Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » [c] 01.11.3013. - 07.11.3013 Capitol. Where my demons hide


[c] 01.11.3013. - 07.11.3013 Capitol. Where my demons hide

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://38.media.tumblr.com/8dcbda8916a66af5c97d6400cc168480/tumblr_inline_nu13duBWRZ1slrorp_500.gif http://24.media.tumblr.com/d1a1d19f9dbc659e06fa37fdc99d6263/tumblr_n5ufln61201rp3v3zo1_250.gif
http://37.media.tumblr.com/d8a03d8ac4aaa9a5e0b267ebffbab8c5/tumblr_mx7yy2Q7b71sl3dp0o7_250.gif http://images6.fanpop.com/image/photos/34500000/I-got-you-tony-stark-and-pepper-potts-34537313-245-160.gif
http://33.media.tumblr.com/b79034dcb175899f48a110cd6fb731b1/tumblr_inline_n6ezce4Q671s1y5hl.gif http://i1251.photobucket.com/albums/hh553/RoleplayPictures111/Alex%20Pettyfer/tumblr_m5d9nhByZS1rpwd9j.gif

хотите вдохновиться?


• Название эпизода: Where my demons hide;
• Участники: Game Master, Thomas Nell, Arcturus Stark, Kronos Vincente. Очередность нестрогая!;
• Место, время, погода: Капитолий. Некая секретная база-лаборатория на окраине. -5, снег, солнце.;
• Описание: Арена разрушена мощным взрывом, правая рука Сноу - Виктория украдена. Не сказать, чтобы президент очень доволен происходящим, однако. Немногих уцелевших трибутов и брошенного повстанцами Арктуруса Старка увозят на особую базу Капитолия, вне досягаемости остального мира. Её особенность в том, что она никак не связана с Панемом - отсюда не проложены никакие кабели связи в Капитолий, здесь даже свои комуникации. Сюда добираться - сутки. Бежать отсюда - некуда. Сюда привозят только умирать;
• Предупреждения: сюжетный квест.
[AVA]http://s8.uploads.ru/5hNai.png[/AVA][SGN]http://s9.uploads.ru/d5BpS.gif[/SGN][NIC]Natalie Craise[/NIC]

+2

2

Натали рассекала коридор мерной походкой. Бёдра, обтянутые упругой кожей брюк, покачивались из стороны в сторону по мере того, как Нат ускоряла шаг. В её руках было две небольшие папки, которые она несла, немного прижимая к груди. Медно рыжие волосы, аккуратно уложенные на манер Даны Скалли слегка пружинили при походке. Зеленые проницательные глаза исследовали встречающиеся повороты на предмет незнакомцев. Натали Крайз была не совсем обычной и не совсем женщиной. В её теле было много инородного, что, впрочем, никак не мешало ей жить. Совсем наоборот - только благодаря этому она и существовала. История жизни Натали брала корни далеко-далеко отсюда, однако тот путь, который привел её сюда, был полон терний. Но лучшие из нас получают награды тогда, когда более всего их заслуживают.
Натали подошла к небольшой переборке и предоставила свою сетчатку сканированию. Яркий луч, свет, шипение открывающейся переборки и вот Натали уже внутри. Она обходит сидящего на широком мягком стули мужчину в официальном костюме и кладет ему на колени одну из прижимаемых доселе к груди папок. Он поднимает на неё глаза и она дарит ему легкую улыбку.
— Возьмёшь Капитана. Говорят он славный малый, - Натали выше Эрика по званию и ей можно раздавать команды, тем не менее она весьма снисходительна к мужчине. — А я поразвлекаю Мистера Старка. Если пожелаешь, в следующий раз можем поменяться. - Короткий взгляд на операционный стол, где, обмотанные белыми тканями, лежит мужчина без движения. От него почему-то исходит запах горелой стали. Наташа присаживается на краешек стола около мужчины и закидывает ногу на ногу. Смотря на Эрика сверху вниз, она всё ещё не упускает возможности порадовать его легкой улыбкой, которая, как и всегда, ничего не означает.
— Старайся не слишком сильно его бить, ведь без зубов его речь будет крайне нечленораздельной.
Когда Эрик покидает лабораторию, дверь за ним закрывается, выпустив его также по сетчатке глаза, Натали занимает его кресло, ощущая уходящее тепло мужского тела на коже сиденья. Она устраивается поудобнее и размещает на коленях папку с фамилией изобретателя. Открывает первую страницу, затем вторую... листает, разглядывает фотографии и читает некоторые краткие выдержки из жизни изобретателя. Её занимает это чтиво.
Комната, в которой находится Натали, похожа на высокотехнологичную лабораторию, однако здесь всего лишь один аппарат, который следит за состоянием пациента без сознания. Белые с серым кафельные стены, отделанные также пластиком и сияющей сталью. Ещё примечателен потолок, который полностью сделан из зеркала.
Раздается легкий звук аппарата и шорох перелистываемых Наташей страниц прерывается. Скрипнув стулом, женщина поднимается с места и тихо, совсем неслышно и медленно, кладет на стул папку, предоставляя теперь ей наслаждаться покинутым теплом. Точно кошка, Крайс потихоньку ступает вперед, не сводя взгляда с мистера Старка. Подойдя к нему, женщина отгибает белую материю до пояса, рассматривая без стеснения торс мужчины. И одну примечательную круглую штуковину в самом центре его груди. Наташа подается вперед и указательным пальцем проводит по ребристой поверхности светящейсего круга с маленькими секторами. Затем Наташа переводит взгляд на лицо Арктуруса, щурится. Аппаратура уведомила её о том, что мужчина приходит в сознание, но кто доверяет оборудованию?.. Особенно с учетом того, что на его крае красуется гравюра создателя сей маишны: "Stark Indastries".
Наташа возвращается к креслу и подвигает его легким движением, слишком легким для женщины, ближе к лежбищу пациента.
— Мистер Старк, очнитесь, Вы в раю, - легкая улыбка на губах Наташи, она наблюдает за лицом Старка. - Я Ваш личный ангел хранитель. Добро пожаловать в заслуженную обитель покоя. - пухлые губы Натали не сменяют своей дуги. Она упирает локти в колени, ладони складывает кулачками друг к другу и ставит на них подбородок. С увлечением она наблюдает за тем, что будет делать хитрый умелец.
Впрочем, мужчина даже не связан, помимо трубок и иголок к кровати его ничего не привязывает. Но и комната, помимо вышеперечисленного, ничего не имеет. Даже окон или вентиляционных коробов. Наташа также не имеет при себе видимого оружия, кроме, разве что, женского коварства. [AVA]http://s8.uploads.ru/5hNai.png[/AVA][SGN]http://s9.uploads.ru/d5BpS.gif[/SGN][NIC]Natalie Craise[/NIC]

+3

3

Эрик был человеком особого склада судьбы и характера. Он был из тех, кто молча стоит и смотрит. У него выдалась тяжелая юность, все самые ужасные трудности в жизни мужчины как раз пришлись на перходный возраст. Тяжелая операция по пересадке сердца, гибель обоих родителей, нужда и голод, а также необходимость принять решение, исход которого решит жизнь. Время, тем не менее, обточило Эрика, заставив его с равнодушием смотреть на мир. Эрик всегда был спокоен.
Умиротворенный тишиной, Эрик восседал в комнате со Старком. Он не сводил с него глаз, точно пытался таким образом прочитать бессознательные мысли изобретателя. А вернее будет сказать - убийцы. Все дело было в том, что лейблы с фамилией филантропа были размещены не только на медицинских приборах. А ещё и на том, что несло в массы смерть и наказание. Случай с Эриком был давнишний и мог считаться исчерпанным, но Ланнистер не считал это таковым.
Наташа подкаралась незаметно. Она всегда появлялась внезапно, точно воспоминание.
— Пожелаю, - коротко ответил Эрик и тоже слегка улыбнулся Натали. Побеседовать с жизнеспособной версией изобретателя мужчина был не против. Тем не менее, поприветствовать в мире живых его лучше было Наташе.
Имя на папке, что лежала на коленях Эрика, было Эрику уже знакомо. Томас Нелл, капитан корабля. Один из многочисленных его противников на Арене. Эрик, впрочем, относился к парню ровно, за исключением странной привязанности капитана к Мелларку. И к Революции. В бездумном следовании вере в свободу Ланнистер не видел ничего хорошего. Он знал, что она несет за собой только гибель, много погубленных человеческих жизней и, пусть даже достигнутую цель. Но такая цена?.. Ланнистер был сомнительным пацифистом, но не был сторонником глупого отъятия жизни.
— Не делай из меня тупого вышибалу, Нат. Я и вполовину не так мил, каки ты меня рисуешь, - пространно ответил Эрик, разливая свой красивый голос по пустому помещению.
Дверь отъезжает в сторону, выпуская Эрика в небольшой коридорчик, соединяющий меж собой несколько к ряду дверей. Удостоверившись, что он напротив нужной, Ланнистер сканирует сетчатку и попадает внутрь. Комната, в которую он входит, совсем не похожа на ту, предыдущую. Здесь теплый воздух и оббитое деревом пространство. На полу мягкий мохнатый ковер, резные с золотом стулья, за решеткой потрескивает огонь, несколько полок с книгами и старый комод. Эрик останавливается, чтобы находящийся в глубине комнаты мужчина осознал его присутсвие. На Арене им так и не удалось столкнуться лицом к лицу. После взрыва Эрику была дана команда обезвредить трибутов, чтобы они не сбежали. Неллом же занимались сами распорядители непосредственно, следы от опутывавших его кореньев, кажется, были видны до сих пор. Эрик попытался увидеть удивление в глазах мужчины. А затем, свертывая папку на манер подзорный трубы, подошёл ближе, осматривая в полвзгляда обстановку, и уселся на стул, расстегивая пуговицу на пиджаке. Он поджал губы и немного развел руками, как бы говоря "ну вот как-то так".
— Да, я работал на Капитолий всё это время. Ещё я не вижу смысла в революции и не являюсь сторонником повстанцев. - Эрик прищурил один глаз, разглядывая потолок, будто бы что-то припоминая. - Но есть и хорошие новости - твоя девушка в тринадцатом. И вроде бы технически у нас нет на тебя рычагов давления, - Эрик говорил спокойно, непринужденно, искренне и даже доброжелательно, - и вроде бы лучше было бы тебя убить, ведь ты конечно же ничего не знаешь, что было бы полезно для сопротивления метежникам... - Эрик остановился на минуту, переведя взгляд на Нелла, - но я сказал им, что поговорю с тобой. - Конечно же Эрик лгал, но откуда Неллу было об этом знать?
Эрик на секундочку улыбнулся, затем хлопнул себя ладонями по коленям и поднялся с места, обходя свой стул.
- Нет, не думай, что я так наивен, будто полагаю, что сейчас ты сразу же выложишь мне все, что знаешь и чего не знаешь, просто одиночество может довести до сумасшествия. - Эрик с сожалением снова поджал губы, - так что пусть я и неприятный тебе, но всё же собеседник. Со мной можно поспорить, можно подраться - как видишь, на тебе нет оков и ты не спишь в луже собственной крови. Проблема немного в другом... слышал что-нибудь про остров проклятых? Небольшой и чертовски скалистый клочок замели, на котром возведен огромный форт. Там содержали заключенных, которым не была страшна даже смерть. Считай, что их бросали туда банально умирать. - Эрик обернулся к Неллу, ища в его глазах отражение понимания происходящего или же наоборот. - Ну вот. Считай, ты на этом фильме в первых рядах.[AVA]http://funkyimg.com/i/WG2N.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/WG2L.png[/SGN][NIC]Eric Lannister[/NIC]

+3

4

Последнее, что Томас помнил - зелень джунглей на Арене, лица, много лиц, Пит и Китнисс, потом небо, снова землю, жуткая боль и темнота. Активизировавшаяся ловушка в их секторе чуть не забрала его жизнь. А лучше бы забрала. Лучше, чем камин, кресло и вся эта напускная роскошь. Когда Томас очнулся в этой комнате, он на секунду подумал, что находится в резиденции Сноу, но реальность оказалась не так прозаична. Сноу не собирался собственноручно марать руки в крови простого капитана. Ведь гораздо веселее было сослать его в какую-нибудь лабораторию для опытов. Для кого-то хобби - это чтение книг или собирание ракушек, а кто-то развлекается тем, что мучает людей. У каждого свои причуды, определенно.
Томас думает бежать. Он обследует стены, ищет их слабые места, но, кажется, что за слоем дерева находится несколько пластов стали. За каминной решеткой потрескивает настоящий огонь, значит есть вариант сбежать через дымоход. Такая новость не дает уставшему от всего происходящего Томасу сдаться. Маленькие победы очень мотивируют.
Но Томас и не думает, что все будет так просто. За ним наверняка наблюдают, поэтому он просто обходит комнату, словно рассматривая ее, прицениваясь. Его воротит об интерьера. Зачем такие траты? С каких пор белые комнаты с минимум мебели вышли из моды? Он не сильно жаловался бы, закинь они его в белый квадрат четыре на четыре метра с одной кроватью в углу.
Нелл устало бухается в кресло, мозги работают на автопилоте, он привык в экстремальных ситуациях искать выход. Искать, несмотря ни на что. Руки плетьми свивают с подлокотников. В кресле просто усталый мужчина. Несмотря на отключку - он даже не знает, сколько был без сознания - Томас чувствует дикую усталость. Хочется закрыть глаза и проспать неделю.
Ему нужны ответы: где он, насколько сильно ему достанется от капитолийских ученых, где выход из этой чертовой комнаты?
Сжимает виски пальцами, прикрывает глаза, пытаясь сосредоточиться на чем-то одном, взять себя в руки.
Дверь с шипением открывается, впуская внутрь молодого мужчину. Нелл прикрывает глаза, осматривая визитера. Он кажется ему знакомым. Вроде, они были вместе на арене. На него тут же сваливается потом информации, из которой Томас вычленяет лишь - твоя девушка в тринадцатом...нет рычагов давления...лучше было бы убить...
Так и хотелось кинуть в него ботинком и сказать, чтобы выдавал новости порциями и говорил медленнее.
Собирая кусочки мозаики, до Томаса дольше чем нужно доходит, что Эрик никогда не был "несчастным трибутом", а лишь подосланной пешкой, продолжающей играть за команду Капитолия. Сам Томас находится где-то в районе столицы, в руках Сноу, значит опасения были верны и ему каюк.
Ну, зато он умрет в красивой комнате. С камином. Тоже плюс.
- Нет, не думай, что я так наивен, будто полагаю, что сейчас ты сразу же выложишь мне все, что знаешь и чего не знаешь, просто одиночество может довести до сумасшествия.
Томас не сдержал смешка. Вот наивные. Обрекать капитана на одиночество тоже самое, что дать портным вместо ткани мешок. Они из него смогут извлечь выгоду. Рейсы, иногда затягивающиеся на две недели, обычные посиделки на берегу - Томас хоть и был окружен достаточным количеством народу, но никогда не страдал, находясь в одиночестве. Две недели в капитанской рубке, где только ты, штурвал и море.
- Лучше одному, чем с тобой, - ну не сдержался. Голос был хриплый, словно не родной. И правда, сколько времени он пролежал в отключке?
Эрик рассказал, наконец-то, о местонахождении Томаса. В общем-то, миленько. Сноу умеет придумывать красивые названия для островов.
Выслушав речь, Томас вздохнул и посмотрел в глаза собеседнику:
- И чем же мы будем заниматься? - ухмылка тронула его губы. - Что на этот раз придумал башковитый президент? - с каждым разом он говорил все тише и тише, все сильнее растягивая губы в ухмылке, больше похожий на оскал. - Как он заставил тебя на него работать? По собственной воле? Или ты тоже прошел курс в одной из его лабораторий, позволил им покопаться в твоем мозгу?
Он чувствовал нарастающую злость. Хотелось вцепиться в горло этой морде напротив, приложить его об деревянный пол пару раз, а потом так же как Энобарии свернуть шею, услышать сладкий хруст ломающихся позвонков. Отомстить за все, за всех.
Он сходит с ума?

Эмоции

https://33.media.tumblr.com/86e6c034a25885739e4d97feda38aec1/tumblr_nnlipe1TFo1rsacmxo1_500.gif
https://33.media.tumblr.com/975e28938fbc5a3760fffd993d5c6b08/tumblr_nuy379XQjs1ugvnk0o1_500.gif

+4

5

Вы слышали когда-нибудь о Моргане Перье? Знатная сучка. Причем, оба слова можно воспринять непосредственно прямо. Род Перье был одним из богатейших родов Капитолия, у Морганы была масса родственников, каждый из которых блистал так, что рядом без солнцезащитных очков и делать было нечего. Моргана, младшая в семье старика Перье, была любимицей, красавицей, и, несомненно, была ужасно избалована. У Морганы было всё, о чём только можно было помыслить. И все, о ком можно было помыслить. Девочка, кроме того, была недурная собой и ей не чужды были процессы в черепной коробке, от глупых кукл она отличалась тем, что всегда знала чего или кого хотела.
Кронос Винценто, мальчик из второго, понравился Перье с той самой минуты, как камера нашла его лицо в толпе на жатве. Женщина хлопала в ладоши и нервно ломала руки, когда вынуждена была ждать прибытия мальчика в Капитолий. Моргана расписала в своей голове прекрасный путь для Кроноса, определив что, когда и как он будет делать. К слову, копье в руках её любимого мальчика - тоже её рук дело, ведь именно она нашептала кому следует.
В общем и целом, у Кроноса был богатый и могущественный покровитель в Капитолии, только вот для чего этот покровитель "покрывал" Кроноса - могло не совсем ему понравиться.
Моргана сидела здесь с того самого момента, как мальчика вытащили с Арены. Она с выражением неподдельной нетерпимости и каким-то безумием сидела на пуфике около софы, на которой лежал Кронос. Комната не была похожа на пыточную от слова "совсем". Дорогие тканевые обои с резным узором, красное дерево, золоченая посуда и всё такое. Это было похоже на гостиную в знатном доме. Хотя, конечно, для Морганы это было более чем привычное дело, а для Кроноса?
Моргана не моргая смотрела на спящего Кроноса. Раз в минут пять она поправляла на нём краешек одежды, убирала со лба прядки волос или с дьявольским интересом размазывала по его щеке и без того въевшуюся пыль с Арены. Точно коршун, Моргана ждала минуты, когда Кронос очнётся, чтобы пикировать вниз и схватить цепкими когтями свою мышку-добычу. И тут веки Кроноса дрогнули.
Мгновенно изменившись в лице, Моргана поднялась на ноги, вернее даже вскочила, а затем полезла на софу, поверх Кроноса. Не путаясь в полах своего роскошного (выполненного в средневековом стиле) платья и лавируя туфлями и острым каблуком, заканчивающимся лезвием ножа, она уселась на грудь парню, сдавливая его руки коленями.
— Мой мальчик проснулся, - голос Морганы, несмотря на её суть, был приятным, бархатным и немого мурлыкающим. А улыбка на лице была настолько неподдельной и сверхдовольной, что в её искреннюю радость пробуждению Кроноса было трудно не поверить. Она провела пальцем по щеке Кроноса, всё ещё не снимая с лица дугу улыбки ало-красных губ. — Он ведь очень хочет поблагодарить мамочку за копье и спасенную жизнь, правда? - Моргана несколько раз хохотнула, накрутив на палец одну из прядей Кроноса, а затем отпустив и наблюдая, как она превратилась в пружинку. — Как ты себя чувствуешь? Хочешь чего-нибудь?[NIC]Morgana Perie[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/YTF5.png[/AVA][SGN]http://s0.uploads.ru/kH9J7.gif[/SGN]

+2

6

Эрик держался за спинку своего стула, слегка раскачивая его так, чтобы две передних ножки отрывались от земли. Он дружелюбно, слегка улыбался. Он слушал и слушал всё, что ему говорил Томас, кое-где поджимая губы. Последняя фраза его слегка разозлила. Но он не подал виду... сперва.
— Нет, не в мозгу, - спокойно ответил Эрик, — в сердце. В прямом смысле, - улыбка-таки сползла, последние слова были сказаны с напором и абсолютной серьезностью. А вот то, что происходило дальше, было похоже на кадры из фильмов-боевиков про супергероев. Две оставшиемся ножки стула отрываются от земли, стул, легкий как пушинка, в руках Эрика, взмывает в воздух и со всей дури ударяется о лицо и грудь Томаса. Слышится треск ломающегося дерева, щепки летят в разные стороны, острыми краями впиваясь в ковер наподобие осколков зеркала. Томас по инерции бойца делает попытку, вероятно, отомстить Эрику, только вот ступни капитана вдруг оказываются охвачены прочными резиовыми стяжками и пришпоренными к ножкам кресла, на котором он сидел. А что же кресло? Кресло - только подумайте - прикручено к полу.
— Вот, я тебе хотел показать эту систему, - Эрик безразлично, как будто только что ничего и не произошло, отходит от места побоища и двигается в сторону камина, на некоторое время оказываясь спиной к Неллу, позволяя тому совладать с собой. И с кровью. — Это проклятое место напичкано всякими прибамбасами для того, чтобы я тебя избивал и мне ничего за это не было. - Эрик пожал плечами, держа руки в карманах брюк, а затем повернулся обратно к Томасу.
— Лично я не понимаю, зачем это нужно. У меня к тебе нет никаких притязаний. Возможно я бы даже помог тебе бежать. Если бы видел в этом смысл и чисто технически это было бы возможно. - Эрик продолжает обход по комнате, всё ещё держа руки в карманах брюк. Он разглядывает всю обстановку, полки, книги и утварь. Да, здесь есть с чего начать.
— Это место - что-то вроде санатория для грешников. Не думай только, что я сюда попал по доброй воле или за какие-то заслуги. - Эрик смотрел на Нелла, в его глазах была серьезность и искренность. Какая-то доля даже мужской солидарности? Ого.
— Но это знаешь как... Когда душа попадает в ад - её истязают. И раз в определенный промежуток времени предлагают стать таким же палачом для других душ, - Эрик возвращается по полукругу к камину и, вынув одну руку из кармана брюк, берет из огня кочергу. — Особо строптивые души долго сопротивляются. Но когда-то боль становится просто... невыносимой. - Эрик берет кочергу обеими руками, а затем, замахиваясь ею, кое-где раскаленной докрасна, бьет Томаса поперек спины. Рубашка тут же расползается от жара, оставляя на мышцах спины отчетливый красный след запекшейся плоти. Должно быть это очень больно.
Расскаленный кусок металла в руках Эрика остается. Это оружие кажется мужчине наиболее действенным, изящным и, наверное, гуманным.
— Навряд ли тебе станет легче от осознания того, что твоя боль мне знакома, - Эрик пожал плечами вновь, разглядывая красный кусок металла. — Поэтому лучше говори. Твоя ярость естественна, она поможет тебе ибавиться от боли хотя бы немного, а мне - считать, что я не совсем безосновательно порчу твою шкуру. - С эрими словами Ланнистер замахнулся и ударил Томаса аккурат по тому же месту. [AVA]http://funkyimg.com/i/WG2N.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/WG2L.png[/SGN][NIC]Eric Lannister[/NIC]

+2

7

Яркая вспышка почти ослепила его, внезапный грохот сменился диким звоном в ушах, отчего Кронос крепко зажал уши и медленно осел на землю. Схватка с двойниками тут же сошла на нет, возможности защищаться или нападать не стало. Все, о чем мог думать...впрочем, с таким шумом, думать о чем-то не получалось. Все, что мог сделать Винценто, это постараться максимально защититься от неожиданного, пронзающего голову насквозь звона в ушах. Кронос старался уйти подальше, защититься, но вдруг провалился в темноту.
Тишина. Спокойная, умиротворяющая и, в тоже время, пугающая, вдруг воцарилась вокруг. Темнота окутала парня, заползая, кажется, в самые отдаленные уголки его души.
Это конец. Наверняка это конец. Капитолий победил. Активизировалась очередная ловушка и Кронос не смог справиться с ней.
Прости, Чарли. Крон не сможет сдержать своего слова. Как бы не хотел, не сможет. Тебе придется самой разбираться в безумии этого мира, самой строить свое облачное будущее в нем. А еще ты видела как это произошло...
Ты видела его смерть.
Прости.
Вдруг тишина сменилась тихим, ненавязчивым, но усиливающимся звоном, веки парня дрогнули. На грудь навалилось что-то тяжелое, неприятное. Это что-то мешало сделать вдох, не позволяло освободиться.
— Мой мальчик проснулся, - незнакомый голос донесся издалека, словно окутанный дымкой.
Парень медленно разлепил глаза и не с первой попытки сфокусировал взгляд на незнакомке. Ее лицо оказалось значительно ближе, чем он ожидал, словно намеренно девушка стирала рамки приличия, - Он ведь очень хочет поблагодарить мамочку за копье и спасенную жизнь, правда?
Смысл сказанного долетел не сразу, едва опередив последнюю фразу, произнесенную незнакомкой, -  Как ты себя чувствуешь? Хочешь чего-нибудь?
Руки не поднимались, тогда как ногами Кронос мог шевелить почти беспрепятственно. Шевелить, но не двигать. Его тело было словно сковано. Спустя несколько мгновений, парень понял почему девушка настолько близко. Так что, да, черт возьми. Он хочет! Конечно хочет!
- Да! Слезь с меня, - с трудом раскрыв пересохшие почему-то губы, промычал парень после неудачной попытки высвободиться.

+2

8

- Вы все поехавшие, - шипит Томас. Его бесит Эрик, бесит роль пленника в гребанной бесявой вип-комнате. Он ожидает чего угодно - удушения шнурками с ботинок Эрика, битье плеткой, психологическая атака, что угодно. Но не внезапную табуретку, разбивающуюся об его лицо. Одной рукой, он успевает прикрыть глаза, но щепки и отломавшиеся ножки царапают лицо и саму руку. Томас подается вперед, в попытке вскочить со стула и исполнить свое желание - разбить кулаки и лицо Эрика. Но все было бы слишком скучно, если бы он смог это сделать. Ноги оказались прижаты к ножкам кресла. Небось оно еще прикручено гвоздями к полу.
Эрик начинает сеанс болтологии, чем еще сильнее выбешивает. Слабые люди выпускают стресс через плачь и истерики, а сильные через гнев. Если желание насадить кочергу в голову этому парню является последствием стресса, то Томас сейчас определенно стрессует, очень сильно, да.
- Мне плевать на историю твой жизни. Ты - всего лишь пешка в руках Сноу. Убьешь меня и окажешься на этом кресле, - Томас уже не подавляет гнев. Его голос жесткий, громкий. - Ты жалок. Ты не можешь идти против системы, - интонация меняется в зависимости от сказанного. Он говорит то тише, то громче,надеясь вывести из себя Эрика. Убьет, освободит - не важно. Он ничего не скажет, не выдаст, откусит себе язык и позволит умереть от тысячного летящего в него стула.
Он видит краем глаза или просто чувствует, как так желанная раскаленная кочерга оказывается в руках Эрика. Он наотмашь бьет ей по спине Томаса.
Ни с чем не сравнимая боль. Расходящаяся от спины по затылку, по ногам. Томас сжимает руками подлокотники, скребет по ним короткими ногтями, оставляя неглубокие борозды на лакированном дереве. Сжимает зубы и не позволяет себе кричать.
- Проверяешь мою выдержку? - только и успел спросить он, как новый удар приходится по тому же месту.
Томас запрокидывает голову, рычит сквозь плотно сжатые зубы. От боли темнеет в глазах, голову разрывает. Он не может потерять сознание, он должен держаться.
- Что в следующий раз обрушишь мне на голову? Каминную полку или раму от картины? Давай же, не ограничивайся одной кочергой и стулом, - на последних словах он срывается на крик. Резко дотянувшись до стола, он хватает небольшую книгу и бросает с разворота Эрику в голову. Таким зарядом даже покалечить нельзя, но сидеть и терпеть, пока свободны руки не правильно.
Его ведет в сторону. Приходится обхватить голову рукой.
Томас знает, что не выдержит еще одного удара и отключится. А это означает конец. Конец для него и начало для капитолийских экспериментов. Или он плохого мнения о них? Может они и правда, как в аду, не дадут ему отключится и будут мучить до тех пор, пока он не расколется и не выдаст информацию. Определенно, второй вариант веселее. Томас даже не удивился бы, если ему скажут, что все это транслируется на экраны Панема. Голодные Игры версия 2,0.

+2

9

Не зря опытный и пресыщенный взгляд Морганы выхватил из толпы именно этого мальчика. Ей нравилось, когда игрушки показывали характер... Это значило, что они могут хорошо послужить её удовольствию. Когда Кронос начинает шевелиться, девушка с улыбкой наклоняется ещё ниже, чуть ли не дрожа от желания увидеть его взгляд. Наконец-то осмысленный взгляд... А сколько ещё эмоций в этих глазах ей сегодня предстоит увидеть! Перье разве что не мурчит от удовольствия.

Голос парня звучит хрипло, но решимости ему не занимать даже сейчас. С губ Морганы срывается мелодичный смех - изысканная вишенка на пироге роскошного интерьера. Перье опирается ладонью о софу, поднимается, снова перекидывая ногу через Кроноса, но в обратном направлении. Так и быть, первое его желание она исполнить может... Иначе они окажутся в совсем неравном положении и она заскучает. Жаль только, мальчик потратил желание на такую глупость... Моргана и так не стала бы сидеть на нём вечно, когда их ждёт столько дел. Девушка поворачивается спиной к софе - её манипуляции некоторое время скрыты от глаз Кроноса. Когда Перье возвращается к своему пленнику - в её руках две чаши. Одну она подносит к губам Винсенто, зная, что хорошенький герой не сможет сейчас отказаться от банальной, но имеющей такую власть над людьми воды.

-По-моему, пить ты хочешь больше. Не торопись... Вот так - Моргана даже приподнимает немного голову юноши, понимая, что он должно быть ослабел после арены... И может показаться, что участь Кроноса завиднее, чем у многих выживших трибутов. Но оставив в сторону чашу, Перье разительно меняется. Хорошенькое личико искажает раздраженная гримаса - девушка одним движением почти что срывает пуговицы рубашки, в которую кто-то одел Кроноса, и хватается за ножку второй чаши:

-И запомни, сладкий, приказы здесь отдаю я. К тому же я ещё не слышала слов благодарности - резкий взмах руки - на грудь трибута выплёскивается приличное количество кипящего воска. В комнате вновь звенит смех Морганы - более настоящий, более живой и несколько истеричный. Вода у неё ещё есть... Или воск может остыть естественным путём. Ей даже любопытно - сколько времени это займёт? И помимо этой простенькой разминки в головке Перье ещё много планов.
[NIC]Morgana Perie[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/YTF5.png[/AVA][SGN]http://s0.uploads.ru/kH9J7.gif[/SGN]

+2

10

Эрик смотрит на то, как страдает Томас. Всё правильно. Парень делает всё правильно, на самом деле. В своё время Эрик на его месте сыпал непечатными проклятиями, кричал от боли и чертыхался, надрывая глотку от стона. Но это всё равно не помогало. Нелл же, преисполненный тяжелых потуг, тем не менее держался как настоящий мужчина. И это заставляло Эрика уважать своего противника. Ну как противника... своего пленника.
Эрик отложил раскаленный метал обратно в камин. Он слышит, как от боли вошкается позади Томас, но считает достаточно благородным, чтобы стоять к мужчине спиной. Только вот книгу, летящую ему в спину, Эрик ловит на лету. История Панема... символично. Для начала неплохо, Томас, но нужно больше злости. Или не нужно?..
Эрик замечает, что Томаса повело куда-то в сторону - ещё бы, содрагающееся от дыхания рваное жженое мясо на спине капитана... это выглядит больно, не то, что ощущается. Эрик огибает кресло с парнем, толкая аккуратно того за плечо, чтобы вернуть в равновесие.
— Рано, рано, мой мальчик, - Эрик без излишних нежностей хлопает Томаса по щекам, чтобы привести в сознание. — Терпи. Если захочешь воды - скажи. - Голос Эрика действительно звучит заботливо, озабоченно, если хотите. И это крайне странно, учитывая ситуацию.
Убедившись, что моряк не падает с кресла и хотя бы фокусирует взгляд, Эрик снова отходит и втаёт напротив, скрестив руки и облокачиваясь спиной на край софы.
— Нет, портить искусство - не моя прерогатива. Я палач, но не вандал, - Эрик берет в руку брошенную недавно в него Томасом книгу. Тонкие пальцы мужчины перелистывают несколько страниц, изумрудные глаза пробегаются по строчкам.
И на полчаса Эрик замолкает. По комнате раздается лишь тихий треск поленьев в камине и шелест переворачиваемых Эриком страниц. И только спустя тридцать минут губы Эрика вдруг трогает легкая улыбка. Он, не отрывая глаз от текста говорит:
— Вот послушай. В наказание за восстание и убитых, Капитолий провожглашает ежегодные Игры с участием трибутов  обоего пола из каждого дистрикта. - Эрик отрывает глаза от строк в книге и смотрит на Томаса. Не спит ли тот ещё?
— По-моему очень изящно, что думаешь, Томас? Капитолий провозглашает Дистркиты виновникаи своих же убитых соратников. В этом есть какой-то определенный смысл, как считаешь? - Ланнистер захлопывает книгу, выздыхает и задумчиво смотрит куда-то под потолок. — Капитолий всегда делал так. Выдавал за правду настолько кошмарную ложь, что не поверить в неё было нельзя. - Затем мужчина отгибает манжет пиджака и смотрит на часы.
— Пора. - Он отделяется от стены и подходит к Томасу. [AVA]http://funkyimg.com/i/WG2N.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/WG2L.png[/SGN][NIC]Eric Lannister[/NIC]

+2

11

Горячее хриплое дыхание вырывается из горла Томаса. Его спина только что соприкоснулась с адом, и редкие черти продолжают выплясывать на огромных бороздах, исполосовавших спину. Боль настолько сильная, что уже перестает чувствоваться. Или воспринимается как данное. Словно она всегда была с ним.
Он сидит криво, съехав на стуле, пытаясь вернуть контроль над телом и разумом, неумолимо убегающим от него. Его толкают в плечо. Не самый лучший жест доброй воли, учитывая, что каждое соприкосновения спины со спинкой вызывает новую волну обжигающей боли, набегающей волной и так же быстро исчезающей где-то в ногах.
Эрик, который решил примерить роль заботливой сиделки, хлопает его по щекам, пытаясь привести в чувство. Его мерзкая рожа так близко, что Томас боится не сдержаться и плюнуть промеж этих глаз напротив, но боль в спине напоминает, что не стоит этого делать.
Он облизывает пересохшие губы и хриплым голосом говорит:
- Хочу, чтобы вы все сдохли, - слова даются с трудом, вырываясь с хрипом и свистом.
Его слова звучат так, словно он пытается оправдать себя, выставить в лучшем свете, показать, что он что-то значит. Томас оставляет его слова без ответа, прикрывая глаза. Кажется, словно он сдается, отдает себя всего в руки боли и Капитолию. В данном случае между этими двумя словами можно поставить знак равно. Хотя он и так всегда там был.
Слушая треск поленьев, Томас переносится к себе домой, на кресло перед камином. Он любил сидеть в нем, смотря в окно, на море. Каждый день буквально соприкасаясь с морской гладью, он все не мог насладится этим видом. Будь оно тихое и гладкое или бурное и агрессивное - любой вид моря завораживал Томаса.
Воспоминания отдавались болью в районе груди. В этот момент Томас почувствовал себя невероятно опустошенным и слабым - вряд ли когда-нибудь он еще сможет посидеть перед окном, слушая треск поленьев в камине и смотря, как волны набегают на белый песок.
Нелл не чувствовал времени. То ему казалось, что прошло всего пять минут, а на деле - больше пятнадцати, то словно он уже сидит вечность на неудобном стуле, хотя стрелка часов еле передвинулась на деление. Это сводило с ума. Тишина сводила с ума. Боль сводила с ума.
Томас то выпадал из реальности, то залипал в одном положении, пытаясь не шевелиться. Если бы не присутствие Эрика, то пережить все эти страдания можно было бы, а его наглая фигура вызывала только тошноту и вернувшееся желание воткнуть кочергу меж глаз. Что-то он зачастил думать о его глазах.
Только капитан нашел более-менее удобное положение, как рот "палача, а не вандала" вновь открылся. Ладно, зря он мысленно жаловался на тишину. Она была прекрасна.
Он закатил глаза на очередную мысль мужчины и ничего не ответил. Может этот игнор вернет прекрасную тишину обратно?
Дальнейшие действия насторожили Томаса. Что значит пора? Пора для чего? Сейчас принесут новую партию стулов? Или его ожидает что-то поинтереснее, чем быть мишенью?
Томас так и не пошевелился, предпочитая сохранять удобное положение, в котором спина не так сильно напоминала о себе, и смотрела на Эрика.

+3

12

https://33.media.tumblr.com/3009530bc8310b9a96ea56630daa580e/tumblr_nba2n8siSd1qbhueno1_r1_250.gif https://33.media.tumblr.com/582244c7e8eefd7fd0d692613632c95f/tumblr_nba2n8siSd1qbhueno10_r1_250.gif
Спина уходящего генерала Клерика. Последнее воспоминание Арктуруса Старка, но смерть отбирает и его. Наверное, он уже никогда не вспомнит, что в тот момент смотрел не на бомбу, не на миротворцев, которые на самом деле когда-то были драгоценным отрядом Клерика, а вслед уходящему генералу. Который, возможно, разделил бы с ним его участь, но Арчи не мог позволить этому случиться. Не так и страшно умирать в тёмные времена, в особенности за то, во что веришь. И Старк верил в Гектора Клерика.
Возможно, смерть была вполне логичным завершением этого насыщенного дня. Спасение Пита Мелларка и Фрайзеров, взрыв Арены, а далее Виктория и её козни. Отдельным пунктом - знакомство генерала Клерика с красными штанами. Несколько последних ударов сердца, и, наконец-то, бездействие в грудной клетке скромного изобретателя. Но впрочем смерть как аллегория вечного покоя не так уж и плоха на самом деле. Особенно, когда ты многое успел пережить за 45 лет своей жизни. Например, схоронить обоих своих родителей и даже парочку хороших друзей. Что если что-то всё же есть там за границей жизни? Та же вероятность встречи с теми, кого ты продолжал любить даже после того, как потерял. Весьма заманчиво, - решает для себя организм Арктуруса Старка и не сопротивляется естественному ходу жизни. Хрен тебе, а не вечный покой, - читается в действиях подоспевшей группы медиков.
Однако и смерть в этот вечер весьма настойчива. Жизнь скромного изобретателя несколько раз утекает из рук упёртых докторов. Один раз - прямо там на месте, в обломках того, что раньше звалось кабинетом Виктории Диаваль. Ещё раз - по дороге из операционной в реанимацию. Но Арктурус Старк, видимо, сильно насолил Капитолий, чтобы мог после этого вот так просто умереть. Возвращают его к жизни и в третий раз, когда смерть застаёт его уже под скальпелем хирурга. Исход третьего боя похоже решает дальнейший расклад войны за жизнь скромного изобретателя - смерть вынуждено отступает, оставляя Арктуруса Старка в руках победителей-докторов.
Впрочем, на этом работа медиков окончена. Пациент спасён, и дальнейшая его судьба - больше не их дело. Арктуруса оставляют приходить в себя, подключив к необходимой аппаратуре. Писк одного из приборов несколько часов спустя уведомляет об изменении в мозговой деятельности пациента. Что можно считать верным знаком его скорого пробуждения.
Ещё не до конца проснувшись от наркоза, Арчи неосознанно шарит рукой и избавляется от парочки мешающих по его мнению проводов и трубок. Не отслеживая больше пульс пациента, один из приборов начинает противно пищать. Что вынуждает Арчи наконец открыть глаза. Правда, почти сразу же приходится прищуриться от непривычного яркого света, но всё же первый шаг сделан. Старк без труда освобождается от ещё нескольких проводов к негодующей реакции со стороны аппаратуры. Повернув голову на раздражающий звук, Арчи, прищурившись, глядит на прибор, к которому был подключён. И вдруг вспоминает, что, кроме того, до этого слышал чей-то голос.
Так и есть, в комнате Арктурус оказывается не один. Рыжая незнакомка улыбается, однако формой отличается от обычного медицинского работника.
- В таком случае, мне должно очень льстить, что сам Бог пользуется моей техникой, - с задержкой отвечает Старк, махнув рукой в сторону собственного имени на продолжающей издавать раздражающие звуки аппаратуре. Собственный голос звучит как-то непривычно, слышна хрипотца, которую, впрочем, можно списать на его состояние и долгое вынужденное молчание. Кроме того, во рту чувствуется неприятная сухость, странная тяжесть давит на грудь и немного стесняет глубокие вздохи. Арктурус Старк неотрывно смотрит на рыжую незнакомку, ожидая момента, когда она снова заговорит.

+4

13

Эрик попробовал абстрагироваться. Когда шипение вводимой вакцины утихло, мужчина открыл глаза, глядя, как обмякает под воздействием сыворотки тело капитана дальнего плавания. Легким движением Ланнистер вынул иглу из шеи парня и положил на столик у дивана. Да... гадость это была та ещё. Парализатор такой дозы, что хватило бы и для лошади. Да, иногда Капитолий не желает заморачиваться, а иногда усложняет всё настолько, что даже не хромой сломит к чёрту ногу.
— Вот так... отдохни чуток. Смотри на это с позитивной стороны: так не болит спина хотя бы. Кстати, у тебя отличный болевой порог, - говорил Эрик, отстёгивая ноги Томаса от стула. У капитана шевелились только глаза, в купе с ничего не выражающей гримассой на лице это смотрелось довольно мило, Нелл был похож на котёнка.
Эрик поднял Томаса на ноги, перекидывая одну из его рук себе на плечо и поддерживая другой за бок.
— А ты здоровяк, - слегка с натугой отозвался Эрик, двигаясь с Нэллом в сторону выхода. — Немного прокатимся. А то нас уже заждались. - Дверь открылась сама, за ней уже стояли миротворцы с оружием в руках. Эрик кивнул им и в проходе показалась каталка для пациента.
— Он спокоен. Аккуратно со спиной, - Эрик звучал весьма заботливо, даже больше, чем нужно. Кто знает, был ли он искреннен к этому парню или нет? Пожалуй что да. Эрик не был бессердечным или злым, просто предпочитал идти по наименьшему пути сопротивления.

Интересно, и почему все лаборатории делают белыми? На голубом цвете, например, также хорошо были бы видны и грязь и антисанитария. И, в сущности, чем белый был лучше голубого? Зелёного или желтого? Тайна. Эрик шёл позади каталки с Томасом и задумчиво потирал нижнюю губу, размышляя о происходящем. Операция, которая грозила Нэллу, была не то, чтобы одной из самых надёжных... Эрик знал о её сути весьма поверхностно, потому его тревожила эта неуверенность: была ли хоть одна объективная причина так рисковать полезным человеком, отправляя на это... ка бишь его? Чипирование?
Идеальный солдат Томас Нэлл, и о чём Капитолий только не мечтал...

Они уже пять минут катили по белому однообразному коридору, когда, наконец, стены сменились большими стеклянными панелями. Эрик увидел ровно на такой же койке Джоанну Мейсон. Неприятный паучок завозился где-то в груди - ведь они были на какой-то момент даже союзниками. А сейчас женщина, судя по взгляду, явно была бы не против намотать содержимое его внутренности на локоть. Что ж, повезло же Натали, сейчас она развлекала Старка.

Врачи аккуратно переложили Нэлла с кушетки на операционное кресло, похоже на стоматологическое. Один из врачей осуждающе прокомментировал Эрику месиво от кочерги на спине капитана.
— Зато он точно не отрубится, - ответил Эрик и вышел из операционной, тем не менее смотря на парня сквозь стекло.
Врачи прочно закрепили руки, ноги и поясницу Томаса на кресле, затем ввели ему антидот от парализатора. Эрик видел, как Томас сжал и разжал кулаки, как менялось его выражение лица. А затем его закрыли к ряду человек пять в белых халатах.

Короткий вскрик оповестил о том, что через переносицу в мозг Томаса Нэлла только что был вживлен чип.[AVA]http://funkyimg.com/i/WG2N.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/WG2L.png[/SGN][NIC]Eric Lannister[/NIC]

+1

14

Наташа улыбается, однако меньше всего это выражение сейчас походит на что то добродушное, скорее грозный оскал, а хитрый прищур зелёных глаз окончательно дополняет картину её твёрдой роли владычице положения. Она не делает никаких движений, даже когда мужчина резво вырывает трубки и игры из плоти, заставляя приборы возмущенно пищать, наверно от праведного негодования. Она даже находит в себе силы не отвлекаться на этот писк, не сводя лукавого взгляда с, несомненно живого, но всё ещё слишком слабого изобретателя.

-  Боги привередливые создания, но они очень кровожадны.

Её рука продвигается чуть вперёд, касаясь выступившей капельки крови, на месте, куда упала игла, Натали поддевает её пальцем и подносит совсем близко к себе, рассматривая точно диковинную вещицу. Но этот жест не занимает и половины внимания женщины, Крайс явственно ощущает, как мужчина смотрит сначала на неё, затем окидывает взором помещение, возможно даже догадываясь где очнулся, может даже жалея об этом, как его тяжелое дыхание проталкивается сквозь грудную клетку, явно помятую, но ещё отчаянно борющуюся за жизнь. Эта невидимая хрупкость, спрятанная в таком крепком теле поражала и одновременно заставляла горько усмехнуться фарсу человеческой сущности.

-  А знаете почему Боги требуют крови?

Капля крови летит на пол, а пальчики правой руки выстукивают на сенсорной панели незамысловатую комбинацию, после чего Натали Крайс поднимается с насиженного места и подходит совсем вплотную к стерильной белоснежной кушетки, на которой расположился Арктурус и наклоняется почти к самому лицу мужчины, останавливаясь только на самом последнем рубеже ещё приличного расстояния. Её глаза жестко впиваются в чуть расширенные зрачки жертвы, а выражение лица сменяется на бесстрастно отреченное, точно все чувства разом удалили из её тела.

-  Потому что у них нет своей.

Опять оскал, опять насмешка, эта женщина меняла настроение точно фокусник тасовал колоду карт, и ей нравилось эта небольшая игра, позволяющая хоть немного разнообразить однообразные стерильные, точно эта комната, сцены.
Лёгкое шуршание сзади заставило Натали выпрямится и обратить свой взор к вошедшей команде медиков, по крайней мере о них можно было так подумать, судя по белоснежным халатам и светло зеленым маскам, закрывавшие их лица ровно до линии глаз. В руках одного из них, идущего впереди, был поднос, накрытый салфеткой, именно на него, не на людей устремила свой взгляд женщина, прежде чем снова занять позицию в кожаном кресле.

-  Вы можете приступать.

Её голос ничуть не дрогнул, словно бы ничего страшного не происходило, будто это самое обычное будничное время препровождение двух старых друзей, в окружении команды поддержки. Хотя для Натали, это действительно было обычное дело.

-  Не переживайте так мистер Старк, это вредно для сердечно-сосудистой системы, хотя яд ос-убийц не полезнее, но вы же не ищите лёгких путей?

Пока она говорила один из врачей уже набрал прозрачно янтарную жидкость в шприц, и подойдя вплотную к кушетке мощным движением впечатал Старка за плечо, медленно вводя иглу мышечную ткань.

+4

15

После очередной фразочки про богов, на этот раз уже куда более неадекватной, Старк решает, что добиться чего-нибудь вразумительного от странной дамочки вряд ли удастся. И пока она, утверждая свой статус невменяемой, придаётся созерцанию капли крови на своём пальце, Арктурус пробегается взглядом по помещению. Вопреки ожиданиям своей надзирательницы, скромный изобретатель понятия не имеет, где находится. Пустые белые стены, пол того же болезненного для глаз оттенка, полное отсутствие того, что принято считать мебелью, а не интерьером для камеры пыток. Внимание капитолийца снова переключается на рыжую дамочку, которая вдруг оказывается опасно близко, чем заставляет Старка поёрзать на своём неудобном лежбище. Звучит продолжение странного замысловатого высказывания про богов, и, прежде чем хорошенько это обдумать, Арчи говорит то, что в ту же секунду приходит ему на ум:
- Эм, а можно мне другую медсестру?
Перенасыщенность окружающей среды белым цветом, наличие медицинского аппарата в комнате и устойчивый запах спирта наводят скромного изобретателя на мысль, что он находится в каком-то медицинском учреждении, впрочем, вряд ли это обычная капитолийская больница. Вполне возможно какая-нибудь психушка, а рыжая дамочка с явным уклоном в мифологию - одна из пациенток этого прекрасного заведения. Но несмотря на всю шаткость своего положения, Арчи старается держать себя в руках, так сказать, не падать духом раньше времени. Пока его взгляд не зацепляет ещё одну особенность интерьера - зеркальный потолок. Не заметить это в принципе сложно, но его внимание полностью переключается на одну деталь, которую он каким-то образом проморгал до этого. И тут комнату заполняет оглушительный треск. Впрочем, звучит он только в стенках черепной коробки Арктуруса Старка. Его самоконтроль, неприступная до этого крепость, выдержавшая столько набегов и напастей, даёт огромную трещину. Мерцающий круг непонятного происхождения, расположенный прямо в грудной клетке Старка, незамедлительно вызывает приступ панической атаки. Арчи резко переводит взгляд на собственное тело, а его лицо искажает ужас.
- Это что ещё за хрень?! Отвлёкший на незапланированное изменение собственного тела, Старк пропускает момент появления новых действующих лиц в этом театре абсурда. Внешний вид новоявленной парочки, а именно - белые халаты и маски, не оставляет сомнений в их компетентности. Вот только серьёзные врачи пугают Арктуруса Старка куда больше, чем рыжая любительница религии. Капитолиец резко садится на кушетке и даже успевает чуть отодвинуться, но мощный толчок извне заставляет его снова принять лежачее положение. Пытаться оказать сопротивление, толком ещё не отойдя от действия наркоза, - не самая гениальная идея Арктуруса. Но даже прижатый к кушетке, Старк продолжает мешать врачу сделать инъекцию некоторое время - то панически отталкивает занесённую руку со шприцем, то просто дёргается и извивается. Однако на помощь коллеге приходит второй садист, давший клятву Гиппократа, в то время, как надзирательница Старка немного проливает свет на происходящее в этой комнате.
С нескрываемым ужасом Арктурус смотрит некоторое время на незнакомку, словно отказываясь верить в правдивость её слов, а затем продолжает свои безуспешные попытки помешать врачам вколоть ему яд, судорожно приговаривая, как невменяемый: - Нет... Нет... Нет...
Когда же уже пустой шприц опускается обратно на поднос, в контраст своему недавней подвижности Старк замирает на кушетке, отрешённо глядя в пустоту прямо перед собой.

+3

16

Она не реагирует ни на какую из последующий реплик, не теряющего чувство юмора даже в такой безнадёги, Старка, поднимая глаза лишь когда мужчина замечает в своей груди сияющий магнит.

-  Вам нравится? Этот шедевр технической мысли вмонтирован в ваше тело для для того, что бы мельчайшие осколки шрапнели не достигли сердца. Вы удивитесь, узнав насколько оно на самом деле хрупкое, все её сложные процессы может разрушить микронной длинны кусочек металла.

Когда яд был окончательно введён в организм скромного изобретателя, он наконец перестал сопротивляться, мгновение глядя куда то в пустоту над головой. В зеркальном потолке отражалось не самое радужное зрелище, перебинтованное, посеченное осколками тело, окружающие его окровавленные иглы, капельки крови, медленно усеивающие пол, точно полуденная роса лужайку зелёной травы. Через несколько секунд датчики зафиксировали первый всплеск мышечной активности, судорога прошибла Старку спину, заставляя его чуть выгнуться дугой, дабы заставить нестерпимую боль хоть не на долго утихнуть. Какое то время Наташа наблюдала за этими незамысловатыми кульбитами, после чего пододвинула своё кресло ещё ближе, стирая марлевой повязкой появившуюся на лбу мужчины испарину.

-  Вы ведь знаете, как он действует, мистер Старк. Сначала судороги, потом помутнение, галлюцинации, но в ваш организм введена пока ещё предельно допустимая концентрация этого яда, так что я хочу, что бы мы с вами немного поболтали. Вы даже не представляете, как тут бывает скучно.

Зрачки Старка были расширенны, а пульс подскочил до 150 ударов, однако медики, стоящие неподалёку не делали никаких движений с торону подопытного, а значит критический момент ещё не наступил. Крайс продолжала рассматривать мужчину, точно диковинный экспонат, фиксируя в голове каждую его реакцию, она была уверена он слышит её, настолько отчетливо насколько было возможно, тем не менее свою речь она продолжила не сразу, давая изобретателю в полной мере испытать на себе воздействие яда, не отвлекаясь ни на секунду от пожирающих тело болевых импульсов.

-  Вы помните, как это случилось, как он бросил вас там? Умирать одного в Капитолии, посреди вражеской территории, пускай даже с вашего благословения. На мой взгляд, мир не видал ещё большего бесчестья. Так может Гектор Клерик заслужил свою смерть?

Видя как резко изменилось выражение лица пациента, Наташа рывком развернула его голову к себе, заставляя шейные позвонки издать неприятный хруст. Женщина немного склонила голову на бок так, что бы их глаза находились на одном уровне, всем видом выражая абсолютное хладнокровие к озвученной новости.

-  Тот штурмовик не промахнулся, его выстрел был настолько точным, что будь у оружия калибр по меньше, прямо над переносицей у генерала красовалась бы аккуратная дырочка. Только оружие местной охраны не оставляет маленьких дырочек, так что Клерику просто снесло пол башки.

+3

17

look

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/bb/33/e1/bb33e126ce0ff46850a2cb47bed5c207.gif

Самый широкий диапазон голоса охватывал, кажется, пять октав (из восьми существующих) и один тон... Но это в пении. У страдающих голосов своя, совершенно особенная музыка. На его личном опыте подопытных кроликов вполне можно разогнать и до шести октав. Сидя в удобном кожаном кресле с высокой спинкой, Бальдер размышлял об этих тонких материях и прислушивался к звукам за стеной. Там, к слову, должен был работать Эрик... Но увы, желанная музыка мужчину что-то не радовала. Изредка раздавался только какой-то грохот. "Дилетанты" одной рукой Кейн захлопнул, перекладывая на стол, книгу. Крюком же подтянул к себе стакан с виски, стоящий рядом на столешнице.

На этом острове Кейн чувствовал себя почти как дома. Тишина и неприступность владений - в некотором смысле его фирменный знак, так что его ощущение отрезанности от мира никак не смущало. До тех пор, пока здесь существовали алкоголь и любопытные перспективы досуга. Бальдер прибыл на остров одновременно с пленниками. Незадолго до Семьдесят Пятых Игр распорядитель начал спонсировать лабораторию, занимавшуюся чипированием и переродками... Сначала это было хобби. Экзотический интерес. Бальдер никогда всерьёз не верил в попытки повстанцев... Однако арену развалили и игнорировать подобный намёк было бы такой же глупостью, как попытки Хевенсби, Крейна и Старка сменить коней на переправе. Заручившись разрешением Сноу, Бальдер наконец решил увидеть плоды своих растрат лично. Воплощенные на выжившем после арены мясе.

Томас Нелл и Джоанна Мейсон. Улов мог бы быть и лучше и хуже. Кейну жаль, что на играх погибла Энобария, не без грусти он вздохнул и о смерти красотки Фрайзер - с этими девочками Бальдер тесно общался лично. Им бы пошло быть немного более... Контролируемыми? Раздавшийся в тишине хруст позвонков уведомляет о том, что распорядитель покинул кресло. Ковры, настеленные здесь повсюду, гасят звук шагов, и когда мужчина появляется в проёме двери, ведущей к операционной и прочим "научным" комнатам, его силуэт в длинном плаще с острым воротом, буквально олицетворяет местный филиал ада.

-Я думал, твоя работа повеселит меня больше, Эрик. Проблемы с вдохновением? - подойдя со спины к Ланнистеру, наблюдавшему за происходящим в операционной, Бальдер почти добродушно кладёт на плечо мужчины... крюк. Редко кто приходил от этого жеста в восторг, но активно возражать обычно тоже не пытались - протез Бальдера заточен так, что крюк в любой момент может стать рыболовным.
-Если результаты этого мероприятия меня порадуют - подумаю о снабжении такими подарками своего штата. В Капитолии слишком много неопределившегося мусора... Ты ведь не жалел капитана, правда? - нажим крюка на плечо Ланнистера становится чуть более ощутимым, хотя со стороны наверняка выглядит почти дружеским объятием. Кейн не очень-то доверял всем этим подставным столичным лошадкам, считая, что побыв по другую сторону баррикад даже однажды, вроде бы по заданию, они могут легко сменить масть. Безгласые в этом плане куда как удобнее - им бежать некуда и вреда с них немного. Но чипированные солдаты могли бы стать более функциональным приобретением при том же уровне надёжности. За стеклом доктора расступаются, открывая вид на привязанного к креслу Томаса с потерянным взглядом и Джоанну, пока ещё активно извивающуюся. От одного вида отчаяния в глазах девушки в глазах Кейна загорается радостный огонёк.

Отредактировано Balder Kane (Вс, 8 Ноя 2015 11:33)

+5

18

Говорят, что есть три мира: мир птиц - он же рай, мир земной, тот, где живут люди, и мир подземных тварей - он же ад. В раю живут ангелы, а в аду обитают мертвые. Все просто и понятно. Но я никогда не верила в это. Слишком примитивно и у всех один нисходящий путь. Были ли мы когда-то ангелами, а потом, лишившись крыльев, опустились на землю, чтобы потом, прожив жизнь, умереть и сгнить в земле? Или мы сразу родились, чтобы умереть? Не важно, в любом случае, движение все равно сверху вниз. Но как-то еще говорили, что у ада есть несколько кругов. Когда учитель затронул эту тему на уроке, мне стало немного понятнее. Наш мир - уже ад, только верхний его круг, самый безобидный из всех, хотя все равно кровавый. Черти, демоны... все те твари, которые оделись в яркие одежды, надушились и накрасились, чтобы лишь частью своей сути напоминать людей, забирают детей себе на потеху, чтобы потом стравить, опустив на уровень ниже. И я оказалась в числе этих избранных, выжила, чтобы иметь шанс снова вернуться на уровень выше, к своей семье, но оказалось, что пала еще ниже. И каждый новый год затягивал меня все глубже, в ту трясину, в которой скоро будет невозможно дышать. Я пережила Игры, пережила смерть семьи, вынесла испытание одиночеством, снова попала на Игры и, наверно, после них должна была оказаться в мире по-настоящему мертвых, но, увы, похоже, этого я пока не заслужила, а новый уровень ада оказался хуже остальных.

В моменты тишины, когда сознание отчаянно цепляется за реальность, когда на тело воздействует лишь свет и атмосферное давление, когда вокруг нет никого глумящегося и упивающегося чужой болью, Джоанна ловила себя на мыслях, которые раньше даже не думала думать.
Смириться с мыслью о том, что лишь часть повстанцев-трибутов забрали с арены, что Эвердин спасена, оказалось просто. Гораздо сложнее было поверить в то, что она сама еще жива, потому что в это не хотелось верить. Лучше бы все закончилось. Мейсон была готова умереть и приняла бы такую судьбу спокойно. Но у Капитолия были другие планы.
Очнувшись в незнакомой, налитой светом комнате, девушка не сразу поняла, где находится, но осознала это незадолго до того, как в помещение вошел человек, которого она возненавидела чуть меньше, чем Сноу или некоторых профи.
И вот когда ему приходилось на время отойти, оставив тяжело дышащую и изнывающую от боли Джоанну, девушке удавалось на время отключиться от мира, чтобы, сохранить остатки самоконтроля (только для чего?) путем погружения в мир воспоминаний, в мир, который президенту не удалось разрушить, в мир, где когда-то все было хорошо.
А потом снова начиналась боль, ломающая кости и разрывающая каждую клетку тела.
Может, проще было бы сдаться? Сделать так, как хочет Капитолий? Рассказать им все и закончить для себя все Игры? Мысли, возникающие в тишине все сильнее толкали девушку к этому, но остатки разума и какая-то надежда на светлое будущее, пусть и не для нее самой, заставляли остановиться и, стиснув зубы, терпеть.
В какой-то момент, спустя неделю, месяц или даже год мучений, палач, призванный убивать медленно, отступает, запускает в помещение людей, которые, переместив девушку с привычного металлического кресла, увозят куда-то. Джоанна настолько измучена, что желание сопротивляться появляется только когда до мозга доходит, что в этом аду она не одна, а есть еще трибуты, которых так же мучили, а это значит, у Капитолия на них есть какие-то планы.
- Идите... к чертям! - да они и есть те, к кому от всего сердца посылает Джо. Прилив сил, бережно хранимых где-то глубоко в теле, позволяет вырваться из рук медиков, не ожидавших, что пациентка придет в сознание так быстро. Ремни не закрепили толком на запястьях, а оказавшаяся свободной нога ударила прямо в уродливую рожу капитолийского врача. Возня, начавшаяся в этой палате, просматриваемой из других, дала шанс к бегству.
Только куда бежать?
Об этом Мейсон подумала только когда оказалась на полу, свалившись с кресла, на которое ее перенесли. Все тело снова заболело, но боль была не той, которая сопровождала ее последнее время. Знакомая боль борьбы и какого-то отчаянного желания выжить, желания борьбы.
Все эти твари, окружающие ее сейчас, боялись, вряд ли кто-то из них хотя бы раз дрался за то, чтобы жить, а поэтому, пока не  были вызваны натасканные на это люди, у Джоанны был шанс хоть на что-то.
Поднявшись на ноги, озлобленно и дико глядя на окружающих ее людей, сжимая и разжимая пальцы, будто бы это движение могло подарить ей холод металлической ручки топора, издав утробный рык, девушка бросилась к столу и схватила то, на что сознание указало с пометкой "опасно". Тонкий, но очень острый нож в ее руке заставил врачей бояться еще больше, но теперь и не они занимали Джо. Девушка вспомнила, что видела за пару секунд до того, как тяжелое и измотанное тело упало с кресла на пол. Надменный, усмехающийся взгляд человека, которого она когда-то видела. Тварь, стоит и радуется чужой боли. Хотя, что удивляться? В этом все капитолийцы, привыкшие с пеленок наблюдать за тем, как дети убивают друг друга.
- Уроды... ну, давайте, подходите, что уж?! Хоть одного, но покалечу! - из горла вырывается смех, а рука сильнее сжимает скальпель, который уже хочется задействовать. Какая-то часто сознания вопит о том, что всю ситуацию и всех людей в помещении не удается контролировать, но хотя бы попытаться все же будет неплохо. - Эй, Нелл, чего, сдался что ли?! Подыхать собрался? А я вот нет! - скальпель - не топор, он в разы легче и почти незаметный в руке, но все-таки, он оружие. Если сейчас эти свиньи в белых халатах сделают еще один шаг в ее сторону, она нападет. Хотя лучше делать это сейчас, поскольку адреналин исчезает и тело становится тяжелее, приходит усталость.

+2

19

Сразу же после попадания в кровь яд начинает действовать. Первой приходит ужасная боль, от которой никуда не деться. Только и остаётся, что метаться по кушетке. Однако куда хуже то, что следует за болью.
Арчи сильно зажмуривает глаза и боится их открывать. Он прекрасно знает,что яд осы-убийцы вызывает сильнейшие галлюцинации и может даже свести с ума. Глупо, конечно, надеяться, что так просто удастся совладать с действием токсина, но непродолжительное время Старку кажется, что он немного контролирует ситуацию. Разумеется, это всего лишь иллюзия.
Голос извне заставляет скромного изобретателя открыть глаза. Болезненно белая комната оказывается пустой. Чей-то голос звучит словно из невидимых динамиков, отталкиваясь от белоснежных стен. Арчи чувствует себя предельно погано, ведь боль и не думает исчезать. Старк учащённо дышит, непонимающе озираясь вокруг. Но всё вокруг меняется в одно мгновение, когда голос извне задаёт другие параметры для галлюцинаций Старка.
- Вы помните, как это случилось, как он бросил вас там? Странно, но поначалу Арчи видит своего отца, а не генерала Клерика. Голос продолжает вещать, и черты лица Говарда Старка меняются. Меняется и мир вокруг - вместо неясного темного помещения, которое он ещё секунду назад делил с отцом, Старк оказывается в печально известном кабинете мисс Диаваль, сидящим у её стола, за несколько секунд до того, как всё вот-вот должно закончиться. Яд заставляет мозг воспроизводить воспоминания с невероятной точностью. И даже кое-что меняет в них. На этот раз Старк видит не только спину уходящего генерала. На этот раз Гектор Клерик оборачивается, чтобы взглянуть на него. И на его обычно лишённом всяких эмоций лице виднеется ухмылка. Арчи с недоумением дёргается там, в кабинете Диаваль, не в силах встать, и точно так же дергается в реальности на кушетке. На резкий поворот своей головы Старк никак не реагирует, пребывая далеко в собственных фантазиях. А голос продолжает моделировать его воспоминания.
Клерик делает ещё пару шагов с ухмылочкой на лице, прежде чем становится не более, чем воспоминанием Арктуруса Старка. Некоторые детали этой картины сознание дорабатывает самостоятельно - оглушительный крик Виктории Диаваль, которая тоже не ожидала такого поворота событий, и то, как медленно и неестественно заваливается на пол тело генерала Клерика. Тошнота массивным комком подскакивает к горлу, Старк отворачивается от ужасной картины, не желая верить собственным глазам. Новая порция боли, на этот раз уже не физической, влияет на Старка куда сильнее. В реальности Арчи всё больше походит на умалишённого - боль заставляет его продолжать извиваться на кушетке, но теперь к неясным телодвижениям примешают крики. Старк лихорадочно повторяет неразборчивые фразы, словно какое-то заклинание, которое могло бы вернуть к жизни генерала Клерика. По ощущениям в груди зияет огромная дыра, проделанная не горе-медиками для того, чтобы впихнуть реактор, а разверзнувшаяся от смерти Гектора Клерика. На глазах у Арктуруса выступают слёзы, но тяжело судить, от чего именно - от ужасной боли, сотрясающей его тело, от болезненной потери, или же от всего сразу.

+2

20

Забавно, как ещё не давно, до дрожи самоуверенная личность шутила и язвила, даже находясь в самом беспомощном состоянии, а теперь приходилось следить, что бы впадая в очередной приступ агонии изобретатель не перекусил свой болтливый язык. Натали провела рукой по лбу Старка, кончиком ногтя убирая слезу, проступившую на его дрогнувшем веке. Тело изобретателя всё ещё извивалась в приступе, но конвульсии постепенно утихали, а приборы всё меньше вздрагивали и подскакивали своими кривоватыми волнами, едва едва не касаясь критической точки. Последние препятствия, сокрушенные ядом пали и теперь наступал долгожданный момент воздействия на мозг. Больше всего Натали нравилась именно эта часть, ведь муки разума, голос совести корёжили нас гораздо сильнее физиологии, эта боль не утихала, не проходила, со временем покрываясь налетом старины, притуплялась, но пытаемые разумом индивиды не всегда благополучно проживали положенный срок, предпочитая гораздо раньше заставить внутреннее я замолчать на всегда.

-  Вы остались одни, мистер Старк, совершенно одни. Думаете, вы хоть когда то были кому то нужны? Гений, миллиардер, плейбой, филантроп. Неужели вы и правда поверили, что ваша душа интересует хоть кого то в этом мире? Верные союзники, добрые друзья, любовь. Но вот вы ушли и в мире ни пискнул ни один радар.

Её интонации были насмешливы, лицо источало карикатурную гримасу, не больше чем игра, но для Старка теперь было не разобрать где правда, а где ложь. Сейчас его мозг сопротивлялся, пытался выстраивать какие то барьеры, даже отгородиться от внешнего мира, не видеть, не слышать, не чувствовать, однако голос Натали Крайс с новой силой вырывал его из защитного кожуха, с яростью швыряя в реальный мир, заставляя принимать за истину только её голос. Он струился потоком яда в его крови, затрагивал нервную систему, каждое мельчайшее окончание, трепал, мучил, и каждой следующей проведённой секунды ему казалось неумолимо мало.
Женщина вновь поднялась со своего места, на этот раз направляя к приборной стойке, давай двум словно замершим неподалёку врачам, отмашку, и оба уже через минуту покинули помещение, оставляя огненно рыжую хищницу наедине со своей добычей. Никто не посмеет прервать их, даже если мистер Старк в очередном приступе остановит своё холодное, холодное сердце, они не посмеют ворваться, не получив надлежащей команды. Это ещё больше укрепляло в ней уверенность полной владычице положения, и пока боль понемногу затихала в глазах мужчины, Натали набрала в два шприца по порции, слегка желтоватой, совершенной идентичной на вид жидкости, демонстративно продолжая держать тело пленника не зафиксированным на кушетке.

-  Я слышала, что вы интересовались историей прошлого. Не хотите ли соприкоснутся с ним? Русская рулетка, забава для сильных духом. Однако какая ирония, выбор есть и одновременно нет, через минуту я вколю вам одну из доз, но вы можете выбрать какую именно, не торопитесь мистер Старк, подумайте основательно, в одном из них точно такой же яд, а в другом обезболивающее. Шестьдесят секунд, тик так.

Продолжая оперировать дружелюбной улыбкой, Натали кивнула на шприцы, мягко приближаясь к Арктурусу, словно обдумывая каждый последующий шаг.

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » [c] 01.11.3013. - 07.11.3013 Capitol. Where my demons hide


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC