Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » [c] 01.11.3013, District 13, Моя ладонь превратилась в кулак


[c] 01.11.3013, District 13, Моя ладонь превратилась в кулак

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://savepic.su/6066755.jpg


• Название эпизода: Моя ладонь превратилась в кулак;
• Участники: Cashmere Fraser, Gloss Fraser, Alma Coin;
• Место, время, погода: ночь с 31.10.3013 на 1.11.3013, дистрикт 13, лазарет;
• Описание: отряд возвращается с арены в дистрикт 13 не совсем в таком составе, как предполагала Альма Койн. С Питом Мелларком, но без Арктуруса Старка и генерала Клерика... Президент пребывает в понятном раздражении, однако необходимости встретить новоприбывших это не отменяет. Тем более, у одного из них оказывается полезная информация;
• Предупреждения: нет.


+2

2

Доктору Николсону казалось, что этот день не закончится никогда... Сначала утренняя паника с большим количеством отравившихся, поиском вируса, подготовкой изолятора. Затем распоряжение Койн об отдельной дежурной до возвращения отряда группе врачей, в которую мужчина и вошел... Больше всего он сейчас мечтал о сне, думая, что его помощь может с равным успехом и не понадобиться. Вместе с ним в комнате персонала клевали носом две медсестры и ещё один хирург. Подъём случился совершенно внезапно - сработали системы оповещения и дежурные солдаты втащили в помещение лазарета носилки с ранеными. Николсон устало потёр лицо и направился к пациентам - как же он надеялся, что обойдётся без этого... На счету сейчас каждая жизнь, а все эти вылазки косили армию почище оспы. Но перед ним сейчас не местные жители - Пит Мелларк, с виду целый, но без сознания. Бледная до синевы девушка с залитой кровью раной внизу живота и высокий мускулистый юноша, последний идёт сам, но выглядит очень обеспокоенным. Что ж... Решать проблемы по нарастающей. Мелларк на неотложного пациента не похож:

-Положите его в отдельный бокс для наблюдения - распоряжается Николсон, помогая солдатам переложить девушку на кушетку и поворачиваясь за ножницами, чтобы разрезать комбинезон. Досталось ей здорово - рана с виду небольшая, но глубокая, пульс пациентки слабый и неровный - в целом симптоматика наводит на мысли о том, что только рассечением тканей девушка не отделалась. Пальпация раны подтверждает подозрения:

-Внутреннее кровотечение. Кровоизлияние в брюшную полость... Будем оперировать - благо операционная была готова загодя. Предусмотрительность Альмы Койн - один из столпов функционирования Тринадцатого. Быстрый опрос - молодой человек, назвавшийся братом девушки, сообщает, что ранение нанесено топором, называет имя и возраст пациентки... И двери стерильной комнаты закрываются за Николсоном и двумя медсёстрами на сорок минут.

По истечении этого времени каталку с девушкой завозят в крохотное помещение, выполняющее здесь роль одноместной палаты. Удивительно даже не то, что трибутка пережила операцию, а то, что её удалось довезти в дистрикт с такими повреждениями... Завидный талант выживания. И всё же не без последствий... Николсон постарался зашить края раны максимально аккуратно, даже красивыми стежками, но шрам в нижней части живота, слева, у красавицы всё равно останется. Врача тревожит даже не он...

-Мистер Фрайзер? Скажите, у вашей сестры есть дети? - получив отрицательный ответ, Николсон качает головой. Прискорбно:
-Внутренние повреждения были достаточно серьёзными. Сейчас всё хорошо, но мне пришлось удалить Кашмире левый яичник, что может в будущем повлечь за собой проблемы с репродуктивной функцией... Но окончательные прогнозы делать ещё рано. Пока что вашей сестре нужно восстановиться. Она скоро очнётся, можете побыть с ней - врач не давал сильного наркоза, опасаясь, что ослабленный кровопотерей и перелётом организм девушки может его не перенести. Но вроде бы Фрайзер справлялась... Если верить показаниям приборов. Прежде чем покинуть палату, доктор Николсон ставит девушке капельницу с морфлингом. Судя по количеству покрывавших живот гематом - даже не считая операции, трибутку крепко избили. Очнуться в таком состоянии наверняка будет очень больно.

+2

3

Кашмира помнила, как из последних сил пыталась не отключиться в планолёте. Помнила накатывающие волны слабости и боли... Воспоминания о том, как она плыла к песчаной полосе возле тумб расплывались, какие-то провалы наличествовали даже в хронологии произошедших на арене событий. Её ранила Мэйсон, это точно, но в остальном... Кто потом отвлёк Джоану? Как они оказались на берегу, где увидели Китнисс, Мелларка и Клерика? Клерик... Идиотское де жа вю. Но последнее воспоминание, сохранившееся о нём у Кашмиры - пристальный взгляд тёмных глаз. Снова. А ещё она помнит каждое слово, которое мужчина ей сказал. Механизмы памяти удивительно компенсаторны, словно часть воспоминаний с арены была удалена, чтобы сохранить другую, более актуальную информацию.

Первое ощущение, когда Фрайзер приходит в себя - свет. Его в палате не так много, но ей кажется, что он режет глаза... А затем боль. Кашмира медленно опускает и поднимает веки, проверяя, способна ли сделать сейчас хотя бы это. Рана не полыхает огнём, боль скорее тупая, но девушке кажется, что она снова отключится или умрёт, если только попытается сесть. Глубоко вдохнуть - и то больно. Даже после первой арены не было так паршиво... Потолок покачивается перед глазами, Фрайзер облизывает пересохшие губы. Полминуты спустя восприятие реальности становится достаточно пространственным, чтобы увидеть сидящего рядом с кроватью брата. Слава богу! Они выбрались, действительно выбрались!

-Блеск - голос глухой и слабый, так непохожий на обычную звонкую болтовню Кашмиры. Слова даются с трудом, но не настолько тяжело, чтобы позволить себе вновь окунуться в темноту.
-Мы в Тринадцатом? - едва Фрайзер произносит название дистрикта, дистрикта-призрака, о существовании которого узнала лишь несколькими часами ранее, в памяти зажигается свет. "Тринадцатый. Война началась. Сказать Койн, что они вернутся..." Кашмира не знает, насколько нужное это послание, но помнит, что она в долгу у Клерика. Снова. И передать слова адресату - весьма скромная плата за возможность лицезреть живого и здорового брата вне арены. "Мелларк хочет убить Эвердин" девушка морщит лоб, собираясь с мыслями и силами. Столько всего нужно уложить в голове, но информация кажется настолько невероятной, а сил мало, и боль так мешает думать, что лучше сейчас просто принять некоторые факты на веру. В конце концов, главное - что они с Блеском живы. Кашмиру даже не очень волнует собственная рана - конечности двигаются, мозг работает. Значит, жить будет... Чуть позже разберётся, как именно.

-Скажи, пусть позовут Койн. Клерик просил передать... - Фрайзер сглатывает и прикрывает глаза. Черт знает, кто такая Койн, но местным это наверняка известно. А Кашмире даже на ту небольшую речь, которую ей предстоит произнести, нужно беречь силы. Пожалуйста, пусть брат её просто послушает, а не станет спорить или выяснять, кто такой Клерик. Кашмира всё равно не скажет ничего путного на сей счет... Хотя за то время, что она была в отключке, Блеск мог сам разжиться информацией. В отключке!

-Сколько я была без сознания? - вдруг подумав о том, что информация могла запоздать, а она сама - пропустить нечто чертовски важное, Кашмира приходит в волнение, дёргаясь на своей койке в попытке принять хотя бы сидячее положение. Игла капельницы сильнее впивается в руку, а низ живота взрывается такой болью, что девушка, вскрикнув, падает обратно на подушку, прикусив нижнюю губу. И вот сейчас, в полной мере прочувствовав степень собственной слабости, Кашмира начинает волноваться о ране и о собственном весьма дорогом ей теле. Что эта сука Джоана с ней сделала?

+5

4

Блеск толком не помнит, как они добрались до Дистрикта-13 - то что это Дистрикт-13, выяснилось уже по прилету туда, и всё, что он заметил, так это то, что они спускались под землю. Собственно говоря, ему было наплевать куда идти, лишь бы помогли Кашмире, которой стало ещё хуже. Если сначала она просто бледнела, то по мере полета, ей становилось только хуже, под конец сознание стало спутанным и не нужно быть самому врачом, чтобы понимать о срочности необходимой операции, понимали это и остальные, вот почему сейчас они двигаются в сторону медицинского блока. Там их уже встречают медики, Кашмиру увозят в операционную, предварительно оперативно опросив Блеска на тему - чем был нанесет удар в живот? Остальные вопросы всего лишь формальность, разве что кроме аллергии на лекарственные препараты.
Двери операционной закрылись, и Блеску оставалось только ждать. Пока же ему промыли раны на руках, воспользовались заживляющей мазью - всё не так плохо, как казалось поначалу. После всех процедур, Фрайзер вернулся в холл, ждать новостей о состоянии сестры. И они не замедлились появиться - врач, которая оперировала Кашмиру, поинтересовалась наличием детей у Кашмиры.
- Нет, у неё нет детей.
Блеска это вопрос насторожил - неужели всё настолько плохо? Ответ врача не особо успокоил, всё-таки вырезанный яичник, это серьезно.
- Но второй остался при ней? Всё не так плохо?
Конечно он по-прежнему надеялся на счастливую семейную жизнь для сестры, куда входит муж и дети. Блеск был бы непротив брать с собой племянников на рыбалку, а теперь выясняется, что это может так и остаться в мечтах. Сказать, что Блеск злиться - ничего не сказать, да, жизнь ей спасли, но... Ладно, там видно будет, по крайней мере она жива.
- Я могу побыть с ней?
Получив добро на посещение сестры, Фрайзер сел рядом с ней на стул, ждать, когда она очнется от наркоза. Выглядела она уже получше, чем в планолете, хотя по-прежнему слишком бледная, плюс капельница в руке и монитор сердечного ритма.
Фрайзер почти задремал, когда раздался голос сестры - так непохожий на её голос, какой-то севший и трескучий, похоже после интубации.
- Да, Кашмира, мы в Тринадцатом, - подтвердил Блеск. - Кого позвать? - Удивился он.
В какой-то момент Фрайзеру показалось, что она бредит. Кто такая Койн и на кой хрен она ей сдалась?
- Милая, мы непременно её позовем, но чуть позже, тебе надо отдохнуть после операции, набраться сил. Без сознания ты была порядка 8 часов.

+2

5

Наряду с одним из важнейших, этот день мог по плану занять место в сводке наихудших... Разобравшись с вопросами отравления и изоляции больных, Альма позволила себе пару часов поспать, предчувствуя, что ночь лёгкой не будет. Проснувшись, госпожа президент включила в своём кабинете трансляцию игр и долго сидела, как изваяние, уставившись в экран. Терзаемая одним-единственным вопросом... "Когда?"

Сначала казалось, их план работает, как по писаному. Краткие помехи в трансляции, подозрительно долго демонстрируемые кадры спящего лагеря, и затем... Когда на экране появились кадры воссоединения Пита и Китнисс, Койн разко поднялась на ноги, уперевшись ладонями в стол - в её рыбьих глазах полыхал огонь торжества. Наконец-то. Панем видит, что Сойка жива! Огонь восстания вот-вот разгорится вновь! Альме нисколько не интересен попавший в ловушку трибут - она почти искренне переживает, когда Мелларк и Эвердин рвутся бежать... За сохранность символов, конечно, не за подростков лично. Окончилась трансляция каким-то непонятным кадром... И оставалось только ждать. Снова. По крайней мере, Альма теперь представляла примерное время, когда отряд прибудет в дистрикт.

Конечно, президент Койн первой узнала о том, что планолёт сел на площадку. О том, что есть раненые... И нет генерала Клерика. И Арктуруса Старка. Ощущение холодного торжества сменилось царапающим страхом - начинать революцию без командующего армией и изобретателя, на которого возлагались большие надежды? Не в правилах Альмы ввязываться в игру заведомо без козырей...
-Эвердин и Хоторна ко мне. Немедленно! В лазарете справятся без них - как только Гровер вышел из кабинета выполнять приказ, Койн раздраженно ударила ладонью по столу. Гектор не мог подвести её... Только не сейчас. По мере разговора с Китнисс и Гейлом страх и раздражение сменяются полноценной злостью. Новости одна другой краше - с арены спасли не внушающих доверия профи из Первого, Пит пытался убить Сойку, а генерал Клерик выпрыгнул из планолёта. Неизвестно зачем, неизвестно, где Старк. В пору думать, что отряд прихватил с собой на арену вирус тупости, весь день косивший сегодня подчиненных... С одной стороны - Альма надеется, что Гектор жив, но с другой - не может найти причин, оправдывающих его поступок. Подняться на планолёт вместе с отрядом и нарушить прямой приказ везти спасённых в дистрикт. Какого черта?! Койн нехарактерно резким для неё движением руки показывает Эвердин и Хоторну, что они могут идти, а оставшись одна, закрывает глаза и стискивает пальцами виски. "Успокойся, Альма. Белые начинают и выигрывают. Ты начала этот бой, нельзя из-за эмоций сделать первый ход неудачным. Пойти в лазарет, спросить мнение докторов о состоянии Мелларка. Понять, насколько реальна исходящая от него угроза и..." начавший было налаживаться поток мыслей перебивает стук в дверь.

-Что ещё - нервно бросает Койн, натыкаясь на удивлённый взгляд Боггса. Мужчина переминается с ноги на ногу, явно не привыкший к такой встрече, но затем вытягивается в струнку и докладывает:
-Спасённая победительница, мисс Фрайзер, хочет Вас видеть, госпожа президент. Утверждает, что у неё есть для Вас какая-то информация. Девушка в лазарете - час от часу не легче... Альма почти уверена, что профи собираются привычно торговать шкурой и выслуживаться. Что такого важного для Тринадцатого может знать эта девица?

"Если Мелларк - оружие Капитолия, может, и неплохо, что он под нашим присмотром. Мы сможем понять, какая в него заложена программа, и что на уме у Сноу..." на этой ноте Койн вспоминает - для этого мог бы пригодиться Старк. Пропавший без вести с гипотетически рехнувшимся Гектором. Стоит ли говорить, в каком настроении президент входит в Лазарет? Счастье мисс Фрайзер, что она всё равно шла в ту сторону.

-Мистер Фрайзер, мисс Фрайзер. Добро пожаловать в Тринадцатый. Я - президент дистрикта, Альма Койн - оказавшись в нужной палате, женщина коротко кивает, рассматривая прибывший с арены "улов". Парень высок, хорошо сложен, обладает навыками профи - из такого получится хороший солдат. Сидит возле постели сестры, и судя по взгляду - здорово за неё волнуется. Да, в их досье написано, что близнецы очень дружны... Тем лучше. На этом тоже можно сыграть. Кашмира Фрайзер... Слишком потрёпана, чтобы можно было сделать выводы. Смазливое, но бледное личико, полуопущенные веки. Николсон предупредил президента, что девушка перенесла полостную операцию и лучше её сейчас не утомлять... Но Койн интересовало лишь одно - насколько Фрайзер сейчас контролирует собственный рассудок? Доктор уверял, что в должной мере.

-Значит, у вас есть информация для меня, мисс Фрайзер? Я слушаю. Мистер Фрайзер, не могли бы вы нас ненадолго оставить? - перестраховка. Альма не любила лишних ушей, тем более в таком бедламе, какой окружал её сегодня... И привыкла к тому, чтобы на её территории ей подчинялись. Она подходит к изголовью койки Кашмиры, скрестив руки на груди, глядя на девушку сверху вниз. Сомнительной пользы пополнение, учитывая потери.

+4

6

Восемь часов и операция... Звучит паршиво. Операций Кашмире ни разу не делали, и не то чтобы неизвестный дистрикт был тем местом, где хочется совершать подобный дебют. Брат как всегда прав - отдых ей нужен... Отдых и узнать, что именно резали. Но Фрайзер полагает, что дурные новости от неё точно никуда не денутся, операцию всё равно уже провели. А вот информация... Девушку пугают обнаруженные провалы в памяти. Вдруг в следующий раз она проснётся и без тех крупинок воспоминаний, которые ещё есть в голове? В том, что бодрствует она ненадолго, Кашмира не сомневается. Ей знакомо это ощущение постепенно наполняющей тело лёгкости - морфлинг... Не в такой концентрации, какую она предпочла бы сама себе вколоть, но выбирать не приходится. В общем, сначала отдать должок, а потом - обсудить с братом, во что они вляпались на сей раз. Не исключено, что таинственная Койн в свою очередь прольёт свет на их дальнейшие перспективы. "Война началась" напоминает в мыслях холодный мужской голос.

Рывок Кашмиры на койке заставил какие-то аппараты тревожно запищать, так что едва девушка успевает отдышаться - в палате появляется мужчина во врачебном халате. Отлично, вот он - точно местный!
-С возвращением, мисс Фрайзер. Как самочувствие? Увы, вставать вам я пока не позволю, у вас швы и... - вот швы у Кашмиры были не в первый раз, и беседу с врачом ей тоже хочется немного перенести. Передаст информацию, освободит место для новой - тогда и грузите...
-Я в порядке. Доктор, вы знаете Койн? У меня есть важная для неё информация, я хочу с ней поговорить - лицо мужчины вытягивается, кто бы ни была нужная Кашмире персона - шишка она, судя по всему, важная. Или он? Фамилия непонятная... Пару секунд врач созерцает пациентку, потом, решив, что в такой день информацией пренебрегать не следует, обещает попробовать что-то сделать и выходит из палаты.

-Прости, родной - обращается девушка к брату. Да, она как всегда всё сделала по-своему... Невозможно отдыхать и набираться сил, пока не проникнешься хоть каким-то доверием к месту, куда угодил. Конечно, они до сих пор живы, и всё такое... Но и Сноу не сразу всех убивал. Что, если они здесь в плену? Сейчас собственное поведение на арене кажется чертовски глупым. Что за странные приступы необоснованного доверия? "Ты просто дура" мысленно утешает себя Кашмира. С другой стороны, если бы не эти "странные приступы" - она уже была бы мертва... Блеск, возможно, тоже. Фрайзер молча покачивается на волнах боли и морфлинга, ожидая, пока вернётся её доктор с какими-то новостями... Вместо этого из краткого забытья её выводит женский голос.

Кашмира открывает глаза и фокусирует взгляд на вошедшей. Первая мысль "они что здесь, все... такие?" женщина неуловимо напоминает ей Клерика. Идеальные до нереальности прямые волосы, холодные глаза, только не тёмные, а серые. Общее ощущение некой бесцветности, резкости. И внутренней силы. Последнее Фрайзер очень не нравится... В женщинах, во всяком случае. Загадка разрешается довольно логично - президент. Конечно, у автономии должен быть свой лидер. Значит, вот кто противостоит Сноу? В таком случае, для женщины у руля она неплохо справляется. Надолго ли? Неплохо бы, конечно, убедиться в том, что перед ней действительно нужная Койн... Но у Кашмиры нет ни малейших идей о том, как это сделать. Кому-то нужно было оставлять более четкие инструкции. Ни идей, ни сил... Ни времени, судя по усиливающемуся шуму в голове. Морфлинг скоро победит со счетом один-ноль. Однако это вовсе не значит, что Фрайзер позволит кому-то диктовать ей условия. Да, она ранена, но ещё жива, а значит, уровень упрямства не снизился ни на йоту.

-Я не стану говорить без брата - жестко, насколько это вообще возможно с её скрипучим сейчас голосом, отрезает Кашмира. Возвращать долги, конечно, хорошо, но этот долг не настолько дорог девушке, чтобы оставаться наедине с незнакомой женщиной в совершенно беспомощном состоянии. Профи сейчас слабее котёнка, у того хоть есть когти. Кашмира протягивает руку Блеску, и только почувствовав свою ладонь в руке брата, начинает говорить:

-Клерик сказал, что Мелларк не в себе и хочет убить Сойку. И что "они вернутся"... - вся ценная информация укладывается в полтора предложения и кажется сейчас полным бредом. Но, возможно, только Кашмире? Фрайзер мало волнует, вычленит ли Койн что-то нужное из её речи. Да, девушка против Капитолия (и не думайте, что собирается кого-то в этом "убеждать"!), но желания помогать этой даме у неё тоже не возникает. От цепкого взгляда Альмы Койн хочется скрыться подальше.

+4

7

Не успела Кашмира прийти в себя после операции, а уже подавай ей некую Койн. Блеска это порядком удивило, всё-таки травму ей не шуточную нанесла Мейсон. Мейсон, что интересно с ней стало? Может быть Кронос её всё же прикончил? Это был бы идеальный расклад. Стоило только на минуту отвлечься, как Кашмира попыталась встать и это в её-то состоянии!
- Ты что делаешь? Тебе нужно отдыхать и набираться сил.
Появился врач, по всей видимости, как раз на пищание приборов и прибежал. Фрайзеру понравилась такая оперативность местных медиков: быстро провели операцию, пусть и удалили один яичник, так же оперативно пришел врач – возможно, всё не так уж и плохо.
Всё было не так уж и плохо, пока не пришла ещё одна посетительница, Блеск сначала было подумал, что ещё один врач или медсестра, пока не обратил внимание на отсутствие халата. Дамочка представилась Альмой Койн – президентом Дистрикта-13. Однако. Вызывало это по меньшей мере удивление.
- Добрый день, поздоровался Блеск. – Нет, сестру я одну не оставлю, - твердо заявил он.
Естественно он не собирался оставлять Кашмиру одну и дело не в том, что он не доверяет Койн, хотя… и в этом тоже, но всё же предпочел посидеть рядом с сестрой, которой итак досталось.
Клерик? Это, видимо, тот идиот, который лез с глупостями к Кашмире, да и информации совсем негусто, кроме того, что он вернется и это всё.
У Блеска было время, как следует рассмотреть Альму Койн: гладко причесанные волосы с седыми прядками, стальные глаза, даже не столько цвет, сколько взгляд, плотно сжатые губы выдавали в ней жесткого и волевого человека. Да уж, президентом просто так не стать. Только что теперь с ними будет?
- Что теперь будет с нами? - Спросил напрямую.

+2

8

Девица оказывается из упрямых и уже сейчас очевидно, что проблемы с близнецами будут. Даже с подчинением простейшему и логичному приказу у них проблемы... Койн сжимает губы ещё сильнее, отчего они почти что сливаются по цвету с лицом. От того, чтобы развернуться и уйти, её удерживают два соображения - недоверие Фрайзеров пока что объяснимо, и лучше она всё же выслушает предназначенную для неё информацию сейчас, пока упрямая блондинка не заснула. По голосу непохоже, чтобы у девушки было много сил. Альма равнодушно скользит взглядом по сплетенным ладоням Фрайзеров и отмечает, что в отличие от брата Кашмира даже не потрудилась поздороваться. Но первое же слово победительницы заставляет президента вопросительно вскинуть брови - Клерик. Может, ситуация станет яснее...

Сначала кажется, что информация запоздала и уже бесполезна. Альма в курсе о Мелларке. Однако вторая, короткая часть послания, оказывается более информативной. Койн расцепляет скрещенные на груди руки и по привычке, как всегда делает в моменты размышлений, складывает пальцы домиком. Они вернутся. Отсутствуют Гектор и Старк, значит, куда-то они отправились вместе... Какое дело могло объединить этих двоих в Капитолии? У Арктуруса нет причин лишний раз высовываться. Зато они есть у генерала. Его отряд, конечно же. Клерик жив. Но поставил под угрозу дело революции из-за тринадцати человек! Койн делает глубокий вдох и выдох. Ей казалось, Гектор Клерик ещё шесть лет назад должен был усвоить урок о том, что деяния во имя революции перевешивают личные мотивы и отдельные жизни. Видимо, придётся объяснить более доходчиво... В зависимости от итогов его самоволки. Койн выныривает из размышлений и смотрит в синие глаза лежащей перед ней девушки:

-С вами в планолёте был изобретатель? Арктурус Старк? - версия стройная, но нуждается в проверке. Китнисс и Гейл утверждают, что нет, однако разбрасываться показаниями сейчас не следует. Это действительно многое бы объяснило... Альма выглядит спокойной, но крылья её носа раздуваются, как у взявшей след гончей. Где-то далеко на заднем плане появляется ещё один вопрос. Возможно, имеющий какую-то ценность, возможно, случайный. Непохоже, чтобы Фрайзеры испытывали жгучую благодарность или желание сотрудничать... Тогда почему девушке так важно было передать информацию? Братец вот предсказуемо дрожит за их шкуры, а Кашмира, не успев очнуться, героически исполняет гражданский долг. На всякий случай Альма мысленно ставит галочку - досье в её кабинете довольно подробное, но живые ресурсы и ресурсы запаса - не одно и то же. Она будет пристально следить за Фрайзерами, как и за любыми появляющимися новичками, пока не поймёт им цену. Но некоторый план взаимодействия, основанный на привязанности близнецов друг к другу, у неё имеется.

-В дистриктах в ближайшее время будет не безопасно... Мы предоставим вам убежище, условия которого обсудим несколько позже - сначала нужно завершить беседу с Кашмирой. Альма почти уверена, что с Блеском проблем не возникнет - парень чувствует себя ответственным за сестру и понимает, что она серьёзно пострадала. Послушание в обмен на сотрудничество покажется ему привлекательной сделкой... Насчет девушки Койн пока не уверена. В синих глазах Фрайзер даже сейчас нет ни намёка на уважение и страх, которые привыкла видеть Альма. Но закалка подземелий куда сильнее избалованных Капитолием выскочек.

+4

9

Странно, но высказавшись, Кашмира почти мгновенно начинает чувствовать себя слабее. То ли ослабевший организм морфлинг всё же "догнал" быстрее, то ли исполненный долг перестал как-то питать её силами. Девушка вновь откидывается на подушку - к общему ощущению разбитости примешивается ещё лёгкая тошнота. Последствия наркоза? Хочется позволить себе нырнуть в появляющуюся на изнанке век воронку... Но вопрос Альмы Койн заставляет собраться и ухватиться за ускользающую нить мысли. Ощущения - как когда подтягиваешься последний раз максимального норматива, на пределе дрожащих мышц.

-Арчи? - при звуке знакомого имени удивленный взгляд Кашмиры перемещается на брата. Старка знали они оба. Можно сказать, изобретатель - единственный капитолиец, с которым Фрайзеры действительно дружили. Арктурус бывал у них дома, Кашмира почти каждую поездку в Капитолий находила время для того, чтобы навестить изобретателя в лаборатории или его особняке - выпить, поболтать, побаловаться с Джарвисом. Можно было догадаться... Арчи - чуть ли не единственный техник в Панеме, способный взломать арену, усиленную после первого штурма. Значит, вот с кем Клерик общался через наушник? Почему-то именно сейчас, узнав об участии Старка, Фрайзер действительно понимает - война началась, она точит Панем со всех сторон, Тринадцатый дотянулся до Капитолия (как-то ведь Арчи сюда попал?), и коснуться это пламя может любого. Твоих друзей, семьи...

-Нет. Его не было - и лучше не думать о том, где Старк мог оказаться сейчас. Кашмира надеется, что Клерик не соврал и они вернутся... Мнению Арчи об этом месте она бы поверила. "Убежище?" ответ на вопрос Блеска показывает, что они здесь надолго. Фрайзер полагала, что их единственная проблема - спастись с арены, однако теперь не была в этом так уверена... Возможно, проблемы начинаются именно сейчас. И что подразумевает Койн под словом небезопасно? Ведь их семья в Первом! Тело бросает в жар, потом в холод - слишком много эмоций и мыслей, вынести которые Кашмира сейчас не может физически. Почему нельзя просто оказаться дома? Она не хочет вникать во всё это. Не хочет участвовать. Её личная война длится уже десять лет, с тех пор, как Фрайзер стала победительницей, и поддерживать чью-то ещё девушка не намерена... Или тут каждого поголовно нужно убеждать в том, что она против Капитолия? Вот ведь привязалось. Но эта мысль наталкивает ещё на один вопрос - пожалуй единственный, который Кашмира сейчас хотела бы задать, чтобы закрыть своё даже в таком состоянии неуёмное любопытство. Все остальные вопросы лишь вели к ещё большим размышлениям... И присутствие Альмы Койн ей для них нужно меньше всего.

-Как зовут Клерика? - возможно, Блеск был прав, когда полагал, что Кашмира бредит. Но этот чертов день может принести ясность хотя бы в такой мелочи? Кашмире хотелось бы знать, кто помог им спастись с арены. Хотя едва ли она бы решилась задавать этот вопрос женщине, которую видит впервые в жизни, если бы не повышающийся уровень морфлинга в крови.

+4

10

Блеск порядком удивился, что на арену прибыл и Старк – их общий знакомый с Кашмирой, но что он там делал? Капитолий изобретатель и на арене, неужели тоже из повстанцев? Вообще, он один из немногих капитолийцев, кому они с сестрой симпатизировали, плюс забавный Джарвис, по крайней мере Блеск находил в этом массу забавного. И вот он, оказывается, был с неким Клериком и Сойкой, что ж, нужно будет по подробнее узнать, что и как, однако скорее всего он и взломал защиту арены. Арчи был там и некий Клерик его потерял, здорово, всё веселее и веселее, такого техника профукать. Интересно, Койн казнит нерадивого Клерика или как? Или здесь мир, дружба и жвачка? Кто их знает, этих выходцев из Тринадцатого. Фрайзер просто взглянул глазами Койн на все это действо: Клерик профукал Старка, но зато притащил парочку из Первого, а народ из профи Дистриктов, никто не любит – именно поэтому Блеск и обеспокоен тем, что с ними будет, особенно с раненой сестрой. И Альма отвечает на его вопрос. Ничего. Пока, по всей видимости, ничего. В Первый их не отправят, но оно вроде как и логично даже.
- Кашмира, тебе нужно поспать. – Блеск поправил одеяло. – Чуть по позже, я к тебе опять зайду.
Блеск поцеловал сестру в лоб и вышел из палаты вместе с Альмой Койн. Лучше им поговорить пока без Кашмиры.
- Пока мы здесь, что будет дальше?
Не то чтобы он ждал детального рассказа обо всех планах, но хотя бы минимум, что, как и зачем? Видимо, им предстоит какое-то время жить здесь. Под землей. Так можно и клаустрофобию заработать.

Отредактировано Gloss Fraser (Чт, 3 Сен 2015 22:11)

+2

11

Значит, в планолёт Старк действительно не поднимался... Есть мизерная вероятность, что в плане произошли какие-то изменения и Гектор отправился спасать изобретателя, а не свой отряд, то есть действовал всё же согласно её распоряжению, не самовольно... Но Альме кажется, что тогда и сообщение от генерала звучало бы по-другому, без напускания тумана. Похоже, сейчас Койн может только ждать. Вот только после многолетнего ожидания каждая секунда "подвешенного" состояния в тот момент, когда главный шаг уже совершен, кажется худшей пыткой.

Президент уже собирается покинуть палату, памятуя о том, что в списке дел на сегодня ещё как минимум Мелларк и обеспечение Фрайзеров "стартовым набором" - формой и отсеком. Однако вопрос девушки заставляет президента изогнуть бровь. От раненой победительницы, попавшей в чужой и вроде как не существующий официально дистрикт, можно было ожидать любопытства в любой сфере, но это... Может, близнецы пользуются мозгом по очереди?

-Генерал Клерик - главнокомандующий армии Тринадцатого дистрикта. И это всё, что вам необходимо знать, мисс Фрайзер - тем же спокойным бесцветным голосом отзывается Койн. Она не собирается поощрять далёкие от субординации или практической пользы расспросы. Но, кажется, начинает понимать, почему Кашмира Фрайзер так старательно донесла до её сведения сообщение Гектора. Может, в образе выпрыгивающего из планолёта генерала девице привиделось нечто романтическое? И часто он на заданиях впечатляет смазливых дамочек? Альма не уверена, фигурировали ли в досье победительницы мужские близкие имена помимо имени брата, но определённо проверит эту информацию. Капельница девушки подходит к концу, Койн видит, что Кашмира уже не фокусирует на ней взгляд, и теряет к засыпающей информаторше всякий интерес. Пока Блеск поправляет сестре одеяло, президент выходит из палаты, подзывая к себе доктора Николсона:

-Мелларк? - коротко спрашивает она, но получает в ответ отрицательное покачивание головой. Пока не очнулся. Что ж, значит, можно выделить время на инструктаж более здорового и, по её мнению, адекватного Фрайзера. Николсон уходит в палату Кашмиры, проверить погружающуюся в сон пациентку, Альма, заложив руки за спину, смотрит на вышедшего к ней Блеска. Несмотря на разницу в росте, кажется, что сверху вниз.
-Зависит от вас, мистер Фрайзер. Но на вашем месте я бы не думала, что Сноу легко простит побег с арены... - Койн выдерживает паузу, чтобы информация и возможные риски уложились в голове Блеска, и менторским лекционным тоном продолжает:

-Сейчас Тринадцатый, по сути, единая организованная армия. Мы все подчиняемся общему расписанию - лекционные часы, тренировки, распределение по отрядам. Война с Капитолием только начинается, но отступать мы не намерены. Если вы хотите остаться - вам с сестрой будут предоставлены жильё, еда, одежда, и главное - безопасность. Здесь можно пережить даже бомбежки. Но бездельников в дистрикте нет, взамен вы должны быть полезны нам. Учитывая ваши навыки - возможно, вам присвоят звание солдат и место в отряде. Можете покинуть дистрикт, как только Кашмира почувствует себя лучше, но с тем, что ждёт вас за его пределами, разбираться придётся самостоятельно - Койн не очень-то нуждается в Фрайзерах, но даже если бы они были ей необходимы - суть речи осталась бы неизменной. Альма бесстрастно озвучивает основные аргументы, предоставляя Блеску право решить их с сестрой судьбу самостоятельно. Вроде бы... Сама президент уже уверена в том, что Фрайзер, так заботливо подтыкающий близняшке одеяло, не рискнёт уводить пострадавшую девушку из безопасного места, зная мстительность Кориолана Сноу. Койн уже даже воскресила мысленно план отсеков, думая, куда поселить победителей.

+4

12

- Я даже не сомневаюсь, что дорога в Капитолий нам заказана. – Это было бы понятно любому здравомыслящему человеку, что такое не прощается Сноу, достаточно знать об истории голодных игр, а тут побег. Побег, конечно, не спланированный, но тем не менее это побег с арены, но даже так лучше, чем подыхать там.
Определенно лучше. Теперь осталось попробовать вписаться в Дистрикт-13 и что-то подсказывало Блеску, что процесс будет не самый легкий. Они с Кашмирой привыкли к совсем другому уровню жизни, а здесь всё не так и не этак, достаточно только одного фактора – жизнь проходит под землей. Под землей. Только выбор пока негустой, либо так, либо они с сестрой могут убираться на все четыре стороны, а иди-то и некуда.
- Мы с сестрой останемся. – Блеск сделал свой выбор. – И постараемся быть полезными, но вот Кашмира… Она была так тяжело ранена, плюс у неё имеются некоторые психологические проблемы, мне кажется, а сестру я свою хорошо знаю, что ей было бы лучше где-нибудь на кухне приносить пользу, например мыть посуду или чистить овощи, так же возможно прачкой или гладильщицей. Что же до меня, то мои навыки в распоряжении Дистрикта.
Слышала бы его Кашмира… Блеск так и представляет истерику от такой перспективы, но только он действительно считает, что ей на данный момент будет лучше на кухне, по крайней мере ему спокойнее, а ей безопаснее. Безопаснее определенно, хватит с неё арен, хотя бы здесь будет в относительной, но всё же безопасности. А ещё Блеску хотелось бы верить, что Дистрикту-13 и повстанцам удастся нагнуть Капитолий и наконец-то избавиться от Сноу – тогда бы они с Кашмирой нормально зажили.

+2

13

На лице Фрайзера отражаются некоторые колебания, но очень недолгие, и парой секунд позже Альма получает подтверждение уже продуманного ею сценария - близнецы остаются в Тринадцатом. При этом Блеск достаточно уверено делает выбор и за себя и за сестру. Койн кивает, показывая, что не отказывается от своих слов - жильё, одежда, убежище, всё в силе. Тем более Фрайзер вполне легко идёт на контакт - не требует им с сестрой особых "победительских" условий, не корчит недовольную мину, услышав о расписании... Нет, президент не строит иллюзий насчет того, что кто-то может быть в восторге от перспективы жизни под землёй. Но видно, что ради сестры и её безопасности Блеск готов мириться с чем угодно. Продолжение его речи это только подтверждает.

-Психологические проблемы... - повторяет Альма задумчиво. В досье Кашмиры Фрайзер речи о каких-то официальных диагнозах не идёт, упоминается лишь вспыльчивый переменчивый характер, но президент скорее удивилась бы, останься девушка после трёх заходов на арену нормальной. Скорее всего проблемы, просто не настолько бросающиеся в глаза, имеются и у Блеска. Например, этот болезненный страх за своего близнеца. Чем-то они напоминают Койн Китнисс и Гейла или Китнисс и Пита... Вот только троице из Двенадцатого по семнадцать лет, а этим, кажется, подкатывает к тридцати. Парня можно определить пока в один из отрядов среднего уровня, посмотреть, как себя проявит, оценить его перспективы. Возможно, разделить близнецов действительно будет удачным ходом - оставшаяся в дистрикте сестра в случае необходимости станет отличным гарантом послушания Блеска "в поле". Но окончательные выводы делать пока рано - всё же два профи лучше одного, а рук на кухне всегда хватает. Поваров ведь не косят пули. Может, Фрайзер и вовсе сгущает краски, стремясь уберечь Кашмиру.

-Что ж, полагаю, в ближайшее время ей и не стоит поручать что-то помимо бытовой работы - ответ нельзя как трактовать как однозначное "да" или "нет", Альма ставит в уме очередную галочку - присматривать за Кашмирой Фрайзер, пока сама не поймёт, насколько девица пригодна или непригодна к службе. Ещё неизвестно, сколько времени уйдёт у неё на восстановление после ранения. А пока сестра приходит в себя, брат уже вполне обживётся в дистрикте и включится в режим. Прекрасно.

-Я пришлю к вам своего помощника, Боггса Гровера. Он покажет вам склад, где выдают форму, столовую, ваш отсек... Всё, что нужно знать на первое время. С ним же поговорите и о смотре для распределения в отряд... За сестру не волнуйтесь, в лазарете постоянно дежурит кто-то из врачей - обычно потенциально серьёзных новичков "тестировал" Гектор, но мало того, что Альма сейчас понятия не имеет, когда её генерал объявится в дистрикте, так она уже подумывает о том, чтобы увеличить долю полномочий беспрекословно подчиняющегося Гровера.

-Прошу меня извинить, дела не ждут. Ещё раз добро пожаловать в Тринадцатый, мистер Фрайзер - на сей раз Койн коротко пожимает руку Блеска, в знак того, что принимает его "на борт". Затем разворачивается и уходит в сторону бокса, куда положили Пита Мелларка. На ходу набирая послание Боггсу на телебраслете - Гровер спустится в лазарет и заберёт Фрайзера на инструктаж уже через пять минут. И если бы хоть часть возникших сегодня проблем решалась столь же легко...

Отредактировано Alma Coin (Сб, 5 Сен 2015 22:23)

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » [c] 01.11.3013, District 13, Моя ладонь превратилась в кулак


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC