Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 13.12.2996. distr. 13. Stranger


13.12.2996. distr. 13. Stranger

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://sg.uploads.ru/VthTe.gifhttp://sg.uploads.ru/6QZTP.gif
http://sh.uploads.ru/OtnUI.gifhttp://sh.uploads.ru/KaDZN.gif
http://sg.uploads.ru/zgPxC.gifhttp://sh.uploads.ru/lkxqQ.gif
http://sg.uploads.ru/v04Ht.gifhttp://sh.uploads.ru/KR5LA.gif


• Название эпизода: Stranger ;
• Участники: Mary Stone-Cleric, Hector Cleric;
• Место, время, погода: 13.12.2996. Дистрикт 13,  ;
• Описание: низкая рождаемость в дистрикте 13 грозила подземному городу гибелью. Потому здесь каждая благополучная пара считалась божьим даром. Отъявленный патриот Гектор Клерик, уже достаточно возмужавший в свои 19 лет решает, что его долгом перед родным дистриктом является не только военная служба, но и семья;
• Предупреждения: свадьба в дистрикте  :tired: .


+2

2

-  Докладывай... Я жду твоего твоего доклада агент.

Обладатель голоса, на том конце передатчика был явно не в духе, Мари подскочила на месте и её рука инстинктивно потянулась к устройству, дабы хоть немного заглушить трескучие волны. В это утро, она, как обычно отправилась на пробежку и никто из её нового места обитания даже и подумать не мог, что бег по утрам это вовсе не дать здоровью, а мера предосторожности и шифровки. Густые кроны деревьев надёжно укрывали любого, кто погружался в их белесную снежную пелену, а звонкое пенье птиц по утрам с лихвой поглощала посторонние звуки. Что ещё надо лазутчику?
Мари ускорила шаг и уже через мгновение оказалась за толстым стволом вечно зелёного дерева. Убедившись, что наконец вышла из поля зрение часовых, девушка нажала на кнопку передатчика.

-  Мари Стоун на связи. Адаптация идёт точно по плану, в подлинности личности сомнений нет, нужные сведения будут доставлены через три дня.

Её голос был тихим, но одновременно с тем чётким и уверенным, собственно, как и у всех солдат на службе Капитолия.

-  Через два дня, агент. Президенту Сноу нужна эта информация срочно, три дня непозволительная роскошь. Делай всё, что можешь. Отбой.

Девушка закатила глаза и что есть силы треснула кулаком по стволу. Как обычно никого не волновали её проблемы, стоило бы давно привыкнуть, что на службе у Сноу только смерть может считаться оправданием невыполненного задания, но это уже перебор. Мари без году неделя, как попала в 13 дистрикт, её адаптация едва прошла порог в сорок процентов, а её уже гонят с места в карьер. Чёрт бы побрал эти бунтующие дистрикты.
Убрав переговорное устройство в складку одежды, девушка невольно покосилась на часы. Айяйяй, уже почти семь, вот вот будет завтрак, не хорошо было в третий раз опаздывать на трапезу, из-за собственной безалаберности, начинаешь ловить на себе двусмысленные взгляды. Мари быстро развернулась, грациозно прыгнув с холма, и побежала по направлению к городу.
Успев вернуться ровно к завтраку, она наскоро переоделась в тренировочный костюм и направилась прямиком в столовую, сегодня особенно необходим плотный завтрак, поскольку график тренировок на день, был просто спартанским. Не сказать, что она была не приучена к подобным нагрузкам, в первом дистрикте их гоняли так, что местный тренер казался просто лапочкой, однако далеко не всем было обязательно это знать. Легенды создаются слишком долго, а ломаются слишком легко.

-  Мари, Мари, где ты была? Опять ни свет ни заря леса мерила?

Слегка писклявый голос Белоны Крус прямо над ухом, чуть не заставил девушку засунуть ей в рот свою булку. Она была одной из первых с кем Мари познакомилась в этой отдалённой местности. Белона была очень милая и дружелюбная, она с удовольствием убила день, показывая и рассказывая ей о городе, о дворце правосудия, о президенте и местной армии. Это всё было очень мило и несомненно помогло Мари Стоун в работе, но было одно жирное но, запросто перечеркивающее любое, даже самое отъявленное дружелюбие. Крус была невероятно болтлива, часто перескакивала с темы на тему, теряла нить разговора, а её голосом, при должной сноровке, можно было разбивать бокалы вдребезги.

-  Да, что типа того. Знаешь, здоровый образ жизни, плюс помогает отвлечься...

-   Да да, я прекрасно понимаю о чём ты. Бедняжка Мари.

Белона вновь не дала ей закончить свою мысль, крепко прижавшись щекой к её плечу, в импровизированном жесте скорби и понимания. На этот раз это не вызвало дискомфорта, поскольку ей действительно не очень то хотелось разговаривать на тему своих вылазок, особенно когда через проход её буквально испепеляла взглядом Арахна Рамирес.
Во истину эта была та ещё заноза, невзлюбившая девушку с первой секунды прибывания, как и собственно любого другого, кто смел не преклонятся перед её величавой задницей.
Сдержав порыв показать надменной девице средний палец, Мари ужом выскользнула из объятий Крус, одновременно указывая рукой на выход из столовой.

-   Пошли скорее, тренировка вот вот начнется.

И не дожидаясь ответа, она поднялась с места и направилась в зал.
Что то сегодня их было как то многовато. Обычно тренировочный сектор разделяли на женский и мужской, лишь иногда сводя оба пола в спаррингах. Но сегодня с соседним залом что то произошло и теперь все юноши толпились на пороге общего зала, жадно осматривая крупные снаряды, с нетерпением ожидая тренировки. Благо пространство позволяло уместить внутри достаточное количество людей, более ста человек, при этом не стесняя движения, позволяя даже разделятся на сектора, однако всё равно этот неожиданный наплыв приносил некие неудобства.
Как только тренер дал отмашку, оба отряда бойцов тут же принялись за выполнение своих программ, но сегодня всё было далеко не так гладко и слаженно. Женская половина неустанно поглядывала на мужскую, кидая кокетливые взгляды, мужская половина из-за этого отвлекалась, выпускала из рук снаряды, стрелы у некоторых вообще напропалую летели и хоть бы что. Праведные возмущение тренера в этот день слышал наверное весь дистрикт.
Мари фыркнула, до чего же нужно быть безмозглой курицей, что бы пытаться клеить парня при подготовке в действующей военный отряд. Нет, она конечно слышала о низкой рождаемости, но всё же думала что дела дистрикта 13 идут не на столько плохо.
Ещё раз тряхнув головой в жесте негодования, девушка подняла копьё, дабы ещё раз метнуть его в цель, но на этот раз ей помешали. Кто то стоящей неподалеку видимо тоже решил опробовать снаряд, да не в том направлении, заехав тупым концом точно ей по бедру.

-  Ай. Ты что слепой, или глаза не в ту сторону смотрят?

Стоун резко развернулась, намереваясь высказать парню, а судя по удару обладатель руки явно на маникюр делает, всё что она о нём думает, но слова будто застряли в горле. Прямо перед ней возвышалась грозная фигура Гектора Клерика.
[NIC]Mary Stone[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/6568895.png[/AVA]

+3

3

Чтобы понять, почему история обернулась тем или иным концом, полезно знать о том, как она начиналась. Целых семнадцать лет назад, можно сказать половину жизни, в одном из военных отрядов дистрикта под номером тринадцать числился некто юноша по фамилии Клерик, солдат Клерик. Густые волосы, крупными прядями облагораживающие прямой высокий лоб, бирюзово-прозрачные радужки глаз, тонкий острый нос и подбородок, резкая черта губ. Юноша отлично сложен для своих поздних девятнадцати лет - в самом конце этого месяца, 30 декабря, Гектор должен был отпраздновать второй десяток своей жизни - широк в плечах, жилист и гибок. Однако с тем мужчиной, каким он станет спустя пару десятков лет, он имеет мало общего, по правде говоря. Пожалуй, разве что порядочную важность и самоуверенность, стремление казаться серьезнее и старше, чем есть на самом деле. Тем не менее, черты его мягче и податливее, внешность не отталкивает и не веет холодом. Скорее заинтересовывает, интригует - внутреннее стремление подавить эмоции, любое их проявление, ещё не так очевидно и не так успешно удается будущему генералу. Как бы там ни было, однако, а стремление жить по расписанию и подчиняться дисциплине было выжжено в груди Клерика с самой юности. Он встаёт по будильнику и, точно заведенный, каждое утро проделывает одни и те же механические действия. Любая деталь, выбивающаяся из привычного уклада, может заставить Гектора нервничать, а нервничать он не любит.
Жизнь Гектора Клерика строится на Гекторе Клерике, в общем-то говоря. Озабоченный целью самосовершенствования и мести Капитолию за катастрофическую несправедливость, Клерик не знает иных развлечений, кроме как целыми днями совершенствовать свои знания в области истории и стратегий, безвылазно проводить тренировки в залах до изнеможения. Клерик не знал и не задумывался над тем, что ещё можно делать в дистрикте другого, кроме как ежедневное превращение себя в боевую машину.
Вместе с этим, Клерика нельзя называть социопатом или изгоем общества. Будь он в разладе с обществом - о позиции генерала ему можно было только мечтать. У Клерика были друзья, немного, но были. В основном это были напарники по тренировкам. Однако даже самые старательные из них не могли сравниться с Гектором в упрямости. В очередной раз перекидывая того или иного солдата через плечо и укладывая аккуратно на мат, про себя Клерик ухмылялся, думая, что эти парни слишком ленивы, чтобы достичь чего-то, что Клерик называл результатом.
Сегодня Гектор проснулся с одной твёрдой мыслью. Она не отставала от него ни на шаг со вчерашнего утра. Осмысление того, что он уже достаточно взрослый, чтобы завести семью, пока никак не укладывалось в идеальном порядке мыслей будущего Генерала. В дистрикте тринадцать браки заключались с достаточно раннего возраста - шестнадцати лет - но дети в таких семьях рождались слабыми и не годились для дела революции. Потому негласным возрастом для заключения союза между мужчиной и женщиной был восемнадцатилетний возраст, когда, по мнению местных ученых и врачей, самое благоприятное время для самовоспроизведения. Гектору было почти двадцать лет, и он до сих пор был не женат. Не сказать, чтобы этот факт вызывал неодобрение у общественности... скорее заинтересованность. Всем было интересно посмотреть на раскрепощение "железного рыцаря", угадать, какой же женщине достанется этот подарок с расписанием в голове. Накануне утром Гектор понял, что откладывать эту затею далее никак нельзя. Работа над собой - одно, а поступок на благо дистрикта - другое. Самое важное было сделано - Гектор договорился со своим внутренним я, что необходимо выбрать подходящую невесту. Однако то, как Гектор будет воплощать задуманное - пока тривиальным не казалось.
Спустившись для завтрака в столовую дистрикта, Гектор непривычно озирался по сторонам, при этом стараясь принять обычный безразличный вид. Не так и просто было акцентировать своё внимание на девушках, каждую из которых фактически Гектор знал лично. Более того - он с ними рос, видел ежедневно и прекрасно знал о каждом недостатке. Гектор отлично знал, как определить издалека заряжен ли пистолет противника, но вот понять, по каким критериям выбрать нужную супругу - он в душе не знал. Юноши, которых обычно держался Клерик, привычно поприветствовали его, пожимая руку. Двое из них уже были женаты, а у третьего была назначена свадьба на ближайшее воскресенье. Клерик чувствовал себя белой вороной.
- Неполадки со вторым залом для тренировки, - сообщил Гектору Дженнис Аркинстон, - вчера кто-то из младших умудрился сдетонировать учебный снаряд - закончил новости парень, с энтузиазмом копаясь ложкой в своей утренней зерновой смеси. Гектор нахмурил брови.
- Выходит, сегодня у нас совместная тренировка с женским составом отряда в первом зале, - продолжил мысль Дженниса Гектор, также приступая к завтраку.
- В точку. Если третий снова занят пятьсот-первым, значит у нас нет другого выхода, - добавил третий мужчина за столом - Эрнис МакМилли - разглядывая свою татуировку с расписанием. - Потому как в расписании по-прежнему значится вторая тренировочная.
- Расписание составляют накануне. Выходит, зал был выведен из строя после того, как расписание для нас уже было составлено, - между делом добавил Гектор, всё ещё украдкой осматривая всю женскую часть в столовой. Кажется, сама судьба сегодня толкала его принять роковое решение, соединив две половинки отряда воедино. Только вся эта идея его всё равно не вдохновляла. Сейчас он предпочел бы, чтобы жену ему назначило правление дистрикта, избавив от мук выбора, но, как назло, именно в этом вопросе в дистрикте была полная демократия.

Кипиш в тренировочном зале порядком нервировал Гектора. Он не имел проблем с концентрацией, однако всему предпочитал тишину. Взвесив в руке древко копья, Клерик сжал его в ладони, точно на пробу. Оружие дистрикта его всегда устраивало. Выбрав одну из стартовых позиций для броска, Клерик выдохнул и набрал полную грудь воздуха. Расправляя плечи и грудь, он резко занёс руку со снарядом и швырнул его... не совсем точно в цель. Причиной был кто-то сзади, об чьё тело Клерик зацепился концом копья и сбил прицел на полдюйма в сторону. Не сказать, что он был доволен произошедшим.
-  Ай. Ты что слепой, или глаза не в ту сторону смотрят? - Озлобленный женский голос с нотками бархата оповестил Клерика, что причина его промаха ещё и имеет крутой норов. Он повернулся к девушке.
- Если ещё есть вопросы такого рода - можешь посмотреть мою медицинскую карточку. У меня стопроцентное отличное зрение, - спокойно ответил Клерик, разглядывая одежду и копьё Мэри Стоун. Эта девушка была не местного происхождения, поэтому походила за иностранку в обществе, где все друг друга знали с пеленок. Мэри жила в дистрикте не так давно, может быть чуть более полутора лет, но уже успела прослыть не только хорошо подготовленной физически, но и имела склонности к медицине и наукам. - Прошу прощения. Я не заметил тебя, - дружелюбнее добавил Клерик после, считая, что устраивать перепалку тут нелогично, ко всему прочему к снаряду уже подходили люди, не меньше этих двоих желающие бросить своё копье удачи.
Опять же, первыми мыслями в голове Клерика о Мэри были лишь данные её физической подготовки и её навыки. Однако "проблема дня" быстро вернулась в его голову, напоминая о себе. Он ещё раз обернулся к Мэри, коротко осматривая, но уже с другим расчетом. И показалось, что она заметила в его взгляде тщательно скрываемую странность. [AVA]http://sh.uploads.ru/LBtI7.png[/AVA]

+3

4

Сарказм. У него явно плохо с сарказмом. Первая мысль что посетила Мари, когда она встретилась лицом к лицу с этим странным юношей. Гектор Клерик привлёк её внимание уже во второй день знакомства с тринадцатым, когда без устали верещавшая Белона, проходя мимо него, вдруг отчего то замолчала, сделала как можно более отстраненный вид и прошла так, будто в тот момент её сознание каким то волшебным образом подменили. Правда хватило её ненадолго. Вот тогда то Мари и обратила внимание на парня с необычайно холодным взглядом и невероятно раздутым самомнением. И было таки от чего, потенциал этого будущего верного солдата армии дистрикта рос не хуже его горделивости, таким всегда пророчат карьерные высоты, если конечно кукушку раньше не сорвёт и мужчина от скуки не подастся в киллеры.
С самого начала её предупреждали, попадёшься ему в беседе, закрой глаза и думай о Капитолии. Пытаться вступать с этим человеком в полемику могли десятки, но действительно полезных собеседников были и вовсе единицы.
Его извиняющая речь несомненно подчеркнула некие наметки галантности, тщательно скрываемые за формирующийся железной маской, заставляя Мари немного расслабится и смягчить черты лица, напрягшиеся от слишком близкого контакта.

-   Ничего, думаю это не смертельно. Извини, что сместила копьё. Кажется полтора дюйма.

Она внимательно присмотрелась к мишени, проводя в голове какие то расчёты, ещё раз убеждаясь, что пришла к верному выводу.

-   Что ж, посмотрим, смогу ли выдать больше.

С этими словами она покрепче перехватила древко копья, расправила плечи и набрав в грудь побольше воздуха, отвела руку назад и метнула его точно в ту цель, куда несколько секунд назад попало копьё Клерика. С той лишь разницей, что угодило оно на один дюйм левее, так же отстраняясь от цели, но уже в гораздо меньшей пропорции.

-  Надо же.

Мари улыбнулась, слегка обнажая оскал, но не Гектору, а скорее насквозь него, куда то в окружающее пространство, после чего направилась к другому снаряду, бросив напоследок своему собеседнику чуть прищуренный взгляд. Разбавлять однотонные реакции окружающих было её своеобразным хобби, немного разбавить скудный набор эмоций Клерика вообще многие посчитают за чудо. Позже, Мари удалось поймать на себе несколько взглядов парня, но уже отнюдь не таких холодных, скорее пронизывающих, сканирующих, будто от медицинского сканер во время обследования, когда тот своим излучением старается проникнуть в тебя, как можно глубже, выявляя возможные очаги заболевания. И это немного напрягало, зачем это делает сканер было предельно ясно, зачем это делает Гектор Клерик — загадка.
Ещё немного поупражнявшись в копьём девушка перешла к кардионагрузкам, как советовало её электронной предписание, мерно выводя бледно синие буквы на экране центрального монитора. Спорить с ним Мари не намеревалась. Одним из любимых, если так можно было выразиться,  упражнений в этой области у неё была беговая дорожка. Вот уж где точно можно было развернуться, не опасаясь нарушения личного пространства, даже в творившийся сегодня вакханалии.
Перебросив полотенце на ручку тренажера, девушка запрыгнула на эластичное покрытие и запустила нужную скорость. Ноги тут же послушно поймали ритм, а дыхание адаптировалось под конкретную скорость. Неожиданно со стороны секции тяжелого снаряжения послышались голоса, это был явно спор на повышенных тонах. Мари повернула голову и обнаружила небольшую перепалку, двое парней никак не могли поделить одну гирю и теперь упорно выдвигали друг другу всё новые и новые аргументы в свою пользу, совершенно не стесняясь в выражениях и не ограничивая децибелы голосов. Вокруг уже стала собираться толпа, а голову Мари неожиданно посетила мысль, что было бы очень неплохо чем то подобным отвлечь руководство дистрикта, дабы беспрепятственно проникнуть в нужное хранилище, но пока всё ещё оставался открытым вопрос с камерами. Додумать план до конца у неё так и не получилось, внезапно скорость дорожки будто взбесилась и подскочила с нужного параметра до реактивной, заставляя тело изменить траекторию и завалиться назад. Однако доставлять удовольствие видом себя распластавшейся на ковровом покрытии, она точно не собиралась. Будто на автомате, Мари оттолкнулась ногой от черной ленты, выгнула спину и отпрыгнула назад, ещё раз оттолкнувшись рукой, и приземлилась на ноги около дорожки, которая в тот же миг остановилась, освободившись от веса бегуна.
Мари же зло сверкнув глазами оглядела зал в поисках чёртового шутника, немного подкрутившего центральный аппарат управления, который очень пожалеет что родился на свет, когда девушка сможет его опознать. Новое привлечение внимания было ей сейчас нужно меньше всего.
[NIC]MARY STONE[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7298786.png[/AVA]

+1

5

[AVA]http://savepic.ru/7298786.png[/AVA]Если быть полностью честным, то у Гектора Клерика были вполне неплохие перспективы обзавестись женой хотя бы уже и сегодня. Гектор внимательно смотрел за действиями Мэри Стоун, про себя отметив, что всё-таки половина. Половина дюйма, а не полтора. Но говорить он ничего не стал. Прищурив глаза, он проводил девушку к другому снаряду взглядом и отправился к стенду с холодным оружием. Сейчас ему было более, чем необходимо расслабиться, увлечься чем-нибудь, что доставляло бы ему довольствие. Увлекающихся дракой на катанах было мало - оружие это было сложное, мало применимое в обычной жизни, к тому же предельно опасное. О катану было легко порезаться, так как острие было заточено настолько сильно, что разрезало напополам летящий шифоновый платок. Кто знает, может именно этим двуручные мечи и привлекали Генерала?
Обхватив ладонью рукоять и сжав пальцы, Гектор почувствовал на минуту спокойствие. Он неспешно извлек катану из чехла и посмотрел на свет лезвие. Эти мечи были тренировочным и и не были заточены так, как нужно. Более того, сплав, из которого было сделано тренировочное лезвие не шел ни в какое сравнение с тем, что должно было быть на самом деле. Но для тренировки это не имело ровно никакого значения, кроме, разве что, того, что меч казался немного тяжелее оригинального.
Клерик легко, точно бы тростинку, прокрутил меч в руке, вращая запястьем. Катана разрезала воздух с едва уловимым звуком, Клерик почувствовал уверенность в собственных силах. Он закрыл глаза и втянул воздух носом, наполняя им грудь. Затем он сделал два шага вперед, шаг в сторону, выпад и нанёс удар воображаемому противнику, так и не открывая глаз. Однако идиллию вдруг нарушил железный лязг двух столкнувшихся катан. Клерик открыл глаза и увидел перед собой Арахну. Черные как черешни большие глаза, пристально глядящие на него из-под почти прямой полоски бровей, смоляные волосы, забранные в высокий пучок. Пара прядей выбивались, придавая Арахне боевой вид. Она хищно улыбнулась, увидев, что Гектор открыл глаза.
- Не скучно одному, Клерик? - Задала вопрос Арахна, убирая свою катану и вставая в стойку, которая означала готовность к продолжению боя. Клерик также вернул катану к себе, прищурив глаза на манер Рамирес. Он задумался о том, имела ли в виду Рамирес этот бой, или вообще всю его жизнь.
- А похоже на то, что я скучаю? - Ответил Гектор, приподнимая бровь в изумлении. Мужчина делает несколько шагов вперед в наступательном движении. Катаны бойцов снова соприкасаются в железном лязге, издавая характерный для боя звон. Пара человек, находящиеся около пьедестала в этот момент, заинтересованно стали наблюдать за разворачивающейся тренировкой. Право, она действительно завораживала. Арахна с изяществом и гибкостью кошки отражала удары Гектора, двигаясь точно в такт ему. В этом была своя, особая музыка их шагов.
- Я бы сказала, да, Гектор, - губы девушки очертила улыбка. Но скорее острая ухмылка хищницы, нежели добродушная улыбка благодарного жеста. Здесь Рамирес делает эффектный мах ногой, намереваясь ударить Гектора по лицу, однако он успевает отодвинуться и лишь многозначительно ухмыляется девушке, которая явно была намерена нанести неожиданный удар. Её грудь вздымается, пытаясь восстановить дыхания после пируэта. Этим-то Клерик как раз и решает воспользоваться. Сделав что-то невообразимое руками, что катана мелькает лишь в свете лам тренировочного зала, Гектор выбивает оружие из рук девушки, а затем продолжает наступление, пока не загоняет соперницу в угол. Наконец, он ударяет её по ноге, и та, не успев сориентироваться, падает. Но финал у этого спаринга оказывается весьма неожиданным - Гектор успевает подставить руку по траектории падения девушки так, что она повисает на его предплечье, сжимая ладонь на сильном бицепсе Клерика. Не рассчитав верно массу, которая придется на его руку, Клерик вдруг дергается вперед, оказываясь глаза в глаза с девушкой, лицом к лицу. Архана, решает воспользоваться моментом, засчитывая эту победу себе: скользнув ладонью по щеке мужчины, она продолжает инерцию его тела и целует в губы, лишь слегка их коснувшись. Такого Гектор Клерик точно не ожидал.

Спешно вернув себе вертикальное положение, Гектор непонимающе смотрит на изогнутую дугу бровей Арахны, а затем осуждающе на нескольких свидетелей этого странного события. Он сглатывает, сжимает губы, хумрится, затем кивает Арахне, обозначая окончание боя, берет по пути выбитую им катану из рук не то победительницы, не то проигравшей, кладет и её и своё оружие на стенд и отправляется к сектору отдыха, где в достатке полотенца и вода.
Произошедшего в остальной части зала он даже не заметил.

Отредактировано Hector Cleric (Вс, 21 Июн 2015 16:52)

+2

6

-  Ну давай, покажись же, не стесняйся. Я знаю, что ты где то рядом.

Мари тщательно прошлась глазами по наполненному залу, в надежде что недошутник как то выдаст себя. Одного неверного жеста, движения брови или же неосторожного оскала ей было бы достаточно, но похоже этот некто был осторожен и предусмотрительно смылся из зала, ну что ж, этим она обязательно займётся потом, и дело тут было даже вовсе не в, так не вовремя привлечённом внимании, кучка зевак рассосалась буквально через три минуты, под грозным взором тренера, а так же чем то захватывающим с противоположного конца тренировочного зала, это уже было делом принципа. Девушке очень не нравилось, что порой отдельные личности зазнавались и позволяли себе вести с ней игру, будто с котёнком. Что ж, она докажет, что наивные девчонки связались с силой, которую не смогут контролировать. Чёртовы куклы, живут в своём идеальном мире фантазий, не разу не вкусивших плодов настоящей жизни, думают будто они хозяева положения, что если твой отец начальник охраны или приближенный советник президента им всё позволено. Такая самоуверенность может стоить дорого. В том, что виновники подпевалы Арахны, у Мари не было никаких сомнений, паук он и в Африке паук, как любили говаривать в далёкий 21 век, но так как возиться со всеми у девушке не было не желания ни сил, она твёрдо решила, что главарь сполна ответить за всех.
Меж тем, на другом конце зала развернулась настоящая баталия, Мари не очень любила схватки на катанах, считая подобные разборки не более чем позёрством двух «одиноких самураев», которым просто недостаёт пафоса и внимания толпы. Она ничего конечно ничего не имела против холодного оружия, но учебными мечами только вместо вентилятора махать. Не лезвий нормальных, ни сплава. Ей больше по душе настоящее оружие, даже если речь шла о тренировках, драка есть драка, победа или смерть — вот её девиз! В настоящей жизни не будет бутафории. Так тренировал Капитолий.
Не ускользнуло от её взгляда и то, кем были противники, ну надо же, похоже кто то втюрился и всеми силами хочет завоевать расположение вожделенного объекта, не чураясь даже на запрещённый приём. Девушка даже скривила губы в ухмылке, когда Клерик, а это был именно он, оставил соперницу в недоумении, на растерзание любопытному взору собравшейся толпы.

-   Что бы завоевать мужчину, вовсе не обязательно вести себя, как распутная девка.

Хохотнула Мари, пройдясь взглядом по вырезу майки Рамирес. Та в свою очередь наградила её настолько злобным взглядом, что если глазами можно было убивать, от Стоун осталась бы лишь кучка пепла.

-   А ты хоть до корней зубы сотри, а  мне не страшно.

Шепнула она, поравнявшись с Арахной, получив вдогонку ещё и злобный оскал. Ну хоть какое то моральное удовлетворение на сегодня, однако этого явно было мало. В голове опять пронеслись слова связного о документах и Мари вновь наградила свой интеллект нелестными эпитетами, за то, что позволяет себе девчачьи разборки во время задания. Встряхнул голову и приведя мысли в порядок, она вновь вернулась к тщательному продумыванию плана по устранению связи центра управления с камерами. У неё были при себе несколько плат, на 60 секунд замыкающих всё электричество в радиусе нескольких километров, однако что бы вырубить такой объект, как охранная система, требовалось дополнительная мощность и откуда её взять, Мари пока в душе не представляла.

-   Мари, Мари, подожди меня.

Писклявый голосок Белоны нагнал её точно на выходе из зала. Подруга бежала, чуть запыхавшись, спотыкаясь на ходу, но всё же не теряя упорства. Мари застыла на месте, дабы Крус окончательно не расшибла себе голову.

-   Ты видела что произошло на тренировке?

-   Если ты о том, что мне чуть не вышибло мозги взбесившейся дорожкой, поверь я с этим справлюсь.

Мари конечно прекрасно понимала, что Белона хочет поведать ей вовсе не об этом, но всё таки не удержалась.

-   Ты... что?

Девушка выпучила на неё свои зелёные глаза, так будто Мари сообщила ей, что на площадь высадился десант инопланетян.

-   Всё в порядке, не бери в голову, дорогая Белона. Так что ты хотела мне рассказать. Тренировка? Ммм, как интересно, так что же произошло, поделись скорее.

Её речь буквально сквозила наигранным любопытством, но Белону Крус было так легко сбить и направить беседу в нужное русло, что этого хватила с лихвой. Девушка гордо выпрямилась, под рукой Стоун, которую она заблаговременно положила ей на плечо в знак дружбы.

-  О, да да, представляешь, Арахна наконец перешла в наступление. Ни для кого не секрет, что ей давно нравится Гектор, ну Клерик, ты знаешь его. Ой, да эту её симпатию знает весь дистрикт, за исключением самого Клерика, так вот, сегодня она вступила с ним в схватку, но проиграла, если ты понимаешь о чём я.

Белона подвигала бровями вверх — вниз, намекая собеседнице на романтическую подоплёку и Мари энергично закивала в ответ.

-   Он отреагировал будто кусок льда, никак. Стряхнул её с себя и проводил в сторону, о да за этим весь зал наблюдал, неужели ты не видела? Ооо, однако она очень настойчива, что то подсказывает мне, что это не последняя её попытка. Знаешь...

Однако закончить свою речь девушка не успела, на встречу без умолку щебетавшей Крус вырулил сам виновник торжества. Обе девушки затормозили, пытаясь не столкнуться с, внезапно возникшей фигурой.
А вот и сам виновник, любопытно. Кажется ты уже не такой уверенный, как раньше,  генерал.
Мари убрала руку с плеча подруги и чуть приблизилась к юноше.

-  Ой, у тебя кажется клубничный блеск на губах. Надеюсь не твой? Не подходит такой величественной натуре. Но если что, впредь бери мятный, не ошибешься.

Её слова были тихими, проникновенными и даже в какой то мере очень соблазняющими, а брови чуть чуть взмыли вверх в игривом жесте. Ей очень нравилась эта игра, помогала отвлечься. Мари протянула руку вперёд и кончиком указательного пальца стёрла остатки помады с жестких, но таких горячих губ Клерика.

-   Так то лучше.

Добавила она напоследок, прежде чем уволочь за собой обалдевшую Белону, раньше чем она начнёт вещать.
[NIC]MARY STONE[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7298786.png[/AVA]

+1

7

Остаток этого дня Клерик провёл, шарахаясь ото всех представительниц женского пола. Не то, чтобы они грозили ему какой-то определенной опасностью... просто на один рядовой день солдата Клерика пришлось как-то слишком много потрясений. Гектор раздумывал над тем, что произошло сперва с Рамирес, а затем вольность, которую позволила себе Стоун. Гектору виделось странным подозревать каждую девушку в желании кинуться на него, к тому же он искренне не понимал, с чего вдруг такая активность. Может, он поднял железный занавес и это не укрылось от цепкого взгляда девушек? А что, если они и вовсе давно этого ждут? Гектор передернул плечами, сбрасывая с себя неприятные мысли. Не было ничего такого в солдате Клерике, что мотивировало бы женщин. Он не был ласков и нежен, не общителен, скуп на эмоции и предан своему делу - что здесь могло нравиться? Кому нужен был этот угрюмый придаток к своей подземной жизни? И Гектор был искреннен в своих рассуждениях, получивши на свою неуверенную мысль о женитьбе такой яростный отклик.
На вечерней тренировке Клерик держался своих. Мужчин. Он отлично завершил серию метаний копий, превосходно поупражнялся с парными пистолетами и сделал ряд силовых упражнений на группу мышц спины и груди. На женщин он не отвлекался вовсе, осознав, какой хаос они могут внести в его голову на утреннем примере. Тем не менее, какой-то внутренний  Гектор рассуждал над тем, что сложившаяся ситуация не так уж и плоха. Ведь, грубо говоря, Клерик сейчас мог спокойно сделать предложение Арахне Рамирес, видя её к себе расположение, и более не затрагивать вопрос об отношениях между мужчиной и женщиной в принципе.
До отбоя оставалось полчаса. Время, которым каждый солдат мог распорядиться так, как посчитает нужным. Клерика всегда удивляло то, на какую откровенную ерунду могут потратить это время его товарищи, в особенности те, кто уделял это время нежным порывам. С последними будущий Генерал был не знаком, потому и относил их к ненужным и бесполезным, хоть и маска из стали всё ещё не так крепко держалась на его лице и сердце.
Был ещё один очень важный фактор... о котором доселе не упоминалось. Гектору было уже больше двадцати лет, высокий и крепкий, вполне сформировавшийся мужчина, который, увы, несмотря на все своё желание подавить эмоции, ничего не мог поделать с природой. А природа требовала своего. Парень своеобразно реагировал на девушек, на их фигуру, тело. Поначалу он не находил в нём ничего привлекательного или занятного, но чем старше становился он и его сокурсницы, тем больше кардинальных "различий" Гектор находил. Он старался никак не классифицировать своих внутренних склонностей, потребностей, но очевидное было трудновато игнорировать. Просыпаясь иной раз с колотящимся сердцем и в мокром поту, в возрасте семнадцати лет он принял решение пить снотворное. Но, к сожалению, действовало оно лишь по ночам.

Тусклое освещение обшарпанных коридоров дистрикта никак не могло способствовать романтичным мыслям. Клерик сменял один коридор другим, выбирая случайный путь, дабы развеять мысли, скрыться от них. Изредка в коридоре кто-то встречался. Девушки, прогуливающиеся парами, бросали на него странные взгляды не то упрёка, не то ожидания. Юноши проходя кивали и хмурились. Словом, Гектор чувствовал себя бараниной на вертеле.
В голове всё прыгала одна и та же проблема, адекватное решение которой Клерик найти не мог. Просто не существовало ещё в природе того алгоритма, который, учтя все плюсы и минусы ситуации, предложил бы Клерику самую подходящую жену (и то нет никаких гарантий, что в её роли не выступила бы, например, дверь). Плевать, - наконец подумал Клерик, - пусть случай решит. Сделаю предложение первой, кто мне попадется. Прямо сейчас. - Выдохнув и вдохнув полной грудью, Клерик  сжал зубы с силой и стал ждать.
Минуту он шёл в полной тишине - ни одного прохожего. Нервы накалялись, точно проволока над костром. Клерик ускорял шаг, точно бы он мог помочь, ещё чуть-чуть и он готов был перейти на бег. Впереди был поворот, острый угол пересечения коридоров. Сделав шаг за него, Клерик, как и ожидал, сталкивается с кем-то, хватая встретившегося за плечи и не позволяя упасть.
- Будь моей женой, - выпаливает он, точно выстреливая. И только потом фокусирует взгляд, понимая, что это Мэри. Из-за её плеча же выглядывала Арахна, мерцая черными глазами из-под очерченных линий бровей.

+3

8

Ах, как же всё таки мужчины легко поддаются влиянию женских флюидов, вот даже Клерик и тот не смог удержаться и теперь наверняка будет шарахаться от женской половины корпуса, дабы восстановить вселенское равновесие, доказывая себе что это было просто глупостью, невинной шалостью или ещё какой — нибудь, тому подобной ерундой. И даже холодная маска не помогла, может закрепил не прочно? Ха, слишком он юн и не закалён, думает если упорно тренироваться и торчать часами над книгами, как на Дездемоне Мавр, можно научиться приказывать гормонам. Мальчишка, хоть и с задатками, всё равно мальчишка.
Мари хихикнула, аккуратно выпроваживая Белону в крыло столовой, а сама незаметно слилась с толпой. Ей просто необходимо было сейчас побыть одной, поскольку все гениальные мысли рождаются в тишине, а, хотя бы капельку гениальный план по взлому системы безопасности через двухуровневую плату, ей был сейчас необходим, как кислород. Часики тикали, от агента требовали отчёта, точного, полезного, иначе грош цена таким сведениям и ей, как шпиону. А с такими разговор у Сноу короткий. Незаменимых нет, если Мари устранят, то через час на её место найдутся, как минимум десяток вышколенных профи. Стервятники. А вот фиг вам, Мари влетела в комнату, словно ураган, накрепко заперев дверь, поставив на замок дополнительную защиту, для большей уверенности, она рывком вырвала ящик из своего стола и отковыряла, располагавшиеся снаружи, дно. Ах, двойное дно, ты никогда не выйдешь из моды, средство проверенное веками, девушка ласково провела рукой по шершавому дереву и уже через секунду откинула дощечку в сторону.
Иногда, ей казалось, что на съёмочной площадке шпионского фильма сидит консультант, бывший работник, какой — нибудь спец службы, и точно диктует что должно быть из оборудования, для пущей правдоподобности. Ну или же всех шпионов снаряжают по образу и подобию невероятных идей сценаристов.
Короче говоря, в её ящике был самый настоящий клондайк, жучки, коды взломов, энергетические платы, линзы, помогающие видеть в темноте, и ещё много различного барахла, коим нещадно начиняют всех агентов Капитолия, на манер кекса изюмом. Была у этих приборов ещё одна знаменательная особенность, они могли обмануть любой искатель, благодаря смещённым биополям, они аккуратно подстраивались под изображение сканера, образуя, так называемую слепую зону, а так как на личный досмотр с лихвой забили, полагаясь на современную технику, протащить всё это сюда не представляло трудностей для Мари. Плюс малый вес и компактность тоже играли свою роль, зашить свою снаряжение в сумку и вуаля, даже при личном досмотре ты чиста, аки девственница на выдане.
Все эти огрехи смогли припадать Мари Стоун одну простую истину — свои руки всегда надёжнее. Именно поэтому техническая часть плана была коротка и проста — энерго плата вырубает все системы на 60 секунд и пока идёт аварийная перезагрузка, она, через вентиляционную шахту сможет пробраться в кабинет президента и копировать нужные досье. Поскольку в её расписании значилась ещё добрая куча занятий, переделывать оборудование приходилось буквально в полевых условиях. Универсальный электрический инструмент был мал, но не настолько, как плата, что бы его можно было запросто таскать в кармане и не нарваться на косой взгляд. Идеи приходили буквально на ходу, сначала он был спрятан за поясом, а плотная зимняя куртка отлично прикрывала выпуклость, так что, как только ей удавалось оставаться одной Мари тут же принималась за работу. Однако когда им надлежало отбыть в корпус, девушка с трудом представляла, как сможет раздеться так, что бы не выдать инструмент. На счастье, под руку подвернулась Белона, Мари сумела незаметно подбросить его в рабочую сумку подруги, и вот тут то девчушка просто заливалась от радости, буравя уши Стоун своим неуёмным щебетанием, от которого она просто физически не могла отойти, пока не извлекла прибор обратно.
Спокойно вздохнуть удалось лишь ближе к вечеру, когда плата была доработана до конца, а в её распоряжении наконец то появились заветные свободные пол часа.
Она продвигалась по коридору дистрикта так, словно была тенью, шаги её были легки, тело лавировало среди изгибов коридора, будто Мари была его частью, глаза внимательны и сосредоточены на каждом шорохе, при всё при этом ей удавалось держаться так же естественно, словно бы это была обычная прогулка до библиотеки.
Совсем незамеченной остаться Мари так и не удалось, если от будущих воинов удавалось проскользнуть, то мимо старшего поколения это получилось с попеременным успехом. Тренер Котрес был настолько поглощен сводками успеваемости, что не заметил бы и Сноу, прошедшего мимо со всей своей процессией, но от всепоглощающего и немного сурового взгляда одного педагога по истории, не укрыться даже Джеймсу Бонду.

-   Мари, подойди на минутку.

Филомена Дельгадо была женщиной средних лет, ни смотря ни на что, всегда выглядящая, как леди высшего света, с её непременной ухоженность и горделивой осанкой.
Сегодня на ней был одет форменный серый костюм, а на голове красовалась высокая прической, состоящей из копны белесных волос, убранные в высокий хвост. Она невероятно выбивалась из всей этой серости и гармонии вечной скорби, словно большое белое пятно на черном квадрате Малевича. Несмотря на несколько жесткие черты лица и манеру подачи, женщина была, как в той поговорке — строгая, но справедливая. Именно она несколько месяцев назад встретила её на окраине, несчастную и израненную, в бегах, без надежды на будущее. Она привела её сюда и именно она теперь являлась её временным куратором по адаптации.

-   Добрый вечер мисс Дельгадо.

Мари сделала несколько шагов, останавливаясь напротив женщины, заламывая пальцы за спиной. Только этого ей сейчас не хватало, идеальный план, идеальное время, секунда промедления и систему безопасности перезапустят и ещё один день будет потерян. Благо был шанс отделаться быстро, Филомена была не сторонником долгого трёпа, однако для девушки всё ещё оставалось загадкой цель педагога.

-   Как ты, Мари? Всё в порядке? Осваиваешься.

Женщина взглянула ей прямо в лицо и Мари ели ели подавила желание закатить глаза. Ну вот, ещё один сканер.

-   Всё в порядке, здесь намного лучше чем в той реке, на холоде, запутанной в неводе. Да и люди у вас приятные, сразу в коллектив приняли, опять же расслабиться не дают, держат, так сказать в тонусе.

Время, время, время. Оно бежало так неумолимо, что диалог казался пыткой. Мисс Дельгадо уловила несколько ноток сарказма, но даже бровью не повела и это казалось сильно не свойственно ей. Будто разговор их настолько серьёзный, что выше всего этого, выше полемики и нравоучений, выше добра и зла.

-   Знаешь, я искренне рада за тебя, если коллектив дистрикта заменит тебе семью, это будет великая отрада для нас всех. Но Мари, если вдруг, что то попытается сбить тебя с пути, повернуть не в том направлении, ты всегда можешь рассчитывать на нас. Помни, никогда не поздно принять решение, никогда не поздно отказаться и всё вернуть. Ты только помни.

Мари несколько растерянно уставилась на педагога, стараясь унять внутри нервную дрожь. Она говорила так будто всё знает, кто она, откуда... Нет, чушь, это невозможно, все тылы прикрыты, следы заметены, да что она может знать? Такая же, как и они, предлагает помощь, думает что может защитить. А мне никто не нужен, бунтари, помогите сначала себе.
Девушка понимающе кивает, мягко смотря на женщину.

-   Разумеется, мисс Дельгадо. Буду иметь в виду, однако, знаете что, меня очень сложно сбить с курса. А теперь извините я спешу в библиотеку. Ну знаете, знания — сила!

И получив понимающий кивок от наставника, Мари срывается с места, стараясь нагнать упущенное, но сердце внутри неё всё колотиться, а в мозгу въелись остатки неприятного разговора. Нет, чушь, ерунда, она не знает, не может знать. Во всей этой суматохе, девушка не замечает, как обгоняет Арахну, равнодушно плюя на её грозный, буравящий взгляд, заворачивая за ближайший угол. Столкновение происходит неминуемо и только сильный мужские руки помогают избежать падения.

- Будь моей женой.

Слова совсем выбивают из колеи, заставляя её окончательно забыть зачем и куда шла. Немного придя в себя, Мари с яростью замечает, что находиться в цепких руках Гектора Клерика.

-  Нет!

Нарочито громко выпуливает она, прежде чем вырваться из капкана сильных рук. Даже зло — обалдевший взгляд Арахны не помогает расслабиться, а всё больше раздражает и неизвестно что сейчас удерживает девушку от желания прибить обоих.
[NIC]MARY STONE[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7298786.png[/AVA]

+1

9

Гектор чувствовал кусок ледяной стали внутри. Кружилась голова, отчего-то слипались веки, голова казалась тяжелой, свинцовой. Откуда-то изнутри поднимался немыслимый напал, поток лавы, медленно и равномерно текущий, заполняющий постепенно каждый уголок тела, каждый краешек. Точно так, как вода заполняет сосуд с причудливыми выемками и извилинами. Это была однородная серая масса, толпа в одинаковых серых костюмах. Равномерный шаг, нога в ногу, люди, неотличимые друг от друга ступают по лестнице. Они не спешат, не обгоняют друг друга, эта масса, рано или поздно, доберется до выхода. Такие чувства испытывал Гектор Клерик, он чувствовал, внутри себя ползущую грязь. Невозможно было ничего поделать, нельзя было сделать шаг назад, нельзя было отменить правила, сдаться, переиграть свою жизнь заново, чтобы избежать поскудного провала. Резкое "нет" всё ещё звучало в голове Гектора так, словно бы кто-то ударил железным половником по пустой кастрюле. С оттяжкой, протяжный звук, полный низких частот, он резонировал в голове, отделяя  реальность от реальности же. Непонятное чувство, не имевшее для Клерика названия, окатило его с головой. Это был стыд, это была злость на самого себя, на обстоятельства, быть может, отчасти и на Мэри Стоун. Клерик злился и вмести с этим испытывал жгучее чувство стыда, которое точно стоматологическое сверло буравило его голову, мозг, выходя насквозь через отверстие в затылке. Проклятье... Проклятье! Чёртова необходимость жениться, проклятая женщина, проклятая демографическая яма! Будь оно всё проклято навечно! Навечно!!!
Скулы Клерика дернулись, выдавая крайнюю степень напряженности. Он и так испытывал колоссальное напряжение, но сейчас, когда при свидетелях он был публично отвергнут... Ядовитый стыд выжег ему душу. Выжег дотла все, что было внутри Гектора Клерика, наполняя его после только одним желанием - скрыться, забраться в свою конуру и не показываться на свет в течение месяца. Внутренний надсмотрщик и командир Клерика неистовствовал, он рвал и метал, вычерпывая мозг Клерика чайной ложкой. "Ты ничтожество", "Ты опозорен на весь дистрикт",  "Ты не можешь даже склонить девушку к замужеству",  "Как только тебе пришла мысль в голову о том, чтобы предложить выйти замуж первой встречной", "теперь тебе будет урок на всю оставшуюся жизнь", "теперь-то ты будешь знать, безмозглая полновозрастная детина, так и нужно тебе было, наконец-то тебя проучили, ты получил по заслугам, пренебрегая услугами разума". В общем, больше проклятий, чем посылал Клерик в этом возрасте сам себе, не посылал ему никто за всю его последующую сознательную жизнь. Он истощал сам себя, разъедал изнутри как ржавчина. И ничего уже не мог поделать со своим внутренним голосом, никак не мог от него избавиться, убежать. И смириться.
Минуту Клерик смотрел в глаза Мэри. Прямо в глаза, ища в них ответ на свой вопрос. И вопрос был не столько "Почему?", сколько "как это вообще могло произойти со мной?". Он отпустил её плечи, отошёл на шаг назад и поправил свою гимнастерку. Короткий взгляд на Арахну позади, затем резкий штрих желваков на щеках, и Клерик, обогнув женщин, стремительно покинул коридор, пытаясь сбежать от своего стыда, но ни разу за всю жизнь в этом так и не преуспевший.

Прошло три дня с тех пор, как это случилось. Клерик всё ещё не находил себе места. В тренировочном зале, на второй день после этого события, он, забывшись, избил напарника в рукопашном бою. Опомнился он уже тогда, когда несколько пар сильных рук оттаскивали его от сжавшегося на мате парня. "Что с тобой, Гектор? Что случилось? Ты в своём уме?" - Товарищи и друзья не узнавали его, ошарашенно и нахмурив брови глядели. Что с тобой, Гектор?
На эти три дня он сделал изгоем сам себя. Внутренний голос comandante молчал, но это молчание причиняло ещё больше боли, чем брань. Гектор старался быть наедине с собой, но, сам того не ведая, только ещё в большую агонию загонял себя. Он преувеличивал, здорово преувеличивал происходящее, но так трудно заставить человека думать иначе, а тем более перекрутить его сознание.
Гектор круглыми днями тренировался, а по ночам, не в силах прилечь даже на секунду, он тренировался в своём крошечном отсеке. Тренировался до тех пор, пока силы не заканчивались совсем, пока он не иссякал настолько, что едва мог выпить снотворное и упасть на свою кровать. А утром, едва звенел будильник, он бежал в столовую, почти ни с кем не общаясь за завтраком и вылетая с него первым, почти жил в тренировочном центре.
Мэри за это время он видел лишь единожды. Увидев её, он свел брови, изменился в лице, взгляд стал тяжелым, почти неподъемным. Он спешно ушёл с линии огня, освобождая снаряд для Мэри, а сам ушёл настолько далеко, насколько позволял тренировочный центр.
Собственно, а что ему было делать? Как теперь он должен был поступить? При свидетелях (да даже если бы их не было, строго говоря) попросив руки у женщины и получив отказ, Клерик теперь попадал в отряд тех мужчин, которые считались вторым сортом. Ну уж настолько была плохая ситуация с демографией в дистрикте, что в этом отряде "второго сорта" помимо него был только один человек - мужчина, который детей просто не мог иметь. Просить руки другой женщины Клерик банально не предполагал возможным. Это был как выстрел из револьвера с единственным патроном в обойме, русская рулетка. И один выстрел, сделанный Клериком, ушёл в молоко. До свидания.
Постепенно самокопания охладели, превращаясь в жесткий пофигизм. На четвертый день Клерик снова искалечил кого-то из отряда, не так сильно, как в прошлый раз, в этот раз он успел остановиться, но злость и ярость были на лицо.
Гектор ни с кем не разговаривал. Трудно представить, но за эти дни он почти не проронил ни слова, никому ничего не сказал, даже не пожелал доброго утра. И одной отрадой для него были тренировки, одной радостью.
Сегодня был пятый день. Он уже катился к вечеру, через полчаса по расписанию должны были дать ужин. Гектор, распаленный знатной долей хладнокровности ко всему, кроме тренировок до полусмерти, шагал по коридору. Внутри было чувство собственной значимости: болели, выли и ныли мышцы от непомерных нагрузок, и это радовало, чертовски радовало Гектора Клерика. Коридор вёл к лифту. Подойдя к нему, Гектор увидел, что он открыт, однако, зайдя внутрь он увидел единственного пассажира, и нетрудно догадаться, кем этот пассажир был. Клерик слегка замер, когда вошёл, точно на секунду окоченел, но потом вдруг почувствовал жгучее желание прервать продолжительный игнор всех жителей дистрикта. Клерик не стал покидать лифта, да и судя по кнопке, уже горевшей на приборной доске, ехали они с Мэри в одну сторону.
Выходить было глупо, поэтому он встал рядом с ней, высоко задрав подбородок и уставившись сверху вниз на мелькающие перегородки проезжаемого тоннеля. Тишина. Минута. Две. И вдруг Гектор внезапно задал вопрос. Со смаком, с чувством, с придыханием поворачивая резко голову в сторону Мэри:
- Почему?

+3

10

Чёртов мальчишка, будь проклят твой неуёмный пыл!
В тот момент внутри неё словно разорвалась давно застывшая бомба. Мэри замерла посреди коридора, с ненавистью взирая на обоих присутствующих. Столько сил, столько нервов было потрачено ей на подготовку и вот теперь, сначала из-за этой добродейтельнице Дельгадо, а потом из-за мальчишки, подавившегося гормонами, всё грозилось пойти прахом. И ладно будь они тут одни, однако сзади теперь маячила эта стерва — Арахна, пожирающая едким взглядом саму сущность Мэри, готовая вот вот броситься на неё с кулаками. Облом девочка, душа давно заложена, внутри пусто, как в прочим и в твоей голове. Стоит ей лишь сделать один неосторожный жест в сторону соперницы и это был бы уже не тренировочный бой.
Проклятый дистрикт, проклятые революционеры, не сидится вам в своих норах, всё на верх рвётесь, думаете эти шалости долго на этом самом верху вытерпят. А ведь когда то Капитолий пошёл на уступки, согласившись на комфортабельные апартаменты тринадцатому, на тысячной глубине вниз. Может малость и неприятно, но это лучше чем гнить в саркофаге, однако людям всегда мало, они готовы грести под себя до последнего вздоха, подставляя всех вокруг фальшивыми идеологиями о мире, равенстве и братстве. И ведь верят же, идут на костёр, словно Жанна Д'арк, во имя революции, хрупких призрачных идеалов, являющийся не больше чем их собственными фантазиями, потому что всё кругом давно продано. Нынешний президент рвётся к власти исключительно ради собственного профита, плевать он хотел на хорошую жизнь для народа, и Мэри очень сомневалась, что его последователь загорится идеями спасения, а не жаждой наживы.
Эти мысли вызывали внутри лишь поток омерзения, она не очень то любила сильно вдаваться в полемику, но сейчас это было, пожалуй, единственным способом привести себя в равновесие и продолжить начатое. На счастье, не выдержав позора, Гектор Клерик быстро ретировался, а Рамирес, съедаемая ревностью развернулась и ушлёпала туда, откуда выползла. До конца в тот день Мэри так и не были понятны её мотивы, обычно импульсивная девица вцепилась бы ей в волосы, но видимо сегодня вид Мэри Стоун был на редкость отталкивающим и хотя бы спинной мозг Арахны подсказал ей правильное решение. Как предусмотрительно Создатель одарил тело парой мозгов.
Несмотря на все препятствия, чинимые казалось, самой судьбой, девушки всё же удалось выполнить свою миссию. Пробравшись по вентиляционному отсеку, она оказалось точно над кабинетом президента, а выведенная из строя система безопасности, позволила легко сбросить на флэшку нужные файлы, без обнаружения хакера. В ту ночь дистрикт шумел ещё долго, лучшие спецы обшаривали от и до, каждый уголок главного пульта, но то ли не слишком внимательно смотрели, то ли просто лень было ночь проводить не в тёплой кровати, а на холодном полу, под системой, решено было придти к самому простому знаменателю — внезапный скачок электричества. А так как никаких страшных последствий после перезагрузки обнаружено не было, версию приняли за чистую монету, да и разошлись каждый по своим отсекам.
Вернувшись в свою комнату и резво юркнув под одеяло, Мэри ещё с пол часа ворочалась, не в состоянии уйти дальше лёгкой дремоты. Теперь, когда сведения были у неё, а волна тревоги схлынула, в мозг ввинтился новый вопрос — «А что это вообще было?» С чего вдруг айсмэн, неожиданно вспомнилось одно из старых прозвищ Клерика, полез к ней с предложениями? Может головой где тюкнулся или приказ сверху поступил? Последний вариант всегда казался ей самым реальным, ибо Мэри даже не представляла какой природный катаклизм способен добровольно загнать Гектора Клерика под венец. Всё чудесатее и чудесатее. В любом случае замуж девушка не собиралась ближайшие лет сто, и коли ей посчастливилось выжить после отказа такому парню, будущие отшивания озабоченных бойцов казались чем то ну очень простым. Похоже пора вводить это в обязательную программу тренировок, закаляет характер не хуже калёной стали.
На этой радостной ноте Мэри и отправилась в завораживающее царство Морфея.
Следующие несколько дней прошли для Стоун легко и непринуждённо, насколько это было возможно в самом строжайшем дистрикте, где чуть ли не в туалет по расписанию ходят.
После передачи сведений, новых распоряжений не поступало, а значит можно было потратить время на дальнейшую адаптацию и поиск необходимых лазеек в управлении, чем Мэри Стоун упорно занималась свободные пять дней. Гектора всё это время, она просто не замечала, урывками лишь слыша от Белоны, как тот сходит с ума, колотя спарринг партнёров ежедневно смертным боем, и периодически замечая странный шепот за своей спиной, мгновенно пресекаемый грозным взглядом в сторону сплетниц. Информация вызывала неприкрытое удивление, давку компотом, а так же наибольшее желание держаться от отвергнутого психа по дальше, поскольку теперь если Капитолий не прибьёт, то этот недожених снарядом на тренировки голову снесёт и скажет, мол так и было. В мозгу внезапно всплыло воспоминание о любви верного солдата революции к катанам, заставляя руку инстинктивно дернуться к шее.
Но виду Мэри не подавала, на людях она всё так же держалась бодро и даже не дрогнула, когда столкнулась с Клериком на общей тренировке, она уже было хотела уступить ему снаряд, но юноша, как чёрт от ладана, бросился в противоположную сторону, заставляя девушку лишь неопределённо дёрнуть плечами и с облегчением вернуться к тренировкам. Её вполне устраивало такое положение вещей, и лишь немного завораживала перспектива, что внезапные приступы агрессии вызваны её отказом. Несомненно это польстило бы любой, особенно учитывая тот факт, что больше парень не предпринимал попыток склонять девушек к замужеству, однако Мэри было вовсе не до этих глупостей, и она в очередной раз жестко подавила вспыхнувший интерес к Клерику.

-  Гравитация — бессердечная ты сука!

Именно такая мысль пришла ей в голову, когда в кабину лифта, в последнее мгновение протиснулся Гектор. Как назло ехать было далеко, а свидетелей не было от слова совсем. Это казалось издевательством, но внутри механизм головного мозга предательски дал сбой, заставляя, глубоко упрятанный интерес, встрепенуться и заиграть с новой силой. Как и все загадочные люди, Клерик не мог не оставить следа внутри, однако далеко не всякая тайна должна быть отрыта, это уж Мэри знала лучше всего, но почему то желание разгадать Клерика росло в геометрической прогрессии.

-   Почему?

Подавив в себе желание ответить в рифму, девушка вскинула подбородок и стала так, что бы смотреть собеседнику прямо в глаза.

-  А почему должно быть по другому? Думаешь можно вот так просто поймать девушку посреди тёмного коридора, сделать ей предложение и она тебе на шею кинется. Извини Клерик, лёгкие путь отнюдь не политика дистрикта 13, не находишь?

Её голос был мягкий, струящийся, глаза немного прищурены, а на лице проскакивала лёгкая беззаботная улыбка. Эта игра начинала затягивать и Мэри вовсе не противилась ей, учитывая что правила устанавливает она. Проучить разок зазнайку что б впредь знал, женитьба — это не шашкой махать.

-   А как же первое свидание, первый поцелуй? Нельзя же настолько не уважать мнение девушки и брать всё грубой силой. Мы же цивилизованные люди. Тем более девушке надо беречь свою честь, а то смотрю я, у тебя много воздыхательниц.

И в преддверии будущего протеста Мэри сделала короткий жест, положив указательный палец парню на губы.

-   Можешь не начинать, все вы мужчины такие, сегодня невеста, а завтра.... В прочим, у тебя есть шанс доказать серьёзность своих намерений.

Договорив последнюю фразу, Мэри, в последний момент перед остановкой, нажимает на самую верхнюю кнопку лифта и кабину уносит на последний этаж.

-   Я знаю один тайный лаз на поверхность. Ночное небо, звёзды, романтика. Идеальное свидание.

Девушка мечтательно закатывает глаза, представляя какой идиоткой сейчас выглядит в глазах Гектора и ели сдерживает вырывающийся смешок.

-   На нас термокостюмы, так что обморожение дорогого сердцу, не грозит. Или ты струсил?

Ну что ж, посмотрим, как далеко ты зайдёшь Гектор Клерик.
[NIC]MARY STONE[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7298786.png[/AVA]

+1

11

Гектор наблюдал за лицом Мэри. Разглядывал его, смотрел как шевелятся её глаза, губы, меняются выражения, напрягаются и расслабляются мышцы лица. Он хмурился, не понимая, о чём она говорит. Первое свидание? Воздыхательницы? Нельзя просто взять и предложить пожениться?.. Что?
Да, Мэри была определенно не из простых девиц, с которыми нужно лишь перекинуться парочкой фраз и они уже достаточно тебя уважают, чтобы слушаться. Стоун была иного склада, Клерик чувствовал в ней что-то от себя - упряма, самодовольна, готова бороться за свои убеждения. И никого из них не остановят причины другого.
Лифт дергается и устремляется в противоположную сторону. Гектор понимает, что вместо ужина, на который он уже был настроен, его ждёт внеплановое приключение. А всё, что было внепланово, обычно не нравилось Гектору. Мягко сказать. Гектор хмурится и нажимает на кнопку "стоп". Лифт дергается и останавливается, повиснув между этажами. Взгляд Клерика обращается снова к Мэри.
- Какой в этом смысл? Бесполезная трата времени и сил. - Клерик покачал головой, искренний в своих словах.
- Не предполагал, что серьезность моих намерений может быть доказана путём пустого времяпрепровождения в опасной зоне дистрикта нелегальным путём. - Гектор действительно не представлял, как можно доказать серьезность своих намерений. Дело в том, что он априори считал себя достаточно серьезным, чтобы все, кто его окружал, не расценивали его поступки как неблагонадежные или недостаточно продуманные. Да, Гектор совершил достаточно скоропалительный поступок, но не из-за того, что был легкомысленным в своём желании жениться, а лишь из-за того, что было абсолютно всё равно, кого вести под венец. Гектор не думал - но именно последний факт мог отвратить девушку дать своё соглашение.
Гектор замолчал, перевёл взгляд на зажатую кнопку стоп. Через минуту диспетчер явно заинтересуется ситуацией в лифте, поэтому решение нужно было принимать быстрее. Желваки выдали желание Клерика что-то сказать.
- Если ты передумаешь, - сказал он тише, совсем неуверенный в том, что собирается озвучить, - я буду рад. - Последние три слова утонули в звуках начинающего движение лифта - Клерик нажал кнопку. Гектор не смотрел на Мэри более, он дождался, пока кабина остановится на ближайшем этаже, раскрыл створки и вышел прочь.

+1

12

А счастье было так близко. Похоже даже самым матёрым агентам Капитолия не заставить Гектора Клерика совершить нечто из ряда вон, что уж и говорить о ней.
Лифт остановился на ближайшем этаже, парень быстро покинул кабинку оставляя Мэри одну в каких то странных, растрепанных чувствах. С одной стороны, да сто лет ей нужно таскаться по опасной зоне дистрикта, с мальчишкой, считающим себя настолько серьёзным и суровым, что в его присутствии даже камни должны плакать, как дети. Это всего лишь игра, имитация, попытка расшевелить это изваяние, ну или откровенная издёвка, это уж как кому больше нравиться. А с другой, это его искреннее, почти наивное, непонимание её отказа и праведное удивление на требование доказательств. Ей Богу, такое лицо она видела впервые. Как же так, женщина, тебе сделал предложение сам Клерик. Серьёзнее только сердечный приступ. А эта его — буду рад — он сказал это настолько тихо, будто сам застеснялся своих же слов, будто ни о ком и никогда до этого он не позволял даже думать подобное.
И с каких пор она забивает себе голову подобной ерундой. Да какая нафиг разница, что этот мальчишка себе возомнил, свадьбы не будет! Мари пока ещё в своём уме. В следующий раз нужно проситься в дистрикт с нормальной демографической ситуацией.
Но в этот вечер, переходящий в ночь, а она плавно перетекающая в утро, девушка не раз ловила себя на мысли, что неустанно вспоминает момент предложения. Эти сильные руки, зажавшие её в кольцо, голубые глаза, буравящие не тело, саму душу, высокие скулы, правильно очерчивающие выступы, губы, сложенные в тонкую линию, и его запах, только сейчас до неё дотянулся этот призрачный шлейф, дурманящий сознание, и будь она тогда не так занята, а каждая клеточка не настроена на саботаж, Мари точно не смогла бы устоять.
Всю ночь она ворочалась, перекидывала подушку с одной стороны на другую, но так и не смогла прогнать эти мысли, в конце концов, забывшись тревожным сном только под самое утро.
83% всех дней в году начинаются одинаково: звенит будильник. Девушка с трудом разлепила опухшие веки, что есть силы ударяя по личному металлическому мучителю. И на кой чёрт вставать так рано, коровы не доены что ли?! Настроение ухудшалось в геометрической прогрессии, мало того, что пол ночи проворочалась, утопая в сопливых мечтах о человеке, над которым совесть позволяла только эксперименты проводить, так ещё и похоже проспала завтрак. Из отсека Мари вырвалась, как ошпаренная, не хватало ещё тренироваться на голодный желудок, тогда она точно живьём сожрёт кого — нибудь в зале, а в штрафной наряд хотелось меньше всего на свете. Однако резкие телодвижения достаточно быстро утомили привередливый организм и тот в свою очередь начал сдавать позиции. До раздачи девушка добрела уже с полуопущенными веками. Завтрак в дистрикте 13 никогда разнообразием не отличался: протеины, белки, жиры, углеводы и компот, всё, что необходимо растущему организму сопротивления, и не граммом больше. Поставив на поднос молочно белую смесь и бежевого цвета жидкость, именуемую соком, Мари грустно оглядела представленное великолепие и глубоко вздохнула. Как человек глубоко интеллигентный, она оперировала горячими закусками, однако после местного хрючела, на Капитолийское изобилие было смотреть больно.
Ещё раз проникновенно зевнув, девушка устало поплелась на своё законное место, однако дойти без происшествий всё же не получилось. Споткнувшись об, невероятно каким образом возникший на пути выступ, её ноги заплелись, унося обладательницу далеко вперёд. Единственным препятствием перед страстными объятиями пола, стала чья то широкая грудь, на которой мгновенно оказалась вся еда, представленная на подносе Мари. Очухавшись девушка подняла глаза, дабы хоть как то загладить свою вину и вполне возможно даже извиниться, как внезапно зрачки расширились, а лицо побагровело от злости. Перед ней стоял

-  Клерик. Ты что специально, вечно на моём пути возникать будешь?

Мгновенно в голове вспыхнули все обиды, и на пропущенный сон, и на неловкие мысли, да на всё, чему стал причиной Гектор Клерик. Благо высказать все пожелания куда парню стоит пойти она не успела, перед ними мгновенно материализовался тренер. Во истину этот человек обладал даром появляться везде, где только зачинались конфликты, не важно, нужен он был или нет.

-  Стоун, в чём дело? Насколько я помню, опрокидывание еды на людей не входит в устав.

И заметив её сонный вид, который просто не переносил, считая, что ночью, для солдата, кроме войны, есть только сон, добавил.

-   Наряд по кухне сегодня вечером сможет привести тебя в чувство. А теперь разойтись, Клерик сходи приведи себя в порядок, живо.

Мари бросила яростный взгляд в след обоим мужчинам, и это было всё, что она пока могла сделать. От нахлынувшего бессилия, даже аппетит перестал доставать, а в голове появился ещё один повод не переваривать заносчивого мальчишку. И пусть он даже был не виноват, если это поможет больше не думать о нём, она будет его ненавидеть.
[NIC]MARY STONE[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7298786.png[/AVA]

+1

13

Трудновато жить отвергнутым. С этой новой ролью Гектор Клерик пытался сжиться вчера, сегодня и вообще всю прошедшую неделю. Но особенностью мужчины было то, что упав, он достаточно легко и быстро поднимался, более того - любил это делать, любил преодолевать себя и всяческие трудности на своём пути. Он был не из тех, кто довольствуется легкой добычей, ему требовалось, всё, сразу и силой. Таков он был - юношеский максимализм.
Ночью Гектор спал прекрасно. Всё-таки после короткого разговора с девушкой ему стало легче. Нет, понятнее не стало ничерта, но на душе как-то стало свободнее: проблема ведь была не в Клерике, а в Стоун, у неё просто были какие-то непонятные Гектору тараканы. Ну а уж с чужими тараканами бороться мужчина никак не собирался. Что же он тогда собирался делать? Да шут бы его знал. Решение всё ещё не приходило в его голову, да и толки за спиной насчет его неудачного сватовства постепенно сходили на нет - особенно в присутствии будущего генерала - потому он медленно, но верно топил свои переживания в тренировках, уходя в них с головой и по пояс. А решающий шаг по-прежнему был за Мэри.
Нужно сказать откровенно, Гектора задевали её чрезмерное самодовольство и хамоватость. Он считал, что девушке должны быть присущи скромность, такт и послушание. Да, он действительно так считал, но не думал о том, смог бы впоследствии с такой ужиться. Скорее всего она бы наскучила ему ещё раньше того момента, когда бы он дал ей свою фамилию, но и считать Гектора человеком, видящем в жене развлечение ... глуповато. Такой, полный противоречий, но абсолютно уверенный в своей правильности мужчина отправился на завтрак ровно в назначенное время. Получил свою порцию, обсудил последние события с товарищами за трапезой и уже собрался отдать поднос с посудой уборщикам, когда совершенно случайное столкновение выбило Гектора из равновесия - и вот он снова держит Мэри Стоун за предплечья и с суровой уверенностью буравит взглядом. Только вот не очень приятное дополнение в виде порции брюквы на комбинезоне. Клерик мгновенно сдвинул брови, выражая львиную долю недовольства.
- Советую поработать над координацией, Солдат Стоун. - Отчеканил Клерик так же, как это бы сделал любой тренер или капитан отряда, впрочем, и до того, и до другого ему было недалеко. В его голосе не было ничего, что напоминало бы окружающим, что не так давно эту женщину Клерик собирался на себе женить.
Приняв команду привести себя в порядок, Гектор направился в свой отсек. Здесь он жил один, квадратные метры, предоставленные ему в пользование, больше походили на собачью конуру, чем на жилище человека. Клерик ощущал бы себя Радионом Раскольниковым, если бы только имел понятия о литературе своих предков. В ящике лежала чиста и свежая роба. Гектор спешно стянул с себя испачканную разиней одежду, лишний раз удивляясь тому, как можно быть настолько рассеянной, и надел отглаженный серый комбинезон, который ни одним дюймом ткани не отличался от сотен тысяч таких же, ходящих сейчас по дистрикту. К чести Гектора нужно было сказать, что эти комбинезоны ему не нравились. Уж с учетом того, что Клерик вообще мог испытывать какие-то эмоции по отношению к вещам, антипатия к комбинезону - вершина успеха. Собственно, в будущем именно по этой причине он облачился в черный кафтан до колен, но это уже совсем другая история.
Спокойно шагая к сверенному с расписанием залу для тренировки, Гектор влился в привычную толпу жителей дистрикта. Здесь иногда можно было узнать какие-то новости о которых обычно не оповещают по граммофону.
- Жюли, ты слышала, что сегодня планируется эвакуация?
- Разве? Обычно об учениях пишут в расписании.
- Само собой. Но в этот раз всё будет как будто по-настоящему. Мне так сказала знакомая из штаба, ты её помнишь - Ана. Она говорила, будто бы эвакуировать будут на поверхность, а не в наш бункер.
- Какой в этом смысл? Ведь на земле не спрячешься от бомб, верно?
- В том и весь смысл. - Последнюю фразу Жюли Верн, немолодая уже женщина, сказала совсем шепотом, увидев сзади фигуру Гектора. Она спешно перевела тему так, будто бы боялась осуждения со стороны Клерика. Впрочем, многие считали, что он доносит власть имущим о том, что делается в рядах солдат. Глупость этого суждения была только в том, что если бы Клерик считал что-то противоправным - он бы и без того заявил об этом нарушителю прямо в лицо. И минуя власть имущих.

С тяжелым грузом полученной информацией, сдобренной, конечно, хорошой долей сомнения, Гектор в своих мыслях провел весь оставшийся день, пока часы в большом холле не доползли своей часовой стрелкой до шести ноль-ноль - а это означало время ужина. У Гектора сегодня здорово саднили ладони - в планах тренера были тренировки на канате и Клерик здорово стер себе кожу на внутренней стороне пальцев. Проигнорировав совет тренера обратиться в мед. пункт - ещё чего! - Клерик гордо направился в столовую, к тому же ощущая в себе здоровый мужской аппетит. Здесь всё было вполне себе обычно, по главным телевизорам крутили какие-то местные новости, иногда включался прямой эфир из Капитолия, который Клерик давно научился пропускать мимо сознания, хотя и делал вид, что слушает и смотрит с большим вниманием.
Внезапно раздался вой сирены. Пронзительный и протяжный, но знакомый каждому, кто прожил в дистрикте 13 дольше трех месяцев. "Внимание, внимание! Это не учение. Срочно всем эвакуироваться через главные лестничные пролеты на поверхность. Обнаружено внутреннее возгорание в дистрикте. Это не учение. Срочно всем эвакуироваться на поверхность дистрикта."
Женский, но до ужаса омерзительный голос, который Клерику тоже никогда не нравился, требовал подняться на поверхность. Гектор бросил недоеденный ужин и поднялся вместе с остальными, ловя на себе точно такой же озадаченный взгляд, каким сейчас был его. С кухни выбегали люди так, будто бы возгорание было именно там. Чему же было верить? Не учения или всё-таки учения? Гектор быстро сориентировался в общем потоке и двинулся в сторону главных лестничных проходов, когда в руку ему вдруг кто-то вцепился. Сосредоточенный взгляд мужчины уперся в Белону, ту самую, которая обычно всюду таскалась за несостоявшейся женой Клерика.
- Гектор, помоги, пожалуйста! - Большего, в прочем, и не нужно было. Аккуратно выбравшись из толпы, Гектор последовал за Белоной. Она что-то говорила на ходу, но ничего кроме "Боже, что несёт эта женщина?!" Клерик подумать не успел. Вся ситуация стала прозрачной, когда он добрался до кухни. Здесь действительно что-то горело, но помочь он должен был не огню.
- Убери руки, - сказал громко Гектор, стараясь переорать повторяющееся сообщение сигнализации. Мэри была придавлена одним из холодильных отсеков, тех, в которых обычно хранят туши непосредственно перед отделкой. Сдавив хрупкие девичьи плечи, холодильная камера решительно настроена была оставить Мэри Стоун в плену огня и дохлой скотины. - Убери руки,  сказал! - Ещё раз и громче крикнул на девушку Клерик, так как видел, что её попытки выбраться самостоятельно не приносят успеха. Какая самодовольная глупость! Когда, наконец, Мэри выполнила его просьбу, Гектор со всей дури навалился на холодильный шкаф со стороны Мэри, только и оставляя ей упереться в его спину руками. Если не повезет - останутся в объятиях шкафа вдвоем. И навечно. Как и хотели.
Три, два, один! Под напором каменных мышц Клерика махина сдается и со скрежетом падает набок. Только сейчас Гектор понимает, что стала очень душно, жарко и пахнет горелым. Где же пожарный отряд?
- Давай руку, - когда всё кончено, Гектор протягивает Мэри ладонь, предварительно и заботливо потертую канатом, чтобы не потерять её и чтобы удобнее было бежать наверх, а затем пускается в спасательный эвакуировочный путь наверх.

+1

14

Нет, вы только посмотрите на это, он ещё и огрызается!
Казалось ненависть к этому заносчивому мальчишки повысилась в её личном злостеметре ещё на пару пунктов. Девушка скрипнула зубами и со злостью швырнула поднос прямо на стойку отработанной посуды.

-  Советую тебе быть поаккуратнее с этим, Стоун. Как никак вечером тебе предстоит перемыть гору подносов.

Мерзкий голосок Арахны и смех её подпевал, послышался чуть ли не над самым ухом и Мэри еле сдержалась от того, что бы не усугубить своё наказание ещё сильнее. Ярость, обида, злость, отчаянье бурлило внутри не хуже вулкана в Помпеях, руки пришлось сцепить в замок, дабы уж точно не пустить их в ход. Нацепив на лицо злорадную ухмылку, она послала её точно кучке девиц, прежде чем пройти мимо и чувствительно задеть одну из них в плечо. Она нарочно задела одну из подпевал, во-первых на тренировке вчера она повредила плечевой сустав, а во-вторых это было лучшим способом не только доставить боль, но и показать, что их обожаемому вожаку всё равно. Сработало или нет Мэри понять не успела, да и не особо то и хотелось, одного только болевого всхлипа совести было более чем достаточно для успокоения.
Весь последующий день тянулся как то лениво. То тренер искоса поглядывал, то кто то из бойцов под ноги попадался, короче скука смертная, да ещё и этот чертов наряд по кухне тоски нагонял. Девушка прекрасно понимала, проще отработать, забыть и больше не нарываться, однако само существо ни как не давало покоя, грозясь окончательно лопнуть от праведного негодования. В очередной раз заткнув естество крепким словцом, Мэри подняла с холодной земли снежок и кинула в ближайшее дерево. Надо же, даже холод уже не спасает от эмоционального кризиса. Похоже она совсем тут размякла, если уже и мороз не помогает удержать равновесие. А когда, в попытке отвлечься в голову опять полезли картины из предложения Клерика, она просто повалилась в сугроб. Господи, да что ж нет от тебя покоя не белым днём, ни тёмной ночью. В голове только и мысли, что Гектор, Гектор. Гектор. А может ещё и согласиться, да замуж за него пойти. А что, исправим демографическую проблему, да ещё и преданных солдат Капитолию воспитаем, а там глядишь и мужа перетащим на свою сторону. То та обрадуется Сноу, уходил один агент, а пришло целых три, или четыре, это уж как повезёт. Мэри чуть ли смехом не залилась, когда представила, что это действо введут обязательно для всех агентов, а если кто то из детей заднюю включит, то родитель, с дубинкой на перевес кинется на отпрыска с криками — Я тебя породил, я тебя и убью. В этом ясном порыве, она провела ещё несколько минут, прежде чем кубарем выкатилась из сугроба и направилась прямиком в лаз, до наряда оставалось каких то десять минут.
Одевать на себя серую робу в виде фартука получилось только после хорошего танца у себя на глотке. Посмотрев в зеркальную поверхность кастрюли, девушка скривилась так, будто в горло залили настойку полыни. Однако это было далеко не самым худшим действом за сегодня. Стоило ей только появиться на кухне, как её тут же запрягли работать на готовке ужина. Нужно ли говорить, что готовить Мэри не умела от слова совсем.

-   Сегодня на ужин картошка, овощное рагу и рулеты. Стоун, ты на картошке. Поторопись, подача через пол часа.

Старшая по смене, полноватая, но довольно милая женщина по имени Адония, огласила наряды и принялась за готовку овощного рагу.
Ну попала. Едва не вырвалось изо рта, но Мэри успешно хлопнула ладошкой по губам.
Теоретически она знала, как чиститься картошка и даже пару раз наблюдала за тем, как молодняк это делает, однако когда у неё в руках оказался закруглённый нож и клубень размером с ручную гранату, ей было гораздо проще приставить этот самый нож кому то к горлу и заставить его перечистить весь котёл.
Повертев в руках клубень и поняв, что сам он всё же не почиститься, Мэри приставила нож и аккуратно повела им в направлении к низу. Кожура поддалась и медленно осыпалась в стоящее ведро. Девушка улыбнулась, ничего сложного, однако вонзив нож ещё раз, почему то отскочило пол картошки. Сначала взгляд тупо уставился на половинку овоща, а потом быстро пробежался по всей кухне. Похоже никто не видел, что ж, и так сойдёт. Стоун быстренько счистила оставшуюся кожуру, на этот раз стараясь не делать резких движений и кинула картофелину, теперь уже размером с мандарин, в кастрюлю с водой. Следующие двадцать минут показались ей проведённым в аду. Стоило ей только приноровиться к чистки, как с картошки слетали толстые куски мякоти, а от большого клубня оставалось процентов 50. Да что б тебя, а это ещё что? Из клубня на девушку уставилась черная точка, называемая глазком, в попытках вырезать его, клубень потерял ещё процентов 10 от массы.
Перечистив весь котёл, Мэри быстро избавилась от очисток, в коих покоилось минимум половина от всех почищенных овощей и поставила продукт на огонь.

-   Да, не удалась в этом году, картошка то.

Прозвучал над ухом грустный голос какого то парня, и девушка активно закачала головой в ответ. Ну и денёк, словно не ведро картошки начистила, а президента украла. Мэри опёрлась на косяк, проведя рукой по вспотевшему лбу. Делать пюре старшая смены её уже не пустила, ибо она уж точно помнила, что картошка в этом году удалась а завидев отваренную, отправила горе повара на склад за продуктами. А ей только того и надо было, девушка для себя четко решила, больше к кухне ни ногой.
Зайдя в секцию, где стояли холодильные камеры, девушка достала бумажку и стала прикидывать в каком холодильнике что может находиться, когда её взгляд зацепился за угол одного агрегата. На боковой стенке было прилеплено нечто чёрное, видное только если подойти к камере под определённым углом. Очень умно придумано, с той скоростью, с которой тут повара шастают, заметят не скоро. Девушка подошла ближе, протиснулась в узкий лаз и тут же замерла от ужаса. На белоснежной стенке, была закреплена небольшая бомба с часовым механизмом модели X15. Внутри было не более пары грамм тротила в изолирующей капсуле, однако поверх неё располагался раствор обогащенного лития,  а он даст такую цепную реакцию, что пол кухни можно в металлолом отправить. Но самое ужасное скрывалось не даже в том, что бомба сработает через пол минуты, а то, что это чудо Капитолийской инженерной мысли, установила не она. Думать надо быстро, Мэри рывком кинулась из отсека, но далеко отбежать не успела, взрыв накрыл её прямо на выходе, придавив отлетевшим холодильником. Чудом не отключившись, девушка попыталась позвать на помощь, однако вокруг не осталось ни одной живой души, едкий дым уже вовсю полез в глаза, забивая носовые проходы, совершенно не давая сосредоточиться. В попытке освободиться Мэри едва не сломала руку, тяжелая громадина крепко придавила её тело и без посторонней помощи тут было не справиться. Вот только помощи не было и девушка что есть силы принялась колотить руками, из последних сил цепляясь за жизнь. Ну уж нет, она не умрёт, только не так. Помощь подоспела откуда не ждали, голос этого парня она похоже теперь узнает из тысячи. Навалившись со всей силы, он смог сдвинуть камеру и вызволить её из смертельного плена.
Когда оба наконец оказались на свободе, Мэри что есть силы дернула его за рукав, ловя на себе непонимающий взгляд. Ну уж нет дружок, это я тебя не за спасение сейчас благодарить буду. И правда взгляд парня был такой, словно она на него вот вот с поцелуями кинется. Оглядевшись вокруг и поняв что рядом уже никого, девушка что есть силы толкнула Гектора в ближайшую нишу, заставляя крепко вжаться в стену.

-   Это был саботаж!

Тихо поговорила она, практически Клерику в ухо, всё ещё держа так, что бы он не делал резких движений. Если в дистрикте появился ещё один шпион он может сейчас быть где угодно, нужно было не дать обнаружить себя в пустом коридоре. Черт, ещё конкурентов мне здесь не хватало.
[NIC]MARY STONE[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7298786.png[/AVA]

+2

15

- Ты ненормальная, - хмурится Гектор и передергивает плечами, которые в узкой нише явно не помещаются. - Скажи мне, что ты видела? - Требует Гектор шепотом, только вот шепот мужчин обычно на шепот и не особо похож. Но лучший способ - только писать на бумажке. Впрочем, эти двое от основной массы эвакуирующихся всё равно уже отстали. Гектор, конечно, прекрасно знал путь наверх, но... Сейчас они были здесь, и у него был выбор, как поступить - по долгу или по уставу.
Когда Мэри рассказала ему о своих мыслях по поводу саботажа, Гектор стал ещё более озадаченным. А в груди у него, точно сойка пересмешница в огне, расправило крылья чувство ярого патриотизма.
- Мы должны доложить эту информацию ответственным за охрану дистрикта, - тем не менее вынес свой вердикт Гектор. Он рассуждал так, что самодеятельность может привести только к худшим последствиям. Пауза повисла между ними, но её было достаточно для того, чтобы услышать шаги. Тихие, крадущиеся. На лице Гектора, в его глазах, обращенных к Мэри, проскользнул вопрос тот же, что был, очевидно и у Мэри. И шаги приближались в их сторону. Пока вдруг не исчезли совсем: кажется, что кто-то притаился и слушал их. Чёрт побери, - подумал Клерик. Если это предатель, наверняка сейчас он пристрелит обоих - они ведь безоружны. Бежать до охраны далеко и глупо, а устав никаких распоряжений на этот счет не предписывал. Оставалось надеяться только на свой мозг. Раствориться, сделаться прозрачным и провалиться на пару этажей маловозможно. Гектор умел драться, но что толкну махать кулаками против дула пистолета? Более того, будь он в количестве одной штуки... а тут ведь была ещё Мэри. У неё, конечно, был знатный комплекс всемогущей леди, но сильным себя здесь ощущал всё-таки Гектор.
Вариант решения пришёл как-то сам собой. Неизвестно откуда он пришёл и почему домом советов в голове Гектора был признан лучшим. Гектор совершает кульбит - он меняется в Мэри местами, впихивая её в тесную для него самого нишу между двумя какими-то железными боксами, а сам встаёт спиной к проходу. Таким образом получается, что он фактически полностью закрывает спиной Мэри, и сам прячет своё лицо от незнакомца. И для пущего эффекта несерьезности их двоих, он берет ладонями лицо Мэри и с каким-то типичным солдатским напором неотесанного мужлана целует.
Шаги за спиной, которые Гектор чувствует буквально всем телом, вновь оживают. Они поворачивают, останавливаются совсем-совсем тихо за спиной Гектора. А затем Гектор ощущает гулкий и меткий удар по затылку. Последнее, что он помнит - как он заваливается спиной назад, думая лишь о том, чтобы Стоун успела сориентироваться и напала на предателя.

+1

16

Мэри только фыркнула в ответ на вопросы парня. Уж если бы она что то видела, не стояли бы они сейчас, прижимаясь в этой арке, как сельди в бочке. Вообще девушка не часто прибегала к помощи посторонних, предпочитая надеяться только на себя, ибо так реально лучше получится, с какой стороны не зайди, но в этот раз ситуация казалось Стоун настолько экстраординарной, что даже обратиться за помощью к Гектору показалось не самой плохой идеей, а в случае удачного расклада, можно ещё и подозрения от себя отвести. Кто то из руководства явно начал что то подозревать, усилилась охрана на этажах, тренировки всякие внеплановые, личные досмотры проводятся чуть ли не каждый день. А президент то не дурак, хотя это ему вряд ли поможет, остановить Капитолийскую машину загнанному в землю маленькому дистрикту, это всё равно что останавливать поезд голыми руками. И наличие внутри, похоже аж двух агентов только подтверждала эту теорию.
Однако Мэри всё ещё не понимала, зачем этот придурок а другого сравнения в голове просто не находилось, взорвал холодильный отсек? Отвлечь охрану? Ну тогда он придурок в квадрате, ибо главный карательный отряд кинется в первую очередь не людей с кухни вызволять, а президента с данными прикрывать, такая вот демократия. Деморализовать противника? В таком случае он придурок в кубе, ибо плановую эвакуацию никто не отменял и единственно, кого сегодня смогли деморализовать это тараканов в кладовке. Ну, зато неплохой способ от них избавить.

-  Мы должны доложить эту информацию ответственным за охрану дистрикта.

Боже, ну и зануда, девушка едва не закатила глаза. Да пока они доберутся до них, этот пироман может пол дистрикта на тот свет отправить, доподлинно так и неизвестно единственный это взрыв или то ли ещё будет.

-   Гектор, не болтай ерунду, да мы физически не успеем это провернуть. И вообще, ты преданный солдат Родины или червь уставный? Сами найдём. Я сегодня в кухне, как на работе, нужно просто вспомнить, кто заходил в продуктовый отсек до меня таких было не много, и судя по модели бомбы, сделал он это за минут десять до моего прихода сюда.

Мэри шептала так тихо, как только могла, однако от переизбытка чувств, это давалось ей так же просто, как и Клерику. Оба затихли на мгновение, прислушиваясь к повисшей тишине, и буквально через пару секунд в глубине коридора послышались осторожные шаги. И кого чёрт несёт? Взгляд парня ей не понравился сразу, судя по нему все здравые решения задачи он уже отмёл за ненадобностью и сейчас совершит какую-нибудь ахинею.
Её тело, и без того ноющее от страстных объятий холодильника, впихивают в узкий проход арки, словно она не живая вовсе, а какая то восковая кукла. Порыв несомненно благородный, теперь спина Гектора, аки скала закрывает её хрупкую фигуру, но вот последнее было явно лишним. Поцелуй вышел грубым, резким, кажется у неё даже треснула губа от натуги, но в голове от этого всё переворачивается с ног на голову и Мэри, неожиданно даже для себя, с таким жаром отвечает на него, будто это так же необходимо ей, как кислород лёгким.
Внезапно все проблемы куда то исчезают, в голове светлеет так, как не было никогда, кончики пальцев подрагивают, и Мэри что есть силы прижимается к Гектору, не желая отрываться от этого блаженства ближайшую вечность. В этом поцелуе было всё, жгучая страсть, пылающая, точно огромный костёр, заволакивая её своим пламенем, сжигая изнутри, но даже это приносит такое удовлетворение, как не приносило в жизни ничто до, и не принесёт ничто после. Нежность, от которой тело готово вот вот оторваться от земли и воспарить куда то высоко, где нет Капитолия, нет Сноу, нет бесконечных заданий и взрывов. Там только она и Гектор. Гектор Клерик.
Она всеми мыслимыми словами благодарит небо, что у кого то таки хватило наглости прервать этот прелюдный акт её слабости. В надежде, что от такого у Клерика просто сотрёт память и ей не придётся до конца жизни петлять от него по коридорам или хуже того пытаться повторить это снова, что было более вероятным, Мэри наконец отпускает его обмякшее тело, на мгновение всё же использовав, как щит. В коридоре хоть глаз выколи, лицо даже своего спутника в непосредственной близости просматривается не четко, что было и говорить о той сволочи, что подкралась со спины. Понадеясь на то, что и её видно не так ясно, как хотелось бы, Мэри совершает кульбит, вырываясь из угла и наносит удар ногой туда где по её мнению находился противник. Выпад получился почти в слепую, но нога нашла свою цель, кажется это было лицо. Сгруппировавшись в боевую стойку, девушка прикрывает глаза, стараясь больше ориентироваться по звуку, на подготовке агентов у них был такой курс тренировок, уметь нужно всё, но не дай Бог всё самому делать.
В воздухе послышался свист и кулак прилетел Мэри в область корпуса, вернее попытался прилететь, ибо девушка отбила его выставленным блоком и провела контратаку, нанеся несколько коротких прямых ударов, по уже задетому ранее лицу. Противник оказался хорош, несомненно хорош, отбил четыре из пяти ударов, с последним разве что осечка вышла. Девушка ясно почувствовала, как кулак прошёлся по скуле и противник не удерживая равновесия, заваливается на спину, сильно ударяя затылок. В полной уверенности, что соперник если не потерял сознание, то точно деморализован, Мэри бросается на него, и в следующее мгновение коридор огласил её крик боли. Что то очень острое, в диаметре не меньше пяти сантиметров впивается в ладонь, проходя насквозь, немного сворачиваясь вправо.
Она чувствует, как таинственный соперник отталкивает её тело в сторону и его шаги удаляются в противоположном направлении.
Что есть силы Мэри зажимает кровоточащую конечность, и подползает ближе к телу своего спутника. Сквозь боль ей всё же удаётся прощупать нитевидный пульс и дыхание, однако под головой парня растекается небольшая лужа крови. Из последних сил девушка подгибает ноги и кладёт голову Гектора на возвышение, дабы приостановить кровотечение. Здоровая ладонь зажимает затылок, чувствуя, как тёплая струя проходит сквозь пальцы.

-   Помогите.

Крик вырывается из горла, срываясь на хрип, но девушка продолжает кричать, до тех пор, пока в конце коридора не появляется свет.
[NIC]MARY STONE[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7298786.png[/AVA]

+1

17

Гектор резко открыл глаза. И вдохнул холодный воздух, перемешенный с медицинскими препаратами и хлоркой. Что произошло? Затылок тут же начинает ныть, как будто первым желает ответить на возникший вопрос. Проклятье, - мальчик жмурится и ладонью протирает взмокший лоб. А затем его озаряет - там был преступник. Человек, скрытый тенью. А потом удар и потеря сознания. Что, кстати, было между двумя этими событиями? Что-то странное на ощущение и непонятное на вкус. Гектор в непонимании поджимает губы и хмурится вторично - на этот раз не от боли в затылке.
Правой рукой Гектор ощупывает свои волосы, находя, наконец, что-то вроде повязки, состоящей из плотной марли и ваты. Недовольный собственной слабостью, юноша отдирает - не без боли - повязку от волос и кидает куда-то в сторону.
Выходит, что он поцеловал Мэри Стоун. Надо же, нашёл время для девушки, которая предпочла ему свободу. Гектор вынимает из вены иголочку, прибор рядом начинает примерзко пищать, из-за чего хочется как следует долбануть по нему кулаком. Интересно, и сколько же он пробыл без сознания? И ещё эта дурацкая ночнушка. Какая мерзость.
Гектор сползает с кровати, когда слышит возню за переборкой. Он проходит несколько шагов и одергивает занавеску. Конечно же там спутница его ночных путешествий - Мэри. Он и забыл, что она работает в мед. отсеке. С недавнего времени.
Клерик окидывает её считывающим взглядом. Пытается понять, и что же произошло за то время, что он рассматривал квадрат Малевича.
- Что с твоей рукой? - Хмурится Гектор, кивая на повязку на ладони девушки. - Ты уже сообщила о нападении? Но ответ приходит сам собой и очень "вдруг". В помещение входят несколько солдат к ряду, даже не давая Клерику надеть, извините, штанов, в одной больничной ночнушке вытаскивают его из палаты. Последний ничего не понимает. Босиком, перебирая и упираясь ногами, он пытается вырваться, хоть и очень вяло.
- Скажите хотя бы за что? - Гектор злится, выдергивая руку и останавливая процессию. - По уставу я имею право знать, в чём меня обвиняют - а это, поверьте мне, очень похоже на здоровское обвинение. - Солдаты смотрят на него, прекрасно понимая, что Клерик чисто технически прав. Что поделать - такая уж у него была репутация в дистрикте.
- Вас со Стоун нашли на месте преступления. Почему-то вас двоих, когда все эвакуировались наверх по приказу, - из-за спин солдатов выруливает майор дистрикта Крейн. Несмотря на неуставной вид, Клерик всё же отдаёт ему честь.
- Я могу это объяснить, майор Крейн, - Гектор звучит очень уверенно, - я должен был помочь мисс Стоун, которая находилась в эпицентре взрыва, поэтому мы отстали от группы.
- Интересная версия, и что же было потом?  - Кажется, майор не спешит доверять Клерику. Хотя, черт возьми, кому в этом месте тогда он вообще доверяет?
- Мы подверглись атаке предателя, сэр. - Уверенно говорит Гектор.
- Ага. И почему же он вас не убил, солдат Клерик? - Кажется это была основная причина обвинений для Клерика. - Ведь если он один из нас, то прекрасно знает о твоей прыткости, Клерик. - Гектор бегает глазами, обрабатывая поступившую информацию.  И правда - почему? Ах да...
- Мы... Я прибег к отвлекающему маневру, сэр. - Хмурясь говорит Клерик. Вот так отвлекающий маневр.
- Например, Клерик? - Майор не совсем понимает, что имеется в виду, а  у Гектора начинают неметь ступни. Нет, просто холодно на жестяном полу босиком.

+1

18

Руку перебинтовали и на том спасибо. Некогда было Мэри сейчас в лазаретах разлёживатся, да и вряд ли смогла бы она сейчас усидеть на одном месте, учитывая сколько всего произошло, за каких то за пару часов, нет, это всё срочно необходимо было переварить. И разумеется не в спокойной и умиротворяющей тишине отсека, желательно конечно в километровом марш-броске по пересечённой местности, да на морозе, но и мед отсек тоже сойдёт.
Как на зло, лавируя между койками, меняя старые повязки, накладывая шины, ставя капельницы и делая промывания, в голову Мэри первоочередной проблемой приходило, не наличие в тринадцатом второго лазутчика, обучающегося похоже в джунглях на арене, ибо таким варварским методам даже в Капитолии не учат, не отсутствие вот уже второй день связи со штабом, не подозрительные взгляды, посылаемые ей всеми кому не лень, нет. Все эти проблемы совершенно меркли перед — поцелуем с Гектором Клериком, воистину событие года. Дурацкий бабий мозг, словно она впервые целуется с красивым, самоуверенным парнем, который теперь наверно ещё больше уверен, что просто обязан на ней женится. В глубине души Мэри очень надеялась, что у суженного случится амнезия и об этом её маленьком акте слабости, Гектор благополучно забудет. Дьявол бы побрал этого мальчишку, и самым неприятным здесь был даже не сам факт поцелуя, а то, что ей это понравилось. При каждом удобном моменте Стоун закрывала глаза, ещё и ещё раз проигрывая в голове сладкий ночной эпизод, мечтая ещё хотя бы один раз повторить лучший поцелуй в её жизни.
Только она скорее рот себе зашьёт, чем попросит парня об этом, не для того она тут ошивается вот уже почти половину года, что бы запороться на собственных гормонах.
Именно поэтому на мозговом штурме, проведённом под действием легкого стимулятора, Мэри было принято логичное решение держаться от парня по дальше, и впредь носить в кармане брюк портативный шокер. Так с нападающими будет гораздо легче справляться и не придётся жертвовать рабочими конечностями. А вы что подумали?
Но не тут то было, на второй день, который начался у Мэри Стоун точно так же, как и предыдущие, в палате лазарета, к ней ворвался свежеочнувшийся Гектор. Перед глазами вновь всплыл возбуждающий кадр, но девушка резко одёрнула себя, стараясь как можно меньше смотреть на такие манящие губы.

-  И чего ты подскочил? У тебя сотрясение второй степени, того и гляди стошнит кому то на халат. За меня не тревожься, жить буду, кстати о нападении, ты тут уже второй день спящего красавца изображаешь, а штаб не дремлет, знают они всё, поэтому...

И только до неё начинает доходить, что Клерик сорвал с себя датчик передающий жизненные показатели в центральную базу, как в мед отсек врывается целый табор солдат, словно саранча уволакивающих Гектора по направлению к выходу. С минуту поколебавшись, как же лучше поступить в таком случае, Мэри вновь идёт вопреки здравому смыслу, будь у которого руки, задушил бы он горло. Ну вот какая, какая ей разница куда его ведут, не на расстрел же, майор Кейн вокруг него все два дня крутился, благо, что допрос бесчувственному телу не устроил, датчик этот приказал нацепить, конечно, как только тело Гектора перестало посылать сигналы в компьютер, этот рой и налетел. Помурыжат на допросе и отпустят, но почему то Мэри казалось просто таки гражданским долгом не дать им этого сделать.
Влезать посреди беседы, любимое занятие.

-  Товарища грудью закрыл.

Воспользовавшись секундной заминкой Гектора, девушка протиснулась через строй бойцов, оказываясь лицом к лицу с майором.

-  Я девушка хрупкая, такого удара могла и не пережить, поэтому Гектор закрыл меня своим телом, дав возможность атаковать противника. Однако он оказался слишком быстрым, это чудо что мы вообще остались живы. В любом случае это заслуга исключительно солдата Клерика, сэр. Но он серьёзно ранен, вполне возможно из-за полученной травмы будет контузия, исследования ещё не закончены, поэтому до соответствующего заключения, вы не имеете права допрашивать этого солдата. Вряд ли главному врачу понравится такое самовольство.

Теперь самое главное молчать и думать о Капитолии, ибо взгляд у него такой, что живьём проглотит не подавится. Никто не любит когда им напоминают о должностным полномочиях. Но Мэри плевать, пусть хоть глаза из орбит вылезут, а ей не страшно.
[NIC]MARY STONE[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7298786.png[/AVA]

+1

19

Никогда ещё Гектору не доводилось видеть, как его, за неимением лучшего слова отмазывает женщина. Переводя взгляд с Мэри на майора, Клерик думал - убьют ли их сразу обоих, или сначала взёдрнут девчонку, а потом его пустят на ремни для автоматов. Славную сделал карьеру, браво Гектор, браво. А главное - полезную родному дистрикту.
Видно было, что Крейну всё это чертовски не нравилось. Дай ему волю - он бы сейчас со злобы толкнул Клерика в спину. Не ради какой-то цели, а чисто из обиды. Майор переводил взгляд с одного на другого, солдаты в ступоре пялились на всех, Гектор же тупо буравил противоположную стенку.
- Ладно. Стоун, - сделал упор Крейн на фамилию девушки и окинул взглядом псевдовиновного Гектора. - Лечите его. Сообщить мне лично, как только солдат Клерик будет готов... к допросу, - чуть ли не плюнув, выразился Крейн,  развернулся прямо у Клерика перед носом и зашагал прочь, уводя за собой солдатов. Гектор и Мэри сиротливо смотрели удаляющемуся мужчине вслед. И даже добавить было нечего. Когда его шаги стихли, Гектор повернулся к Мэри, поджимая пальцы на босых ногах.
- Зря ты это сделала. - Сказал он глухо, обошёл её боком и вернулся в палату. Да, это было именно типичное мужское "я бы и без тебя справился" и "не надо вмешиваться, когда разговаривают мужчины", и вообще "женщина, знай своё место". Гордый собой более чем, одновременно и оскорбленный, и задетый сложившейся ситуаций, Клерик водрузился на койку и обхватил голову руками, точно это могло помочь ему совладать со стучащей в тарелки мартышкой в его черепной коробке. Он жмурит глаза и делает вид мыслителя, что в купе с его больничной ночнушкой всё равно не выглядит достаточно серьёзно, насколько сильно бы ему ни хотелось.
- Я предатель. Немыслимо... - тихо начинает говорить Гектор, когда Мэри уже находится в его палате. - Мне его не убедить. Это Крейн, он своим не поступится, выдолби я даже самое очевидное у него на лбу, - Гектор хмурил брови, говоря в никуда, не то своим лодыжкам, не то простыне. Нет, что вы, он не собирался ни в чём винить Стоун. Совсем-совсем нет. И здесь ни при чём то, что именно из-за Мэри Гектору пришлось отстать от основной массы эвакуировавшихся.
Затем мужчина поднимает на Мэри глаза и в них отражено уже что-то совсем не мальчишечье, но мужское, мужественное. Клерику кажется, что неудачи преследуют его по пятам. И все они, так или иначе, связаны с этой чужеземкой. Отказ. Потом пожар. Теперь обвинение в предательстве. Самосознание и чувство достоинства Гектора страдали, чувствуя болезненную ущемленность. Вишенкой на этом торте была мигрень.
- Оставь меня одного, - наконец, говорит Гектор и, откинувшись на бок, поворачивается к Мэри спиной, пытаясь заснуть. Но все мысли, так или иначе, опять крутятся вокруг злосчастных обстоятельств. Раз за разом он разъедает себя изнутри за кошмарную неосмотрительность и за то, в чём, в общем-то был совсем не повинен.

На третий день ему становится значительно лучше. Голова более не болит, молодые мышцы полны сил и прыткости, Клерик готов бы идти на тренировки, но кое-что висит над его головой, точно гильотина.
Встав привычно рано, Гектор приводит себя в порядок, несмотря на то, что пребывает в медицинском отсеке. Идеальный внешний вид, выглаженная и чистая серая роба-комбинезон. И самоуверенный, холодный взгляд - как зародыш того самого, что через несколько лет станет неотъемлемой частью мужчины, Генерала. Эти дни Клерик усиленно раздумывал над тем, что же сделать. Самым лучшим в этой ситуации оказалось бы предоставление неоспоримого доказательства в виде настоящего предателя. Но как же его словить, лёжа в лазарете?.. А, между тем, он продолжал ходить безнаказанным по земле Гектора и, как знать, готовил ещё одно покушение. Это, конечно, не могло оставить Гектора равнодушным и он непрерывно гонял эту мысль в голове из одной стороны в другую.
Когда в его палату вошёл доктор, Гектор с готовностью оповестил его о том, что готов говорить с майором Крейном. После сел на стул около своей кровати, скрестил пальцы и стал ждать.
Неизвестно чего.

+1

20

Нет, ну что за чисто мужская манера, едва ли не отплёвываться, когда женщина смогла решить какую то из его насущных проблем. Когда нечто подобное происходит втихую, вовремя поглаженная рубашка, вкусный ужин и сто грамм коньяка на столе вечером, оплаченный вовремя штраф за превышение скорости, подставленное под удар плечо, введение в организм несколько больше положенной нормы обезболивающего, тут никто и пикнуть супротив не подумает. Улыбаются, гладят по головке, мол, молодец, всё правильно сделала, женщина и опора и защита. Но стоит только уйти в открытое противостояние и всё, надменный взгляд и урок в спину, словно тычок нерадивому ученику от великого мастера, который внезапно обнаружил лёгкую строптивость безусого юнца.
Сказать, что Мэри не понравилось такое отношение, значит ничего не сказать. Девушка ещё некоторое время наблюдает, как Гектор шлёпает босыми ногами по полу, в надежде скорее скрыться с места своего «позора», несколько раз сдавленно хихикает, когда больничная роба чуть развивается на том самом месте, которым мужчины тайно гордятся, но при этом всё больше пытаются спрятать от посторонних глаз.
Во истину кому то Боженька даёт головушку ясную, кому то рученьки золотые, а кому то жопошку с приключениями. И почему им досталось именно последнее? Клерик, как и подобает верному солдату в расстроенных чувствах, сидел на краю кровати, подогнув ноги под себя, крепко обхватил голову руками и что то очень тихо, но внятно стонал о несправедливости жизни в целом и ханжестве начальства в частности.

-  В это ты прав, Крейн даже если мозг твой наизнанку вывернет, предпочтёт думать, что его обманули собственные глаза. Боюсь, наш единственный выход — это найти предателя раньше намеченного допроса.

Всё таки что ни говори о разнице менталитета, порядков и обычаев, правительства в целом и вояк в частности, но кое что общее между Капитолием и подземным Тринадцатом всё же было. Самодурство начальства, оно как сорняк на огороде, выкарчивай сколько угодно, посыпай землю ядами и химикатами, но эта зараза всё равно найдёт как пробиться на клумбе даже среди к мудрых и справедливых шипастых роз. Был и у неё в карьере один случай, вспоминать который не хотелось, однако нечто идентичное вот вот готово было случится вновь.
Ловя на себе какой то странный, будто обвинительный взгляд, Мэри неопределённо хмыкает, после чего одним резким движение накрывает Гектора простынёй и совершенно спокойно покидает импровизированную палату, ограниченную лишь койкой да металлическими балками наверху, на которых крепилась занавеска. Больно нужно ей было что то доказывать упрямому, зазнавшемуся юнцу.

Все эти три дня, что парень восстанавливал силы в лазарете, хотя по мнению Мэри уже на второй день можно было бы плеснуть скипидара под хвост и побежал бы Гектор стометровку, как заправский Олимпиец, девушка ни как не пыталась пойти на контакт с болезным, предпочитая если уж и забивать голову, то более насущными проблемами. Очень кстати, этому способствовало ещё и трёх дневное отсутствие Белоны, которую после происшествия тоже сочли необходимым держать в мед крыле. Вроде бы, девушка сильно подвернула ногу когда бежала, утверждает, что споткнулась на лестнице, зацепившись ногой за некий выступ, но её слова быстро предали анафеме, списав на шоковое состояние. А вот Мэри эта деталь безмерно заинтересовала.
Все эти три дня, где бы она не находилась и какие бы действия не совершала, мысли, каждая до последний капли, были забиты поимкой таинственного предателя.
Во-первых конкуренты ей здесь сто лет не нужны, это её корова, она её доит, да и начальство не сообщала не о каких дополнительных забросах, в связи с этим предатель стал проходить в голове под кодовым именем «Дикарь».
Во-вторых, сама по себе ситуация несколько неприятна, цели Дикаря были ей не известны, откуда он черпает ресурсы в виде капитолийского оборудования не ясно, по крайней мере из её личных запасов ничего не пропадало. Смастерил сам? Что, всю бомбу и даже клеймо? Последнее ему точно было без надобности, взрыв был такой, что холодильную камеру до сих пор восстанавливают. Короче говоря, в уравнении слишком много неизвестных и Мэри твёрдо намеревалась добыть их, чего бы ей это не стоило. С чего начать вопрос уже не стоял, отделавшись от последних дел на сегодня и выбив себе пару часов свободного времени, девушка бодрым шагом направилась в сторону эвакуирующих проходов.
Как и предполагалось, никаких оградительных лент или препятствий на пути не было, черный туннель, с выглядывающий частью лестницы зиял аки черная дыра посреди отвесной стены. Стараясь двигаться исключительно в местах слепой зоны камер, Мэри двинулась вперёд, через минуту проскочив в свободный проход.
Внутри было сыро. Нет воды не наблюдалось, но повсюду витал запах не то затхлости, не то плесени, словно отсюда не людей эвакуировали, а сливали с турбин отработанную воду. Прикрыв рот ладонью и стукнув пару раз о плечо световой палочкой, дающий не яркий неоновый свет, девушка осторожно двинулась вверх по ступенькам, по которым ещё не давно, топоча и грохоча двигались десяток пар ног. Ступенька, на которой споткнулась Белона была на самом верху, третья сверху, единственное полезное, что удалось выцепить из бесконечной болтовни подруги, даже от одних воспоминаний Мэри невольно поморщилась.
Третья сверху ступенька ни чем не отличалась ни от второй, ни от четвертой, простая металлическая конструкция, цельная, краска немного облупилась по краям, но это не критично, споткнуться из-за отделения слоя грунтовки от металла нельзя, однако, если бы тут стояла растяжка. Мэри присела на нижнюю ступеньку и внимательно осмотрела вплавленный в опору брусок, с обоих боковых сторон. Есть. С первого взгляда даже не поймёшь, поднеся палочку по ближе к пальцу, её глазам предстал остаток прорезиненной клеммы, такие использовались в капитолийском вооружении для крепления тонких стальных шнуров, в простонародье — растяжка. Убить, если конечно на конце не закреплена взрывчатка, такая не могла, а задержать запросто. Девушка ещё несколько раз помяла в пальцах остатки держателя, пока тот не рассыпался окончательно. А теория то подтверждается, значит Дикарь имеет какое то отношение к Капитолию, хотя, что значит какое то? Самое что ни на есть прямое. Бомба, растяжка, лезвие, такое просто так не достать. Выкрасть, но у кого? Много ли капитолийских шпионов заброшено на территорию полудохлого дистрикта? Мэри известно только об одном. Но красть у себя, это уже кретинизм.
Немного посидя на ступеньках, в голове девушки родилась новая теория. Внезапно подскочив на ноги, она резво бросилась в глубь тоннеля, менее чем через минуту, оказавшись на том самом месте, где их с Клериком атаковали несколько дней назад. В прозрении она даже стукнула себя по лбу. Боже, ну и дура. Значит охота велась прицельно, взрыв, отвлечение внимания нападением, растяжка, Дикарь явно за чем то охотился и хотел увести свидетелей, как можно дальше от этого места. Но что здесь такого особенного? Тоннель огромен, даже это место обыскать, понадобилась бы рота. Рота, или всего лишь два умных человека.
В лазарет Мэри уже бежала не заботясь о том, попадёт ли её фигура в объектив камеры.

-  Гектор, скорее, собирайся, я знаю кто предатель!

Тело девушки влетело в палату, как ошпаренное. Шторки взвились, но уже через секунду встали на место, укрывая обоих от посторонних глаз. Судя по недоуменному взгляду парень явно кого то ждал. Точно, допрос!

-  Да забудь ты про него, ещё до заката мы сможем предъявить трибуналу настоящего виновника.

И сделав взгляд чуть мягче, тихонько добавила.

-  Ты нужен мне, Гектор.
[NIC]MARY STONE[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/7298786.png[/AVA]

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 13.12.2996. distr. 13. Stranger


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC