Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » [c] 21.10.3013. distr. 13. Сut from marble


[c] 21.10.3013. distr. 13. Сut from marble

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

http://s7.uploads.ru/BN9DZ.png
- distr. 13. Сut from marble -Всё или ничего. Сейчас или никогда.


https://38.media.tumblr.com/8086b337004906fe4f18a67a2ff2dd10/tumblr_n8iu8ddnYo1ttuib8o1_500.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/12969407O58O[/audio]


• Название эпизода: Сut from marble;
• Приглашение получили: Alma Coyne, Hector Cleric, Gale Hawthorne, Boggs Grover, Katniss Everdeen, Plutarch Heavensbee, Caitlin Brett, Arcturus Stark, Finnick Odair; очередность свободная!
• Место, время, погода: штормовое предупреждение. В лесах вырвало с корнем пару деревьев. Снег и дождь, гололедица, морозы -5.;
• Описание: мятежный дух дистриктов на грани падения. После перезапуска Игр чаша весов снова перетянута в сторону Капитолия. Революция в упадке, поэтому сегодня самые крепкие умы Дистрикта-13 собрались за круглым столом, чтобы понять, что же делать дальше.
Весь Панем, наблюдавший за телом Сойки-Пересмешницы, исчезающем в прорванной крыше, полагает наивно, что девушка умерла. Больше нет символа революции и Капитолий играет по своим правилам. Собирается ли Дистрикт заявить, наконец, о себе или нет?
Арена снова в действии. Пит, Джоанна, Фрайзеры и ещё 24 трибута снова в Игре. Многие из них уже погибли, остальных это ещё ждёт впереди. Дистрикту нужен план, Дистрикту нужна стратегия. Удачи всем нам;
• Назидания: сюжетный и важный отыгрыш. Гейм-мастер рекомендует вам писать лаконично и быстро, чтобы не затягивать этот сюжетно важный эпизод. Формат у этого отыгрыша что-то между вроленным флудом и обычным квестовым эпизодом. Ограничений на длину поста нет.


Пой, пересмешница, голосом смерти.
Делайте ставки на дикую лиру.
Наших имен не забудут, поверьте,
Их выскребают ножами на играх. ©

http://s7.uploads.ru/qwVmO.png

+2

2

Гектор стоял на поверхности. Спокойно вдыхая наполненный влагой воздух, он почти с радостью ощущал, как ураганный ветер бьет ему по лицу, рвет узкие полы смоляного кафтана. Дыхание Клерика, спокойное и равномерное, выходило с легким паром, постепенно пропадая в сероватой мгле. Трудно было представить, что здесь, под этим пластом грунта развернулась самая настоящая жизнь. На много километров вглубь и вширь, сотни железных лестничных пролетов связывали одну жизни революционера с другой. Люди, что живут здесь - военные. И война для них образ жизни, они привыкли быть на готове, привыкли мириться с лишениями, выбрав для себя правила, послушание уставу и дисциплину.

Здесь, на поверхности, было невозможно представить, что жизнь в дистрикте бьет ключом. Остатки разгромленных домов, ларьки и лавочки, дом правосудия - постепенно все забрала природа в своё лоно. Некогда тонкие деревца, удивительно как схватившиеся корнями за развалины, уже укоренились, превращаясь в настоящие деревья. Всё здесь было не так. Всё было иначе. И поверхности Гектор никогда не знал.

Клерик отогнул рукав на правом предплечье, оголяя жилистую и мощную руку с фиолетовыми буквами расписания. Через десять минут должно было начаться собрание в аудитории 15. После завтрака, тренировки и освежающих водных процедур, Гектор с нетерпением ждал начала собрания, которое, как он полагал, собрать было пора давно. Левая рука всё ещё напоминала о приключениях с таймером, но мозг слишком спешно переключался на другие проблемы, что думать ещё и о боли было просто некогда.

Узкими коридорами Клерик ступал по направлению нужной аудитории. В его голове в очередь вставали разные дельные мысли, которыми он полагал поделиться с Койн.

Аудитория представляла собой обычный отсек с вытянутым овальным столом посередине и светящейся доской-экраном на стене. Для чужака определенно такая мощная конструкция казалось бы странной, учитывая общую бедность обстановки дистрикта, но такие, как Клерик, хорошо к этому привыкли.

Зайдя в аудиторию, Клерик сел на своё обычное место - слева, чуть позади Президента. Он редко сидел среди всех, в общем кругу стола, предпочитая быть одновременно со всеми и нет. Отсюда предоставлялся отличный вид на лица каждого из участников беседы, в то время как была возможность негромко озвучить свою идею, в первую очередь обращаясь к президенту Койн.

+5

3

[NIC]Alma Coin[/NIC]
[STA]Lady order[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/bypNc.png[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/ea2979c05a25aeaa15113dfbd93c46b7/tumblr_n5mn712Y341r1wyxno2_500.gif[/SGN]
Чем больше времени проходило со спасения Сойки, тем более бессмысленным казалось оно Альме Койн... Машина игр не остановилась - Капитолий яро боролся, демонстрируя собственную неуязвимость созданием новой арены. Какой прок от символа революции, если в Панеме все считают его покойным и опускают руки перед Сноу, словно возрождающимся каждый раз из пепла? Если они ещё хотят получить какой-то профит с Китнисс Эвердин, то действовать нужно начинать сейчас. Пока чувства, которые девчонка возбуждала в повстанцах по всем дистриктам, ещё не остыли окончательно. Президент достаточно долго обдумывала сложившуюся ситуацию... Второго шанса на революцию не будет, если Тринадцатый выходит из тени, шанса на ошибку у них просто нет. Но Койн и не привыкла совершать ошибки. В то утро, когда на руках некоторых избранных появляется отметка о собрании, женщина уже окончательно уверена в правильности собственного решения.

Невозмутимо, как всегда, Койн завтракает вместе со всеми, и по её лицу едва ли можно догадаться о том, что сегодня в одной из аудиторий будет решаться курс революции и, возможно, судьба оставшихся на данный момент в живых трибутов. Было бы неплохо отнять у Сноу любимые игрушки, символ повиновения ему дистриктов, но Альма не уверена в том, что Тринадцатый готов к наплыву смутьянов, подобных Эвердин. Ей не по душе их влияние на внутреннюю дисциплину дистрикта.

В аудиторию президент приходит за пятнадцать минут до назначенного времени, занимая место во главе стола и прокручивая в уме основные аспекты заготовленной речи. Серые глаза неподвижно глядят в пространство. Конечно, она не удивлена, что первым входит Гектор, но реагирует на его появление лишь сухим едва заметным кивком, прекрасно зная, что генерал займёт место за её левым плечом подобно молчаливой надёжной тени. Его мнение весит куда больше мнения чужаков, но раз все они в одной лодке, сегодня Койн, как и подобает президенту, готова дать каждому возможность высказаться.

Отредактировано Cashmere Fraser (Вт, 7 Июл 2015 11:34)

+5

4

Идти на это собрание, последнее, что хотелось делать Китнисс в данный момент. Голова шла кругом, мысли путались, а тело всё ещё толком не пришло в себя и девушка откровенно завидовала тому состоянию, в котором казалось будто ты уже мёртв. Это забытие, отсутствие всяческих мыслей, проблем, жалоб сотен людей, которые будто беспомощные котята, тыкаются лбами друг в друга, всем своим нутром вопя - "Китнисс, дай нам знак, мы пойдём за тобой!" - но это не придавало никакой великой мужественности, силы или терпения. Это скорее бесило, заставляло забиваться в угол ещё и ещё сильнее закрывать глаза и уши, в надежде заглушить не только их, но и собственный крик.
Ноги были всё ещё ватные и двигались с такой неохотой, будто к её лодыжкам приковали цепь с ядром.
Бесконечные коридоры дистрикта 13, серые, однообразные и невероятно одинаковые, Китнисс пока даже и близко не представляла сколько именно ей потребуется времени, дабы изучить эти казематы и уже наконец прекратить плутать по извилистым коридорам, под ошарашенные взгляды толпы.
Когда девушка наконец добралась до нужного помещения, с удивлением обнаружив, что пришла раньше на целых 10 минут, она наконец замедлила шаг и прислонилась спиной к косяку, настолько тяжело, что могло показаться, что её сознание вот вот покинет обладательницу. Ей и правда хотелось наконец провалиться в небытие, туда где нет войн, нет разрушений, нет треклятого Капитолия, а есть только семья и Пит, живой, невредимый. Там возможно всё, а тут только тешить себя хрупкими надеждами, да слушать о том, что и кому ты должна.
От этих мыслей на глаза едва не навернулись слёзы, но сумев наконец подавить в себе все эмоции, кроме явственного спокойствия граничащего с безразличием, Китнисс толкнула дверь и вошла в просторную комнату, именуемой - аудитория 15.
Внутри было только двое людей, президент Альма Койн, а вот второй человек был ей не знаком, да и знакомиться с ним у девушки не было никакого желания. Он сидел чуть позади предводителя, будто стараясь спрятаться в её тени и смотрел на окружающее пространство долгим и тяжелым взглядом, взглядом в котором не было ничего человеческого, но и ничего звериного тоже, в тот момент девушка даже подумала, что именно так на неё будет смотреть Бог на страшном суде.

- Доброе утро, президент Койн.

Ко второму же присутствующему девушка обратилась едва заметным кивков, предпочитая в дальнейшем реагировать на мужчину, как на предмет мебели, коим он и хотел казаться. Приземлившись напротив женщины, Китнисс напряженно посмотрела на неё, хотя скорее всё же сквозь.
[NIC]Katniss Everdeen[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/upLIq.png[/AVA]
[SGN]http://sd.uploads.ru/v98te.png[/SGN]

+5

5

Однообразный безвкусный завтрак, одинаковая одежда, серые коридоры. Гейл быстро привык к такому. Пожалуй, он дольше бы приспосабливался к капитолийскому шику, чем к повстанческим будням. К чему он не мог, или не хотел, привыкать - это расписание. Весь Дистрик 13 жил по установленному плану. Подъем, завтрак, тренировки, собрания и прочее. Для каждого свое, не терпящее отклонения. Такое не сильно отличалось от жизни в других Дистриктах, где пусть и не было набитого на теле распорядка дня, но каждый знал что и когда должен сделать. Но подавление воли чувствуется сильнее, когда ошейник на шее можно нащупать руками, чем если вместо него - невидимая веревка, создающая иллюзию свободы действий.
Гейл относился к некоторым мероприятиям с большой неохотой и с радостью занялся чем-нибудь более полезным восстанию или Дистрикту. К такому относились и собрания. Ладно, долг есть долг, может что и полезное скажут.
Гейл бросил взгляд на руку, где значилось - "Собрание. Ауд.15", и закончил скудную трапезу. У него было время как раз дойти до кабинета.
Недолгое время живя в Дистрикте 13, Гейл уже успел изучить некоторые ходы и помещения. Он был уверен, что это лишь малая часть от огромной целостной системы, развернувшейся под руинами.
Выйдя из столовой, он пошел по извилистым коридорам до нужной аудитории. Внутри сидело только три человека, включая Китнисс и президента Койн.
Гейл кивнул генералу и Койн, бойко здороваясь и садясь на стул рядом с девушкой.
- Привет, - шепнул он чуть тише.

+5

6

Гектор не любил толпы. Он всегда полагал, что толпа думает своим, особым видом мозга, общепризнанно называющимся стадным. Будучи эталоном непубличной фигуры, несмотря на политическую значимость, Клерик всегда слегка нервничал на общих собраниях: масса имеет особенность руководствоваться так называемыми нежными чувствами, импульсивно стремясь выдвинуть и принять решение. Клерик же не принимал ничего иного, кроме крепкого и трезвого разума. 

Увидев Эвердин в дверях, Клерик мысленно поздравил себя с чрезвычайно эксцентричным собранием. Об этой девчонке они с Койн достаточно знали. К феноменальному умению Сойки стрелять Гектор относился с уважением, к феноменальной способности выкидывать неожиданные фокусы - с раздражением. И можно было бы в защиту Китнисс сказать, что девушка всего лишь вступила на порог взросления, но для Клерика подобный аргумент был всё равно, что выстрел холостым патроном - в свои 19 он уже стал отцом. 

К Койн Гектор всегда относился как к равной. Он чтил её труды, слушал её мнения, уважал за почет логики. Клерик был свидетелем того, как Альма потеряла семью, впрочем так же, как она была свидетелем смерти его жены. Их связывало общее желание отомстить Капитолию, каждый по-своему, но снил будущее в свободной стране. Только вот Гектор, между тем, не задумывался, что в том самом идеальном мире без надобности будет генерал, который только и умеет, что отбирать чужие жизни. 

 Волосы Альмы казались сделанными из пластмассы, такими ровными и ухоженными они были. Сколько себя помнил Гектор - Койн всегда держалась выше остальных, благодаря интеллекту и авторитету. Гектор считал себя ровно таким же. 

Гейл Хоторн. Беженец из дистрикта 12. Рослый парень с явными задатками сильного солдата. Гектор сразу увидел в парне перспективу. Всё, что он сказал о нём Койн однажды - уберите от него Эвердин, и я сделаю из него отличного солдата. Но за те несколько дней, что Клерик наблюдал Хоторна воочию, он с досадой осознавал, насколько значима юноше Сойка. Эмоции, любовь, привязанность - всё это делало Хоторна уязвимым и негодным к преданности Революции. Двух женщин в одном сердце быть не может. 

Клерик посмотрел на часы, а затем на Койн, сзади и искоса. Интересно, кого она ещё ждёт?

+5

7

С недавних пор Арктурус Старк решил, что в лишних выделенных ему метрах, здесь гордо именуемых комнатой, он совсем не нуждается. Перетащил постельное белье  и другой необходимый для своего полноценного функционирования инвентарь в лабораторию и всё свободное и не очень время проводил здесь - совершенно забыв про время, расписание и прочее, что могло бы отвлекать его от поставленных задач. Какое-то время Джарвис зачитывал ему не меняющиеся пункты его расписания, но затем Старку это надоело. И хотя скромный изобретатель усвоил, что столовая здесь работает только в отведённые для этого часы, он всё равно терял счёт времени, перебирая местное оружие и задумываясь о его возможном усовершенствовании. Если бы не заботливый Джарвис, который в свою очередь не бросил следить за расписанием создателя и то и дело напоминал, что пора бы отправиться на завтрак, обед или ужин, Старк совсем бы подох с голодухи.
Но сегодня утром сонный создатель наотрез отказался подниматься на завтрак. Джарвис использовал весь свой комплект уловок - и музыку врубал, и грозным голосом генерала кричал, и даже умудрился включить пожарную сирену на территории лаборатории, но всё было без толку. Старк готов был в огне гореть под крики генерала, мискующиеся с музыкой, но встать с кровати не собирался. И тогда искусственный интеллект забеспокоился - а ведь у создателя сегодня важная встреча, которую никак нельзя пропустить. Что ж, если не работают старые методы, изобретём новые - вроде так всегда говорил хозяин.
- Твою ж мать! - отплевываясь, Арчи резко сел на импровизированной кровати, злобно и сонно оглядевшись. Поскольку в лаборатории было пусто в такой ранний час, значит, вылившаяся на него холодная вода - дело рук Джарвиса. Перед тем, как начать ругаться, Старк решил ещё немного поплеваться, ну так, на всякий случай, кто знает, откуда эту воду взял Джарвис.
- Так, Андроид обезумевший, какого черта? Если от меня уже пахнет, то просто намекнул бы, что надо бы сходить в душ! - осматривая территорию поражения, Арчи заметил, что масштабы не велики - промок только он, да немного попало на постель. Спать на мокром было уже как-то слишком, и, ругаясь, Старк поднялся, стягивая простыни и присматривая место для того, чтобы развесить промокшее постельное. Но все намерения Арчи нарушил Джарвис, поведав о весьма важном заседании, которое, кстати, началось.
Арчи не знал, разрешено ли было бегать по коридорам Дистрикта 13, но в любом случае несущегося сломя голову изобретателя остановить никто не рискнул. В рекордные сроки оказавшись около нужной аудитории, Старк на минуту остановился, оглядывая себя. Внешний вид, конечно, оставлял желать лучшего - мокрый, он так и остался в пижаме, ведь на переодевания не было времени. До этого это не казалось ему проблемой, ну точнее он об этом совсем не думал, а вот сейчас...
- К черту, - обозлённо шепнул Старк и распахнул дверь. Ну кому должно было прийти в голову ставить важное совещание на такое раннее время?
- Всем доброе утро! - с порога поздоровавшись, Арчи уверенной походкой прошёл внутрь. И почти сразу же словил на себе взгляд генерала, представляя, как того в душе передёрнуло от опоздания Старка и его внешнего вида.
- Ну что? Крутые ребята всегда опаздывают на пати, - оправдываясь, с усмешкой произнёс Арктурус, занимая место чуть подальше от уже расположившихся Китнисс и Гейла.

+5

8

Очередной день, очередное расписание. Все по плану изо дня в день: подъем - завтрак - работа в медицинском отсеке… И лишь иногда к этим пунктам добавлялось какое-то задание или становилось непредвиденным и только лишь это и было разнообразием. За годы, проведенные в Дистрикте, женщина привыкла к расписанным дням, к дисциплине, другой жизни просто она не видела и сейчас с трудом могла представить ее другую, там, на поверхности.
Кейтлин получила свое расписание и, взглянув  на него, сначала удивилась, третьему пункту после «завтрака». Собрание? Да еще в отдельной аудитории. В голове кружились сплошь одни догадки. На собраниях она бывала, но проводились они все в основном начальником мед отсека и проводились в нем же.
Что же, делать нечего, идти надо. Закончив с завтраком Бретт, еще раз взглянула на расписание, на случай, а не показалось ли, и, сверившись со временем на часах, висевших в столовой, отправилась в указанную аудиторию. Быстро поднявшись по железным лестницам, женщина остановилась у нужной двери, быстро осмотрев себя глазами, Кейт одернула серую куртку и провела рукой по прибранным в косу волосам, доктор открыла дверь, входя в помещение.
Президент, Генерал, Эвердин, незнакомый парень, знакомый Сойки, Старк – многие уже собрались и женщина в душе начала надеяться, что ожидают они все-таки не ее одну, хотя и пришла она ровно ко времени, в запасе должно было оставаться, как минимум еще пара-тройка минут.
- Президент Койн, Генерал, здравствуйте - Приветственно кивнула она каждому, проходя к свободному месту, рядом с  изобретателем. Проходя мимо Сойки и парня, она кивнула и им, сев на свое место. Доктор с легким не пониманием в глазах посмотрела на Старка, который сидел мало того что в пижаме, да еще и, от чего-то, мокрый.
- Доброе утро, - тихо обратилась Бретт к изобретателю, пытаясь сдержать улыбку.

+5

9

Существовавшее ещё вчера вечером лишь в голове Альмы Койн, с каждым вошедшим в аудиторию собрание обретает тело, становится не пунктом на одной из строчек ежедневника, а важным событием, которое здесь и сейчас, возможно, решит судьбу Панема. Её собственными и некоторыми доверенными руками - пожалуй, единственные ощущения, до сих пор по-настоящему волнующие президента подземного дистрикта.

Вслед за Гектором появляется мисс Сойка, и глядя на бледную девочку, Койн в очередной раз задумывается о том, по плечу ли Эвердин возложенная на неё роль... Игры ломали и более взрослых, сильных трибутов. Во многом то, что произошло с Двенадцатой - случайность. Рано или поздно революция бы свершилась, а любому восстанию нужен символ. На сей раз паззл сложился именно так, хотя сама Альма возможно предпочла бы другое лицо своей революции. Хотя бы Мелларка - выбор невелик, однако парень более податлив, а мужчины априори ассоциируются с героями... Впрочем, все люди Койн уже прошли такой путь, что подобная загвоздка не в силах заставить их свернуть. Используют имеющиеся ресурсы, как всегда успешно.

-Доброе утро, Китнисс. Гейл - скользнув по Сойке взглядом, Альма даже пытается улыбнуться самым краешком рта. После Эвердин появляется Гейл Хоторн - вполне предсказуемо, он всегда держится где-то поблизости от надежды всея Панема. Но всё же Альма считала, что Гектор прав, и из мальчика может выйти толк... Да, он привязан к Китнисс, но этот же факт означает, что он податлив. Вовсе не обязательно убирать от него Сойку - если он отойдёт от неё сам, то будет гораздо сильнее верен новой идее. Всё это - горячка юности.

Бросив взгляд на часы, Койн видит, что Плутарх задерживается, а значит, не почтит их своим присутствием... Непривычный к подземной жизни, капитолиец расхворался, и нарушение им пунктуальности было чаще всего связано со здоровьем. В отличие от Старка... Который вваливается в аудиторию, едва президент собирается открыть рот, чтобы объявить собрание открытым. Можно спиной почувствовать волну раздражения, исходящую сейчас от Гектора и Альма вполне разделяет эмоции своего генерала... Но изобретатель им необходим. До тех пор, пока его деятельность приносит пользу, не хочется вступать в палемику ещё и с ним. В качестве раздражителя вполне достаточно Китнисс.

-Если Вам сложно разобраться с нашей формой одежды, мистер Старк, я попрошу кого-то Вам помочь. Генерал Клерик всегда рад напомнить новоприбывшим устав - совсем проигнорировать опоздание тоже нельзя, поэтому президент реагирует сухой фразой, словно у Старка расстёгнута лишняя пуговица или не чищены ботинки. Во время возникшей паузы к ним успевает присоединиться ещё доктор Бретт. Затем, окинув собравшихся уже более сосредоточенным взглядом, Альма молча поднимает ладонь, призывая к тишине.

-Ещё раз доброе утро, господа. Благодарю, что откликнулись на моё сообщение, нам предстоит обсудить много вопросов. Как вы могли заметить, разрушение первой арены хоть и встряхнуло Капитолий, но нашему делу сильно не помогло. На данный момент мы имеем привычную ситуацию - игры, умирающие трибуты, дистрикты под пятой Сноу. Если мы хотим заявить о себе - стоит сделать это сейчас, пока эффект первого вмешательства ещё не забыт потенциальными повстанцами. Каждый в этой аудитории имеет право внести свой вклад в разработку стратегии - сказав приветственное слово, Альма Койн едва заметно отклоняется к спинке стула - привычка, приобретённая с возрастающей ценностью советов Гектора. Не зря генерал всегда занимал место за её спиной.
[NIC]Alma Coin[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/bypNc.png[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/ea2979c05a25aeaa15113dfbd93c46b7/tumblr_n5mn712Y341r1wyxno2_500.gif[/SGN]

Отредактировано Cashmere Fraser (Вт, 7 Июл 2015 21:59)

+6

10

Боггс никогда никуда не опаздывал, а приходил точь-в-точь как гласило расписание на день. Либо раньше, либо ровно в момент начала, скажем, заседания или еще какого-либо важного собрания. Но сегодня у командира отряда повстанцев невыносимо болела голова, и сложно было понять: по какой причине вызвана эта боль? Но, тем не менее, знаете, мы все люди, поэтому такие неудобные ситуации могут случиться с каждым из нас.
Китнисс в этот день решила побыть одна, без надзирания со стороны ее телохранителя, поэтому тот счел нужным оставить ее. Хотя бы на один день. И в это же время Боггс решил, что должен немного отдохнуть, потому как он сумел выкроить немного свободного времени для себя перед важным собранием, на котором должны были обсуждаться важные вопросы, касаемые революции.
Судя по всему, у мужчины был не самый приятный и не самый счастливый день, поэтому так получилось, что он явился туда на минуту позже, когда Альма Койн уже начала свою речь.
- Всем доброе утро. Прошу простить меня, возникли непредвиденные обстоятельства, в связи с которыми я не смог прийти вовремя, - Богсс решил не вдаваться в подробности, а лишь твердо отчеканил свою речь. Как же это было непрофессионально с его стороны - опаздывать.

+5

11

Всё новые и новые люди прибывали в аудиторию, однако Китнисс старалась, как можно реже обращать внимание на присутствующих. Сейчас её мысли были далеко от сюда, и даже появившийся следом за ней Гейл, не смог сильно вырвать её из прострации.
Девушка кивнула в ответ на приветствие и вновь уставилась на убранство аудитории, которое настолько пестрило экранными заставками, что казалось самоцелью их является выжечь кому то глаза.
С самого первого её появления на пороге, Китнисс спинным мозгом почувствовала некое напряжение. Ей не рады. Не то что бы совсем, но похоже некоторые присутствующие были вовсе не против заменить символ революции или же вообще обойтись без этой обузы. Она не даром выбрала именно это слово для характеристики своей роли, как она была лишний обузой для них, так и они были ненужным грузом для неё. Избранная, надежда в людских сердцах, очищающее пламя нового мира! Как высокопарно и бессмысленно. Она не просила этой роли, никогда не хотела быть символом, всё это сделали насильно, без её ведома, вырвали с мясом из привычной среды и пинками запихали на погост революции. Будь проклят тот день, когда я стала Сойкой - Пересмешницей. Всё это приносит только боль и невообразимые страдания, но всем сто раз наплевать, если понадобиться её сожгут на костре, принося в жертву дивному новому миру.
Появившейся на пороге изобретатель в одной пижаме заставил Китнисс с удивлением вскинуть бровь, и ещё раз поразиться способности Старка разбавлять своим присутствием даже самые нудные заседания. Чего только стоило его выступление в столовой, когда на всех не хватило холодного. Такой монолог о несовершенстве мира, дистрикт 13 на долго запомнит.
Впрочем, даже этот сумеречный гений не смог надолго приковать к себе внимание, мысли опять закружились, смешивая внутри коктейль из ненависти и боли, заставляя Эвердин вновь уставиться перед собой.
Койн похоже никогда не изменяла традициям, её речь была ненавязчива и в тоже время заставляла окружающих слепо повиноваться, давая иллюзию выбора. Вот и сейчас, никто не спросил у всех собравшихся - Что мы хотим? - В комнате отчётливо витало - Вы должны делать то, что я скажу! Потому что именно я знаю, как надо.
Видимо окопаться под землёй это тоже часть изначального замысла.

- Стратегии, о какой стратегии идёт речь? Бросать людей на произвол судьбы, посреди остатков арены? Спасём нужных, а неугодных в яму?
[NIC]Katniss Everdeen[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/upLIq.png[/AVA]
[SGN]http://sd.uploads.ru/v98te.png[/SGN]

+5

12

Там, где замешаны женщины, не нужны ни газеты, ни телевидение – «сарафанное радио» разнесет любую новость быстрее любых средств массовой информации, за одно добавив новых ярких деталей и приукрасив уже имеющиеся для пущего драматизма. И именно из этого источника, пусть и совершенно случайно, Ангерона узнала о том, что ее отец вчера чуть было не распрощался с жизнью, оставив их с Робби круглыми сиротами. Это известие произвело на девушку эффект разорвавшейся бомбы: казалось, что у нее разом отключились зрение и слух, а заодно и помутился рассудок. «Он мог погибнуть… Сегодня его могло уже не быть…», - эти мысли крутились в голове словно в воронке смерча, ускоряясь и увеличивая радиус воздействия. Только лишь представив, как в Дистрикт 13 вместо ее отца возвращается лишь хладный труп, укрытый брезентом, Гера сделала судорожный вдох, словно забыв, как нужно дышать.
Они никогда не были образцовой семьей в ее понимании. Для генерала Клерика дочь всегда была лишь заготовкой, глиной, из которой следовало слепить хорошего воина, преданного делу Революции. Она не помнила ни добрых слов, ни теплого взгляда с его стороны – лишь жесткое, непроницаемое лицо, реалистичность которому придавала разве что хмурая складка между бровей.
После смерти матери их и без того прохладные отношения разладились окончательно. Ангерона не могла знать этого наверняка, но была почти уверена в том, что отец сыграл не последнюю роль в этой истории. И, потеряв ту, к которой была привязана всей душой и которая заботилась о них с братом, девушка окончательно озлобилась. А учитывая ее возраст, который не признавал полумер и отличался крайним максимализмом, Гера возненавидела отца и совершенно очевидно демонстрировала ему свое неприятие.
Вот только почему же страх потерять его оказал на младшую Клерик столь сильное воздействие? Она и сама этого не понимала, или просто не хотела признаваться даже самой себе. Правду она скрыла в самых темных глубинах своей души, спрятав под семью замками от всех. И сейчас Геру снова захлестнула злость, охватив каждую клеточку ее тела, словно быстро распространяющийся пожар.
В этот момент ноги были куда быстрее разума и уже несли девушку на поиски того самого человека, который был для нее постоянным источником стресса. Разузнав, что генерал Клерик сейчас находится в аудитории 15, она, даже не дослушав, чем именно он там занят, рванула туда, намереваясь высказать ему всё, что она о нем думает.
У дверей аудитории не было никакой охраны, чтобы остановить ее. Впрочем, это было бы всё равно, что пытаться остановить товарняк на полном ходу. Гера вихрем ворвалась в помещение и застыла перед овальным столом, за которым собралась куда большая компания, чем она предполагала. Однако эмоции, переполнявшие ее, достигли такого апогея, что полностью перекрыли голос рассудка, отчаянно шептавшего где-то там, на заднем фоне, о том, что она не вовремя и это не лучший момент для выяснения отношений с отцом. Внутреннюю плотину прорвало, и разлившуюся реку эмоций было уже не остановить.
- Да что ты вообще о себе думаешь?! – хриплый голос, вырывающийся из груди, казался чужим. – Когда ты собирался рассказать нам о том, что чуть не умер вчера? Восседаешь тут так, словно ничего не произошло! Как будто и не было угрозы оставить нас сиротами! Чертов эгоист!!!
Глаза застилала пелена, как у быка, перед носом которого машут красной тряпкой, и Клерик сейчас не видела никого, кроме своего отца.

+6

13

Люди прибывали, и Гейл приветствовал каждого кивком  головы, пусть и не всех знал лично. Стрелки часов уже перебежали сорок минут, значит собрание официально началось.
Парень краем глаза смотрел на Китнисс, находящейся в какой-то прострации. Он не ждал ответного бросания на шею, конечно же. Вздох сопроводил его мысли. К девушке, сидящей рядом, тянуло со страшной силой, но он не мог себе позволить большего, как минимум в данный момент.
Президент Койн начала собрание,  не размениваясь на пустые слова и переходя сразу к делу.
- Помимо спасения людей с Арены, - Гейл коротко глянул на Китнисс. - Нужно подогревать повстанческие движения по всему Панему. Чем больше очагов сопротивления, тем лучше.
Он готов был действовать, хоть сейчас.

+6

14

Гектор чтил и уважал устав. Традиции, сложившиеся в обществе, моральные ценности, устои. Нужно было быть особым видом барана, чтобы нарочно нарушать те вещи, которые сам же придумываешь. В сущности, человек сам придумывал правила, по которым живёт. И исходил он уж точно не из ненависти к себе самому.
Сначала в Старка хотелось всё же выстрелить. Ей-богу, Клерика бы схватил сердечный удар, увидь он изобретателя опрятно одетым в комбинезон 13-го дистрикта, вовремя пришедшим на собрание и воздержавшимся от своих привычных комментариев. После этого Генерал бы всерьез озаботился тем, не снесло ли изобретателю крышу, точнее, не снесло ли её окончательно. Сжав и разжав нервно кулак, Гектор подумал о том, что это лишний укор в копилке Койн - а ведь Гектор говорил, говорит и будет говорить о том, что это существо не вписывается в рамки дистрикта, а уж тем более его правящей верхушки. Разлагатель морали общества и генератор головной боли - пожалуй, так лучше было бы указать в паспорте мистера Старка. Пистолеты, впрочем, Генералу не понадобились - он расстрелял Старка на месте и при помощи взгляда.
Общую картину дополнила доктор Бретт. Она, в комплекте со Старком были прекрасным напоминанием о прошедшем дне. Гектор инстинктивно почувствовал боль в предплечье, когда увидел доктора Бретт. Боль спешно передалась в голову и свинцом легла в височные доли. Гектор сдержанно кивнул и прикрыл на минутку глаза, чтобы вычистить из сознания ошметки воспоминаний об увлекательном приключении. Уверенности в реальности происходящего придавала Альма - она напоминала Гектору о том, что всё по-старому. Он слышно вздохнул.
Он том, что всё по-старому напомнил и Гровер, показавшийся в дверях и надлежащим образом принеся извинения собравшимся. Гектор кивнул ему, понимая, что задержать такого человека, как Гровер, могла лишь веская причина, основание. К тому же учитывая факт его обязанностей - телохранитель Эвердин - и без того было удивительным то, что он совладал с собой и вообще куда-то успевал.
Альма начала собрание и её голос заставил мысли Клерика собраться в стройный ряд. Перчатки на его руках нервно скрипнули, когда Гектор сцепил пальцы в замок, рассматривая профиль Президента со своего удобного ракурса. Строго очерченные скулы Клерика выдавали его серьезность. Нацеленный на плодотворную работу. Он бегло окинул взглядом всех, кто присутствовал на сегодняшнем собрании. И кто, скажите, из здесь присутствующих, мог порадовать дельными мыслями? Хотя... на фоне Старка и мысли Эвердин сгодятся.
И не успела эта мысль сформироваться в голове Клерика, как Эвердин привычная молчать на подобного рода заседаниях, подала голос. Понятно, снова Мелларк. Интересно, вытащи планолет с Арены его - вел бы он себя столь же истерично, как Сойка сейчас? Хотя... Её эмоции можно было направить в нужное русло. Она может думать, что мы идём спасать Пита в то время как мы идём спасать Панем. И почему ему кажется, что Альма думает о том же самом?
Следом за Сойкой голос подает Хоторн. Он, однако, не реагирует на фразу Китнисс, что кажется Гектору странным. Видимо, он тоже считает, что девушке лучше провести реабилитационный период в мед. отсеке.
- У нас есть одно очень сильное оружие, - голос Клерика звучит в аудитории внезапно, грудной и басовитый голос уверенно обращает на себя внимание несмотря на то, что звучит он негромко. - Панем думает, что Эвердин мертва. Вся Игра Капитолия сейчас держится только на этом, - Гектор держится абсолютно спокойно, даже несмотря на то что в аудитории слишком много людей, которые из принципа пойдут против логики. - Уверен, Сноу знает, чьих рук дело этот побег. - Клерик говорит обрывками, будто полагая, что так информация будет доходить лучше, - всё, что требуется от нас сейчас, это... - Гектор не успевает логически довершить мысль, последние слова так и застывают на языке, просто потому, что ему не дают права высказаться. И, пожалуй, причина слишком веская для того, чтобы в этот момент раздражаться Старком, Бретт или Эвердин.
Ангерона.
Гектор не успевает ничего сказать, прежде чем дочь выливает на него такой поток оскорблений, какого достаточно, чтобы сбить человека с ног. С глазами, округлившимися от недопонимания происходящего, Гектор медленно поднимается со стула. А ведь он действительно ничего ей не сказал, просто не счел нужным. Что такого в том, что он мог не вернуться домой? Он Генерал Армии,  его жизнь - война, неужели она - Ангерона - полагала, что Гектору дарована вечная неуязвимость? К тому же у неё всегда была Койн и правление, которые позаботились бы о ней и Робби. Всё очевидно и просто, Гектор абсолютно не понимал, к чему эту истерику закатила дочь, да ещё и позволив себе ворваться в аудиторию в присутствие Президента. Стыд и злость смешались.
Острые черты Ангероны, волосы и форма глаз отражались в Ангероне как в зеркале. Смотря на неё всякий раз, Гектор видел себя. И лишь одного он понять не мог - её горящая пламенем ненависть ко всему, что касалось его самого. Ангерона будто бы из принципа отталкивала Клерика, готова была прыгнуть под пули, лишь бы не признавать в нём своего отца. И, на самом деле, имела право, вот только этого Гектор не осознавал и не понимал.
Коротко бросив взгляд на Койн, будто извиняясь, Клерик передернул желваками.
- Ангерона, - стальной голос разрезал тишину, повисшую после выплеснувшихся слов девушки, - выйди отсюда немедленно. - Солдатом Клерик, как обычно обращался к дочери Генерал, у него не повернулся язык назвать её. То, что она позволила себе, не должно было быть связано с его фамилией. - И займись делами, предписанными тебе в расписании. - Довершил начатое Клерик и впился глазами в черные глаза дочери, выражая в эту минуту такой градус недовольства, что со стороны могло показаться, что сейчас один из них точно вцепится другому в шею.
Затем Клерик обошёл стол, взял хваткую девушку за локоть и лично вывел в коридор. Когда дверь захлопнулась, он отпустил тощую руку дочери.
- Объясни своё поведение, Ангерона, иначе я буду вынужден наказать тебя. Какого черта творится в твоей голове?

+6

15

-Входите, Боггс - надеясь, что эта заминка последняя на пути собрания, поприветствовала президент телохранителя Сойки. Гроверу опоздания были не свойственны, хотя сам факт того, что они начались среди её солдат, несколько напрягал Альму, заставляя укрепиться в правильности собственной теории о влиянии пришельцев со стороны. Эвердин первой берёт слово - не удивительно, раз речь зашла о стратегии и арене, где до сих пор находится Мелларк. Сей факт может сыграть им как на пользу, так и во вред... От Китнисс легче будет добиться послушания, если пообещать в ходе операции спасти Пита. С точки зрения влияния на Панем двое влюбленных из дистрикта Двенадцать тоже предпочтительнее, чем чудесно воскресший, но всё же одинокий символ революции.

-Мы спасём тех, кого можем спасти, Китнисс - спокойно поправляет Койн патетичные речи девочки. При штурме арены может случиться всякое, кто сможет обвинить её в том, что список "нужных" и спасённых чудесным образом совпал? А снова вмешаться в ход игр, вероятнее всего, придётся. Хотя бы потому, что к арене сейчас приковано внимание всего Панема, и едва ли есть лучший шанс показать всем, что восстаёт из пламени не только Кориолан Сноу.

-Очаги сопротивления разгорятся, когда люди увидят, что не одиноки в своём порыве. И постепенно мы возьмём их под контроль - Гойл удостаивается более благосклонного взгляда, в его словах, в отличие от слов Эвердин, чувствуются размышления именно о революции. Без тех розовых очков, которые с Сойки не смогла сбить даже арена. Спокойный бас Гектора среди непривычного скопления чужаков внушает спокойствие, уверенность в том, что всё в дистрикте, несмотря на некоторые новшества, по-прежнему под контролем. Тем более сильное раздражение охватывает Альму, когда дверь в аудиторию распахивается в очередной раз. "Это уже слишком!" на пороге стоит Ангерона Клерик, мало того, что не приглашенная, так ещё нарушая своим поведением все мыслиемые и немыслимые нормы. Даже на фоне Старка. Койн соединяет пальцы домиком и только то, как побелели их кончики, может выдать разрастающуюся в ней бурю. Альма готова была в разумной степени искать компромисс с полезными делу революции пришлыми, но терпеть неповиновение от подконтрольного ей состава не собиралась. Как и Клерик, президент искренне не понимает раздражения Ангероны - девочка прекрасно знает служебные обязанности своего отца, как и то, что они должны быть превыше неизбежных на его посту рисков.

-Ваше поведение неприемлемо, Ангерона, и об его последствиях я объявлю Вам позже - уважив понятное решение Гектора не называть при собравшихся дочь по фамилии, роняет Койн. На бледном лице президента едва заметно проступает румянец - ничто так не выводило Альму из себя, как сбои в намеченном плане. И если сегодня их столько на стадии планирования - чего ждать от практического взаимодействия этой команды? Дождавшись, пока генерал выведет из аудитории дочь, Койн вновь обращается к остальным:

-Пока что я слышу высказывания в основном об арене. Если мы снова хотим начать своё выступление с неё - нам потребуется некоторое время, чтобы досконально всё учесть и продумать. Сейчас это один из максимально защищенных объектов в Панеме. Я понимаю, что кто-то умирает там каждый день, но в случае нашей промашки жертв может быть гораздо больше - помимо всех имеющихся данных об арене и её системе, им понадобятся ещё и данные на оставшихся в живых трибутов. Особенно победителей. Нужно понять, ради чьего спасения имеет смысл рисковать. Чья-то польза очевидна, как Китнисс и Старка, а кто-то может раскрыться уже на месте... Койн не хотелось бы разбрасываться ресурсами, имеющими вес за счет своей известности в Панеме.

[NIC]Alma Coin[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/bypNc.png[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/ea2979c05a25aeaa15113dfbd93c46b7/tumblr_n5mn712Y341r1wyxno2_500.gif[/SGN]

+4

16

Повисшая после ее эксцентричной выходки тишина была почти осязаемой. Гера ощущала на себе взгляды нескольких пар глаз, и вряд ли среди них были сочувствующие.
Вылив накопившиеся эмоции наружу, девушка немного успокоилась, хотя сердце всё ещё продолжало бешено колотиться, а руки были сжаты в кулаки с такой силой, что даже костяшки пальцев побелели. Она не без злорадства наблюдала за тем, как меняются эмоции на лице ее отца. Нет, с него не спала его извечная непроницаемая маска безразличия, не прорезалась лишняя морщинка в носогубной складке, однако у генерала Клерика был особый талант – передавать всю гамму эмоций одним лишь взглядом. И сейчас в его глазах полыхал гнев. Гнев такой силы, что человек более благоразумный, чем Ангерона, стал бы всерьез опасаться за свою жизнь.

Голос Койн вырывает Геру из пелены тумана, застилающего разум, и возвращает к реальности. Губы ее, доселе сжатые в тонкую линию, разжимаются, словно выказывая удивление факту присутствия здесь президента. Девушка понимает всю катастрофичность своего поступка слишком поздно, когда отец, схватив ее за локоть, практически выволакивает ее в коридор. Она не успевает не то что извиниться перед собравшимися, но даже подумать о том, что это необходимо сделать.

Вот только оставшись один на один с отцом, погасший было огонь негодования вспыхивает с новой силой. Он даже не понимает, почему она злится!
- Да делай, что хочешь! – практически выплевывает она, и с ужасом ощущает, как комок подступает к горлу, а на глаза наворачиваются слезы.
Нет, нет, нет! Ни за что! Она не может сейчас расплакаться, как маленькая девочка. Только не перед ним. Гера снова сжимает кулаки, впиваясь ногтями в ладони, чтобы взять себя в руки. Она боится, что ее голос может выдать больше волнения, чем хотелось бы, но к счастью, он звучит ровно и достаточно жестко:
- Действительно, чему я удивляюсь? – уголки ее губ приподнимаются в кривой усмешке. – Тебе всегда было плевать. С чего бы вспоминать о нас теперь, верно? Может было бы даже лучше, если бы ты умер вчера…
Она прикусывает губу и отворачивается, чтобы отец не увидел той слабости, которая готова вот-вот вырваться наружу. Чтобы не увидел сожаления, которое она сейчас испытывает по поводу слов, сказанных на эмоциях. Слов, сказанных лишь для того, чтобы ударить больнее.

Отредактировано Angerona Cleric (Чт, 9 Июл 2015 17:47)

+5

17

- У нас есть одно очень сильное оружие. Панем думает, что Эвердин мертва.
Китнисс вздыхает, чувствуя себя именно так, как думает о ней Панем. Может всё это не правда, может всё это сон. Что то в жизни Сойка-Пересмешница сделала не так и теперь попала в свой маленький персональный ад.
Никто так и не принял её сторону, одни молчали, ожидая дальнейшего развития событий, другие пытались либо увильнуть от темы, переведя разговор в другое русло, либо отмахнуться от неё дежурной фразой - Мы сделаем всё возможное. Ну уж нет, из ситуации необходимо было выжать максимальную пользу, поскольку поддержки было ждать уже неоткуда, даже Гейл теперь старается выдернуть её по дальше от арены, надеется приходилось только на себя. И она будет играть свою роль, будет этим проклятым символом и если надо сгорит вместе со всеми во имя иллюзорных идеалов, но перед этим Койн сделает то, о чём она будет просить.

- И много вы уже спасли? Пока я вижу лишь материал, из которого можно лепить подноготных солдат, да символ, без которого Сноу пустит все сопротивления под раздачу. И после этого вы будете утверждать, что спасаете всех? Немыслимые правила, одних в рай, других в ад, а всё почему? Во имя свободы и справедливости?

С мысли её сбила резко распахнувшаяся двери и девчонка, пылающая праведным гневом, по отношению к одному из участников процесса. От её речи внутри обжигала горечь, лишнее подтверждение тому, что жизнь в этом дистрикте имеет ценность не большую, чем хорошая винтовка с прицелом.

- Что вы хотите от меня, стать символов для людей, вдохновить их на победу, что бы они шли в бой с моим именем на устах? Но я в это больше не верю.
[NIC]Katniss Everdeen[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/upLIq.png[/AVA]
[SGN]http://sd.uploads.ru/v98te.png[/SGN]

+5

18

- У нас есть одно очень сильное оружие. Панем думает, что Эвердин мертва. Вся Игра Капитолия сейчас держится только на этом - Гейл только собрался открыть рот, чтобы ответить, как в комнату влетела молодая девушка, которая, не обращая ни на кого внимания, устроила показательное выступление со скандалом и слезами. Хоторн потер лоб рукой, ожидая конца представления.
Китнисс продолжала стоять на своем, упираться. С одной стороны Гейлу хотелось поддержать Эвердин, а с другой были жизни тысячи людей, судьба всего Панема. И ни одна сторона не могла перевесить.
- Повстанцы верят в Китнисс, если они будут знать, что она жива - это придаст им сил, - говоря это, Гейл смотрел на Китнисс. - Особенно, если Китнисс будет верить тоже. Надо подлить масла в огонь революции. Они не продержаться долго на одних домыслах и слепой вере, им нужно видеть то, за что и кого они борются.
Исходя из состояния девушки и своих слов, Гейл подозревал, что может оттолкнуть ее, что она перестанет чувствовать в нем поддержку.
- Спасти всех с Арены будет проблематично, учитывая ее размер и рассредоточенность трибутов, - его речь все еще была адресована больше Китнисс, в попытке убедить в правильности и адекватности действий Койн.
Он думал о том, что в первую очередь Китнисс волнуется о Мелларке. Или он так хотел думать. Иногда понять девушку было нереально. Тем не менее, она рвалась на Арену только чтобы принять участие в спасении Пита. Это злило, бесило, да он просто сходил с ума от таких мыслей.

+5

19

Ангерона буквально обливала отца ненавистью. Гектор глядел на неё и понять не мог, чем вызвал столь сильную к себе ненависть, что заставляло Ангерону сдерживаться и едва не набрасываться с кулаками?  Была ли она такой, когда жива ещё была Мэри? Неужели женщины действительно чувствовали, обладали такого уровня интуици ей, что априори понимали правду, не зная её? Даже если так, Гектор не чувствовал себя виноватым. Он знал, что он прав, а дочь, сколь бы упряма не была, просто не желает принимать горькую правду, так по-детски наивно стараясь бить куаками обидчику в грудь, будто бы это что-то изменит. Постепенно Гектор от злости на выходку дочери переходил к снисходительной досаде на поведение несмышленой девушки. Её эмоциональность сверх допустимого раздражала Гектора, и это с учетом того, что допустимым для него было полное отсутствие тех самых эмоций. 

 Он не поменялся в лице. Не изменил взгляда, по-прежнему глядя с укором и злостью. Он слушал всё, что говорила дочь, но не слышал ровным счетом ничего. Просто потому, что считал её не понимающей сути жизни. В какой-то момент он понял, что наказания лишь распаляют её ненависть, хотя по наитию ещё пытался воздействовать на эту пылкую натуру. Сейчас он просто решил вернуться к работе. Достаточно было и того, что он потратил время на воспитательные цели, касаться которых в 17 лет было уже просто стыдно. 

 И тут последняя фраза. Последних несколько слов. Они прозвучали точно выстрел. Оглушительно, над самым ухом. Гектор остановился на пол шаге, замер, точно столкнулся со стеной. Секунда, две, такие тянучие, точно расплавленная резина, выпрямив спину и ввтянув шею, Гектор медленно повернулся, чтобы встретиться глазами с глазами Ангероны. Точно иглы, темные серые глаза Гектора, переливающиеся оттенком насыщенного синего цвета, впились в лицо дочери. Лучше бы... умер? Внимательный взгляд изучал Ангерону какое-то непродолжительное время. А затем, точно по ступенькам, мужчина опустил взгляд вниз. 

Он развернулся и ушёл, так ничего и не сказав. И он знал, что сейчас скорее всего Ангерона будет плакать. Не потому, что он часто видел её такой, нет, просто девушки всегда плачут. Гектор не понимал слёз. Он презирал слёзы и не мог их видеть. 

Спокойно, впрочем, не показывая внутреннего стыда и какого-то кислого букета чувств от слов дочери, Гектор прошёл к своему месту. Он выразительно посмотрел на Альму. Что ему было делать? Как ему было образумить собственную дочь? Будь она мужчиной, он бы смог найти управу, но девушка?.. Альма иногда давала Гектору некоторые советы касательно дочери, но всякий раз, опять и вновь горе-отец терпел фиаско. День, когда Гектор просто откажется сражаться в этой войне, был неумолимо близок. И он это чувствовал.

 Гектор снова скрестил пальцы, пытаясь вернуть на место свои мысли и выбросить из головы безумие Ангероны. Но девушка имела особенность надолго выбивать отца из колеи одним своим присутствием, а тут...

- Мы должны разрушить Арену. И сделать это должна Эвердин. - Собирая в голове самую срочную выжимку недавних рассуждений, в какой- то момент выдал Гектор. Символ революции, спасение любви всей жизни, публичная огласка на весь Панем. Не к чему её беречь.  

+5

20

-Это реальный мир, а не волшебная сказка. Рая на всех не хватит, но мы по крайней мере пытаемся что-то изменить - отрезает Альма в ответ на очередную проповедь Китнисс. Кажется, в дистрикте сегодня внеплановая эпидемия вспышек юношеского максимализма... Когда это Эвердин видела, чтобы чудесным образом спасали всех убогих? На арене? Или в любом дистрикте под властью Сноу? Для девушки, видевшей изнанку Панема изнутри собственными глазами она по-прежнему слишком идеалистична. Койн по большому счету плевать, во что верит или не верит Китнисс, но раз по какой-то причине народ Панема избрал её в качестве вдохновения, повстанцы должны видеть её лицо.

-За свободу нужно бороться, Китнисс. А борьба не может быть бескровной. Так вышло, что ты уже вдохновляешь людей, и бой, так или иначе, скоро начнётся. По-твоему, лучше забиться в угол и смотреть, как Сноу сминает тех, кому хватило смелости подняться против него и Голодных Игр? - вопрос скорее риторический. Они все уже сделали первые шаги по практическому осуществлению революции, а начав путь, с него не сворачивают. По крайней мере, это совершенно не в принципах Альмы Койн. К счастью, в идею бескровного переворота, свершившегося по мановению волшебной палочки, верит здесь только Китнисс. Даже голос её друга звучит более здраво. Без возвышенных речей о всеобщем спасении.

-Спасти всех проблематично, но заявить о себе на арене - реально - подытоживает президент и её мысль тут же подтверждает голос вернувшегося в аудиторию Гектора. Перехватив взгляд генерала, Альма едва заметно поджимает губы - генералом Клерик был прекрасным, но в эмоциональных тонкостях, особенно женских, оказался несилён, даже для мужчины. В некоторой степени сочувствуя сложному возрасту Ангероны, Койн порой давала Гектору некоторые советы, но судя по сегодняшнему взрыву, особой эффективности они не возымели. Что ж, личную консультацию она всегда может провести для Клерика после общего собрания. Альма знала, что значит потерять семью, и не хотела бы, чтобы Гектор потерял остатки своей.

-Разрушение арены - единогласно. Мы соберём отряд, лицом которого должна стать Китнисс - стратегия складывается в голове Койн, как объёмная модель, детали которой со щелчками входят в пазы. Едва ли Эвердин откажется принимать личное участие в разрушении арены, на которой находится Мелларк. Конечно, ей помогут, но первым лицом, которое должен будет увидеть Панем, лицом, ассоциирующимся со спасением трибутов, станет Сойка. Что только укрепит веру повстанцев в её силу. С Эвердин отправятся... Взгляд президента скользит по присутствующим.

-Генерал Клерик, Боггс, Гейл. Вы отправитесь с мисс Эвердин - решение очевидно. Гровер - официальный телохранитель Китнисс, они не могут потерять свой символ раньше, чем он благополучно засветится перед всем Панемом. Хоторн пока ещё может повлиять на Сойку и в целом производит впечатление адекватного солдата. А Гектор будет её глазами в этой вылазке. Она не может отправить на такую важную миссию отряд, состоящий большей частью из чужаков, и никому не доверяет так, как генералу.

-Мистер Старк? Вооружение - Ваша задача и я надеюсь, с ним вопросов будет меньше, чем с одеждой - у них нет недостатка в обычном огнестрельном и холодном оружии, но всего этого может оказаться недостаточно при разрушении арены. Сноу любит эффектные сюрпризы. Так что им понадобится ещё хорошая группа техников здесь, в Тринадцатом, чтобы вести отряд и по возможности отслеживать сигналы Капитолия... Но сейчас в фокусе внимания те, кто уже присутствуют в аудитории.

-Чем раньше мы это сделаем, тем сильнее это аукнется Сноу - от каждого дистрикта кто-то ушел на арену, и при наличии "своих" выживших повстанцы могут оказывать более ярое сопротивление. Чем большее количество "игрушек" уведут из-под носа президента Панема, тем более угрожающей покажется сила революционеров. Эта партия только начинается, но заслуживает того, чтобы с первых ходов играть в полную силу.
[NIC]Alma Coin[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/bypNc.png[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/ea2979c05a25aeaa15113dfbd93c46b7/tumblr_n5mn712Y341r1wyxno2_500.gif[/SGN]

+3


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » [c] 21.10.3013. distr. 13. Сut from marble


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC