Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » If it's lust or it's love


If it's lust or it's love

Сообщений 121 страница 136 из 136

121

Регина резвится не на шутку и, проходя мимо, я шлепаю ее по едва прикрытой платьицем заднице, чем подогреваю заливистый смех сквозь слезы Аврелия. Затем отскакиваю и изображаю игру на невидимой электрогитаре.
- Брось, неужто тебе никогда не нравились рок-звезды? - скрываюсь в гардеробной, чтобы одеться. Шуточки про платье смешные, ага. - Держу пари, у тебя был страпон с именем какого-нибудь кумира, - откровенно глумлюсь.

Вечеринка в самом разгаре, и здорово, что мы сюда выбрались. Среди грома музыки я действительно отдыхаю. Да, черт побери, я соскучился по всему этому! По огням, по битам, по полуголым девочкам, танцующим у стоек. По полураздетой Регине, которая смерть как хороша в своем платьице. Здесь полно знакомых, так что есть с кем потрепаться, и в отличие от великосветских раутов здесь куда больше развлечений, так что никто не тратит силы на лишние завуалированные подъебы. И это хорошо. Я просто хочу поваляться с Региной на диване, потянуть вискаря, позволив себе тебе немного расслабиться. И, честно, обстановка улучшает Регине цвет лица. Мы там, где мы привыкли быть, и даже если у нас теперь есть ребенок, чего предрассудительного в том, чтобы выбираться из детской комнаты в такие вот места?

- Черт, если у тебя встает, то как бы у меня не отсохло, - ржу. Вообще, блядь, и глаза не потрешь. Как Регина носит все это на лице каждый день?! Ей определенно нравится мой внешний вид, она даже не скрывает этого. И от того, что мне некомфортно, ей даже еще лучше.

И мне приятно видеть, что она треплется с какими-то своими подружайками, которые смотрят ей в рот, потому что в их кругах так рано стать матерью это нонсенс. Они жаждут подробностей. Ариэль затесывается случайно и не к месту. Она навеселе, и вообще удивительно видеть ее здесь. Она не любит Четвертый, загар и вообще все, что связано с морем.

- Ты для него слишком стара, - отзываюсь я, ловя ее "дай пять". Что бы ни происходило, не вижу смысла рвать с Ариэль все нити. Но и завязывать новые тоже не вижу смысла. - Каким ветром?
- Приглашена. Не могла отказать, хозяин мой постоянный и очень дорогой клиент.
Регине не нравится присутствие моей старой подруги, и напоминать мне лишний раз об этом не надо, поэтому... Да, некрасиво вот так обрывать разговор, но я вижу, как Регина вот-вот сомнет в руке бокал, поэтому я поднимаюсь и тащу ее за собой на танцпол.

- Пойдем растрясем тебя, мамочка.

Здесь полно народу, и мы тесно-тесно друг к другу, двигаясь в такт, касаясь друг друга, и, черт, долгое воздержание и немного алкоголя не могут не влиять на меня. Ох, Регина... Мои руки скользят под ее подол, когда Регина поворачивается ко мне спиной, и я прижимаю ее бедра к себе, целую за ухом, спускаюсь по шее к плечу...
- Красотка... - вряд ли она меня слышит. Но не может не чувствовать. Я очень-очень-очень истосковался. И не факт, что я дотерплю до дома. Край - до машины. До парковки. Или меня нужно срочно окунуть в ледяной бассейн, потому что я теряю голову. И поверх плеча Регины я вижу в толпе Ариэль. Вижу ее глаза. И мне плевать, что в них. Женщина, с которой я хочу быть, сейчас со мной.

...

+1

122

Я бы сейчас нехило послала эту суку, если бы… не знаю. Может, Нерон меня успокаивает, а может алкоголь. Но так или иначе, я пока что не намерена громко выпроваживать Ариэль. А еще меня бесит, как она смотрит на Нерона, как будто ждет от него какого-то особого отношения, какой-то заинтересованности. А он вместо того, чтобы продолжить конструктивную беседу, забирает меня на танцпол.
Свет мелькает яркими вспышками, а музыка отдается резкими ударами в голове. Мне кажется, я сто лет не была на подобного рода вечеринках. С Феликсом я как-то особо не гуляла долго, с ним это было нереально. А когда он однажды попросил меня сводить его на такую вечеринку, то ничем хорошим это тоже не закончилось. Ему, конечно не понравился мой круг общения. Предполагаю, он относился к моим знакомым так же, как я относилась к друзьям Нерона.
В любом случае, да, ощущения давно забытые и невероятные.
Мы танцуем, забываясь и забывая, что вокруг нас люди и я чувствую, как руки Нерона забираются мне под юбку. Черт возьми, я только сейчас вспоминаю, что мне не за 30, а всего лишь 20. Скоро будет 21, но это не важно. Да, я уже мать, но мне не хватает вот такого распиздяйства. Как будто мне вновь 16, а Нерону… сколько ему тогда было? Мы тогда и подумать не могли, что все обернется вот так.
Я откидываю голову, подставляя шею моему мужчине и закрываю глаза. Внезапно весь шум и крики сжимаются до размеров атома, а мне кажется, не существует ничего, кроме прикосновений Нерона и его шумного дыхания. Я зарываюсь рукой в его волосы, проводя ногтями по шее, а другой прижимаю его руку к себе, скользящую под коротким подолом моего платья, по бедру и выше. Поворачиваю голову и ловлю губы моего мальчика.
Наш поцелуй совсем не то, что было неделю назад. Не то слабое подобие поцелуя, неуверенное и робкое. Сейчас все гораздо горячее и мы раскрываемся друг другу, целуясь жарко и пошло, как в старые добрые времена. В нашем дыхании сигареты и алкоголь, но пьянеем мы не от этого, а друг от друга.
Я стону ему в губы, потому что, видят боги и все танцующие в зале, наши движения перестают напоминать обычный танец, а превращается в горячее сплетение тел. Мы как будто подростки, пьяные, укуренные, голодные до любви и секса.
- Хочу тебя… - шепчу ему в губы, совершенно не понимая, слышит он меня или нет. Но я-то его чувствую. Чувствую, как он хочет меня, как сильно хочет и это желание ответно и сюиминутно. – Сейчас хочу.
Я беру его за руку тащу за собой на выход, то и дело прижимаясь и целуя моего мужчину. Твою мать, как же давно мы уже не занимались любовью! До меня только сейчас доходит. И как же сильно сейчас это желание.
Мы выползаем на парковку через заднюю дверь и, черт возьми, у меня уже ноги подкашиваются. Домой нельзя, дома ребенок, который точно проснется от моих криков. А я точно буду кричать. Если меня уже сейчас припекает, что я не сдерживаю стонов, когда моя рука скользит Нерону в брюки. Он уже очень готов.
- У тебя не завалялось ключей от подпольной квартирки, где могут перебеситься молодые родители? – отрываюсь от его губ и сбивчиво шепчу. Нет времени. Вообще ни на что нет времени. Еще эти его подведенные глаза, что я оторваться не могу и поэтому стягиваю с него майку.
Парковка, блядь, не дай боги, нас кто-нибудь увидит. Это будет пиздец.
- Я сейчас кончу от одного вида твоих глаз. – зарываюсь пальцами в его отросшие волосы, разрушая его прическу. – Больше не крась глаза. Ты слишком сексуален. – и снова забираюсь рукой в его брюки.
Где-то здесь же наша машина? Мало места, но мне сейчас совершенно плевать, где. Главное, что с Нероном и прямо сейчас.

+1

123

Регина отзывается, и у меня ощущение, что она как будто только ждала предлога, первого шага с моей стороны, чтобы откликнуться. Мы целуемся посреди танцпола, и голова кружится, я даже не отдаю себе отчет, что Регина ведет меня за собой, потому что я пьянею от нее и иду как за ней как на песню волшебного дудочника. Я так тосковал по ней...

Она вытягивает меня из толпы, прочь, через черный ход на парковку, и здесь прохладно, гулко и пусто. музыка громыхает где-то теперь позади, за толстыми стенами, а Регина здесь, и ткань ее платья чертовски тонкая... Ее рука скользит ко мне в брюки, и я стону, сминая Регину в объятиях, впиваясь в нее поцелуем. Я очень голоден до нее.
- Могли бы поехать ко мне, но у меня отпрыск дома, - шепчу ей. Ну да. Раньше дома мешало наличие родителей, теперь мы сами являемся таковыми. Регина улыбается. - И свалит он еще не скоро...

Она стаскивает с меня футболку, и я только поднимаю вверх руки, позволяя ей сделать это. Да плевать вообще, где мы находимся!
Пячусь до нашей тачки. Сюда я приехал сам, забрать нас должен был быть водитель, когда мы его вызовем, но... Нам сейчас водитель совершенно не нужен. Я шарю по карманам и отыскиваю ключи. Как в старые добрые времена.
- Тебе достаточно моего взгляда? - усмехаюсь, снова целуя ее. - Ты меня заводишь, детка...

Плевать на тачку. Мы забиваемся куда-то в закуток, в полутьму. Не знаю, что это и зачем, мне все равно. Я стаскиваю с Регины трусики, прижимая ее к стене. Мои двигатели ревут перед стартом, честное слово. Нас могут увидеть, да, только увидят разве что такие же парочки, потому что иначе никакого другого предлога так рано заявиться на парковку в разгар вечеринки ни у кого не может быть.

Я чувствую аромат духов и ее дыхание, целую жадно. Она сводит меня с ума, эта девушка. Мать моего ребенка.

Я подсаживаю Регину, и она обхватывает меня за плечи, вскрикивая, когда я опускаю ее на себя, входя в нее резко и одним толчком.
- Не смотри мне в глаза, я хочу, чтобы ты кончила со мной и на мне, - шепчу, покусывая ее за мочку уха и двигаясь в ней. Как я тосковал по ее телу, по ее прерывистому дыханию, ее стонам... Я думал, я потерял ее, но сейчас... Сердце внутри колотится бешено, кровь стучит в висках, и дело отнюдь не в том, что мы позволили себе немного выпить. Дело в нас.

- Слышал у тебя появился парень, и он не дает тебе спать по ночам, - смотрю на нее. Мне нравится видеть, как светлеет радужка ее кошачьих глаз, когда она приближается к оргазму. И сейчас они вспыхивают. Я говорю о нашем сыне. Напоминаю, что кое-кто тут мамочка. Такая мамочка, от которой я теряю разум. - Я люблю тебя.

..

Отредактировано Aaron Levis (Ср, 4 Ноя 2015 22:19)

+1

124

Нам будто крышу срывает напрочь. Это дикое, захлестывающее желание и его нельзя потушить, невозможно. Разве что усмирить на время, короткое. Как я только могла потерять это желание, в каком я была отчаянии на самом деле, если не могла почувствовать это пульсирующее, ноющее в животе желание, которое сейчас лишает разума.
Я смеюсь в ответ на шутки Нерона, потому что ответить совершенно нет сил. Только где-то на периферии мозга возникает мысль: твою мать, у нас есть ребенок , мы родители и мы срываем друг с друга одежду на парковке клуба, чтобы заняться сексом в каком-то углу. Это просто… фантастические ощущения. Я уже и не помню, когда чувствовала себя на свой возраст. Постоянная ответственность за ребенка не давала мне покоя.
А когда Нерон сказал, что сказал, что он хочет, чтобы я была самой собой, это какой? Вот такой? Совершенно не задумывающейся об обстановке, в которой мы сейчас находимся. Не задумывающейся о репутации. Эй, мы – родители, мы ж наверно, должны себя как-то прилично вести. Только нихрена.
Я живо спускаю платье с плеч, обнажая грудь и постанываю, не сдерживаясь, когда Нерон целует меня. Мы двигаемся быстро и жарко, как будто нам по 17.
- Я обожаю твои глаза. Хочу кончить, глядя в них. – я целую моего мужчину, пока он подбрасывает меня, толкаясь и мне тяжело говорить, потому что, черт, наши действия отнимают все силы и я даже дышу с трудом, цепляясь в его плечи, проводя ногтями по спине.
И вот зря он вспоминает о сыне, потому что сейчас в голову приходит только одно: как бы при таких условиях не зачать второго. Нет, я не говорю, что я против детей, но с меня пока и одного ребенка хватает. Второго хотелось бы все-таки в браке. Я серьезно задумываюсь о втором?
Плевать. Как хорошо, что я начала принимать таблетки. Боги, какая же умная!
- Была бы не против, если бы вы поменялись с ним местами и спать мне не давал ты. – смеюсь я, задыхаясь. Мне кажется, мы единственная в мире пара, которая не только болтлива в сексе, но еще и обсуждает такие неванильные темы. – Хотя, что греха таить, я тут же брошу тебя ради него.
Нерон ускоряется и может процесс наш не так длителен, но зато время мой мальчик заменяет качеством. Растянуть процесс можно и в постели, уже дома. А сейчас… боги, что же мы творим. Что же мы за родители такие. И, блядь, мне нихрена не стыдно.
Мои стоны становятся короткими и резкими, превращаясь в вскрики. Я уже сама стараюсь двигаться на Нероне, чтобы он проник глубже и резче. И, черт, оргазм просто великолепный, захватывающий с головой, я даже дышать перестаю, выгибаясь и трясясь на руках моего мужчины.
- Я тебя обожаю. – выдыхаю ему в плечо, целуя прохладную от испарины кожу и переводя дыхание, стараясь справиться с фейерверками перед глазами. – Обожаю.
Я и подумать не могла, как соскучилась. По нему, по нашим движениям, по тому, насколько мы едины в такие моменты. А казалось, что ничего подобного уже никогда не будет и одна дорога осталась: разойтись.
Переведя дыхание, мы приводим себя в порядок. Я нахожу белье и натягиваю платье обратно. Блин, хотя на лице у нас наверно и так все написано. И я смеюсь глядя на Нерона и проводя пальцем у него под глазом.
- Родная, у тебя тут макияж потек. Спросил бы меня, я бы водойстойкий карандаш дала. – прижимаюсь к Нерону, целуя его расслабленно и лениво. – Мой змей искуситель.
Мы не уходим с вечеринки, продолжая развлекаться, но все же не так долго, как могли бы раньше. Да, да, вот где просыпается родительский инстинкт.
- Пора переодеваться в костюм женатиков. Я нацеплю махровый халат и бигуди, а ты пойдешь меня подгузник моему парню, в майке и трусах. – я тяну Нерона, хотя он не сопротивляется. Он и сам понимает, что уже пора.
Но прежде чем вызвать машину, я предлагаю немного пройтись по набережной, вдоль закрытых магазинов и клубов, понаблюдать за народом. Я иду босиком, держа в руке туфле, а другой… Короче, мы с Нероном держимся за руки. Хотя порой мы целуемся и он обнимает меня за плечи и мы может так и идти в обнимку, пока моя рука спускается с его талии в его джинсы и я шутливо почесываю его зад. А че, а мне нравится. Мы – такая себе пошлая семейная парочка. Можем себе позволить, мы в конце концов не женаты.
- А знаешь что, любовь моя, я не выйду за тебя замуж, пока ты не начнешь ухаживать за мной, как положено мужчине. – вдруг заявляю я. Алкоголь ли это или что. Хотя вряд ли спиртное, я много-то и не пила. Но вот вспомнилось что мы не женаты, вспомнилось, как Нерон позволил мне выбирать срок свадьбы… и я решила сделать свой финт ушами. Я девушка или где? – Цветы хочу, свидания, подарочки… Хотя ладно, подарочки мне уже не нужны, ты подарил мне сына. Разговоры о моем любимом цвете. Вот ты знаешь, какой мой любимый цвет? А я вот знаю, какой твой любимый. – вообще не, нихрена я не знаю, но вообще меня тут так развезло, что я наглею на глазах. – Мне скоро стукнет аж много лет, я уже взрослая, незамужняя. Думал, сделаешь мне ребенка и отфилонишь от работы? Вот добивайся меня теперь что ли.
Я смеюсь, цепляясь в руку Нерона и очень надеясь, что он не воспримет мои слова так уж всерьез, как я и представила. Но мне и правда хочется ухаживаний. Его ухаживаний. Мне безумно интересно посмотреть, как он это будет делать. Если вообще будет. А то ведь мне могут сейчас и по голове настучать.

+1

125

Я. Обожаю. Регину. Это кайф. Это восторг. И, черт, я наконец понимаю, что все становится снова хорошо, что мы перезапустили систему, и теперь все будет отлично. У меня гребаное чутье. Интуиция. Кураж. Как хотите.
мы кончаем, и Регина на некоторое время просто повисает у меня на руках, вздрагивая, и я держу ее, целуя лениво.
Регина говорит, что у меня потек макияж, и я, надевая футболку, покусываю ее в ответ:
- Главное, что ты течешь от моего макияжа, - снова целую ее, пока она поправляет бретельки платья и оправляет подол. Пы возвращаемся в клуб и тусим так еще немного, пока карета не начинает превращаться обратно в тыкву.

- Не ври, тебя дома не ждет муж, - обнимаю ее, поигрывая бровями. - А любовницы и подружки не носят страшных халатов. 
Какими бы странными ни были наши отношения, мне они нравятся. Мне кажется, все у нас правильно. Для нас - правильно.

Однако мы не спешим домой, мы скорее просто сваливаем прочь из толпы, чтобы выиграть время и прогуляться. Регина идет босиком, мы обнимаемся и целуемся, а еще кое-кто немного пьян. И мне нравится это состояние Регины. Она как будто действительно отпустила все свои страхи, когда вдруг заговаривает о том, что хочет ухаживаний.
- Ха, угадать мой любимый цвет проще простого. Он каждый раз разный, но всегда точно такой, какое у тебя белье, - отвечаю я, и Регина толкает меня в бок. - Ауч!

Но вообще, конечно, неожиданность ее слов удивляют только первые секунды, и я понимаю, что как бы она ни шутила, правды в них гораздо больше. У нас правда не было конфетно-цветочного периода, и, наверное, ей этого не хватает. Она как-то очень быстро стала мамой, а я и не обращал внимания. Видимо, наш недавний разговор по душам подсказал, что мне нужно говорить прямо о том, что ее тревожит, а не ждать догадок. И с ухаживаниями - именно тот случай. Я бы ни за что не додумался, но я с удовольствием включаюсь в игру. Я очень давно ни за кем не ухаживал, и неплохо бы тряхнуть стариной.

- Хорошо, - я пожимаю плечами. - Хочешь, я сделаю татуировку с твоим именем? А? - Смеюсь. Мы идем парком, и я срываюсь, на ходу быстро срывая цветы с клумб, собирая на скорую руку букет и быстро возвращаясь. Я протягиваю его Регине, идя перед нею, и поэтому пячусь спиной. - Ты пойдешь со мною на свидание? Завтра утром. У меня есть личный пляж, и я могу познакомить тебя с одним крутым парнем в желтой панаме... - Ну да, мы теперь всегда втроем. Ну, я не о том, что мелкий всегда будет рядом, и ни о каком интиме речи не может быть... Просто как же без Аврелия?

- Говорят, девчонки любят молодых холостых отцов... Ну как? Пойдешь?

Действительно, почему бы не начать прямо с завтрашнего утра?

- Какие у тебя планы на День рождения? Ты хочешь встретить его здесь или вернемся домой? Мне затеять вечеринку-сюрприз? - обнимаю ее, целуя в макушку. Люблю. Болбше жизни люблю. И я останавливаюсь. Регина смотрит с удивлением и улыбкой. - Какой у тебя любимый цвет? - спрашиваю я серьезно. И спрашиваю так, словно на самом деле говорю "Я тебя люблю". Потому что люблю.

...

+1

126

Я тут сейчас, вот только что, поняла одну важную вещь. Что жизнь на рождении ребенка не останавливается. Я не обязана сидеть у его кроватки сутками. Моя жизнь не закончена, величайшее достижение не достигнуто и то что я – мать, еще не значит, что я состоялась как человек, как личность. Да, стать матерью трудно само по себе. Но еще труднее стать хорошей матерью. Я понимаю.
А еще понимаю, что мне мало быть просто матерью. Хочу быть супер-мамой. Но прежде, хочу Нерона. Узнать его лучше, потому что за всеми событиями, мы кроме дерьма в нашей жизни толком ничего и не разгребали. А как же куча счастья и прочего, чего пихают в сопливые романтические фильмы? Я не говорю, что мне нужно все это, вся эта романтическая херня. Я просто хочу провести время с моим мужчиной, которому когда-нибудь стану женой.
А я ведь почти ничего о нем не знаю и именно поэтому его действия сейчас вызывают у меня бурную реакцию. Честно, у меня сердце начинает биться, как у девчонки. Молодой, влюбчивой, очарованной плохим парнем.
Я смеюсь, принимая букет и с удовольствием вдыхая аромат цветов. Надеюсь за это ссылка в Двенадцатый не полагается. Смешной. Смешной и любимый. Он тоже совсем не похож на 25-летнего миллионера. Такой молодой, вечно пьяный. Хотя с последним пришлось завязать, но это ради его же блага и ради сына. Он и сам теперь понимает.
А потом еще это его приглашение на свидание. Прямо завтра утром. С нашим сыном. Вообще, я конечно, не совсем то имела в виду, но я понимаю, что Нерон хочет сказать. Что наша жизнь уже в любом случае не будет такой пустой и единоличной как прежде. Мы теперь – это мы втроем. А может, это странное понятие «мы» и появилось с рождением Аврелия, а до этого были только жалкие намеки.
- Ты знаешь, как привлечь девушку. Я согласна. – целую моего мужчину, улыбаясь. – Только если ты не боишься, что я сбегу к этому самому парню. – тема между тем заходит про мой день рождения. – Останемся здесь. Пусть будет торт, ты и сын с Валеричкой. Не мне же одной толстеть. А подарок... Я сама выберу подарок, который хочу, чтобы ты мне подарил, ладно?
А потом Нерон вдруг останавливается и совершенно серьезным тоном спрашивает у меня про мой любимый цвет, как будто от моего ответа зависит его жизнь. И интонация такая, что я даже… черт, по ходу, я краснею.
- Белый.
Ему просто нельзя так делать. Так смотреть на меня и так задавать вопросы, даже самые простые.
- Обожаю белый…
Я обнимаю Нерона за шею и, прижимаясь, целую. Так нежно, как могу. Это странно, быть обязанной человеку своей жизнью, родить от него ребенка, убедить его вылечиться, но в сущности так плохо его знать. Испытать с ним столько прекрасных моментов будучи родителями. Но так мало вот таких, интимных моментов наедине. Люблю его.
- Тебя обожаю. – и это чистейшая правда. В одну реку два раза не войдешь, как говорят. А я умудрилась влюбиться в одного и того же человека, каждый раз по-разному. – Пошли домой. Меня ждет парень, который без ума от моей груди.
Аврелий крепко спит, Мелита накормила его смесью, как раз перед нашим приездом, так что малыш спал крепко. А мы с Нероном ложимся спать. Точнее, ложимся, но совсем не спать. И мне бы конечно, настоять на том, что раз у нас конфетно-цветочный период и даже первого свидания не было, то и как бы никакого секса. Но я слишком по нему соскучилась. А перепихон на парковке – не совсем то, что мне нужно от моего мужчины. Было классно, но я хочу почувствовать его всего, полностью во мне, пока я скольжу руками по его спине и выгибаюсь ему навстречу, тихо постанывая, потому что в соседней спальне спит наш ребенок.
Хотя пока мы раздеваемся и целуемся, я закидываю удочку.
- А ты не подумаешь, что я слишком доступная? – смеюсь.
Хах, надо было думать об этом, когда я легла к нему в постель в 16 и он стал моим первым. После него были всякие, хотя не так уж и много. Но, черт, таких, как Нерон, не было. Даже намека.
А утром у нас и правда, свиданка на пляже, как Нерон и обещал. Не то чтобы что-то было по новому, типа оркестра, ковровой дорожки или нарядных костюмов. Нет, мы как всегда собираемся на пляж, экипируясь мазями, кремами, шляпами, полотенцами, подгузниками. Просто пока я несу мелкого Нерон еще несет корзину с фруктами бутербродами и прохладительными напитками. Этакий ланч на природе. Мелита собирала корзину кстати. Но умудрилась всунуть даже маленькую вазочку с цветами. Чтобы и правда было похоже на свидание. Даже не знаю, чья это идея. Но выглядело в итоге очень здорово.
Мы не раз еще будем прогуливаться по набережной и вдвоем, и вчетвером (без Валеры я категорически отказываюсь ходить на прогулки), встретив многих наших знакомых, хороших и не очень. Но определенно, все будут таращиться на нас как на ненормальных. Стать родителями в таком возрасте они даже врагу бы не пожелали. Не говоря уже о том, что Нерону пришлось распрощаться с разгульным образом жизни и касательно баб и наркотиков. Некоторые его старые знакомые были просто в шоке и не верили газетным статьям. Но увидев воочию, действительно сокрушались, что мир потерял такого распиздяя.
Про меня… ну всем было меня однозначно жалко, потому что с этой историей с Феликсом и моим скорым залетом от Нерона, я не успела глотнуть свободной жизни, не успела поблядствовать и профукала модельную карьеру.
- Как знать. Не надо списывать меня со счетов.
Приближалось мое полное совершеннолетие, когда я избавлюсь от опекунства Нерона. Хех, если бы это вообще хоть что-то значило. Мы живем вместе, мы почти в браке, если не считать, что я вдруг взбунтовалась и захотела ухаживаний. Толку уже от этого совершеннолетия? Но над подарком я всерьез задумалась. Не надолго, правда. Потому что очень скоро, перелистывая журнал, наткнулась на потрясающее кольцо. Точнее, там скорее камень, а не кольцо, но это просто великолепно. Не то чтобы я ценитель розового, но блеск бриллианта меня просто покорил. Самый большой и дорогой камень в мире, не считая тех, которые не предназначены для ношения на пальце.
Оставалось только понять, как намекнуть Нерону. Просто… Ну я знаю, денег у него было валом, но мне в сущности ничего из этих денег не надо, лишь бы Нерон был рядом. А тут просить такое дорогущее кольцо… Не хочу выглядеть какой-то сорокой. Было бы круто если бы он сам допер как-нибудь.
Поэтому я показательно пролистываю журнал и останавливаюсь на странице с этим огромным кольцом во всю полосу, только ожидая момента, чтобы подбросить идею Нерону. Знать бы еще как… А потом начинает хныкать Аврелий и у меня все мысли вылетают из головы, так что я бросаю Нерону раскрытый журнал, а сама иду к ребенку.
Не совсем тот план, на который я рассчитывала. Но спрашивать помнит ли он тот камешек, о котором рассказывали в журнале, это все равно что наступить на мину. И я вовсе не поднимаю эту тему.
Зато поднимаю другую.
Это происходит за день до моего дня рождения. Я тащу моего мужчину на главную улицу. Вечером. Еще и закрываю Нерону глаза, чтобы для него было сюрпризом мое желание.
- Я придумала, что я хочу от тебя на день рождения и думаю, это даже тебе понравится.
Вся прелесть этой части улицы, что это гребаная поляна сказок. Рядом с моим сюрпризом для Нерона, стоит небольшой, но весьма яркий магазинчик, торгующий всякими секс-игрушками. И когда я открываю Нерону глаза, я понимаю, что смотрит он именно на него и конечно, отпускает комментарий.
- Даже не надейся. Ты слишком стар для этого. Надо беречь твое сердце.
Тату мастер встречает нас без особого удивления. Думаю, парочки, желающие наколоть имена друг друга захаживают к нему по пьяни частенько. Но мы-то с Нероном трезвы.  Сцевола в шутку спрашивает, что я собираюсь себе наколоть и уже даже приготавливается к зрелищу. А вот фиг ему.
- Поиграем в прятки? – я обнимаю моего мужчину, прежде чем отойду в отдельную комнату. – Я сделаю татушку, а ты потом ее попробуешь найти.
Вообще делать татушку в зоне бикини чертовски больно. Адски! Но 21 бывает только раз в жизни, да?

+1

127

Белый. Любимый цвет Регины - белый. Мой, наверное, тоже, потому что я люблю Регину и все, что любит она, кроме, конечно, Валерички. Да, удивительный факт, ведь я ее и принес ей, но... Это было что-то вроде нашей традиции: я не любил псишу, она - меня, а Регина находила во всем этом очарование. Это было нашей фишкой, что ли. Не знаю, как сказать еще.

Мы возвращаемся домой, и мелкий уже уложен. Я входу к нему и зависаю над кроваткой, глядя, как он спит, раскинувшись на перине. Маленький. Теплый. Мой. Сынок. Касаюсь его голенького живота, и он забавно подергивает ножками, не просыпаясь. Я чувствую, как ко мне подходит Регина и обнимает меня, прижимаясь.
- Он такой классный парень, - шепчу я, выпрямляясь. Он и вправду классный, и я все не могу поверить, что он - мой, наш. Что это Регина подарила мне его.

Мы возвращаемся в спальню, и я даже не иду умываться, потому что мы валимся в постель, занимаясь сексом. Без прелюдий, без предисловий.

Регина сказала, что хочет остаться на День рождения в Четвертом, и я не имею ничего против. У меня только одна проблема - я не очень хорошо представляю, что я могу ей подарить такого, чего не могу подарить в любой другой день, и если бы моя девочка сама не подсказала, то я бы ни за что до такого не додумался. Я же равнодушен к побрякушкам.

Этот журнал возникает перед моим носом как будто невзначай, и, пока Регины нет, я вчитываюсь в то, что ее так заинтересовало. Кольцо с исключительным бриллиантом, самым дорогим в мире, выставлен на аукцион. Я не верю, что Регина корыстна, но я точно знаю, что она любит побрякушки, и, наверное, здорово утолила жажду слюнями, пока рассматривала все эти ракурсы... Торги на следующий день, и я перебиваю все предлагаемые варианты цен. Если бы я знал, что, оказывается, у Регины есть и свои варианты на сюрпризы в день ее рождения!

Правда, вариант с секс-магазином отпадает, потому что кое-кто напоминает мне на мой возраст, и я ржу:
- В моем возрасте мне нужны молодые девчонки. Не поможешь познакомиться с твоими младшими подругами? - невозмутимо спрашиваю я и получаю подзатыльник, направляющий меня в сторону тату-салона. Честно, не могу представить, что Регина решится на рисунок. Не удивился бы, если бы она приказала мне набить что-нибудь в доказательство любви к ней, ведь у нас как раз такой период в отношениях, когда я должен совершать безрассудства... Однако нет, Регина хочет набить тату себе.

- Дай угадаю... Это будет мое имя? Ведь оно достаточно короткое как раз, чтобы уместиться на твоей груди... а я потом поищу... - начинаю я, и получаю еще один подзатыльник. - Ты уверена? - Но Регина полна решимости, и ее нет дольше, чем я набиваю себе на безымянном пальце линию жизни. Да что она там накалывает?

Это я узнаю вечером...
- Ох, детка... Да ты горячая малышка... - целую рисунок. Мы обходимся без романтического ужина, ограничиваясь семейным, с кашей и пузырями, которые пускает Аврелий, отказываясь есть овощное пюре. А потом мы укладываем сына спать, и... Регина коротко вскрикивает, а потом падает на живот. Я целую ее вдоль позвоночника. спускаясь к рисунку.

- Хорошая девочка... - зависаю над нею, а потом тянусь к прикроватному столику. В верхнем ящике мой подарок в бархатном футляре. Регина смотрит на меня с интересом, а я кладу подарок перед нею. - С Днем рождения. - Его доставили к ужину, и времени все как-то не было...

Бриллиант вспыхивает всеми гранями в полумраке приглушенного света.
- Сейчас, когда ничто не скрывает тебя от меня... - ну, не считая цепочки mama... - Регина Люция, выходи за меня замуж? - она медлит, а я чувствую, как учащается мой пульс, и я пытаюсь это скрыть за шуткой. - Этот камушек, если ты, согласившись, потом передумаешь, останется тебе, это не совместное имущество.

Я люблю ее.

- Видишь ли, я даже по достижению тобой двадцати одного года, должен содержать тебя, пока ты не выйдешь замуж. Я готов содержать тебя всю твою жизнь. - Я достаю кольцо и надеваю его на палец Регины. Воистину, это единственное, что должно быть на ней.

....

+1

128

Пока я украшаю свои прелести рисунком дракона, Нерон тоже зря времени не теряет. Но его обновку я замечаю и не сразу, потому что вот уж точно запрятал подальше от посторонних глаз. Но мне нравится. Есть в этом что-то личное, только наше. На троих.
Моя татушка намного менее замысловатая и философская, зато куда более интимная. Во всяком случае, лицезреть ее в ближайшие полгода только Нерону. А там уже от рекламы белья будет зависеть. Да, я намерена вернуться в бизнес, правда, только еще пока не знаю, когда. У меня пока голова совсем другим забита.
Например, как накормить сына овощным пюре, которое даже для меня не выглядит особо аппетитно, зато полезно. По ходу мне скоро придется экстренно сбрасывать вес и сушиться, чтобы подтянуть тело, так что пюрешки могут и меня ждать. Один Сцевола у нас как в раю. Надо будет и его диетой заняться, чтоб жизнь медом не казалась.
Никогда раньше не строила планов на будущее, а тут как-то само собой получается. С ребенком вообще многое меняется в жизни. Ты можешь не планировать свою жизнь, но с малышом, так или иначе, но приходится строить какие-то примерные воздушные замки. Хотя не буду скрывать, воздушный замок, который преподнесет мне в качестве сюрприза Нерон, не был мною построен, но был в планах.
- Я заслужила конфетку? – откликаюсь со смешком на фразу Нерона про хорошую девочку и сладко потягиваюсь на постели под поцелуями моего любимого мужчины. А затем переворачиваюсь на спину, уже готовая устроиться с ним в постели и перевести дыхание.
Не получается. Потому что Нерон делает такой выверт, на который я не рассчитывала.
Я помню, что хотела это кольцо, но я не думала, я не предполагала, что так скоро. Когда он успел? И у меня дыхание перехватывает от красоты, а руки трясутся, как будто… Я не знаю, я не представляла, что надену эту красоту на свои пальца так скоро. Но и здесь осечка. Мир вообще переворачивается вверх ногами.
Нерон делает мне предложение. И видит, что я медлю, и начинает шутить. Но я знаю ответ, почему ты нервничаешь, милый? Боги, мы живем вместе, у нас ребенок, а Нерон нервничает, что я могу ему отказать! Да я бы даже если бы захотела, не смогла бы. Нет, не из-за кольца и дороговизны подарка. А просто потому что не могу отказать ему. Уже ни в чем не могу отказать. Слишком люблю его.
Он надевает кольцо мне на палец и я чувствую тяжесть камня, который играет бликами на стенах, от льющегося на него тусклого света. У меня голова кружится от восторга. Я так хочу сказать Нерону спасибо, но в моей голове звучит только его вопрос о замужестве.
- Замолчи. – я улыбаюсь, закрывая его губы ладонью, мягко останавливая его. – Ты всегда так много болтаешь, когда делаешь предложение? – я подсаживаюсь, глядя на Нерона и не в силах отвести взгляд от его сияющих глаз. У меня пальцы заметно подрагивали, когда он надевал кольцо и они до сих пор дрожат. Я вся дрожу. Невыносимое сладкое чувства. – Придется мне избавить твое сердце от таких нервных нагрузок впредь. Потому что я безумно хочу стать твоей женой, сделать тебя самым счастливым человеком и бесить тебя до конца твоих дней.
Ну как-то так, да. Потому  что меня переполняет огромное счастье и нетерпеливое ожидание зарождается где-то внутри, потому что, черт возьми, но я и правда, хочу стать его женой. Не содержанкой, не подопечной, не просто матерью его сына, но теперь еще и женой.
Я целую Нерона, заваливая его на постель, и все еще чувствуя тяжесть камня на руке, но невыразимую легкость внутри. Такую легкость, что я готова вспорхнуть бабочкой.
- Я люблю тебя. – я бросаю взгляд на кольцо и демонстрирую Нерону, как будто он и не видел. – Спасибо. – снова целую. – Я бы спросила, не продал ли ты за него душу, но ведь ее у тебя нет. – закусываю губу, хитро улыбаясь, а между тем кладя свою руку на грудь моему мужчине, аккурат, где бьется сердце. Быстро, сильно, будто оно в моей ладони. И мое сердце бьется так же часто. – А сердце ты не мог продать, потому что оно принадлежит мне, правда? Как и мое – принадлежит тебе. – кладу его руку на свое сердце, чтобы он услышал, как часто оно бьется. Не знаю, в унисон или нет, но совершенно точно от этого мужчины.
– Я люблю тебя, Нерон. И то, как ты заставляешь мое сердце биться. Потому что оно бьется только с тобой.
Вылейте на нас розовую краску и засыпьте блестками, но я ничего не могу с собой сделать. Мне бы стоило приберечь эти слова для клятвы, но я хочу, чтобы их слышал только мой будущий муж и никто больше. Только он. А клятвы, они ведь для других, не для нас. Свои мы принесли каждый по своему. Я – когда рожала Аврелия, Нерон – когда пошел в клинику.
- Только давай подождем, пока Аврелию не исполнится год. Я не суеверная, но я не хочу, чтобы его лапали и облизывали взглядом какие-то левые девчонки, кроме меня. А то вполне вероятно, что у него порода такая же влюбчивая и переборчивая, как у некоторых.
Мы еще пару дней задерживаемся в Четвертом, чтобы насладиться остывающим уже осенним солнцем, а потом едем в Капитолий, так как у Аврелия плановый осмотр у врача. С сыном оказывается все нормально, никаких вирусов в Четвертом он не набрал, вес его вполне стандартный, и развивается он согласно расписанию. Меня это успокаивает и я на время расслабляюсь.
И между делом пытаюсь отучить Аврелия от груди. Мне скоро делать операцию, так как я хочу вернуться в дело со следующего года и мы с Валентином планируем большой бум. Хотя первый бум будет очень скоро, когда мы выберемся с Нероном на тусовку. Мне не хотелось, чтобы пресса прознала о нашей помолвке и растрындела все. Но и не хотелось сообщать Валентину. Так что поговорив с будущим мужем, я убедила его некоторое время продержать нашу помолвку в секрете.
Но это потом. А сейчас я пытаюсь отучить Аврелия от груди, да. И он хнычет не переставая, потому что хочет мамину грудь, а ему предлагаются смеси в бутылочках.
- Понятия не имею, что делать. – говорю я спокойно, чтобы не потревожить сына, присосавшегося как пиявка к моей груди и посасывающего молоко. – Может, ты предложишь ему свою? Ты же сам сказал, что твоя явно больше. – я фыркаю, а потом целую сидящего за планшетом Нерона в макушку.
А потом мы с Нероном выходим в свет на день рождения его партнера по бизнесу и, конечно, вечные охотники до шуток про наш небрачный статус тут же видят кольцо на моем пальчике. Да и Розовую звезду трудно не заметить, будь ты даже слеп.
- Пресвятые, Нерон, проще было сшить своей будущей жене платье из крупных купюр и похоронить ее в горе из денег. Регина, что ты такого делаешь Нерону, что он так щедр? Посоветуй.

муж, я тебя обожаю

http://savepic.su/6380346m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 7 Ноя 2015 00:51)

+1

129

Регина останавливает меня, в прямом смысле закрывая мой рот, и, хотя я по одному ее взгляду могу уде догадаться об ответе, я все равно не могу избавиться от волнения. Это ведь хорошо? Ну, что я волнуюсь? Впрочем, не я один. Надевая Регине кольцо, я не могу не чувствовать, как дрожат ее пальцы. Она замирает, глядя на камень, и я могу пошутить, что она сорока и, должно быть, ни одного моего слова не слышала. Но это не так.

Она отвечает мне.

- Ты всегда так много болтаешь, прежде, чем согласиться? Потому что у меня сейчас дебют, а повторять этот опыт я не планирую! - и краду у нее поцелуй. А она говорит, что готова стать моей женой и бесить меня до конца моих дней. - Намекаешь, что я отброшу копыта раньше тебя?

Я тоже люблю ее. Обожаю. Схожу с ума. Это страсть. Наверное, я не могу любить по-другому, а Регину иначе любить и не возможно. Регину, эту женщину, которая радуется подарку, который стоит состояние, но я точно уверен, что она и медной проволоке радовалась бы не меньше.

- Пяток дистриктов посидят без света ближайший год, так что за мое сердце и душу можешь не беспокоиться.
Шучу.

- Я готов ждать. - Отвечаю я. - Но только свадьбу, потому что тебя я хочу сейчас же.

Аврелию приближается год, торжество готовится, Регина раздумывает одновременно и над тем, как отучить мелкого от груди, и над тем, какой вариант приглашения из семисот возможных можно выбрать...
- Он не отучится от красивой женской груди никогда, - отзываюсь я. - А, ты про молоко...
А что думала, я оставлю шуточку просто так?

Я откладываю планшет и смотрю, как мелкий посасывает молоко и понимающе изрекаю:
- Парень, я не могу тебя осуждать... Женская грудь - это удовольствие... Потерпи лет пятнадцать...

И Регина щелкает меня по носу.

Мы не сразу раскрываем наши планы, и официально подтверждаем слухи только своим выходом на торжество по случаю дня рождения моего партнера. Это всегда был большой светский раут, и никто его не пропускал. Регина надевает кольцо, у которого, оказывается, даже есть имя! На аукционе имя нового владельца не было названо, так что по залу проносится вздох изумления. Ну а что хотели, я нашел, куда деть деньги, которые, по мнению многих, я не знаю, куда девать.

Лайла, подруга Германика, тут же берется за подъеб насчет цены услуги, за которую я так щедро расплатился.
- А ты с какой целью интересуешься? Хочешь что-то мне предложить? - ржу. - Потому что Германика ты на столько не раскрутишь, да, брат?

- Мы тебя ненавидим! Бабы теперь все захотят камушки размером с этот! - ржет мой приятель.
- Купи вагон щебня.
- Только на это моих денег и хватит.

Мы сохранили нашу дружбу. Германик тоже лечился, и на этой почве мы восстановили контакты. Его дернул приступ.

Ариэль, конечно, тоже здесь, и она ловит меня наедине, предлагая прогуляться.

- Значит, все серьезно? - спрашивает она.
- У нас ребенок, как ты думаешь?.. - потягиваю виски, гоняя в стакане лед.
- Когда тебя хоть что-то или кто-то мог принудить к серьезному? - Ариэль смеется, глядя на меня. - Ты ее любишь?
- Хочешь поговорить о своей личной жизни - я слушаю. Свою обсуждать не готов. - И дело не в Ариэль или в том, что это не ее дело, а в том, что я понимаю, к чему она ведет. Я знаю ее чувства, но не знаю, как на них реагировать. Неужели ей и так не понятно?
- Да я же не против... Просто... Если заскучаешь в своей новой правильной жизни... Я рядом. - Ариэль обнимает меня за шею, чувствую ее ноготки, пробегающие по моему затылку. Она вскроет мне ими череп?
- Ари, все в прошлом. - И зачем-то добавляю: - Мне не будет скучно.

Ее взгляд меняется. Честно, как у ведьмы. Гроза уже началась? Но это длится всего мгновение, и она меня целует. Отклоняюсь от нее и совсем не хочу обидеть.
- Я не люблю тебя.
Или можно было сказать "Я люблю не тебя...", но только это было бы паршиво.
- Стоило родить тебе сына?
Не понимаю, о чем она. Вернее, понимаю, но не понимаю, к чему.

- Пора возвращаться.

....

+1

130

Вечер проходит замечательно. Мы с Нероном точно завтра будем на первых полосах светских изданий, но суть даже не в этом. Просто не могу не отмечать завистливые взгляды, которые бросают на нас. Женщины, потому что я отхватила такого мужчину, который не скупится на щедрые подарки. Мужчины, потому что у Нерона так много денег что он может себе позволить купить самый дорогой бриллиант в мире. А вообще я не удивлюсь, если скоро в моду войдет рожать детей, чтобы удержать мужика возле себя. Именно с такой интонацией звучит каждое поздравление с помолвкой. Как будто бы я силой заставила Нерона сделать мне предложение. Отчасти поэтому, некоторые дамы сочувствуют Нерону, что он так рано отбыл из ряда холостых и богатых.
Я болтаю со своими коллегами по модельному цеху, когда краем глаза улавливаю, как Нерон и Ариэль скрываются вдвоем от толпы. И конечно, это вижу не только я. И все бы ничего, если бы на эту тему мне не начали компосировать мозги, что Нерон и Ариэль так долго были в отношениях, так давно знакомы и были так близки, должно быть бедняжке Ариэль трудно терять такого "друга".
- Ты же не затянешь поводок, Регина? Они такие хорошие друзья.
И вот это "друзья" звучит так фальшиво, что у меня уши в трубочку сворачиваются. Это не ревность, я просто ее ненавижу. И причин у меня достаточно. Хотя бы той, что он спал с ней, пока спал со мной, пусть тогда у нас и были странные отношения. Женской дружбы не бывает, это миф. И еще не бывает у женщин равнодушия друг к другу. Какой-то негатив всегда проскальзывает. Иначе бы при первой встрече девушки не думали друг о друге, как о суках и потенциальной опасности. Женский мир, как бизнес, полон опасности и ловушек.
Но я не следую за Нероном, не собираюсь наблюдать из-за угла, что они там делают. Я, наверно, устала от Ариэль. Если Нерон к ней что-то чувствует, то лучше бы ему предупредить меня, пока не поздно. Потому что измену я не прощу. Даже ему. Особенно с ней. Я доверяю Нерону. Но все же его и Ариэль действительно много связывает. Она его тогда вытащила в клинику. Иначе передоз был бы фатальным.
Урсула возникает из ниоткуда.
- Ох милая, когда же свадьба? Надеюсь, Нерон, не заскучает, пока ты будешь таскаться по свадебным салонам и выбирать скатерти.
- А ты хочешь предложить ему свои услуги?
- Я бы предложила, но за Ариэль не угнаться. Ее предложение оказалось быстрее и весомее моего. А ты же знаешь нашу Ариэль, ей трудно отказать. Вот и Нерон сейчас ей не отказывает. И ее губам.
- Ты помутилась рассудком, дорогая. - мне не нравится то, что она плетет. И судя по живому блеску в ее глазах, она совсем не врет.
- Отнюдь. Могу поклясться, только что видела, как они целовались на улице.
Мне нечего сказать. Мне правда нечего сказать. Мне не верится, что Нерон и Ариэль сейчас действительно где-то хорошо проводят время. Но доказательств ни измены, ни опровержений слов Урсулы, у меня нет.
Спустя какое-то время Нерон возвращается ко мне, обнимая и целуя так, будто ничего не произошло. А я... Я веду себя так же. Ничего не произошло и я ничего не знаю. Улыбаюсь, смеюсь. Может быть, я слегка напряжена, но за всей пылью которую я бросаю в глаза обидчикам и не заметно, что у меня руки подрагивают.
И с вечера мы уходим как положено. Не поздно и не рано. Как нужно молодым родителям. Я отлично играю на публику, все мои улыбки для них, но стоит мне сесть в машину как с каблуками я сбрасываю и напускное веселье.
Злость. Вот первый порыв, который ворочается у меня на языке. Высказать, обвинить, уличить во лжи. Устроить истерику.
Потом холодная ярость. Бросить одну колкую фразу и замолчать навеки вечные. Тоже много разного вертится на языке про прощание с холостяцкой жизнью, с бывшими небывшими и заодно предложением, раз уж Ариэль оказалась такой влюбчивой и таким хорошим другом, то почему бы им с Нероном по старой памяти не обдолбаться напоследок, пока он еще ходит в женихах.
Очень много всего. Но ничего из этого я не произношу. В нашей жизни и так было полно херни, которую я выдумывала и из-за которой мы были на краю пропасти. Мы совсем недавно пережили один из таких периодов. Хотелось бы просто пожить для себя. А все никак. Потому рисуется Ариэль. Почему ее нельзя отправить к Феликсу?
В общем, я молчу весь вечер. Я не раздражена, не обозлена. Я вполне нормально отвечаю на любые вопросы Нерона, отзываюсь на его ласки, но все же не могу переступить этот порог, когда Ариэль станет мне безразлична. Не станет. Никогда.
Сегодня очередная попытка отучить Аврелия от груди и мне кажется, у меня неплохо выходит. Во всяком случае он хнычет уже не так громко, как прежде. Купание ложится на плечи Нерона, пока я скидываю с себя платье. Я даже переодеваться не стала, так сильно соскучилась по сыну. А мелкому нравилось, когда его купает папа. Я даже могу слышать сейчас это веселое фырканье и заливистый смех мелкого, пока Нерон намыливает его. Наверняка, опять строит рожи.
- Не дай ему съесть мыльную пену в этот раз. Он потом икает. - говорю я, уже сняв макияж и заходя в ванну. - Слышишь, папочка?
Мелкий двигает ножками и ручками, как будто учится плавать. Не знаю почему, но в голову приходит сравнение с Валерой. Стоит только поднять ее над ванной, как она начинает перебирать лапками в воздухе, будто гребет по воде. Ненормальная псина. Она кстати сейчас прискакивает на шум и очень хочет принять участие в семейных переделках.
Зато потом Аврелий будет заливаться смехом, когда псинка будет вылизывать ему пяточки, потому что малыш ну невероятно вкусно пахнет.
И вот только после этого всего, уложив сына в кроватку и сама отправившись в постель я смогу связать наедине с Нероном больше двух слов.
- Твоя небывшая очень настойчива. - натираю ноги и бедра кремом, сидя полностью обнаженной. - Я вижу как она на тебя смотрит, Нерон. Надеюсь, вы прояснили ситуацию раз и навсегда. - я очень надеюсь. Но даже если со стороны Нерона ничего не будет, то что можно сказать о ней? - Я доверяю тебе, любимый. Это не ревность. И я не требую, чтобы ты перестал с ней общаться, хотя скрывать не буду, я бы отправила ее дальше, чем Феликса. Но она напоминает мне о не самых лучших временах твоей жизни. И я не хочу, чтобы она напоминала и тебе. Ее привычки не изменились и я боюсь, как бы тебе не захотелось тряхнуть стариной, только потому что она, живое напоминание былых развлечений, постоянно мелькает у тебя перед глазами, будто гребанный педофил с бесплатной конфеткой. У нас есть сын, есть мы, но за хорошим очень быстро забывается, как тяжело было к этому придти и через что пришлось пройти каждому из нас. Я дорожу нами, Нерон. Каждой минутой. И если у тебя что-то осталось к Ариэль, лучше скажи мне сейчас, чем я узнаю потом сама.

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 7 Ноя 2015 21:52)

+1

131

- Тебе - пора, - Ариэль отходит, забирая у меня стакан с недопитым виски. Лед растаял, и напиток нагрелся. Не люблю такой.
- В самом деле, - отвечаю я, и я больше не хочу продолжать разговор или давать какие-либо поводы его продолжить. Я поправляю пиджак и ворот рубашки, возвращаясь в зал и отыскивая Регину. Видимо, ей тут приходилось нелегко, потому что я вижу, что она вымучивает каждое слово, хотя звучит совсем непринужденно. Просто я ее знаю, и как бы отлично она ни играла на публику, я - не публика. Жаль только, что я не умею еще и угадывать причины перемены ее настроения, поэтому я списываю ее молчаливость по пути домой усталостью от этого вечера. Ну а кто ждал, что за нас будут искренне рады? Искренна в Капитолии только зависть.

Однако проблемы отходят на второй план, потому что Аврелий не спит, и Мелита жалуется, что он совсем какой-то неугомонный сегодня, поэтому Регина забирает его, чтобы покормить, а потом передает мне, чтобы я искупал мелкого. Люблю это занятие, и после лавандовой ванны сын и вправду лучше засыпает. Если не поест пены, потому что от нее он и вправду с четверть часа икает.
- Сегодня ее ем я, - отзываюсь я на грозное предупреждение нашей мамочки. Между прочим, вкус у пены и вправду ничего так. Похож на банан.

Аврелий сегодня и вправду какой-то уж очень активный, и уходит время, чтобы наконец усыпить его песнями, сказками и прочим. Вряд ли он понимает сказки, да и песни тоже, но ему нравятся голоса.

- Спит, - вхожу в спальню и падаю подле Регины, вытягиваясь в рост. Она сидит, в очередной раз намазываясь какими-то кремами, и я было хочу уже устроить ей между делом легкий массаж спины с прицелом на продолжение, как она заговаривает. Моя рука так и замирает на половине пути к ней.

Регина говорит долго, и ее молчаливость этим вечером находит объяснение. Наверняка, она крутила эту речь в голове, потому что ощущение, что она воспроизводит репетицию и старается ничего не упустить.
Ну, конечно, кто-то ей донес о том, что мы с Ариэль были вдвоем. Либо она видела сама. Впрочем, не хочу знать детали, я просто понимаю, что она в курсе.

Я сажусь и смотрю на нее, дожидаясь, пока она наконец вотрет весь этот гребаный крем во все возможные места и посмотрит на меня.
- Ариэль попросила несколько минут наедине. Я не отказал ей, потому что, да, я знаю, как она на меня смотрит. Именно поэтому я согласился. Хотел расставить точки над i. Она говорила, что не против возобновления наших отношений, потому что для нее ничего не изменилось. Она поцеловала меня, и, клянусь, это все. - Ну  что я могу еще сказать? - Я ответил ей, что я ее не люблю, что мне не интересно ее предложение и что все в прошлом. Регина, это все. Ариэль никуда не отправится, ты можешь ненавидеть ее, сколько угодно, но того, что у меня с нею было, теперь нет. И не ври, ты ревнуешь. - Последнее я говорю просто так. Если это не ревность, то что? Да и не вижу в ней сейчас ничего дурного. Я не безразличен Регине, и понятно, что Ариэль для нее - бельмо на глазу. - И если ты доверяешь мне, то все не важно.

Не отвожу от Регины глаз.

- Я не тот человек, который стал бы лгать тебе и говорить, что все кончено, когда все совсем наоборот. И уж тем более - предлагать тебе выйти за меня. - Молчу и добавляю: - После поцелуя мне даже не пришлось полоскать рот, она скорее покололась о мои усы.

...

+1

132

На первый взгляд, мне даже кажется, что Нерон как-то оскорбился моим обвинением, что у него к Ариэль что-то есть. Он так подробно рассказывает мне то, что между ними произошло, как будто он всего лишь знаешь, как она на него смотрит, она всего лишь предложила продолжить их дружбу и она всего лишь поцеловала его. Я сейчас понимаю, что порой излишняя откровенность между нами может быть неуместна. Я специально за ними не пошла, чтобы не увидеть того, что мне не понравится. А теперь Нерон мне все рассказывает, как будто его вины нет. Между прочим, зря он. Я ж найду к чему прикопаться, что бы он ни рассказывал. Просто… зачем?
Меня другое удивляет. Я ему прямым почти текстом сказала, что Ариэль напоминает мне о его прежних привычках, о том, как он однажды чуть не передознулся, но он и ухом не ведет. Специально или не заметил? Но если не заметил, то это же хорошо? Это очень хорошо. А если специально, то это очень плохо.
В общем, его последняя фраза, несмотря на мою задумчивость не проскальзывает мимо меня и я фыркаю. Пока что только фыркаю, потому что раздумываю над своими следующими словами. Вообще, мне бы к мозгам матери еще и женовьи мозги, потому что Ариэль-то меня бесит и ничего Нерон с этим не сделает и сам по себе факт, что эта блядь поцеловала моего мужчину, вообще выводит меня из себя, что я рвать и метать хочу и еще снести кому-нибудь голову. Но задним умом понимаю, что Нерон прав. Если бы между ними что-то было, он бы не предлагал мне выйти за него.
- Меня радует, что ты относишься к этому инциденту с таким… юмором. – блядь. – Ты теперь всем бывшим небывшим будешь раздавать прощальные поцелуи?
Однако, он сказал что Ариэль никуда не отправят. Это значит, что он не согласен с тем, что я видеть ее рядом с ним не хочу? Я не имею права его ограничивать. У меня у самой как бы Валентин, с которым было и не  раз. Но у нас не было так серьезно, как у Ариэль и Нерона. В любви никто не признавался, по уходящей половинке никто не скучал.
Я опускаю голову, потому что… У меня сейчас мозг взорвется от этих мыслей. Вот была б я тупой, просто закатила бы истерику на ровном месте и все было бы заебца.
А вместо этого…
- Тогда начни с меня. – я валю Нерона на постель и усаживаюсь на него, держа его руки. – Ты мне тоже кое-что должен. Во всяком случае за этот поцелуй ты теперь должен отработать. До утра.
Не то чтобы я как-то комплексовала или ревновала, но выжимаю из Нерона все, на что он способен и даже больше. И сама в итоге падаю без сил, что даже говорить невозможно. Хотя, у меня много чего на языке крутится, это же я. Но правда, сил вообще нет, потому что одна мысль, что эта поблядушка тянула свои явно лишние ручонки к моему Нерону, заставляла меня двигаться быстрее, прижиматься к Нерону и подгонять его. Как будто крышу сорвало. У меня. А у меня всегда срывает крышу, когда кто-то зарится на мое.
- Будешь платить так каждый раз, когда проштрафишься. – шепчу я полусонно, поворачиваясь к жениху и проводя коленом по его бедру. Да, мы полностью выхолощены. И я удовлетворенно улыбаюсь.
В остальном, обстановка в нашей непонятно какой семье, приходит в норму. И за всеми хлопотами по свадьбе и с малышом, мы не замечаем остального мира и происходящих в нем событий. Да даже в своей жизни уже много не замечаем.
Мы проводим замечательные праздники в доме у озера, в который катались ровно год назад, когда я еще была беременна Аврелием. И мне ни разу за все время нашего отдыха не вспоминается Феликс. Разве что однажды он приходит во сне и трясет меня за плечи, обещая, что вернется и найдет меня. А когда я подрываюсь на постели мне даже пару минут кажется, что его руки все еще на моих плечах. Но это случится однажды и больше никогда не повториться. Я просто развернусь к Нерону и нагло положу половину своей тушки на него. Хотя он и спит на животе, мне это не помешает. И я только слышу его недовольный пополам с томным стон, когда я касаюсь обнаженной грудью его спины.
Мы катаемся на коньках, как я когда-то мечтала, а Нерон тащит мелкого на санках, как меня когда-то. И даже если мелкий падает в снег, то он совсем не плачет, начиная возиться и загребать снег. Получается у него это с трудом, да и он так смешно выглядит в этом большом комбинезоне, в котором и пошевелиться-то трудно. У него даже ручки как будто параллельно земле. 
А еще, не знаю, как Нерон, но я совершенно забываю о том, что Нерон уже год с лишним не употребляет. Черт возьми, время пролетело так быстро. И ни разу никто из нас не акцентировал на этом внимание, потому что забот хватало. Хотя я знаю, как важно это для Нерона. И я не хочу, чтобы он думал, что мне это безразлично.
Мы валяемся на полу у закрытого камина, играясь с сыном и наблюдая за тем, как он пихает в рот игрушки, чтобы попробовать их на зуб. Его пробы уже оставили следы на всех предметах. Аврелию 10 месяцев, и он с восхищением познает мир.
- С днем рождения. – вдруг выдаю, без предисловий и объяснений. А Нерон смотрит на меня будто я разговариваю не с ним, а с кем-то еще. Но обращаюсь я именно к нему. А потом достаю из комода небольшой сверток в праздничной упаковке и протягиваю своему любимому и единственному мужчине.
Внутри в рамке каждый из уже врученных ему жетонов. 30 дней, 3 месяца, полгода, 273 дня и год. Следующий будет еще через 2 месяца и для него есть место в пустующей ячейке.
- Сегодня 490 дней с того дня, как ты официально узнал, что ты папа. – на рамке никаких надписей или особых символов. Просто жетоны говорят сами за себя. – Ты сделал очень много для нас с Аврелием. Я помню об этом и горжусь тобой.
Я правда горжусь Нероном и хочу, чтобы он знал, что я очень ему благодарна за то, что тогда он согласился на мой ультиматум, хотя мог этого не делать.
- Люблю тебя. – я целую Нерона. – Можешь убрать его с глаз долой, - говорю я про подарок, когда он вскрывает бумагу, - но я хотела, чтобы ты знал, что я благодарна тебе, что ты тогда не оттолкнул меня.
Внезапная тишина привлекает мое внимание. Когда ты родитель, ты отвыкаешь от тишины и она становится для тебя подозрительной. Так и я тут же разворачиваюсь в сторону, где только что был Аврелий и его там не нахожу. В секунду у меня начинает все вопить внутри от опасности, но недолго. Потому что нахожу своего сына под стулом. Малыш цепляет за ножку и карабкается наверх, пытаясь встать, хотя попа мелкого явно тянет вниз.
- Смотри… Он скоро сам сможет ходить к девчонкам.

wow

http://savepic.su/6358782m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Вс, 8 Ноя 2015 13:04)

+1

133

- Регина, - ловлю ее лицо в ладони. - Не передергивай. Это не юмор, и никаких бывших небывших у меня больше нет.
Она медлит с ответом, и я вижу, сколько различных мыслей крутится у нее в голове. Ну же, девочка моя, будь умницей, не скручивай пружину на ровном месте, хорошо? И Регина выбирает самый правильный из всех возможных вариантов развития событий и вообще завершения этого разговора. Она толкает меня на спину и усаживается сверху.

- Тогда я стану закоренелым рецидивистом, - отзываюсь я, и вижу, как меняется выражение ее лица. - Я шучу! Я шутник, ты не знала?

И все успокаивается. Я больше не вижусь с Ариэль, а если и пересекаюсь, то никаких встреч наедине. Ариэль однажды закидывает удочку, что Регина, видимо, вьет из меня веревки и крепко держит за галстук, раз я стал таким ручным.
- Не за галстук, - отзываюсь я, меняя собеседников.

Зимние праздники мы проводим в доме у озера, куда я когда-то привозил Регину. Тогда она была беременна, поэтому теперь мы оттягиваемся в волю. Мелкому здесь тоже нравится, он впервые видит снег и тут же норовит его попробовать. Он забавный шустрик, и вот-вот пойдет. С ума сойти, ему еще нет года, но как много за это время изменилось!

Вечером мы греемся у камина, и Аврелий резвится с игрушками, все без исключения таща в рот, потому что для него это пока главный способ познания мира. Сначала Регина артачилась, говорила, что это негигиенично, а потом под моим напором сдалась.
- Пусть привыкнет к микробам сейчас! И потом, у нас твоя блоха в доме, у него на гадости уже иммунитет!
Да и к тому же, не оба ли мы знаем ,что Мелита регулярно моет все эти кубики-шарики-пирамиды?
А потом Регина вдруг говорит о поздравлении с Днем Рождения, и я не понимаю сразу, к чему она вдруг. А она протягивает мне сверток, и... Я срываю бумагу и сам не понимаю, почему так резко и быстро. Но внутри у меня... Я не знаю, что это за тревога, откуда она... Я вижу свои жетоны, которые всегда после получения нового бросал в ящик своего стола и никогда не вспоминал, а тут все они...

Я смотрю на Регину и не понимаю, говорю ли я вслух, и или мой голос только у меня в голове. А потом я слышу ее голос и ее признание. Она благодарна мне. За то, что я вылечился? Не успеваю ответить, потому что Регина внезапно отвлекается встревоженно, осматривается, и я не сразу смекаю, что она потеряла мелкого. А ото стоит, держась за ножку стула, и усердно тянется вперед, чтобы выпрямиться. Раз, два... Но пятая точка перетягивает, и он падает на нее, заливаясь слезами.

Я бросаюсь к нему, хотя ничего такого ведь не происходит, приподнимаю, и, он, зареванный, снова хватается за ножку, соображает, что снова поднялся, и улыбается во всю свою мокрую моську. Я поддерживаю его, глядя поверх светлой макушки на Регину, и наконец говорю не в своей голове, а вслух.

- Этот подарок - твой. - И я очень хочу, чтобы она поняла. Это не для меня, это - для нее. Мое лечение. Моя выдержка. А потом переключаюсь на мелочь. - Тогда у нас будет, кому повести тебя к алтарю, - говорю я совершенно серьезно.

И ну да, Аврелий ко времени свадьбы, уже держится на ногах, и ему даже шьют костюмчик с бутоньеркой, как полагается, правда, она выуживает цветок из кармашка и съедает, едва его теряют из виду. У нас нет этой традиции моего ожидания у алтаря, мы с Региной вместе идем по гравиевой дорожке парка, только я держу на руках Аврелия, а Регина его - за маленькую ручку. У меня не заготовлена клятва, потому что мне не нужен специальный момент, чтобы произнести ее, Регина все знает сама. Я просто говорю, что я прошу ее стать моей женой и что я ее люблю.

...

+1

134

Ну как я могу ему отказать?
Между нами с Нероном было много всего и не всегда самого лучшего, особенно в самом начале. У каждого из нас были свои демоны, свои перипетии. И что удивительно, когда казалось, ничто нас не связывает, но мы проходили через это вместе. Не понимая, почему, не понимая, зачем, но все же так или иначе мы всегда присутствовали в жизни друг друга. Разрываясь от боли, срывая с себя кожу, вжимаясь друг в друга, будто холодные, никому не нужные, но нужные друг другу.
Глядя на то, как Нерон держит сына на руках… Не знаю, для меня в который раз открывается эта удивительная загадка нашей жизни, как же все привело к тому, что мы так счастливы, ведь и намеков на это не было.
Я надеваю Нерону кольцо на палец и понимаю, что все, что мы пережили было залогом, уплаченным взамен на вот это счастье, которое искрится в наших глазах.
- Объявляю вас мужем и женой.
Мы целуемся и конечно, не обходим вниманием Аврелия, потому что он – главная причина нашего счастья. Самая главная. Без него, кто знает, что было бы.
- Теперь-то ты от меня никуда не сбежишь. – шепчу я своему законному мужу в губы и снова целую, пока Аврелий возится между нами.
Мы оставляем наше прошлое в прошлом и двигаемся дальше. Легко и, порой, даже слишком. Временами заигрываясь так, будто мы и не супруги, а все еще подростки. В нашей жизни столько красок, столько всего впереди и нам так же приятно жить сегодняшним днем, как и мечтать порой о будущем.
- Когда-нибудь, когда ты будешь стар и немощен, лет через 5, я не оставлю тебя, даже если ты будешь терять по ночам вставную челюсть.
Это «когда-нибудь» наступает так быстро, но время, которое мы провели до него так богато воспоминаниями, самыми нежными и прекрасными. Первые самостоятельные шаги нашего сына, его первые слова, его первое наказание за поедание конфет в постели, его первые достижения в разрушении домашней обстановки, первые капризы якобы взрослого. Наш сын растет таким шустрым, бойким и стремительным, что невольно не верится, что когда-то мы переживали, что он может быть болен.
В свете его обожают, дарят подарки, обласкивают, восхищаются обаянием и улыбчивостью мальчика. Он – наше золотце, никому не подвластное, вредное, но такое хорошее.
- Твой конкурент растет. У него уже девчонок больше, чем у тебя в 20 лет. – смеюсь, наблюдая, как мелкий светится в компании престарелых, молодящихся кумушек, которые цепляются за свои 16 с таким трудом. Глупые. Дети не делают нас старухами, они наоборот, нас молодят.
Я чувствую себя живой, молодой. Особенно, когда Аврелий бросает всех своих обожательниц и бежит к нам с Нероном с громкими криками на весь зал. Я чувствую себя любящей матерью и женой, когда у меня сердце замирает от вида, как Нерон подхватывает пацана и они обмениваются комментариями. Я чувствую себя любимой, когда Аврелий громко заявляет, что его мама самая красивая и что он женится на ней, когда папа станет старым.
Это счастье, видеть своего сына с перемазанной в краске мордашке, с пальцами в клее, когда он приносит нам с Нероном свой очередной шедевр искусства. Он любит налепить, покрасить, у нас весь дом в его творчестве.
- Ну, может великим художником ему не быть, но талант налицо в прямом смысле. – смеюсь, целуя Нерона. – Ну-ка, пошли мыться, гений.
Он зажигает меня, мой сын. Мой муж. Они меня зажигают. Хотя порой я чувствую себя матерью двух сыновей, но все же, не это ли полнота жизни?
А потом, когда малый играет с поездом, устраивая аварии…
- Знаешь, мне кажется чего-то не хватает. – говорю Нерону и поворачиваю к нему голову. – Например, вот этого. – я выуживаю из кармана снимок узи, на котором виднеется маленькая, совсем крохотная точка и прикладываю ее к животу. Внутри меня уже живет второй ребенок от моего любимого мужа. И видеть его загорающиеся глаза – самое ценное в моей жизни воспоминание.
Маленькая Регина появляется на свет, когда мелкому уже 7 и он совсем не мелкий, по его словам. Он большой и взрослый и ответственный старший брат. И правда, Аврелий преображается. Ни разу за все время, что мы с Нероном возились с маленькой, он не заныл, не заплакал о том, что мы меньше его любим.
Я до сих пор помню этот момент, когда ночью Регина проснулась и разревелась. Нерон пошел первым, а я еще с пару секунд протягивала свои конечности в постели, а потом нашла в себе силы встать. Только я обнаружила мужа, стоящего в проеме детской, он облокотился на дверной косяк и на что-то смотрел, а когда увидел меня, то жестом велел молчать. И я поняла, почему. Аврелий стоял у кроватки и тонким и тихим голоском напевал мелкой колыбельную, которую я когда-то напевала ему.
А малышка, никогда прежде не слышавшая песни брата, успокоилась и начала вслушиваться. Кажется, ей нравилось.
Я провожу рукой по растрепанным в творческом беспорядке волосам Нерона и обнимаю его со спины, целуя плечо. И говорить ничего не хочется, не хочется нарушать этот момент. Я просто знаю, что мы оба чувствуем одно и то же. Абсолютное счастье и гордость за своего сына.
- Может быть, мы и не такие уж и плохие родители, да? – шепчу я, кормя мелкую, когда Нерон возвращается, уложив сына в постель. – Кажется, у нас получается.
Запоздалое, пожалуй заявление, но, черт, никогда нельзя сразу сказать, насколько ты хорош в воспитании. Просто это проявляется в твоих детях, вот в такие моменты.
А еще через 8 лет, когда нашему сыну будет 15 и он будет самым прекрасным подростком в Капитолии, а его отец так же хорош, как и 20 лет назад, мы с маленькой Региной будем идти вместе по подиуму, завершая показ, купаясь в аплодисментах и всеобщей зависти.
А ведь за пару часов до этого…
- Мааааам! Али сказал, что я упаду!
- Не надо было называть меня Али. – тут же парирует сын, терпеливо стоя и дожидаясь, пока я завяжу ему галстук. – Пап, ну можно я пойду в нормальной одежде.
- Так, стоп. – вмешиваюсь я. – Что значит, в нормальной одежде? Золотце мое, костюм  тоже нормальная одежда. Папа вон не жалуется на бабочку, потому что знает, что мне нравится. – мне нравится снимать ее с него. - И мне очень нравится, как ты выглядишь.
Нерон комментирует, конечно и в него летит подушка с дивана. Хотя вот Аврелий корчит рожу, подобно папе. Все от него перенял в плане мимики. Ему не нравится, когда я называю его ласковыми именами. Или он делает вид, что ему не нравится.
- И не обижай сестру.
- Я не обижал! Она наступила мне на ногу! – тут же возмущается парень и поправляет галстук, хотя тот сидит идеально, но вот ему надо сделать по-своему.
- Возьми лучше Цезаря и выгуляй его перед отъездом.
- В костюююме?
- В костюме.
Цезарь появился в нашей семье спустя пару лет после смерти Валеры. Я очень долго переживала ее утрату. Я любила ее невероятно и очень по ней скучаю. Ее, конечно, не заменить. А Цезаря я нашла щенком на улице, хотя у нас быстро отлавливают бродячих животных. Кто-то выбросил, а я подобрала. Нерон его тоже не взлюбил. Я так понимаю, что у него патологическая непереносимость мелких пород, хотя шарпей вымахал в того еще кабанчика. А вот Цезарь Нерона обожал до жути. Не знаю за что, не спрашивайте. Но стоило Нерону сесть на диван или кровать, как этот пузатик тут же подставлял свое пузо Сцеволе, подбираясь под руку носом, а потом падая замертво на спину. К Аврелию он относился прохладно, а вот Регину боялся до дрожи, стоило ее звонкому голосу воззвать к псинке.
Регину вообще стоило бояться. Она была сумасшедшей в своей любви, избалованной всеобщим восхищением и уверенной, что ей все можно. Папу обожала до безобразия и любила в еще мелком возрасте виснуть у него на шее, вымаливая ту или иную игрушку, если я запрещаю. У меня с дочерью разговор всегда был короткий, она знала, что мое нет – это нет. А вот Нерона еще можно было временами развести, потому что для него периодически мое нет – это возможно, может быть, поуламывай меня еще и я соглашусь.
Я отправляю мелкую к папе прямо с подиума, потому что ей жуть как хочется, чтобы папа ее похвалил и прошу ее заодно передать папе, чтобы он глянул свой телефон.
Не то чтобы я была уверена, но я уже двоих выносила и…
«Я к врачу не ходила, так что точно не знаю. Но по-моему, я беременна.»
Хотя, кто знает…

+1

135

Не скажу, что свадьба что-то действительно изменила в нашей жизни, кроме имени Регины. Все осталось, как и было, а было именно так, как следовало, и никак иначе. Я  счастлив, у меня молодая красавица-жена, которая не сходит с обложек журналов и подиумов, и умопомрачительно клевый сын, который растет на глазах. А я жив, чист и богат как Крез, хотя мог бы и не быть.

Я не думал о том, чтобы завести второго ребенка, поэтому новость, с которой подсаживается ко мне Регина, на мгновение огорошивает. Я снова стану отцом! И на этот раз все будет именно так, как должно. Мы оба готовы, мы уже кое-что умеем, и...
- Ну, что, нигде не откопали новый бриллиант, который я бы мог тебе подарить?

У меня до сих пор хранятся снимки узи Аврелия. Кстати, в этот раз нам снова прогнозируют девочку, но уже без ошибки. Регина появляется на свет в середине лета, и я настаиваю на имени, потому что это стопроцентная Регина.
- Голенькая и вопит...

Сын в первое время с подозрением относится к девочке, присматривается, а потом решает, что она вполне у нас приживётся. Почему-то у него были сомнения. Признаюсь, я опасался, что он будет ревновать, но малыш оказался умнее нас. Стократно. И когда я вижу, как он качает кроватку, потому что Регина проснулась и заплакала, у меня внутри наступает покой.

Жена обнимает меня, а я шикаю, чтобы она не спугнула момент.
- У нас замечательный сын...
Аврелий слышит нас и оборачивается.
- Она плакала.
- Я тобой горжусь, парень.
Аврелий даже как будто прибавляет пару сантиметров в росте, так он горд.

Регина берет дочку на себя, а я возвращаю наследника в кровать. Наследника. Как же быстро он растет, и я как-то запоздало понимаю, что он уже становится действительно взрослым! Ему пятнадцать. Пятнадцать!     

Аврелий моя точная копия, словно меня клонировали. К счастью, только внешне, потому что характер он сумел сохранить неиспорченным своими непутевыми родителями. И какой это кайф понимать, что твой ребенок умнее и сильнее тебя. Он не повторит моих ошибок. Пусть совершает собственные, но не повторяет моих.

Мы с ним отлично ладим, и Аврелий определенной мой сын. Дочка родилась для Регины, а Аврелий мой. Глупо белить детей вот так, но что-то в этом есть. Мы отец и сын, а еще мы друзья. Я в курсе круга его общения, его увлечений и его подружек, и Регина узнает от меня ровно столько, сколько ей следует знать.
- На тебе лет через семь лекция для дочки о том, чем опасны мальчики, окей? Оставь сына мне. - Смеюсь, когда Регина заговаривает о том, что пора бы, наверное, поговорить с Аврелием о сексе, чтобы какая-нибудь сучка ему не показала.

О да, девчонки и дамочки обожают Аврелия, мы в курсе. Ему даже не нужно заморачиваться - ему все предложат и все дадут. А пока он ноет, что не хочет надевать костюм на показ.
- Во всем, что касается внимания девчонок, слушай Регину. - Подмигиваю я. - Я потому получил твою мать, что внимательно слушал, что любят красотки.

Аврелий смеется, давая мне пять, когда проносится мимо с Цезарем на поводке.
- Помни, если ты вдруг потеряешь этого поросенка, я не лишу тебя наследства!

Показ на высоте. Мы с Аврелием сидим в первом ряду, когда на подиум выходят наши девочки. Маленькая сияет и находит меня горящим взглядом. Обожаю ее. И балую. Моя принцесса вьет из меня веревки, и я не могу ни в чем отказать ей. Моя маленькая дочка. Ее появление стало большим счастьем, и шума стало во сто крат больше. И станет в три крата, потому что, пока мама переодевается, маленькая Регина прибегает к нам с Аврелием и возвещает, чтобы я посмотрел телефон. Она сидит у меня на руках, и я открываю сообщение.

«Я к врачу не ходила, так что точно не знаю. Но по-моему, я беременна.»
Перечитываю и чувствую, что не могу прятать улыбку ни секунды.
Аврелий спрашивает, что там, и я подмигиваю:
- Хорошие новости.

Регина-младшая довольна вечером, ее фотографируют вместе с мамой, ей делают комплименты. Я ловлю момент, увлекая свою жену.
- Дай потрогаю тебя за грудь, и скажу тебе безо всяких врачей...
Люблю ее.

...

Смотрю, как красотка отвешивает парню звонкую пощечину, и закуриваю, сидя на капоте тачки. Спектакль пережил кульминацию, вот она ловит такси, а парень, посылая ей фак, сплевывает и идет ко мне. Даю ему прикурить.
- Поругались?
- Не то слово.
- На ровном месте?
Аврелий кивает, выпуская столп дыма и затягиваясь.
- Женюсь на ней.
Смотрю на него, смеясь.
- Что?
- Регина оценит. - Конечно, я о старшей. Насчет этого романа она в курсе. И невеста сына не может не нравиться ей, что бы она ни говорила. Ее одна и подобие.
- Поехали.

Сегодня день рождения Беатрис. У самой мелкой третий день рождения, и будет большой праздник.
- Почему ты так поздно женился на маме?
- Так получилось.

Аврелий смеется, садясь за руль. Его приятели до сих пор откровенно приударяют за Региной. Старшей Региной. А скоро начнут и за младшей. И тогда я точно отверну им яйца.

- Девушка, это ваш парень или брат? - вырастаю за спиной Регины сразу после того, как она отсылает Аврелия проследить, где младшая Регина. Какая же она у меня красавица... И нет, у нас не просто любовь. Это страсть.

- Хочу тебя.

....
.

+1

136

http://cs10296.vk.com/u68204323/-5/x_4fdd4b9d.jpg


Любовь — тяжёлая работа
И требует огромных сил.
Не понаслышке знает это,
Кто хоть когда-нибудь любил.

Без устали, без оправданий,
Без отпусков и выходных,
Не пощадив сердечной ткани,
Во имя самых дорогих.

Любил взахлёб, любил с надрывом,
С нелепой робостью в словах,
Самоотверженно, ретиво,
До седины на головах.

Сражался с миром ежедневно.
И отвоёвывал не раз
У равнодушия, наверно,
Волшебный блеск любимых глаз.

Боролся с приступами боли
И укрывался от разлук,
От наступающего горя,
В уютной бухте верных рук.

Трудился каждую минуту
И не боялся неудач,
Не причисляя вовсе к чуду,
Решенье жизненных задач.

Спроси того, кто всё поставил
На карту чувства своего,
И он ответит, улыбнувшись,
Что счастье стоило того.


© Владимир Ток

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » If it's lust or it's love


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC