Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » [c] 13.11.3013, dist. 13, Head high, protest line!


[c] 13.11.3013, dist. 13, Head high, protest line!

Сообщений 41 страница 55 из 55

41

Вечер чудес начался с повышения, а продолжился воздушной тревогой. Ничего чудесного в тревоге самой по себе не было, налета Капитолия следовало ожидать рано или поздно, и уж особенно после того, как Тринадцатый выдернул Пита Мелларка у того из-под носа. Однако то, как о тревоге оповестили, было из ряда вон. В одну минуту системы ПВО не оправдали своего назначения, потому что спасла всех чуйка майора Клерика. Иначе назвать это было нельзя, потому что внезапно, заставив президента замолчать и не получить фидбэк от своих слов, он взвивается на месте, проводит какие-то странные манипуляции и совершает странные телодвижения, и вот уже звучит весть о воздушной тревоге, да еще и с временными подробностями, хотя система оповещения молчит. Чудеса да и только.

Президент на мгновение замирает, а затем берет командование в свои руки, веля Гроверу и Клерику разделить присутствующих и организовать согласно указаниям. Люция попадает под юрисдикцию последнего, Левий - первого. И хотя она убеждала, что все в порядке, и даже пошутила насчет его повышения, все равно взгляд ее был каким отсутствующим. А сейчас она встревожена, и не понимает, почему их разводит в разные стороны, и, главное, что же теперь будет? Почему солдаты не отправляются вместе со всеми?

- Слушайся п-приказа и ступай в убежище, хорошо? П-поняла меня? Ты в армии, детка, - Аарон поднимается, быстро целуя Люцию, улыбается. Внутри звенит. Не от дрожи, от натянувшейся струны. Это не учебная тревога. И тем не менее... Все в порядке. Ведь в порядке? Дистриктовские быстро разделяются согласно команде, разве что новички мешкают, запоздало соображая, куда им.

Президент между тем возвещает, чтобы люди не поддавались панике в этом боевом крещении. И говорит, что все под контролем.

Левий становится в свой отряд, и, едва пилотная эскадрилья присутствующих здесь в сборе, ей дается приказ отправляться в ангар. Не известно, куда будет нанесен удар, данные о надвигающейся силе еще не получены, поэтому отдается приказ поднять часть машин в воздух. Отсиживаться под землей нельзя, дожидаясь, пока их замуруют живьем. Удар будет сильным. Капитолий осмелился выползти из норы, и делать операцию на "авось" он не станет. Он попытается нанести максимум урона.

Первая волна снарядов настигает через неполных шесть минут, и за это время пилоты успевают занять свои места и семь машин поднимаются в воздух, как встревоженные птицы, устремляясь вверх до следующих приказаний.

- Основные уровни. Цель - основные уровни.
Внутренняя связь работает как часы. Диспетчеры передают сводку. Данные по числу прибывших планолетов, сведения по используемым снарядам. По используемым снарядам... Оптика схватывает объекты и разбирает их на интерактивных экранах, но чего стоит информация о том, какой заряд у бомб и каков потенциал их поражения, если те уже врезаются в землю. Огненные вспышки расцвечиваюст ноябрьскую серость. Дневной авианалет. Капитолий решил не подкрадываться, как вор, ночью, а ударить средь бела дня? Что-то новенькое. И их машины, черт... Они появляются в зоне видимости, когда перехватывать их уже поздно. И приказа что-либо делать тоже нет. Остается сцепить зубы и ждать. Ждать, пока твой дом внизу проверяют на прочность. Ведь выдержит?

- Занять АСМ.*

А дальше... Планолеты освобождают свое багажное отделение, чертовы санта-клаусы, завалив подарками, и уходят на разворот, поднимаясь выше, чтобы... Чтобы что?

- Даунтаун.** - Приказ не воздуху, а земли - земле. Точнее - ААА, антивоздушной артиллерии. И, едва начинается отсчет, авиацию Тринадцатого уводят на перехват. Планолеты Капитолия поднялись не воздухом подышать, а пропустить идущих по проторенной ими тропе собратьев.

-  Девять коршунов на запад. - Так много? Но столичные планолеты действительно тяжеловесны, и для маневренности несут меньше снарядов, чем наверняка хотелось бы их напичкать.

Левий бывал в воздушном бое, и знает, каково это, но никогда прежде ему не приходилось работать перехватчиком. Только на симуляторах. Ну, что же, остается проверить разницу теории и практики. Их отправляют пятерых, два истребителя остаются патрулировать пространство, и перерезать пути первым, уже опроставшимся налетчикам, которых расстреливают с земли. Дистрикт позволил расстрелять себя, чтобы не открыть, где расположены противовоздушные орудия, и даже если пилоты Капитолия теперь их видят, то тайну эту они унесут с собой, а их собратья до нее не долетят...

- Всем бортам. Фокс один. Фокс два. Фокс три.***

Ладонь непроизвольно касается нагрудного кармана, где хранится талисман - ласточка, подаренная Люцией.
- П-пташка, не п-подведи.
Это как прыжок в ледяную стремнину.

- Вижу цель.

Огонь.

______________________________________________

Вольный перевод слэнга.
* Позиция для маневрирования при воздушном бое.
** Здесь - приведение вооружений ПВО в полную боевую готовность. Для противника Даунтаун - наименование любой  области, где можно ожидать зенитную оппозицию.
*** Здесь - приказ к использованию ракет воздух-воздух типа Sparrow, Sidewinder, или Phoenix соответственно.

....
.

Отредактировано Aaron Levis (Вс, 11 Окт 2015 21:37)

+4

42

Ангерона - солдат, спасибо отцу; ей невдомек стратегия морального давления. Её дело - продвигаться вглубь, давить и побеждать. Все эти разглагольствования, невольно, кажутся ей лишними (внимание, тут кое-кто, кажется, вышел из под гипноза!), но обсуждать - не солдатское дело. Тем более, что эти съемки её, лично - никоим образом не касаются.
Понимая, что Кашмира не отреагирует на её заскоки паяца, Ангерона поворачивается обратно, посвящая всё внимание рукам, которые крепко сцепляет в замок. Пятна цыпок, неровные ногти, бледная, в штрихах вен кожа - по сравнению с Фрайзер Рона выглядит куцым цыпленком, и почему-то именно сейчас её привычный быт и жизнь кажутся ей.... пресными?
Кажется, накаркала.
Задумавшись о странной реакции фифы из Первого, Клерик чувствует какой-то странный дискомфорт: будто воображаемая шерсть на холке встает дыбом. Колкий взгляд ощупывает рядом оказавшихся людей - ничего необычного; пока Рона не замечает странное поведение отца. Клерики, как не крути, настроены друг на друга - отсюда и такое поведение после смерти матери. Цепь не замкнута, всего лишь. А сегодня, с отсутствием Робби в зоне досягаемости - еще сложнее. Ангерона ежится, но не отрывает глаз от Гектора.
Что-то не так.

Вопиюще попрана субординация: Ро втягивает голову в плечи, уже предвкушая, как по ошметкам гордости бывшего генерала пройдутся форменной обувью... но нет - удивленно взлетают брови. Что-то не так.
Взгляд на Кашмиру - боже, из неё можно белила добывать. Что не так? И где Робби?
Осознание приходит одновременно с Гектором - тот до Альмы, а прояснение - до мозгов Ангероны. Кашмира переживает за брата. Здрасьте, приехали... это что, солдат Клерик? Сочувствие? Сопереживание? Сумасшествие? Ангерона трясет головой, и снова впивается в отца взглядом; и прочитать по его губам словосочетание воздушная тревога не составляет труда.
ТВОЮ МАТЬ.

Субординация попрана дважды, и тут в счете ведут Клерики - Ангерона срывается с места, да так лихо, что речь Альмы об эвакуации уже бьет шрапнелью в её узкую спину. Она должна найти Робби - безумные глаза мажут по лицу Кашмиры, когда девочка проносится мимо; следить за дыханием и пытаться вспомнить, где в это время может быть младший Клерик (с поправкой на переходный возраст, пубертат и странное поведение в последние дни) - революция и Тринадцатый обойдутся без неё. У них есть Генерал и его подобие. Которое Боггс. Можете выжечь "дезертир" у нее на лбу - Рона и не подумает вернуться. Роббироббиробби - шепчут искусанные губы; Роббироббиробби - стучит сердце.
Надо найти Робби - Ангерона тормозит у лифта, осатанело ударяя ладонью по кнопке. Нет времени ждать - поворот на каблуках, и в сторону лестниц. Надо найти Робби - ПО ЛЕСТНИЦЕ! - надо найти Блеска, и так противники разменивают пикировку на мелочь сдачи, лишь бы вместе суметь спасти самое ценное. Фрайзер где-то по правому боку, шестнадцать, семнадцать, что ж так много ступенек...
Надо найти Робби. Который расскажет, что Гектор делает с Клериками, которые поступают против правил.
Фас.

Отредактировано Angerona Cleric (Вс, 11 Окт 2015 23:51)

+4

43

На пресное вроде-как-сочувствие Альмы Кашмире хочется лишь фыркнуть в ответ. Она не верит в него ни на секунду, ожидая, когда же Койн перейдёт к главному. Что ей нужно? Чего ради пытается быть с ними милой? Фрайзер казалось, что президент Тринадцатого как раз из тех, кто не очень жалует без необходимости чужаков... Потому что каков поп, таков и приход. Ответ приходит быстро - видео ролики. Альма Койн хочет, чтобы Кашмира, Блеск и Китнисс вещали с экрана революционные призывы. Но если Сойка может себе позволить совать голову в петлю - её семья рядом с ней, даже драгоценного пекаря спасли... То Фрайзер уже достаточно принесла боли собственной семье и не станет подкидывать Сноу поводов убить своих родителей. Губы упрямо сжимаются в нитку и Кашмира уже набирает в грудь воздуха, чтобы сказать своё решительное "нет", когда ситуация в зале резко меняется.

Клерик поднимается с места - победительнице не видно, что он делает, но она видит, как он становится напротив Койн - и у той на лице бурного восторга не читается. Что-то происходит... У Фрайзер, по умолчанию уже не ожидающей ничего хорошего, бегут по коже мурашки. Она встаёт на цыпочки, в попытке что-то понять, но видит только короткие переговоры Альмы с майором и мужчиной в черном.. Мимо протискивается с совершенно безумными глазами её не в меру разговорчивая соседка, однако Кашмира не понимает пока причины этой метаморфозы.

"Бомбоубежище. Воздушная атака?" вопрос съёмок временно теряет свою актуальность. В голове Фрайзер остаётся лишь одна важная мысль. "Блеск!" её брат где-то наверху... Она не пойдёт в бомбоубежище пока не убедится, что близнец в безопасности. Судя по словам Альмы Койн, ей надлежит пойти в группу Клерика, и в другой ситуации эти слова прозвучали бы успокаивающе, но... Конечно, лично искать Блеска майор не рванёт. А больше никто доверия Кашмире не внушает, особенно учитывая последние озарения Койн, здорово отдающие в их с братом случае суицидом. Времени на раздумья мало - Фрайзер плохо ориентируется в закоулках дистрикта, но начинает понимать, что её соседка рванула к выходу не спроста и она всё ещё может её догнать.

Толпа приходит в движение, разделяясь на два потока. Кашмира в общей суете бежит к двери, спотыкаясь о стулья и чувствуя, как сердце колотится в горле. Если что-то случится с Блеском... Нет. Даже думать нельзя. Не случится. Она найдёт его и они вместе спустятся в бомбоубежище. "Черт бы тебя побрал. Где ты?" девушка закрывает на секунду глаза, настраивая свой особый внутренний-близнецовый-радар. Звучит бредово, но на самом деле работает. Обычно первая, приходящая в голову мысль - верная. И сейчас Кашмира думает о тренировочном зале. Блеск зол на неё, а где брат обычно вымещает эмоции?

Лифты во время бомбёжки - идея сомнительная. Остаётся лестница. Где? Где эти чертовы ступени?? Фрайзер мечется в пустующем коридоре, когда рядом раздаётся голос девушки, усиленный эхом. Она-то точно знает - где лестница. Пикировки и раздражение тут же забыты - по крайней мере, на время. Когда речь идёт о жизни брата, Кашмира не выбирает методы - собственно, именно так она здесь и оказалась.

-Я думаю, Блеск в тренировочном зале. Помоги мне... Кого мы ищем? - Фрайзер задыхается на бегу, перескакивая через несколько ступеней сразу - что она помнит точно, так это то, что тренировочные залы - наверху. Пока они двигаются в верном направлении, значит, можно потратить некоторое время на уточнения. Девушка тоже вряд ли рванула в противоположную от бомбоубежища сторону от скуки или из-за забытой косметички. Да, Кашмира действительно просит помощи. И потом ей возможно будет стыдно. Но это ради Блеска. Она притащила их в Тринадцатый, значит, отвечает и за его безопасность здесь тоже. Лично, не полагаясь на чужие приказы и гипотетические планы эвакуации.

+4

44

Наконец-таки становится ясной конечная цель сегодняшнего собрания. Я усмехаюсь уголком губ. Это даже серьезнее, чем обычная политагитация.
Президент вроде как искренне  выказывала нам сочувствие, но выражение ее глаз никак не менялось, и это уже начинало порядком меня напрягать. Тем не менее, я внешне никак не проявляю свое напряжение и продолжаю ее слушать. Вспоминаю, как Плутарх говорил мне, что если я соглашусь стать "Сойкой", то придется снять несколько агитационно-пропагандистских роликов как раз для того же, о чем сейчас говорила Альма. Значит, они не отказались от этой идеи... Стоило признать, что в общем и целом задумка, особенно насчет "закулисных" историй от лица победителей, была неплоха - люди получили бы возможность узнать множество таких вещей, которые бы еще больше подорвали авторитет Капитолия. Конечно, это по большей части относится именно к жителям столицы и, вероятно, - к Первому и Второму дистриктам. Остальным же дистриктам для восстания против Сноу подобные детали уже и не нужны - у них полно других причин для этого.
И я, в принципе, не была против. Вот только с актерством у меня всегда было паршиво. Если бы не помощь Пита во время Игр - я бы прокололась с нашей игрой еще в самом начале, пожалуй. Сейчас же Пита рядом не было и... какой борец за справедливость получится из меня на камеры Тринадцатого, я даже представить не могла. Но отказываться не планировала и даже уже хотела высказаться на этот счет, как вдруг краем глаза уловила какое-то движение сбоку от меня. Повернув голову, я с удивлением начала наблюдать за крайне, казалось бы, странным поведением бывшего генерала-настоящего майора Клерика. И дураку понятно - это не запланированная часть лекции, и я нутром ощущала, что что-то не так. Что случилось что-то, не сулящее ничего хорошего всем нам. А уж когда Клерик разворачивается к недоумевающей аудитории и вдруг выкрикивает мое имя, все внутри и подавно замирает в ожидании опасности.
Поймав его взгляд, я резко выдыхаю - даже не заметила, как задержала дыхание - и уже готовлюсь направиться прямиком к нему, наплевав на все остальное, чтобы узнать, что произошло. Просто так он не стал бы звать меня по имени. Но именно в этот момент Альма покидает свое место, откуда обращалась к нам, и начинает что-то говорить подошедшим Гектору и Боггсу. Очевидно, отдавая какие-то приказы. Я же все еще продолжаю стоять на месте, напряженно за ними наблюдая. И в какой-то момент кидаю на Гейла хмурый взгляд. Уверена, он тоже чувствует опасность и ему тоже хочется скорее узнать, в чем дело.
И вот госпожа президент наконец обращается и к нам, объявляя в микрофон о срочной эвакуации. Я округляю глаза и таращусь на Клерика.
Эвакуация?! По какой причине? Неужели воздушная атака? Капитолий решил таки перейти в наступление?
Это была первая бомбежка для всех тех из нас, кто только недавно появился в Тринадцатом, и я даже понятия не имела, куда стоило идти. Так что еще больше раздражало то, что делать это впервые предстояло в такой вот обстановке - когда кругом полно народа, когда мы все абсолютно не готовы к этому и, по сути, совершенно дезориентированы.
Благо, наше доблестное командование позаботилось об организации процесса, и я надеялась, что паники действительно не возникнет. Паника всегда все портит, мне ли не знать.
Я оборачиваюсь к Прим, хватаю ее за маленькую ладошку, призывая встать с места.
- Прим, мам, Гейл, Мадж, - я по очереди смотрю на каждого из них, убеждаясь, что они еще рядом, - идемте, скорее.
И сразу же устремляюсь к Клерику, таща за собой сестру и ловя взгляд Гейла, как бы говоря ему, чтобы он в любом случае шел со мной. По идее, он хоть и солдат, но пока никого из нас еще не прикрепили к конкретному отряду. И без него я никуда не пойду.
Пока мы пробираемся к майору, я пытаюсь в толпе высмотреть Финника и Хеймитча с Эффи - видела ведь их, когда только-только пришла в аудиторию. Теперь же я не могу найти ни одного из них и из-за этого начинаю нервничать, надеясь, что они смогут о себе позаботиться. Ну, или, по крайней мере, Финник сможет - об этой сладкой парочке. "Слава богу, что здесь действует сухой закон и Хеймитч должен быть с трезвыми мозгами".
- Майор Клерик, куда нам идти? - Без предисловий осведомляюсь я у мужчины, когда мы подходим к нему. Я даже пока не хочу знать подробности того, что происходит - хочу только добраться туда, где милый подарок от Капитолия в виде бомб не сможет нас достать.

+4

45

Проходит совсем немного времени прежде, чем система ПВО распознаёт угрозу вслед за триггерами майора Клерика. На каждом уровне дистрикта раздаётся громкое завывание оповещающей сирены - до первого удара остаётся ровно три минуты и жителям лучше поторопиться в убежище. Аарон Левий прав - решившись атаковать, Капитолий не будет размениваться на точечные укусы.

0

46

Гектор в своей стихии. Вот она, смотрите! Опасность, война, сиплое дыхание смерти. Он коротко кивает Альме и направляется в часть зала, где видит гражданских. Пусть подобный приказ и сам по себе унизительный, Клерик слишком занят, чтобы его обдумывать или осуждать. Под суровым взглядом Гектора гражданские, условно гражданские, конечно, строятся как на первое сентября дети. Клерик, прекрасно знакомый с капитанами нужных отрядов, даёт весьма четкие указания парой-тройкой слов и  убедительным взглядом - тут всё схвачено и отполировано годами. С новичками труднее. Пока масса механично вытекает из аудитории, Эвердин и семья вырастает у него за спиной. Отлично.
- Хоторн, отвечаешь за них жизнью. Я доверяю тебе провести их до бункера при любых обстоятельствах, - Гектор с нажимом произносит последнее. Доверяя сейчас юноше он многим рискует. Если с Эвердин случится что - первым спросят с него. И Альме это тоже едва ли понравится. Потому Гектор едва ли лукавил, говоря о доверии парню. Меж тем в его голове уже сформировался важный план последующих действий. Клерик на мгновение раскрывает ладонь, смотрит на кольцо, потом прячет его в кармане тёмно-серого "пиджака" и покидает аудиторию.
Кругом люди. Свет мерцает, тяжелая обувь стучит по железным ступеням. Но Гектор Клерик в этом вырос и сейчас он лучше рыбы в воде ориентируется в шуме эвакуации. Где-то на задворках разум фиксирует, что ПВО-таки сработало. В голове происходят тысяча и один расчет ситуаций и стратегий, как машина Клерик прокладывает свой путь в зависимости от принятого решения. И снова он ослушивается приказа Альмы. Во второй раз. Знаете, когда ручной пёс умнеет настолько, чтобы укусить за руку кормящего его хозяина, в случае последнего было бы разумно пристрелить спесивую скотину. Но Гектора ждала слишком интересная судьба, только чтобы его пристрелить прямо сейчас.
Сворачивая углы, идя быстрым и уверенным шагом, Гектор наконец достигает основного центра д-13, откуда управляют всеми наземными - точнее поверхностными - проявлениями. Только вот эта капитанская рубка совсем далека от бункера. А Клерику - в общем-то - и плевать.
В рубке находится несколько человек, тех, кто ни при каких ситуациях её покидать не должен. Завидя Гектора, она сменили на лицах тревогу на хотя бы нейтральность, некогда этот мужчина был способен разрулить любую ситуацию, даже если придётся пролить кровь.
- Подготовьте авиацию, - Командует Клерик, перечисляя фамилии, бортовые номера самолетов и снаряды, которые на них должны быть. Рубка оживает непрерывным стуком клавиш. - Сообщить им всю необходимую информацию о налетчиках. До мельчайших деталей. Доложить о степени эвакуированности людей. Проверить наличие ресурсов в помещениях бункера, доложить о работоспособности вентиляционной системы и бесперебойного электропитания... - Клерик продолжает говорит и говорит, обращаясь к разным людям. И как бы технически они не обязаны ему подчиняться.... ведь Гектор Клерик не Генерал более, помните? Только вот навряд ли при угрозе погибели кто-то из здесь находящихся попробует поднять эту тему. К тому же здесь все просто привыкли выполнять приказы этого человека.
Гектор следит за радаром, на котором пляшут маленькие точки. Это свои, это чужие. Среди пилотов свежеиспеченный капитан Левий. Этого парня Гектор знает - он хорош в своём деле.
Первые бомбы сотрясают все вокруг. Сыпется бетонная крошка с потолка, мигают кнопки на аппаратуре и освещение. Гектор неподвижен, точно бы настолько суров, что может игнорировать удары бункерных бомб. А ведь это они.
- Первый удар, Генерал, процент повреждения девять. - Женщина за пультом сообщает. - Повреждены тридцать шестой и семнадцатый лестничные пролеты, птичья ферма и несколько коробов вентиляции, - доносится с другого края мужской голос. - Активировать противовоздушную артилерию, Генерал? - Один из считающих себя особо смышленым интересуется. И да. Шестилетняя привычка - вторая натура...
- Ни в коем случае, - Гектор следит за точками на радаре точно кот за бантиком.
- Командир Левий, - Гектор берет в руки наушник с присоединенным микрофоном, - говорит Клерик. - Шипение и треск в ответ уведомляют о том, что связь установить пытаются, но... И вдруг ответ.
- Капитолий атакует бункерными бомбами. При трёх-четырёх попаданиях в одну воронку дистрикту грозит серьёзная угроза разрушения. - Гектор говорит четко и быстро, - если не удастся ликвидировать - оттесняйте их в северо-западную часть, где меньше всего жизненноважных объектов. Конец связи, ответьте как поняли, - на связь не очень-то приходится надеяться. Гектор смотрит на часы и шепча одними губами отсчитывает секунды до следующего удара.

+3

47

Итак, лекция началась и все с почти замиранием сердца и дыхания принялись слушать, и внимать словам президента. Слушала и доктор, хотя некоторые фразы периодически проскальзывали мимо ее сознания. Очередная агитация, лекция о смысле и о том, как важно их дело, как важно работать, им всем слажено, ответственно, вдохновенно, словно один большой механизм с сотнями гаечек, винтиков и шестеренок, где не одна деталь, в принципе, не имеет права на поломку.
Хотя наверное, в сегодняшнем заседании был, свой, слегка иной смысл, ведь в дистрикте появилось много беженцев, разных, как капитолийцев, так и из других дистриктов. Люди разные, люди привыкшие жить по-разному. Главные события этого времени  постепенно приближались, и сплоченность была важна как никогда. Койн нужно было быть уверенной в своей революционной машине. Почву нужно периодически удобрять и избавляться от сорняков.
Бретт отклонилась на спинку скамьи, сложив руки на груди, смотря куда-то в плоскость столешницы. Женщина слегка улыбнулась, услышав хвалебную речь Койн, адресованную Левию. Дальше Альма пошла «по списку» выделив из общей массы Эвердин и Фрейзер, а после женщина уже не слышала. Майор, сидевший почти неподвижно все время, словно каменная горгулья на крыше собора, неожиданно сорвался с места с видом озабоченным и встревоженным. На стол с металлическим звоном что-то упало. Кольцо. Оно начинает крутиться словно волчок, описывая круги по столу. Доктор переводит взгляд с кольца на хозяина, который тем временем что-то говорил президенту. Что-то случилось. Сомнений в том практически у нее не было. Майор возвращается к своему месту так же быстро, как и покинул его, сгребая в руку кольцо. Бретт лишь на мгновение поднимает на того взгляд. Почти сразу же звучит громкий командный голос Койн с сообщением об эвакуации и некоторыми инструкциями к дальнейшим действиям. Доктор быстро встает с места и в числе первых покидает аудиторию. Но в бункер не спускается, а направляется наверх, в мед отсек, так как там находились пациенты, транспортировку которых она просто не могла оставить без контроля.   
До включения оповещения лестницы свободны. Большинство людей еще не знают о надвигающейся угрозе, поэтому неспешно шагают по своим делам. Кейтлин почти добегает до отсека, как включается сирена.
Действия персонала слажены и отработаны не один раз, через несколько минут отсек пуст и все люди, находившееся там, спустились глубоко под землю, в бункер. 
Отдельное помещение, отведенное специально под медицинский отсек.  Такие же палаты, коридоры, изоляторы. На несколько минут все стихает. И становится еще больше не по себе, все ждут. Двери закрыты, над ними тонны бетона, казалось бы безопасно. Но до первых взрывов. Снова и снова. Раз за разом. Снаряд за снарядом. Дрожат стены и пол. По потолку разрастается паутинка трещин, побелка сыпется вниз мелкой крошкой от каждого удара. Свет погас, включились лампы, озаряя все желтым тусклым светом. Удары, темнота и неизвестность. Женщина почти не вздрагивает внешне, отучена, руки хирурга должны быть тверды в любой ситуации. Но внутренне каждый взрыв отдается холодной иглой. 
Медсестра, молодая девушка, проверяющая что-то на полках, вздрагивала каждый раз, во взгляде читался страх. Да когда над тобой трещит потолок, который удерживает над собой невероятную массу, волей неволей испугаешься. Хотя при самом худшем варианте развития событий особой опасности им, в теории, не грозит. А вот на практике выяснять все равно желания не было.
- Это еще не конец. – Говорит доктор уверенно, старясь подбодрить коллегу, встретившись взглядом с ней, та кивает, слегка с тенью грусти улыбнувшись, уходит, закончив свои дела. Женщина садится на скамью в коридоре, скрывая лицо в ладонях, ее саму бы кто-нибудь сейчас подбодрил. Ощущение ошибки не покидает ее уже целый день, и она ведь не в работе, она в жизни, понять бы еще где…
А им теперь остается только ждать. Просто ждать.

Отредактировано Caitlin Brett (Ср, 14 Окт 2015 19:08)

+2

48

Сирена застала Роберта как раз тогда, когда он натягивал свою робу. Он переглянулся с одноотрядниками - они, как ни странно, тоже это слышали. Дистрикт 13 редко шутил подобным образом, и каждый из его жителей четко знал, что должен был делать.
В такие моменты, несмотря на огромные реки людей, дистрикт Роберту казался пустынным, точно тот, что на поверхности. Но эта всеобщая струна напряженности, что растягивалась теперь между всеми участниками этой немой многоногой процессии, доставляла Роберту какое-то странного рода удовольствие. "Ну вот, началось, наконец-то!" - думал он. Мальчик, которому всегда хотелось примерить отцовские погоны, мечтал показать себя, даже в столь юном возрасте. Или - именно в столь юном возрасте.
Полный отрицательных чувств по отношению к отцу, Робби, тем не менее, пытался повторить его, скопировать, но при том - выдать за свою монету. Робби был убежден, что понял тактику и стратегию своего отца и выявил в ней все изъяны. Очевидные изъяны. И теперь, исправив ошибки нарадивого родителя, точно станет человеком с большой буквы К. Только вот взгляд у Робби становился со временем всё таким же... таким же ястребиным.
Клерик-младший бодро вертел головой по сторонам, запоминая всех, кто двигался вместе с ним в сторону бункера - того требовала инструкция. Он оголил предплечье и пробежал глазами по своему расписанию. Он знал, что у сестры в графе его тренировки сейчас стояла лекция от Альмы Койн. Ему, кстати, было порядком досадно, что на его руке не значилось то же, но сейчас уже не важно. Дело было в другом: Клерик боялся, что заслышав сирену Гера рванет на его поиски. Брат и сестра фактически жили друг другом и, несмотря на юный возраст, мальчик знал сестру насквозь. И в печали, и в радости, и в панике и в отчаянии. И сейчас он рванет за ним. Робби давал сто к одному. Оставалось надеяться только, что по пути она не перекалечит добрую половину.
Делегация двигалась в бодром темпе, когда грянул первый удар. Роберт только и успел схватиться за поручни лестниц, надеясь, что бултыханка не сбросит его легкой рукой вниз через поручень, он зажмурился и присел, закрывая свободной рукой голову. Секунда, две, три... Робби на пробу открыл один глаз. Потом второй. Жив, не ранен, значит надо двигаться вперед.
— Вставайте, скорее, - Клерик помогает подняться тем, кто рядом с ним и поторапливает толпу - что поделать, жилку не спрячешь. Впереди Роберта, спотыкаясь, но держась мужественно, бежит юная девочка. Это Тина Кэролайл, Робби с ней знаком. И малышке явно не по себе от этого всего - ведь её родители в других частях дстрикта, а встретится с ними она лишь внизу... и то, если они насилу доберутся. Роберт на ходу подхватывает девочку на руки.
— Спокойно, это я, - разрешает недопонимание Роберт, — так будет быстрее, - никуда без практичности.
Роберт высокий и худой, тем не менее тренировки и муштра отца сформировали в нём хорошие для юноши мышцы. Тина тяжела для него, но Клерик чувствует на себе ответственность. Так всегда бывает - в отсутствии влиятельных родителей мы стараемся быть столь же влиятельными для остальных. Даже если за эту черту ненавидим и отказываемся от своих родителей.
Лестницы сменяются коридорами. И как и предугадывал Роберт - после одного из таких коридоров в размеренное течение толпы кто-то вклинивается, создавая заторы и недоумения. Конечно, Рона.
— Ангерона!! - Зовёт Роберт. Его голос сильный, хотя и детский. Потом он встречается взглядом с сестрой. Испытывает облегчение от того, что она живая и пока никого не убила. А потом рядом возникает встревоженное лицо... Кашмиры Фрайзер.  Роберт хмурится - она-то здесь зачем? Продолжая движение в волне толпы, по встревоженному лицу победительнице и он смекает что к чему.
— Твой брат впереди, я видел его, - сообщает мальчик, не понимая, почему в его руках Тина стала извиваться, — не стойте так, словно получили по хребту катаной,  вперёд! - Эх, любят же тут мальчики командовать![AVA]http://savepic.ru/8028342.jpg[/AVA][NIC]Robert Cleric[/NIC][STA]inheritor[/STA]

+4

49

Все меняется так внезапно, что я не успеваю отследить ситуацию. Бывший генерал вдруг подрывается на месте, водя носом по ветру, будто учуявшая дичь борзая. Что за..?
И тут нам объявляют о воздушной тревоге. Я поворачиваюсь к Аарону, пытаясь понять, что происходит. Никаких сигналов не сработало, а Клерик среагировал раньше тревоги. Но дело сейчас не в этом, а в том, что нас разделяют на две группы и мы с Аароном вынуждены разбежаться в разные стороны. Но прежде, он целует меня, веля следовать приказу и спрятаться.
Разве я могу просто так бежать и прятаться в бункере, пока он рискует жизнью? Я понимаю, что таков его долг, что по-другому он не может. Но и я не могу просто вот так засесть внизу и только ждать.
- Береги себя. – я отвечаю на его поцелуй, мимолетно касаясь его щеки, а потом мой герой исчезает в толпе.
Боги, если с ним что-нибудь случится, я на собственных двоих допру до Капитолия и развалю все собственными руками. Но с ним ничего не случится. Он ведь знает, что делает, он же не зря говорил, что лучший в своем деле?
Все гуманитарным приказали следовать за майором Клериком и я понимаю, что сейчас не время геройствовать, а лучше сделать так, как приказано. Я не знаю ни здешних правил, ни помещений, ни путей укрытия. Я должна сделать так, как попросил Аарон.
Я подхожу к Китнисс и остальным уже в тот момент, когда Гектор отдает приказ Хоторну сопроводить Китнисс и ее семью в убежище, а сам командир сбегает в неизвестном направлении. Меня он в упор не видел и я так понимаю, что ему совершенно не до спасения мирного населения. Генерал навсегда останется генералом, пусть и разжалованным.
Мне вообще все это не нравится. Так что я недолго думая, срываюсь с места и иду за Гектором, просачиваясь сквозь толпу, едва поспевая за его нетерпеливым шагом. Несколько раз меня пытаются остановить, но я тоном не требующим пререканий говорю, что я сопровождаю майора, как врач на случай чего. Я вообще приставлена на случай чего и должна шататься, чтобы помочь остальным эвакуирующимся.
- Майор ничего не говорил на этот счет.
- У нас воздушная тревога. Ты думаешь ему до этого? – бросаю я, пробегая мимо охраны и устремляюсь за Клериков в рубку.
Успеваю в последний момент, забегая в закрывающуюся дверь и прижимаясь к ней спиной, как будто бы не хочу, чтобы меня видели. Глупо, ведь рубка небольшая и людей не так много. Вряд ли смогу остаться невидимкой. Да и не горю желанием.
Наблюдаю за тем, как Клерик отдает команду пилотам, а в частности Аарону.
- Не подумайте, генерал, что я из большой любви к вам, но мне было приказано следовать за вами, вот я и здесь. 
Я подхожу к Клерику и с замиранием сердца жду, когда отзовется Аарон. Хоть бы с ним все было нормально. У меня внутри все дрожит. Да и не только внутри, потому что прямо над нами разносится еще один удар и это не совсем то, что я ждала от этой реальности.
Огоньков на экране становится все меньше, но это не значит, что опасность миновала.
- Раз уж вы прознали что они нападут еще до нападения, может тогда вы и в курсе, сколько их и сколько нам еще осталось? – не думаю, что у меня получится снять стресс таким образом, потому что положение хуже некуда. – Нам бы хотя бы парочку таких машин.

+3

50

Просто удивительно, как много ступенек может быть под землёй... Особенно когда тебе нужно, чтобы они закончились как можно быстрее. Девушки минуют один пролёт, второй... К этому времени Кашмира уже знает, что они ищут двух братьев. Блеска и брата её соседки по лекции. Этого факта хватает, чтобы из взгляда блондинки исчезли нотки враждебности - они сейчас в одной лодке. По коридорам эхом раздаётся завывание системы ПВО - Фрайзер никогда его не слышала, но не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, о чем оповещает сигнал. Времени у них остаётся мало, а ведь ещё предстоит обратный путь... Первый толчок, к счастью, застаёт их между пролётами. Кашмира упирается плечом в стену, пытаясь устоять на ногах и возвращаясь мысленно к развалинам, которые пару дней назад видела на поверхности. С той же мыслью "всё это сделал Капитолий".

Наконец они добираются до этажа, на котором расположены тренировочные залы - и добираются вроде бы без увечий. Только пульс зашкаливает, да дыхание, как после кросса с полной выкладкой. Для Кашмиры все двери выглядят одинаково, из залов выходят люди, победительница пытается вспомнить, который-чертов-зал был отмечен в расписании брата, когда их буквально выносит на паренька лет пятнадцати-шестнадцати на взгляд Фрайзер. Он обращается к её спутнице по имени - Ангерона. Отлично. А то как-то не было возможности выяснить... Но не это самое удивительное. На Кашмиру смотрит сильно помолодевшее, но очень знакомое лицо... Гектора Клерика. Сходство настолько разительное, что Фрайзер замирает посреди коридора и получает пару довольно чувствительных тычков локтем от проходящих мимо. Если девушка рядом - Ангерона, а этот мальчик - её брат... И если у Кашмиры от звуков бомбежки не поплыло зрительное восприятие, то вывод напрашивается как-то сам собой. Вывод из параллельной реальности, потому что меньше всего майор ассоциировался у неё с такими понятиями, как семья... Победительница готова была поспорить на то, что такие, как Клерик - волки-одиночки, чего только стоят его речи о долге. Но для этого пари она найдёт более подходящее место и время... Встряхнувшись, как попавшая под дождь собака, Кашмира снова вклинивается в людской поток, косясь то на Ангерону, то на паренька.

Только через пару секунд Фрайзер замечает, что тот держит на руках Тину! Ту самую малышку, которая писала ей записки и помогла найти Клерика пару дней назад. Понятно, что эвакуация здесь организована, но... Где родители девочки? Они в самом деле могут спокойно спускаться в убежище, зная, что их дочь где-то в другом месте, что может испугаться, заблудиться, пострадать? Чего-то в местных реалиях Кашмире, привыкшей полагаться только на себя и Блеска (что в случае близнецов - одно и то же), не понять никогда. Услышав, что паренёк видел брата, Фрайзер уже хочет оторваться от гипотетически-Клериков и рвануть вперёд, но Тина начинает извиваться и тянуть к ней руки.

"Нельзя оставлять ребёнка с детьми" в конце концов, она узнала главное - Блеск в порядке, эвакуируется со всеми. И брат может о себе позаботиться, а за девочку, буквально обожествляющую её в силу своей наивности, девушка чувствует ответственность... Кашмира хмурится, пытаясь определиться с решением... В итоге сокращает расстояние между собой и пареньком. Он ведёт себя, как взрослый. Как солдат. Но Фрайзер, которой никогда не было жалко собственных трибутов (многие из них были его возраста), вдруг понимает, что не может оставить в этой толпе подростков и малышку.

-Я понесу Тину. Всё в порядке, она меня знает - прозвучавшие слова о катане вызывают мелькнувшую где-то в уголке рта победительницы усмешку. Ещё один плюс в копилку её мыслей. Девочка, очевидно, очень рада идее сменить "лошадку", с таким порывом маленькие ручки обвиваются вокруг шеи Кашмиры. Удивленно моргнув, Фрайзер подхватывает Тину поудобнее и прижимает к себе, поворачивая личиком к плечу - так, чтобы она не видела толпу и того, как Кашмира нервно кусает губы. Инстинкты профи не могли не включиться в такой ситуации, и они диагностируют возрастающий уровень опасности.

-Кашмира, мне страшно - подаёт голос девочка. Победительнице не страшно... Ей всё равно даже сейчас. По крайней мере, было всё равно на то, достигнет ли вовремя убежища она сама. Но теперь придётся, потому что у неё на руках - ребёнок и раз она взяла на себя эту ответственность - её долг (здесь это понятие распыляют с чем-то через вентиляцию, не иначе?) донести малышку в безопасное место.
-Не бойся. Мы просто спустимся в убежище, твои родители уже наверняка там. Ты мне веришь? - Тина кивает, а буквально через полминуты коридор встряхивает, как короб муравьиной фермы. Накрыв рукой голову девочки, Кашмира разворачивается к стене, округлив спину, таким образом, чтобы максимально прикрыть собой Тину. По плечу бьёт что-то - кажется, отвалившийся кусок извёстки. Не смертельно. Пока. Её ноша начинает дрожать и чтобы отвлечь малышку, Кашмира заводит руку за шею, выискивая что-то в волосах.

-Тина? Присмотришь за ним для меня? - в детские ладошки опускается талисман победительницы - синий круглый сапфир в серебряной оправе, подвешенный на черный кожаный шнурок. Удача никогда не бывает лишней - спросите Фликермана. Кашмира видела, с каким любопытством Тина разглядывала эту вещицу раньше, и сейчас, кажется, срабатывает. Девочка с расширившимися от изумения глазенками изучает блестящий камушек.

-Через сколько закрывают убежище? - понизив голос, спрашивает Фрайзер у своих провожатых. Надеясь всё же услышать, что люки никто не задраивает в буквальном смысле... Она понятия не имеет, сколько им ещё идти и без Ангероны и её брата затерялась бы в местных закоулках. Но всё равно чувствует себя ответственной - она старше. Она профи и у неё на руках Тина. Голову терять никак нельзя. Впервые Кашмира ощущает себя частью чего-то помимо их с братом врожденной близнецовой связки.

+4

51

Каждая из микротравм дает о себе знать тут же - как по сценарию дурацкого кино; например, как у Койн со Сноу. Рона несется ничерта не элегантно, и даже если наложить на бэграунд какую-то до жути романтичную мелодию, ситуации это не исправит; все очень рвано, остро, больно почти на ощупь - становится понятно, что у нее что-то случилось (и это что-то намного важнее того, что над Тринадцатым падает небо), и ей необходимо туда, откуда, как крысы, несутся обыватели.
Она не чувствует ничего - ни как судорожно бьются в истерике легкие, в которых, кажется, не осталось воздуха, ни ссадины на скуле (врезалась в угол при резком повороте?), ни того, что стены и потолок угрожающе трясутся и нависают-сжимаются вокруг. Инстинкт самосохранения побежден материнским (Мэри её бы высмеяла, наверное?), ведь хоть кто-то должен заботиться о Робби, если отцу нет дела, а мама.... Впивается куда-то в висок мысль, что Ангерона не может потерять брата так же, как потеряла маму. Не попрощавшись, не увидев, не обняв... не осознать до конца, что человека нет, если он, сука, внезапно смертен. А как же люфт на пострадать? Именно в страданиях, стенаниях, вырываемых волосах человек осознает свою потерю, осознает Себя - нового. Осиротевшего.
Как видите, Рона очень эгоистично подходит к вопросу переживаний о брате. Наверное. Злая, циничная девочка.
- РОБ.... - она едва успевает проглотить "домашнее" обращение к брату, замечая, насколько сейчас он похож на отца, и насколько мерзким будет сейчас его так унизить. Он - сын Генерала (эээ, Боггс, нам оч-чень жаль. Или не очень. Whatever), ему нельзя быть Робби, - ...ЕРТ... - оклик теряет свой накал и энергетический посыл, Ангерона умудряется перевести дыхание и усилием заставляет себя успокоиться. Теперь можете складывать им за воротник хоть десяток разрывных - "конечнорона" нашла свою прелесть, и может помочь остальным с эвакуацией. Ремарка брата про Блеска, кивок Кашмире, забирающей малышку, и вот солдат Клерик - уже клонированная голограмма Гектора. Их тут две таких...........
Сглазила.
И ведь она еще не успела придумать, как отмутузит брата за все эти словечки и командный тон, и еще даже обрадоваться не успела, что он в порядке..... Еще один удар, взрывная волна, людская паника, толчея, вопли - Кашмиру с девочкой оттесняют куда-то в сторону, Роберт поворачивается на детский крик.... и не удерживается на ногах, после очередной атаки. Толпа моментально "уводит" тело куда-то в нижний ярус движения, а перед глазами Геры встает вспышка - будто от светошумовой.
Стены сжимаются вокруг, потолок крошится, там наверху- Преисподняя поменялась с Раем местами... а здесь - обезумевшая Гера растаскивает и раскидывает стадо, подозрительно молча, и до боли стиснув зубы. Мысленно она уже трижды крикнула "Фрайзер, помоги!", но либо не поняла, что шокированные связки не озвучили призыв, либо ... у каждого своя ноша. И Тина тоже должна успеть в убежище. Которое хрен его знает когда закроют, Кашмира.

+4

52

Сегодняшний день определённо не располагает к какой-либо ясности – по крайней мере, ответа на последний вопрос Кашмира не получает. Не успевает. Едва удар, от которого она закрывает собой Тину, проходит, как коридорчик сотрясается от нового. Примерно такого же по силе, но менее удачного для их компании – девочка вскрикивает, парень оборачивается на её голос и на мгновение теряет курс. Этого хватает, чтобы рвущаяся к убежищу толпа смела паренька с ног… Фрайзер по-прежнему стоит возле стены и сохраняет свою позицию – девушка видит, как Ангерона кидается на помощь брату, буквально вбиваясь в толпу. Коридор вновь сотрясается – похоже, у них не самый удачный маршрут для побега.

«Черт!» самым разумным вариантом было бы продолжать двигаться к убежищу, тем более, у неё на руках Тина, но… Но. У Фрайзер вообще некоторые проблемы с принятием здравых решений. Пару секунд победительница озирается, пытаясь увидеть кого-то, кому можно передать Тину, чтобы девочку отнесли к родителям… Тщетно. Толпа несётся, мало на кого обращая внимание, а девочка с такой силой вцепилась в Кашмиру, что отрывать её сейчас и пытаться что-то объяснить перепуганному ребёнку – опасная трата времени. Ангероне и мальчику нужна помощь. Помощь, которую они готовы были оказать Фрайзер. Не говоря уже о том, что девушка чувствует себя в долгу перед Клериком, и если её догадки верны – оставить его семью в беде в обмен на спасение их с Блеском с арены… Принимать решение нужно молниеносно. Из-за Тины Кашмира подавляет готовое сорваться с губ ругательство:

-Держись за меня крепче, слышишь? – предупреждает она девочку, разворачиваясь вслед за Ангероной. Кашмира слегка пригибается, левой рукой прижимая Тину к себе, и срывается с места, как спринтер. Экстремальная ситуация требует некоторых жертв – Фрайзер летит через толпу, работая свободной рукой, то отталкивая кого-то в сторону, то выставляя локоть перед собой и разрезая таким образом живые преграды. Локоть профи оставит сегодня не один синяк… Лицо Кашмиры приобретает жесткое выражение – сейчас она работает, как могла бы работать на арене. На достижение цели любыми средствами.

Когда она достигает Ангероны, вокруг них образуется свободное пространство. Немного. Но достаточно для того, чтобы Кашмира наклонилась и подставила Роберту своё правое плечо. Надеясь, что девушка сообразит подхватить брата с левой стороны, потому что времени на объяснения и суету нет. Учитывая вес  Тины, парень, достаточно высокий для своих лет, кажется тяжелым.
-БЕГОМ! – рявкает Фрайзер, совершенно забыв, что это ребята показывают курс на убежище и вообще, она у них дома. Кашмира берёт руководство на себя, раз уж хватило ума ввязаться в несвоевременную спасательную операцию, потому что делать что-либо наполовину победительница не умеет. Иначе не стала бы победительницей. Теперь вопрос уже не столько в том, через сколько закрывается убежище, сколько в том – успеют ли они добежать. Должны успеть, Кашмира не простит себе, если из-за её выбора Тина, вцепившаяся в её плечи до боли, в итоге попадёт в большую опасность, чем до начала их эвакуационного забега.

+2

53

Один из планолетов виляет вправо, пытаясь увернуться от огня, но снаряд черкает по борту, и машину относит, заворачивая в болтанку. Удар по касательной, видимо, вывел из строя какие-то капитолийские примочки. Левий дает еще залп воздушными ракетами, и столичная железная птица, сложив крылья, ухает вниз, ломая кроны вековечных сосен где-то на севере дистрикта.

Воздушный бой не горячий, нет. Никаких маневров и высших фигур пилотажа, как бывает на симуляторах. У планолетов строгое задание - уничтожение, и они готовы прорываться любой ценой, и они методично пытаются продавить оборону Тринадцатого. Один из дистриктовских самолетов подбит, с земли приходит приказ отводить машину на восток, и сквозь переговоры пилотов пробивается голос майора Клерика. Ничего нового насчет того, с чем они имеют дело, и какая сила снарядов, он не говорит, но дает распоряжения по диспозиции.

- Вас п-понял.

- Фангс аут, Стриж,* - второй борт дает сведения на уклонение от обстрела. Он видит, что на хвосте Левия две машины, и они собираются состричь его как ножницами со всех орудий. Левий уводит машину вверх, пока напарники расправляются с другими. Он рассекает тяжелое ноябрьское небо, пока не выходит в зону видимости, и, ух-ты, планолеты выныривают следом за ним. И он как на ладони.

Ведь однажды уже падал, да? На учениях. И машина не подвела. Только тогда запас высоты был несоизмеримо больше. А сейчас сработает? Потому что вступать в бой бессмысленно. Одному - при такой диспозиции - смерть. И Левий глушит двигатели. Ровно так, как пробовали. Ровно так, от чего Люция едва не пережила удар.

Отсчет пять, четыре, три, два... Он не видим для радаров, как своих, так и чужих. Это значит - когда он запустит двигатель и снова замигает точкой, у него есть несколько секунд, чтобы выгадать для себя фору. Сердце не стучит, вообще ничего. Оно просто медленно ползет к горлу.

Один.

Есть. Двигатели включаются, а его вжимает в кресло, и Левий уходит на вираж, так что планолеты, устремившиеся за ним, оказываются на по обе стороны от него, а по одну. Так и расстреливать гораздо сподручнее, верно?

Система наведения работает безупречно. Первая ракета врезается точно в винг, вторая вспарывает обшивку, и стекло кабины пилота трещит по швам. Есть. Минус два на его счету, да еще несколько пожарищ занялись в лесу. Ведь это же не свои? Это чужие?

- Майор, двое сиськами вверх.**

Левий чеканит по связи, уходя в очередной вираж и отправляясь на запад отрезать капитолийский подхват, данные о котором уже на радарах. Они когда-нибудь закончатся? Потому что земля внизу уже изрыта, и воронки до хера большие. Какой ущерб нанесен коммуникациям, водоснабжению и вентиляции? Дистрикт могут и не замуровать, а просто оставить задыхаться, и люди сами полезут наверх. И их можно будет расстрелять без труда.

Где-то внизу Люция, и дайте боги, чтобы она была в убежище цела и невредима.

____________________

Вольный перевод.

*Здесь - становится жарко, добавь жару.
** Разбиты, разрушены, не функционируют.

...

Отредактировано Aaron Levis (Пн, 19 Окт 2015 23:40)

+2

54

Гектор упёрся ладонями в приборную доску. Глаза судорожно блестят, бегая по экранам, радарам и сосредоточенным лицам подчиненных. Двое сбиты, 25% урона. Здесь становится душновато. Клерик одергивает почему-то начинающий давить на кадык воротник, только воздуха это больше всё равно не даёт.
"Мы задыхаемся," - подумал Гектор, стеклянным взглядом смерив девушку у дверей. В любой другой ситуации он бы выбросил её за дверь как котёнка, но сейчас ей бы всё равно было некуда идти. Приказать ей спускаться ниже, насколько это возможно, и попытаться найти укрытие? Занятный совет, но быстрее её зашибёт какой-нибудь балкой или оборвавшимся вентиляционным коробом. И её гибель будет на его совести. Потому он предпочёл сделать вид, что Варис в равных правах со стулом и игнорировать её слова, полностью отдавая себя командованию.
- Понял тебя, - коротко бросает Майор в микрофон в ответ на фразу летчика, тут же сверяя данные с радаров и щелкая какие-то кнопочки. Отсюда, изнутри, он был фактически бесполезным, всё, что ему оставалось - только сидеть и ждать, когда же ситуация с бомбёжкой прекратится.
Клерик повторно запускает указательный и средний пальцы между шеей и воротом, чуя как по виску стекает капля пота, перемешенная с пылью и песком. Эти подземелья были его домом, а сейчас могли стать и могилой. Не только его, но и нескольких тысяч, прячущихся здесь. Гектор бросает вольный взгляд на всех своих помощников, каждый из них занят какой-то очень важной работой. Гектор пытается запомнить их лица. Запомнить для того, чтобы знать, кто приходит к нему во сне.
Удар. Сильнее прежних. Почему они до сих пор долбят по одной и той же воронке? Группа летчиков оттесняет врага по заданному направлению, но эти парни, кажется, получили слишком точную наводку. На мгновение меркнет освещение. Лампа над головой Гектора с треском валится вниз, он успевает отскочить, но вот мужчина за пультом получает хороший удар по затылку и вырубается.
- Стратфорд! - Рычит Гектор, бьёт по щекам мужчину, но тот не отключается. Пульс Гектор чувствует - венка на шее даёт о себе знать. И тут вспоминает:
- Варис! Иди сюда, ему нужна помощь! - Свет мелькает, погружая рубку в пятисекундные провалы темноты. Гектор видит лицо женщины как во сне, в замедленной съёмке кадрами.
Но аппаратура всё ещё работает и Гектор занимает место раненного коллеги.
- Продолжаем, не отвлекаться, - голос скрежетом разносится, приказывая и отрезвляя. Гектор замечает, как некоторых бьёт дрожь, но все держатся очень храбро и не подают вида. Рядом с Гектором трудно вести себя иначе, надо признаться.

Удивительно, но Гектор справляется со всеми датчиками так, словно всю жизнь только такой работой и занимался. В голове нарастает туман, Гектора понимает, что дышать здесь скоро будет совсем невозможно, а бункер уже заперт. Сейчас спасти нужно тех, кто в рубке. И тех, кто над землей. Гектор принимает решение.
- Левий, внимание. Двухминутная готовность. Ввести противника на открытое пространство, я активизируют системы ПВО. У нас один залп, некоторые из орудий повреждены. Наше преимущество в том, что они не знают, где находятся наши установки, но зато знаете вы. - Гектор переключает какие-то из датчиков, из-за спины ему периодически сообщают о датчиках вентиляции и кислорода.  - Отсчёт пошёл.
Большие красные цифры уже скочут перед глазами, но Гектор даже не меняет выражения. Он следит за передвигающимися по радару точками а затем жмёт резким движением к ряду три кнопки.
Залп. Где-то так высоко, что этого почти не слышно. На мгновение в рубке повисает мёртвая тишина. Гектор упрямо таращится на замершие точки. Секунда. Две. Три. Четыре.
Спасены.
Точки, которые до удара были обозначали авиацию д-13 всё ещё слабо мерцали в моргающем свете.
- Левий, доложите. - Гектор выдыхает в микрофон и расстегивает, наконец, верхние пуговицы командирского пиджака.

Свернутый текст

Я так понял, последний круг и давайте сворачиваться.

+1

55

Майор отзывается и на какое-то мгновение, которое кажется вечностью, замолкает. В связи возникает сбой, и, накреняясь и заходя на вираж, Левий видит поднявшийся вверх столп земли и камня. ...Поднявшийся оттуда, где его дом. Пальцы в кожаных перчатках сжимают штурвал так, что, гляди того, и их черная кожа сейчас побелеет. Его дом разрушают прямо под ними, потому что капитолийцев численно больше, и, пока они выводят из строя одних, в самую гущу врываются новые. Снаряды летят как семечки, и в уже взрытую землю ложатся как в удобренную почву - легко и мгновенно давая всходы из тяжелой взвеси камней и песка.

Молчание кажется вечностью, но голос Клерика снова врывается в эфир. Его приказ более, чем понятен.
Левий не надеется на свой счет, зажигая дисплей на панели управления. Приказ майора слышали все, и дальше уже дело летчиков разобраться между собой.

- Тигры*, чек сикс**, джинк.***
Пилоты оттесняют планолеты, выводя их на открытое пространство по приказу. Удается сбить еще один из них и одного серьезно чиркнуть по кабине пилота и повредить обшивку. Машину закрутило, и это сыграло против капитолийцев. Им пришлось сменить маршрут и системы наведения.
Системы ПВО должны зацепить чужаков и не попасть в своих. Трудно, чертовски трудно. Это как сторожу палить в кромешной темноте по волкам, которых сбивают в кучу собственные псы.
- Лайтс оф.****

И они уходят в рассыпную. Земля дает залп, и ощущение такое, что собственные хвосты тоже сейчас подпалятся.
Пузатые капитолийские планолеты грудой металла падают на ими же взрытую землю. Двое пытаются скрыться, но их настигают ракеты воздух-воздух. В воздушном бою бой лицом к лицу - непозволительная роскошь, здесь так не церемонятся.
Особенно, если речь идет о защите твоей земли. Того, что под нею.

- Чисто, майор. - Левий отпускает штурвал, уходя на круг. Нужно проверить воздушное пространство, нет ли еще гостей, и дать сведения о координатах упавших планолетов. Нужны группы проверить, остались ли живые члены экипажей.
И подмывает спросить, как там внизу, но только субординация не позволяет. Все потом. Сначала - убедиться, что повторения не случится. 

____________________

Вольный перевод.
* Здесь: пилоты-участники воздушного боя, призыв приготовиться к атаке
** Здесь: будьте осторожны
*** Здесь: готовность к маневру по избежанию столкновения, сбития
**** Здесь: уходим с радаров, избегаем удара своих

..

Отредактировано Aaron Levis (Сб, 24 Окт 2015 23:41)

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » [c] 13.11.3013, dist. 13, Head high, protest line!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC