Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 02.11.3013, dist. 13, I burn to make you understand


02.11.3013, dist. 13, I burn to make you understand

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://savepic.su/6102245.jpg http://savepic.su/6100197.gif


• Название эпизода: I burn to make you understand;
• Участники: Cashmere & Gloss Fraser;
• Место, время, погода: вечер 2 ноября, 19 часов, свободное время у населения дистрикта и время посещения в лазарете;
• Описание: близнецы всегда стоят друг за друга горой, но вопрос ассимиляции в Тринадцатом оказывается для них яблоком раздора. Блеск быстро привыкает к новому месту, в то время как Кашмира преисполнена страха и недоверия;
• Предупреждения: возможно нарушение тишины в лазарете.


0

2

Восприятие Тринадцатого для Кашмиры особо не менялось... По крайней мере, первые сутки после операции. Первое ноября прошло по скудному расписанию - краткие периоды пробуждения, боль и морфлинг. Когда она просыпалась, врачи меняли повязки на руке и животе и заставляли её пить воду, а вечером принесли поднос с чем-то, похожим на омлет, и киселём, но от еды Фрайзер отказалась - кусок в горло не лез. Вроде бы Блеск появлялся вчера вечером, девушка помнила, что брат давал ей стакан с водой... А попив, она снова заснула. Морфлинг отменили, когда с момента операции прошли сутки. Так что утро второго дня в дистрикте Кашмира встретила с более незамутненным рассудком. Швы побаливали, но уже не так сильно - можно было принять полусидячее положение, спасибо кнопочке в изголовье кровати.

-Доброе утро, мисс Фрайзер. Я позову доктора Николсона, а вы пока завтракайте - женщина в белом халате, поставив на тумбочку возле постели поднос, удалилась. Кашмира равнодушно уставилась на жидкую кашу и чай, даже не шелохнувшись, чтобы взять ложку. Какой к черту завтрак... Где Блеск? До чего он договорился с Койн? Было ли это точно вчера или у неё в голове всё путается? Какие новости из Капитолия? Эти вопросы казались намного важнее каши, а собственная беспомощность безумно злила. Девушка хмуро созерцала дверь палаты до тех пор, пока та не распахнулась снова:

-Где мой брат? - не дав врачу даже поздороваться и сама не тратя время на расшаркивания, спрашивает Кашмира. Голос звенит, как струна. Разделенная с Блеском, Фрайзер чувствует себя более чем неуютно наедине с чужаками. Да, они вроде бы спасли ей жизнь, но Капитолий отлично учит тому, что даже добрые поступки зачастую совершаются ради личной выгоды. Если о тебе позаботились - возможно, у кого-то просто большие планы на твоё тело. Или твои навыки. Или информацию, которой ты владеешь... Да мало ли.

-Полагаю, закончил завтракать и вместе со всем дистриктом отправился на утреннюю тренировку. Не волнуйтесь, он придёт вас навестить к вечеру, когда будет свободное время. Давайте лучше побеседуем о вашем состоянии - спокойно, словно не замечая резких ноток в голосе пациентки, отвечает доктор, пододвигая к кровати девушки стул. Свободное время? Что это значит и почему Блеск должен идти на какую-то тренировку с этими людьми? Ему что, было мало арены? Или брата к чему-то принуждают? Где-то под рёбрами ворочается похожий на ежа страх. Кашмире всё это не по нраву, но она не собирается задавать вопросы незнакомцу, услышав главное - Блеск к ней придёт. А она ведь до сих пор не знает, что за операцию перенесла. Фрайзер настороженно кивает, комкая пальцами одеяло.

В течение следующих десяти минут победительница выслушивает краткую лекцию о том, что рана от топора Мэйсон оказалась глубокой и произвела внутренние повреждения, что ей удалили левый яичник и на здоровье это ощутимо сказаться не должно, но реакция организма на подобное вмешательство может быть индивидуальной. Пока непонятно, сможет ли она в будущем забеременеть, однако шансы, конечно, есть всегда... Доктор Николсон ошарашенно замолкает, когда его пациентка начинает смеяться, запрокинув голову.

"Забеременеть... Господи, я под землёй, не знаю, смогу ли вернуться домой, Сноу по-прежнему жаждет нашей с Блеском крови, Китнисс Эвердин жива, а Панем погружается в войну. Так важно сейчас, смогу ли я забеременеть" удивительно, какими идиотами могут быть люди. Капитолий отнял у неё всё - свободу, самоуважение, рассудок, дом. Теперь она, возможно, и не совсем женщина стараниями Мэйсон. Какая уже к черту разница... Это не волнует никого, кроме разве что брата с его мечтами. Но чувство страха сменяется ощущением душащей горечи. Сколько бы ни говорил Блеск о "нормальной жизни" - для них она навсегда останется сказкой. Они невольны выбрать даже в какой войне хотят умереть. Не говоря уж о том, что не хотят.

-Мисс Фрайзер... Вам нужно поесть. И пить побольше воды. Если что-то понадобится - например, обезболивающее, жмите на кнопку вызова медсестры - какое-то время врач ещё мнётся на пороге, но ответа не получает. Кашмире нечего ему сказать. Заявить, что ей очень жаль? Спросить, когда её выпишут и когда она сможет участвовать в жизни дистрикта? Любая фраза была бы ложью. Правда заключается в том, что Кашмире на-пле-вать. Блеск жив, они оба выбрались с арены, как и мечтали... Именно выбрались, не спаслись. И теперь девушка не уверена, что рада этому. Если бы выжил только брат... А она устала. Не хочет больше слышать ни о какой войне, не верит, что есть какой-то рубеж, за которым её ждёт что-то хорошее. Она умеет только отнимать жизни, и теперь лишилась даже гипотетической возможности кому-то жизнь подарить. Забавно, правда?

Лучше бы она утонула на арене, как... "Не помню имя" девушка помнит воду, кто-то тянет её вниз, она вырывается... Или это был один из её кошмаров? Кто вообще погиб на арене? Кого убила она? Вернулся ли в дистрикт Старк? Снова вопросы, вопросы... Кашмира опускается на подушку и закрывает глаза. Не прикасается к завтраку, не реагирует, когда медсестра уносит поднос, когда на его месте появляется новый, с обедом... Ей не нужно поесть. Её бы вполне устроил ещё один день на морфлинге. Неделя. Месяц. Остаток жизни. Когда придёт Блеск?

+2

3

Теперь жизнь началась по-новому, не то чтобы для Блеска были в новинку постоянные тренировки, за время учебы в академии профи, но в последние годы, ему не нужно было рано соскакивать и нестись на занятия, нет, Блеск привык поспать подольше. Всё же, в Перовом было в каком-то плане вольготнее, по крайней мере не в 6.30 подъем и еда лучше. Еда – ещё одно, так сказать, новшество здесь. Она рассчитывалась на массу тела и род занятия каждого человека и выдавалась строго придерживаясь этих самых порций, не больше и не меньше. Грустно. В принципе весь день был заполнен от и до, кроме личного времени, правда Блеска ещё смешила формулировка анализ дня – неужели здесь ждут, что народ будет сидеть и конспектировать, что и как сегодня было? Блеск так лег поспать в этот самый анализ дня, так как свое свободное время он решил потратить на посещение сестры в лазарете.
Конечно кое-что было весьма интересно послушать, раз придется здесь жить, то нужно хотя бы с минимумом ознакомиться, чем Блеск успешно и занимался, когда после разговора с Койн, ему выделили отсек для, где теперь и будет обитать. Комната в лучших традициях минимализма: узкая кровать, небольшой шкаф, стол и стул. Даже для Блеска это скудно, при том что он не против минимализма, но это как-то через чур. Кашмире «понравится». Ещё ей «понравится» местная форма одежды – абсолютно и бесповоротно серая, опять же ему не так уж критично, зато сестра будет в диком «восторге». Хотя, собственно говоря, не всё ли равно в чем будет работать на кухне? Фрайзер был доволен собой, что поговорил с Койн и теперь Кашмиру пристроят на кухню или в прачечную, хотя её реакцию он представляет, но зато жива и здорова останется.
После того, как Фрайзера проводили в отсек, он принял душ, переоделся в серую форму и отправился на ужин. Тушенная капуста с картофелем, что-то типа киселя и ломоть хлеба – негусто и почему-то без мяса. Позже Блеск узнал, что мясо здесь не очень часто дают. Может стоило помереть на арене, чем так жить? – С тоской по мясу, подумал Блеск.
Следующий день прошел со знакомством Дистрикта и его порядками, а именно ранний подъем, скудноватый завтрак, далее тренировки, лекции, лекция от Койн – хотя бы полезно было послушать, далее обед, где приложили просто микроскопический кусочек непонятного мяса, потом опять тренировки, анализ дня, ужин и наконец-то свободное время. Блеск не теряя зря времени отправился к сестре. Весь день он волновался – как она там? Хорошо ли заживает рана?
В коридоре лазарета висел запах спирта и медикаментов, на входе Блеску в очередной раз выдали халат и бахилы, и тогда пустили в палату к Кашмире.
- Привет, как у тебя дела?

+1

4

До прихода брата поднос сменили ещё один раз, так что Кашмира делает вывод, что это ужин и Блеск пришел к вечеру. Часов в палате нет, время для девушки сейчас не значит ничего. Она лишь злится, что пришлось ждать и брат где-то пропадал в то время, когда нужен ей здесь, рядом. Бросил её с чужаками. Как у неё могут быть дела? Тем не менее, при звуке голоса Блеска Кашмира первый раз за день демонстрирует готовность идти на контакт:

-Доктор со мной говорил... Если ты об этом - брат постоянно твердил, что хочет выдать Кашмиру замуж, возить племянников на рыбалку. Однако всё это было словно частью какого-то ритуала, привычной шутки. Действительно всерьёз они подобные перспективы никогда не обсуждали и сейчас было неловко поднимать с Блеском разговор о своей способности или неспособности к зачатию. Тем более эта проблема последняя в списке значимых. Сказать по правде, Фрайзе вовсе не ожидала, что подобное известие как-то её заденет... Девушка на секунду переводит взгляд в стену, затем вновь устремляет его на Блеска. Близнец одет в кошмарный серый комбинезон... Кажется, эта одежда делает его таким же бесцветным, как все и всё здесь. Губы Фрайзер брезгливо вздрагивают.

-Что на тебе надето... И где ты был весь день? - не обращая внимания теперь уже на поднос с ужином, Кашмира тянется к руке брата, чтобы взять её в свои ладони. Ей не нравится лазарет, пугают посторонние люди, атмосфера, все эти тревожные звоночки... Победительница не чувствует себя свободной. Не может поцеловать Блеска, хотя очень сейчас этого хочет, не может заснуть в его руках, не может даже покинуть эту чертову палату. Но отпускать брата, пока не получит ответов на свои вопросы, не намерена.

-Мы надолго здесь? Что слышно из Капитолия? И я мало что помню с арены... До драки с Джоаной... Ты расскажешь мне? - девушка хмурится, пытаясь пробиться к собственным воспоминаниям, но снова натыкается лишь на стену. Какие-то отдельные образы... Ей нужна единая картинка, чтобы лучше понимать происходящее, а сейчас победительница ощущает себя совсем потерянной. Телевизора в палате нет, врачам она не доверяет, не знает здесь никого, кроме брата. Не хочет знать. Кашмире даже не приходит в голову, что просто так воспоминания не исчезают. Возможно, память заблокировала то, что сама девушка подсознательно хотела забыть, с чем боится не справиться.

-Мама и папа ведь в Первом... - вспомнив об этом, Кашмира вздрагивает. Что она запомнила крепко, так это слова "война началась". И они не должны отсиживаться под землёй, пока родители могут быть в опасности... Что сказал Сноу насчет их побега? Он ведь должен был как-то объяснить Панему появление в эфире Китнисс, взрыв арены... Крепче сжав ладонь брата, Кашмира заглядывает ему в глаза:
-Блеск? - она всегда чувствует настроение своего близнеца. Сейчас это... Страх? Блеск боится? Но что могло напугать его после арены?

+1

5

На взгляд Блеска, Кашмира выглядела сегодня по лучше, по крайней мере не настолько бледная, и всё же он волновался за её состояние и не только физическое, сейчас даже, не столько физическое, особенно после новости об удаленном яичнике. Конечно шансы всё равно остались на возможность иметь детей, а возможно и нет. Сколько Блеск её подпинывал выйти замуж, родить детей, а сейчас возможно ничего этого не будет. Ладно, решать проблемы нужно по мере их появления, пока это не самое страшное – ему ещё нужно рассказать про родителей и желательно правильно подобрать слова так, чтобы Кашмира не впала в очередную истерику.
Блеск сел на кресло рядом с сестрой.
- Это форма Дистрикта-13, серая и неприметная, когда тебе разрешать покинуть лазарет, сама увидишь – тут все выглядят, как мыши переростки. Весь день провел по расписанию: подъем, завтрак, тренировки, лекции, обед, опять тренировки, ужин и наконец-то свободное время – я сразу пришел к тебе. – Эта информация далась легко, но Кашмира уже задает вопросы, на которое не просто ответить. – Из Капитолия, из Капитолия слышно, что повстанцы преступники, а Мелларку и Эвердин запудрили мозг. Что же до нас, Кашмира, нас объявили погибшими. Нам придется здесь пока остаться.
В Капитолии не могли не знать, что близнецы Фрайзеры не погибли на арене, даже если эфир отключили до их посадки в планолет, то тела нашли бы 100%, это же их арена. Они знают. Блеск так же понимал, что живыми их брать Капитолий не будет, иначе не было бы этого объявления, а ещё явная ловушка с родителями – это тоже яснее ясного и к гадалке не ходи.
Кашмира как будто, что-то почувствовала и спросила про их родителей, Блеск невольно вздрогнул – он не хотел сейчас говорить об этом, но и смысла утаивать нет, рано или поздно Кашмира узнает правду.
- Кашмира, они не в Первом. Был эфир из Капитолия, где сообщили, что Капитолий решил позаботиться о родителях погибших трибутов…

+1

6

-А тебе на кой черт сдалось их расписание? - морщится Кашмира, красноречиво показывая своё отношение к этому месту. Что нашло на брата? С первого же дня активно вливаться в чужой уклад, вместо того, чтобы провести день с ней... На Блеска непохоже. Или брату промыли мозги, пока она спала? С этой дамочки станется. Как там её... Койн? Больше всего Фрайзер настораживает слово тренировки. Учитывая то, что она уже видела - непохоже, чтобы все здесь ходили в зал исключительно ради базового поддержания формы.

-Погибшими... Остаться... - слова вроде бы доходят до сознания, но их смысл укладывается в голове не сразу. Со стороны Сноу шаг довольно предсказуемый - он не может объявить на весь Панем, что помимо ожившей Сойки он упустил ещё кого-то из трибутов. Тел у него нет, но скорее всего скажет, что их разметало взрывом... Или устроит для особо скорбящих "поклонников" церемонию с закрытыми гробами. Но остаться в Тринадцатом... Путь домой теперь заказан. Их сдадут, как только увидят. И версия президента станет официальной. Блондинка горько усмехается:

-И чего от нас хотят здесь? - бесплатный сыр лежит только в мышеловке, эту истину Кашмира за десять лет "работы" в Капитолии усвоила каждой клеточкой тела. Любая война начинается с вербовки, вполне логично, что Тринадцатому нужны людские ресурсы. Но Фрайзер не собирается входить в их число и не позволит брату это сделать. Не для того они бежали с арены, чтобы угодить из огня в полымя... Именно это Кашмира собирается сказать Блеску, когда последняя, худшая новость обрушивается на неё похлеще топора Мэйсон.

-Что?! Их показывали? Они живы?? Ненавижу, ненавижу, ненавижу... Когда он наконец сдохнет! - к горлу, перехватывая дыхание, подступают слёзы, но злость придаёт девушке сил. Кашмира, не обращая внимания на вспыхнувший болью шов, вскакивает с кровати и, оказавшись на ногах, с силой бьёт ладонью по подносу с ужином. Капуста и компот оказываются на полу, тарелки с грохотом разбиваются, на шум влетает медсестра:

-Мисс Фрайзер! Пожалуйста успокойтесь, у вас разойдутся швы и... - договорить женщина не успевает. С тем же успехом можно было попытаться усмирить мечущегося по клетке тигра. Ноги дрожат от слабости, голова кружится после двухдневной голодовки, но менее опасной от этого профи не становится. С силой, которую едва ли можно было ожидать от больной в её состоянии, Кашмира локтем бьёт медсестру под дых. Женщина, подскользнувшись на разлетевшемся ужине, буквально отлетает к стене, хватая ртом воздух. Не глядя на успешно поверженное препятствие, Фрайзер вцепляется пальцами в плечи брата, нависая над ним. Зрелище определённо не для слабонервных - золотые волосы растрёпаны, на осунувшемся побледневшем лице выделяются только огромные синие глаза, и взгляд их сейчас далёк от нормального:

-Это моя вина! Я не хочу здесь оставаться. Отпусти меня в Капитолий, слышишь?! Пусть Сноу получит меня и отпустит их! - если кто заслужил убежище, то это Эмбер и Гелиодор. Если бы они с Блеском не сбежали - родители не попали бы в лапы Сноу... Позаботиться, как бы не так! В столице умеют только пытать, морально и физически, умело украшая твои страдания мишурой. Пойти за Китнисс и Клериком - её идея. Она была так одержима желанием спасти брата... Даже не вспомнила, что пострадать может не только он. Никчемная, сумасшедшая, не приносящая родным людям ничего, кроме боли и горя... Если бы это зависело от неё - Кашмира бы с радостью поменялась сейчас с родителями местами. Её жизнь не стоит ничего, но они и Блеск заслуживают того, чтобы спастись, начать жить заново. Если это вообще возможно... По щекам девушки текут слёзы, Кашмира взбудоражена и не видит, как открывается дверь у неё за спиной. Медсестра полминуты назад убежала за подмогой. На пороге появляется доктор Николсон. Не теряя времени, мужчина сзади хватает девушку за плечи.

-Нет! - всё ещё непонятно какой силой движимая, Кашмира бьётся в его руках, пытаясь выкрутиться, чтобы вцепиться врачу в лицо. Она ненавидит их всех... Капитолий, годами причиняющий боль её семье, Тринадцатый, наблюдающий за этим из-под земли, мужчину, пытающегося спасать абсолютно ненужную ей жизнь... Единственное, что он мог бы сделать полезного прямо сейчас - снова вколоть ей морфлинг, потому что выносить эту реальность Фрайзер больше не может.

-Помогите же мне. Положите её на койку - рыкает Николсон на Блеска, пытаясь сдерживать напор буйной пациентки. Девушка оседает в его руках, давясь рыданиями, но разжимать руки мужчина всё равно опасается, надеясь, что брат сейчас справится с ней лучше. Нужно было сразу идти в палату с успокоительным.

+2

7

То что, он сказал слишком рано про родителей, Блеск понял сразу же. Кашмира впала в истерику, в общем-то, реакция ожидаемая и всё же Блеск думал, что возможно под морфлингом, она не так остро среагирует. Поднос со скудным ужином летит на пол, только металлические тарелка, ложка и кружка сбрякали.
- Кашмира, успокойся. – Блеск попытался взять за плечи сестру. – Они живы, ведь в Капитолии знают, что мы выжили, им невыгодно их убивать, да и так может быть слишком большая шумиха, чтобы убирать родителей погибших победителей. – Сейчас Фрайзер не только успокаивал сестру, но отчасти и себя.  У него было время подумать над ситуацией и вполне логично их не трогать, в конце концов и так слишком много вопросов стало возникать у людей.
На грохот прибежала медсестра и не вовремя, так как Кашмиру уже понесло по всем кочкам и ухабам, поэтому в след за подносом на пол летит от удара уже медсестра. Теперь уже сестра вцепилась в его плечи.
- Тут нет твоей вины, слышишь меня? Только вина Сноу, поэтому мы должны здесь остаться и попытаться помочь свергнуть его режим. Получив тебя, он их не отпустит – он их убьет, пока же ему выгоднее их держать живьем, пойми это. – Блеск старался донести до сестры свои мысли, правда получалось не очень, она всё так же рыдала и вырывалась, пока не появился её врач, который не стал терять времени даром и ухватился за плечи Кашмиры.
- Отпустите её, я сам уложу Кашмиру. - Блеск погладил по спине сестру и подхватил на руки, уложил обратно в постель, а там уже и успокоительное подготовили. – Постарайся успокоиться и на спокойную голову подумать над тем, что я сказал, а завтра мы снова сможем поговорить, я расскажу тебе про свое расписание.
- Вам лучше уйти сейчас, мистер Фрайзер, моей пациентке нужен покой и подождите немного за дверью.
- Да конечно. Спокойной ночи, Кашмира. – Блеск поцеловал сестру в лоб и вышел. Его не перестало грызть чувство вины за то, что так вот сразу вывалил на близняшку информацию о родителях.
Через пару минут появился доктор Николсон, и Блеску показалось, что ничего хорошего он ему не скажет - истерика Кашмиры получилась в некотором роде эпичная.
- У вашей сестры часто бывают подобные истеричные припадки?
- Не то чтобы часто, просто, поймите, она пережила тяжелое ранение, известие о родителях, конечно ей сейчас тяжело. В общем-то, у неё есть определенные психологические проблемы, мы вчера говорили на эту тему с президентом Койн.

0

8

-Я ничего им не должна. Никому больше - огрызается Кашмира, вновь поражаясь тому, как звучат слова брата. Они в Тринадцатом всего пару дней и в пору задуматься о том, что страшно выходить из лазарета, раз за его стенами так промывают мозги... С каких это пор Блеск решил сражаться за какую-то идею? Близнецов никогда не волновало ничего кроме собственного комфорта и безопасности членов их семьи. Но благодаря Сноу сначала они потеряли Диадему, теперь, возможно, родителей... Брат как всегда прав. Обещаниям президента верить нельзя... На победительскую неприкосновенность он ведь наплевал, вновь отправив их на арену после десяти лет "службы". Чего ради ему отпускать родителей, когда дети клюнут на приманку? Плодить потенциальных мятежников? Только всё это логично на словах. А на деле... Думать о том, как их могут там истязать, представлять мать и отца избитыми, брошенными в камеру, изувеченными... Думать, не имея возможности изменить что-либо.

Ощутив на спине руку Блеска, Кашмира со всхлипом утыкается ему в плечо и затихает. Как и всегда в моменты её истерик, период буйства сменяется периодом жуткой усталости, но успокоить её под силу только брату.
-Блеск, не уходи - Кашмире не хочется отпускать его, но врач решает, что впечатлений на сегодня пациентке достаточно. Как только девушка вновь оказывается на кровати - в вену тут же впивается игла. Пока Фрайзер успокаивал сестру, доктор Николсон успел подготовить шприц с сильным успокоительным. Ослабевшему организму сильной дозы не нужно - через полминуты после укола потолок начинает вращаться перед глазами и Кашмира мягко проваливается в сон. Врач стоит рядом, наблюдая за пациенткой, а убедившись, что истерика купирована, выходит в коридор к её брату.

-Я всё понимаю, мистер Фрайзер, но в таком состоянии ваша сестра представляет угрозу для себя и для окружающих... Боюсь, ей придётся некоторое время носить этот браслет - доктор Николсон достаёт из кармана пластиковый медицинский браслет, красный, с белыми буквами "психически нестабильна". Пока речь шла только об отказе девушки от еды, он ещё сомневался... Но после сегодняшнего инцидента считает эту меру адекватной. В конце концов, Фрайзер - профи, и лучше поместить её под усиленный надзор до того, как она искалечит кого-то из персонала.

-Полагаю, мы пропишем ей медикаментозную терапию и какое-то время подержим под наблюдением, пока не сочтём поведением приемлемым. Так же она получит соответствующую пометку в личном деле - не самый приятный диагноз для жизни в Тринадцатом, но здоровье пациентов Николсон ставил выше социальных нюансов. Конечно, президент Койн будет поставлена в известность о проблемах девушки с адаптацией на новом месте... Однако возможность влиться в новый коллектив у Кашмиры будет, если девушка сама того захочет.

-Навещайте сестру как можно чаще, беседуйте о разных мелочах, не углубляясь в то, что вам пришлось пережить... Это наверняка поможет ей адаптироваться - пока что пациентка не выказывала особого желания идти на контакт, по крайней мере, с персоналом, но Николсон не мог не заметить, что брата Фрайзер слушает. Прежде, чем покинуть лазарет - пусть убедится, что в стенах дистрикта её не ждёт ничего страшного и враждебного. На примере Китнисс Эвердин, тоже поначалу пребывавшей в плачевном состоянии, доктор всё же склонен к оптимистичному прогнозу. Человеческая психика достаточно гибкий механизм.

+1

9

Не то чтобы Блеска обрадовал браслет для сестры с надписью «психически нестабильна», но по крайней мере с таким браслетом, ей точно не грозит попадание на передовую – кухня или прачечная, именно то, что ей подойдет. Все же одной проблемой меньше, там она будет худо-бедно, но под присмотром и не полезет в пекло. Как гора с плеч. За сестру, Блеск беспокоился, сколько себя помнит.
- Конечно, если так нужно, - согласился с доводами врача. – Думаю, моей сестре это даже не пользу пойдет. – Только не пускайте её на поверхность. – Как можно чаще, кончено, все свободное по уставу время буду к ней заходить, надеюсь Кашмира скоро пойдет на поправку.
Следующий день прошел точно так же, как и предыдущий – скучновато, по меркам Блеска. Здесь не предусматривались развлечения в принципе и никакого алкоголя, вообще. Паршиво. Фрайзер привык к хорошей выпивке, особенно бокальчик пропустить за ужином. И это не самое страшное. Самое страшное, что здесь страшные бабы, или страшные или невзрачные. В общем, жизнь здесь так себе и чем быстрее они свергнут Сноу, тем быстрее Блеск вернется к себе в Первый, к нормальной жизни: выпивка и бабы.
Сегодня ему разрешили вместо похода на поверхность навестить сестру – думают, она так быстрее мозги вправит, но ведь не факт, это же Кашмира. Все же навестить её надо. Если бы это она лежала в больнице Первого, то он бы ей принес фрукты и шоколад, а здесь даже кусок хлеба нельзя выносить за пределы столовой. Ещё один минус здешней жизни. Собственно говоря, Фрайзер пока ни одного плюса, кроме не участия в голодных играх, здесь не нашел. Жизнь под землей, по расписанию, скудные трапезы и серая одежда, хотя, на одежду он меньше всего обращал внимания, это для Кашмиры стресс будет, а Блеску пофиг. Кстати, может как раз в такой одежде на неё меньше пялиться будут, что тоже неплохо и даже плюс.
- Привет. – Блеск зашел в палату к сестре. – Надеюсь, ты сегодня поспокойнее?

+1

10

Браслет психически нестабильной, обнаруженный по утру на правом запястье, Кашмиру совершенно не волнует. Для неё этот диагноз не новость... И, сказать по правде, здесь её не волнует абсолютно ничего. Мысли словно зациклились, пробегая по одному кругу "Капитолий. Родители. Нет дома. Нет будущего. Всё рухнуло" на тот или иной мотив, эти размышления повторяются постоянно. Правда, сегодня не вызывают тех всплесков агрессии и отчаяния, что нахлынули на Кашмиру вчера... Но возможно это просто эффект лекарства. Мозг работает, но тело, тяжелое и заторможенное, отказывается как-то синхронизироваться с этим процессом. Кашмира по-прежнему не ест. Нет ни чувства голода ни потребности в пище.

Сегодня Блеск приходит раньше и это, пожалуй, единственный светлый момент за весь день. Мало кто любит больницы и Кашмира точно не принадлежит к числу подобных извращенцев. Ей хочется быть рядом с братом, чтобы уберечь его от влияния этого места, раз уж из-за неё они сюда попали... Блеск - всё, что у неё осталось.

-Привет - попытка улыбнуться с треском провалена. Фрайзер не уверена, что помнит, как это. Даже на уровне мышечной памяти. Девушка нажимает кнопку, приподнимающую изголовье кровати, и садится в постели. Вчерашняя истерика ей уже помнится смутно, но моральная рана, нанесенная известием о родителях, так легко из памяти не сотрется. Если сотрется вообще... "Что бы он ни говорил - это моя вина. Не Сноу. Моя."

-Ты что-то хотел мне рассказать - вопрос девушка игнорирует. Её состояние нельзя назвать "поспокойнее"... Оно больше похоже на вакуум. Сил для истерик больше нет, и Кашмира понимает, что даже если бы они нашлись - это ничего не исправит. Взгляд снова скользит по серому комбинезону... Вид брата в этом тряпье ей категорически не нравится. Блеск не должен выглядеть, как часть Тринадцатого! Кашмиру это пугает, словно у неё пытаются отобрать брата. Снова. Мало распоряжался её семьёй Капитолий?

-Когда мне разрешат отсюда выйти? Я хочу быть с тобой - только без расписания или что там он упоминал... Фрайзер намерена отстаивать свою автономность так долго, как только получится. Она не хочет жить по законам этого места, не является частью революции, не позволит больше Блеску рисковать собой. Потому что везти вечно не может никому, а выжить после трех заходов на арену - слишком большой вызов фортуне. Некоторым столько удачи не выпадает за всю жизнь...

-Засыпать с тобой... - Кашмира протягивает руку, на запястье которой болтается браслет, и касается кончиками пальцев щеки Блеска, ведёт ими от скулы к губам. Ничего ведь не изменилось, правда? Между ними двумя? Если выбить у неё эту последнюю опору - держаться будет больше не за что. Сегодня Кашмире не снилось ничего, но она знает, что скоро её кошмары вернутся... Станут даже страшнее, чем прежде. Они никогда не отступят, как и арена. И ей не нужны ни справедливость, ни возмездие, ни политические игры... Только хотя бы те крохи покоя, что ещё теплятся в груди от близости брата.

+1

11

Запах лекарств и, кажется, дезинфицирующих средств, довольно ощутимый. Блеск несколько удивлен, что при жизни под землей, здесь хоть что-то такое имеется. До сих пор удивлен, как ни странно, все же приятно, а иначе было не вытащить Кашмиру, а так она идет на поправку, её жизни ничто не угрожает, особенно если учесть, что на поверхность она не выйдет до окончания войны. Осталось лишь самую малость – сообщить ей об этом, собственно говоря, Блеск отчасти поэтому сегодня пришел раньше обычного к сестре.
Фрайзер устроился на пластиковом стуле, рядом с кроватью Кашмиры. Выглядит она сегодня неплохо, по крайней мере для человека, который был ранен в живот и лишился одного яичника. Блеск хотел бы знать, насколько это стало для неё потрясением? Всему своя очередь. Взгляд скользнул по руке сестры – психически нестабильна. Именно так, она сейчас именно такая, психически нестабильная, время и лекарства расставят всё на свои места, может чуть позже, чем хотелось бы. Всё же она пока не настолько плоха – её руки не привязывают кровати, хотя ремни он видел.
- Пока не знаю, когда разрешат, всё-таки у тебя была серьезная операция, большая кровопотеря. Сейчас тебе нужно восстанавливаться, отдыхать, а когда поправишься, тебя переведут в наш с тобой отсек. Сразу скажу: ничего люксового там нет, узкие кровати, стол, стул, шкаф и всё, в общем-то. Правда об этом пока рано думать – сначала восстановление здоровья и сил, будет твоей первоочередной задачей. - Будь его воля, он бы продержал в лазарете сестру до конца войны.
Блеск надеялся, хоть и не слишком сильно, что хотя бы здесь она будет хорошей девочкой, то есть мирно пойдет на кухню мыть картошку или стирать форму в прачечную. Правильно, а что ещё можно доверить человеку с браслетом на руке психически нестабильна? Койн бездельников не любит, но в отряды бойцов брать её нельзя.
- А я пока привыкаю быть в отряде сопротивления, их тут несколько имеется. И мы тут поговорили с Альмой Койн и решили, что как только ты поправишься, то пойдешь на мирную работу, что-то типа кухни или прачечной. Правда ведь хорошая новость?
И Фрайзер действительно считал, что это хорошая новость, только что не сиял, как медный пятак, но где-то очень близко. При такой-то перспективе, всё выглядит не таким уж страшным.

+1

12

Блеск остается верен себе - волнуется за близняшку, словно это не из-за Кашмиры их родители попали в Капитолий, словно не она его сюда притащила... Возможно, Фрайзер было бы легче, если бы брат накричал на неё, предъявил какие-то претензии - всё настолько паршиво, что на каком-то подсознательном уровне Кашмире хочется, чтобы ситуация стала ещё хуже. Чтобы не было ни малейшей необходимости искать из неё выход, а можно было просто закрыться в себе...

-Ты обещал рассказать про расписание... Про это место. Тебе нравится здесь? - учитывая, что от еды Кашмира всё ещё отказывается, цель восстановить силы она перед собой едва ли ставит. Чего ради? Фрайзер всегда настороженно относилась к переменам в жизни... И эти стали для неё слишком радикальными. Ослабленная, мучимая собственной совестью и страхами, Кашмира оказалась банально не готова. Но Блеск, кажется, вполне неплохо вписался в обстановку... Она была рада, что брат чувствует себя лучше, чем она. Но как близнеца Фрайзер пугало их расхождение. Пугало, как спокойно воспринимает Блеск перемены... Или пытается быть спокойным из-за неё, из-за её ранения? И снова получается, что кто-то расплачивается за её ошибки? Кашмира окончательно запуталась. Победительнице не нравятся оба варианта.

-Отряд сопротивления... - повторяет девушка, пару секунд молчит, осмысляя услышанное, а затем вскидывает на брата взволнованный, очнувшийся взгляд. Отряд сопротивления. Солдаты. Пушечное мясо. Ему было мало арены? Он решил побыть пешкой ещё в чьей-то ненужной им войне? Умереть гарантированно, несмотря на усилия, которые им пришлось приложить, чтобы спастись с арены? И цену, которую пришлось заплатить их родителям... Кашмира отнимает ладонь от лица брата, поджимая губы и сведя брови над переносицей. Вторую часть новости она, кажется, не слышит. Потому что с равным успехом не желает быть частью как отряда сопротивления, так и местной кухни или прачечной. Не собирается жить по законам этого места, где Блеска опять заставляют воевать. С них хватит.

-С каких это пор Альма Койн помогает решить тебе, что для меня будет лучше? И какого черта ты решил быть в их отряде сопротивления? - услышав имя президента, Кашмира кривится, слобно хлебнула чистого лимонного сока. Если она что помнит из своего первого пробуждения в Тринадцатом - так это то, что президент ей не понравилась. Женщина себе на уме, сильная... Из тех, кого стоит бояться. Значит, по её мнению Фрайзер хорошо лишь для прачечной, зато к Блеску можно протянуть руки по полной? В груди Кашмиры поднимаются раздражение и ревность. Не к Альме Койн, но к дистрикту в целом. Блеск её, никто не может решать за них.

-То есть ты всерьез решил, что арены будет маловато и нужно сунуть голову в петлю на бис, а я тем временем буду мирно чистить картошку? Это их война, Блеск. Не наша. Я не хочу чтобы мы имели с ней что-то общее и не позволю тебе снова рисковать собой по чужой указке - слова звучат рассержено, но словно в противовес им, Кашмира подвигается на постели и тянется к брату, сидящему на стуле, а когда он подаётся ей навстречу - прижимается к его груди, пряча лицо в районе ключицы. Если брата к чему-то принуждают из-за ее лечения... Пусть забирает её отсюда сегодня. Прямо сейчас.
-Блеск, я боюсь за тебя - кроме близнеца у Кашмиры не осталось больше никого. Наверное, если бы не подсознательное стремление вывести брата из-под опасности, она умерла бы ещё в планолёте, истекая кровью. А теперь он вновь собирается лезть на рожон, отбросив сестру в сторону, как психически нестабильный мусор. И ещё выглядит при этом весьма довольным собой.

+1

13

- Поверь мне, так было нужно, меня никто не заставлял, но, Кашмира, здесь никто не станет держать нахлебников, а идти нам на данный момент просто некуда. - Горькая правда, увы. - Официально мы с тобой мертвы, знаешь, что это значит? Это значит, как только мы мелькнем в Первом, нас тут же пристрелят и по-тихому где-нибудь закопают. Именно это нас и ждет, если мы сейчас вдруг решим вернуться в Первый. Именно поэтому нам нужно остаться здесь, именно поэтому я хочу участвовать в освобождении нашего Дистрикта от тирании Сноу. Знаю, звучит несколько пафосно, но и тем не менее, лучше так, выбора всё равно нет. Хотим мы или нет, но мы уже втянуты в эту войну. В любом случае, по крайней мере ты, сможешь застать окончание войны - здесь довольно безопасно, будешь чистить картошку на кухне или стирать белье, зато если мы одержим победу, ты точно сможешь вернуться домой, а вообще я тоже помирать не собираюсь. - Блеск постарался донести свои мысли до сестры, надеялся, что ему удалось достучаться до её разума.
Кашмира прижимается лицом к груди брата, а Блеск гладит её по золотистым волосам, уверяя, что всё будет хорошо, даже если и неправда. Нужно во что-то верить, особенно его психически нестабильной сестре. Психически нестабильна. Забавно, что это только здесь заметили, хотя проблемы с психикой у неё начались гораздо раньше. Впрочем, пройдя голодные игры, почти невозможно остаться нормальным.
- Кстати, мне сказали, что ты опять ничего не ешь. -У Фрайзера хмуриться недовольно лоб. - Так же нельзя, тебе надо питаться нормально, иначе вставят желудочный зонд и будет не слишком приятное и насильное питание.
Будь это возможно, Блеск лично бы контролировал здесь каждый прием пищи у сестры, чтобы все съедала, включая совершенно невозможную отварную репу.

+1

14

-По крайней мере я? - повторяет Кашмира, чувствуя, как по телу пробегает дрожь. Да, они оба были готовы погибнуть на арене... Но это другое. Они защищали друг друга. А сейчас, когда арена уже осталась позади, брат всё ещё говорит так, словно в любой момент готов не вернуться с какого-нибудь задания. Судя по тому, как они выбирались из Капитолия, будни местных военных - нелёгкие. У неё же не осталось никого кроме Блеска. Как он может так безотвественно относиться к себе, к ним обоим... Девушка раздраженно, насколько хватает сил, ударяет кулаками по плечам брата, но тут же снова прижимается к нему:

-Никогда не смей так говорить. Без тебя мне ничего не нужно - голос вздрагивает, и лишь ощущая прикосновения Блеска к своим волосам, Кашмира замирает и дыхание её замедляется, вновь становясь нормальным. Брат прав по крайней мере насчет того, что возвращаться им некуда... Да, к Сноу их наверняка постараются доставить живьём, но из Капитолия они живыми не выберутся. Как и родители. Никто и не заметит, ведь официально близнецы Фрайзер стали жертвами взрыва на арене. Спасение с которой, похоже, не дало им ничего... Конечно, при таком раскладе больше всего до аппетита. Девушка недовольно морщится, неосознанно зеркаля выражение лица брата:

-Я не голодна - по сравнению с Блеском Кашмира вообще была неважным едоком и на фоне стрессов у неё частенько бывали перебои с аппетитом. Но обычно она выходила из них сама и терпеть не могла, когда её пытались заставить есть... После операции, конечно, это несколько иной коленкор. Но упрямство Фрайзер подобным нюансам неподвластно. Может быть, она поест позже... Когда её перестанут здесь держать и отпустят к брату.

-Обещай мне, что будешь осторожен, Блеск. Я не выдержу, если что-то случится ещё и с тобой... Я люблю тебя - говоря совсем начистоту - Кашмире кажется, что она не выдержала уже сейчас. Ей стоило погибнуть на арене. Это место вызывает у победительницы единственное желание - забиться в тёмный угол и потеряться. А собственная память стала худшей пыткой... Но брату она этого ни за что не скажет. Блеск должен заботиться о себе, и пусть думает, что делает это ради неё, если так ему будет проще. За дверью раздаются шаги и несколько мгновений спустя в палату заглядывает доктор Николсон, уведомляя их о том, что время посещения скоро закончится. Кашмира даже не оборачивается на звук его голоса, раздосадованная тем, что врач появился не вовремя. Она как раз хотела поцеловать брата в губы... В перенаселенном подземелье вообще возможны подобные радости?

+1

15

- Но поесть тебе все равно нужно, даже через не хочу, - принялся уговаривать сестру Блеск.
Его порядком беспокоило отсутствие аппетита у Кашмиры, ведь такими темпами она только ещё больше ослабляет свое здоровье, которого и так-то не великие закрома. В общем, ладно, поправится и пойдет на кухню, может хотя бы там аппетит вернется на место.
- Я тебе обещаю, что буду осторожен, - по обещал Блеск. Конечно ему и самому как-то не хотелось погибать, Фрайзер ещё планировал отбить чечетку на казни Сноу, почему-то именно чечетку и неважно, что пока не умеет, время есть, ещё научиться. - Вот увидишь, мы выберемся отсюда и вернемся домой, но не сейчас, сейчас пока нельзя. Нам нужно набраться терпения.
Блеск гладил сестру по волосам, было в этом что-то успокаивающие - всё-таки, ему не хватало близняшки по большей части, ведь виделись они сейчас строго по часам, это не то что раньше, когда захотели, тогда и пришли к друг другу. Да и после того, как Кашмире разрешат покинуть лазарет, видеться они будут чуть чаще, но тоже не особо. Он в отряда, а она на кухне или в прачечной, хотя идея с кухней, ему всё же больше нравилась - всегда рядом с едой будет. На последней рыбалке, Кашмира показала задатки неплохого кулинара, так что может ей ещё и понравится. Не то чтобы Блеск особо на это надеялся, но всё же, а вдруг?

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 02.11.3013, dist. 13, I burn to make you understand


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC