жалости, - голос вдруг поднимается на тон выше, становясь громче, Клерик со всей дури сшибает железный ящик, который стоит на другом таком же. Несколькокилограмовый сундук скользит, точно по льду, а затем с грохотом падает на пол, раскрываясь и рассыпая по полу патроны для автомата. Клерик лишь сжимает правую ладонь в кулак, почти не чувствуя, как она саднит от удара о железный склад боеприпасов.
- Там мои люди, мой лучший отряд, - голос Клерика становится похож на скрежет по железу, он почти осязаем и об него почти можно порезаться, - и сегодня они погибнут, если не погибли уже. Все до одного. И, я более, чем уверен, страшной смертью, - Гектор говорит будто бы сквозь зубы. На лбу выступают мелкие капли, сердце колотится и в голове стучит набат. Он поднял глаза на Бретт - они были наполнены кровью. - Неужели ты не видишь, люди слабы духом, им не во что верить. И ты хочешь, чтобы я дал им возможность окончательно убедиться в гибели всякой надежды на лучшее? - Одним жестким ударом сапога Клерик отпинывает куда-то в бок другой ящик, который, также пошатываясь, заваливается на бок с грохотом. Он делает три резких шага в сторону доктора Бретт, оказываясь в зоне её поражения.
- Моя жизнь ничего не значит. Вместе со мной ничего не кончится. И ничего не кончится вместе с гибелью моего отряда. Важно только то, что я могу сделать ... - Клерик резко отогнул край рукава, наглядно показывая Кейтлин часы, - ... пока у меня есть время. - Он тяжело дышал, слишком непривычно для самого себя, вслушиваясь в собственное эхо. Он не помнил, когда в последний раз говорил так громко. Как будто опомнившись, он отошёл от женщины на шаг. Потом непонимающе осмотрел комнату и разлетевшиеся по полу патроны. Неосознанно он лишь поправил рукав, подошёл к столу, отодвинул стул и сел. Дыхание медленно восстанавливалось, грудь вздымалась всё реже и реже, в голове Клерика рассеивался туман. И вдруг стало легче, гроза, копившаяся внутри, исчезла. Может быть на время, а может и нет, но Генералу стало ясно, что Капитолий действительно не шутил насчёт управления его сердцем. И адреналином.
Он взял несколько бумаг со стола, нашёл карандаш и принялся что-то спешно записывать мелким острым почерком.

+3

16

В порядке, так в порядке, доктор спорить не стала, хотя словам этим и не поверила. Все сейчас было далеко не в порядке. Ее слова о детях в конец вывели Генерала из себя, тот буквально вспыхнул яростью. На мгновение Кейт даже стало страшно и как-то не по себе, опасение, что Клерик ее пристрелит, вмиг подскочило до высокой отметки.
Женщина видит, как учащается дыхание Генерала, тот нервно сглатывает и выдыхает полной грудью, поморщившись. Он в бешенстве, у нее получилось довести  Клерика  почти до белого коленья – уже прогресс, уже что-то. Хотя радоваться ли? Генерал продолжает говорить и со всей силы сшибает ногой один из ящиков, тот соскальзывает со стоящего под ним сундука и с грохотом падает на пол, крышка отлетает в сторону, и по полу рассыпаются патроны. Кейт вздрагивает от происходящего, но по-прежнему не двигается с места. Она терпеливо ждала окончания речи Генерала. Лишь опускает взгляд в пол, все-таки трудно осознавать, что десять человек будут просто замучены в тюрьме Капитолия.
-Это война - большая игра правления, вам ли не знать. А они знали, на что идут. – Тихо проговаривает Бретт, сама  не веря, что вообще говорит подобное. Слова звучат жестоко и не привычно.
Кейт глубоко и беззвучно вздыхает, вздрагивая вновь от неожиданности, когда на полу оказывается еще один, из ближайших, ящиков. Клерик в несколько шагов подлетает к Кейтлин, рассыпанные по полу патроны  раскатываются дальше по полу от шагов Генерала. Кейт подняла глаза на мужчину.
- Моя жизнь ничего не значит. Вместе со мной ничего не кончится. И ничего не кончится вместе с гибелью моего отряда. Важно только то, что я могу сделать ... - Клерик резко отогнул край рукава, наглядно показывая ей часы, - ... пока у меня есть время. - Генерал тяжело дышал, и будто бы опомнившись, Клерик на шаг отошёл от Кейтлин. Губы доктора исказились в кривой усмешке, она смотрела в один из темных углов комнаты, казалось, пытаясь найти ответы в той темноте, но там был лишь мрак и ничего более.
- Ничего не значит?! – Непонимающе переспросила Кейт, переводя взгляд на Генерала, - да вы с ума сошли! Вы нужны Дистрикту и это далеко не мало. Жизнь каждого что-то значит. – Продолжила говорить Кейт все так же тихо и плавно, повышать голос, кричать, она не видела сейчас смысла в этом, наоборот, ее голос мягкой волной разливался по помещению, почти не отдаваясь эхом.
- Вы правы, время еще есть и не стоит сдаваться раньше положенного. Должен быть выход. Да и к тому же, может это все блеф? Быть может, Капитолий просто играет на нервах, чем не вариант. Решили проверить вашу стойкость, придете вы к ним или нет. И когда часы остановятся ничего и не будет. – Предположила она, правда верилось во все это с трудом и ей самой, наверное, просто хотелось верить в лучшее. Вряд ли бы Сноу решил так «пошутить», его цель скорее напрочь вывести восстание из строя, чем заставить людей перестать верить в победу. - Как вариант. - Добавила она, дернув плечами. Доктор с горечью улыбнулась, попыталась улыбнуться, но быстро отвернулась, присаживаясь на один из ящиков. Генерал же взяв несколько бумаг со стола, нашёл карандаш и принялся что-то спешно записывать.
Мысли о том, а что же будет когда числа дойдут до нулей, не покидали ее. Само устройство точно не было бомбой с классическим действием, да к тому же послание, слова про сердце тоже не просто так написаны. Может это и есть его действие, стоит чесам остановиться, как устройство либо просто остановит сердце, либо доведет до разрыва. Если первое, то не все так страшно, в запасе еще три минуты для спасения Генерала, если второе, то все очень печально…

+2

17

Компания Джарвиса окончательно успокоила Старка, который отодвинул на задний план недавние неуместные выебоны строптивого генерала и полностью занялся планом по его спасению. Импровизированная лаборатория была, конечно, не ахти, но выбора не было, а значит, стоило сказать спасибо хотя бы за то, что здесь есть электричество и нет нужды чиркать камнем о камень, вызывая огонь.
- Джарвис, в твоих файлах сохранился протокол "Иуда"? - Арчи успел где-то найти стул и подтащил его ближе к виртуальной модели человеческого тела, голубым цветом освещавшей всё вокруг. Примостив задницу, Старк занялся тем, что начал высвобождать собственную ногу из железного плена, про который уже успел забыть и к которому уже успел привыкнуть, однако что-то подсказывало скромному изобретателю, что свобода движений ему ещё пригодится в ближайшем будущем.
- Частично сохранился, сэр, - поспешил ответить Джарвис.
- Реализуй его на выстроенной модели, - не отрываясь от своего занятия, отдал приказ создатель. Возможно, Арчи немного соврал, сказав, что он совсем ничего не знал о природе взрывного устройства. Нет, он имел дело с возможным прототипом бомбы в руке генерала, вот только это был механизм, призванный избавляться от предавших Капитолий шпионов. Но у прибора были проблемы в плане дистанционного управления, и когда все подопытные умерли, лавочку вроде бы прикрыли. Так сказали Старку, когда тот случайно разузнал о проекте. Но похоже это было очередной ложью Капитолия, ведь живое подтверждение этому сейчас металось в бункере под землёй.
- Что там в самом протоколе насчёт эксплуатации жучка? Устанавливается впрыскиванием под высоким давлением? - Арктурус мельком глянул на преображенную виртуальную модель, продолжая соображать, как это может работать и в чём отличия имеющейся бомбы от устройств, предлагаемых протоколом "Иуда". - Хотя лучше зачитай мне эту часть протокола, я так лучше соображу, - и Старк снова опустил глаза, ковыряясь отвёрткой в закреплённой на ноге броне.
Пока Джарвис читал, Арчи молча сопоставлял новые сведения с полученными им сравнительно недавно. Похоже, ему повезло, что он всё же смог оглядеть на руку генерала и имел небольшое представление о том, как установленное устройство выглядит снаружи. Наконец, Джарвис умолк, в импровизированной лаборатории возникла относительная тишина, которая была прервана громким падением железной брони на пол. Освобождённый Старк встал на ноги и подскочил к виртуальной модели, вглядываясь в неё и соображая, что же мог упустить не только Капитолий, но и он сам. Арктурус опустился на колени, но, протянув руку к панели, которая выстраивала виртуальное изображение человеческого тела, получил слабый, едва ощутимый удар током, и отдёрнул руку, сопроводив это тихим "ауч". И тогда его осенило.
Всё остальное время, пока генерал наводил чистоту и болтал с Кейтлин, Арктурус метался по планолету, приводя в действие свой план, ну а точнее его начальные пункты. Частично были задействованы некоторые члены спасательной команды, которые послушно выполняли приказы Старка, хотя в большинстве случаев совершенно не понимали, что и зачем делали. Однако вопросов никто не задавал, очевидно, сообразив, что на это просто нет времени. Приготовления на планолете продолжались и после того, как Арчи снова ступил на землю Дистрикта 5, держа свой путь в бункер, где находились генерал и доктор Бретт.
Дойдя до конечной точки своего пути, Старк замер, в голове проматывая дальнейшие действия выстроенного им плана. Процент успеха был не велик, всё же генерал у нас непредсказуемая личность, но Арчи очень надеялся на свою рекордно быструю в стрессовом состоянии соображалку. Нервно выдохнув, он постучал в дверь бункера, а затем сам же распахнул её, с порога заявив, что он пришёл за доктором Бретт, без которой вся команда не может вернуться в Дистрикт 13. Внутрь комнаты Старк не прошёл, так и оставшись на пороге, и пока говорил, смотрел только на Кейтлин.
- Господин генерал сделал свой выбор. Если он хочет подыхать в месте, подобному тому, в котором он родился, что ж, смеем ли мы мешать ему? Пойми, Кейтлин, мы мало чем можем помочь этому упрямцу. Разве что в своём последнем желании он попросит , чтобы я долбанул ему по башке гаечным ключом,  - это всегда, пожалуйста, - хмыкнув, Арчи впервые удостоил генерала взглядом.
- Может быть, господин генерал желает сказать какие-нибудь предсмертные слова? - Старк опустил взгляд, неожиданно заинтересованный состоянием собственных ногтей на руках, и выдержал некоторую паузу перед тем, как договорить.
- Может, генерал хочет в чём-нибудь покаяться перед своей смертью? - двусмысленно произнёс Арктурус, не поднимая глаз, и, выждав от генерала необходимой ему реакции, тихо, но отчётливо прибавил:
- Может быть, стоит рассказать о Мэри Клерик, как считаешь, Гектор?
Имя генерала Старк произнёс уже из полумрака коридора, сделав два шага назад.

+3

18

Время на часах 00:47:12
Солнце давно село. Снаружи, на поверхности, давно разносились трели ночных сверчков, пожалуй, только они сейчас не желали спать. Впрочем, Генерал Гектор Клерик тоже не смог сомкнуть и глазу, хотя годами, десятками лет вышколенное расписание нещадно заставляло его отдаться в руки сна. Но мозг лихорадочно работал, периодически заставляя вытворять что-то неописуемое.
Шёл последний час его жизни. Сидя на всё том же стуле, обложившись кипой разных записей, смятых бумаг и пары сломанных карандашей, Гектор безмолвно, завороженно наблюдал, как сменяются цифры на его руке. Семь, шесть, пять, четыре... Девять, восемь, семь, шесть, пять... Клерик мог сказать одновременно, что сделал всё, что считал нужным перед смертью и не сделал ничего. В глубине души скребся страх. Отчетливое понимание приближающейся смерти пугало именно тем, что было абсолютно её осознание. Гектор знал, что умрёт, и знал, через сколько это случиться. Он морально был готов к любой боли, пытаясь просто смириться с неизбежным. И оставшийся час служил временем для воспоминаний, подведения скудных итогов собственной тридцати шести летней жизни. Гектор убеждал сам себя в том, что с его гибелью действительно ничего не кончится, революция, проглотив его жертву, все-таки продолжит двигаться дальше. Но сказать себе, признаться, что человек, сидящий рядом, увидит следующую секунду после твоей смерти - это ранило сильнее прицельного выстрела.
По ощущениям Клерика всё шло... совсем не так. Он не желал для себя подобной гибели, всякий раз он видел себя храбро испустившим последний вздох на руках товарищей, в пылу сражения за правое дело, с чувством выполненного долго... а сейчас он просто был зверем, загнанным в ловушку и отказавшимся играть по чужим правилам. Гектор был настолько упрям, что серьезно предпочел умереть, чем менять обстоятельства в свою сторону.
Зеленый свет от цифр освещал в полутьме сосредоточенное, но какое-то безразличное и отчаянное лицо Генерала, когда снаружи кто-то подал признаки жизни. Клерик поднял голову навстречу новостям, когда вместо любого человека на земле увидел прямо перед собой Старка. Арктуруса Старка. К разочарованию примешалась ещё и досада: этот человек был до такой степени безбожник, что даже не мог позволить умереть спокойно. И только по тону Старка Гектор понял, что "отмучился" пока ещё не про него.
Гектор слушал всё, что говорил изобретатель молча и продолжая глядеть на свои часы. Он был похож на раненого зверя, который ушёл умирать в собственную берлогу, заполз в нору, прячась от внешнего мира, и тихонько сопел, готовясь встретиться лицом к лицу с неминуемым. Только лишь имя покойной жены заставило Гектора перевести взгляд с часов в пространство возле. Он медленно переваривал сказанное, всё ещё застыв в одном положении, затем он поднял взгляд на мужчину. Поразительно, но во взгляде не было ни привычной холодности, ни огненного луча, сжигающего всё до пепла, ни тяжести, ни укора. Какая теперь разница, что сделает или скажет Старк, ударь он его, назови по имени и на ты - это ничего бы не изменило, теперь на всё было одинаково плевать. Они увидят следующую, сорок восьмую минуту,  он - нет.
- Разумно с твоей стороны забрать отсюда доктора Бретт. У вас как раз достаточно времени, чтобы улететь на безопасное расстояние. - Голос Гектора лишился жизни, он звучал спокойно и равномерно, но без привычной механистичности, без равнодушия и безразличия, без стали в нотках... Он просто был тихим и немного отдавал отчаянием. - Я был бы признателен, если бы вы отвезли это в дистрикт. - Клерик подвинул по столу пухлый по объему конверт, запечатанный и черный. В нём кипой были какие-то записи Генерала, которые надлежало передать Президенту Койн. Множество планов, варианты стратегий, советы, полезные мысли, ну и какая-то конфиденциальная информация. Гектор поднял глаза на доктора Бретт, как бы надеясь на то, что в ней куда больше патриотичного, чем в Старке, и конверт доберется до адресата.
- А теперь идите, - Клерик прижал к себе неработающую руку, разворачиваясь обратно за стол и снова погружаясь в безмолвное ожидание. Примечательно, что Старк упомянул Мэри. И не важно было, знал ли он правду или нет - стыдиться Гектору было нечего - совсем скоро Клерик сможет снова увидеть мать своих детей.

+3

19

  Within Temptation – The Last Time
  Время шло, точнее, тянулось до безумия долго, час за часом, минута за минутой. Кругом была тишина, за все это бесконечно долгое время каждый из них больше не проронил ни слова, в комнате стояла почти мертвая тишина, лишь скрип карандаша и шелест бумаги нарушал ее. Сколько точно оставалось на часах она не знала, час, полтора, а может и того меньше, доктор и не спрашивала, прошла ночь и никто из них не сомкнул глаз. Неизвестность пугала до дрожи, но она не знала, что может сделать, что должна сказать, слова теряют всякий смысл в такие моменты, становятся бесполезными. Сидя сначала на одном из ящиков, Кейтлин теперь опустилась на него, вот уже несколько часов почти не моргая, смотря в серый пустой потолок.

  Сейчас она была готова погибнуть вместо этого бесчувственного человека, дабы лишить себя чувства беспомощности или сорваться с места и бежать без оглядки, бежать пока хватит сил, бежать прочь из этого бункера и никогда больше не возвращаться не сюда не в дистрикт… Бежать… Эти чувства были не новыми для нее, она уже чувствовала подобное, давно, во времена эпидемии, когда зараза уносила жизнь за жизнью, когда гибли и взрослые и дети. А они не могли ничем им помочь. Стоя у очередной кровати, она понимала, что осталось немного, но что она могла в тот момент? Лишь беспомощно опускать взгляд, говорить раз за разом, ставшую, заученной фразу, смотреть на безутешных родных этого человека. Видеть, как угасает в их глазах вера в чудо, как последней уходит надежда. Тогда ей впервые захотелось вот так бежать, скрыться от бессилия, правда, понимая, что людей это не вернет, ее поглотит слабость и отчаяние, и каков тогда будет конец? Жалкий. Самое страшное, правда, происходит позже. Раз за разом, и это чувство, рвущее тебя изнутри, уходит, исчезает, будто бы и не было, превращая тебя в машину, не способную к состраданию, к жалости. «Мне очень жаль» произносишь вновь и понимаешь, что уже и не жаль вовсе и вот тогда становится по-настоящему страшно. Пока страшно, значит, еще есть путь назад, но если уже и не страшно – человек теряет безвозвратно душу. Человек без души, он не живет, лишь существует, дышит лишь потому, что, так нужно, движется, но не живет. Страшные метаморфозы.

  Кейт чудом избежала подобного, вовремя, наверное, испугавшись. И рядом были люди, которые не дали ей свалиться в такую пропасть, вовремя удержав на краю. Сожаление осталось с ней, хотя уже давно не то что было, она стала тверже, серьезнее, но все-таки осталась собой, видимо, совсем без изменений здесь не обойтись, может оно и к лучшему, а иначе и души на всех не хватит, с ума сойдешь и только. Давно она не чувствовала такого и сейчас ощущать подобное было по меньшей мере просто странно. Воспоминания час за часом окутывали ее, унося далеко в прошлое. Доктор перевела взгляд с потолка на генерала, который писал, что-то почти без остановки, завещание? Инструкцию для Койн? Или то и другое вместе? Бретт не решалась спросить, не решалась первой нарушить повисшую в воздухе тишину.

  Неожиданно за дверью послышались шаги, женщина поднялась с ящика, рука ее коснулась кобуры с пистолетом, ждать долго не пришлось, шаги быстро приблизились к двери и кто-то в нее постучал, доктор с подозрением смотрела на нее, не двинувшись пока с места, стали бы миротворцы стучатся? Но, нет, то были не миротворцы, следом за стуком дверь распахнулась, и в помещение вошел Старк, Кейт облегченно выдохнула. Не улетел значит? В душе загорелась надежда, женщина встала с ящика, хотела было спросит, но изобретатель начал говорить без вопросов. Обращался он только к ней. Кейтлин молчала, опустив взгляд в пол, она не верила в слова Старка, просто не хотела. Пока она стояла в полном замешательстве, заговорил Клерик. Она не узнавала его голоса, его вечная ледяная жесткость исчезла, теперь в тихом ровном голосе слышалось отчаяние, неужели Капитолий способен сломать абсолютно каждого? Столь сильных людей, чем Клерик, не считая Койн, доктор не встречала, всегда казалось, что генерала невозможно, нереально сломать, а Сноу, видимо, смог…. Или еще нет? Женщина медленно повернула голову на говорящего Клерика, он поднял на нее глаза, подвигая по столу конверт с записями. Во взгляде этом больше не было былой твердости, это был взгляд обычного человека, обреченного на неизбежное. Кейт молча, отвела взгляд от генерала, и беззвучно вздохнув, несколько раз кивнула. Она прошла по комнате за своими вещами и по помещению со звоном прокатились рассыпанные патроны. Взяв сумку и конверт, доктор направилась к выходу, она хотела сказать, что ей жаль, но поняв, как глупо и жестоко сейчас прозвучит эта фраза, для человека, которому осталось жить полчаса. Бретт мысленно металась меж двух огней, она хотела остаться, послать Старка к чертям и приказы генерала, и остаться. Оставить человека в его страшный час в полном одиночестве для нее это было верхом жестокости…

  Почему она шагнула за порог, почему теперь идет по земле, не оборачиваясь, в сторону планолета, настолько она жестока? Она шла быстро, уверенно, будто бы боясь передумать. Со всей силы Кейт налетела на лежащий впереди нее камень, что есть мочи, ногой, отшвыривая его в сторону.
Она злилась. Злилась на себя за то, что сбегает, на Капитолий за все его зло, на Старка, который не смог направить свой изобретательский ум в нужное русло. Бретт остановилась, уйти ей удалось недалеко, она довольно резко развернулась к изобретателю. Нет, слабость не для нее, не могла она себе позволить такую роскошь.
- Неужели, Старк, – Хриплым, от долгого молчания голосом, почти сквозь зубы начала говорить доктор, несмотря на переполняющие ее эмоции, голос звучал твердо. Хотя внешне вряд ли у нее получалось так же ловко скрывать их, как всем известному мастеру в этой области - генералу. 
- Неужели и правда, ничего нельзя сделать? – Продолжила Бретт, волна гнева почти сошла на нет, она хотела услышать все еще раз, хотела окончательно убедится, попытаться поверить в неизбежное.

Отредактировано Caitlin Brett (Пт, 24 Июл 2015 17:14)

+3

20

Свернутый текст

Кейтлин, я имел в виду то, что надо убрать ту часть, где мы с тобой шагаем по земле, но тогда просто обыграем это так, как предложил генерал. Мол, ты в гневе и не заметила, что я за тобой не следую

Когда доктор Бретт прошла мимо него и уверенным шагом направилась на поверхность, Арчи не последовал за ней. Зависнув там же, где и стоял, он плечом оперся на дверь бункера, взглядом буравя спину отчаявшегося генерала. Запечатлеть бы этот момент на камеру и потом дразнить бы его провокационным снимком, да вот немного не до этого. По подсчетам Старка на выполнение его гениального плана по спасению генерала оставалось меньше сорока  минут. Но ему этого было предостаточно.
- Хотелось бы на прощание сказать что-нибудь вроде "увидимся в аду", - генерал, наверное, надеялся, что голос Старк теперь застанет его только в преисподней. Но, увы!
- Но лучше я скажу "пикачу, я выбираю тебя", - абсурдная до безумия фраза сопровождалась броском небольшого круглого предмета в сторону генерала. Но рассмотреть вещицу получше Клерику не удалось бы, даже если бы он ей заинтересовался - высвобожденная из заточения искусственная шаровая молния среагировала на движение со стороны генерала и вся сила электрического удара сконцентрировалась на нём. Арчи благополучно отскочил за дверь бункера и выглянул оттуда позже, про себя успев досчитать до сорока. Увидел он то, что и ожидал увидеть - неподвижное тело генерала, распростёршееся в неестественной позе на полу. С довольной ухмылкой на губах Арчи двинулся к теперь уже смирному пациенту.
В первую очередь он прощупал пульс, затем фонариком проверил реакцию зрачков на свет, ну и напоследок посмотрел, не откусил ли ненароком генерал часть языка.- За столько эксцентричный, но действенный способ нужно благодарить тебя, Гектор. Я просто искал способ обездвижеть тебя, а нашёл решение проблемы, - Арчи не был уверен в том, что генерал слышит его, но тишина действовала на Старка уничижающе, и важно было заполнить её хотя бы своей бессмысленной болтовнёй.
К тому моменту, как Арчи насколько это возможно удобно подхватил всё ещё парализованного генерала, мисс Бретт, похоже, поняла, что поднялась на поверхность в одиночестве, и поспешила вернуться назад к бункеру. - Пока что без лишних вопросов. Дотащим его до планолета, - сразу же заявил Старк, заметив недоумевающий взгляд Кейтлин.
Но по дороге до пункта назначения Арчи сам решил пояснить случившееся. - Электрический ток. Контакты вживлённого устройства либо перегорели, либо просто отсоединились, - кротко разъяснил скромный изобретатель, умолчав лишь о том, отчего был так уверен в действенности его метода. - Но все радостные возгласы по поводу моей гениальности оставим на потом - необходимо вытащить эту хрень из генерала, пока она не сдетонировала.
Как и было сказано раньше - экипаж планолета выполнял поручения Старка и после того, как он отправился за Гектором Клериком под землю. Усилиями Арктуруса в одном из помещений планолета его самодельная лаборатория была перестроена в самодельную операционную, тщательно продезинфецированную всеми подручными средствами. Оборудования для предстоящей операции было немного, часть из него Старк собрал сам в полевых условиях. Несмотря на свою казалось бы безостановочную деятельность, капитолиец не чувствовал усталости и даже смог без труда дотащить генерала до отряда, встречавшего их у распахнутого шлюза планолета. Передав тело Клерика в чужие руки и поручив отряду донести пациента до импровизированной операционной, Старк отвлёкся ненадолго от проблемы с вживлённой бомбой и отдал ещё несколько приказов перед тем, как явиться в операционную. Как он и ожидал, помимо расплатанного на будущем операционном столе Клерика его ждала и доктор Бретт.
- Послушайте меня, Кейтлин, - мягко начал Арчи, в это время обеззараживая свои руки скудными запасами медицинского спирта. - Половина работы уже сделана - устройство больше не сопряжено с организмом Гектора Клерика. Но я не исключаю возможность взрыва через условленный срок. Это значит, что я должен извлечь устройство, чтобы предпринять попытку обезвредить бомбу. И я говорю "предпринять попытку" - потому что это на самом деле так. Процент успешности операции колеблется около 50, а это значит, что я либо спасу генерала, либо отправлюсь с ним в пекло. Вам решать: остаться здесь на планолете и выполнять все мои приказы безоговорочно, или же эвакуироваться с остальными членами экипажа. Я приму любой ваш выбор, потому что у меня просто нет времени на споры, - договорив, Арктурус прихватил несколько заранее заготовленных приборов с ближайшего столика и направился к Клерику, который уже должен был бы начать приходить в себя.
- С пробуждением, генерал. Жаль только, что утро выдалось не доброе.

Отредактировано Arcturus Stark (Сб, 25 Июл 2015 00:17)

+4


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » [c] 20.10.3013. distr. 5. Sad joke


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC