Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 05.10.3013 Capitol. Секреты - единственное, что нельзя похоронить


05.10.3013 Capitol. Секреты - единственное, что нельзя похоронить

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


• Название эпизода: Секреты - единственное, что нельзя похоронить;
• Участники: Cashmere Fraser, Liven Bell, Gloss Fraser;
• Место, время, погода: 5 октября 3013 года, Капитолий, центр Голодных Игр. Вечер;
• Описание: Фрайзеры прибыли в центр Голодных Игр как трибуты. Снова. Но на этом сюрпризы не заканчиваются;
• Предупреждения: если видишь в стене руки - не пугайся, это глюки.


0

2

Два дня назад Фрайзеры вновь прибыли в до боли знакомый центр Голодных Игр... Но на сей раз не как менторы. Трибуты. Снова трибуты, будь ты проклят, Сноу. Кашмира всё ещё внутренне клокотала от злобы, от этого обмана, так ловко состряпанного... Сама девушка арены не боялась, вместе со злостью на неё навалилась чудовищная моральная усталость. Но всякий раз, как она смотрела на брата, сердце щемило от боли. Страх за Блеска буквально с ума её сводил, если там ещё осталось, с чего сойти. И их поцелуй в поезде... Девушка старалась не думать об этом, сосредоточиться на грядущих тренировках, параде, интервью... Парад уже завтра. Но больше всего ей хотелось забраться в постель брата, на случай, если с арены они не вернутся. Она не вернётся! Блеск должен победить. Неудивительно, что со всеми этими терзаниями победительница ходила, как в воду опущенная, и Марс, видя раздрай своей подопечной, решил помочь Кашмире проверенным способом. Наркотики перед парадом притаскивать не стал, но бутылку виски раздобыл, всучив её девушке после тренировки, когда брат переодевался к обеду. Сейчас Кашмира просто лежала и смотрела в потолок, дожидаясь, пока весь этаж заснёт... Наконец шаги стихли и в комнате Блеска. Вытащив из комода с вещами бутылку, Фрайзер набросила поверх коротенькой ночнушки длинный шелковый халат, затянула поясок и, прихватив виски, выскользнула в тёмный коридор. Есть у неё тут одно местечко для размышлений.

В "гостевой" части первого этажа была сделана оранжерея. Порой здесь проводили фотосессии для журналистов, но ночью никого кроме Фрайзер и рыбок, плавающих в декоративном водоёме, в оранжерее не наблюдалось. Вот ради рыбок Кашмира сюда порой и заглядывала - беседовала с ними, старалась погладить пальцем по чешуйчатым спинкам. Брат бы наверное с радостью порыбачил даже здесь, но у Фрайзер эти рыбки с едой не ассоциировались - они тоже в какой-то мере были узниками этого центра.

-Привет, ребята. Знаете, я к вам, может, последний раз пришла - сев на выложенный мозаичной плиткой край водоёма, Кашмира потрогала пальцем прохладную воду, а затем почти профессиональным жестом вскрыла бутылку, приложившись к ней прямо из горла. Над головой с промедлением вспыхнул тусклый свет - датчики в оранжерее реагировали на движение. Бело-красные рыбины лениво шевелили плавниками под водой, победительница поглядывала на них, прикладываясь к виски и чувствуя, как тело постепенно наполняется приятной лёгкостью. А может, пошло всё к черту? Допить виски, скользнуть к брату в постель, снять халат... Раз Блеск был готов сорваться в поезде, то и тут не удержится. Он тоже боится... Боится за неё так же, как она за него. Кашмира это чувствует.

-А что, если бы вам сказали, что вы больше не украшение, а кандидаты в уху? Вы бы стали щуками или пошли напоследок метать икру? Почти стихи - с губ срывается нервный смешок, Фрайзер закатывает рукав и болтает рукой в воде, создавая волны. Рыбкам это едва ли по вкусу, но совсем в одиночестве Кашмире пьянствовать скучно. А эти слушают и не возражают. Ещё глоток - добрых двести граммов уже перекочевало из бутылки в победительницу. Девушка поднимается, отпихивая ногой тапочки от бортика, и идёт по краю водоёма, одной рукой придерживая полу халата, другой - бутылку, чуть покачиваясь. Не упадёт, конечно, координация у профи работает и в более сильных стадиях опьянения. Просто валяет дурака.
-Ооооп-ля - тормознув на очередном шаге, одновременно с глотком Фрайзер трогает воду ногой. Не будь здесь глубина по пояс - может, и искупалась бы. А что? Когда шалить, как не перед смертью.

+1

3

Почти год прошел с тех событий прошлых голодных игр – жизнь перевернулась с ног на голову, до сих пор не могу прийти в себя, всё не так и всё не то. Почти не разговариваю с родителями, хотя, как выяснилось, они мне и не родители вовсе, только нельзя за один день перенастроиться на другой лад. Хуже всего не это, а невозможность увидеть свою сестру-близнеца живой. Я как будто всегда знала, что где-то она есть, но никогда не могла понять, что со мной происходит? Иногда казалась сама себе сумасшедшей. До сих пор не могу определиться – лучше ли мне стало от известия, что не такая я уж и сумасшедшая? Особенно если учесть, что свою настоящую семью я так никогда и не увижу, только если не пойду в миротворцы и не окажусь в Первом. Миротворцы. Есть у меня одна мысль по этому поводу, коль скоро будут новые голодные игры – квартальная бойня для предыдущих победителей – мне, как бальзам на душу, надеюсь и огненная мочалка там сдохнет со своих уродским псевдо женишком, и эти недоменторы, которые не помогли выбраться Диадеме. Сейчас ведь особенно остро требуются миротворцы для обеспечения порядка и безопасности, а это значит можно по пробоваться попасть в Капитолий в качестве охраны, а там уже взглянуть хоть краем глаза на тех, кто повинен в гибели сестры.
Для этого и отправляюсь в Орешек – благо через родственников имею возможность попасть туда и таки напроситься в миротворцы в Капитолий, тем более в академии я всегда показывала хорошие результаты. Завтра утром выезжаем в Капитолий, надо же, как всё быстро, в общем-то, я сама этого хотела, а что дальше будет видно потом. Всё же мне кажется, что хоть немного, но я должна найти себя и обрести новое душевное равновесия, в глубине души знаю – оное принесет только гибель этой четверки, в том, что из Двенадцатого погибнут, я более чем уверена, только идиот не заметит, для чего это всё затевалось. Мстительность так и поднимается, ещё бы самой прирезать их всех, увы, не получится.
Утром попрощавшись с родителями, которые кстати были против, чтобы я уезжала, но кто их спрашивать будет? Нет у них никаких моральных прав, больше нет. Сажусь в поезд, уезжающий в Капитолий, а до этого нам выдают форму и оружие – если бы не срочность дела с квартальной бойней, было бы куда сложнее попасть в Капитолий, ведь чаще всего новичков отправляют в отсталые Дистрикты – вот уж нафиг надо просидеть лучшие годы в отстойнике типа Дистрикта-12 или Одиннадцать, ладно там ещё Четвертый, там хотя бы море и рыба, ну и конечно в Капитолии недурственно, по крайней мере с питанием и проживанием нормально, а не суп из фиг знает кого. Чего только не порасскажут миротворцы на пенсии.
Поселили нас недалеко от центра подготовки; теперь жизнь строго по расписанию: ранний подъем, завтрак и на охрану трибутов и их команды подготовки, а я рада, что нас скрывает шлем, по крайней мере моего лица захочешь, да не разглядишь.
Перед парадом, нам велели остаться ночевать в центре подготовки на всякий случай, а так как моя смена уже закончилась, я решила пройтись по первому этажу, где и жили трибуты из Первого, те, кто ничем не помог Диадеме, в общем-то, они такие же убийцы, как девка из Двенадцатого. Пока я прогуливалась по дальнему коридору, появилась Кашмира – недоментор и ныне трибут. Она пьяная, просто в сосиску пьяная и разговаривает с рыбками в декоративном водоеме. Теперь-то понятно, чем она была занята вместо поисков спонсоров для несчастной Диадемы! Надеюсь Кашмира сдохнет на арене и желательно так же болезненно. Мне хочется уже уйти поскорее, пока я лично не утопила её в бассейне, когда мне приходит в голову странная мысль, ну да ладно.
- Ты почему мне не помогла? – Я подкралась к неё и прошипела в затылок Кашмиры.
Мы с Диадемой одно лицо, даже длина волос одинаковая, а эта пьянь на утро даже не вспомнит, что тут было или спишет на пьяные бредни.

+1

4

Как всегда, ела Кашмира в течение дня мало - настрой совершенно не способствовал повышенному аппетиту. Так что виски, добравшись до мозга, разгоняется довольно быстро. От ощущения тепла и лёгкости в теле ментор-трибут Первого скоро переходит к ощущению покачивающихся перед глазами контуров предметов. Да и наплевать... Блеск, конечно, здорово разозлился бы, увидев сестру пьяной накануне парада, где они должны продемонстрировать, что достойны выжить. Но брат спит и Кашмира к утру тоже проспится. Выпьет кофе, одолжит у Марса пару таблеток от головной боли, а то и стимуляторов каких-нибудь. Придёт в чувство для общения с любезной публикой. Первый раз что ли?

-П-по крайней мере, наапиться я ещё и-имею право - сообщает Фрайзер сама себе и так внимательно слушающим её рыбкам. Что ещё остаётся в городе, где ни твоя жизнь ни твоё тело тебе не принадлежат? Голубая гладь декоративного бассейна притягивает - можно было бы попытаться здесь захлебнуться до арены и обломать организаторам такой замечательный план... Можно было бы, не задайся Кашмира целью спасти Блеска. Ещё глоток виски - теперь девушка просто стоит на краю водоёма, лицом к воде и недавняя весёлость в её взгляде уступает место грустной задумчивости... Сбежать в полной мере от собственных мыслей не помогает даже алкоголь. Услышав за спиной чей-то голос, Кашмира вздрагивает и обрачивается, ожидая увидеть кого-то из трибутов, тоже страдающих от бессонницы или кого-то из команды подготовки, решивших, что Фрайзер слишком долго отсутствует... Но перед ней стоит... "Не может быть!"

Вскрик, сорвавшийся с губ Кашмиры, эхом разбивается о стены оранжереи. Ошибиться невозможно - перед ней стоит Диадема. Их с Блеском покойная кузина, погибшая на прошлогодних голодных играх... Единственный за годы  менторства трибут, смерть которого Фрайзер, здорово привязанная к семье, оплакивала. Неужели она могла выжить? Но нет, им же отдали тело. Распухшее от укусов и обезображенное, однако ошибки быть не могло... Или... На губах Диадемы играет злобная усмешка, какой Кашмира никогда не видела при жизни кузины.

-Я... - девушка хочет было сделать шаг назад, но вовремя вспоминает, что сзади водоём, и только покачивается на краю бортика, выставив между собой и призраком (а сейчас Кашмира готова поверить и в них!) покойной кузины бутылку. Виски в ней плещется уже меньше половины, но даже с большей дозы Фрайзер подобные видения не посещали. Может, всё дело в месте? Не зря у неё часто возникало ощущение, что стены центра пропитаны кровью и кишат призраками...

-Мы сделали всё для тебя, Диадема, ты же знаешь! - лицо Кашмиры бледнеет почти в тон её халату цвета слоновой кости. Сколько раз после смерти кузины, глядя на слёзы тёти и мамы, Фрайзер задавала себе тот же вопрос. Действительно ли они с Блеском выложились по полной? Или как всегда были слишком заняты друг другом, оставив за границами собственного близнецового мирка даже двоюродную сестру? Сначала задавала, а потом перестала... Утешилась тем, что шансов выжить трем представителям одной семьи фактически не было. Двое - и то уже чудо. Они искали Диадеме спонсоров, учили на тренировках... Многие их трибуты не удостаивались и этого, если меторам приспичивало решать личные проблемы. А проблема вообще не в этом. Проблема в том, что Диадема умерла! А Кашмира стоит полуодетая в оранжерее, с бутылкой виски и оправдывается, начиная дрожать от ужаса. Свободную руку Фрайзер протягивает к сестре, желая убедиться, что Диадема мёртвая и холодная. Или боясь этого?

+1

5

Всё получилось даже забавнее, чем я рассчитывала – Кашмира действительно подумала, что я призрак погибшей Диадемы. С одной стороны, увидеть точную копию умершего человека, действительно жутковато и можно подумать на галлюцинации или действительно призрака, хотя, я всё же больше склонилась бы к глюкам, но не факт – мне столько не выпить, да и наркотой не балуюсь. Наркотой не балуюсь, а вот Кашмира наверняка-наверняка употребляет, ну хотя она не выглядит засушенной воблой, как морфлингисты – их тоже лицезрели благодаря Капитолии, всё же часть победителей сидит плотно на нем, так вот Кашмира непохожа. Пока она смотрит на меня очешуевшим взглядом, я могу повнимательнее её рассмотреть – довольна красива, даже несмотря на пьянки, может это результат капитолийских врачей, ни для кого же не секрет, насколько хорошо они могут подтянуть лицо; волосы, возможно, нарощены, хотя вряд ли, волосами мы с ней похожи, а у меня они свои. Что ещё бросилось в глаза? Как ни странно, вот глаза и бросились, глубокий синий цвет. Всё же Кашмира довольно красива, при других обстоятельствах, было бы жаль портить такую красоту, но… Диадема тоже была очень красивая, только осы-убийцы изуродовали её до неузнаваемости… До сих пор не могу спокойно вспоминать, как будто это меня саму изжалили. Сколько мне снились кошмары? Они до сих пор сняться: я вместо неё на арене, это меня кусают, это мое тело распухает и остается обезображенным… Нет, не сейчас. Тряхнула головой, прогоняя прочь воспоминания. Именно сейчас мне хочется ещё больше утопить Кашмиру в этом водоеме, а потом рыбки обглодали бы её смазливое личико, о да, это было бы по меньшей мере справедливо.
- Так уж и всё? – В голосе звучит неприкрытый сарказм. – Мне так холодно и одиноко, а вы с братом мне не помогли. – Да, я узнала, что эти двое, оказывается кузены Диадемы и мои получается. Да уж, я бы предпочла другую родню по крови, а не эту пьяницу и пофигистку, Блеск наверняка такой же, дрыхнет сейчас здоровым пьяным сном.
Кашмира дрожит, дрожит от ужаса – она знает, что я права и разлитый по полу виски, как будто подтверждает мою правоту. Кашмира боится!? Боится. По моим губам змеится злая усмешка – что может быть лучше, чем выбить из моральной колеи перед играми? Хорошо бы ещё Блеска попугать, но вряд ли удастся, впрочем, даже лучше будет, если один из близнецов Фрайзеров выживет и увидит гибель своего близнеца. Тянет ко мне руку, а вот этого не надо! Если Кашмира коснется меня, то поймет, что перед ней стоит теплый и живой человек, поэтому я делаю пару шагов назад и не даю Кашмире коснуться.
- Составь мне компанию, Кашмира, тогда мне будет не так одиноко, составь, Кашмира, - говорю с особым нажимом на её имя. – Это почти не больно. – А вот я без понятия на самом деле, как это больно или нет, так что блефую. – Тебе больше не нужно будет это, - кивком головы показываю на бутылку.
Мне хочется затянуть её в бездну кошмаров, чтобы она никогда не нашла оттуда выхода, и мне так жаль, что здесь нет Эвердин, чтобы и её втянуть в это же, хотя, скорее всего ей бы просто свернула шею - нервы вряд ли выдержали бы психологическую игру с этой маленькой дрянью, впрочем, она итак покойница, а вот поиграть с Фрайзер, любопытно. Этакая игра с горьким привкусом.

+1

6

Попытка коснуться Диадемы оказывается провальной - та отходит, а Кашмире под влиянием виски кажется, что чуть ли не отплывает... Наверное, коснуться призрака и не должно быть легко. Кузина говорит о холоде, обвиняет их с Блеском. У Кашмиры же начинает кружиться голова... От выпитого, от страха, от нереальности ситуации. Виски выливается на пол, а вслед за ним из пальцев выскальзывает бутылка и со звоном бьётся об кафель. Возле босых ног победительницы - блестящие осколки, но Кашмира этого словно не замечает.

-Не раньше, чем Блеск вернётся с арены - не прекращая дрожать, девушка всё же находит в себе силы ответить призраку кузины, воспринимая её явление сейчас чуть ли не как знак - с арены ей живой не вернуться... Да и ладно. Лишь бы вернулся Блеск. Даже пьяная, испуганая и под угрозой скорой смерти, Кашмира думает про брата - едва ли кто-то из их трибутов действительно удостоивался такой отдачи от менторов. Диадема имеет право упрекать их - у Фрайзеров на первом месте всегда стояли они сами, но... Они хотели вытащить её. Правда хотели! И Кашмира даже согласна составить кузине компанию, если брату это поможет. Пусть только ещё немножечко подождёт.

Победительница делает шаг вперёд, наступает на один из осколков, пропоров стопу, вскрикивает, инстинктивно шагает назад... И всё же валится в декоративный водоём, напугав всех рыб. Встаёт на ноги, благо там мелко, и уверена, что после купания призрак исчезнет - но Диадема стоит на том же месте и, кажется... Смеётся? В этот момент нервы Кашмиры, и без того нестабильные, не выдерживают. Даже для пьяной профи бортик водоёма - не преграда. Опершись на него ладонями, Кашмира выбирается назад в оранжерею и, пользуясь тем, что вылезла как раз напротив выхода - кидается бежать. Прихрамывая, оставляя за собой кровавый след. Кажется, кросс до спальни брата побил все её рекорды по бегу в академии.

-Блеск! БЛЕСК!! Просыпайся, пожалуйста!!! - упав на постель брата, Кашмира истерично трясёт Блеска. Вид у неё сейчас тот ещё - благоухает виски, мокрая, под тонкой тканью рубашки и распахнувшегося халата просвечивает тело. Трясётся, как осиновый лист, волосы спутаны, стопа порезана осколком... А вы бы как отреагировали, разбуди вас ночью психически неустойчивая сестрица в подобном виде? Но у Кашмиры даже мысли не возникает о том, что Блеск может разозлиться. Он должен поверить ей! Она отведёт его в оранжерею, чтобы он тоже увидел... Увидел... Неважно. То, что видела она! О том, чтобы пробраться в комнату тихо, Кашмира в ужасе тоже не задумывалась. На этаже раздаётся хлопанье дверей, следом в спальне нарисовывается зевающий Марс:

-Какого вы опять... О, черт. Что с ней? Кашмира, золотко, посмотри на меня. У неё кровь? - понятно, что стилист подскочил, как ужаленный. Завтра парад, а одна из его подопечных в совершенно неадекватном состоянии, и меньше всего Марсу хочется сознаваться в том, что это он принёс ей бутылку. Марс пытается взять девушку за подбородок, но она вырывается, отпрянув к брату.

+1

7

Всю злость Блеск вкладывал в тренировки, не ради себя, но ради Кашмиры, которую во что бы то ни стало, нужно спасти. Правда помимо тренировок, ещё нужно понравится потенциальным спонсорам, это они с Кашмирой умеют, только сейчас сложнее из-за выскочки из Дистрикта-12, из-за выскочки и её хахаля – как же Блеск их ненавидел! Мало того, что девка убила их кузину, так ещё из-за неё, остальные победители должны отправляться на очередные голодные игры. После этой новости, у Фрайзера не было дня, чтобы он был в хорошем настроении. Ни одного. Злится на всех и каждого в этом гребаном Капитолии: на Сноу, на нового распорядителя игр, на всех спонсоров и зрителей, ну и конечно же на сладкую парочку, которые даже не потрудились более правдоподобно прикидываться влюбленными, чтобы все поверили. Поверили только недалекие капитолийцы, иногда Блеску даже казалось, что при рождении большей части вырезают мозг и засовывают в черепную коробку стразы и перья. И всё это опять же неважно, всё кроме Кашмиры.
Блеск пожелал сестре спокойной ночи и ушел спать – завтра у них не самый легкий день, всё-таки парад трибутов, нужно будет выглядеть, как можно презентабельнее, хотя бы ради сестры постараться. Вот как раз ради этого, Фрайзер сразу после ужина отправился в свою спальню – ему повезло, что проблемами сна никогда особо не страдал и искренне надеялся, что и Кашмира последовала его примеру и тоже ушла спать.
Фрайзер уже видел десятый сон, когда к нему в спальню ворвалось торнадо под именем Кашмира. С воплями: «Блеск!» Блеск резко проснулся и поднялся с кровати.
- Что случилось? Тебе опять кошмары снились? Или… - Блеск не договорил, когда зажег настольную лампу и разглядел в каком виде Кашмира пришла к нему.
Вся мокрая и дрожащая, а по полу виднелся кровавый след. Первым делом Блеск подумал, что кто-то из трибутов напал на неё, хотя такого никогда раньше не было, чтобы по ночам рыскали другие трибуты в поисках будущих соперниках, но и игры нынче необычные. А потом он учуял запах алкоголя и понял, что она либо в душе упала, либо в декоративный водоем с рыбками.
- Ты что пьяна!? – Блеск начал закипать.
Не успел Блеск, как следует пропесочить Кашмиру, как к ним прибежал Марс. Сам Фрайзер тем временем осмотрел стопу Кашмиры - порез, похоже от стекла.
- Принеси ей заживляющую мазь, только этого нам не хватало перед играми.

+1

8

Удивленное выражение на лице брата сменяется раздраженным после того, как он включил настольную лампу и в полной мере оценил вид сестры. Кашмира молчит, Марс хмурится - его мысли можно прочесть, как неоновую вывеску - каким образом Фрайзер умудрилась за год сдать настолько, что бутылка виски приводит её в такое состояние. Хотя дело вовсе не в алкоголе... Узрел бы стилист кого из покойных родственничков - Кашмира бы на него посмотрела. Откровенничать при Марсе не хочется. Как только Блеск отпускает её стопу, девушка поджимает ногу под себя, не обращая внимания на то, что пачкает кровью свой халат и простынь брата. Стилист выходит за мазью и тут дрожащую Кашмиру пробивает:

-Я видела Диадему! Там, в оранжерее. Она... Она сказала, что я не помогала ей и... Звала меня к себе - от воспоминаний об этом девушка всхлипывает и утыкается лицом в плечо брата. Блеск живой и тёплый со сна... А кузину она так и не потрогала. Может, оно и к лучшему. И нет, Кашмира не пьяная! По крайней мере, не чувствует себя таковой после купания в прохладном водоёме. Хмель от испуга выбило, но запах виски остался и конечно Блеску будет трудно объяснить, что сестра сейчас несёт всё это серьёзно, на относительно протрезвевшую голову.

-Милый, я понимаю, как это звучит... Но это правда! Ты должен пойти со мной в оранжерею, я покажу - брат тоже должен увидеть Диадему, чтобы Кашмира убедилась в том, что не сходит с ума. Она уверена, в оранжерее стояла их кузина... Её лицо, её или очень похожий голос. И она звала Кашмиру по имени, осыпая справедливыми упрёками. Девушка вцепляется в ладонь брата, заглядывает ему в глаза:
-Да, я выпила, но совсем немножко. Чтобы заснуть - в отличие от Блеска, у неё проблемы со сном были. И обычно брат сквозь пальцы смотрел на её любовь к виски - оба были хороши. Но сейчас действительно было не время раскисать, а Кашмира сорвалась... Марс вновь заходит в спальню, отдаёт тюбик с мазью Блеску и плотно закрывает за собой дверь:

-Давно она такое видит? Блеск, ты уверен, что её завтра можно показать на параде? - стилист нервно переминается с ноги на ногу, явно озадаченный возникшими проблемами. Близнецы никогда не отличались примерным поведением, однако их выдержки хватало на публичные мероприятия, и вот... Кашмира в свою очередь кидает на Марса раздраженный взгляд. Он что ей не верит?! Но она ведь правда видела...

+1

9

- Кого ты видела? – По началу Блеску даже показалось, что он ослышался. – Диадему? Видимо, ты опять принялась за старое, где взяла наркоту?
Фрайзер ни минуты не сомневался в том, что у него близняшки начались галлюцинации, ведь их кузина погибла на играх и никак не могла быть здесь, тем более стыдить Кашмиру. Звучит полным бредом сумасшедшего, нет, ну он конечно и раньше подозревал, что его сестра немного того бывает временами, но и предположить не мог, что всё настолько плохо, и это накануне новых голодных игр! Хочется накричать на сестру и как следует встряхнуть её, но вместо этого обнимает истерично рыдающую сестру.
- Кашмира, Диадема не могла быть здесь и уж тем более куда-то звать тебя, - стараясь, как можно терпеливее разговаривать с сестрой. – Сейчас нужно заняться твоей ногой, завтра у нас парад, и ты должна быть в форме.
В этот момент вернулся Марс с мазью. Блеск берет тюбик из его рук, зачерпывает слабо пахнущую мазь и аккуратно втирает в порез на ноге Кашмиры.
- Да она до сегодняшнего дня, ни разу не жаловалась на галлюцинации, кошмары снились, но чтобы глюки, не было такого, - протянул Блеск, - Кстати, Марс, а где она взяла виски? Что-то мне подсказывает, что без тебя не обошлось, - в голосе появились угрожающие нотки.
- Брось, Блеск, Кашмира и не столько пила, а тут всего-то ничего было, даже не полная бутылка. – Стилист попятился назад. – Ладно, вижу у вас всё нормализовалось, я, пожалуй, пойду, завтра сложный день. – И скрылся из виду.
- Для твоего успокоения, я схожу и посмотрю, где призрак Диадемы отирается, а потом ты ляжешь спать, хорошо?
Как и ожидал Фрайзер, в холле никого не оказалось, кроме рыбок в воде. Да и в целом никаких следов пребывания кого-то постороннего, разве что осколки от разбитой бутылки виски на полу, но это работа Кашмиры.
- Видишь? Никаких призраков здесь нет.

+1

10

Забавно, но она, даже дрожа от страха вспоминает брата, мол, только после его победы на арене. Что ж, меня бы это вполне устроило – одна отправляется на тот свет, второй живет и мучается без своего близнеца, это очень справедливо будет на мой взгляд. И всё же, почему она так не думала о своей кузине? Ведь могла бы ей помочь, могла, меня никто не переубедит в обратном. Да, возможно Диадема была не слишком расторопна после падения гнезда, но оно и упало почти на неё, а что помешало им заручится спонсорской помощью и прислать, хоть что-нибудь на серебристом парашюте? Это бы разбудило Диадему вовремя. Сколько вопросов и так мало ответов, разве что теперь я знаю о том, какая пьяница моя кузина – моя кузина, звучит просто издевательски, нет, не хочу её так называть, лучше просто Кашмира – так себе ментор и, надеюсь, скоро мертвый трибут.
Она настолько пьяна, хотя мне показалось немного протрезвела после встречи с «призраком», что падает в воду. Это смешно, честно, очень смешно. Я даже не смогла сдержать смех, до того она нелепо выглядит. Нет, ну может быть я в её ситуации так же бы смотрелась, хотя нет, я не пью и родню не подставляю под удар. В любом случае, я отчасти удовлетворила свое любопытство относительно того, как выглядит Кашмира, ещё бы взглянуть на Блеска, но скорее всего случай не представиться, так близко познакомиться, да и вряд ли он отличается от близняшки – такая же пьянь скорее всего.
Всё-таки Кашмира взяла себя в руки или вернее руками за бортики и таки вылезла из бассейна, попутно наступила на разбитую бутылку – я уже согнулась пополам от беззвучного хохота, и она рванула назад. Она-то рванула, но и мне пора ноги в руки и к себе, а то неровен час кто-то увидит меня и тогда прощай красивая легенда о призраке.
Кто-то зашуршал. Прислушалась - вроде не в оранжерею, но на всякий случай спряталась за колонну, спокойно, Лив, они здесь почти все пьяные и неадекватные, глядишь ничего и не поймут, даже если тебя заметят. Я уже собралась было убраться восвояси, когда заметила, что с моей руки спал браслет, вот же кочерыжки! Нужно забрать и побыстрее. Едва успела схватит его, а он как раз около осколков валялся, как услышала приближающиеся шаги и голоса. И в этот раз пришлось расторопно прятаться.
Голоса принадлежали Блеску и Кашмире – он ей не верит, думает глюки. Меня это изрядно повеселило, так что пришлось себе рот зажать, чтобы не смеяться. Они ещё потоптались пару минут и убрались обратно. Я тоже не стала задерживаться и вернулась к себе, довольная своей маленькой вылазкой.

+1

11

-Я ничего не принимала! - взвивается Кашмира, чувствуя, как щеки начинают пылать от обиды. Блеск никогда не сомневался в её словах... И одно дело, когда тебя "пилят" за наркотики заслуженно, а другое - когда ты действительно близко к ним не подходила. Меньше всего девушке хотелось бы, чтобы брат считал её лгуньей! Или сумасшедшей. Или сумасшедшей лгуньей. Блеск обнимает её, но дрожь всё не прекращается... Слишком много эмоций для одного вечера. Брат прав - Диадема мертва, погибла от яда ос-убийц. Кашмира сама бы посмеялась, скажи ей кто-то, что его звал в гости покойный родственничек... Но кузину-то она действительно видела! Или нет? Фрайзер закрывает глаза, чувствуя, что никогда ещё не была так близка к официальному сумасшествию. Вспышка боли в стопе приводит в чувство - Кашмира недовольно дёргает ногой, мазь щиплет рану.

-Хорошо... Только я пойду с тобой! - учитывая, как Фрайзер напугана - это почти что подвиг с её стороны. Но она так хочет доказать Блеску, что говорит правду, что согласна даже увидеть ради этого усмешку на губах мёртвой кузины. Снова. Фрайзер даже не переодевает мокрый халат и ночнушку, так ей хочется поскорее очутиться у водоёма. Тем не менее, она идёт позади брата и в оранжерею заглядывает, стоя у него за плечом... Ничего. Успокоившиеся уже рыбки в водоёме, разбитая бутылка на голубых мозаичных плитках. А чего она ждала? Что Диадема выпрыгнет из-за кадки и крикнет "бу"?

-Но она была... - в голосе Кашмиры, когда Блеск ведёт её назад в комнату, слышатся слёзы. Боль в стопе унялась, но этот вопрос девушку сейчас занимает меньше всего. Никаких доказательств её правоты не находится и Кашмире становится страшно... Ведь все психи утверждают, что они нормальные. Марс больше не высовывается - боится, что закончив разбираться с сестрой, Блеск припомнит ему снабжение Кашмиры алкоголем накануне парада. Фрайзер заходит в комнату брата, стаскивает с себя мокрый халат и ночнушку:

-Посмотри на меня! - требует она, в одних трусиках стоя возле комода и копошась в нём в поисках сухой футболки. Правда, сейчас Кашмира призывает Блеска оценить вовсе не стихийный стриптиз:
-Никаких следов от уколов, видишь? Клянусь, я не прикасалась к наркотикам. Ни к морфлингу, ни к таблеткам - надев первую попавшуюся под руку футболку, победительница замирает, с задумчивым видом запустив руку в волосы:

-Блеск? А если я правда схожу с ума? Мне страшно... Не хочу никакого парада. Надоело. Ненавижу их всех, ненавижу! - Кашмире лучше многих известно, что говорить такое в стенах центра - опасно, но самообладание сегодня изменяет девушке, да и виски из организма испарился ещё не полностью. Она обнимает брата и утыкается лицом в его грудь, продолжая всхлипывать. Теперь ей ещё и стыдно за то, что Блеск тоже не выспится.
-Думаешь, мы действительно виноваты? В смерти Диадемы? - Кашмира задаёт вопрос, не поднимая взгляда на Блеска. Умом она понимает, что виноваты не они. Сноу, Капитолий, распорядители игр, в конце концов девка из Двенадцатого, но... Не так-то легко успокоиться этими набившими оскомину оправданиями, когда тебя несколько минут назад упрекал призрак кузины.

+1

12

- Может быть ты задремала? – Выдвинул предположение Блеск, - и тебе приснилась Диадема?
По крайней мере такое вполне логично выглядит, Кашмира выпила и незаметно для себя уснула, а так как это место навевает воспоминания о последних днях жизни Диадемы, вот ей и приснилось, что кузина их укоряет. Блеск и сам не был уверен в том, что они всё сделали для Диадемы, но что теперь поделаешь, конечно ему жаль её. Голодные игры, порой, весьма непредсказуемы и аутсайдеры могут победить, как эта девчонка из Двенадцатого, как Мейсон из Восьмого или Энни Креста – самая несправедливая победа из всех, только за счет умения плавать.
По предложению сестры, Фрайзер действительно разглядел локтевые сгибы, ноги и чуть было под язык ей не полез, дабы убедиться, что та действительно не кололась сегодня. Не кололась, похоже действительно только пила, так неужели белая горячка? Всё же Блеск надеялся на кошмарный сон и не более того. Не хотелось бы думать о сумасшествии сестры, только ведь это вполне реальный вариант – Кашмира плохо оправилась после арены, вернее здесь больше поспособствовали продажи, пусть и не ежедневные, поэтому-то Блеск так и стремился выдать замуж сестру, чтобы хоть немного пришла в нормальное состояние, впрочем, сейчас говорить об этом бесполезно – на кону их жизни в квартальной бойне.
- Я знаю, потому что ненавижу их ничуть не меньше. – Фрайзер обнял сестру. – Но тебе нужно обязательно выбраться с арены живой, поэтому постарайся взять себя в руки и достойно себя показать на параде. Мы не виноваты в гибели Диадемы, в конце концов это не мы отправили её на игры и не мы скинули гнездо ос. – Хоть Блеск порой и сомневался, что они сделали всё.

+1

13

-Задремала? - признаться, такая мысль ей в голову не приходила, так что Кашмира удивлённо вздёргивает брови. Как она могла задремать, если перед появлением Диадемы шла по бортику? Или это ей тоже приснилось... И в какой момент она тогда проснулась? Когда упала в водоём? Объяснение весьма странное, потому что никакого перехода между сном и явью Фрайзер не ощутила, но... Оно всяко лучше прогрессирующего сумасшествия. Может, Марс достал палёный виски?

-Возможно, ты и прав... - Кашмира закрывает глаза, чувствуя, что в объятиях брата сердце наконец-то входит в нормальный ритм, а не пытается пробить ей рёбра. Блеск как всегда во всём прав... Кроме одного. С арены нужно выбраться не ей, а ему. Она идёт не побеждать, а защищать брата. Но сейчас Кашмира не спорит, зная, что лучше им не вступать в спор на сей счет, иначе Блеск на арене будет следить за ней ещё пристальнее, чем обычно, и при случае не даст наделать глупостей ради своего спасения. А глупости - единственное, что Фрайзер делала действительно хорошо...

-Обещаю, завтра я буду в норме. Буду махать рукой из колесницы и улыбаться этим падальщикам... Ради тебя - щекой девушка прижимается к плечу Блеска, думая о том, что если уж её так всколыхнули внезапные воспоминания о смерти кузины, с которой они общались не так уж много, то пережить потерю брата точно бы не смогла... Значит, она всё сделала правильно, вызвавшись добровольцем на жатве. Нехотя разорвав объятия, Кашмира, одернув севшую на неё как платье футболку, забирается в постель Блеска. Увольте, спать в одиночестве, когда кошмары переходят в наступление в реальности, она не собирается. Иначе на параде точно у кого-то будет дёргаться глаз...

-Они не тронут больше никого из нашей семьи. Обними меня? - как только брат оказывается рядом, Кашмира тут же прижимается к нему и перестаёт возиться, устраиваясь поудобнее, только почувствовав руку Блеска на талии. Вот теперь точно никаких больше кошмаров... Не считая того, в котором они проснутся завтра утром. Остаётся только уповать на то, что как бы ни закончилась квартальная бойня - их общей победой или победой Блеска и смертью Кашмиры (других вариантов девушка не допускает) - их семьи жатва действительно больше не коснётся. Кроме них не осталось никого, кого можно было бы вписать в трибуты. Кашмира погружается в сон, уткнувшись носом в ключицу брата и обвив его рукой за талию с отчаянием, с каким в шторм держатся за спасательный круг.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 05.10.3013 Capitol. Секреты - единственное, что нельзя похоронить


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC