Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 16.04.3013. Capitol. Starcrossed Widows.


16.04.3013. Capitol. Starcrossed Widows.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://38.media.tumblr.com/85516406ed9901dea64a00bdadd5a024/tumblr_n9mrs5g9Tq1qhtpi8o3_500.gif
[audio]http://pleer.com/tracks/55437D4VE[/audio]


• Название эпизода: Starcrossed Widows ;
• Участники: Christian Solo, Natalie Craise;
• Место, время, погода: 16 апреля текущего года, Капитолий, весна во всей красе;
• Описание: сегодня премьера ролика с красавцем-миротворцем в главной роли. Он - звезда с необычной татуировкой на руке и в слегка напыщенном костюме для обычного миротворца олицетворяет силу и мощь Панема - сейчас это как никогда важно для стоящего на краю пропасти не только Капитолия, но и Панема. Много важных дам и мужей собрались на этой вечеринке в честь премьеры, все значимые персоны, возглавляющие миротворцев в дистриктах. И звезда короткометражек, кстати, тоже здесь - столь ли он героичен, как на экране?
• Предупреждения: проба пера.


Отредактировано Christian Solo (Вт, 10 Ноя 2015 21:05)

+1

2

Сотни горящих глаз. Фонари всюду, яркие вспышки. Широкие транспаранты с его лицом на фоне звезды в окружности.
Ах да. И, конечно, безликие миротворцами в идеальном белом. Капитолий хочет показать, что и по ту сторону маски есть сила, храбрость и воля. Капитолий, столица Панема, в сущности был неплох, Кристиан неплохо чувствовал себя здесь последние два года, с тех пор как был распределён во второй дистрикт. Сама работа нравилась мужчине, он находил что-то мелодичное в том, чтобы копаться у машины в нутре. Хотя и держать автомат мог прекрасно. Тем не менее, Кристиан не был лучшим из лучших, он не был особенным, не был избранным, не хватал чинов и достоинств, просто был солдатом. Одним из, тем, кто теряется в толпе.
Сейчас, когда его лицо освещало улицы, тем не менее Кристиан чувствовал себя так же - всё тем же парнем, который копается в машине.
О жизни "до" он предпочитал не вспоминать, она теперь казалась ему тем самым роликом, где он сейчас видел себя на экране.  Теперь же он действительно жил и мыслил, мог делать то, что нравится, хотя окружающие чувствовали в нём что-то отторгающее. Всё равно - Соло был фантастически спокоен и умиротворен. Будучи добрым малым, Крис как-то по-особенному смотрел на людей и на ситуацию в стране в целом.
Костюм ему очень нравился. Вопреки расхожему мнению насчёт побрякушек, Соло с удовольствием принимал комплименты и отвечал улыбкой на выжидательные взгляды восторженных поклонников, но отнюдь не потому, что он жаждал славы, а по простоте душевной и открытости искренней.

Серая стальная звезда в центре груди, расходящиеся в стороны полосы. Тёмно-синяя гамма и много рельефа. Стоит отметить, насколько Соло был хорош. Широкие плечи, узкие бёдра, мускулистые ноги и руки, ну и, конечно же, выточенная из камня грудь. Соло казался скалой - высокий, сильный, красивый. Но в душе это был сущий ребёнок, жизнь которого началась после закрытия проекта ratS - два с хвостиком года назад.
Кристиан ни на минуту не остаётся один, многие подходят поближе, чтобы посмотреть на него и, как ни странно - потрогать. У Капитолийцев есть какая-то особая привычка и жажда тактильных ощущений. Впрочем, надо сказать, что отказаться потрогать Соло было крайне сложно. Даже мужчинам. Ведь на экране он казался ненастоящим.

С Соло был сопроводитель. Мужчина в яркой одежде, по уровню сознания стоящей на пару ступенек ниже, чем сам "двухлетний" Кристиан. Его задачей было отвечать на вопросы и отгонять слишком назойливых. Да и вообще контролировать говорящую куклу с мышцами настолько отточенным, что впору было проводить на Соло уроки строения мышечных тканей в младших классах. Вопрос "как вы достигли таких успехов", кстати, тщательно игнорировался Францом (а так звали это маленькое чудо, напоминающего птичку киви), как секрет успеха промо-компании. "Вступайте в ряды миротворческих сил," - говорил он, "- и вы будете ещё лучше его".

А ещё Соло вёл дневник. Уже два года. Куда записывал всё, что казалось ему интересным. Люди мало общались с ним, почему-то предпочитая шапочное знакомство. Крис не понимал почему, совсем не понимал. Он надеялся, что кто-нибудь однажды прояснит ему этот вопрос. 

И вот, наконец, он - Кристиан Соло - перед вами во всей красе, как кажется, вам. Прост и понятен, скучен и банален. И это было бы правдой, если бы в омуте Кристиана водились только черти.

- Кристиан, а могу ли я взглянуть на вашу татуировку? - Восторженно и с лёгкой очевидной нервозностью спросил один из мужчин, одетых во что-то кожаное и блестящее, сплошь увешенный цепями и брелками.
- Конечно, - с лёгкой снисходительной улыбкой отвечает мужчина и оголяет предплечье, где красуется пятиконечная звезда в окружности и несколько печатных букв. Восторженный мужчина радостно прикрывает ладонью рот, а затем проводит указательным и средним пальцами по руке Соло. Кристиан смотрит на это как на что-то закономерное. Не то, чтобы ему неприятно, просто он привык сначала беседовать, а потом уже оголяться. Но публичная жизнь начинала навязывать ему свои правила.
- Кристиан, - окликивает вдруг кто-то мужчину. Повернувшись, Соло узнаёт Франца, который спешит к нему наперевес с пирожным круглой формы и звездой в центре. - Скорей-скорей, мой дорогой, нужно поздороваться кое с кем!
- Неужели ещё остались те, кто меня не потрогал?.. - Снисходительно отзывается Крис, следующий за своим наставником. Вопрос, конечно же, остаётся без ответа.
Крис чувствует, что устал, и этот вечер длится бесконечно долго - больше двух часов бесцельных блужданий и восторженных прикосновений - и конца и края им не видно. Люди цветными пятнами мелькают перед глазами, сливаясь друг с другом.
- Кристиан, засвидетельствуй своё почтение Эриде Кортес, она глава миротворцев во втором дистрикте, ну ты, конечно же, знаешь её и так, да, мой дорогой?.

Это личная встреча стала важной вехой в жизни Кристиана. Через время он будет с ужасом оборачиваться назад, чтобы понять, насколько отвратителен теперь сам себе. И что отсюда всё началось.
Сотни горящих глаз. Фонари всюду, яркие вспышки. Широкие транспаранты с его лицом на фоне звезды в окружности.

+4

3

Ну и ужас, эти пафосные сборища, напудренные парики, сверкающие вывески и конечно же милый голубоглазый мальчик, со звездой во всю грудь. Натали раздражали подобные празднества, просто она была слишком воспитанной, а может и выдрессированной, что бы говорить об этом в слух или даже показывать негодование хотя бы краешком глаз.
Мощь и сила Капитолия, ночной кошмар для любого повстанческого отряда, непоколебимая решимость сейчас демонстрировалась, где бы вы думали? В самом сердце Капитолия!
В голове у Натали ещё с самой первой минуты появления здесь закрался совершенно справедливый вопрос — зачем? Не логичнее ли было первоочерёдно транслировать ролик на экраны дистриктов, дабы те устрашались от одного только вида этого мужественного мальчика, какой смысл показывать капитолийцам то, о чём им итак прекрасно известно, мы сила, победа будет за нами! Внушить уверенность? Да она у них никуда и не девалась, насколько ей было известно из последних мониторингов по обстановке в целом и общественного мнения в частности. Показать силу? Ну неужели мало того, что каждый день сотни военных отрядов маршируют вдоль города, как на параде.
Натали, а вернее Эрида Кортес, так теперь её называли все, даже те кто был в курсе её настоящего имени, ибо разоблачение грозило им смертью, обернулась на очередной зов капитолийской тусовки, стараясь, как можно меньше говорить и как можно больше слушать. Это как со змеями, не пытайся переглядеть их, лучше смирись и подстройся под их повадки, глядишь и сможешь уйти без заправской порции яда в организме.

-  Эрида, девочка, ты прекрасно выглядишь!

Женщина с высокой, ядовито салатовой прической, и шлейфом духов, количеством вылитых на неё, Натали готова была поклясться, можно было облить всю их роту, отделилась от толпы и подошла вплотную к ней, радостно улыбаясь, точно встретила старую подругу. Крайс знала её, не слишком хорошо, но всё же, один из спонсоров программы по созданию идеальных мальчиков, чья грудь в итоге занимает пятьдесят процентов экрана, но знакомы они были ещё со времен проекта Сапфир, и сейчас Натали бы многое отдала, что бы эта женщина просто провалилась под землю.

-  Благодарю вас, не знала, что доспехи миротворцев, последний писк этого сезона.

Вызвав у женщины смех, раздражающий слух не менее чем весь её вид, Натали уже было хотела скрыться сославшись на служебные дела, но обладательница мерзотно салатовой прически вцепилась в её руку мертвой хваткой.

-  Как тебе наше новое изобретение, не правда ли он совершенство? Этот проект — будущие живой силы Капитолия.

Она смотрела на неё так, словно ожидала в ответ такого же бешеного восторга и хваленого отклика, но у Натали было на этот счёт своё мнение. И заключалось оно в одной простой фразе — если это будущие, лучше бы нам до него не дожить.  И дело было даже не в мальчике, а в том какой ценой достается это совершенное генетическое оружие.

-  Он великолепен, один стоит целой армии.

Единственное что смогла сейчас сказать Натали и тут же пожалела, ибо в глазах спонсора сверкнул не добрый огонь.

-  О, ты должна с ним познакомится. Эй, Франц, приведи его, скорее.

Она не отпускает её руки, слащаво улыбаясь в глаза и новый глава отрядов миротворцев второго, безвольно закатывает глаза, после чего возвращает на лицо всю ту же дежурную улыбку и мир вокруг больше не кажется таким безликим. Это было особенностью маскировки, если Крайс погружала себя в какое то состояние, весь организм перестраивался веря что это и есть истинные ощущения хозяйки. Хочешь искусно солгать, сам поверь в свою ложь.
Он появляется рядом внезапно, заставляя агента резко обернутся, задирая голову в верх, дабы посмотреть точно в голубые глаза будущего нового мира. Вблизи он приносил совсем другие ощущения, нежели красуясь на экране, будто манекен вдруг ожил, приобретая всю палитру человеческих эмоций, но ещё толком не разобравшись, как всё это великолепие применять.

-  Эрида Кортес, приятно познакомится с будущим.

+2

4

Она не подала виду, даже если удивилась. Кортес. Сила и страх миротворческой армии дистрикта два. Да, Крис действительно видел её, знал некоторые из её методов работы. Ему казалась эта женщина слишком высоко, слишком далеко, чтобы хотя бы дерзнуть дотронуться до неё взглядом. Она смотрела на всех и не смотрела ни на кого, скользя взглядом по безликим белым мундирам. Теперь же она была на уровне его полёта, но всё такая же холодная и дерзкая.
У Эриды были зелёные глаза. И огненные волосы. Так она походила на ведьму - в особенности-то с таким придавливающим к стене взглядом. Но, вопреки расхожему мнению, которое могло ошибочно сформироваться у читателя, Кристиан её не боялся. Он чувствовал в ней силу и эту силу уважал, но почему-то в первую очередь видел в ней женщину. А женщина, по какой-то его нехитрой логике, априори была существом, которое сильное мужское плечо должно защищать. И можно было заметить, что Эрида была куда ловчее, чем многие из мужчин, но Соло полагал, чем сильнее женщина отрицает свою слабость, тем более она нуждается в защите. Логика, достойная мудреца была всего лишь базовой настройкой Кристиана Соло.
Внимательные глаза Кристиана обменялись взглядами с женщиной в белом. Этот взгляд был не такой, каким он делился с фанатами или знакомыми, в нём было что-то иное... он будто бы говорил "мы оба знаем то, что не знают остальные". Или "ты такой же, как я".
Тем не менее она была выше его по чину. И пусть он был звездой ночи, истинное его место в Капитолии было доподлинно известно.
Губы тронула нежная легкая улыбка, которую Кристиан вежливо подарил женщине. Без намёков. Только из уважения. Любая женщина, обладающая собой в истинном смысле была бы удостоена такой же.
- Я всего лишь рядовой солдат, мэм, - ответил на реплику Эриды Кристиан, - на моём месте мог оказаться любой. - Кристиан не совсем понимал, что с ним делали в лаборатории. Не совсем понимал, что происходит с ним теперь. Ему казалось, что окружающие всегда видят в нём больше, чем он есть, и воспринимают действительность гипертрофированно - благо в Капитолии с таким чувством прогадать было трудно.

Раздались фанфары и где-то за спинами присутствующих залился белым большой экран. Все обернулись. На гладком белом появилось красивое лицо Кристиана. Светлые волосы, голубые глаза, ласковый, но твёрдый открытый взгляд, рельеф скул и подбородка. А после голос ведущего начал рассказ. Кадры сменяли один другой, бравый миротворец в компании своих товарищей покорял военные гроты, отражал удары повстанцев и вёл в бой, командуя отрядом. Точно бы самый настоящий Капитан. Это был третий и последний ролик из серии, два предыдущих уже были презентованы ранее, теперь этот, как завершающий удар колокола должен был оглушить каждого.
Кристиан наблюдал за собой с легкой, но доброй усмешкой. Когда публика смеялась или охала от изумления, Соло довольно улыбался, надеясь, что правильно сыграл свою роль.
Он стоял плечом к плечу с женщиной в белых доспехах и два раза украдкой поворачивал голову, чтобы как будто невзначай взглянуть на её лицо - смотрит ли она этот ролик? В глазах стоящих сзади, спереди и сбоку отражалось белое мерцание экрана, наполняющее всех каким-то странным видом патриотизма. И никто не задумывался о том, что именно пропагандировал Капитолий.
Наконец, уход в затемнение. Овации, аплодисменты, крики. Кристиан стоял спокойно, держа руки на поясе своего костюма, улыбаясь и глядя себе под ноги. Вероятно, он думал о том, сколько фальшивых декораций и дымовых шашек на самом деле крылось за этим занавесом. И сколько из них доподлинно были описаны на страницах его дневника.

Все продолжали увлеченно хлопать, когда на поясе Эриды вдруг заскрипела, зашумела рация-передатчик. Кристиан стал серьёзным в мгновенье, переводя взгляд сперва на передатчик, затем на его обладательницу - Эриду. Ему казалось, чёрт побери, только казалось, но это было чем-то серьёзным.
Кристиан был свидетелем общения Эриды через рацию. Всюду всё ещё были овации, но Соло был сосредоточен - бунты в дистрикте 4. Снова. Этому не будет конца.
- Позволь помочь. У входа стоит несколько служебных авто, я могу довезти до места посадки планолета меньше, чем за семнадцать минут. - Кристиан не надеялся на то, что Кортес вспомнит его лицо - одно из сотен - и то, что он на "ты" с машинами.
Что? Есть ли у него ключи?.. Я вас умоляю - неужели здесь никому не интересно, где механик дистрикта два так ловко научился "одалживать" машины?..

+2

5

Говорят, скромность — это признак ума, Наташа даже в какой то момент стало интересно, ум у этого идеального солдата шёл в базовой комплектации, или же это заслуга капитолийских садистов, то есть учёных, конечно учёных. Патологоанатомы утверждают, что после вскрытия мозг обнаруживается абсолютна у всех, однако при жизни, многие индивиды упорно стараются продемонстрировать обратное. Как сейчас, например, когда экраны опять вспыхнули, и взор всей великосветской публики приковало к экрану, где, вот уже в третий раз за вечер, смазливый, прокачанный мальчик, с лихвой, один ударом расправлялся сразу с тремя мятежниками. И дорого же они на спецэффекты потратились, вкупе со всей происходящий мишурой, ролик казался ещё большей показухой, если же в запасе у Капитолия был такой образцово показательный воин, не лучше ли было отправить его на передовую и дать погеройствовать в условиях максимально приближенных к боевым. Серьёзно, ближе уже не куда. Но нет, портить такой великолепный опытный образец, оставлять на его каменной груди даже малейшую царапинку, кажется им варварством, почти безумием, но что же в таком случае будет дальше, когда в роликах отпадёт нужда? Капитолий давно славился своими самыми безумными решениями, так что вполне возможно Кристиан будущие пушечное мясо. Прокачанное, сильное мясо. Как и она, как и большинство миротворческих отрядов, как и все, кто так или иначе связан противоборством чему бы то ни было, хорошо лишь если видишь в этом хоть какой то смысл. Патриотизм, деньги, жажда крови, не важно, главное что бы хоть, что то помогало держаться на плаву в этой безумной вакханалии. Она на мгновение перевела взгляд на Соло, и на краткий миг, даже не могла до конца понять, а что он здесь делает? Его улыбка была столь добродушной, как у героев из старых, почти древних комиксов, которым предстояло спасти мир, остановить злодея и получить самую прекрасную девушку. Нет, ему однозначно место на страницах этих рукотворных фолиантов, этот герой не заслужил адской такой жизни.
Стоило лишь последним вспышкам на экране мерно погаснуть, как на поясе противным треском разразилось сирена. В мгновение переключившись с сантиментов на профессиональную рабочую волну, Эрида сдёрнула с пояса передатчик, жестко буркнув в него.
- Кортес, слушаю. - после чего из приёмника послышалось сообщение главы отряда миротворцев четвертого, о начинающимся бунте, возле дворца правосудия. Это было плохо, если не сказать хуже, в этом дистрикте сейчас не было сосредоточенно достаточно военной силы, так что подкрепление в случае такой волны должно прибывать незамедлительно. Вот только как можно прибывать незамедлительно, когда между тобой и четвертым настоящая пропасть, а колесный транспорт, по понятным причинам, теперь днём с огнём не найти? Неожиданно на помощь приходит новоиспеченная гордость и Наташа, с двойственным чувством кивает головой, всё больше ощущая, что за такие поступки она скорее всего получит по шее.
- Хорошо, герой, но учти, у меня очень чувствительный секундомер.

+2

6

When your baby leaves you all alone
And nobody call you on the phone
Doncha feel like crying
Doncha feel like crying like crying like crying.

- Идём. - Соло коротко кивает и боком протискивается через толпу, стараясь держаться тени, благо в приглушенном свете вечера это не трудно сделать. А чем дальше от ослепляющих прожекторов - тем проще.
Соло знал, что хочет. Внизу несколько броневиков стояли "на всякий случай", и сейчас они были самым удобным и быстрым транспортом. Кристиан ловко и быстро двигается, даже не напрягаясь. Костюм в дали от прожекторов кажется тёмно-синим, почти черным, только лишь рельефы мышц, нарочито нанесенные на костюм, игриво отражаются в проблесках заблудившихся лучей. - Сюда, - Соло говорит негромко, стараясь избежать лишнего внимания охраны. И вот как раз не тут-то было: прямо по курсу один из миротворцев, который явно поинтересуется, почему звезда так ловко сбегает с собственного празднества, пусть и в обществе Эриды Кортес. Собственно, будь на её месте даже Сноу - Кристиан медийная личность, который не имеет права без разрешения сматывать удочки. Выглянув из-за угла и поняв, что охранник приближается, Соло одним взглядом и коротким кивком головы показывает Эриде, что путь заказан: сейчас не хотелось кому-то что-то объяснить, проще было обойтись малой кровью.
Соло не знает, что предпринять. И не сразу находится, когда чувствует, что его тащат куда-то за локоть. Он делает шаг назад, оглядываясь на Эриду. Идея Кортес проста и гениальна в исполнении - всего лишь прикинуться хихикающими типичными капитолийцами.
Соло выглядит не совсем правдоподобно, хотя из них двоих явно он больше актёр, чем Эрида, тем не менее. Когда охранник проходит мимо, Соло вновь становится одержим идеей реальных действий, к тому же до небольшого джипа миротворцев совсем немного.
Оказавшись рядом с машиной, мужчина легким и изящным движением ныряет под неё. Не сразу понятно зачем. Минуту его не видно и не слышно, только какой-то скрежет металла и жестянок. Ещё немного... и, наконец - со звуком шипения открывается дверь, регулируемая гидравлическим поршнем.
- Ремонтирую такие. Могу собрать и разобрать с закрытыми глазами, - комментирует Соло, обдавая Эриду половинкой улыбки, и усаживается на место водителя. Захлопнув дверь, ему требуется двадцать секунд, чтобы завести двигатель без помощи ключей. Ловкость рук и никакого мошенничества.
- Засекайте, мэм. - Широкие мужские ладони Соло уверенно ложатся на руль, придирчивый взгляд в темноте высматривает путь. Рёв мотора, гул работающих поршней и цилиндров - звучат как музыка. И кто сказал, что мужчина за рулём - это не вызывающе?

Скорость обдаёт джим цвета стали встречным потоком воздуха. Соло ведёт ловко и сосредоточенно, не пропуская ни одного поворота и почти не кренясь на виражах. Скорость - 120 километров в час. Надеюсь, Кортес сообщила, что они выехали на место?.. Иначе, должно быть, их уже преследует целый кортеж из капитолийского патруля.
- Почти на месте, - сообщает Соло и, вывернув руль до упора, наконец, останавливает машину аккурат у планолета - и как он заехал на взлетную площадку, кстати? - так, что Кортес остается только открыть дверь и оказаться на пандусе планолета.
Соло доволен собой. Он выходит из машины, обходя её спереди, чтобы в свете фонарей готового ко взлёту планолета увидеть лицо Эриды.
- Навряд ли меня за это похвалят, - морщится медийная личность, разглядывая лицо попутчицы, - но я был рад помочь.
Соло знает, что ему не положено лететь на задание без согласование с вышестоящим начальством. Тем не менее жажда показать себя в нём растёт и крепнет. И, по правде говоря, вышестоящее его начальство и есть Эрида Кортес...

+1

7

Где родился там и пригодился, так говорят вроде,
Но, край где пригодился я, не стал мне родиной.

И они бегут куда то вперёд, не разбирая дороги и только искрящиеся вывески напоминали о том, что праздник остался далеко позади, а на горизонте их ожидала только бесконечная вереница огней планолёта. Это свет войны, борьбы за правду, и пусть она у каждого своя, Эрида поддерживает Капитолий, она создана им, рождена и вскормлена, умерщвлена, воскрешена и снова брошена в бой, такова была судьба, и кто она такая что бы ей противится?
Кристиан очень ловко преодолевает препятствие, за препятствием, его движения точно выверенные, отточены до автоматизма, практически, как и её, но это только на первый взгляд, на секунду Эриде кажется, что в них гораздо больше жизни, она больше напоминает робота, Соло напротив, несмотря на ядрёное количество сыворотки в организме, он всё ещё оставался самим собой, милым мальчиком, отдающим всего себя во имя Родины. Это вызывало зависть, второй раз в жизни.
Внезапно они останавливаются, и ещё не видя полной картины, девушка всем нутром чувствует опасность. Это как инстинкт, въедается в голову, оставаясь в ней навсегда, щедрый дар Капитолия. Миротворец, он приближался к ним со стороны стоянки, и с каждым его шагом, Эрида всё больше ощущает приближение трибунала, на котором её обвинят в похищении опытного образца, о, никому тогда даже дела не будет, что он пошёл с ней добровольно, и внедрение его в обстановку, максимально приближенную к боевой. Дурацкие формулировки, то что творится в восьмом и есть боевая обстановка, ни к чему закручивать определения в витиеватые обороты, лучше от этого всё равно не станет.
План приходит в голову внезапно, как вспышка боли от пулевого ранения, девушка хватает Кристиана за локоть и прижимается к нему так, словно оба были просто не в состоянии сдерживать порыва нахлынувших чувств. Непонимающий взгляд парня, Эрида быстро пресекает и вот мимо охранника проходит типичная капитолийская парочка, хихикающая и щебечущая о чем то нежном и романтичном. Это всего лишь роль, очередная маска, которую агент Капитолия меняет с ловкостью фокусника, однако, что-то на этот раз проскальзывает в этой мнимой роли, что-то натуральное, как лучик солнца в помещении залитым электрическим светом.
Когда Кристиан пропадает из виду, утопая в лавине приборов и цветных проводов машины, у неё есть несколько минут что бы обдумать произошедшее. Девушка была в замешательстве, непонятные ощущения казались чужеродными, как будто ей пересадили искусственное сердце, оно бьётся, качает кровь, гоняет кислород по сосудам и всё же организм ощущает нечто чужое, отчаянно тоскуя, оплакивая нанесённый урон.
Улыбка парня вырывает Эриду из размышлений и она ловким движением запрыгивает в машину, обдавая парня ответным улыбчивым жестом.
- Значит ты ещё и механик. Какими ещё талантами тебя наградила природа?
Машина с громким рычанием срывается с места, и холодный ночной ветер свежим потоком обдаёт их обнаженные головы, заставляя волосы девушки разметаться ярким золотистым потоком.
- Так и планируешь стоять здесь истуканом, или всё же предпочтешь применить свои таланты в более подходящей обстановки, нежели золотая клетка Капитолия? И кстати прекрати звать меня — мэм. Моё имя Эрида.
Когда машина выруливает к месту посадки, командир миротворцев решается на отчаянный шаг, благо у неё есть на это все полномочия.

+1

8

Они кричали и жгли. Без видимой организации, без руководителя или цели. Просто необузданная ярость и злость, животного, а отнюдь не человеческого происхождения. Это пугало, в плохом, конечно, смысле. И отвращало от всякого сожаления тем людям, которые плевали даже на собственную жизнь. Подвергая угрозе и детей, и стариков, и женщин. Человек вообще был удивительным существом, который полагал, что сбросив систему, непременно всё сразу станет лучше. Типичное заблуждение - хорошо там, где нас нет.
Кристиан держался за поручень, находясь внутри планолета. Он стоял по левую сторону от выхода, Наташа - по правую. Белого костюма для звезды тысячи экранов не нашлось, поэтому сейчас он был всё в том же костюме со звездой посредине груди. Точно бы только что сошёл с экранов. Он поправил наушник, почти не различимый в ухе, и искоса взглянул на Эриду. Как будто что-то хотел сказать, но всякий раз только передумывал.
Планолет тем временем благополучно добрался до дистрикта. Здесь была уже глубокая ночь, но было светло как днём. Всюду полыхал огонь, слепящим заревом поедая белые отряды. Кристиан почувствовал, как сжались его кулаки от нахлынувшей злобы. Всё по тем же причинам.
Садящийся планолет Эриды Кортес остался почти незамеченным в этой дикой пляске безумия. Мимо пробегал ровным строем отряд из белых мундиров, брошенных в самое пламя для усмирения бунтарей. И тут Соло почувствовал - как это, когда внутри всё раздирает от жажды сражения. Пусть сторона, которой принадлежал Соло, не была святой, но если оставить людей без твердой руки вождя - они одичают и переубивают друг друга. Нет, Кристиан годился туда, где был рожден, дитя Капитолия не могло обратиться против своего родителя.
Соло обратил короткий взгляд на Эриду. А затем быстрым шагом спустился вниз и дополнил собой идущий отряд.
Миротворцы по началу были слишком увлеченны окружающим их огнём и беспорядками, но стоило сперва одному из них заметить красивого атлета рядом с собой, как ажиотаж передался по рядам сам собой.
Соло держал наперевес автомат, но он ему был не нужен: он чувствовал, что опьянен силой и готов сражаться голыми руками.
Впереди была баррикада - сваленные в кучу жженые покрышки, предметы обихода, оборудование и что-то ещё. Повстанцы противостояли так, как только могли, прибегая к самым варварским методам. Они были рассержены - что ж, Кристиан тоже.
С той стороны периодически прилетели подоженные полыхаюшие точки. Соло не сразу понял, что это. Но когда один из таких факелов упал в середину его отряда и со звуком бьющегося стекла подорвался, ярость мужчины, наконец, вырвалась наружу.
Ускорив бег, Соло, схватил первую попавшуюся жестяную штуку с баррикады и со скрежетом и рыком отбросил её в сторону. Кипа искр салютом взвилась в полуночное небо, за спиной солдата в удивлении расступились.
- Вперёд! - Дал необходимую команду Соло, выводя из ступора солдат. И отбросил в сторону большой аппарат с заводской станции, швыряя его так, будто это любому было под силу. Образовалась небольшая дыра в баррикаде, через которую мог, пусть и с трудом, но протиснуться человек. Сразу заслышались выстрелы, свист пуль и первые крики пораженных.
Соло продолжал своё восхождение. И жаль, что рядом не было камер, ведь с каждой минутной перевес всё больше виделся на стороне красивого солдата со звездой на груди. А значит - и на стороне Капитолия.

+1

9

Когда герои, лишь чуть свет, бегут в атаку, нет на пути у них преград и смерть не станет мраком!
Винты планолёта затихали, их мерное гудение постепенно уступало диким, несуразным воплям народных масс, внезапно осознавшие свою исключительность, а в следствии чего захотели немножко сверх того, что даровала им верховная власть. Наивные глупцы, удел массы быть покорной, система крутить своим механизмы слишком долго, затягивая стальными винтами всё больше, с каждым последующим оборотом. Много лет люди принимали данность такой, какой она являлась, без розовых очков, последний писк в Капитолии кстати, без лишних надежд, голую, обезображенную, изуродованную но правду. Но вот один начинает думать не по лекалу и кто то из нас уже не прав. Интересно, голос Сойки-пересмешницы, единственное, что может заставить народ возопить, они сами в своей жизнь хоть что-нибудь делали без указки, не ждали команды just do it? Вот и получается, народовластие, громкие лозунги, свобода, равенство, братство, ничто иное, как смена одного узурпатора на другого, с одной лишь маленькой поправкой на бессмысленную мясорубку.
Эрида резко приземляется на землю и пока её внимание отвлекается на поиски местного командования и раздачу нужных указаний, звёздный мальчик едва ли не грудью на амбразуру кидается, заставляя что то внутри противно ёкнуть. Это был уже второй раз за сегодняшний день, когда её организм посылал неизведанные ранее сигналы и командиру миротворцев отнюдь не нравились такие закономерности.

-  Держат правый фланг, перегруппировать артиллерию, цельтесь на двадцать градусов выше, их оборона не вечная.

Успевает она отдать основные команды, прежде чем так же сумасбродно броситься Кристианом, едва не угодив под перекрёстный огонь. Замерла она в тот момент, когда Соло с лёгкостью штанги подхватил тяжеленное баррикадное укрепление и швырнул его на Родину, образовывая достаточно значительный проход. Не то что бы Эрида никогда в жизни не видела физически превосходящих обычных людей индивидов, однако этот как то выходил за пределы системы человеческих измерений. Он будто бы вообще не являлся человеком, словно услышав мольбы, спустился с небес, идеальный, сильный, преданный, непоколебимый, рвущийся в бой до последнего вздоха, умирающий, выживающий и вновь рвущийся в атаку.
Вспышка боли обжигает руку и Эрида последними словами ругает себя, за проявленную слабость, с двойной яростью снимая с позиции трёх повстанческих солдат.
Её рука не знает жалости, её тело — машина для убийств, и девушка ещё и ещё раз спускает курок, точно в голову поражая ещё две цели, одна из которых смертельно близко подобралась к местной знаменитости.

-  Кристиан, Кристиан!

Её голос срывается на крик, в расплывшимся чёрном дыму она на несколько секунд теряет его, а шея уже отчетливо чувствует на себе жесткость пеньковой удавки, что оденут на неё, в случае потери этого ценного кадра на незапланированной вылазке. И о чём она только думала?!

+1

10

Соло увлечён собственной агрессией. Вот так, дамы и господа, побеждаются мятежи, только если ты уверен в собственной пуленпробиваемости и мощи. Соло был из тех, кто легко не сдаётся, тем не менее, он считал, что ощутить под спиной камни, упав с вершины - это достойно. Это то, что каждый должен испытать.
Искры огня плюют в лицо. Дым кислый, горький и лишен кислорода. Соло морщится, пытаясь ухватить хотя бы грамм свежего воздуха. Но все усилия всё ещё тщетны.
Мятежники совсем близко, Соло расталкивает их руками, проделывая за собой путь для миротворцев. Сейчас он так близко, что видит их лица, их грязные, обрюзгшие щеки и сальные волосы, мешки под глазами, грязные ногти. Эта грязь - чёрный цвет, который неотрывно теперь сопровождал мятеж. Соло терпел отвращение, держась теперь белого и не позволяя повстанцам даже трогать себя.
Увидя его мощную фигуру, они стали окружать его. Автомат служил уже палкой-отбивалкой, потому как пули в нём кончились, а подмоги ждать было не откуда.
И, сражаясь, он забывал обо всём. Не слышал чужих голосов, всё вокруг точно понижало децибелы... Оставался только он один на один с этой грязью. Но тут вдруг его имя. Так отчетливо, так ясно он слышал через гул и вой, что сам факт его настолько поразил и ввёл в ступор, что он замер и резко обернулся.
Перед глазами мельтешило, голова болела от пестроты этой ночи, гари и тяжелого дыхания, что, перебирая глазами лица, он слишком поздно увидел, кто на самом деле его звал.
Потом удар под дых. Воздух, которого и так было не шибко много, мигом покидает лёгкие. Второй удар поперёк хребта, тяжёлый ботинок ударяет в колено, нога подкашивается и Соло падает на полусогнутые, держась рукой за живот. Потом что-то тяжелое бьёт его по спине второй раз - явно не человеческая рука. Ноги нескольких человек осатанело бьют его по бокам, по голове, а он всё не может вдохнуть. В глазах плывут круги, голова тяжелеет. И Крис понимает, что это связано не столько с побоями, сколько с тем, что ему хуже... Как на  зло перед глазами татуировка со звездой на предплечье... напоминает, напоминает о том, кто он такой.

Но тут Соло поднимается. Схватив одного из обидчиков за ногу, так удачно метившую в висок, он дергает её на себя и поднимается в полный рост. Лицо его искажено, перепачкано кровью и грязью. И как раз тогда подоспевают миротворцы. Волна миротворцев.
Подмога, - думает Соло и успевает "откатиться" в строну, чтобы не мешать и всё же попытаться вдохнуть. Первый вздох расправляет легкие и парень запрокидывает голову, закрывая глаза. Второй и третий вдох приносят немало облегчения Кристиану Соло.

Крайз... А ведь сослуживцы предупреждали, что такого, как он, женщины сгонят в могилу. И если они имели в виду именно это - чёрт возьми, как они были правы!

+1

11

Пули летят, пули. Солдаты сидят в окопах.
Пули летят слишком быстро. Командир отдает приказанья.

Жарко. Невыносимый жар поля боя давит словно стальной пресс, постепенно дробя кости и внутренности, а ты лежишь на холодном полу, не в силах пошевелится. И не потому тебя воротит, что не успел, проморгал и теперь вынужденно ожидаешь принудительного, неизбежного конца своей жизни, а потому что допустил.
Едкий дым от горящих покрышек врывается в лёгкие и Натали закашлявшись, прикрывает рот ладонью, пытаясь вглядеться, словно проникнуть взглядом за это адское пламя, дабы разглядеть в обезумевшей толпе одного единственного человека.

- Кристиан.

Голос вновь срывается на крик, и из лёгких вырывается первая волна удушливого кашля. Пелена застилает глаза, но девушка изо всех сил не позволяет телу пригибаться слишком низко к земле. И какой чёрт её дёрнул взять с собой этого мальчишку,  внезапно возомнившего себя суперменом. Однако возомнить и вести себя, как этот герой древних комиксов, вещи немного различные. Соло не боялся пуль, не боялся огня, повстанческой силы, казалось он и самой смерти не боялся. Для такой категории людей существует очень хорошее, ёмкое слово, характеризующее их в точности и это слово уже давно вертелось у Натали на языке — псих.
Ой попала, знай она о таких его талантах приказом бы запретила приближаться к планолётам ближе чем на сто метров. Меж тем местной звезды и надежды всея Панема и след простыл. Никогда ещё лидер миротворческого движения не была так близка к провалу.
Лицо парня показалась из-за перекрытия в тот момент когда, Натали решила предпринять ещё одну попытку акустического позыва, с возможным выходом за территорию укрытия, и выглядел Кристиан мягко сказать, не здорово. Запекшаяся кровь над бровью, россыпь синяков покрывало лицо, по косвенным признакам можно даже догадаться, что парня со всей яростью молотили по почкам. Лицо миротворца скривилось в каком то странном жесте отчаянья.

-  Тебя не учили подчиняться приказам, Соло? Или в Капитолии высшим руководством были твои стилисты? Куда тебя понесло, зона даже не прикрыта снайперами.

Впрочим долго сокрушатся у неё не было ни сил, ни времени, не желания. Оказавшись фактически в кольце, попадая под перекрёстный огонь ожесточенной борьбы двух бесконечно малых величин, в теле натянутой пружиной срабатывает один единственный инстинкт — выжить?

-  Стрелять умеешь? Впрочем не важно, учись!

Стремительно вложив в руку Кристиана пистолет, заряженный разрывными патронами, на случай если стрельба этого солдата оставляла желать лучшего, Натали медленно двинулась в сторону вероятного нахождения дружественной армии.

+2

12

[audio]http://pleer.com/tracks/2446208PR8g[/audio]
[float=left]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/79/4c/e6/794ce6797dd9e7f9aafc934ba73fcabb.gif[/float]Дым вился над головой Соло кольцами, точно бы кто-то выпускал его из большой трубки. Солдат медленно дышал, приводя в порядок сознание, периодически он выглядывал из своего укрытия и искал глазами передвигающиеся фигуры этой шахматной доски. Он держал в правой руке пистолет Натали, левой придерживал саднящий от побоев бок. Болит, но жить будет. Такому красавцу явно почить в этом бое не дело.
Натали скрылась с глаз. Соло думал, что ему делать дальше. Но выдумывать что-то было уже излишне - победа была за миротворцами. Звуки выстрелов раздавались всё реже и всё дальше, силуэты перемещались кучками и не так спешно, покрышки догорали, скоро должно было настать утро. Соло, опираясь на выдвинутый ящик комода одной из баррикад, поднялся на ноги, при этом морщась. Висок разрезала запекшаяся грязная струйка крови, сам Соло был сплошь перемазанный грязью и пылью, потому выглядел достаточно героично. Звезда по центру его груди, меж тем, сияла огнём.

Соло добрался до штаба миротворцев. Он немного хромал, но старался держаться мужественно. Командир миротворцев четвертого дистрикта обернулся навстречу костюмированному красавцу.
- Соло, какого хрена ты тут вытворяешь? - Не шибко-то командир был рад его видеть. - Я видел твоё показательное выступление на баррикаде. Ты вообще соображаешь своей башкой, что тебя могли подстрелить, а Капитолий потом сделал из кожи на моей спине новые перчатки для Фликермана? - Командир тоже был перепачкан в дыме горящих покрышек, а его белый мундир явно нуждался в новой покраске. - Как ты тут вообще оказался?
- Я прибыл с Командиром Кортес, - Соло попытался принять военную стойку, что на лице отразилось гримасой, полной страданий и явного дискомфорта.
- Кортес, - командир поморщился, он явно не любил делить славу с женщинами. - Мало ей второго дистрикта, - бросил он в сторону, а затем добавила: - в порядок себя приведи... герой, - пренебрежительно закончил Командир и двинулся прочь. Соло провел ладонью по своей щеке и посмотрел на результат - да, чистая вода и полотенце ему бы не помешали.

Кристиан посмотрел в зеркало на своё отражение и отметил во взгляде огорчение. Он не знал, но что-то его сейчас расстраивало. И пусть он помог качнуть чашу весов в сторону Капитолия, ощущение тревоги не покидало его. Он повернул ладони к себе внутренней стороной и долго смотрел на свои пальцы. Сжал их, разжал, а потом со всей силы ударил по стене.
Кафельная плитка вкруг места удара пошла паутинкой, а та плитка, которой досталось непосредственно - выпала, расколовшись на несколько мелких кусков. И ладно бы плитка, но кулак Кристиана вошёл в стену по запястье, пробив основание. Вот это уже было совсем не смешно и это явно не вязалось у Соло с безмятежностью в сердце, которую он никак не мог обрести после битвы. Кожа на кулаке была сплошь иссечена мелкими, но несущественными порезами - точно Соло с кошкой дрался, а не проверял кирпичную кладку на прочность - и мужчина поспешно ретировался с места преступления, только и успел вымыть лицо, шею и руки.

- ... операция прошла не идеально, но восстание подавлено, с чем вас всех и поздравляю. - Уже знакомый Соло командир восьмого прохаживался перед собранными на парад отрядами миротворцам, которым посчастливилось остаться в живых. Кристиан тоже был здесь, но в своём театральном тёмно-сиренево-синем костюме со звездой в центре смотрелся одновременно жутко героично и до коликов смешно. Помимо этого лицо у парня было сплошь тёмные тучи. Он о чём-то усиленно думал. Когда он вдруг перевёл резко взгляд на Эриду - которая тоже стояла перед бойцами вместе с Командиром Четвертого - он столкнулся с ней взглядами. Интересно, и что она думала обо всём этом?
- Свободны. Через полчаса сбор у планолетов чужим отрядам. Местным - приступить к зачистке разрушений. - Команда вольно и каждой побрел в свою сторону, чтобы перевести, наконец, дух и позавтракать. Солнце медленно заливало площадь, на которой был парад, играясь с теми разбегающихся белых солдатиков.
Соло стоял на месте, смотря себе под ноги и держа руки на поясе, зацепившись за него большими пальцами спереди. Когда на площади стало малолюдно, Кристиан подошёл к Эриде Кортес - она тоже осталась здесь.
- Командир Кортес, - обратился он. Но Эрида не подняла в его сторону и взгляда. Хотя, возможно он говорил недостаточно громко и находился далеко. - Мэм? - Впустую.
"Прекрати звать меня мэм," - пронеслось у него в голове, - "моё имя Эрида".
- Эрида? - Зелёные испытующие глаза женщины пронзили Кристиана тут же, точно стреляли гвоздями.
- Я хотел поблагодарить за возможность испытать себя, - голос Кристиана был задумчивый и ощутимо серьёзный. Его явно что-то тяготило, и теперь было ясно - что именно. - Хотел попросить прощения за своё поведение. Оно было самодовольным с моей стороны, - начал он официально, но быстро ушёл в себя и добавил... - просто я чувствовал, что могу это сделать. И должен помочь. - Вот и весь ответ. Ему хотелось надеяться, что у неё не будет проблем из-за его выходки.
Он посмотрел в глаза женщине и слабо улыбнулся. Вышло измученно.
- Надеюсь, что ещё увижу Вас, - всё, что было в конце. Он двигался спиной назад, ещё несколько мгновений держась за неё взглядом, затем медленно развернулся и скрылся в планолете, летящем в Капитолий.

Больше они не виделись до падения Форда.

+1

13

Голова гудела, мысли путались, а впереди мелькал свет. Натали, Эрида, или кто там она теперь ещё, слабо видела очертания боевых установок, двигаясь скорее на слух и осязание. Инстинкт безжалостно толкал вперёд, а какое то до селе неведомое чувство заставляло, то и дело поворачивать голову назад, натыкаться зрачками на следующего шаг в шаг Соло, слабо переводить дух и продолжать следовать намеченному курсу. Они будто двигались по пустыне, жаркий воздух не давал надежды вздохнуть полной грудью, резиновые покрышки, как барханы, цеплялись за ноги, приварившись от чудовищной температуры к толще асфальта, как змеи или спруты, вились по земле последние остатки сопротивления.
Ну и к чему был весь этот цирк? Эрида сплюнула себе под ноги, больше от отвращение, нежели из-за горьковатого привкуса на языке. Ноги уже с трудом поддерживали вертикальное положение, но командир отряда миротворцев продолжала переставлять их, точно одна противостояла всему миру, словно сама сила притяжения сейчас давила на конечности, пригибая к земле всё сильнее, лёгким ветерком нашептывая — сдавайся, тебе ни за что не выстоять, я сильнее тебя. Гравитация — бессердечная ты сука!
Им несказанно повезло, данный несколько минут назад приказ солдаты расценили верно, обстреляв четвёртую позицию они сумели прорвать оцепление и деморализовать противника. Всё было кончено, пистолет данный Кристиану так и не произвёл ни одного выстрела, но Эрида не спешила забирать его обратно. Наконец добравшись до импровизированного штаба, разбитого скорее на скорость, девушка проследовала к столу командира отряда четвёртого дистрикта, но отнюдь не для того, что бы поболтать.
На столе, заваленного картами и планами, вперемешку с футляром от наградного пистолета и какими то пишущими приборами, возвышалось то, что сейчас было так необходимо.

-  Триста двадцать четыре пять, триста двадцать четыре пять.

Повторяя, как заведённая один из кодов Натали быстро проследовала к приборной доске, вбивая на кнопках портал связи с Капитолием. Монитор подёрнулся волнами, после чего металлический голос объявил.

-  Говорите, Кортес.

-   Триста двадцать четыре пять.

Всё тем же, слегка возбуждённым голосом проговорила она. Несколько секунд заламывая пальцы, ожидая ответа на том конце провода. Дурацкое выражение, откуда здесь взяться проводам.

-  Код принят. Благодарю за службу.

Послышался последний хрип и динамики стихли, а компьютер принялся перезагружать данные. Никто из присутствующих так и не понял, что именно вытворяла девушка за компьютером их командующего, что значат странные цифры, произнесённые ей в цифровую пустоту. Лишь один человек мог догадаться о назначении кода, но он был на другой стороне комнаты.

-  Кортес, как это понимать? Тебе, что мало солдатни, зачем прихватила ещё и этого? Под трибунал захотела?

Тон мужчины подействовал, как холодный душ. Натали ощетинилась, вскинула подбородок, а в глазах промелькнули огненные искры.

-  Вы!

-  Что?

Непонимающе уставился на неё командир миротворцев.

-  Обращайтесь ко мне на Вы. Или для четвёртого дистрикта отменили субординацию.

Больше они не обменялись ни словом. Мужчина, не то поняв как был не прав, не то оторопев от испепеляющего взгляда, сделал шаг в строну и Натали-Эрида твёрдым шагом покинула комнату.

Это было построение, самое обычное, в нынешнее время солдат собирали даже чаще приёмов во дворце президента. Объявить о победе, пожурить за поражение, поднять боевой дух, наказать проштрафившихся. Натали старалась отвлечься, не обращать внимание на пламенные речи, в которых было столько же искренности сколько во всех вместе взятых стилистах Капитолия. Взгляд на короткий миг устремился в небо, по голубому полотну медленно плыли облака. Что они чувствуют, проходя над людьми, видя их битвы, праздники, победы и поражения? Быть может они тоже скорбят вместе с нами о потерях, радуются жизни, искренне, с чувством глубокого удовлетворения от очередного прожитого дня.
Опустив глаза чуть ниже, Эрида встретилась взглядом с Кристианом. Это было короткое мгновение, но даже за миг, ей показалось что новоиспеченный солдат чем то озабочен. У него был такой тусклый, болезненный взор, словно вся мировая скорбь разом навалилась на плечи, и давит давит, приминая к земле, не позволяя даже дух перевести, а ты безропотно пытаешься подняться. Не потому что хочешь, потому что по другому не умеешь, не научила жизнь сдаваться. Как же ей было это знакомо.

Имя, неужели это её имя. Натали оборачивается на зов, лишь когда основная масса народу схлынула с площади, оставляя после себя лишь нескольких одичавших миротворцев. В глаза сразу бросается героически комичная звезда, распластавшаяся на всю могучую грудь и девушка сдерживается что бы не шагнуть вперёд и коснуться пальцами серебряного кусочка металла.

-  Это было испытанием для нас всех и я рада, что ты оказался рядом. Бойцы, они, очень воодушевились глядя на тебя. Если ты действительно и есть наше будущее, я бы очень хотела до него дожить. Ещё увидимся, Кристиан, обязательно увидимся.

Натали не знала отчего вдруг внутри разыгрались такие откровения, она просто произносила слова, не могла остановится, впервые в жизни озвучивая, то что действительно думала начисто. Развернувшись, девушка покинула плац, какое то время, спиной ощущая тяжелый скорбящий взгляд на спине.
А по небу плыли облака. И были они равнодушны и к людским горестям и к людским радостям, не замечали они ни кровавых битв, ни шумных празднеств. Они просто плыли, и им не было никакого дела до всего остального мира.
В этом они были похожи на людей.
Но облака не умели убивать.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 16.04.3013. Capitol. Starcrossed Widows.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC