Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » If it's lust or it's love


If it's lust or it's love

Сообщений 1 страница 20 из 136

1

http://savepic.ru/7981791m.gifhttp://savepic.ru/7986911m.gif


• Название эпизода: If it's lust or it's love ;
• Фандом: Голодные Игры;
• Участники: Lucia Varys (Regina Lucia), Aaron Levis (Nero Scaevola);
• Место, время, погода: Капитолий, 3003 год, лето;
• Описание: часто судьба шутит и играется с людьми, ставя их в такое положение, о котором и думать лучше не следует, сталкивая двух людей в самых непредсказуемых обстоятельствах. Хотя почему же непредсказуемых? Капитолий - один большой муравейник. И нет ничего удивительного, что Регина и Нерон, повстречавшись однажды и надеясь, что если и пересекутся в будущем, то только чтобы повторить интрижку, вдруг сталкиваются с обстоятельствами, которые разворачивают их отношения совсем не в выгодную сторону для обоих;
• Предупреждения: NC-17 со всеми вытекающими.


[audio]http://pleer.com/tracks/7715154rfVV[/audio]

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 10 Окт 2015 15:32)

+1

2

- Ты издеваешься, да?
Блядь.
Это ненависть с первого взгляда.
Хотя может и не с первого.
Блядь.
Моя мама, мамулечка, матушка, мое ненаглядная, красивая, умнейшая мамочка, какого же хера ты творишь?
Блядь.
Это должен был быть ужин с новым ухажером моей мамулечки. Отец умер 5 лет назад и некоторое время, выдержав траур, даже больше положенного времени, ведь мама все же, пусть брак и был по расчету, но полюбила отца за прожитые вместе 12 лет… В общем, выдержав траур и погоревав, конечно, мать не могла больше оставаться одна. И поклонников у нее было дохрена и больше. Она у меня красавица, моя мамулечка, самая красивая женщина в Капитолии. Мужская половина населения капала на нее слюной, едва она появлялась на вечерах.
Когда-нибудь я стану такой же, как и она. Желанной, красивой и мужики будут моими ручными щеночками.
А пока что… Блядь.
То ли просто, то ли я блядь. Не пойму.
С Нероном я была мало знакома. Хорошо была знакома с тем, что торчало у него между ног. Знатно торчало в тот убойный, упитый вечер.
Сука изнасиловал меня и кинул.
А возможно, все было немного не так.
Мне скоро 17, но я тусуюсь в компании по старше, как это положено девушке с моей внешностью. Меня всегда привлекали парни по старше, но я все перебирала. В тот вечер я тоже перебирала. И перебрала. Только не парней, а спиртного. Но нам было так весело и компания была такой шумной такой классной. Летний сезон только открывался, но ночи уже были жаркими и девчонки соревновались у кого платье будет короче. Я всегда побеждала, с моим безупречным вкусом и моим молодым красивым телом. Я наслаждалась вниманием.
Как я и сказала, я перебрала. И почувствовала себя дохуя взрослой. Мне ведь целых 16 лет, мне пора завести мужика и вступить во взрослую жизнь.
Нерон Сцевола.
- Ты вытащила меня с вечеринки для того, чтобы познакомить со своим новым ухажером и его сыном, о котором знает каждая переулочная шмара?
- Регина!
Я белею, зеленею, краснею. Не знаю, что там твориться с моим лицом, но то что у меня руки так и тянутся расцарапать глаза этому ублюдку, это совершенно точно.
Как, должно быть, повысилось его самомнение, когда он понял, что он у меня первый. Хотя, в его то состоянии, он вообще что-то помнит? Он был до безобразия пьян, да еще, кажется, слегка порошка бахнул. Парни по старше этим баловались. А меня и от алкоголя неплохо развозило.
Мы едва доехали к нему домой, начав еще в машине, а продолжив уже на постели. Ночь была жаркой, прикосновения обжигали, а я стонала в голос, цепляясь в плечи Нерона, пока мы трахались в его бедламной спальне. Я была не первой, кто зависал у него дома на ночь, но…
Не то что бы я рассчитывала на большую любовь…
Скот поставил меня на место уже утром, предлагая мне покатить домой. Вдвойне поставил на место, когда уже вечером не обратил на меня внимания, зависая с какой-то новой шмарой у меня на глазах.
Больше я старалась с ним не зависать в одной компании, да и он их быстро менял, в поисках нового свежего мясо. И мне, благо, было с кем развлечься.
И понятное дело, в мои планы никак не входило встречаться с этим мудаком. А тут… Сидеть с ним за одним столом и видеть его нахальную пропитую, обдолбанную рожу. Ненавижу.
- Прости, Гней. У Регины трудный характер, я говорила тебе.
- Кому ты объясняешь. – отзывается на слова моей матери ее «Гней», пока я взглядом прожигаю дыру в черепе Нерона. – Нерон, познакомься. Это Оливия Люция, женщина, о которой я тебе говорил. А это – ее дочь Регина. – Гней подходит к маме и приобнимает ее за талию, указывая рукой на столик. – Ужин нас ждет.

мамочка

http://savepic.ru/7981805m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 10 Окт 2015 16:54)

+1

3

Когда отец объявил, что женится, я спросил только о том, что, неужели, узаконили браки на финансовых корпорациях. И хотя наши деньги делала энергетика, мы много еще чем владели, так что, считай, папаша женился сразу на целом гареме. Ну реально, за столько лет он ни разу не знакомил меня ни с какой пассией, и все его интересы крутились только возле компании, так что мне было просто невероятно представить, что отец может не только выдувать деньги из воздуха, но и вдувать бабе. Названное им имя мало мне что говорило, я вообще не был мастак по части запоминания имен своих шлюшек, так что уж говорить о папашиной подружке. Короче, он сказал, что познакомит меня с нею, а затем женится.

- Я не против обратной последовательности, - отзываюсь, закуривая. Лежу на шезлонге на крыше нашего пентхауса, прогревая на солнце свои кости и выветривая похмелье. Отец стоит надо мною как истукан, затянутый в костюм, и строит из себя главу семьи. Черт, напомните мне, почему я еще не съехал отсюда к хуям? Наверное, нахожу какое-то извращенное удовольствие, когда слышу "Ты живешь в моем доме и будешь делать, что я захочу!" Ведь то, что я хочу, я делаю в своем лофте. Регулярно и не один.

Короче, он ставит меня в известность где-то за недельку или около того. Очевидно для того, чтобы я осознал значимость этого события, и выветрил из тела алкоголь и дурь, помылся, оделся, сел за стол в ресторане и играл свою роль послушного, радостного за отца сына.

Ну, надо сказать, сначала я хотел забить хуй, а потом решил, что это мероприятие здорово разнообразит мою жизнь. В конце концов, надо же иногда жопу и сажать, а не таскать по барам. Да и ужин точно не затянется, и за полночь я подъеду к самому разгару вечеринки.

Видимо, я прослушал ту часть, когда отец говорил, что у его пассии есть дочура половозрелого возраста. Или он не говорил. Хер знает. Но только мадама появляется не одна. Смотрю на них, а отец дает мне подзатыльник, чтобы я встал их поприветствовать.
- Только не говори, что твоя та, что молодая, а старушка будет жить с нами и присматривать за ней? Ну, чтобы она знала, когда раздвигать ноги, и откуда потом дети появятся? - спрашиваю отца, пока они идут к нам.
- Заткнись и веди себя прилично.

И, черт, я знаю девчонку. Я совершенно точно ее знаю. Имени не помню, но знаю. У меня ухмылка сама ползет на рожу, честное слово. У меня ползет, а у нее - сползает. Жаль, не трусы. Они у нее сползли тогда чрезвычайно быстро. Мы были пьяные, были заведенные... Ух, было очень неплохо для целки. Со своей непорочностью она рассталась быстро и без сожалений, и, пожалуй, единственное, что подпортило впечатление, это пятна на простыни и следы на моем члене. Но вода творит чудеса.
Это точно была она, по ее лицу вижу.

Сестренка, бля.

Она сверлит меня взглядом, откалывая свои комментарии, от которых мамаша (убойная красотка!) готова растерять все свои брюлики. Ничего не успеваю ответить про мою репутацию у шмар и, наверное, к лучшему. Черт, вечер будет отличным!

Отец представляет нас, и я так удачно трезв, что просто не придумаешь. Ну... почти трезв. Понюшка была на ноготок детского мизинца, честное слово.
- Нерон. Сын, о котором он вам наверняка не говорил, чтобы не спугнуть, - отзываюсь я, целую руку Оливии. Мамуленьки моей. Но это реверанс для галочки, а вот сейчас... Подаю руку Регине, чтобы она дала мне свою на поцелуй, но та фыркает, и я ловлю ее лапку и целую силой, не давая ей вырваться.
- Рад встрече.

Мы идем к столу, и сам шеф хлопочет с блюдами, пока папаша и почти-что-мамаша пытаются завести разговор, общий для всех.
- Регина, ты очень красива. Совсем как твоя мать, - растекается мой старик. - Чем ты занимаешься?
- Помимо того, что собираешь обо мне слухи, - вставляю я. Думаешь, я забил на шмар?
- Нерон, прости мою дочь. - А мамуля молодец. Ведь сама же знает, кто я, но не побоялась дочуру привести. Как же ей хочется заполучить моего отца! Впрочем, мне плевать, любовь там у них или расчет.

Ох, мамочка, знала бы ты, как я трахал твою ненаглядную доченьку, лишая ее чести и чего там еще, о чем вы, женщины, печетесь? Ух. А Регина сверлит меня взглядом, и кто я такой, чтобы отводить глаза? Наоборот.

Брось, милая, мы теперь почти что родственники.

http://4put.ru/pictures/max/960/2949944.gif

....

+1

4

Че это он изображает тут из себя гребаного джентльмена? Как будто я не знаю, как он по ночам, на вечеринках ужирается в хлам, облизывает со стола порошок.  Хотя чаще всего не со стола, а с плеча или груди какой-нибудь шлюхи.
Репутацию Нерона знал пусть и не весь Капитолий, но золотая молодежь  – точно. И он этим явно наслаждался. Но слухи не шли ни в какое сравнение с личным знакомством. Да, я гребаная счастливица. Из всех возможных потенциальных братьев, мне попался именно он.
- Не заставляй меня краснеть. – шепчет мне мать, осаживая меня, пока мы идем к нашему столику.
Краснеть? Хах. Да я сдерживаюсь как ненормальная. Между прочим за эту глупую пафосную выходку с поцелуем моей руки, Нерон мог и по щам получить этой самой рукой. Только я сдержалась! Задержала дыхание и сдержалась. Где моя медалька за терпение?
Ох, если бы мать узнала, что мы с Нероном перепихнулись, она бы быстро завинтила гайки своего романа с этим старичком. Нам все-таки в одном доме предстоит жить.
Бляяяяя. Почему внизу живота начинает поднывать? Даже сидеть как-то становится неудобно и я закидываю одну ногу на другую. Мы с Нероном сидим напротив и сука отвечает на мой взгляд. Только вот если мне хочется его придушить, то он вообще получает кайф от ситуации. Как бы я хотела поменяться нашим положением, как бы хотела, чтобы он сейчас вот так же переминался на стуле, не находя себе места.
Гней пытается перевести разговор в безопасное русло, делая мне комплимент. И я бы наверно, приняла его, если бы не вставной комментарий младшего Сцеволы. О да, вставлять он любит. И умеет. Сука.
Мать же просит прощения у Нерона за меня. Поторопилась, мамулечка, очень поторопилась. Попроси уж тогда сразу наперед.
- Ну что ты, - растекаюсь я в улыбке, совершенно не предвещающей ничего хорошего и без намека на приветливость, - упаси боги. Просто видела тебя в буклетах по половому воспитанию, которые раздавали в школе. Наверно, зазря увековечили.
- Регина, перестань! – мать точно скоро краской зальется и бросает виноватый взгляд на Гнея. - Прости, Гней, не знаю, что с ней творится. Регина вращается в модной индустрии. Она - модель.
Мать бросает на меня осуждающий взгляд. Вообще я не хочу ее расстраивать, но блииииин... Ох, блядь, ну ладно.
- Простите меня. – поворачиваюсь к Гнею, виновата глядя сначала на него, а потом на тарелку. – Я не очень хорошо отношусь к маминым романам. – ну как сказать… На само деле, будь кто другой, без Нерона, с другим симпатичным сынком, я бы порадовалась даже. А тут эта сволочь. И я просто решаю разыграть довольно очевидную карту, которая может и не сведет на нет мое поведение, но хотя бы объяснит его со стороны. – Отец у меня был только один и больше никого я не приму на его роль.
- Я не собираюсь становиться заменой твоему отцу. Так же как и твоя мама никогда не станет заменой матери Нерона.
Хех. Я вот сижу и думаю, если сыночек такой, то каков папашка?
- Мы с Гнеем надеемся, что вы с Нероном поладите и станете хорошими братом и сестрой.
Вот зря мама это сказала. Очень, очень зря. Потому что фраза про брата и сестру заставляет меня поперхнуться водой. Вообще, жалко что не водка. Ею бы не поперхнулась точно. Нерон вообще отвратителен, а мысль, что он станет моим братом делает его еще отвратительнее. Хорош брат.
Я поднимаю свой взгляд на Нерона и вижу, что он откровенно наслаждается ситуацией. Сволочь.
Одно хорошо, раз у него есть своя хата, логично, что живет он не с отцом. То есть даже если наши предки и поженятся и я перееду, то Нерона все равно видеть не буду. А родство на расстоянии я как-нибудь переживу.

в честь братско-сестринских отношений

http://savepic.ru/7953124m.jpghttp://savepic.ru/7991015m.gif

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 10 Окт 2015 18:09)

+1

5

Регина (о да, это-то имя я запомню) острит. Даже зубчики вилки не такие острые, как ее язычок. Ох, какой у нее язычок... Кажется, было у нас что-то такое... В нашем уроке по ее половому воспитанию. Во всяком случае, даже если я не помню наверняка, вероятность высока. Я люблю такое.
- Буклеты ничто, если к ним не прилагается пробник.

- Нерон! - ну конечно, кто бы мог подумать, что отец пропустит такое.
- Отец? - Прием.
- Следи за языком. Тебе не пятнадцать лет.

Мне - нет. Мне Двадцать два. А вот сколько Регине? Не сейчас, тогда. Вообще, сложно по капитолийским красоткам наверняка угадать, сколько им. Честно, я тогда мало о чем думал, но точно для меня подразумевалось, что лет семнадцать-восемнадцать Регине было. Сейчас понимаю, что, скорее всего, я очень ошибался.

- Мне - нет. Оливия, а сколько вашей дочери?
- В начале сентября исполнится семнадцать.
- Чудесный возраст, - отзывается отец. - К сожалению, мне можно говорить, что семнадцать мне может быть только в душе.
Честно, не могу удержаться. Смотрю на папашу. Это точно он сейчас сказал? Может, в него кто-то вселился?

Исполнится семнадцать... Воу-воу, полегче.

А между тем малолетняя сучка строит глазки и вроде как извиняется перед будущим отчимом, заливая что-то про то, как невосполнима для нее утрата отца, а мой папаша продолжает рассыпаться сахаром насчет того, что никто тут не претендует на замену утраченных родителей. Эй, старик, ты всерьез? Мне двадцать два! Что а хуйню ты порешь? И маманя туда же. Брат и сестра.

- Пусть не берет мои игрушки, - говорю я, уплетая стейк. - И в мою песочницу... хотя, может поиграть в моей песочнице. - Смотрю на девчонку. Ощущение такое, что она сидит на клубке змей. Сучка. И платье это... Ну, отрицать не могу, хороша. Поэтому я ее и трахнул. Черт, да при взгляде на нее только это и может приходить в голову!
- Не паясничай.
- Ну паааап, - тяну, кривляясь. Его назидательный тон начинает напрягать. Внезапно.

- Ты во всем однолюбка? Один отец, одна привязанность... На парней это тоже распространяется, или нет? - интересуюсь совершенно невинно. И она поднимает потупленный взгляд на меня, поджимая губы. Актриса она так себе. Почти нисколько не держит роль.
- Нерон! - снова произносит отец. Это что, типа как "Ап!" для тигра? Думает, я тут же уши приложу? Подзаебало, честно.

Настроение мое портится. То, что не выжму из этого вечера, еще успею. Жить-то мы будем вместе, верно я понял? По крайней мере, съезжать я не собираюсь. Мне нравится кухарка, ем ее стряпню с удовольствием.

- Что? - отбрасываю вилку. Мне порядком надоело... все. - На что вы оба надеетесь? Что мы обменяемся игрушками и станем родными? Да я вас умоляю! Живите, как хотите. Родите кого-нибудь. Вы нас познакомили, окей, круто! Мама, вы прекрасны, но мне плевать, на ком женится мой отец, потому что вы оба - взрослые люди. Для галочки я учел, что вы - его будущая жена. Увижу вас на вечеринке, не буду подбивать клинья, окей. Я исполнил свой долг, показался на глаза? Могу я свалить?

...

Отредактировано Aaron Levis (Сб, 10 Окт 2015 19:21)

+1

6

Пробник, хах.
- Пробнилка не отвалится? – парирую я, даже не успевая проследить за тем, что говорю.
Вместе с папашкой Нерона, взвивается и моя мать, шикая на меня. Вот такие мы херовые дети у своих родителей. Ну что поделать? Мама знала на что нарывается, когда тащила меня сюда. Вообще, что греха таить, у меня давно не лады с настроением, с тех пор как я переспала с Нероном. Я все, блядь, понимаю, интрижка на одну ночь, но можно было как-то понежнее? А то ведь и в постели нежностью не пахло. Ох как не пахло. Черт…
Обидно еще и то, что он за всеми своими бабами хрен ли меня помнит. А вот я его запомню на всю жизнь. Это же блядский первый раз, такое не забывается. Ну спасибо тебе, Сцевола.
Картина за столом разворачивается прелестнейшая для того чтобы обзавестись поп корном и удобно расположиться в кресле. Капец, это просто семья моей мечты, все ругаются, все пытаются играть на публику, сделать свою никчемную жизнь лучше, чем она есть. Точнее, в данном случае не жизнь, а детей.
В какой-то степени мне даже жалко предков. Все пошло наперекосяк с того самом момента, как мы с Нероном друг друга узнали. А так было бы обоим похуй, да и все.
Но нет, все вышло как вышло, и теперь Нерон бросает мне намеки, что я влюбилась в него. Ха-ха, ха-ха-ха, ахахахаах. И смех и грех. Да я его стереть в порошок хочу, раздавить как мелкого слизняка, отсечь голову, сжечь и развеять пепел по ветру, раздолбать голову о стену. Это хоть немного похоже на любовь?
Я, впрочем и ответить не успеваю, потому что начинается препирательство между отцом и сыном и в итоге все завершается тем, что братик отбрасывает приборы на тарелку с грохотом и выдает тираду на тему: мне на вас насрать, я бы сходил обдолбался.
Секундная пауза возникает за столом. Моя бедная, моя любимая мамочка сидит в таком шоке и в таком расстройстве, что кажется, сейчас упадет в обморок. Но я-то ее знаю. Она не такая уж и слабая, как кажется на первый взгляд. Прелюдия нежности это так, для затравки. Она отца за яйца держала. У меня ж ее характер. Хотя вздорность отцовская, пожалуй. Он любил по пустякам орать. Зато мамка его, как удав кролика.
Гней, тем временем безуспешно борется с гневом и его лицо краснеет. Того и гляди лопнет скоро.
И только я начинаю ржать над этой ситуацией, откладывая приборы и заливаясь смехом.
- Поздравляю, ма! Ты сорвала джек-пот! – я хмыкаю, успокаиваясь и глядя на Нерона. Терпение коротковато что-то. – Все еще хочешь сына?
- Регина, замолчи! – стальным голосом говорит мать и обращает взор на своего хахаля. – Гней, держи себя в руках.
Вообще, мне кажется уже даже прислуга ждет, когда же папаша Сцевола взорвется и накостыляет сыну. Но то ли Гней справляется со своим гневом сам, то ли и правда, на него мать повлияла, но его глаза перестают гореть гневом и только темнеют холодным черным цветом.
- Иди. – коротко отвечает он Нерону каким-то загробным пугающим тоном. Для кого пугающим-то, а? Нерону не очень-то и страшно по ходу. – Мы поговорим дома.
Нерон сбегает, уходит, ретируется. В общем, ему, конечно насрать. Остаюсь только я.
- Не думаю, что он приедет к вам, чтобы выслушать наставления, в которых не нуждается. – нарушаю я тишину. Настроение мое явно улучшилось и я теперь с удовольствием уплетаю креветки.
- Нерон живет со мной. Рано или поздно, но он дома появится.
Что-что?
- Разве у него нет своей квартиры?
- С чего ты взяла? – на секунду взгляд Гнея даже становится подозрительным, как будто он понимает, из-за чего мы с Нероном развели весь этот цирк.
- Регина имеет в виду, что он уже взрослый.
- У него есть свой лофт. Но живет он под моей крышей.
Бляяяяя. Это выходит, что все мои надежды, что я буду главенствовать в квартире его папашки, пошли коту под яйца? Звездец.
- Ну, я наверно, тоже пойду. – я промокаю губы салфеткой и поднимаюсь. Меня никто не останавливает. Ну да, кому я нахрен теперь сдалась. Нерон у нас главный герой любой истории. Я выхожу из-за стола и делаю буквально пару шагов, чтобы обернуться. – Так когда свадьба?
- В ноябре. – тихо отзывается мать.
- Ага. – коротко киваю я, целую маму в щеку. – Приятно было познакомиться, будущий папа. – опять ухожу, но вновь возвращаюсь. Я такая забывчивая. – Да и кстати, будущий папа, уж простите, но вашу фамилию я не возьму. Вам хватит и одного Сцеволы.
Какое счастье, какая удача, что до ноября я с Нероном не вижусь. Во всяком случае в непосредственной близости. Пресса мусолит брак наших родителей, как может, то и дело пестря заголовками или совместными фотографиями. И нигде, нигде, нет ни одного фото, где мы бы с Нероном были вместе, как… сука, брат и сестра.
Он продолжал блудить, это знали все. Я понемногу захватывала модельное пространство, закончив школу и совершенно не желая идти в институт. Зачем он мне? Предложения сыпались на меня градом и то тут, то там я мелькала на обложках журналов. И уже не подростковой моды, а самой всамделишной, взрослой. Я обожала свою работу.
Родительская свадьба используется как промо компания новой коллекции одного модного дизайнера. Мама одета восхитительно. А на мне шикарное платье, которое еще только выйдет в будущей коллекции, в презентации которой я буду участвовать. Подиум. У меня слюнки каждый раз текли, когда я думала об этом.
И это все было на фоне того, что мама понемногу, но перемещала наши вещи в дом Гнея, чтобы после свадьбы и медового месяца, можно было сразу въехать в новый дом. Наша квартира оставалась мне, на будущее. Тоже неплохо. Я бы зависла уже сейчас, но мать забирает ключи, зараза. Видите ли, я должна ужиться в новой семье.
- Нерон скоро станет твоим братом, Реджи. Вот это ты фартовая. Нерон популярен.
Еще как популярен. Потому что на свадьбе, когда я гуляю с сыночком одного из гостей и мы премило воркуем, по пути забредая в женский туалет на пару минут, я вижу… о, мои боги, выколите мне глаза.
- Фу, ты не мог найти другое место? – вскрикиваю я возмущенно, глядя на то, как Нерон пялит какую-то шмару. Стоны этой телки разносятся эхом по всему туалету. А отвратительного фиолетового цвета платье задрано до пояса. Стоп, что? – Беатрис?
Это не просто телка, это подруга моей матери. Ей под тридцатник!
- Регина, если ты хоть слово… - она говорит через раз не в силах восстановить дыхание. О да, я тоже когда-то не могла.
Нерон вообще не смущается, а мой парень тянет меня прочь, мол мы мешаем. Ох я то помешаю сейчас. Этот гавнюк у меня оргазм точно не словит.
- Она же древняя! Как вы могли Беатрис! Мне срочно надо найти вашего мужа и рассказать ему. – ох, бедняжка, она аж белеет. Я знаю, как она боится потерять муженька, он ее спонсирует. – Вот скандал-то будет. - я прижимаю ладони к щекам, демонстрируя крайнюю степень ужаса.
- Регина, стой!
Но я выбегаю за дверь, бросая на Нерона прощальный взгляд.

на свадьбу

http://savepic.ru/7992845m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 10 Окт 2015 20:37)

+1

7

Напугал отец кактус голой задницей. О да, как я боюсь его нравоучительных бесед и обещаний "поговорить потом". Когда "потом"? Дня через два, когда я вернусь наконец домой, чтобы привести себя в порядок, отоспаться и выходиться под аспирином и апельсиновым соком? В самом деле? Папаша, ты припоздал с воспитанием. Мы даже в компании с тобой не встретимся, когда я там появлюсь, потому что я торчу на этажах техников и инженеров, а не болтаюсь наверху среди галстуков-удавок. Иди к черту, говнюк.

Сучка срывается и ржет над матерью, а мне по херу. Я смотрю на своего набычившегося отца, который становится таким красным, что, гляди того сам себя забодает. Урод.

Мне не нужно его "Иди", на самом деле. Его разрешения мне никогда не требовались, просто я тяну этот момент до последнего. Рявкнет или сдержится? Но тут мамаша вставляет свои покровительственные реплики, и все стихает. Кроме меня. Отталкиваюсь на стуле и выхожу из-за стола. Честно, на улице даже дышится лучше.
Иду к своей тачке, запрыгиваю и... И следующие два дня дома не появляюсь, зависая у себя с компанией. Мы пьем, мы курим, мы нюхаем и трахаемся. Последовательность свободная. Ну и, конечно, папаша к моему появлению, выдыхается беседовать насчет знакомства с семьей. И потом я так редко появляюсь дома, что совершенно не замечаю перемен в обстановке. Например, что одну из комнат переделали под мою сестренку.

Если бы я интересовался прессой, я бы все узнавал из нее, но я не читаю газет и не смотрю новостей, зато все вести мне приносят мои дружки и подружки. Папаша готовится к свадьбе, они даже проводят репетицию, и мне даже вручается приглашение, но я, конечно, на него забиваю. И удивительно, но папаша на меня даже не бычит. Может, он в тайне надеется, что я и свадьбу пропущу? О нет, такого подарка я сделать не могу.

Это самая громкая свадьба сезона, и гостей столько, что я могу вообще провести вечер так, что ни за что не встречусь с молодоженами. Тем более тут столько моих хороших приятелей, что есть, с кем провести время. Я немного понюхал перед появлением, так что я бодр и весел, я даже почти не опоздал. Пара часов для такого события - не сильное опоздание, так что я пропускаю нудные тосты и сеанс жополизанья. Я кладу большой и толстый на сыновий пост, и от меня отстают. Хватит того, что я в костюме и рубашке. И фотографируйте, пока я трезвый, потому что я быстро перестаю им быть.

Короче, как мы с Беатрис заныкались в туалетную комнату, я даже и не знаю точно, просто как-то само вышло. У нас и до того разок были шуры-муры, но тут вспыхнуло, что называется, с новой силой. Я стаскиваю с нее трусы и ставлю раком, и сука сама насаживается на меня. Кайф невероятный, и я готов кончить за здравие молодых, но только... Блядь, откуда взялась эта пискля?

Честно, мне не до того, чтобы различать выражение лица сестрички, я думаю только о том, что Беатрис соскальзывает, поправляя подол и прическу, и пытаясь заодно завести дипломатические переговоры с шантажисткой, которая грозится рассказать все мужу. И чего она добивается? Неторопливо застегиваю брюки, глядя на сестренку. И ничего не говорю. Беатрис причитает, а мне снова плевать. Ну узнает ее муж о рогах... Как будто новость! Боишься огласки, не давай в туалете на свадьбе с пятью сотнями гостей!

- Чертова сучка! - Беатрис закрывает лицо ладонями.
Честно, у меня нет репутации, о которой бы мне стоило беспокоиться. Меня волнует, что мне обломали окончаловку. И я готов найти сестричку и словить оргазм если не телом, то моей душой, которая жаждет порвать эту суку на клочки. Не телесно, так морально.

Ну, конечно, ни какому мужу она ни о чем не скажет, вряд ли ей это нужно. Тварь решила досадить мне, и я это осознаю внезапно четко и вполне уверенно.
Я нахожу ее с бокалом шампанского в стороне от гостей, когда она рассматривает публику, ухмыляясь своей выходке, не иначе. С ходу забираю у нее бокал и отправляю на поднос официанту, а ее саму тащу за собой в гущу танцующих и прижимаю так, что ее тонюсенькое платье гляди того лопнет. Черт, оно такое прозрачное или это ткань под цвет ее кожи? И только сейчас понимаю, что чертово платье только и прикрывает, что одни прелести, а в остальном не оставляет простора воображению. Семнадцать лет?

- Детка, не беси братца, потому что, когда он чертовски зол, он ищет, на ком это выместить, - ну, ткань моих брюк поплотнее ее тряпочек, но тоже мало что скрывают, если вот так прижать ее к себе. Детка, ты же чувствуешь, что я еще возбужден? - Или ты соскучилась? Приревновала? Так ты только скажи...
Вижу краем глаза ее туалетного ухажера.
- О, или мы заняли ваше место? - отпускаю ее на расстояние вытянутой руки и снова возвращаю к себе. - Ну и как тебе дивный мир взрослых?

....

+1

8

Шалость удалась. Я, конечно, никуда и ни к кому не пошла, дался мне ее муж. У меня было какое-то душевное удовлетворение, что день прошел не зря и кому-то я обломала сегодня кайф сегодня. Что поделать, таков мой характер. Мне жизненно необходимо кому-то подгадить, а то так и лицо скоро треснет от улыбки, которую я нацепила. Кто виноват, что этим беднягой оказался Нерон? а не надо было трахаться где попало? И конечно, мне в голову ни разу не приходит мысль, что я собиралась зажечь с моим мальчиком в том же самом туалете.
Мальчик кстати пролетел. Нерон осчастливил меня как никто, стресс я сняла и надобность в ухажере отпала. Да и не сильно он мне нравился. А Нерон да, Нерон нравился, нравилось его доводить. Мы теперь семья как-никак.
- Что за дела? – спрашивает возмущенно мой ухажер, глядя на меня осуждающим взглядом, как будто это я нагнула его и кинула.
- Прости-прости, но у меня совершенно испортился аппетит. – я хлопаю парня по плечу и сбегаю. Не задумываясь, что мне это может аукнуться.
Мама занята своим новым мужем, они ловят поздравления и комплименты. Вообще, да, они самая красивая пара вечера, это вне сомнений. Ну во всяком случае, моя мама. Я даже готова отдать ей свой статус самой красивой на вечере. Вот такая я добрячка, ага.
Нерон вырывает меня из раздумий резко и без предупреждения, забирая бокал из моих рук и утаскивая на танцпол.
- Вообще-то я хотела допить. – фыркаю я, как послушная кукла шагая вслед за братиком.
О, кто-то очень зол и я бы посмеялась сразу, если бы он меня не прижал так близко к себе. У меня на секунду дух перехватывает и от неожиданности я вылупляюсь на парня совершенно испуганным взглядом. Всего секунда. Надо придти в себя, эй!
Черт возьми, я чувствую как он возбужден и внизу живота начинает теплеть, как будто что-то тает. Надо забыть, забыть, забыть.
Цепляю довольную улыбку на губы.
- Не хмурься, братик. – я провожу пальцем по его лбу, разглаживая морщинки. – Мы ведь теперь семья. – фу, фу, фу, гадость какая. И я понимаю, что я не смогу долго играть в примерную семью и вообще весь этот спектакль. Что-то мне подсказывает, что и Нерон тоже. – Хочешь, называй это ревностью. Я же называю это сестринской любовью. Мне не приятно видеть как мой братишка трахает старых шлюх.
Нерон заводит очень опасную тему. Очень. Я не сомневаюсь, что я не скоро еще забуду нашу ночь, учитывая наше внезапное родство, но все же было бы гораздо лучше, если бы Нерон молчал об этом.
Я обнимаю своей ногой его бедро и прижимаюсь… казалось бы куда уже ближе, но ведь угол-то меняется. А мы наклоняемся немного в танце, пока я держу брата за шею.
- Лучше ты не беси меня, братик. Нам жить под одной крышей и я тебя уверяю, - мы возвращаемся в исходное положение, но моя нога все еще на его бедре, а наши лица в миллиметрах друг от друга. И смотрим друг другу в глаза. – Этот мой легкий загон ни в какое сравнение не идет с тем, что я тебе устрою, если ты будешь меня доставать. – я приближаю свое лицо еще ближе к нему, и наши губы едва касаются. – Не надо было меня кидать, Сцевола. С целками лучше так не поступать.

+1

9

Сестренка входит в раж и чувствует себя хозяйкой положения. Ну конечно, она обломила мне кайф, и прекрасно это понимает. Да я и не скрываю. Сучка.
Я не перебиваю ее, давая посмаковать триумф по полной. И она откровенно заигрывается, когда ее нога скользит через разрез платья и обнимает меня. Наклоняю ее, теснее прижимая к себе, и вижу, как у сучки расширяются зрачки. Нравится? Блядь. Наглая вздорная блядь.

- Ну тебе ли не знать, что я люблю трахать молодых шлюшек, - отвечаю, когда она наконец завершает свои самодовольные прысканья ядом. - И как именно я это делаю. - Если бы только мы не были на виду... Держу пари, наши па уже зафотографировали во всех ракурсах. Короче, если бы мы были не на виду, я бы придумал, как заткнуть ей рот. - Прости, милая, я должен был подмыть тебя, завернуть в полотенце и уложить до завтрака? А наутро сделать тебе предложение? - делаю бровки домиком, ведя ее в танце как ни в чем не бывало. Мне не нужно всех этих ухищрений с разрезами и ничтожным расстоянием между лицами друг друга. - Просто ты так быстро заскочила на мой член, что я не успел разобрать, какая на мне ответственность.

Ну, всех подробностей Нерон не помнит, помнит только, что вечеринка была жаркая, они как-то вдвоем затерлись друг возле друга... ее платье было очень коротким, а прием под ним радушным... и они поехали к нему, набравшись вина...

- Веришь в большую и чистую любовь после первого раза? Детка, этот мир не для тебя, - цокаю языком. - Но если захочешь, чтобы тебе присунули, - наклоняюсь к ее уху, цепляя самую веселую и задорную улыбку. Ну а что, мы брат и сестра, так рады за наших предков, смотрите, как мы ладим! - ...ты знаешь, где мы живем.

Мелодия попадается какая-то уж очень долгая, но я как истинный джентльмен выдерживаю до конца, раскручивая сестренку в танце. Не знаю, как выглядит со стороны, но то, как она сжимает мою руку... Наверное, в идеале она хотела бы продырявить мне каблуками все ноги, а еще лучше - выбить глаза. Детка, ты считаешь, что я боюсь твоих угроз? Я тебя умоляю. Что ты можешь сделать? Сделать без угрозы быть уличенной в том, что ты просто сохнешь по мне и бесишься? Жизнь под одной крышей из них двоих будет адом для нее, ласточка просто не знает, в чье гнездо она попала.

..

+1

10

Нерон говорит долго и очень зря. Очень. Он так искренне хочет меня задеть и ему это вполне себе удается. Так что у меня взгляд стекленеет от гнева, как у обдолбыша, когда он завершает свою речь, нашептывая мне на ухо.
Ответственность. Сука, ответственность? Он знает, что значит это слово? Тварина перевирает мои слова, выворачивает их боком, подставляя так, будто я напрашиваюсь на особое отношение. Да, блядь, я требую особого отношения, потому что я не такая как другие, я – не одна из его блядей. И все равно выходит, что такая же как все, кто с ним был.
Видят боги, он подливает масло в огонь и даже не понимает, что делает. Он так уверен, что я ничего не смогу ему сделать, что все мои угрозы пустые и ничего не значащие. Признаюсь, я еще и сама не знаю, что сделаю ему. Потому что из всех планов, которые вертятся у меня в голове, самый безобидный, это врезать ему промеж ног, но я и этого не делаю. Тогда связь между нами станет очевидна. Не сейчас, хотя бы не на свадьбе моей матери. Она не должна узнать, что было между мной и Нероном.
- Не отвечу тем же. – шиплю я, сквозь зубы с широчайшей и прекрасней улыбкой, глядя в глаза братишки. – Зря ты так, Нерон. Я ведь подружиться хотела.
А теперь убить его хочу еще больше. Я не отрицаю, что эта сволочь мне небезразлична. А разве может быть безразличен тот, кого ненавидишь и хочешь прикончить, стереть в порошок, оставив только мокнуть его прекрасные глазенки в банке с раствором. На память. Я испорчу ему развлекуху. Я пока не знаю как, но испорчу.
И конечно, мне и в голову не приходит, что это желание может и меня затащить на дно.
Свадьба завершается отъездом родителей в Четвертый. Пора бы им размять старые косточки, особенно моему новому старику. Нас оставляют на 2 недели. Дольше господин Сцевола не может, ему нельзя оставлять работу.
Зато у меня есть 2 недели форы, прежде чем я поселюсь под одну крышу с моим любимым новым братцем. 2 недели.
2 недели пролетают как один день. И что это был за день! Вечеринки, алкоголь, секс, косячок, мальчики, девочки. Я пробую жизнь на вкус и мне нравится. Как там спрашивал Нерон? Нравится ли мне взрослая жизнь? О, да. Еще как нравится, потому что никаких забот, никаких проблем. Я обеспечена за счет нового папашки, а по большому счету, мне это и не нужно, потому что мальчики платят за все. С коллекций то и дело мне перепадают платья.
Я молода, красива, я на вершине. Меня хотят, меня любят, меня ненавидят и завидуют. Я на обложках, в белье, без белья. Общественность гудит о моральной стороне моей работы, а мне плевать, потому что журналы со мной начинают расходиться и очень скоро, когда я начинаю выбираться в свет верхушки, на меня глазеют с аппетитом не только сынки, но и папашки. А папашки хороши. Люблю мужчин по старше.
Но это все только набирает оборот, а пока…
А пока время летит и мы с матерью перебираемся к Сцеволе и к моему счастью, Нерон бывает дома не так часто, как я предполагала. Гней как-то уж слишком преувеличил житье сына под отцовской крышей. Нерон появлялся раз  пару дней, вонючий, пьяный, неадекватный. Отлеживался денек, а потом вновь сваливал. Бывали у него, конечно приступы посидеть дома, но тогда старалась свалить я.
Мы по-прежнему, прекрасно ладили. Ну, так, как мы умели ладить, так и ладили. Нерон приходил меня бесить или бесить отца. Все зависело от того, насколько плачевно было настроение братца. Мать он почти не трогал, да и она не нарывалась. Зато с Гнеем отношения у сына были высокие, эти обожали собачиться, папашка обожал орать на отпрыска, а потом ее полдня ходить и отфыркиваться. Забавно было, что как Нерон обычно заводил шарманку, так и закручивал ее. Ему просто в какой-то момент надоедало ссориться с отцом и он уходил. Как гребаный дикий неприрученный кот. Приходит когда хочет и делает что хочет. И гуляет сам по себе. Точнее, с кучей шмар.
Мы с Нероном собачились тоже системно, едва он ступал за порог моего нового дома. Пару раз он ловил меня с тренажерки, когда я возвращалась вся мокрая, с полотенцем на шее, в топике и шортах. Пару раз, по вечерам, заставал меня мельком шныряющей по квартире в белье, впопыхах, собирающуюся на вечеринку. Ему вот везло так, придти под вечер и обязательно завидеть меня в каком-нибудь неловком наряде. Или очень даже ловком. В такие моменты я заскакивала обратно в спальню, а позади Нерона вовремя вырастал Гней, чуя сына если не сердцем, то по запаху.
- Регина, ну расскажи, каково это жить с Нероном?
- Повезло же тебе с братом.
Мои девчонки тащатся по Нерону. Эти были новенькими в индустрии и еще не всем перепала честь стать подстилкой Сцеволы. А после свадьбы наших с Нероном родителей я стала известна как сестра Сцеволы. Что у девушек, что у парней. Да, мужики тоже могли подкатить с вопросом:
- Твой брат рассказывал о тебе много хороших вещей.
- Это вряд ли. – отзываюсь я, теряя интерес к такому кандидату. Вряд ли Нерон что-то пиздел про меня. А если и да, то вряд ли хорошее. Уж куда мне до его прошаренных в плане секса телочек?
Но я набираюсь опыта по-своему.
- Милая, где твой вкус? Нерон и так ужасен, а факт того, что он мой брат, делает его еще отвратительнее.
- Ну же, Реджи. Должно быть хоть что-то интересное о нем, что знаешь только ты. Ты же с ним живешь.
- Да что вы пристали? Он и дома-то практически не…
Я запинаюсь. Но не потому что не хочу выдать страшную тайну, что Нерон практически переехал на свой лофт. Минул Новый год и на дворе стоял март. То ли у кого-то бутоны распустились, то ли просто так, потому что с отцом жить стало тяжко, но все больше времени Нерон проводил в своем лофте, зажигая там. Мне от этого было только легче.
Но сейчас, нет, дело вовсе не в этом. А в идейке, которая зреет в моей голове.
- Что? Практически что?
Ух, как завелись мои девчонки. А я почесываю за ухом, делая загадочный вид.
- Да так, вспомнилось кое что. – о, как я обожаю, когда у меня вымаливают что-то рассказать или сделать. Обожаю, когда все внимание приковано ко мне. – Ну ладно. Раз уж вы так прикипели к моему братику, расскажу. – боги, одни только боги знают, какую чухню я начну сейчас нести. Потому что даже я до конца не понимаю, что говорю. – В общем, мы же с ним под одной крышей живем, я разное повидала, вы же понимаете. – доверительный тон и голос спускается до шепота. Чем тише я скажу, тем больше тайной это всем покажется. Тем больше мне поверят. – Странная вещь такая… Я своим ушам не поверила, когда услышала, но у нас же спальни смежные, а он так любит девочек водить к себе, то в лофт, то домой. Но вот когда он дома, - мне только покраснеть осталось, - я пару раз слышала… Он обожает, когда во время секса, уже перед оргазмом…
В общем, вариантов будет куча и я даже не припомню всех, но начиналось все именно с этого.
- … уже перед оргазмом, его называют Нерошей.
- Что за бред? – восклицает одна из моих подруг, но я не теряю лица.
- Тихо, дура! Если об этом кто-то узнает, Нерон меня прикончит. – завлекалочка об убийстве. Чем скрытнее тайна, тем больше ее хочется использовать. – Я сама слышала, как одна из его первых девчонок, любовь его первая по молодости, называет его так. – нет, конечно, никакой любви. Но пусть и здесь будет туман. Невидимая, неизвестная соперница. – Я тебе клянусь, сама в шоке. Но он прям на истерику исходит. У тебя такого секса больше никогда не будет.  – о, да, надеюсь, что так.
Конечно, одной компанией девчонок я не ограничилась. И тема зашла. Я собиралась охватить как можно больше территории, внезапно став хранительницей похабских секретов Нерона Сцеволы. Нероша. Как я не заржала, я не в курсе.
А потом, да, варианты были разные.
- … обожает, когда его член называют Нерошей.
И такое было.
- … обожает, когда ласково разговаривают с его членом во время минета. Этакая прелюдия.
Главное было далеко не уходить от оригинала, вертеть его можно было как угодно. До чего доходило, я не знала. Во всяком случае пока. Мало ли, шлюшки не дошли или побоялся кто таких экстримов, но я очень надеялась и старательно работала.
Но и Нерон в долгу не оставался.

+1

11

Фотки со свадьбы, где мы с сестренкой кружимся в родственном праздничном танце, наверняка выйдут "чудесные". Ну, по крайней мере, они на следующий вечер напомнят мне, где я был накануне, и откуда начал зарабатывать это жуткое похмелье. Короче, я так и не поздравил ни отца, ни новоиспеченную мать, но, думаю, это и был мой лучший подарок им. Еще наверстаю.

Лайла, подружка Германика, шастает по кухне в одной его рубашке, а сам приятель еще дрыхнет. Она типа как варит кофе, бурча, что мне стоит завести тут прислугу, чтобы хотя б завтрак лепила.
- Любая прислуга здесь издохнет, - вставляет Ариэль, эта вроде как моя подружка. Худющая, нескладная, высоченная, но, сука, улетная. Она сидит на траве и крепко, так что с нею скучно не бывает. Она дизайнер или типа того. Короче, сшивает между собой тряпки, а потом продает за бешеные деньги, которые потом продувает на траву и пыль. - Или ее засосет в наш порочный клубок, - она садится прямо на стол и закуривает. Оторвите мне руки, если я не прав, и эти сучки не успели полизаться.

Лайла наливает кофе всем в тот момент, когда приявляется совершенно голый Германик. Извращенский ублюдок.
- Прикрой свои причиндалы, - швыряю ему салфетку, а он и глазом не ведет, уткнувшись в планшет.
- Воу-воу, - он падает на стул рядом со мной, показывая мне дисплей. - Почему твоя новоиспеченная сестренка не праздновала с нами?
Если бы Германик хоть что-то помнил, он бы Регину признал, но он себя таким не утруждал.

- Потому что маленькая еще, - пролистываю фотки. - А ты уже на нее вздрочнул, поганец?
- Как можно! Твоя сестра! - ну да, ну да, верю, как же. Смотрю на него.
- Черт, ты ее для себя приберег?

Невзначай опрокидываю ему остывший кофе на колени и получаю взбучку. Короче, день начался отлично, а послезавтра можно и домой наведаться. Наверстать упущенные на празднике возможности подоводить отца. И мать заодно. Хотя, доводя мать, все равно довожу отца, так уж выходит. Женщина, ты ни в чем не виновата.

Наверстывать я являюсь домой спустя несколько дней, и тут обнаруживаю, что предков нет. Вылетело из башки, что папаня в кои-то веки решил устроить себе отпуск, и по случаю свадьбы умчал в Четвертый греть старые кости. Ну как старые... Ему сорок два. Короче, как бы то ни было, женушка начала его расхолаживать. Как бы он там от безделья не загнулся. Не представляю его праздно шатающимся, хоть убейте. Короче, дома делать было нечего, и второе мое явление домой совпадает с возвращением голубков с курорта. И начинается.

То ли мне кажется, то ли папаня пытается выпендриться перед женушкой, но только за воспитание он берется с какой-то удвоенной силой. А может просто отдохнул. Короче, он всегда появляется в тот момент, когда я переступаю пороги намереваюсь незаметно проскользнуть к себе и немного отлежаться перед семейным концертом, но не тут-то было. На мне, может, следящее устройство какое установлено?

Сестрица тоже подключалась со своими едкими комментариями, но с нею пикировки были даже увлекательными, можно сказать. Сучка нарывалась конкретно и получала в ответ. Вообще, присутствие двух баб в доме стало заметно. Однако если мамаша принесла с собой изменения в интерьере, на которые мне было насрать, то мелкая... Мелкая вносила в этот интерьер себя, сверкая своей полуголой задницей. И, знаете, это не сколько напрягает. В штанах. Сестрицей она не станет мне никогда.

А потом начинает твориться какая-то херня. Ариэль однажды вдруг называет меня Нерошей, смотрит на меня, а я, нахуй, не понимаю, с чего это она. Что за, на хуй, за эксперименты, когда я кончаю? Короче, момент выходит самазанным, а сука вообще не кончает. Поделом.
- Что за Нероша, блядь? - терпеть не могу уменьшительно-ласкательные имена, а под кайфом и предела этому нет. Ариэль заливается смехом.
- Проверяю слухи! - она опрокидывает меня на спину и принимается приводить моего бойца обратно в боевую готовность, чтобы добиться и для себя финала. - Говорят, ты заводишься, когда тебя так называют, - она заглатывает член и снова выпускает. - А я и не в курсе.

И правда. Не одна Ариэль решает при случае проверить теорию. И, честно, если с нею я могу спустить все на шутку, то когда с другими такое повторяется, пусть и через несколько раз, то чертовски бесит. А потом я узнаю, откуда растут ноги. Ноги растут из задницы моей сестренки.

Заваливаюсь домой, когда Регина протягивает ляжки на диване, и падаю рядом с нею.
- Поговаривают, ты любишь секс с незнакомцами и игры в сексуального маньяка? - спрашиваю я между делом, выхватывая у нее журнал. - Но при этом делаешь вид, как будто ты не знаешь о чем речь, и отбиваешься... Сам прочел.
Сам напел, сам прочел в какой-то желтой газетенке, названия которой даже не помню. А журналюги так удачно подобрали фотки Регины с ее вечеринок, что история просто расцветает пышным цветом. Газетка, может, не глянцевый журнал, и печатают в ней сплетни, и все знают, но ее еще ох как читают и ох как обмусоливают. Держись, сестренка.

- Ох, Региша, как позор для матери. И для отчима. - Полеживаю рядом, листая журнальчик, но чувствую, как меня обдает яростью. Думает, я шучу? Не шучу.

....
.

+1

12

В общем, дни летели, недели, месяцы. Чем дальше шло время, тем более уверенной я себя чувствовала. Возраст ушел куда-то в сторону и все, что я знала, что я молода и мне еще не скоро придется задуматься о старушечьих морщинах и прочем. Я гуляла, развлекалась, работала и все это приводило меня в ошеломительный восторг. Я делала что хотела, не боясь за это расплаты.
Хотя расплата поджидала. Она явила свою задницу в кои то веки домой, хотя я прекрасно прожила бы и без этой задницы. Еще и усаживается этот упругий зад рядом со мной на диван.
Чем меньше я видела с Нероном, тем лучше. Слушки-то я пускала, да. Но за неимением личных встреч чувство мести как-то выветривается, затухает. И в конце концов все сошлось только к одному – не видеть Нерона. Так что когда он объявляется, я вообще делаю вид, что не замечаю его. Кто здесь? Кто это пришел? Понятия не имею, мне наверно показалось.
Вырвал журнал из рук, а я только тихо фыркаю, продолжая из принципа валяться на диване. Пилить братишку взглядом нет никакого смысла, сучонок упертый и стойкий, так что мне особо ничего не светит, если этот скот сам не захочет привлечь к себе внимание. А побесить меня он мог и молча. Это кстати выводила больше всего.
Но он не молчит, а лучше бы. Для его собственной безопасности. Тварь распиздел в отместку мне, что я люблю насилие. Он совсем мозг снюхал, тварина гребаная? Он вообще понимает, что он делает, он понимает, чем мне это может грозить? Ему на свою репутацию насрать, я знаю, дело все в том, что я подгадила ему секс. А вот он поносит по полной мой статус такими гадкими и дешевыми слухами. Ненавижу, ненавижу суку.
- Ты с ума сошел? – тут же реагирую я, пиная его ногой в бедро. – Ты че, Сцевола, ты мозг совсем скурил, овцевод чертов? Какого хрена ты творишь, придурок?
Я распинываю его конкретно, пока он пытается схватить меня за ноги, отвлекая, о да, еще как отвлекаясь, от журнала и стараясь угомонить. Только это не поможет, я же сказала, что для его безопасности ему следовало молчать. Я подрываюсь на диване, накидываясь на него, желая ударить, расцарапать, шлепнуть слегка, да все что угодно, лишь бы сделать ему больно. Еще и понося его на чем свет стоит.
- Я тебя убью, сволочь, ты понимаешь? Я тебе голову оторву! – как-то так получается что забираюсь на его колени, потому что так бить гораздо удобнее, пока он не ловит мои руки, поднимая их на нашими головами. Но поток брани это не останавливает, я срываюсь как цепная псина. – Ненавижу тебя мразь. Ты вообще думаешь хоть иногда мозгами, к чему это может привести? Образина, мудак чертов. Я тебя повешу, только попадись мне под руку, только ослабь хватку, я тебя уничтожу. Я найду способ испортить тебе жизнь.
У меня волосы всклокочены и дыхание сбивается, я все еще пытаюсь вырваться из его рук, пока он тоже отвечает мне, чтобы я угомонилась и я сама виновата. Я толкаюсь на нем, но мне сейчас не до второго смысла нашей позы. Я хочу его убить, хочу вырвать его язык, чтобы он больше никогда не смел говорить подобного обо мне.
В какой момент я переключаю взгляд с его глаз на его губы? Не помню. Но поза такая удобная, пока он держит мои руки. Так что я наклоняюсь к братцу, преодолевая расстояние между нами всего за секунду и целую его. Горячо, жадно, загораясь сама и от него. Я целую его как будто мы вместе, как будто он мой и этот поцелуй совершенно стандартная вещь, которая происходит с нами после ссор. Провожу языком по его губам, слегка закусывая их и вновь целуя его жарко, желанно и… С чувством. Это не безразличный поцелуй, я точно это знаю.
Наши руки опускаются и я тут же хватаю его за подбородок, но не для того чтобы причинить боль, а потому что желание вдруг перехватывает горло, резко, больно и горячо. Теперь я совершенно точно двигаюсь на нем не в приступе ярости. А мы целуемся, растягивая удовольствие и в то же время так нетерпеливо, отрываясь на один вдох, а скорее стон, чтобы вновь сцепиться как ненормальные. Мои руки скользят по его груди и я бы спустилась ниже, только…
- Какого черта?
Мужской суровый голос вытягивает меня из какой-то теплой, влажной реальности, где мне совершенно точно было комфортно и уютно. Я поворачиваю голову в сторону возникшего из ниоткуда папашки и вижу, как темнеет его взгляд от того зрелища, что он увидел. Он совершенно точно зол.
- Регина, марш в свою комнату.
Что-что? Хах! Как ребенка маленького. Но только ни Нерон ни я, не пугаемся злого старичка и даже с места не двигаемся. Я поворачиваю голову к Нерону и заглядываю в его глаза. Они блестят и такие кристально чистые какими бывают только когда Нерон под этим делом. Я даже знаю, где лежит заветный пакетик с порошком. Я наклоняюсь к моему братишке, к его губам, но целую. Вместо этого толкаюсь на его заведенном члене, который я чувствую сквозь нашу одежду и тихий стон будет последним, что останется от нашей внезапно вспыхнувшей страсти.
Я сползаю со Сцеволы, крепко держа в руке пакетик с порошком, а потом проходя мимо отца, вручаю ему этот самый подарочек. О, я вижу, как краснеет лицо моего новоявленного папашки. Хорошо, что мамы нет дома, она ужинает с подругами. Крику-то сейчас будет. Я бросаю взор на Нерона и ухмыляюсь, облизывая припухшие губы.
- Я гулять! – возвещаю я беззаботно возвещаю я, потягиваясь, выпроваживая из организма остатки сладкой истомы, что осталась после Нерона.
С ним мы кстати встретимся на одной из вечеринок, когда я буду сидеть рядом с Германиком, забросив на него обнаженные ноги и целуясь с этим прекрасным другом моего братика.

+1

13

Ох как моя безразличная сестричка заводится! Сколько у нее сил и желания меня прибить на месте! Черт, пожалуй, есть что-то в том, чтобы иметь младшую сестренку. Иметь... Ну, я сейчас не в том смысле. Фу, извращение. Я, конечно, не ангел, но представить секс с родной сестрой представить даже не могу, а тут... От сестренки одно название.

- Эй, дура, перестань! - отбиваюсь от нее, правда, вяленько. Чисто контролирую, чтобы не расцарапала мне лицо и не выколола глаза. Мы так и возимся на диване, а Регину не остановить. Она, видимо, решила меня убить. Или задушить между ног. Не знаю. - Ой ли? Уверена, что испортишь? Ты только грозишься, родная, а по факту это я тебе порчу. Сучка! - ох, сколько удовольствия доводить ее. А сестренка-то раскраснелась, разозлилась, разрумянилась. Разве что не прыскает ядом мне в лицо, от которого бы кожу мою разъело. Так только, побрызгивает слюной. Деточка.

В какой момент что изменилось, я не понимаю, только я держу ее цепко за руки, пока она на мне брыкается, попав в ловушку, и, черт... Разве я дурак отказываться от поцелуя, чем бы он ни был продиктован. Не удивился бы, кстати, если бы она протолкнула мне в рот вместе с языком капсулу с радиоактивной дрянью, от которой я бы тут же крякнулся, но пока если кто-то что-то и проталкивает, то это я собственный язык. Ну и в штанах дружок тоже оживляется от силы трения и горячности моей сестренки.

Опускаю ее руки, а девочка и не думает сбегать, наоборот. Ух, сколько жара. С чего бы это вдруг? Если бы только я задавался такими вопросами. Я готов просто завалить ее прямо не сходя с места, если бы не папаша, который налетает как коршун.
Черт, может мне под кожу все же вживлен какой-то чип, который меня отслеживает? Откуда предок только взялся?

Папаня выгоняет Регину, но та, сука такая, целует меня напоследок, а я отвечаю. Да, детка, какую бы игру ты ни вела, я буду в выигрыше. Хочешь целоваться - будем целоваться. Я же вижу, что ты хочешь. И, конечно, я вижу, как пакетик с дурью перекочевывает к моему папаше, а эта сучка виляет хвостом и дает деру. Выдеру тварь. Как-нибудь. А пока...
Честно, меня не колышет, что порошок у отца, меня волнует, что он мне его не отдаст, а значит куча бабла вылетела в трубу, и надо обзавестись еще пылью. Лишние телодвижения.

Папаня дожидается, когда Регина слиняет, а потом начинается.
- Ах ты ублюдок! - он кидается ко мне и рывком за грудки поднимает с дивана. Трясет, как женка, я даже пола под ногами не чувствую. Папаня повыше и крепче меня.
- Успокойся, милый, у тебя сердце, - отвечаю я, выполняя роль мамаши, которой нет. Ох, что-то будет, когда отец расскажет ей... Регине не избежать воспитательных бесед или с обоими родителями, или с кем-то из них. Плевать. Отец ничего так просто не оставит. 
- Ты что творишь?! Нерон, если я узнаю, что ты...
- Что я - что? - ору, отталкивая его. Я, может, и не вышел внушительностью размеров, но не слабенький, когда дело доходит до драки. - Трахнул ее? Совратил? - ржу. Нет, не скажу, что он припоздал. - Ты видел, я ее на себе не держал. - И честные глаза. Театральная пауза, за которую отец должен вспомнить, что он видел.
- Пальцем ее не тронь, скотина.

Да пошел ты.

С сестренкой мы снова какое-то время не видимся, а встречаемся на вечеринке в вип-ложе, и она нежится с Германиком. Вот же сучий потрох, а.
- Воу-воу, сестренка, следишь за мной и пытаешься втереться в мою компанию? - падаю рядом с ними. Ничего по отношению ее здесь нахождения не чувствую, кроме стойкого подозрения, что она снова заскучала и решила меня подонимать.
- Это что еще за нахуй, а? -Лайла возникает как богиня грома и молний. Без предупреждения и объявления войны. Честно, в следующую минуту ее рука была бы в волосах Регины, если бы не возникший между ними Ливий. У меня много друзей, да.

- Прикидываем, до какой длины ты отрубишь ноги моей сестренке, за то, что она складывает их на него, - глушу два шота как ни в чем ни бывало, тыча в Германика пальцем. Его бабье, пусть и разбирается сам.
Сестренка, я тебе не завидую. Лайла  без тормозов. Не прячься за меня, когда она решит выцарапать тебе глаза за просто так.

....

+1

14

За разврат в гостиной и мне влетает, спустя какое-то время.
- Я не говорил твоей матери, чему я стал свидетелем. – деловито говорит отец, пока я сижу в кресле, в его кабинете, как примерная девочка. – Я не хочу ее расстраивать. Но тебе надо это прекратить, Регина. Нерон неконтролируемый ребенок и ты играешь с огнем. Но если что случится, как бы ни была дорога мне твоя мать, но я буду на стороне Нерона. Потому что он мой сын. – взгляд полный укоризны, пока я поджимаю губы. Понятно, здесь мне ничего не светит. – Я понятно объясняю?
- Предельно. – сквозь зубы цежу я.
- Я поговорил с твоей матерью и мы сошлись на том, что тебе нужно искать подходящую партию на будущее. В начале июня мы приглашены на званный ужин в честь начала лета к одной из престижнейших семей. Ты пойдешь с нами. – он машет приглашением на мероприятие.
- А если я не хочу? – щурюсь я.
- Уж на тебя-то я найду рычаги давления.
Ох, кто бы мог подумать, что когда-нибудь мой новый папашка так озаботится моим положением в обществе. Или просто хочет сплавить меня, пока я еще не наделала глупостей с его сынком? Ну за это ему не стоит беспокоиться, потому что глупостей уже хватило на мой век. Я просто хочу выдрать Нерону глаза.
Его выходка с прессой окончательно меня выбесила и довела до крайностей других парней. Так на том самом вечере, на котором мы с Нероном встретимся, ко мне подкатывает кадр, уже немного припитый, с улыбочкой до ушей, с пафосным:
- Привет, незнакомка.
Меня сейчас вывернет наизнанку от этого вида. Поэтому я отворачиваюсь и игнорирую его по полной. А парень продолжает играть в эту занимательную игру про изнасилование, хватая меня за руку и притягивая к себе.
- Пусти, идиот!
- Эй, эй, друг! Тебе же ясно дали понять, чтобы ты отошел в сторону.
Здоровенный шкаф с улыбкой в 43 акульих зуба появляется за моей спиной и отваживает моего нового кавалера, как бы ненароком обнимая меня за талию. Собственно, так мы и знакомимся с Германиком.
- Могу побыть твоим телохранителем. – скалится он, когда мы остаемся одни.
- Будешь прикрывать меня своим телом? - спрашиваю я, бросая на Германика наглый взгляд.
- Может и ты меня прикрыть своим. Я люблю по всякому. – гогот. Ну да, очень смешно.
- А цена?
- Сговоримся.
На том и сговариваемся, что весь вечер я провожу с ним. Так что когда появляется Нерон, это оказывается только приятным бонусом, что он является другом Германика.
- Привет, Нероша. – здороваюсь я, игнорируя его реплику про то, что пытаюсь втереться к нему в компанию. Ну да, сначала я избегаю встреч, а потом вдруг бац и решаю затесаться к нему.
Вообще и компания у него какая-то ненормальная, потому что вдруг появляется какая-то деваха и визжит так, что у меня барабанные перепонки чуть не лопаются от ее крика. Она смотрит на меня, будто хочет грохнуть. Кажется, я заняла ее престол.
- Ты не сказал, что уже подрабатываешь на другом фронте. – поворачиваюсь к Германику, пока девица примеряется к моим волосам.
- Я полифункционален. – ржет Германик, толкая Нерона в плечо, чтобы тот поддержал его шутку.
А Сцевола выдает свою шутку и когда я поворачиваюсь к девице и вижу, как ее руку удерживает какой-то парень в черном, я реально понимаю, что компания тут нехерово шизанутая. Упоротые торчки.
- Контракт аннулирован. – шикаю я, забирая свои ноги с Германика. Гребанный бабник, ему вообще похер, что происходит. И настроение уже не такое веселое, как прежде. – Успокойся, милая. Лучше последила бы за членом своего дружка. А то он его распускает не по делу, пока тебя нет.
Я поднимаюсь с дивана и девка вновь рвется ко мне, а я прячусь за этого паренька в черном, кладя голову ему на плечо.
- Прикрой лучше свою пизду, кукла разукрашенная.
Эй! Вот это было обидно.
- Детка, не кипятись. Иди ко мне. – Германик тянет за руку свою девчушку и тут же присасывается к ней. А она отвечает.
- Зато вот я совершенно свободен. – паренек, за которого я спряталась поворачивается ко мне, а я бросаю взгляд за его спину и вижу, как на колени Нерона присаживается еще какая-то девица и они все вчетвером, дружно начинают любить друг друга. Я окончательно мрачнею. И что меня так припекло к моему братишке, которого я терпеть не могу?
Наверно потому что я все никак не могу найти его слабое место. И это не дает мне покоя. Так хочется сделать ему больно а не получается, как я ни верчусь. И все эти невинные обидки про Нерошу уже не кажутся такими забавными, потому что игра перешла на новый уровень, взрослый.
- Мое сердце разбито сегодня. – говорю я глядя в черные глаза моего нового знакомого. – Есть что-нибудь покрепче алкоголя, чтобы собрать его?
- Найдется. – скалится мой новый друг.
Так выходит, что я не покидаю компанию Нерона, а остаюсь в ней с Ливием. Мы догоняемся сначала выпивкой, а потом порошком. Ну что ж, в жизни надо попробовать все и дурь – одна из этих вещей. Черт, я обдалбываюсь как свинья и меня всю аж трясет. Эти две шмары Нерона и Германика смотрят на меня как на больную, а мне уже вообще плевать. Я хочу танцевать!
Ночь в самом разгаре и народ уже пьяный, орущий, упоротый. Ливий танцует со мной некоторое время, а потом уходит, пытаясь утянуть меня за собой, но я отказываюсь, вырываясь и уходя в толпу. Он орет что-то на тему, что я идиотка и динамщица и что я совсем потеряла голову, а мне плевать. Я танцую в толпе, среди десятков пар рук и чувствую, как меня обнимаю сзади, спереди. Под ногами что-то противно хрустит и это вероятно мой бокал с шампанским, который я уронила, когда меня прижали.
Почему они не могут оставить меня в покое? Почему я не могу просто потанцевать?
- Смотри-ка, уже готовенькая. – слышу чей-то незнакомый голос. – Можно даже не укатывать. Возьмем ее?
- Девка под дурью. – отвечает второй, пока я продолжаю свой танец.
- Ну что? Зато послушная. Да, детка? – парень пытается потащить меня, но я отказываюсь, вырываясь из его рук и пытаясь уйти в другой конец зала. – Ну куда же ты, красавица? Пойдем с нами. Втроем нам будет очень весело.

+1

15

О да, Германик известный полифункционал. Фыркаю на его шутку, а между тем Лайла уже изрядно набралась, и ей вообще не видно краев. Ливий нисколько ее не остужает, и, когда Регина соскакивает с коленей моего приятеля, та снова тянется к ней. Прыткая сестренка прячется за Ливия, Лайла занимает свое место, и Германик тут же затыкает ей рот. Короче, ситуация разряжается сама собой. Появляется Ариэль, и ей вообще по херу, что тут происходило или происходит. Она садится ко мне, целуя. Не то чтобы мы встречаемся и храним другу верность. Мы друзья, и частенько проводим время вместе. Вот и все. По ходу, моя сестренка в Ливии вот-вот обретет такого же приятеля. По херу. Будет, чем потом ее подонимать. Что, не так уж плоха моя компания, которую она ровняла со свинарником?

У нас много выпивки - бар к нашим услугам, много дури - мы запаслись десертом. Вижу, как моя сестренка примеряется к дорожке, которую сделал Ливий. Он даже держит ей волосы и, когда ловит мой взгляд, показывает, что все окей и у него все под контролем. Смотри, ублюдок, не загони девчонку.

Мы кутим и даже никуда не перемещаемся из клуба, что для нас вообще-то редкость. Сегодня здесь особенно весело, а может мы просто так удачно и быстро набрались, что нам не нужно перемены мест. Диджей качает танцпол, музыка гремит в ушах, и от нее внутри все дрожит.

Ариэль где-то потерялась в толпе, а я зажат между такими же укуренными, как и я, и это чертов момент единения. Мое лицо сейчас треснет от лыбы, но я никак не могу опустить уголки губ. Вот же черт. Смеюсь в голос, обжимаясь с какой-то телкой, которая трется о меня своей задницей, и под юбкой у нее только какие-то ничего не значащие лямочки. Ох... Отличный вечер. Так бы торчал тут, втыкая в потолок и слепнув от неоновых всполохов, не слыша музыки, а только различая шум и грохот.

Из нирваны меня выгоняет ощущение полного дискомфорта, когда кто-то бесцеремонно отталкивает меня в сторону, продираясь сквозь толпу. Открываю глаза и вижу, что передо мной маячит сестрица, но внимание ее обращено не на меня, а хер знает, куда, и желательно подальше от двух ковбоев, которые ловят ее за руки и пытаются притянуть обратно к себе. Регина под кайфом, но выражение лица у нее какое-то плаксивое. Будто как у ребенка, которого будят рано по утру.

Она продирается прочь, эти двое за нею, а я пристраиваюсь в эту проложенную ими тропу. Они нагоняют ее у барных столиков, прижимая с двух сторон. Здесь никого нет, все толкутся на танцполе.

Регина пытается вырвать руки, шатаясь на своих каблуках, а парни настойчиво убеждают ее пойти с ними, пока один просто не перебрасывает ее через плечо.
- Але, братцы, поставьте ее. - Честно, ржу. Видела бы сестренка себя. Платье уехало на пояс, и она сверкает своей задницей.
- Твоя что ли? Присматривай лучше. - Фыркает мужик, склабясь. И, конечно, просьбу мою неподжентльменски игнорирует.
- Присматриваю, только вы как шакалы набросились, едва выпустил овцу из вида.
Короче, слово за слово, и драка завязывается сама собой. Ну зато хоть эту дуру бросили в кресло. Подключаются еще приятели. Драка вообще вещь занятная. Начать могут двое, а закончить человек двадцать. Обожаю почесать кулаки.

Короче, мне хорошо прилетает, и завтра буду я сверкать фонарем, но когда меня это волновало. Я выныриваю из гущи событий до того, как охрана всех разгребет, да еще и позовет на помощь миротворцев, так что я хватаю свою сестрицу за руку и тащу у черному ходу. Мы вываливаемся на улицу в переулок. Где-то воют серены, сюда же прорывается гомон из клуба, так что мусорные баки потряхивает от битов. Беру свою сестричку за скулы и заглядываю в глаза. В норме? Не окочурится к утру?

- Слышишь меня? - меня и самого пошатывает, но я-то к этому делу привычный. Знаю, что реакция у меня снова заторможенная, адреналин от драки упал так же быстро, как и поднялся. Регина икает, опускает голову, и ее выворачивает на мои ботинки. Ну, класс.
Бля, могу ведь бросить ее прямо тут, только ведь подберут, чего доброго.
- Вот же блядь.
Шлепаю себя по карманам. Куртка и мобила похерены. В который раз. Черт, водиле не дозвониться, чтобы ее забрал, а ключи от своей тачки я тоже где-то проебал. Мог бы кинуть ее на заднее сидение, пусть бы дрыхла. Окей, перебрасываю ее руку через свое плечо.

- Пойдем. Шевели давай мослами.
До дому шагать заебешься, ближе дойти до лофта. Ведь, сука, холодно. Весна-весной, а ночью задубеешь. Зато эту дуру, которая то идет, то останавливается, проветривает немного, да и меня тоже.

....

+1

16

Вообще не ебу, что происходит. Мне бы только от этих парней отвязаться, которые все тащатся за мной, хватая то за руки, то за юбку. А у меня даже слов не находится, мне вообще как-то лениво говорить или кричать или еще что-то делать. Я и хожу то с трудом. Мне было так классно, а теперь как-то херово. Укачивает меня.
В общем, драку я выпускаю из виду, потому что мутно, темно, размыто и только всполохи света, будто сетчатку глаза ножом режут. Больно. Мне кажется, я даже засыпаю, а может и нет, я не помню. Все вообще будто сон, но в то же время реальность.
Пока кто-то не хватает меня за руку и не тащит куда-то в параллельную вселенную. Может там будет хорошо и весело, как 5 минут назад? Или сколько я валяюсь вот так без сознания? Минуты 2? Ноги сами по себе выплясывают какую-то ламбаду, да? А, не, это я просто так хожу. Надо бы в зеркало на себя глянуть, хорошо ли хоть выгляжу. А вот и зеркало. Только почему-то в нем отражается какая-то розоволосая баба с золотой кожей. Что со мной стало?
Это была, конечно, не я. И смотрелась я не в зеркало. По пусти к черному ходу вообще зеркал нет. Черный ход. Какое смешное сочетание.
Я ржу, пока меня тащат вперед. Мне уже вообще по барабану, кто и куда меня тащит. Из его цепкой хватки не вырваться, хотя в начала я для приличия старалась. Не вышло. Ну ладно, пусть будет моя капитуляция.
И только когда цепкие пальцы врезаются в скулы до боли, я различаю лицо Нерона. Он что-то говорит, я не очень понимаю что, будто в замедленной съемке.
- Ты не мог бы говорить побыстрее. – шепчу я с иканием, только по факту-то выходит какое-то непонятное мычание.
А потом выходит уже не только мычание. Прям под ноги Нерону и на ноги. Клаааасс. Надеюсь я никогда об этом не вспомню.
Пока мы куда-то идем, я не сразу трезвею. Просто догоняюсь по ходу по второму кругу и город горит такими яркими огнями, что я вновь начинаю ржать. Не чувствую ни холода, ни боли в ногах. Ничего. Впрочем, до поры до времени. А до этой поры мне очень даже весело, хотя ноги еле тащу. Зато Нерон рядом как нельзя кстати. От него пахнет спиртным, сигаретами, а его парфюмом. Мне нравится сочетание.
Так что к тому моменту, когда мы стоим в лифте и поднимаемся в лофт, я во всю целую шею Сцеволы, скользя пальчиками за ворот рубашки. Мы вываливаемся из лифта и я тут же переключаюсь на новую остановку. Хотя, почему же новую. Я здесь уже была однажды, только плохо что помню, за всеми эмоциями, которые меня переполняли.
Кажется, тогда мы тоже обжимались в лифте, только было все как-то подвижнее и быстрее. Меня трясло и мне было чертовски страшно, поэтому я отзывалась на каждое движение мужских рук и губ, я закрывала глаза, быстро трезвея и боясь сделать лишний шаг в сторону, потому что казалось, вот-вот сорвусь с места и убегу. Мы спотыкаемся пока выходим из лифта, избавляя друг друга от одежды прямо на входе. В доме никого и слышны только мои всхлипы и рычание Нерона, стук каблуков о паркет. Мы шагаем. Раз, два, три... Я делаю те же самые шаги в полудреме. Потом наверх по лестнице, но не поднимаюсь. А мы поднимаемся, чуть ли не падая на ступеньки, готовые перейти к делу прямо здесь.
- Это мой первый раз. – шепчу я.
Он не слышит, он ничего не слышит, потому что я и сама своего голоса не слышу, как будто он есть только в моей голове, но не обличается в слова. И Нерон не слышит, опрокидывая меня на постель, скользя руками по обнаженному телу. Белья на мне уже давно нет.
Больно. Я вскрикиваю от боли, пытаясь оттолкнуть Нерона, желая прекратить эту боль, но он продолжает толкаться, напористо, горячо, не останавливая и не замедляя темп. У меня глаза закрыты, только я реву, закусывая губу и мирясь с неприятными ощущениями. А уже через минуту стону от наслаждения, требуя, чтобы парень не останавливался.
Когда я буду сбегать из лофта, я пару раз споткнусь о раскиданную одежду, чертыхаясь и думая о том, что я чертова дура.

- Свинарник. – выплевываю я, трезвея окончательно и глядя на обстановку вокруг. Вещи разбросаны где попало. – Пить хочу.
На кухне Нерона я не была ни разу, так что, то ли из любопытства, то ли из вредности, но я начинаю шарить по шкафам. В одном из них нахожу женское белье. Держу на пальце за лямку и смотрю на подходящего Нерона.
- Занимательная у тебя кухня. – отбрасываю трусишки в сторону, забираясь в холодильник и доставая бутылку воды. – Твоей подружки? Она у тебя горяча.
Факт подружки меня невыразимо бесит. Сама не знаю почему.
- А мои тут случаем не валяются? Или ты хранишь только белье подружек? – пью воду, делая большие глотки и сбрасываю каблуки, забираясь на стол. – Не угостишь даму порошком? И я свалю.

0

17

Мы доплетаемся до моего квартала, а там и до дома рукой подать. Охрана впускает меня и мою спутницу, даже глазом не моргнув. Они привыкшие, что я всегда возвращаюсь с кем-то. Их бы больше удивило, если бы я притащился один.

Хочу поскорее снять с себя обуви и штаны, и дело не в том, что сестричка присасывается ко мне. Просто она изгадила мне все своей блевотиной. А Регина так и льнет, и, в общем-то, брюки-то все равно придется снимать, так что... Лифт останавливается, и двери открываются. И волшебство, мать его, исчезает. Регина тут же отлепляется от меня, отправляясь в кухню. О, у кого-то стало сухо во рту. Очень сухо. Во рту.

Иду за ней, скидывая ботинки и расстегивая брюки. Ну да, у меня тут привычка бросать вещи там, где я их снял. А горничная еще не бывала. Короче, во многом поэтому Регина находит чьи-то трусы.
- О том, что ты здесь была, помнишь только ты, - отзываюсь я, наблюдая за нею. Надо же, как ее волнуют мои подружки, кто бы мог подумать.

Регина пьет жадно и быстро, а я залажу в холодильник за соком. Он всегда стоит в кувшине на самой верхней полке, ледяной до треска зубов и полный замороженных апельсиновых долек. Прихоть у меня такая, да. Залпом выпиваю несколько стаканов, но внутри как будто как была пустыня, так и остается. А вот у сестрички язык от неба окончательно отлепился, да и видать ее повезло в тепле по второму кругу.

Она сбрасывает каблуки и садится на стол, а потом спрашивает про порошок.

- Чтобы ты заблевала тут все вокруг? Надо уметь ловить кайф с одной дозы, а не догоняться бесконечно, - отвечаю, давая понять, что хер ей, а не порошок. - Ты можешь уже свалить. Или, давай, позвоню водителю, чтобы забрал тебя? - о нет, это не мой чистосердечный порыв. Просто водитель доложит отцу, откуда пришлось ее забрать, и кому-то выдерут патлы. Мне достанется, само собой, а уж ей точно. Кстати, после того случая в гостиной, тему вроде замяли. Да и сдается мне, папаша не рассказал мачехе. Вот сегодня-то я бы позаботился, чтобы и она узнала.

Тянусь за телефоном, чтобы набрать номер.
- Хотя... Почему я должен делиться даже не за спасибо? Оставайся. А хочешь порошка, догадайся, что нужно сделать, - кладу руку ей на бедро, но быстро по ней получаю и убираю. Ржу. - Очухалась? Вали.
Расстегиваю рубаху и бросаю на пол, иду в ванную в одних боксерах. Сейчас бы под горячий душ. Чтобы остудиться.

..

+1

18

Нерон кусается в ответ по поводу того, что кроме меня, больше никто не помнит о том, что я здесь была. И это очень режет слух и внезапно бьет сильнее, чем прежние его слова обо мне. Черт возьми, не понимаю, что со мной происходит, не понимаю, почему всякий раз теряю голову, когда оказываюсь с ним наедине.
Я помню нашу первую и единственную ночь весьма смазано и смутно, потому что… Ну мне не совсем было до того. Помню, что общее впечатление было классным, но только ведь утро я помню гораздо ярче. Как-то все это неправильно, непонятно.
Нерон играется, выбешивает и вообще делает все возможное, чтобы задеть меня посильнее. А я только и делаю, что смотрю на его ужимки внимательным взглядом, молча принимая весь этот поток агрессии и какого-то отчаянного желания унизить меня. Он предлагает мне секс за дурь, а потом выпроваживает, оставляя меня в кухне и даже не знаю, что из этого больше всего выбивает из меня вообще какое-то желание разбить ему лицо графином с соком.
И что я так вцепилась в него? Зачем мне все это нужно, чего я добиваюсь? Он бесит меня, до чертиков, до дрожащих рук и коленей, но в то же время заводит, едва оказываясь в досягаемости моих рук. Заводит на разный манер. И убить его хочется и… И его хочется.
Я смотрю в ту сторону, куда ушел Нерон и взгляд мой невольно замирает, как будто я зависаю в какой-то прострации. И в ней же я сползаю со стола, на ходу сбрасывая платье и белье, поднимаясь наверх, вслед за Нероном.
Горячий душ распрямляет волосы, а я разворачиваю Нерона к себе, обвиваю его шею руками и целую. Нерон улыбается, как будто знал, что я приду. Интересно, он всерьез полагает, что мне настолько нужна дурь, что я собираюсь с ним переспать или он вообще мало о чем думает. Ему просто в кайф, что он оказался прав и я становлюсь одной из тех дешевок, что с ним спят.
Плевать. Сегодня плевать. Я хочу запомнить эту ночь, я хочу понять, к чему же я так тянусь всякий раз, как вижу Сцеволу. Ну помимо его шеи, конечно, чтобы придушить сволоту.
Ночь будет громкой, горячей и жадной. Я уже не буду отталкивать Нерона как в прошлый раз, напротив, мои руки будут скользить по его спине, царапая, прижимая ближе, заставляя ускориться. Не будет никаких Нерош или других глупостей. Я отдаюсь так, как умею, так, как чувствую, понимая, что все же тянулась не просто к тому, что вытворил Нерон, как кинул меня, но к самому Нерону.
Блядь.
А утром я сбегу раньше, чем он проснется. Не надо мне подачек, не надо взглядов, в стиле: ну когда ты уже свалишь. Только заберу из прикроватной тумбочки пакетик с порошком. Я не собиралась, но залезла туда и нашла. Нерон был так уверен, что я трахаюсь с ним за порошок, так почему бы не подтвердить его уверенность.
Я возвращаюсь домой, как ни в чем не бывало. К завтраку. Представляю, какой у меня видок. Мать, конечно, в шоке от моего внешнего вида. Она пытается допросить меня, привести в чувство, воззвать к совести. Но, блин, мне уже 17, я веду себя, как я хочу и вряд ли она уже сможет меня перевоспитать. А вот папашка молчалив и смотрит на меня с укоризной. Хмыкаю, а потом отправляюсь к себе в комнату. Надо выспаться, как следует.
Это будут очередные несколько месяцев, в которые я практически не пересекаюсь с Нероном. В его компашке я, конечно, больше не свечусь, мне и одного раза хватило. Ни с Германиком, ни с Ливием меня тоже ничего не связывает.
А потом приходит лето и этот глупый летний бал или как там его. Меня наряжают как куклу, а я и довольна, у меня восхитительное платье и я в нем великолепна. Вечерний ненавязчивый макияж и я красотка, среди хлама.
Там-то я и знакомлюсь с Феликсом. Он вырастает за моей спиной, когда я жду этого меньше всего. Такой лощеный, такой сладкий, с этим глубоким взглядом карих глаз, которые становятся совсем темными в ярком свете ламп. У него прекрасная улыбка и за всей его холеной, блестящей внешностью скрывается что-то такое, отчего начинает ныть внутри.
Феликсу 29 лет. Невысокий брюнет с выразительными чертами лица, с обаятельной улыбкой и совершенно прекрасным чувством юмора. Он подкупает меня сразу, хотя бы тем, что не ведет себя, как другие.
- Родительский контроль – вещь изнуряющая.
Я оборачиваюсь, не понимая, кому эта фраза была адресована, но кроме нас с мужчиной больше никого нет. Да и ни для кого не секрет, что родители привели меня на смотрины. Просто искали мальчиков по моложе.
- Из личного опыта родителя? – интересуюсь я совершенно без интереса.
Он смеется, опуская глаза, а потом глядя на меня.
- Нет. Не свезло пока.
- Все еще впереди. Леди в Капитолии хватает. Если вам нужна леди. – окидываю его взглядом, мол, слишком пафосно он выглядит.
- А если не леди?
Черт, от этого вопроса у меня аж дыхание перехватывает, таким тоном он спрашивает.
С этого все и начинается. Наш с Феликсом странный роман. Мы появляемся редко вместе, поэтому и говорю, что странный. Да и не роман вовсе. Он значительно старше и ведет себя иначе, чем даже те, с кем я привыкла общаться, на 5-7 лет старше меня. Но Феликса не смущает разница в возрасте. Моих родителей по началу смущало, а потом отпустило.
Репутация у Феликса была что надо. Мало подружек, но со всеми затяжные, серьезные отношения и кто знает, почему там не заладилось. Во всяком случае, это впервые в моей жизни, когда встречаясь с мужчиной, он не тянет меня в постель сразу в первый же вечер. Блядь, мы даже гуляем иногда в парке. И он действует на меня подавляюще, как удав на кролика. Нет, совершенно молчаливой я не становлюсь и уж точно не становлюсь менее наглой, но Феликс не теряется ни разу.
- Может, возьмешь и меня на одну из своих вечеринок? – говорит он однажды, когда мы выходим из ресторана.
- Зачем это? - не понимаю я. – Тебе там не место, ты уже старенький. Это ничуть не весело.
- Разбужу в себе молодость. – я смеюсь, отвечая на его улыбку. – Мне не нравится, что ты там одна. – на секунду мне кажется, что я слышу в его голосе сталь, как будто он уже все решил и мне не отвертеться. Его предложение – это не предложение, это приказ. Но решаю, что мне кажется. – Я уже давно не развлекался, как молодежь.
Мне нравится, как он поддерживает мою шутку о его старости.
- Как хочешь. – пожимаю плечами, пока он открывает мне дверь машины. – Да и кстати, ты приглашен на ужин завтра к нам. Мама хочет познакомиться с тобой по ближе и по задавать неудобные вопросы на тему, был ли уже у нас секс и не торгуешь ли ты случаем оружием или наркотиками.
- Тогда мне совершенно точно стоит оставить дома свой револьвер и героин. – смеется он, целуя меня в щеку на прощание и отправляя домой.
А на следующий день он приходит. В костюме, как всегда. Он всегда был в костюме, отличался только стиль. Сегодня более неофициальный, так что пиджак за столом он снимает. Мы сидим за столом и я откровенно скучаю, пока то Гней, то маман задают Феликсу вопросы.
- Может, ему стоит раздеться и вы его осмотрите поближе.
- Регина!
Я уже 17 лет Регина, что не так?
И мы совсем никого не ждем.

Феликс Валирий

http://savepic.ru/7977598m.jpg

+1

19

Из-за шума воды не слышу, как она входит, и триумф настигает меня только тогда, когда ее руки ложатся ко мне на плечи, и она разворачивает меня к себе. Так-то лучше, детка. Неужели так хочется порошка? Хотя, кому какая разница? Она здесь, а остальное сейчас не важно.

Мы занимаемся сексом прямо под душем, и стеклянные стены скрипят под ее ладонями, когда она упирается в них под моим натиском. Черт, она хороша. Много тренировалась после меня? Или я такой хороший учитель?

Перебираемся в постель совершенно мокрые, но не отлипая друг от друга, и наутро нужно будет все сушить, конечно, только это утром. Я тороплюсь взять свое, и Регина стонет, когда я сжимаю ее зад, чтобы она не поддавалась моим толчкам. Хочу, чтобы она была сейчас неподвижна, хочу заполнять ее всю и в одну секунду.

Мы унимаемся к рассвету, и я вырубаюсь, а проснувшись к вечеру уже не нахожу свою сестрицу, и, признаться, в какой-то момент мне кажется, что я как подросток обкончался под эротический сон. Но нет. Она совершенно точно здесь была, я уверен. И я замечаю пропажу своей нычки. А и по хуй.

Пытаюсь ли я осмыслить, что произошло? Нет. У меня был кайфовый, улетный секс с крутой сучкой, которая слиняла сама без напоминаний, а то, что это моя названная сестрица... Ну, бывает. Так уж совпало. Это ничего не меняет, так что следующие несколько месяцев мы опять не видимся, видимо, исчерпав лимит на встречи этой ночью. В нашей компании она больше не появляется, хотя Германик и Ливий и опечалены. Еще бы. Шансы перепихнуться с Региной лелеяли оба, а обломилось мне. Если бы они только знали.

О том, что сестрица завела таки себе приличного ухажера. Я узнаю от Германика, который напару с лайлой всегда палят все новости в округе. наверное, они на этой сплетнической почве и сошлись, мне иногда кажется. Короче, они в курсе всего. Валирия я не то чтобы знаю... Так, пересекались. Нет, с одной титьки не нюхали, так что не настолько близки. Пха, папаня должен быть рад такому потенциальному зятю. Он бы, наверное, и сына себе такого хотел, но семья не без урода, а план надо выполнять, и вот он я.

Короче, они светятся вместе, а однажды...

Честное слово, совпадение. Я и не думал, что нагряну прямиком на сватовской ужин, но так уж сошлись звезды. Видимо, планеты сегодня выстроились каким-то редким способом, потому что я даже почти что чист и свеж. Просто я по пути из компании на вечеринку и заскочил сменить оперение. А тут такое мероприятие семейное, что я просто не могу пройти мимо.

Папаша окидывает меня быстрым взглядом, и, видимо, решает, что меня можно допустить к обществу. Маман велит подать еще приборы, а меня представляют Феликсу-хуеликсу.
- Знакомы, - кивает он моему отцу, и я пожимаю протянутую мне руку.
- Ты отозвался на объявление? - спрашиваю, прилежно расправляя салфетку на коленях.
- Какое? - спрашивает Валирий тем тоном и с тем взглядом, что вопрошает "Что за шутка? Я не в курсе."
- Отдадим девочку в надежные руки, - охотно отвечаю я. - Ну, как, девочку... Девушку. Женщину.
Угу, дважды женщину имени меня так точно. Смотрю наконец на свою обожаемую сестрицу, которую судя по тому, как она держит вилку и нож, не устраивает их прямота, и она очень хочет их погнуть. Для удобства. Чтобы потом воткнуть мне в каждый глаз по очереди. И провернуть.

Феликс смеется, и даже совсем как будто натурально. Маман от него явно в самом благоприятном расположении духа.

- Я пропустил, это знакомство с родителями или это уже сговор?

Невеста передо мной сидит или не невеста? Хотя, какая бы мне разница? Я бы лучше сходил сейчас принять душ, хотя мне и без надобности... Но смотрю на Регину, и, да... Ну а что странного? Последняя наша встреча только на такие мысли и толкает.

...

+1

20

Нерон появляется совершенно нежданно и негаданно. Нет, я не туплю взгляд, не избегаю его, не сбегаю из дома. Да, мы трахнулись у него пару месяцев назад, но это ей-богу, ничего не меняет и все остается как прежде. В конце концов, я спала не только с Нероном. Так если я для него – одна из его шлюх, то почему он должен быть особенным для меня?
Но он особенный. Потому что первый. Это не может не задеть. Но со временем пройдет. Уже проходит. Потому что Феликс делает меня лучше и делает все для меня. Я женщина, я достойна лучшего, чем самовлюбленный эгоист, готовый часами рассматривать свой член.
Разговор заводится очень быстро, благодаря Нерону. Оказывается, они с Феликсом знакомы. Очень странно и я бросаю на мужчину вопросительный взгляд, а он подмигивает, качая головой, мол ничего такого серьезного, просто пересекались. Ну, судя по тому, что особо отношение Феликса ко мне не меняется, я понимаю, что ничего ему и неизвестно. Это самое главное.
А Сцевола младший куражится во всю, и так и этак вертя мой статус девушки и женщины. Боги, сколько в его слова собственного удовольствия и крутости. Ну еще бы. Знал бы он, что я не сплю с Феликсом, наверно, умер бы от шока.
Мой мужчина кладет ладонь на мою руку. Он заметил, что я напряглась. И я тут же успокаиваюсь.
- С таким братом быстро взрослеешь. – бросаю взгляд на Нерона. Шути сколько влезет, я не боюсь. – Ходячее пособие по скорострельным отношениям. – Феликс смеется, проводя ладонью по моей щеке и убирая выбившуюся прядь из прически. – Хотя что я тебе рассказываю, если вы знакомы. – мягче говорю я, глядя на моего мужчину.
Моего, да. Потому что с Феликсом хорошо, очень хорошо. Мы много гуляем, встречаемся в ресторанах, он покупает мне подарки, он как будто любит меня и, черт возьми, я наконец таки понимаю, что значит чувствовать себя женщиной, а не шлюхой на ночь. И даже может и не женщиной, а в принципе человеком, а не вещью.
- Ты так торопишься выдать сестру замуж или просто хочешь погулять на свадьбе? Насколько я знаю, твоя тусовка не богата на браки. Разве что по залету и то не факт. – ох, мой хороший. Он еще и подстебывать умеет. Черт, я даже смеюсь, глядя на него. Идеальный парень, я сейчас лужицей растекусь.
И я живо подхватываю его тон.
- Нерон обожает свадьбы. А на нашей, он подведет меня к алтарю. – улыбаюсь во все 32, игнорирую мамино восклицание. Ну да, я же Гнея игнорю. А вот папашка кажется начинает понимать, что происходит, так внимательно следит за мной и Нероном. – Что, братишка, окажешь мне честь? На правах проводника во взрослую жизнь?
Ох, я точно скалюсь.
- Ну поживем-увидим. Мне кажется, еще рано говорить о свадьбе. Вы так недавно знакомы.- вставляет мать, разряжая обстановку.
- А мне кажется, будто всю жизнь. – Феликс касается моего лица и поворачивает меня к себе. Мне и в голову не приходит отметить этот жест. А потом он целует мою руку. Черт, никто из всех моих бывших такого не делал, никто не заставлял меня чувствовать вот так. По-женски. – Я уже вполне уверен, что нашел свою женщину. Такое понимаешь сразу, чувствуешь прикосновениями. Однажды встретив такую, уже нельзя ее отпускать. Слишком много конкурентов.
Феликс смеется.
- У вас потрясающая дочь. – мой мужчина целует руку моей матери и она тоже вся растекается. Не нужно быть гением, чтобы понять, что Нерон здесь явно лишний. – А ты свою еще не нашел, Нерон. Я желаю тебе этого. – какой-то странный взгляд мелькает у Вергилия, потому что он будто вперед подается, будто специально отвлекает внимание Нерона на себя от меня. Только этого конечно, никто не замечает, настолько все очарованы.
- Я потеряла дар речи. – объявляю я с улыбкой, не оторывая глаз от моего парня. – Мне нужно перевести дух. Оставлю вас, на пару минут.
Я выхожу из гостиной и иду в кухню. Мне нужно отдышаться, так что балкон к моим услугам.

Отредактировано Lucia Varys (Вс, 11 Окт 2015 23:00)

0


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » If it's lust or it's love


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC