Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 17.11.3012. Dist.1. You're trying to save me, stop holding your breath


17.11.3012. Dist.1. You're trying to save me, stop holding your breath

Сообщений 21 страница 34 из 34

21

Кашмира замечает у меня засос на шее – Иланг вчера постаралась. В общем-то я не собираюсь оправдываться перед собственной сестрой, ещё чего не хватало. Она что-то там себе напридумывала в своей очаровательной белокурой головке, только всё это неправильно от и до. Сейчас я бы должен одобрить её свиданку – именно так я бы и поступил, если бы это был достойный мужчина типа Агата или Аметиста. Мало того, что она не сознается с кем именно и куда именно идет, так ещё и ерничает.
- Хахаха, очень смешно, Кашмира, ты у меня дождешься, на самом деле пойдешь копать червей в сапогах на шпильках. Представь себе, сегодня у меня никаких дел, поэтому, я, пожалуй, займусь твоими. – Почему бы и нет? – Я перестану тебя контролировать, когда начнешь себя вести не, как шестнадцатилетний подросток. Даже не спорь, именно так себя ты и ведешь. Постоянно споришь, шастаешь с сомнительными типами.
Чувствую, что мы оба готовы закипеть, напряжение в воздухе так и норовит стать материальным. Звонок в дверь – краткая передышка. Интересно, кого принесло? Родня и друзья обычно звонят перед тем, как прийти в гости. Кашмира было собралась открыть дверь, ну конечно, это её очередной поклонник.
- Не суетись, я сам открою дверь. – И оттеснил сестру.
На пороге стоял Карат – сын мэра нашего Дистрикта, редкостный разгильдяй и придурок, и пришел он явно не ко мне, так как у нас в принципе ничего не может быть общего. Впрочем, у Кашмиры тоже ничего не должно быть с ним общего, даже одноразовый секс, тем более одноразовый секс.
- Привет, Блеск, а я к Кашмире, - развязно протянул он, тупо улыбаясь.
- Привет и пока, Карат. – Собираюсь захлопнуть дверь.
- Эй-эй, а Каш? Я вообще-то к ней пришел.
- Повторяю для особо одаренных – проваливай и веник свой забери пока цел.
Для сына мэра, привыкшего получать всё по щелчку пальцев, мои аргументы оказались недостаточными. Ну и пришлось слегка его проучить по средствам макания в непросохшую вчерашнего дня, лужу – этот тюфяк даже должного сопротивления не оказала, видать, совсем прифигел.
- И чтоб я тебя больше не видел рядом с Кашмирой, чего ты там бормочешь? Никакой отец тебе не может, в следующий раз тебя будут соскребать от асфальта. – И захлопнул дверь, оставив Карата барахтаться в грязной луже и с букетом на голове.
- Видишь, у тебя на сегодня тоже нет планов, - довольно заявил я сестре. - Может пригласим на ужин Аметиста? Только больше никакого глинтвейна.
Всё же ей чертовски к лицу это платье, а длинный хвост открывает обзор на лебединую шею, тьфу, Блеск, даже не думай, но зато она должна волновать кровь не только таких, как Карат.

+1

22

-Может, ты удивишься, но с моей точки зрения ты тоже постоянно споришь и подсовываешь мне занудных кретинов. И что, одолжить тебе шпильки? - огрызается Кашмира, резко выпрямляясь, и хвост взлетает вокруг шеи, как плеть. Ему, значит, с сомнительными шалавами трахаться можно, а ей с сомнительными типами нельзя? А с чего бы это? Они в равном статусе. Победители, свободные, в конце концов, взрослые. Близнецы на взводе, и даже родители, когда им случалось дойти до такой стадии, предпочитали дать детям разобраться самостоятельно. Вмешательство любого третьего лица до добра не доводило. Что красноречиво иллюстрирует звонок в дверь... Карат оказался пунктуален.

-Эй! Это ко мне - возмущается Кашмира, скидывая незастегнутый сапог и пытаясь прорваться ко входу, но куда ей против массы Блеска? Брат легко оттесняет её и сам предстает перед Каратом, одетым в костюм и сжимающим в руках букет. К слову, они даже внешне похожи. Сын мэра - высокий статный блондин, в его объятиях легко было бы представить себя с Блеском...

-Карат! Я здесь - привстав на цыпочки, пытается девушка выглянуть из-за плеча брата, однако Блеск явно намерен взять ситуацию под свой контроль. Карат, непривыкший видеть что-то кроме подобострастных улыбочек в свой адрес, тоже не намерен отступать. У Кашмиры нет шансов помешать разворачивающейся сценке - не кидаться же на брата с ножом. В отличие от Блеска, свои мышцы Карат приобрёл в тренажерном зале и к рукопашной не приучен - её потенциальный ухажер мигом оказывается в луже у порога, роскошный букет, который девушка непременно оценила бы минимум в поцелуй, отправляется за ним вслед, а дверь закрывается. Карат будет последним идиотом, если вновь в неё позвонит... И уже нет сомнений в том, что свидание сорвано.

-Аметиста?! Ты... Ты... Агрессивный придурок! Ханжа! Недотрахался вчера, теперь гормоны в голову бьют? Какого черта ты это устроил, Блеск?! Я тоже имею право на личную жизнь. По-своему-усмотрению! - последние слова Кашмира выкрикивает, подлетев к брату и барабаня кулаками по его груди, не будучи, впрочем, уверенной в том, что он это чувствует. Она уже благополучно забыла про Карата, ей было на него наплевать так же, как и на всех остальных. Но сам факт, что брат сделал что-то против её воли и смешал ей карты на вечер!

-Или ты ревнуешь? Так скажи! - разъярённая, девушка хороша ещё больше. Сапфировые глаза угрожающе блестят, щеки разрумянились, золотой хвост мечется вокруг шеи, как змея, а грудь нервно вздымается в тисках облегающего платья. Кашмира вглядывается в глаза Блеска - значит, массаж ему вчера более чем понравился, раз после него он пошел искать разрядки... А сегодня братец выкинул за порог Карата. Но какого черта тогда он сам не пользуется ситуацией? Которой бы и вовсе не возникло, будь Блеск посговорчивее и перестань её мучить.

+1

23

- Прекращай истерить, ни у него, ни у тебя не было серьезных намерений в отношении друг друга, так что ты должна была бы меня сейчас поблагодарить за то, что избавил тебя от глупости по имени Карат, - довольно спокойно разговариваю с сестрой, хотя Кашмира рвет и мечет, колотя меня по груди. Это невысокая цена за спокойствие. – Всё сказала? Тогда я скажу: ты больше не будешь шляться с кем попало, тебе под тридцатник, пора бы уже успокоиться и начать вить гнездо, а такие парни, как Агат или Аметист прекрасно для этого подходят. Всё, успокаивайся, а то точно пойдешь в чулан.
Кашмира и не думает успокаивается, возмущается и возмущается, у неё даже лицо раскраснелось и волосы растрепались. Неужели Карат понравился? Да ни за что не поверю. Как этот папенькин сынок может нравится? Мышцы исключительно для красоты, равно как и смазливо-ухоженное лицо – ему точно нравятся девочки? Помниться слухи-то были, пока не начал перебирать кучу девчонок. В общем, мне плевать на Карата, но я не позволю Кашмире стать очередной галочкой в его блокноте. Хочет ходить на свидания? Пожалуйста, есть Агат, есть Аметиста, да ещё несколько достойных мужчин найду.
- Я ревную? Ты в своем уме!? – Меня уже тоже начала напрягать обстановка. – Да я забочусь о тебе, а взамен никакой благодарности. Карат не тот человек, который тебе нужен – уясни это себе и выброси всякие глупости из головы относительно меня. Садись ужинать, всё равно твой несостоявшийся дружок, не боец, отмываться побежал, может даже папочке пожаловался, - откровенно насмехался над Каратом – всё же он мне абсолютно не нравится и Кашмире не пара. – Так насчет Аметиста? Ты же хочешь личную жизнь, вот тебе и личная жизнь.
Глаза сестры застилает ярость, конечно я это вижу и чувствую, но сам не хочу впадать в крайность, иначе она точно у меня просидит в чулане до конца ремонта. Вообще-то обычно мы гораздо лучше ладим, когда это не касается темы личной жизни каждого из нас - тут мы совсем не сходимся взглядами. Кашмира считает, что должна шастать с кем попало, а я уверен, что ей нельзя размениваться на кого попало, для этого и клиентов Капитолия хватает.
- Кстати о вчерашнем, Иланг вполне милая девушка, ты её ещё не знаешь, ей только в этом году исполнилось девятнадцать, но она и правда мила. – И грудаста, особенно грудаста и этот факт лучше не озвучивать Кашмире.
И всё же странно, что она меня ревнует, а всё Капитолий с его извращениями…

+1

24

-Нет, не всё! Я не знаю, какие тараканы свили гнездо в твоей башке, но когда же до них дойдёт наконец, что меня не привлекают серьёзные намерения, мне нахер не сдались ни Аметист, ни Агат, и я имею право в свой почти тридцатник делать то, что считаю нужным?! - последнее, что Кашмира намерена делать, это успокаиваться. Блеск умудрился одной фразой пройтись по всем её раздражителям. Начал указывать, что ей делать, снова попытался подсунуть своих пресных дружков, заодно намекнул на возраст. Какой благодарности он ждёт за подобную заботу? Да любой другой на его месте уже обзавелся бы парой ножевых ранений. Ссора начинает выходить из-под контроля и дело вовсе не в Карате. Сценарий не изменился бы, будь на его месте любой другой друг-на-пару-вечеров. Блеск пытается контролировать её жизнь, при этом совершенно не отказывая в удовольствиях себе! Девушку ощутимо трясёт от ярости, и единственным стремлением становится - причинить боль, укусить в ответ больнее.

-О, как великодушно с твоей стороны. А ты сказал своему драгоценному Аметисту, что я шлюха? С сезонной работой, если его это успокоит. Знаешь, в чем разница между нами? Ты трус и лжец, не можешь принять очевидных фактов, грезишь какими-то сказочками о "нормальной" жизни - голос дрожит и срывается, Кашмира делает паузу, чтобы набрать в грудь воздуха и выдать следующую часть своего монолога, нимало не смущаясь того факта, что их сейчас может быть слышно на всю деревню победителей. Блеск просто последний кретин, если считает, что она может выйти замуж и превратиться в домашнюю клушу, и он даже сам себе не способен признаться в том, что нужно ему на самом деле. Кашмира знает, что брат никогда не любил, как не любила и она - они бы почувствовали подобные изменения друг в друге. Но прозвучавшее женское имя всё равно срабатывает, как удар под дых. Ах, ей девятнадцать! Конечно, куда ей конкурировать со своим почти тридцатником! На секунду блондинка каменеет, глядя Блеску в глаза... А потом повисшую в холле тишину разрезает звонкий хлопок пощечины. Кашмира переводит полные слёз глаза с покрасневшей правой щеки брата на собственную ладонь, словно не вполне осознаёт свою реакцию, и, отшатнувшись, кидается к лестнице.

-Я соберу вещи. Иланг небось не терпится переехать - бросает девушка, не останавливаясь ни на секунду. Она буквально пролетает над всеми ступеньками и влетает в свою спальню, захлопывая дверь, запираясь изнутри. На самом деле вещи Фрайзер собирать не спешит. Контроль над собой утерян абсолютно, хочется то ли громить всё, до чего можно дотянуться, то ли сжаться в углу, зажав виски ладонями, и как следует прорыдаться. В подобном состоянии Кашмира равно опасна для окружающих и для себя. Впрочем, из него есть ещё один выход... Если Блеск увидит - убьёт. Ну и плевать. Может, осознает наконец, что образцовой жены из неё не получится ни для кого.

-Брала же... - бормочет Кашмира, открывая ящик комода, в котором лежат её ночнушки и бельё. Нетерпеливо выкидывает шелковые одежки на пол и под ними находит небольшую деревянную шкатулку. На один шприц и ампулу. Она баловалась морфлингом не так уж часто, в основном в Капитолии, но всё равно предпочитала иметь при себе запас на случай, если очень захочется отключиться от реальности, как сейчас. Девушка ломает горлышко ампулы о край шкатулки, набирает шприц, хватает со столика первый попавшийся флакон духов и прыскает на руку, протирая кожу.

+1

25

- Успокойся, что ты так разнервничалась? А насчет сезонной работы, так необязательно всех посвящать в тонкости жизни победителей, по-моему, это логично, как минимум.
Однако, чем больше я пытаюсь успокоить Кашмиру, тем сильнее она психует. Вот спрашивается, что я говорю не так? Всё же правильно – нужно стараться жить нормальной жизнью, а не скатываться в бездну порока, не разменивать себя на всяких там Каратов. Ладно бы действительно там любовь была, но нет, никакими чувствами, кроме похоти, там не пахнет. А я не желаю, чтобы у моей сестры была слава потаскухи в Первом, ну неужели она этого не понимает?
- К нормальной жизни нужно стремиться, хотя бы в рамках Дистрикта-1, всё что происходит в Капитолии – это отдельная песня и сюда её тащить не нужно, неужели ты этого не понимаешь? Ты и правда себя ведешь, как подросток, хотя в твоем-то возрасте. Я по крайней мере хоть как-то пытаюсь наладить нормальную жизнь. Ну и потом Иланг тебе должна понравиться, она милая.
Кашмира замолчала. Тишину нарушила только звонкая пощечина, которую она мне отвесила. Мне! Пощечину!
- Ты в своем!? – Уже начал заводиться я. – Куда пошла? – Крикнул в спину убегающей Кашмире по лестнице. – А ну стой! Мы ещё не договорили! Кашмира! Черт бы тебя понюхал!
Я пошел за ней, всё-таки вызлила она меня! Что за несносная девица? Я ей о нормальной жизни толкую, но вместо того, чтобы спокойно поговорить, сестрица психует. Дергаю дверь за ручку – закрыто. Ну конечно.
- Кашмира, открой немедленно! – Кричу ей. – Я серьезно, открой немедленно, иначе вышибу эту чертову дверь! Считаю до трех: раз, два… - Никаких подвижек, даже шагов неслышно. Что ж, сама напросилась, я слов на ветер не бросаю. – Три!
Со всей силы бью ногой по двери – и хорошо, что двери в комнатах и близко не бронированные, поэтому легко получается выбить дверь. Выбить и увидеть Кашмиру со шприцом в руках… Глазам своим не верю, однако сомневаться не приходиться, что именно в шприце. Недолго думая, выбиваю из руки сестры шприц. У меня в глазах потемнело от ярости.
- Ты совсем дура!? – Трясу за плечи сестру.
Она меня настолько разозлила, что мне пришлось залепить её оплеуху – может хоть немного придет в чувство.
- Как давно ты колешься? Не смей врать! Завтра же едем в наркоклинику, а чтобы не было соблазна сбежать… - Я перекидываю Кашмиру через плечо и несу в чулан.

+1

26

Единственный предмет, который Кашмира в академии сдавала без особого энтузиазма - первая помощь. Нет, в теории она знала и про наложение жгута и про непрямой массаж сердца и прочие премудрости... Но на практике с этим обстояло хуже, чем с боевыми навыками, так что нужно время, чтобы найти вену и понять, куда именно колоть. Как раз времени ей Блеск сегодня решил не давать ни на что. Кашмира не откликается на вопли брата с той стороны двери, а тот не бросает слов на ветер - в комнате раздаётся грохот и дверь с развороченным замком распахивается, не оставляя девушке возможности сориентироваться.

-Оставь меня в покое! - успевает выкрикнуть Кашмира, прежде чем брат налетает на неё, выбивая из рук шприц. Морфлинг укатывается куда-то к комоду, Блеск трясёт сестру заплечи, так что остатки хвоста рассыпаются на отдельные локоны, а затем закатывает ей смачную оплеуху. Даже не вспомнить, когда они последний раз так ссорились... Ссорились ли? В ушах звенит, снова осознавать ситуацию девушка начинает уже на лестнице, обнаруживая себя переброшенной через плечо брата.

-Я не колюсь... А, плевать - с губ слетает нервный смех. Она не считала себя зависимой, потому что не колола морфлинг систематически, но психологическая разрядка иногда была ей необходима. В отличие от Блеска, Кашмира не может разделять жизнь на "Капитолий" и "Первый" - для неё всё было единым монолитом событий, заставившим втихую ненавидеть всех людей, старавшихся пробраться в их жизнь со стороны. Капитолий приносил проблемы, мужчины приносили проблемы и заставляли победительницу делать то, чего ей вовсе не хотелось. Но она делала, ради брата... Вот только не стоит требовать невозможного. Первый покупатель Кашмиру изнасиловал и здорово напугал, не очень эмоциональная и до этого, девушка вовсе перестала испытывать симпатию и доверие к мужчинам, исключая Блеска. Разве что научилась порой получать с них физический "откат". А брат давит на неё, пытаясь сломать этой своей абсурдной идеей замужества... Мало ей принуждений в столице?

-Запри меня и проваливай. К Иланг, ещё хоть к десятку таких же. Они ведь все нормальные! Но так, как хочешь ты, не будет. Налаживай, как считаешь нужным, свою жизнь. А на меня давить не смей! И без тебя хватает желающих. Убирайся! - как только брат ставит её на пол в кладовке, где она уж точно не найдёт морфлинг, Кашмира отходит от него на пару шагов, сползает спиной по стене и подтягивает к себе колени. Она устала и не собирается больше продолжать этот бесконечный спор... Чтобы она ни сделала - всё будет не так. Ненормальная, истеричка, потенциальная наркоманка, любящая собственного брата и проигрывающая какой-то девятнадцатилетней смазливой мордашке. Обняв колени и уткнувшись в них лбом, Кашмира заходится рыданиями, по щекам, смешиваясь с тушью, текут слёзы. Она редко плачет... И хотя Блеск - единственный, кому позволяется это видеть, сегодня Кашмира предпочла бы обойтись и без его участия.

+1

27

Давно меня так не злила Кашмира, как сегодня, хотя нет, сегодня, пожалуй, первый раз именно в таком ключе. Она, оказывается, балуется морфлингом. Неужели ей мало видеть каждый год в Капитолии, в кого потом превращаются зависимые? Там от человеского мало что остается. Признаться, я не ожидал такого от сестры. Конечно знал, что она у меня с левой резьбой, но что всё плохо до такой степени… Как теперь её одну отпускать жить? Что ещё она вытворяет в своем доме, пока никто не в курсе и не видит? Надо будет теперь решать этот вопрос, возможно стоит повременить с её переездом обратно. Пока нес Кашмиру в чулан, худо-бедно вернулась способность мыслить более рационально, хотя по-прежнему нахожусь взводе и хочется отхлестать, как следует по щекам сестру.
Она не сопротивляется, пока несу в чулан. Даже странно, я был уверен, что будет колотить руками и ногами, обещать все кары небесные, но нет. Ей нужна помощь, как бы Кашмира не отбрыкивалась от этого.
Выдав тираду о том, чтобы я не смел давит на её, я должен катиться и оставить её в покое. Возможно, именно так я бы и сделал, если бы она не разразилась рыданиями сидя на полу. Весь вечерний макияж оказался у неё на щеках, в виде черных струек от слез. И видеть это достаточно тяжело – она почти не плачет, крайне и крайне редко, особенно так взахлеб. А я стою, как дурак и не знаю, что делать: то ли постараться успокоить её, то ли оставить одну, дабы она пришла в себя. Более ли менее мысль только одна. Оставляю Кашмиру на полу и иду на кухню. Где-то был кофе, пофиг, будет растворимый, сейчас не до варки. Заливаю кипятком и половиной коньяка. Вроде годиться. Вернувшись обратно, застаю Кашмиру всё там же в уголке кладовки, прячущую лицо в колени.
- Вот, выпей. – Дотрагиваюсь до плеча сестры и протягиваю ей кружку с кофе. – Тебе нужно успокоиться, пойти умыться и лечь спать, хватит на сегодняшний день, а завтра, на свежую голову, мы с тобой поговорим. - Да я знаю, что из меня утешитель никакой, ну хотя бы кофе могу принести.
Кое-как напоив сестру кофе, снова закидываю её на плечо и несу в ванну. По крайней мере сейчас это лучшее решение будет, ей действительно надо принять душ и умыться. Кстати, на всякий случай забираю из ванной комнаты все колюще-режущие предметы, мало ли.
Мы ругаемся, спорим, но любим друг друга – близнецы, это нечто совершенно другое, как будто есть ещё одно «я». Мое правда немного истеричное, а временами и бестолковое, но всё равно единственное. Как я дорожу Кашмирой, так больше не дорожу ни кем.
- Всё наладиться, вот увидишь, - говорю перед тем, как выйти. - Может быть принести тебе, что-нибудь поесть?
После я собираюсь пойти поискать шприц, а завтра пройдусь до её дома - нужно найти её заначки морфлинга.

+1

28

Несмотря на то, что всего несколько минут назад ссора была очень бурной и ещё многое осталось невыясненным, Блеск как всегда чутко чувствует сестру. Считывает её потерянное состояние и понимает, что сейчас лучше всего свернуть все обсуждения, дать Кашмире отдохнуть, восстановиться психически. Когда брат выходит из кладовки, девушка даже не реагирует на это - кажется, ей наплевать, запрёт он её здесь или отправит в комнату, уйдёт куда-то ночью или останется рядом... Плевать на всё. Она так и сидит, уткнувшись в колени и всхлипывая, пока Блеск не трогает её за плечо.

Глядя на брата покрасневшими глазами, Кашмира принимает чашку и послушно делает глоток. Разбавленный коньяком, кофе не горячий - скорее тёплый, как раз то, что нужно, чтобы перестало колотить. Пожалуй, напиток смело можно назвать коньяком с кофе. Сжав чашку ладонями, девушка опустошает её в несколько глотков, чувствуя, как по венам начинает струиться тепло, а глаза готовы тут же закрыться. Подобные истерики отнимали много сил и, отступая, оставляли Кашмиру совершенно опустошенной и заторможенной.

-Да... Хорошо - откликается она, словно не требовала от Блеска пару минут назад, чтобы он убрался. Сейчас этого совсем не хочется. Даже способ передвижения переброшенной через плечо брата кажется вполне терпимым. Из кладовки они перемещаются в ванную, примыкающую к спальне Блеска. Ну да, её-то комната теперь наверняка - карантинная зона. Кашмира включает воду в раковине и смывает потёки с лица, равнодушно глядя, как брат собирает и уносит ножницы, пинцет - всё то, что противопоказано психопатам. Позлится на его паранойю в другой раз.

-Не нужно - в душе она проводит совсем немного времени - смывает всю косметику с волос и лица, трёт тело гелем с запахом пиона, замотавшись в полотенце, возвращается в спальню. Есть не хочется, ничего не хочется, кроме как скорее оказаться под одеялом. А вся одежда в другой комнате. Открыв комод брата, Кашмира выбирает футболку подлиннее, достаточно достаточно прикрывающую бёдра, и натягивает на голое тело. Что там говорил Блеск? Наладится? Едва ли... Чувства Кашмиры к брату не изменятся, их капитолийские гастроли никуда не денутся ещё долго, ревность к таким, как Иланг - подавно незыблема. И что здесь вдруг может наладиться? Но думать об этом сейчас слишком больно, а девушка засыпает на ходу... Нырнув в кровать брата под одеяло, Кашмира почти мгновенно проваливается в сон.

Сердце гулко колотится, в крови закипает адреналин, слышится плеск волн... Под ногами - платформа, это ощущение трудно с чем-то спутать. Вот-вот раздастся звуковой сигнал, оповещающий о начале игр, и нужно будет срываться с места, чтобы успеть разжиться у рога оружием и избавиться от кого-то из соперников. Кашмира отбрасывает за спину волосы, думая, что воздух липкий и влажный, скашивает взгляд на трибута по правую руку от себя... На другой платформе, отделённой полосой воды, стоит Блеск. Сосредоточенный, с напряженными мышцами. Но если они вместе на арене - это означает, что кто-то из них должен...

-Нет... НЕТ!! Блеск! - часы показывают половину третьего утра, когда Кашмира, закричав, вскакивает в постели. Она ещё не совсем проснулась - мотает головой и путается в одеяле, пытаясь отогнать жуткое видение. Первые месяцы после арены так было почти каждую ночь, победительница отказывалась засыпать без брата. Потом кошмары пошли на убыль, но до сих пор возвращались, стоило перенервничать. Однако почти всегда они оставались воспоминаниями, по-разному воскрешенными фантомами - такой сюжет Кашмира не видела ни разу. Фрайзер продолжает биться в темноте, не осознав толком, который час, в какой она спальне... Единственная мысль "где Блеск?" - нужно почувствовать, что брат рядом, чтобы вынырнуть из объятий кошмара.

0

29

Кашмира вроде бы успокоилась, поэтому иду в комнату Кашмиры. Разброд и шатание – именно так можно охарактеризовать устроенный беспорядок, особый колорит придает болтающаяся на одной петле дверь, а что поделаешь? Все средства хороши, ведь не выбей я сегодня дверь, Кашмира провалялась бы под кайфом, а я бы и знать не знал, что она наркоманка, пока не стало бы слишком поздно. Завтра нам с ней предстоит серьезный разговор и возможно встанет вопрос о помещении её в клинику для наркоманов. Я всё понимаю, что не от хорошей жизни в плане Капитолия, но тем не менее это не повод. Не повод так прожигать свою жизнь.
Усталость накатывает свинцовой тяжестью, сейчас бы сам принял душ и лег спать, но шприц с морфлингом ещё не найден, поэтому о постели пока не может быть и речи. Куда же он, всё-таки, закатился? Черт, надо было просто выхватить, а не выбивать у неё из рук, эх, умная мысль всегда приходит опосля. Где ещё не посмотрел? Кажется, что-то блеснуло у ножки комода. Нагибаюсь и точно, вот он лежит себе мирно. Нужно выбросить эту гадость, а потом ещё провести рейд по дому Кашмиры. Телефонный звонок отвлекает от шприца. Иланг. Кажется, я сегодня с ней собирался встретиться вечером и ведь совсем забыл из-за ссоры с сестрой.
- Прости, Иланг, сегодня не получится встретиться, я сегодня вечером занят. Что значит чем? У меня могут быть дела в конце концов? У сестры потек котел в болерной, мне не до свиданий, будет время, и я тебе позвоню. – Голос Иланг звучит обиженно, а что я могу поделать? Не брошу же я свою истеричную сестрицу-наркоманку одну, мало ли, что она выкинет. – Давай, пока.
Ещё одной головной болью больше, ну не то чтобы головной болью, но пока не хотелось бы расставаться с Иланг – она меня устраивает целиком и полностью, как временное увлечение.
Заглянул к себе в комнату – Кашмира уже спала, всё-таки, спящая она и правда ангелок. Пусть спокойно спит, а завтра поговорим.
Надо что-нибудь выпить и тоже ложиться. Немного коньяка и на боковую, сегодня в комнате Кашмиры. Едва ложусь, как проваливаюсь в сон без сновидений. Пробуждение происходит резко и от крика сестры. Встаю и иду к ней, мало ли что.
- Кашмира, что случилось?

+1

30

Холодные объятия кошмара разрушаются лишь в тот момент, когда в комнате раздаётся голос Блеска. Кашмира в полумраке выхватывает взглядом фигуру брата - тело всё ещё бьёт дрожь и дыхание, как после забега на долгую дистанцию. Кажется, она в его спальне. А он тогда где спал? У неё? Караулил на случай других заначек? Сон был таким... Таким реальным, кажется, сейчас вдруг поймешь, что под тобой не кровать, а трибутская платформа. Что, если кошмар был настоящим, а сон она видит сейчас?

-Я... Видела такой страшный сон. Не уходи, пожалуйста - просит девушка брата и подвигается на кровати, чтобы он мог лечь рядом. Как всегда было после её возвращения с арены... Правда, после их буквально совместной ночи в Капитолии делить постель они стали реже, но от привычки спать порой вместе так и не избавились. Только когда Блеск забирается под одеяло и к нему можно прижаться, Кашмира чувствует себя лучше. Нужно обязательно рассказать свой кошмар, говорят, тогда он не сбудется:

-Мне приснилась арена. Только не моя, какая-то другая... Возле воды. И мы были там, оба. Стояли на платформах, готовясь к старту. Представляешь? Мы оба, на одних играх - от одной мысли о неизбежном итоге подобной ситуации голос срывается и по телу пробегает дрожь. Выпитый кофе с коньяком уже утратил своё туманящее влияние на мозг, так что вместе с пробуждением воскресают воспоминания об их ссоре. Она дала брату пощечину, спалилась с морфлингом... Сейчас, в спокойном состоянии, трудно представить. Словно это была какая-то другая Кашмира. И лучше бы не вспоминать сейчас о причине вспыхнувшего скандала, чтобы не давать той ипостаси выхода.

Девушка под одеялом прижимается к брату вплотную - он в одних пижамных штанах и тепло его тела, стук сердца успокаивают лучше, чем что бы то ни было. Может, подсознательные воспоминания о том, как они были рядом ещё в утробе? Кашмира редко чувствует себя комфортнее, чем в такие моменты, в объятиях Блеска. Она утыкается носом ему в ключицу и какое-то время просто лежит молча, переживая свой сон и ощущение усталости, вызванное воспоминаниями о ссоре. По-прежнему считает, что оба хороши... Но не стоило терять контроль над собой настолько. Кашмира не сожалеет ни о том, что хотела пойти на свидание с Каратом, ни о том, что едва не вколола себе морфлинг. Однако жаль, что она ударила брата... И что не может свернуть шею Иланг. "Не сейчас" с трудом напоминает себе девушка.

-Блеск? Прости меня. Я не хотела делать тебе больно, в любом контексте. Не знаю, что на меня нашло - ладонь Кашмиры скользит по животу Блеска, обвивая его за талию, чтобы прижаться ещё крепче. Брат - всё, что у неё есть, она никому так не нужна и никогда не будет нужна, как ему. А он - ей. И это был просто дурацкий сон...

+1

31

- Это всего лишь сон, попробуй поспать ещё. – Я собираюсь уйти обратно, когда Кашмира просит остаться с ней.
Не лучшая ведь идея, ну да ладно, за одну ночь ничего не случиться, поэтому решаю, всё же, остаться рядом с сестрой, хотя бы на сегодня, тем более эта моя собственная кровать. Двигаю Кашмиру и ложусь рядом.
- Что тебе приснилось такого жуткого?
И сон какой-то странный, будто бы мы с ней вдвоем на арене – бред же, вернее просто сон, хоть и кошмарный, возможно морфлинг пустил свои щупальца дальше, чем мне, да и ей тоже, думалось. Ничего, утром всё обговорим и поищем хорошую клинику, заодним и нервы подлечит.
- Странный конечно, но всего лишь сон, тем более к реальности он не имеет никакого отношения. Лучше попробуй ещё поспать, тебе это пойдет на пользу.
Свои игры мы выиграли и каждый по отдельности, правда сны время от времени приходят и ко мне про арену, не так чтобы часто, особенно сейчас, раньше чаще, но тем не менее. Обычно что-нибудь из реального: хруст шеи соперника, предсмертные хрипы… Нет, совесть меня не мучает, только из памяти такое не стирается. Абсолютно нормальным вернуться невозможно.
Кашмира прижимается ко мне под одеялом, а я опять думаю, что эта была не лучшая мысль спать в одной кровати. После памятного вечера в Капитолии, та непринужденность ушла и не обещала вернуться. Жаль, но ничего не исправить.
- На тебя нашео морфлинг, думаю, от этого все твои проблемы. Я больше не сержусь, но об этом мы с тобой поговорим завтра, сейчас хочу поспать и, Кашмира, пожалуйста, не прижимайся так. – Немного отодвигаюсь от сестры и целую её в щеку. – Ты же моя близняшка, я всегда буду любить тебя, но давай уже и правда поспим.

+1

32

-Ты преувеличиваешь. Я не так зависима от морфлинга, как тебе кажется. Вообще не зависима и давай забудем об этом - отзывается девушка вроде бы спокойно, но в душе подбирается, как недовольно подергивающая хвостом кошка. Кашмира этого не признаёт, по крайней мере, вслух, но с перепадами настроения у неё действительно проблемы. Впрочем, едва ли тому причина морфлинг - наркозависимость лечится, а повреждения психики, вызванные их причинами - не факт. Тревожное состояние как по щелчку уступает место раздраженному. "Не прижиматься? Почему же? Ему больше нравится, когда прижимается Иланг? Так какого черта он с ней не ночевал вчера и не ночует сегодня?"

-А что такое, милый? С каких пор тебя это пугает? Ножа у меня под подушкой нет. Ты ведь не дуешься, что я взяла твою футболку? Извини, но иначе мне пришлось бы спать совершенно голой, вся моя одежда в той комнате с выбитой дверью - можно подумать, Кашмиру когда-то волновал тот факт, что она без спроса утащила у Блеска одежду. Но сейчас очень выгодно прикинуться дурочкой, чтобы заронить в сознание брата важную информацию - их разделяет только ткань его футболки. Раньше Блеск не протестовал, когда Кашмира всю ночь спала в его объятиях, забываясь после очередного кошмара... Но если бы ему были так уж неприятны её поползновения - он бы и сейчас не забрался под одеяло. "Трус" в очередной раз фыркает мысленно девушка. Блеск отодвигается, целомудренно целуя её в щеку, и Кашмира недовольно поводит плечом. Она даст брату поспать, но хочет, чтобы во сне он видел её не только близняшкой... Проигнорировав его просьбу, Фрайзер снова прижимается к груди Блеска:

-Мне всё равно не по себе... Но раз ты не сердишься... Ещё одна мелочь. Только сегодня - и прежде, чем брат успевает понять, что она имеет в виду, Кашмира тянется к его губам совсем не сестринским поцелуем. Девушка правда не собирается требовать от Блеска большего... Сегодня. Но не хочет, чтобы он засыпал с мыслями об Иланг или о ней, как о наркоманке. Пожелание спокойной ночи можно сделать более приятным. Поцелуй Кашмиры настойчивый, но не грубый - нежный, неторопливый, искренний, какого ни одному из капитолийцев никогда не получить ни за какие деньги. И Блеску не скрыть от сестры стука его собственного сердца, заметно участившегося в груди.

+1

33

- Меня это не пугает, но всё же, ты женщина, я мужчина, как-то не шибко правильно прижиматься так к друг другу. - Э-эээ, какой же это детский лепет, хотя это как ещё посмотреть. Мы и правда противоположного пола, а думать о сестре, как о сексуальном объекте, я не хочу. Это же моя сестра, тем более близнец. – Да тебя уже не отучить таскать мои футболки, а ведь я не так давно подарить тебе чудесную пижаму, почему ты её не надеваешь? Неужели не понравилась? А я с такой любовью тебе её выбирал.
Пижаму действительно подарил, с длинными рукавами и глухим воротом, плюс ко всем прелестям она невнятного мышиного цвета. Подарок со смыслом – прикройся, Кашмира. И что думали? Она, как таскала, так и таскает мои футболки, эх… я ведь не таскаю её вещи, ну хотя это было бы забавно попытаться втиснуться в её топы.
Она ведь и не думает выполнять мою просьбу – опять прижалась, а ведь на ней ничего нет… приливает кровь, куда не надо бы. Тряпка, а ну-ка быстро взял себя в руки и представил Сноу в мини-бикини и от возбуждения не останется и следа.
- Я не сержусь, но не смей губить свою жизнь, - праведно возмущаюсь. – Что за просьба?
Наверняка что-то из разряда не знакомь меня с друзьями или не говори родителям о морфлинге, знаю я её. Посмотрим. Загадывать сейчас не стоит.
Поцелуй. Кашмира хотела от меня поцелуй и не братско-сестринский, так целуют любовников, впрочем, я ей отвечаю. Один раз и ничего больше, кроме поцелуя. Всё же стоит спать раздельно и жить раздельно, наконец-то найти себе девушку, которую захочется повести к алтарю. Секундные мысли, потом они потухают и уступают место не слишком пристойным.
- Давай спать, спокойной ночи, Кашмира, - желаю ей приятного сна.
Какой там сон! Яйца распирает и даже представление отвратительных картинок не помогает, нет, они может и помогли бы, но причина распирания спит рядом и прижимается почти голым телом. Нет, надо принять холодный душ. Выбираюсь из объятий сестры – всё же душ, причем холодный, иначе я так и не усну.

+1

34

Ну, конечно. Прижиматься - очень неправильно, а целоваться - в самый раз. Брату нужно либо обновить свои логические установки, либо отказаться, наконец, от своих страхов и признать, что он с готовностью ведётся на все её уловки не потому, что так уж стремится потакать сестре, а потому, что сам этого хочет. Вот Кашмира честна в своих желаниях - не хочет носить подаренную братом монашескую пижаму (не любит длинный рукав ночью, да  и грех скрывать такую красоту, после пятидесяти успеется) - и не носит. Хотя, как все подарки Блеска, никуда не дела - хранит бережно. Всё это ерунда, главное - брат отвечает на её поцелуй.

В эти мгновения, ощущая напор его губ, Кашмира чувствует себя по-настоящему счастливой, полноценной, любящей - обе части её души пьяняще сливаются воедино. То, что она вообще чувствует - уже прогресс по сравнению с её обычным вежливым, но морально отстранённым состоянием. Ладонь девушки нежно касается плеча брата - больше всего ей хочется, чтобы Блеск не останавливался, а стащил с неё эту дурацкую футболку и... Внизу живота скручивается тянущий узел. Напряженные в первую секунду, мышцы брата расслабляются и чувствуется, что он "уплывает" по мере того, как Кашмира вовлекает его в поцелуй. Только всё это ненадолго, до тех пор, пока ей хватит воздуха продолжать... Но раз сама сказала только поцелуй... Блеска легче подлавливать, если держать слово. Наверное, так он ещё может как-то договариваться со своей скучной совестью. Зато Кашмира теперь точно уверена в том, что Иланг - девчонка на пару раз, получит от ворот поворот, как только секс первый раз покажется брату пресным. С сожалением и внутренним протестом, Фрайзер всё же отрывается от губ близнеца. Но морального отдыха ему не даёт, мигом "втыкая" словесную шпильку:

-Я знаю, кого ты представляешь себе с Иланг. Спокойной ночи, Блеск - выдыхает она ему на ухо. Кашмира вовсе не считает, что губит свою жизнь, по той простой причине, что её жизнь - рядом с братом, и пока они вместе - всё правильно. Получив желаемое (хоть в какой-то мере), девушка успокаивается и засыпает почти сразу, поудобнее устроив голову на плече Блеска. Какое-то время спустя она сквозь сон чувствует, что он собрался вставать, но не открывает глаз, ощущая своим внутренним близнецовым радаром, что брат намылился в душ. После которого всё равно вернётся к ней под одеяло, успокаивая себя тем, что это его комната. Проворчав что-то в полусне, Кашмира обнимает вместо Блеска освободившуюся подушку и проваливается наконец в глубокий спокойный сон, без сновидений.

0


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 17.11.3012. Dist.1. You're trying to save me, stop holding your breath


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC