Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 10.10.3013.dist2.Until the stars come crashing down


10.10.3013.dist2.Until the stars come crashing down

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


http://sh.uploads.ru/t/Eik9t.gif
http://sh.uploads.ru/t/pFq6e.gif
http://sh.uploads.ru/t/eRQ4i.gif
Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг (ц) Маяковский


• Название эпизода: Until the stars come crashing down ;
• Участники: Kronos Vincente & Charlotte Valentine
• Место, время, погода: день, дистрикт 2, cразу после Жатвы
• Описание: Они никогда не думали, что это может коснуться их. Снова. Голодные игры для них должны были быть закончены, но у Капитолия свои планы на этот счет. Кроноса выбирают трибутом и у Чарли всего десять минут на разговор с ним, а она ведь так многое должна успеть ему сказать;


Отредактировано Charlotte Valentine (Сб, 2 Май 2015 23:01)

+1

2

- Приветствую вас! Счастливых вам Голодных Игр! И пусть удача всегда будет с вами! - голос представителя Капитолия во втором дистрикте прозвучал слишком звонко, - Вы уже знаете, какой подарок судьбы уготовлен вам в этом году! Квартальная бойня была в самом разгаре, но неполадки с электрикой подарили вам всем еще один шанс вписать себя в историю и стать победителем Голодных Игр!
Со всех сторон послышались одобряющие возгласы и аплодисменты. Как ни крути, работать в Первом и Втором дистриктах было приятней всего. Каждый представитель Капитолия ощущал поддержку и чувствовал то ликование, с которым выбранные трибуты поднимаются на сцену для приветствия.
- Итак, пришло время выбрать наших героев, которые присоединяться к Энобарии и будут защищать честь своего дистрикта на 75-ых ежегодных Голодных Играх! Дамы вперед, верно?
Выдержав небольшую паузу, Гаргон вытащил из стеклянной сферы записку с именем и громко произнес его вслух, - Эрида Кортес! Поднимайся сюда! Ну же! Давайте похлопаем первому трибуту!
Площадь перед домом Правосудия заполнилась громкими аплодисментами и подбадривающими криками.
- А теперь, выбор за мужчинами! - покопавшись во второму шаре, Гаргон достал еще одну записку, развернул ее и громко прочитал имя, - - Кронос Винценто!
[NIC]Gargon Paris[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/t/ZGeWp.gif[/AVA]

+1

3

Известие о новой Жатве быстро разлетелось по всему дистрикту, вызвав волну радости и недоумения одновременно. Ко всему прочему, в этой Жатве могли принимать участия все жители, не зависимо от возраста. В связи с этим многие испытывали радость еще и оттого, что уже давно выросшим, но еще не попробовавшим себя на Арене кандидатам дан новый шанс. Кронос же испытывал смешанные чувства.
Он не боялся за жизнь Чарли или своей семьи, ведь обязательно появится кто-то, кто займет их место. В истории второго дистрикта не было ни одной жатвы без добровольцев, хотя, в этом Кронос мог ошибаться.
Его пугало лишь одно: теперь он не был уверен, что стоит вызываться добровольцем. Пару лет без ссор о его участии в Играх, Чарли рядом все это время, в его семье, наконец, воцарилось спокойствие, да и вообще ему стало нравится водить поезда в Орех, с его природным обаянием быть там в центре событий. Захочет ли парень бросать все это? Едва ли.
Винценто решил пустить все на самотек. Назовут его имя? Что ж отлично, если не будет добровольцев, он отправится туда и вернется победителем. Если нет, то спокойно уступит место кому-то другому.
За несколько минут до начала Жатвы Кронос крепко обнял свою девушку и, проведя рукой по ее волосам, прижал к себе.
- Я люблю тебя, - уверенно прошептал он ей на ухо. Кронос редко произносил это вслух, предпочитая подкреплять свое отношение действиями и поступками, но сейчас эти слова должны были означать куда больше, чем обычное выражение чувств.
Кронос помнил, как Чарли относится к Играм, помнил их ссоры и его ложь перед последней Жатвой, и, сейчас он хотел дать ей понять, что все уже не так, все совсем по-другому. Его слова весомы, и парень никогда ее не предаст.
Теперь же, стоя на площади, он выловил Чарли взглядом и подмигнул ей, словно говоря «Все будет хорошо».
- Кронос Винценто! - вдруг раздался оглушительный голос Гаргона, словно шлепнув парня по щеке. Сердце громко выстукивало какую-то паническую мелодию, гулко отдаваясь в ушах. Мир вокруг замер, вокруг на секунду воцарилась тишина, а затем раздались аплодисменты.
Добровольцы молчали.
- Вот и твоя мечта, идиот. Иди и бери. Ты же этого так хотел, - внутренний голос непонятными образами объяснялся с сознанием.
Все, к чему парень так привык за два года без Голодных игр утекало как песок сквазь пальцы. Все оказалось слишком неожиданно, слишком неправильно. И Чарли...Кронос боялся смотреть на нее, но не мог этого не сделать. Он, позволил себе  лишь секунду замешательства, снова перевел взгляд на девушку, - Все будет хорошо, - произнес он одними губами и двинулся в сторону сцены.

+1

4

Останься.
Слишком пронзительное слово. Просьба которой сегодня не суждено сбыться. Ни для кого из них.
- Чарли, надо бежать...Чарли, сейчас....ты не должна ходить к нему...останься...Чарли.
Она слышит только отрывки фраз, отдельные слова, не имеющие сейчас для нее никакого смысла.  Вырываясь из рук матери, пытающейся  ее остановить, она срывается на бег, не видя ничего вокруг.
Все было как в тумане. Весь этот день. Это утро, когда мать зашла к ней в комнату и аккуратно присев на край кровати, посмотрела на нее каким-то до боли тяжелым взглядом и сказала, что им нужно поговорить. Чарли думала, что это все из-за сегодняшней Жатвы, что мама переживает, что ее имя могут вытянуть или что, она сама отправится на арену, оставив дочь совсем одну. Но дело было не в этом. Не только в этом. Мама рассказала о том, чем они занимались с отцом и родителями Кроноса. О том, что это они помогали организовывать восстание. О том, что их вот-вот обвинят в измене. Что никто не спустит им это с рук так просто.
Мама говорила много и прямо, но Чарли отказывалась слышать и понимать и половину из сказанного. На нее обрушилось слишком много информации, и она понятия не имела как к ней относится. С одной стороны это было очень вдохновляюще. То, что тринадцатый дистрикт существует, что есть неравнодушные к политике Капитолия люди, что они могут что-то сделать, чтобы изменить все к лучшему. Но с другой стороны..она чувствовала себя не только вдохновленной, но и обманутой, почти преданной. Как она могла так долго это скрывать даже от собственного ребенка? Как могла вот так просто ставить ее перед фактом, что они сегодня же сразу после Жатвы должны покинуть родной дистрикт? Это поэтому отец погиб, ведь правда?
Мам, ты лгала мне все это время?
Все это не укладывалось в голове.  А Кронос знал? Этот вопрос не давал ей покоя. Он не мог знать и не рассказать ей, правда? Просто не мог.
Когда она прибежала к дому Винценто дома был только Арес. Он лишь взглянул на девушку и сразу все понял.
- Чарли, послушай..
- Вы нам лгали
- Мы пытались вас защитить, Чарли. Пожалуйста, выслушай. Не говори ничего Кроносу, не сейчас, я сам ему скажу, ладно? Дай мне этот шанс.

Она согласилась. И встретив Кроноса перед Жатвой не сказал ему ничего о том, что узнала. Лишь прижалась к нему, обнимая в ответ.
- Я тоже тебя люблю.
Сейчас очень жалела о том, что послушала старшего Винценто. Ведь поговори она с Кроносом перед Жатвой, он был обо всем знал, он бы знал на что идет и почему. Почему его имя вытянули среди сотни остальных.
Хотя ей до сих пор не верилось, что это случилось. Он столько раз пытался попасть на Игры добровольцем, и вот сейчас, когда он отказался от этой идеи, когда Жатва для него должна была быть закончена, он стал трибутом. Совпадение? Нет. Чарли была уверена в этом. И это осознание заставляло липкий страх растекаться по всему телу. Он сын повстанцев, изменников, нарушивших не один закон Капитолия. Ему не дадут выжить на арене.
Ее трясло от этой мысли. Ее трясло с того момента, как его имя произнес представитель Капитолия.
- Кронос Винценто!
И она чувствует как что-то обрывается внутри.
- Все будет хорошо, - шепчет он, а она до крови закусывает губу, неотрывно смотря в его глаза. Пытается что-то сказать, но голосовое связки не слушаются. Протягивает ладонь, чтобы схватит его за запястье, но пальцы ловят лишь воздух. Он уже идет к трибуне и все что ей остается, это смотреть в его удаляющуюся спину.
- Не уходи
Ей кажется, что она кричит, но на самом деле не произносит и звука.
У нее подкашиваются ноги и одна из стоявших рядом с ней девушек, придерживает ее за локоть, обеспокоено заглядывая в лицо.
- Ты в порядке?
Чарли не может сказать ни слова, она лишь не отрываясь смотрит на Крона, поднявшегося на трибуну. Все не в порядке. Это не могло произойти, только не с ним.

Она должна с ним попрощаться, должна его предупредить. Она не может отпустить его вот так. Он должен обещать ей вернуться.
Почему все рушиться?
Все это похоже на сон. Дурной кошмар, что так часто снился ей после того, что случилось с отцом. В такие ночи она просыпалась с криком и в слезах и потом еще долго не могла уснуть. Однажды, после такого сна, она посреди ночи сбежала из дома.  Просто почувствовала, что больше не может справляться с этим сама. В ту ночь она пришла к Винценто, через окно залезла в комнату Кроноса и просто легла с ним рядом. Он даже не до конца проснулся, но инстинктивно почувствовав ее присутствие, сгреб ее в охапку, прижал к себе с такой силой и одновременно бережностью, бормоча в полу сне "все хорошо, я с тобой, я всегда буду с тобой".
Останься со мной, Кронос.
Она вбегает в то самое помещение, куда увели трибутов сразу после жатвы, натыкается на миротворца, чуть не сбив того с ног.
- Мне нужно увидеть Кроноса, трибутам же должны разрешать попрощаться с родными!
Миротворец кивает и проводит ее в соответствующую комнату, вот только не закрывает за ней дверь, а так и остается стоять у нее, внимательно наблюдая за ними. Но сначала она даже не обращает на это внимание. Она видит Кроноса и все мысли сразу куда-то исчезают. Он оборачивается на звук открывшейся двери и она бросается ему на шею, с каким-то отчаянием цепляясь за широкую линию его плеч, будто он единственный якорь, способный удержать ее в равновесии.
Где-то на периферии сознания она понимает, что должна многое успеть ему сказать и о многом предупредить, что, зная как он теперь относится к данным ей обещаниям, должна заставить его обещать выиграть и вернуться, что она должна быть сильной. Но вместо этого она чувствует как неумолимо подкатывает истерика.
- Кронос, я не хочу, не могу отпустить тебя, слышишь? - шепчет ему на ухо вдруг охрипшим голосом.

+1

5

Все происходит будто в тумане, даже слышен тихий звон в ушах, словно его оглушили. Внешне спокойно и гордо, парень поднялся по лестнице и встал рядом с Эридой. С этого момента должна начаться активная работа по привлечению спонсоров — это Кронос усвоил уже давно, пусть и только в теории.
На его лице уже сияла довольная улыбка, движения были уверенными и мощными. Ровно как и большинство жителей на площади, Кронос аплодировал и наверное выкрикивал какие-то ободряющие возгласы. Себе, им, Капитолию. Сейчас парень уже не помнил, что именно кричал, но толпа завелась на раз, неистово поддерживая своего трибута. Получилось эффектно, как и должно было быть.
Дальше все обычно, эту процедуру Крон знал как свои пять пальцев, год за годом прокручивая ее в голове. Они с Эридой пожали друг другу руки, скорее всего, в первый и последний раз. Теперь они враги. Только один сможет вернуться и этим одним будет Кронос. Должен быть он.
Капитолий не боялся, что трибуты сбегут или попытаются препятствовать играм, поэтому охрана была минимальна. В ожидании отправки в Капитолий и прощания с родными, Крон стоял у окна в небольшой, но богато украшенной комнате. Сердце бешено стучало в груди, заглушая крики толпы на улице.
Почему сегодня не было добровольцев?
Сегодня они были нужны как никогда, но впервые на памяти Винценто никто не вышел вперед, в попытке занять место трибута. Неужели именно в этом году все решили, что подобные попытки бесполезны?
Крон мотнул головой и опустил свой взгляд на руки. На ладонях уже не так заметны мозоли от постоянных тренировок в Академии, ведь вот уже два года они казались бесполезными. Конечно, Крон поддерживал себя в форме, временами заменяя тренера по контактному бою или обучая работе с копьем или метанию ножей. Ему должен помочь подвижный ум и подвешенный язык.
Все правда будет хорошо. Он вернется.
Звук открывающейся двери заставил Кроноса повернуться. Чарли, не останавливаясь на входе, бросилась к нему и обвила его корпус своими хрупкими руками. Кронос крепко прижал ее к себе и уткнулся носов в темные волосы. Уже знакомый запах каких-то непонятных ему цветов со странным названием франжипани и апельсина исходящий от  ее волос в один момент снял страх и беспокойство. Только вот его сердце по-прежнему бешено колотилось в груди, а дыханье не хотело подчиняться.
- Кронос, я не хочу, не могу отпустить тебя, слышишь? - прошептала она хрипло ему на ухо.
Странная, тупая боль сжала грудную клетку, его руки напряглись, челюсти болезненно сжались. Кронос сглотнул подступивший к горлу комок и еще глубже зарылся в темную копну волос.
- Я вернусь, - также сдавленно и тихо произнес он, - Ты только верь мне, хорошо?
Пусть Чарли знает, что, чтобы она ни увидела или ни услышала по пресловутому Панем-ТВ, все это будет неправда, все будет сделано лишь для того, чтобы вернуться. Вернуться с победой и со своей жизнью.
Кронос отстранился и попытался улыбнуться, заглядывая в глаза девушке. Большими пальцами он неуклюже попытался стереть слезы с ее щек, - Ты должна быть сильной, слышишь?
Говоря все это, парень чувствовал как к горлу снова подкатывает комок, но все это ерунда. Главное, чтобы Чарли верила. Тогда все будет хорошо. Кронос собрал волю в кулак и постарался взять себя в руки. Все произошло слишком неожиданно, очень быстро и так не вовремя. Два, три года назад — этот день бы стал лучшим в его жизни. Тогда да, но не сейчас.
- Эй, посмотри на меня, - трепетно сжимая шершавыми ладонями ее лицо, Крон снова попытался заглянуть в глаза девушке, - Чарли, посмотри на меня. Верь мне, хорошо? Я обещаю тебе. Я вернусь. Ты только верь.

+1

6

Она чувствовала, как по щекам бегут горячие и соленые на вкус слезы, которые она не могла остановить. Она сотни раз прокручивала эту сцену в голове все те годы, когда он вызывался добровольцем. Она знала, что должна будет ему сказать от первого до последнего слова. Так ей тогда казалось.
Но сейчас все было совсем по-другому. Сейчас ни один из них не ожидал такого расклада, сейчас он не рвался на арену, сейчас она еще больше боялась его туда отпускать, зная, что все это давно перестало быть просто шоу. Не для трибута, чью семью вот-вот обвинят в измене. Она должна успеть его предупредить, но сейчас она даже не может заставить себя расцепить кольцо рук, не может отпустить его, будто как только она это сделает, то потеряет его. Она не может его потерять. Не считая матери он - это все, что у нее есть. Он - это целый мир. Ее мир.
- Я вернусь.
Это все во что она хочет верить. Он вернется, он должен вернуться.
Прошло столько лет, а для нее до сих пор дело всегда только в нем. Он и только он. Всегда.
Он утирает ее слезы, но она не может заставить себя перестать плакать, только неотрывно смотрит на него, пытается ловить каждый взгляд, жест, мимику. Пытается запомнить каждую секунду в его руках. В руках, в которых скоро окажется оружие, которым он будет вынужден защищать себя, оружие, которое ему придется поднимать на других людей. Даже детей.
И она тоже будет должна пройти через это вмести с ним. Всегда незримо оставаясь рядом. В его сердце, мыслях, душе. Она знает, что должна быть сильной, не ради себя ради него. Чарли знает как непросто ему всегда даются ее слезы, прижимаясь к нему, чувствует, как бешено бьется его сердце. Она должна быть сильной и делать его таким же. Должна давать ему силу, стимул жить и бороться.
- Чарли, посмотри на меня. Верь мне, хорошо? Я обещаю тебе. Я вернусь. Ты только верь.
Она поднимает глаза, встречаясь с ним взглядом. Ресницы все еще мокрые от слез, но она уже почти прекратила плакать. Она не может себе этого позволить. Она должна помочь ему всем чем может. Любой мелочью.
Она должна его предупредить, обо всем. Вот только теперь она замечает, что миротворец стоит совсем рядом. Смотрит на них, ловя каждое движение и слово. Она не может сказать ему прямо, миротворец все поймет, он все расскажет и тогда Кронос никогда не сможет выполнить свое обещание. Капитолий не даст. Он и так под его прицелом уже сейчас. И может лучше было бы вообще не приходить, не ей, дочери повстанцев, может лучше было бы оставить его в неведении, чтобы он ничего не знал и никто не мог обвинить его в обратном. Чтобы никто не думал, что он тоже к этому причастен. Но она не могла не прийти и не предупредить тоже не могла. Она не сможет рассказать ему обо всем в присутствии миротворца, она вообще едва ли сможет намекнуть ему, и может это и к лучшему. Но она обязана предупредить его об опасности. Иначе никогда себе этого не простит.
- Я верю, - шепчет в ответ, - я верю. Ты помни, что ты мне обещал, ладно? Помни! Ты ведь никогда не лгал мне с тех пор. Ты всегда держал обещания. И это сдержи. Ты же сильный, ты обязательно сможешь победить. Нас с детства этому учили. Помнишь, когда я только училась метать ножи в тренировочном центре, где работает мама, у меня никак не получалось набрать достаточное количество очков по результатам попадания в мишень. Я сильно переживала, потому что всем уже это удалось, даже тем, кто гораздо хуже умел обращаться с этим оружием, чем я. Ты помнишь, ты потом узнал, что это Нейт, твой друг, он специально испортил мою мишень, делал на ней неправильные метки, потому что его бесило, что ты столько времени проводишь со мной.  Ты тогда сказал, что никому не позволишь обижать меня. Вы даже потом подрались из-за этого, помнишь? Вот все эти Игры, это словно..словно та мишень- она украдкой бросает взгляд на миротворца, он слушал внимательно, но кажется не придавал значения этой истории, принимая ее лишь за ностальгическое воспоминание влюбленной девушки. Она не была уверена, что поймет сейчас и Кронос, потому что слишком много навалилось эмоций, мыслей, тревог. Но Чарли была уверена, что он не раз будет прокручивать этот разговор в голове. Вспоминать, что она ему сказала. И рано или поздно он поймет о чем она хотела его предупредить.
Нейт был его другом и все равно испортил мишень Чарли, а ведь они даже не предполагали, что его задевает их с Кроносом общение - предупреждение о том, что ты никогда не можешь быть уверенным, что знаешь о своих близких абсолютно все. И не важно не знаешь ли ты о них что-то плохое или напротив хорошее. Они жили вместе со своими родителями и понятия не имели чем именно они занимались. Когда до него когда-нибудь дойдут слухи о том, что его семью обвинили в измене, он поймет, почему он оказался на арене и что именно она имела в виду. Мишень была испорчена из-за Нейта, на арену он попал из-за деятельности родителей.
Но дело не только в том почему он там оказался, но и что это значит для него. Тогда, она никак не могла набрать необходимое количество очков из-за того, что у нее была неправильна мишень - это тоже предупреждение. Предупреждение о том, что арена это тоже ловушка, ловушка не честная и он должен иметь это в виду. Знать, что в этот раз арена для него намного опаснее, чем была бы три года назад или когда - либо.
Он поймет, как понимал ее всегда. Может не сейчас. Но потом. Лишь бы не слишком поздно.
- Это очень важный момент, понимаешь? - в ее глазах какой-то лихорадочный блеск, ей просто необходимо, чтобы он запомнил о чем она говорила, чтобы понял как это важно. Она снова бросает взгляд на миротворца и видит как тот подозрительно косится в их сторону. Неужели понял, что она имеет в виду больше, чем хочет сказать. Нет, она не может рисковать безопасностью Кроноса, ведь миротворцу стоит лишь заподозрить, что здесь что-то не то. А ведь может быть он уже узнает, в чем обвиняют их родителей и потому ему не велено оставлять их одних.
- Это важный момент, потому что тогда я впервые подумала, что могу в тебя влюбиться, - спешно добавляет она. Пусть миротворец не придает этому значения, пусть думает, что это сентиментальная болтовня отчаявшейся влюбленной и не более.
- Обещай, что будешь максимально осторожен, обещаешь? - она все еще не выпускает его из своих рук, цепляясь за его плечи, умоляюще смотрит в глаза.

Отредактировано Charlotte Valentine (Пн, 4 Май 2015 14:43)

+1

7

Ее ресницы мокрые от слез, под глазами нежная влажная от той же солоноватой жидкости кожа.  Кронос старается запомнить каждый миллиметр ее кожи, ее лицо, чтобы помнить на Арене о чем-то, что приведет его домой. Кронос обязательно вернется.
Почему здесь нет его родителей и сестры? Они не придут попрощаться с ним, не скажут пару напутствующих слов? Семья Винценто часто разговаривала о ненужности, неправильности Игр. Его родители хоть и имели непосредственное отношение к защите Капитолия и Панема в целом, к подготовке к Играм, тем не менее, были их противниками и не раз спорили с сыном о его рвении участвовать в них. Неужели они принципиально не придут сюда?
Странная вещь судьба. До девятнадцати лет он рвался на Арену, будто бы это было его предназначением, до восемнадцати — имел настоящий шанс туда попасть, но лишь тогда, когда Кронос отказался от этой мысли, осознанно радуясь, что не попал туда, что может нормально жить сейчас, не сталкиваться с жестокостью в том его проявлении, тогда судьба отправляет парня на Арену.
Странно еще и то, что раньше не было страха или тревоги, только волнение от того, что его мечта так близко. Чужое имя из уст представителя Капитолия и вот, волнения уже не было, лишь разочарование и тоска, желание попробовать через год. Откуда же теперь взялась тревога и переживания? Почему сейчас так важно остаться здесь, а не отправляться туда, где Кронос всю жизнь хотел проверить себя и свой характер.
Кажется, слезы уже не катятся градом из глаз девушки, она успокаивается, но все еще крепко прижимается к нему всем телом. Во взгляде легко читается страх и та же тревога, что и у самого Винценто. Он, кажется, даже чувствует как колотиться в груди ее сердце, или это его сердце?
Кронос мягко улыбается, но на его лице играют скулы, придавая парню растеряно-свирепый вид, - Я верю,  - наконец тихо произносит девушка.
- Я сдержу, - также тихо отвечает Кронос, в то время, как Чарли что-то быстро, судорожно рассказывает.
- Сейчас не лучшее время, малыш, дай мне просто насмотреться на тебя, дай поверить, что я смогу сдержать обещание, что не обману тебя, - мысли медленно плывут в голове, пока Чарли рассказывает что-то про то, как Кронос затеял драку с лучшим другом. Винценто влез в это не потому, что был ярым приверженцем правды, не для того, чтобы Нейтан извинился или рассказал о том, что сделал, не для того, чтобы понес наказание. Кронос распустил руки потому, что речь шла о Чарли. Уже тогда он не позволял никому обидеть ее, стоял молчаливой мрачной горой над всеми, кто может хотя бы подумать о чем-то плохом в ее сторону. Конечно же он помнит это. После этого они не разговаривали с Нейтом несколько месяцев.
- Игры словно мишень? Ты о чем, малыш? - он молча нахмурил брови, так и не в состоянии уловить нить логики. Чарли нервничает и оглядывается на охранника, Крон в непонимании делает тоже самое, но миротворец не замечает ничего, а просто стоит в дверях. Чарли будто чего-то не договаривала, не могла договорить. Кронос снова повернулся к ней и едва уловимо мотнул головой, показывая, что не понимает ни слова. Его брови все еще сведены у переносицы, на лице тень растерянности.
- Это очень важный момент, понимаешь? - не унимается она. Ее глаза блестят почти как у той девушки из четвертого, после ее возвращения с Игр. Энни Креста, кажется, она сошла с ума после победы на Арене. Что он должен понять? Почему это так важно именно сейчас?
Чарли снова бросает взгляд на миротворца, но на этот раз Кронос не следует ее примеру. У них мало времени.
- Это важный момент, потому что тогда я впервые подумала, что могу в тебя влюбиться, - добавляет она быстро, слишком смазано и сумбурно, словно это и не важно совсем. Чарли не бросалась такими словами, зная, что Винценто придает слишком большой вес этим словам, и Кронос это ценил. Она не стала бы говорить об этом вот так.
- Обещай, что будешь максимально осторожен, обещаешь? - темп голоса снова стал привычным.
Кронос сжал губы и снова натянуто улыбнулся, - Я вернусь, слышишь? Только верь в меня, - снова повторил парень Он отчаянно не хотел, панически боялся, что Чарли поверит в то, что будет происходить там, в Капитолии, в то, что он будет делать и говорить. Это все будет не правда, все неискренне, лишь для того, чтобы вернуться живым. Кронос не мог сказать этого вслух из-за миротворца, стоящего неподалеку, но Чарли должна это знать.
Он облизнул  пересохшие от волнения губы и на секунду замер, глядя прямо в глаза Чарли. Девушка должна все понять, и он тоже обязательно поймет то, что она хотела ему сказать, обязательно догадается обо всем. Кронос решительно наклонился к Чарли и резко, словно вынырнувший из воды утопающий, прильнул своими губами к ее губам. Его глаза были болезненно, плотно закрыты, а поцелуй передавал всю боль предстоящей разлуки, боль того, что он оставляет ее вот так.
Кронос с трудом оторвавшись от ее губ и выдержав короткую паузу, чтобы перевести дух, коротко произнес, - И я буду помнить.
Он все поймет. Обязательно поймет.

+1

8

Поцелуй был резким, коротким, каким-то горьким. Таким, каким никогда не бывал прежде. Но от этого еще больше запоминающимся. Наверное, поэтому когда он отстранился от нее, все еще держа в объятьях она вдруг почувствовала первый сильный прилив одиночества. Она не хотела его отпускать, не хотела, чтобы он уходил. Только не вот так, не когда все перевернулось с ног на голову. Только не туда, не на арену, где она может его потерять, где ему придется пройти через все то, что может уже никогда не позволит ему остаться прежним.
И она снова прижимается к нему, цепляясь за тонкую ткань его футболки, все что она хочет сейчас это взять его за руку и выйти в эту дверь вместе с ним. Забрать его отсюда. Спасти. Его и себя вместе с ним.
Но она не может. Ничего не может. Все что ей остается - это не отрываясь смотреть ему в глаза, ловить каждую его эмоцию, считать секунды, что утекают будто песок сквозь пальцы.
Она знает, что он не понял, что она имела в виду, но думает, что это к лучшему. Она не хочет выбивать его из колеи еще больше, он должен быть собран и настроен и на победу, он должен быть защищен от Капитолия собственным незнанием. Потом, чуть позже, он поймет о чем, она хотела его предупредить, и она только надеется, что это случится вовремя. Он должен выжить и вернуться. Вот только куда? Если их семьи сбегут в тринадцатый, куда он вернется? Дадут ли ему это сделать? Эти мысли бросали ее в дрожь. Она не могла представить как все будет, как все может быть, потому что сама толком не понимала, что происходит. В голове была лишь одна мысль. Он должен выжить. И плевать, что потом. Они со всем справятся, разберутся. Он найдет ее на краю мира, в тринадцатом дистрикте, где угодно, она это знает. Он никогда ее не отпустит. Так же, как она не отпустит его.
Она касается ладонью его щеки, тонкими пальчиками проводя по коже.
- Послушай, Кронос, это очень важно: я знаю, что с тобой будет много всего происходить, знаю, что будет нелегко, но я хочу, чтобы ты помнил, что то, что тебе придется делать ради выживания не определяет того, кто ты на самом деле. Ты настоящий - это ты здесь и сейчас, понимаешь? Ты всегда должен помнить кто ты. Не дай им сделать из тебя того, кем ты не являешься.
Они росли во втором дистрикте, где хватало победителей и побежденных. Они знали, что даже выигрыш не всегда является таковым. Они видели, что игры могут ломать, ожесточать, менять даже тех, кто формально оказался сильнее всех. И в свое время отговаривая его от участия в Играх, это был не маловажный аргумент против. Она боялась, что даже если он выиграет, Игры его изменят, как изменили всех их участников.
Как бы она хотела, чтобы восстание провернуло этот фокус с ареной еще раз, чтобы они просто вытащили трибутов оттуда. Чтобы он просто вдруг оказался рядом с ней, там в тринадцатом дистрикте.
- Я буду ждать тебя, слышишь? Как бы далеко мы друг от друга не были, - она не может сказать ему прямо, но надеется, что потом он поймет, что она имела в виду не только то, что он будет далеко, но и то, что она будет на одиннадцать дистриктов дальше, чем он предполагает - чтобы не происходило с тобой там. Я буду тебя ждать. Ты только возвращайся, ладно? Я верю в тебя. Всегда. Даже если сам начнешь сомневаться в себе, просто вспомни что ты мне обещал, и что всегда говорил, что я знаю тебя лучше всех. Я знаю тебя, я знаю кто ты на самом деле, я знаю, что ты победишь. А еще я знаю, что ты человек, которого я люблю, помнишь? - она намеренно повторяет ту фразу, с которой все началось, и касается ладонью его груди, там где под ребрами в безумном ритме колотится его сердце. - я всегда с тобой. Каждое мгновение. Я с тобой - лихорадочно шепчет она, смотря на него так пронзительно, чувствуя как что-то предательски щемит внутри. Чарли встает на цыпочки, чтобы коснуться его губ своими. Этот поцелуй длиться дольше, но отдает все той же горечью. На губах вкус соленых слез, что снова бегут по ее щекам, перемешивается с привкусом отчаяния. Каждое мгновение в его руках, каждое мгновение их поцелуя больно впечатываются в сознание. Ей будет сниться этот поцелуй, ей будет сниться он. То, как она панически цепляется за него, а вместо этого ловит руками воздух, смотря в его удаляющуюся спину, как это было на Жатве. Только его уже не будет рядом, чтобы отгонять кошмары, стирать слезы с ее лица, нащупывать в темноте ее ладонь и, переплетая пальцы, сжимать ее, шепча "я рядом, Чарли, слышишь?".
И все это будто в замедленной съемке. Отчаяние сквозит в каждом их жесте, в том с какой силой он прижимает ее к себе, в том, как горько она целует его. Будто они - это единое целое, будто они не могут и помыслить о существовании вне друг друга.

Отредактировано Charlotte Valentine (Пт, 8 Май 2015 13:16)

+1

9

- Время, - грубый, резкий голос миротворца, наконец, как масло разрезал напряжение в комнате. Без лишних слов мужчина, облаченный во всем знакомую белую форму выждал несколько секунд, а затем грубо схватил девушку за плечи и потащил к выходу, не дав ей остановиться ни на секунду.
[NIC]Peacekeeper[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/t/3stE9.png[/AVA]

0

10

Радужка его глаз стала темнее, отчетливо выделив серую сердцевину — верный признак того, что слова Чарли попали в точку. В груди что-то нервно сжалось, так, что на секунду, Кроносу показалось, что он не может сделать вдох.
Парень понимал, что едва ли вернется обратно таким же. Игры меняют людей. И, если, раньше парень хотел вернуться другим, то сейчас, когда он отказался от идеи всех Игр, эти изменения, пусть и не пугали до дрожи, но заставляли капитально задуматься.
Тот, кто омывает свои руки кровью таких же как он, тех, кто едва ли может защитить себя, невинных и беззащитных детей, вряд ли сможет жить дальше. Впрочем, в этом году формат Игр несколько поменялся, теперь, вместо детей а Арене будут уже взрослые, состоявшиеся люди. Кто-то может превосходить Кроноса в силе, кто-то в ловкости, а у третьего может быть и вовсе другой конек. Наверное, теперь станет легче, будет проще лишить жизни тех, кто действительно может быть опасен. Хотя какая опасность, какой толк от косяка взрослой рыбы, если на них нападает акула, верно?
- Ты настоящий - это ты здесь и сейчас, понимаешь? Ты всегда должен помнить кто ты. Не дай им сделать из тебя того, кем ты не являешься, - ее голос дрогнул, - Как бы далеко мы друг от друга не были, чтобы не происходило с тобой там. Я буду тебя ждать. Ты только возвращайся, ладно? Я верю в тебя. Всегда, - Чарли говорит что-то еще, Кронос даже понимает ее слова, в то время как в голове бешено бьется новая мысль: Чарли позволяет ему убивать. Она будет, или очень постарается смотреть на него так же как сейчас, даже если его руки будут по локоть в крови невинных жертв. Осознание этого больно, непривычно резко вдруг ударило по нему. Сможет ли Чарли быть с человеком, который смог убить? Будет ли относиться к нему так же, как и раньше?
Он нахмурил брови  и напряженно сцепил зубы. Не дав ему опомниться, девушка поднялась на цыпочки и прильнула своими губами к его. Такой же горький и болезненный поцелуй. Он длиться дольше, отчего становиться еще больнее. Кронос крепче прижал девушку к себе, лишь через несколько секунд сумев оторваться от ее поцелуя.
Предыдущие мысли временно отступили, оставив за собой право вернуться в самый неподходящий для этого момент. Чарли коснулась ладошкой его груди и только тогда, Кронос почувствовал как бешено стучит его сердце.
- Эй, - словно пытаясь отогнать подальше свои страшные мысли, он окликнул ее так, словно девушка не смотрела на него не отрываясь, не ловила каждое его движение. Парень нервно улыбнулся и обхватил своими шершавыми от работы ладонями ее лицо, - Я буду в порядке, малыш, все будет хорошо. Я справлюсь, слышишь.
Он не ждал ее ответа, не хотел видеть реакции, ведь вряд ли она поверит его словам. Кроносу хотелось думать, что она верит, что правда будет думать, что для него все легче, чем можно представить.
Не дав Чарли отреагировать, парень снял с шеи свой талисман. Забавная штука, семейная реликвия. Она всегда была у семьи Винценто. Когда-то дед передал ее своему внуку со словами «МЕДВЕДЬ — символ добродушия и ярости, богатырской силы и  родственных чувств, знак несгибаемой воли. Он олицетворяет царя зверей, на языке соревнований означает удачу и победу. Волк же имеет значение бдительности и осмотрительности, волк заполучает свою добычу с таким умом, что редко попадается охотнику. Учись у них и ты выйдешь победителем». Дед верил, что раз в Играх не удалось участвовать никому из их семьи, то внук обязательно добьется триумфа. С триумфом или нет, сейчас задача минимум — вернуться.
- Вот, возьми это. Так и я буду с тобой, - парень крепко сжал кожаный шнурок со звериным когтем, болтающимся на нем. Серебряная морда волка загадочно блеснула с другого его конца.  Пусть в этом талисмане заключается весь смысл Голодных Игр, схема поведения и действий, которыми стоило бы руководствоваться на Арене: добродушие и ярость, сила и несгибаемая воля, бдительность и осмотрительность, хитрость и честь, но Кронос отчаянно хотел оставить девушке что-то, что будет напоминать ей о нем.
Внезапные слова охранника, так и не покинувшего комнаты, заставили сердце застучать быстрее. Кронос лишь успел вложить девушке в руку свой талисман и крепко сжать ее ладонь, как почувствовал, что миротворец тянул девушку за собой, уводя ее.
Теперь казалось, что парень видел ее в последний раз. Острая, ни с чем не сравнимая паника накатила на него, хотелось подскочить к миротворцу, вдарить ему как следует и вырвать Чарли из его цепких лап. Кронос может, правда может. Но что потом? Прослыть трусом и стать безгласым? Или сделать ее такой?
Конечно же, все это было лишь секундной слабостью, помутнением, которое Кронос пережил внутри, ни на мгновение не поддавшись ему, и, внешне все еще казался спокойным.
Еще ни разу не было такого, что родным не давали нормально попрощаться с трибутов во втором дистрикте. Здесь их всегда чтили героями и еще никто не пытался избежать своей судьбы, принимая данную возможность за честь. Каждый раз, трибуту отводилось более сегодняшнего времени на спокойное, почти героическое прощание с родственниками и близкими. Почему сейчас все не так?
Кронос следует за миротворцем, все еще не выпуская девушку, - Я люблю тебя, - наконец, как можно спокойнее произнес он. Через секунду дверь захлопнулась.

+1

11

Все слишком быстро, неправильно, как-то рвано. Этот разговор при миротворце, который не спускает с них глаз, этот почти бессознательный подсчет каждой секунды. Он обнимает ее и она вдруг задается простым вопросом: почему они вообще здесь? Что они сделали для того, чтобы оказаться здесь. И она понимает, что ничего. Просто были детьми людей, которые были среди тех, кто решил все изменить. Чарли поддерживала эту идею в полной мере, Чарли была готова пойти по стопам родителей и бороться вместе с ними. Но жертвовать собой и жертвовать тем кого ты любишь, иногда очень разные вещи. Она не могла и не хотела жертвовать Кроносом. Вот только выбора не было.
Она всегда знала, что подобное прощание не дастся ей легко, но никогда не думала, что настолько. Особенно сейчас, когда она так прикипела к нему за последние два года, что они были вместе. Когда он уже перестал думать об участии в Голодных Играх. Когда ему было достаточно того, что он имеет здесь и сейчас. И сейчас она поняла еще одну важную вещь, уйди он тогда, несколько лет назад, стань добровольцем по собственной воли, она не знала...смогла ли бы она простить его за это. Смогла ли обещать, что в ней ничего не изменится, несмотря на все то, что он будет делать, находясь там.
Но это тогда. Сейчас, все было совсем по-другому. И хоть она до дрожи боялась, что он изменится так сильно, что она все равно потеряет часть него, она была готова к этому. Кого бы не хотел сделать из него Капитолий, она знала кто он на самом деле. И этого было достаточно. Она будет его ждать. И будет верить, что у него все получится, что он справится, как и обещал ей. Они оба должны в это верить, иначе ничего не получится уже сейчас.
Она так пристально смотрит ему в глаза, что даже не сразу замечает, что он протягивает ей его талисман. Она знала, что это была семейная реликвия, и знала что именно она значит. Знала, что это талисман, который должен сберечь его на арене и поэтому не могла его забрать. Но он так смотрел на нее, он так хотел, чтобы у нее было что-то, связанное с ним. Если бы он знал, что ей придется оставить второй дистрикт и все то, что было в нем,  он бы настаивал еще сильнее. Но то, что она оставит свой дом здесь, не значит, что она оставит здесь и все, что связывало ее с ним. Хотя бы потому что он и так всегда был с ней.  Он давно стал частью нее, до такой степени, что она чувствовала его присутствие всегда, даже когда он был не рядом. Он был в ее мыслях, воспоминаниях, он был в каждом ее решении, когда она спрашивала себя "Как бы отнесся к этому Кронос?". Он всегда с ней. Но он так хотел, чтобы у нее было что-то материальное, связанное с ним. И тут она вспомнила о том, что нашла всего пару дней назад и хотела показать ему после Жатвы. Это была фигурка деревянного волка висящая на тонкой черной шерстяной нити. Эту фигурку ей подарил Кронос когда-то очень давно, когда ей было лет двенадцать. Наверное, это был его первый подарок ей. И она уже тогда носила его не снимая. Вот только на одной из тренировок нитка порвалась и она потеряла волчка. Он тогда успокаивал ее плачущую, говоря что это неважно, это всего лишь фигурка и если она хочет он найдет для нее еще. Она знала, что он бы нашел, если бы она попросила, но она также знала, что это неправда про то, что эта фигурка ничего не значит.
И вот спустя несколько лет, мама нашла волчка в одной из коробок со снарядами и вернула его Чарли. Наверное, он завалился туда, когда нитка порвалась и так и пролежал там все эти годы.
Она была так рада тому, что он нашелся. У нее никогда не было талисмана для Жатвы, но в этот раз она решила надеть его, чтобы потом показать Кроносу. Чтобы он понял как для нее важно все, что связано с ним.
- Я не могу взять это, Кронос. Это твой талисман и оберег, он защитит тебя на арене, понимаешь? - она отрицательно качает головой, вкладывая коготь обратно в его ладонь, - ты и так всегда со мной, смотри, - она показывает ему запястье на котором рядом с тяжелыми мужскими наручными часами, которые она носила после гибели отца, виднелась тонкая черная нить на которой висел тот самый волчок, - мама нашла его пару дней назад, я хотела показать тебе после Жатвы, и вот...
Стало как-то жутко. Это была первая Жатва на которой она была относительно спокойна даже учитывая все то, что ей рассказала мама этим утром. Она знала, что Кронос не вызовется добровольцем, что на арене окажутся те, кто этого хотел, что они просто пройдут через это еще раз, и по-прежнему останутся рядом. Пусть им придется бежать в другой дистрикт, пусть, главное, что вместе. Она была так уверена в этом. Но вместо этого они стояли здесь и бессильно наблюдали, как  все рушится.
- Все будет хорошо, правда? Мы связаны. И никто не имеет права и сил, чтобы это отнять, - вдруг говорит она, уткнувшись в родное плечо. Еще мгновение и она чувствует, как сильные руки миротворца буквально силой оттаскивают ее от парня. Первая реакция, заложенная долгими тренировками в качестве профи, врезать миротворцу. Но импульс быстро проходит, она понимает, что не может этого сделать если не хочет подставить Кроноса под удар. Да и что это изменит? По всему зданию еще несколько десятков миротворцев. Если был хоть один единственный шанс сбежать они бы обязательно им воспользовались. Но шанса не было. Чарли это знала.
Поэтому она просто шла вслед за миротворцем, грубо ведущим ее к двери. Она даже не обращала на него внимание, лишь ловила каждое движение Кроноса, пытаясь запомнить все до последней мелочи.
- Я тоже тебя люблю, - эхом откликается она дрожащим голосом. Ее пальцы выпускают его запястье и дверь захлопывается прямо перед ее носом, разделяя их равнодушной стеной.
я люблю тебя. ты только вернись.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 10.10.3013.dist2.Until the stars come crashing down


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC