Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » i can't stop it


i can't stop it

Сообщений 21 страница 40 из 105

21

Регина падает обратно на диван, утыкаясь в телефон, а я закуриваю. Невозмутимо. И еще прошу стюарда принести мне стакан виски, и тот ставит мой заказ ровно на то место, где лежало белье Регины. Куда оно исчезло? Никуда. Я отправил его в свою сумку. Как знать, на что мне оно пригодится? Сомневаюсь, что для того, что мне предлагала Регина, но все же. Это как захваченное знамя.

Мы не разговариваем больше, а перед прибытием Регина уходит, чтобы переодеться. Ну конечно, не просто же так она тащила с собой столько вещей. Мне же достаточно накинуть пальто и повязать шарф. Погода в Пятом студеная, морозная, и снега гораздо больше, чем в столице. Едва я оказываюсь на перроне, как ежусь под резким порывом ветра.
- Надеюсь ты прихватила панталоны? - оборачиваюсь к Регине. Ответить она не успевает, потому что нас уже подхватывает Дэвид. Дэвид назначен мэром Пятого сразу после революции. Отличный мужик, мой ровесник, и голова у него варит что надо. Мне нравится иметь с ним дело.

Жму его руку, тут же представляя Регину.
- Я говорил тебе. Регина Люция, очень хочет узнать, чем может помочь вам. У нее большое пламенное сердце.
Дэвид кивает, выслушав Регину, и отвечает что лично составит ей компанию завтра. Безусловно, сколько бы я тут не ерничал, Пятому нужна помощь.

- С удовольствием. Вели доставить наши вещи в Дом, - отвечаю я, не обращая внимания на реплику Регины про мецената. А, ну да, сумма, в которую она оценит необходимую Дистрикту помощь, она же адресует мне, как я мог забыть.

- Будоражащая? - переспрашивает Дэвид, садясь за руль.
- Регина очень впечатлительная натура, - отвечаю за нее. - Не могла дождаться, когда дорога окончится.
Кончится. О да.

Мы приезжаем к дому мэра, Дэвид сама галантность, лично открывает Регине дверь. Скарлетт, его жена, встречает нас со вторым хозяином дома, их трехлетним сыном Чарли. Как и у матери, у него огненно-рыжие кудри, торчащие во все стороны. Обожаю этого парнишку.
- Привет, пацан! - малой сначала шугается и прячет лицо на груди у матери, а потом выглядывает осторожно.
- Добрый вечер, Скарлетт. Как вы?
- Спасибо, все в порядке. Вы хорошо добрались? - она с интересом осматривает Регину. Ну еще бы, Регина одета с иголочки и, блядь, она красива. Особенно с мороза. Дэвид представляет их гостью.
- Очень рада, Регина. Вы делаете очень хорошее дело для нас.

По здешним меркам стол богатый, очень. И, конечно, все только в честь моего приезда, потому что в остальное время тут, конечно, так не едят. Да, после Революции меню стало побогаче, но все-таки до столицы было далеко.
- Скарлетт, вы мастерица, - поднимаю за нее тост. Я отказался сесть во главе, потому что терпеть этого не могу, и поэтому мы с Региной сидим рядом по правую руку от Дэвида, а его жена с малым напротив нас. Женщина знает Юлию, поэтому справляется о ней.
- Идет на поправку, но, вы понимаете, путешествия пока не для нее.
- И тем не менее вы привезли для нас другую красавицу. - Улыбается Скарлетт.
- Это было главным критерием отбора для поездки сюда, - смеюсь.

Разговоры крутятся вокруг планов Регины в основном, потому что станции и прочее не способствуют пищеварению. На это у меня завтра будет целый день.

...

+1

22

Мы едем на ужин и вообще, судя по тому какой холод на улице, это и правда, отличная идея. Я бы поела чего-нибудь горячего и выпила немного. Вообще, я пойму как устала только тогда, когда голова коснется подушки. Но пока что я бодрячком.
Дэвид открывает мне дверь, помогая выйти из машины и я благодарю его. Не стоило устраивать таких церемоний. А в доме нас встречает жена Дэвида – Скарлетт с мальчишкой на руках. Карапуз хоть и смущается, но выглядит это очень мило. Прелестное дитя.
- Скажете мне это, когда я что-нибудь сделаю. – улыбаюсь я, пожимая руку женщины. Красивая девушка, очень красивая. Настоящая.
Этим мне нравились дистрикты. Здесь не было такого количества отформатированной внешности как в Капитолии. Здесь все было по настоящему, и это радовало глаз. Я б даже сказала, что этот самый глаз отдыхал.
Мы садимся за стол, нас принимают очень тепло и радушно, хотя могли бы и сторониться, ведь мы, как никак капитолийский. Ну Нерон-то здесь, я так понимаю, постоянный клиент. А вот я – личность подозрительная. Но ничего такого в воздухе не витает и разговор протекает плавно и без стрессов. Даже шутки Нерона не выбивают меня из колеи, потому что звучат мягко и для проформы. Такое вообще можно принять за комплимент. А я смеюсь.
- Мне далеко до Юлии. – отзываюсь, отпивая вино. – Нерону очень повезло с ней.
- Юлия – хороший человек. – поддерживает меня Скарлетт.
- Да. – гораздо лучше, чем я. – Таких в Капитолии очень мало.
Мы договариваемся с Дэвидом о завтрашней встрече и нас отвозят в Деревню Победителей, которая теперь служила пристанищем для таких как мы с Нероном. Так что дома не особо обжиты, но на случай приезда гостей, всегда готовы для комфортного отдыха.
И, видимо, для нас обоих этот день был очень утомительным, потому что и я и Нерон тупо расходимся по своим спальням и отваливаемся спать до утра без особых «комплиментов» друг другу и обмена бельем.
День предстоит насыщенный и я одеваюсь как можно теплее, мягкий свитер, джинсы, меховые ботинки и сверху теплую куртку. Шапка – обязательный атрибут, хотя я их терпеть не могу. Но сейчас не время беспокоиться о прическе.
Мы обходим больницу, в основном то крыло, где содержатся инвалиды войны. Еще детский дом и я знакомлюсь практически с каждым ребенком. Как бы ни смотрелось со стороны, это не для того, чтобы якобы проявить внимание, чтобы дети покупались в лучах моей красоты. В какой-то степени, это не позволяет мне легкомысленно относиться к работе. Но и не только в этом дело.
- У меня есть семьи, которые хотели бы оформить опеку над детьми. Семьи проверенные, я знаю их много лет. Не без закидонов, но они не опасны для ребенка. Если хотите я могу предоставить характеристику психолога о родителях.
- Да, если можно. Не очень хочется отдавать ребенка в чужие неизвестные руки.
Я беседую как с Дэвидом, так и с директрисой детского дома.
- Конечно, я понимаю. Они могут приехать сюда, вы пообщаетесь с ними, познакомите ребенка, если захотите пойти так далеко. Без вашего разрешения, они не имеют права забрать ребенка. Нынешний закон очень строг в этом плане. И своеволия я не допускаю. У меня штат юристов, подкованных в этом деле. Инцидентов, правда, пока не случалось.
- Простите за мой, возможно, наглый вопрос, но зачем капитолийцам дети из дистриктов?
- В основном, это семьи, которые не могут завести своего собственного ребенка. Но есть и выходцы из дистриктов, которые искренне хотят помочь.
Я привожу примеры семей, показываю фотографии и еще много всего, но вроде мои слова убеждают и мэра и директрису.
- К сожалению, я не успею сделать что-то глобальное до Рождества, но у меня в наличие есть средства, на которые вы сможете устроить праздник детям. Я позвоню сегодня своим знакомым, которые успеют привезти подарки.
Так проходит практически весь день, в переговорах и просто общении. Я немного провожу времени с детьми и мы рисуем красками пейзажи, которых дети никогда не видели вживую, а только на картинках. Особенно мне понравился мелкий карапуз который был скорее сосредоточен на том, чтобы вымазать пальцы в краске, себя и окружающих. Очаровательный мальчишка. Смешливый.
- На сегодня все?
- Да. Если ты не против, оставшееся перенесем на завтра. Надеюсь, ты сможешь уделить мне завтра хотя бы пару часов?
- Конечно. Моя работа – заботиться о Пятом. – Дэвид убеждает меня, что моя компания ему не в тягость. – Куда поедем? Нерон еще может быть на станции. Могу отвезти тебя домой к нам. Пообедаешь со Скар и сыном.
Я мнусь, раздумывая.
- Может, скатаемся к Нерону? Я бы и на станции посмотрела.
Дэвид говорит, что там значительно холоднее, но я убеждаю, что оделась тепло и готова к любым поездкам. И мне кажется, мужчина едва не крутит пальцем у виска, но все же исполняет мой каприз.
Станция за городом, поэтому там действительно холоднее и то и дело срывается снег, колючий и холодный. А я все равно стою и наблюдаю, как Нерон и еще компания ребят, наклонившись, рассматривают генератор и что-то оживленно обсуждают. Нерон даже предпринимает попытку покопаться в проводах.
- Позвать его?
- Нет. – качаю головой, отчего-то улыбаясь. – Не хочу его отвлекать.
Правда, через некоторое время Нерон сам нас замечает и по той или иной причине, подходит к нам, оставляя свою группу поддержки. Вижу, что уже готовится ляпнуть гадость, но я не позволяю, все так же непонятно почему, улыбаясь.
- Вижу, ты мастерски управляешься не только с тестом для пиццы. – смеюсь, пока Дэвид оставляет нас наедине.
Снег вновь начинает падать, а я наблюдаю, как снежинки оседают на волосах Нерона. И не знаю, зачем, но снимаю свою шапку с серьезным видом натягиваю ее на голову Сцеволы, а сама натягиваю капюшон.
- Вообще-то, это я планировала тебя раздеть, а не наоборот.

Отредактировано Lucia Varys (Пн, 14 Дек 2015 12:18)

+1

23

Ужин в доме Дэвида был отличной идеей, потому что все мое внимание, прежде сконцентрированное с какой-то маниакальной точностью на Регине, рассеивается, а после сытой пищи язык перестает ворочаться, и в Доме мы просто отваливаемся друг от друга и закрываемся каждый у себя. Правда, уснуть я все равно некоторое время не могу. Разные мысли лезут в голову, и еще мы в доме одни. Горничная и парень типа дворецкого не в счет, они внизу.

Между тем я просыпаюсь, когда уже светло, и завтра мне приносят в спальню, так что с Региной я сталкиваюсь уже внизу. Я спускаюсь, когда вижу в окно машину Дэвида. Ну да, они договорились, что сегодня у них плотный график. Регина готова, надежно укутана, и сидит в машине, пока я переговариваю с Дэвидом. За мною приедут через полчаса.

И снова работа здорово отвлекает. Ребята-хехники придумали много дельных вещиц для того, чтобы оптимизировать работу станций, и мы прикидываем, насколько это действенно и как это можно еще раскрутить, чтобы получить большую отдачу. И большую часть времени я провожу на свежем воздухе, что тоже неплохо чистит мозги и направляет их течение в нужное русло. Обедаю я тут же, заправляюсь горячей кашей и сладким крепким чаем. И ничего вкуснее я не едал, потому что вдруг оказывается, что я голоден как волк.

Появление Регины неожиданно, в сумерках, да и еще когда она одета как капуста, я не сразу различаю ее силуэт, но зато узнаю Дэвида. Его рослую фигуру трудно не угадать.
- Отойду, парни, - киваю своим и иду к этой... к этой дряни, которая решила, видимо, меня извести. Меня замыкает на ней, и я могу в итоге замкнуть не те провода. Буквально и фигурально.
И вместо насмешки я получаю комплимент. Это даже немного выбивает меня из седла, да еще и получаю шапку. Заметьте, шапку, а не по шапке.
- Тебя укусил ребенок? - хмыкаю, глядя на нее. - Откуда столько доброты к моей скромной фигуре? - Закуриваю. Черт, а тут холодно. Только сейчас замечаю. - С раздеванием, детка, лучше получается у меня. Притом, постой, - делаю паузу, словно припоминая кое-что важное. - Ты сама отдаешь мне свои вещички!
А теперь я точно могу получить по шапке. Спасает Дэвид.

- Нет, Дэвид, прихвати свою спутницу и езжайте на ужин, а я проеду сразу в Дом. Вели растопить сауну, я чертовски продрог, - и я снимаю шапку, надевая ее обратно на Регину, а сам накидываю капюшон пододетой толстовки. Вообще, через час холодает настолько, что у меня индевеет борода. Я таким и возвращаюсь, приплясывая на ходу. У меня безумно чешутся пальцы на руках и ногах, их словно иголками истыкали. Ах, черт.

Регина выходит навстречу из своей комнаты, она по-прежнему тепло одета и в руках держит чашку с дымящимся еще чаем. Ей идет этот толстый свитер, мне нравится. И эти вязаные гетры. И еще я знаю, что в Дистрикте от нее в восторге.
- Сауна горячая, можешь сходить погреться, - предлагаю я. - Очень рекомендую. - и слышу, как в моей комнате звенит видео-вызов от Юлии. Да, родная, уже бегу.

- Нет, я не голоден. Замерз. - Юлия задает тысячу вопросов. Интересуется, все ли у нас с Региной в порядке и просит, чтобы и она подошла. Кричу ее, и Регина входит.
- Ну вот видишь, жива, цела, невредима.

Юлия очень опечалена насчет Виктора и спрашивает, не передумал ли он и не приехал ли хотя бы сегодня. Увы и ах.

- Самое время Регине основать в его честь религию. Ведь кроме нее его никто не видел...
Юлия умоляет Регину не убивать меня.

- Ребята, срочно идите греться, - моя жена чихает и смеется, шмыгая носом. - Не берите пример с меня.
- Сауна разогрета, не беспокойся.
- Тогда шагом марш! Люблю тебя! Регина, присмотри за ним!
- И я люблю тебя.

...

+1

24

Нерон отшучивается и весьма пошлым образом вспоминает нашу поездку в поезде.
- Тогда получается, что с раздеванием все-таки лучше получается у меня. – быстро отзываюсь, пока Дэвид не возвращается к нам.
Не знаю, не испытываю никакого дискомфорта по поводу намеков Нерона. То, что произошло в поезде, не более, чем игра и ведь Нерону же об этом известно, да? Не могу, конечно, сказать, что я всем своим спонсорам раздаю белье, но все же к каждому свой подход. Зато гляньте, как у него блестят глаза на морозе и какая коварная улыбка.
Детка. Вообще-то он впервые называет меня деткой и это несет в себе какой-то подтекст, который мне нравится и который звучит не совсем так грубо, как могло бы. Наверно, поэтому я отвечаю ему словесно, а не запинываю до смерти. Его труп ведь не найдут до весны?
В любом случае, он возвращает мне шапку и выпроваживает, потому что у него еще дела. Дэвид вопросительно смотрит на меня и я пожимаю плечами. Да ради бога. В конце концов, это его работа.
Я ужинаю у Скарлетт и мы даже немного ближе знакомимся с Чарли, играем в игры. Смышленый парень. В общем, вечер проходит хорошо и я возвращаюсь в дом. Только как-то все равно мерзло и я никак не могу согреться. Нерон возвращается позже и весь заледеневший. От него веет холодом.
- Оставил бы шапку, не пришлось бы сейчас так страдать. – комментирую я и ухожу к себе. А Нерон мне говорит, что сауна готова.
Ах да, сауна. В ней вроде можно погреться и это неплохой вариант. Потому что руки у меня до сих пор холодные, сколько бы я их не грела о чашку с чаем. Разве что, Нерон зачем-то кличет меня и я бы непременно что-нибудь ляпнула, но он вовремя говорит, что Юлия хочет поболтать со мной.
Бедная девочка шморает носом и то и дело чихает. Она завернута в плед и сидит с чашкой и судя по тому, как она морщится каждый раз, когда пьет, то там явно не чай. Вообще, я бы сама сейчас не отказалась от виски. Во всяком случае, это поможет мне не беситься, пока Нерон с торжеством заявляет, что я жива.
- Вообще-то, это я обещала твоей жене тебя не убивать. Не хвались. – огрызаюсь я, а Юлия интересуется Виктором. Ей очень жаль, что он не поехал. Что поделать, Вик не меняет своих решений.
Зато вот Нерон потешается во всю по поводу мифического образа моего жениха.
- С мозгами твоего мужа труднее. Их же не видел никто.
Юлия, прощаясь, просит меня присмотреть за Нероном. Обязательно. Или мне снова пообещать, что я не убью его? Впрочем, едва вызов заканчивается, как я толкаю Нерона в плечо и он окончательно валится на кровать. На этом все и заканчивается, а я сваливаю к себе. Мне надо сделать кое-какие заметки по поводу увиденного и просмотреть те фотографии, которые я сделала сегодня. Займусь лучше работой, чем буду думать о том, какой Нерон все же скот.
Впрочем, надолго меня не хватает и в итоге я раздеваюсь, обматываю вокруг тела простынь и иду в сауну. Там уже, конечно восседает Нерон, откинувшись на деревянную ступеньку, закрыв глаза. Сколько он уже здесь? Потому что его тело блестит от пота в приглушенном свете и дымке пара.
- Не подумала. Надо было запереть тебя здесь, а Юлии сказать, что ты погорел на работе.
Сажусь на ступеньку и некоторое время так и сижу. Только становится настолько жарко, что не выдерживаю и поднимаю подол простыни вверх до бедра, откидывая голову назад, закрывая глаза и блаженно улыбаясь. Тепло.
Не хочется думать ни о работе, ни о Капитолии. Здесь так хорошо, что хочется остаться. Не могу представить себя жительницей Пятого, но думаю, логично, что у меня возникает желание сбежать от тех людей, что окружают меня каждый день на съемочной площадке или подиуме.
- Знаешь, чего здесь не хватает? – открываю глаза и смотрю в потолок. – Помимо, конечно, зеркального потолка твоей спальни? Массажного стола. Все бы сейчас отдала за массаж плеч и шеи.

+1

25

Фыркаю на шутку про мои мозги. 1:1. Юлия тоже смеется, чихая и извиняясь. Пытаюсь посмотреть на нее с осуждением, но не могу. Ей определенно нравится наша с Региной перепалка, которая вселяет в нее надежду на то, что мы поладим. Но между тем Регина меня сделала. И мой ответ:
- Твои тоже, - звучит блекленько. И я бы мог пошутить про ее грудь, но не могу. Не могу шутить про то, что меня волнует.

- Берегите себя, - Юлия машет рукой и посылает воздушные поцелуи, а затем отключается. Я закрываю крышку ноутбука и вздрагиваю всем телом. Холодно. В доме тепло, но я не отогрелся. Регина вертит носом насчет сауны, и я перестаю строить из себя рыцаря и иду туда сам, потому что мне все больше кажется, что продолжаю вымерзать изнутри.

Я устраиваюсь на самой верхней ступеньке полка и закрываю глаза, прислоняясь спиной к разгоряченному дереву и чувствуя, что нагреваюсь. Это такой кайф, что я мог бы умереть здесь, только бы не шевелиться и не думать о том, какая стужа снаружи. И мыслей никаких. Никаких до той минуты, когда входит Регина. Она некоторое время стоит в раздумьях, которые прячет за репликой насчет упущенной возможности пришить меня здесь, а затем усаживается на ступеньку ниже.
- Замолчи и наслаждайся, - отзываюсь я, снова закрывая глаза, но только силуэт Регины в белой простыне возникает перед глазами. Черт. Выпрямляюсь и открываю глаза, но только наяву все еще более... сложно. Потому что Регина обнажает ноги, вытягивая их перед собой, и я... Черт, вид с моего места просто фантастический. Вижу линию ее плеч, ее лицо... И Регина  медленно, словно ото сна, открывает глаза и смотрит вверх, а я едва успеваю отвести взгляд.
Нет, я не знаю, чего здесь не хватает. Я знаю, что здесь лишнее. Она. Потому что она мой раздражитель, и я схожу с ума.

Ну, или эта простыня на ней лишняя.

Я с запозданием реагирую на зеркальный потолок, вернее, не реагирую совсем, потому что Регина говорит о массаже и о том, что она отдала за него все.

Свою простынь, например?

Я не знаю, что мною движет, но я спускаюсь к ней, устраиваясь позади нее, и кладу руки на ее плечи. Волосы Регины закручены в пучок на макушке, и я провожу по ее шее вверх до затылка, собирая пальцами капельки пота с ее кожи. Запах ее духов такой ощутимый сейчас, когда я так близко, и он растекается цветочным флером в горячем воздухе.
Я не умею делать настоящий массаж, я просто... Тысячу раз черт, когда Регина приспускает простынь, чтобы обнажить спину.

И я изо всех сил сопротивляюсь желанию прикоснуться губами к ее плечу и ощутить солоноватый привкус кожи. И мне кажется, что именно это я и делаю.

..

+1

26

Я замечаю, что мой собеседник какой-то молчаливый. Вообще, трудно не заметить, учитывая то, что он молчит и только говорит, чтобы я заткнулась и наслаждалась. А звучит так будто, уматывай отсюда, пока я тебя не съел. Вопрос разве что, в том, что он подразумевает под этим «съел».
Он не реагирует ни на мое высказывание про зеркало, ни про массаж. А зря. Массаж бы здесь и правда не помешал, мышцы сейчас как никогда расположены к этому. А после ходьбы целый день в сугробах мне просто необходима разрядка.
Я слышу как Нерон шевелится на верхней ступеньке. Собирается уйти, потому что я достала его своей болтовней? Ну, милый, ну ты чего обижаешься? Я же подружиться хочу, как хочет этого твоя жена. Но я очень сильно ошибаюсь. Нерон не просто не уходит, он садится позади меня и я чувствую, как его горячие руки накрывают мои плечи. Я невольно вздрагиваю, но не от испуга, а от того, как быстро отзывается мое тело на его прикосновения.
Он ведет рукой по шее, до затылка и мне на секунду кажется, что сейчас он рванет меня к себе и я уже никуда не денусь из этой комнаты. И черт, это невероятно возбуждает. Руки Нерона скользят по влажному телу вниз и мне хочется, чтобы он забрался под ткань простыни и коснулся моего живота, который горит огнем. Наверно, поэтому я спускаю простынь, обнажая спину. Я задираю подол простыни до предела и может даже показаться, будто я касаюсь себя, потому что не замечаю, как начинаю постанывать и прерывистое дыхание никак не может восстановить ритм. Только не хочу, чтобы я, хочу, чтобы он меня коснулся.
Черт возьми, что со мной происходит? Потому что стоит мне оказаться к нему вот так близко и наедине у меня голову сносит от этого мужчины. Тело отзывается на его движения и я всхлипываю, когда его губы касаются моего плеча или шеи. Хочу почувствовать их вкус. Вкус его губ.
Я разворачиваюсь к нему и наши лица так близко, что невозможно сдерживать это притяжение. Я касаюсь ладонью его щеки, спускаясь по шее вниз, к животу.
- Теперь моя очередь. Ложись.
На некоторое время он задерживает на мне взгляд, будто задумывается, стоит ли выполнять мое требование или покончить с этим фарсом. Черт, это безумно тяжело, выдержать его взгляд. Но в итоге он ложится и струна внутри меня немного ослабляет натяжение.
Единственное, что я делаю перед тем, как сесть на Нерона, это сбрасываю простынь так, чтобы не попасть в поле зрения Сцеволы. Я убеждаю его закрыть глаза и наслаждаться.
Провожу руками по его обнаженной и блестящей спине, от самых плечи и до края полотенца на бедрах. Я крепко сжимаю его бедра между своих и наклоняюсь, растягиваясь всем телом на мужчине, скользя губами за его ухом, по шее и забираясь в его волосы. И по мере того, как я провожу руками по его плечам, чувствуя под ладонями крепкие мышцы, я начинаю двигаться тазом на нем, понимая, что играю с огнем и вот-вот полыхнет так, что сожжет дом к чертям.
- Ты такой напряженный. – шепчу, едва слышно, снова растекаясь по телу Нерона. – А мышцы твердые как камень.
Я схожу с ума, он сводит меня с ума, потому что еще ни с одним мужчиной мои игры не заходили так далеко и в такую опасную степь. Да, секс был, обычный, неплохой. Но то, что происходит сейчас между мной и Нероном – это не секс, это страсть, хождение по краю. И мы ждем когда, наконец, один утянет другого в пропасть.
Целую его, идя вверх по шейным позвонкам, а потом спускаясь вниз руками, проводя ими по пояснице, скользя под край полотенца и желая коснуться живота, опуститься руками ниже, но всякий раз, чем ближе оказываюсь к заветной мечте, тем медленнее возвращаю руки обратно на спину.
- Нравится?
Мне – да. Мне нравится, что едва ощутимо, но его тело тоже отзывается на мои прикосновения, мне нравится, когда он как будто ерзает подо мной и это заводит еще больше.
Только надо остановиться. Пока еще не поздно, пока еще можно свалить все на невинный массаж. Невинный. Я сижу на нем абсолютно голая и то и дело скольжу грудью по его спине, поднимая градус своего тела на пару делений вверх.
- Спасибо за массаж, Нерон.
Я освобождаю Нерона от своих бедер и хватая простынь, наскоро заматываюсь и направляюсь к двери. Фак, фак, мне срочно нужно… нужно… бля, по-моему мне нужно кончить.
- Спокойной ночи.
Так что я иду в душ, который расположен на входе в сауну.

Отредактировано Lucia Varys (Вс, 13 Дек 2015 15:37)

+1

27

Регина вздрагивает, но не отталкивает меня, и, черт, очень зря, потому что я сам это сделать не могу. И на периферии моего мозга, которого никто никогда не видел, я понимаю, что это неправильно, что это уже даже не игра и прикрыться нечем, но все равно продолжаю свое и не одумываюсь даже тогда, когда Регина говорит, что теперь ее очередь. Здесь жарко и, наверное, я просто плыву, потому что как иначе объяснить, почему я так послушен и, мать перемать, податлив. Я словно под гипнозом, не могу делать ничего, кроме того, что эта женщина говорит мне.

Я вытягиваюсь, укладывая голову на руки и закрываю глаза. Я не должен думать, что это Регина сейчас со мной, я должен просто получать кайф от массажа, и какая разница, кто его делает, а? Но не могу. Не могу! Одно дело - ее руки, другое - когда Регина касается меня грудью, и я вздрагиваю, напрягаюсь всем телом, и не удивительно, что мышцы мои становятся каменными. И то, как она двигается на мне, как касается... Не игра, совсем не игра. Хорошо бы, если бы она хотела меня раззадорить, зажечь и обломить, но в ее собственном голосе я слышу, что она и с собой играет. Иначе бы и я так не отзывался на все это.

Ее ладони скользят под мой живот, и, честно, я сейчас пробью дерево подо мной. И что мне ответить на ее "Нравится?", если у меня во рту пересыхает?

А Регина вспархивает и, быстро подхватывая простынь и укутываясь, благодарит меня за массаж и желает спокойной ночи.
Нет, я точно под дурманом. Чем растапливали печь, а? Может, туда бросили травы для аромата, и теперь поэтому мое тело такое непослушное? Хотя, почему непослушное? Ведь я понимаю, куда я иду и зачем.

Я открываю дверь в душевую. Ведь здесь должно быть прохладнее? Тогда почему я горю? Я вижу силуэт Регины за стеклом, и у меня есть время подумать, что я делаю. Что я собираюсь сделать. Только я трачу его не на раздумья и попытки включить свой мозг, а на то, чтобы преодолеть эти несколько шагов и войти. Я не различаю ее лицо за помутневшим стеклом, но понимаю, что она видит меня.
Я разворачиваю ее к себе и целую, сжимая в объятиях. Хочу чувствовать ее всю.

..

+1

28

Я опираюсь рукой о стену, подставляя голову прохладной воде, пытаясь восстановить дыхание и у меня нихрена не получается. Я наивно полагала, что смогу удержать себя в руках, а в итоге сама же подставляюсь. Но это невозможно рядом с Нероном, когда он так смотрит, так бессовестно меня бесит, выводя из равновесия, когда он так целует мои плечи. И его поцелуи до сих пор горят на коже и я провожу пальцами по тем местам, где были его губы, словно захватывая оставшееся тепло, а потом касаюсь этими пальцами губ. Хочу, чтобы он пошел дальше, хочу сгорать от его прикосновений.
Мне кажется, что у меня начинается бред, потому что я вижу силуэт за стеклом душевой и мне не трудно догадаться, чей он. Только это не берд и не галлюцинация, потому что Нерон действительно заходит ко мне, рывком разворачивает к себе и целует. Черт, реальность еще никогда не была такой обжигающей.
Его поцелуй требовательный, жадный, хозяйский. Он прижимает меня всю к себе и даже если бы я хотела его оттолкнуть, я не могу, потому что всем телом чувствую, что сейчас принадлежу ему. А он – мне.
Его руки скользят по моим бедрам и я не медля ни секунды забрасываю свою ногу ему на бедро и чувствую, как сильно он возбужден. Я тоже. Я не могу контролировать себя, мозг отключился и я отдаюсь этому животному порыву. Все очень плохо, но так невообразимо хорошо. Вода стекает по его телу, а мне кажется, будто это я таю от его рук, его поцелуев, его желания, которое концентрируется в низу моего живота, которое ноет до боли и разорвет тело на части, если не утолить этот порыв.
Нерон подсаживает меня на себя и прижимает к стене, входя резко и глубоко, а мне хочется, чтобы еще глубже. Мы не разрываем поцелуя и не говорим друг другу ни слова, потому что слова не нужны, в них нет того, что есть в движениях. Мы сцеплены так крепко и я чувствую, как напряжены его руки, сминающие мои ягодицы до боли, а я вскрикиваю каждый раз, как он толкается во мне.
А мне все мало. Я целую его шею, покусываю плечи и не могу оторваться от его горячей кожи и дело ведь уже вовсе не в горячем паре сауны. Мы меняем позу и я поворачиваюсь к нему спиной, опираясь о стекло душевой, проводя ногтями по нему, но только этот скрип не может заглушить мои стоны и как будто рычание Нерона, каждый раз, когда он так резко входит, скользя ладонями то по моему животу, то по груди.
Черт, как мне это нравится. У меня такого никогда не было прежде, чтоб вот так захлестывало, чтобы двигаться ему на встречу, чтобы кусать губы до боли, чтобы рукой прижать его к себе сильнее, плотнее, цепляясь в его бедро и целовать, всякий раз, когда притянет к себе, горячо, с вызовом.
Ритм ускоряется настолько, что я уже не могу издавать какие-то звуки, кроме мычания, резкого, высокого и оргазм такой, что все внутри взрывается, в глазах темнеет и ноги подкашиваются. И мы бы наверно, оба упали, если бы не держались друг за друга.
Мы выхватываем время на передышку, когда Нерон разворачивает меня к себе лицом и мы целуемся, расслабленно, но с той же жаждой, что и прежде. Мои руки скользят по его животу и я наконец исполняю свое собственное желание, когда обхватываю его член и стону Сцеволе в губы, чувствуя какой он влажный и горячий. Он – мой.
Мы так и двигаемся в спальню и заведенные и неважно, чья спальня попадается первой, потому что нам уже все равно, лишь бы упасть, лишь бы насладиться друг другом.
Я двигаюсь на нем, он – во мне, сплетение рук, лихорадочные поцелуи и скользящее огнем дыхание. Не знаю, выдержит ли кровать нашего напора, но спинка кровати пока выдерживает, когда Нерон опирается на нее, а я сжимаю пальцами его задницу.
- Только не останавливайся.

+1

29

Регина словно ждала меня, она обнимает меня, и это точка невозврата. Я больше не могу терпеть, не могу сдерживать себя. Потому что сдерживать себя - проще, чем нас обоих.

Я подсаживаю Регину и прижимаю к стенке. Надеюсь, опора надежная и не треснет под нами? Я забываюсь в этой женщине, отвечая на ее поцелуи, сжимая ее в своих руках и толкаясь так сильно, что Регина вскрикивает всякий раз. От ее ногтей и зубов могут остаться следы, но разве это сейчас меня волнует, если я ловлю от них кайф?
Она соскальзывает, поворачиваясь спиной, перекидывая волосы со спины на плечо, но я собираюсь их в кулак, чуть оттягивая на себя, и Регина стонет. И мои руки то зарываются в ее волосы, то скользят по груди и животу, по бедрам, прижимая их ко мне. Я поддерживаю ее, потому что ее ноги будто подкашиваются, и я кончаю следом за нею, содрогаясь всем телом и отступая от нее. Я подставляю лицо под хлесткие струи воды, умываясь, а потом протягиваю руку и возвращаю Регину к себе. Аппетит приходит во время еды?..

Я совершенно не помню, как мы оказываемся в спальне, но я совершенно точно хочу Регину снова, здесь и сейчас. Я опрокидываю ее на кровать, накрывая собой. Да, теперь только не останавливаться. Хочу получить все сполна, если потом буду раскаиваться. Я все равно буду, но пусть степень вины будет максимальной, потому что я хочу взять по максимуму. Я уже оступился.

Я повисаю на вытянутых руках, цепляясь за изголовье кровати, и не могу отвести от Регины взгляд. От ее горящих глаз, от полураскрытых губ и того, как она облизывает их и покусывает. От того, как она вытягивает шею и стонет. Ведьма, она точно ведьма, иначе как объяснить то безумие, которое я испытываю по ней?

Я не останавливаюсь, пока Регина не кричит, и я закрываю ее рот ладонью. И накрываю ее вздрагивающее тело своим. Я опустошен весь без остатка. Нет сил ни говорить, ни даже подумать о том, что сказать.

.

+1

30

Мне чертовски хорошо и даже если бы я хотела это сказать – не смогла бы. И только мои стоны красноречиво намекают, что я испытываю неземной кайф. Мы сплетаем наши тела, стараясь срастись, оказаться как можно ближе, глубже, раствориться полностью, а в хаотичности движений раскрывается гармония и абсолютное понимание желания партнера.
И когда, кажется, больше загореться уже нельзя, когда я не могу сдерживать крика от накрывающего меня оргазма, Нерон закрывает мой рот ладонью и замираю я вовсе не от этого, выгибаясь навстречу мужчине. Просто волна ощущений настолько сильная, что тело бьет дрожь несколько минут подряд и все это время я не отпускаю Нерона, а он – меня. И тяжесть его тела на мне так приятна.
Нет сил разговаривать и обсуждать то, что произошло. Да и стоит ли? И сейчас совсем не время для этого. Я настолько вымотана, что единственное, на что остаются силы, это повернуться к Нерону и целовать его, лениво, не торопясь, растягивая удовольствие и медленно погружаясь в сон. 
Я засыпаю до самого утра и едва открываю глаза, как вижу перед собой Нерона. Я валяюсь на животе, а он – на боку, повернут ко мне. И честное слово, никогда еще не видела у него такого безмятежного лица. Ловлю себя на желании коснуться его щеки и даже едва ощутимо провожу пальцем по контуру его подбородка к губам, но к счастью Нерон не просыпается, а я утыкаюсь лицом в подушку.
Воздуха нет, как и чувства стыда. Ну, давай же, совесть, просыпайся, я изменила своему жениху и вроде как предала подругу и ее доверие. Но ни единого отголоска в ответ о том, что я дрянь, и сука, и стерва и еще много таких жестоких слов. В конце концов, я всегда знала, что до примера верности мне далеко, так что наверно, я не удивляюсь своему поступку. А еще… С какого я должна стыдиться, если с этим мужчиной мне было чертовски хорошо. И я бы повторила эту ночь, не задумываясь.
Я не бужу Нерона. Спальня по счастью, оказалась его, поэтому я могу уйти без лишних проблем. Разве что задерживаюсь, некоторое время сидя в постели и потягиваясь. Массаж бы вновь не помешал и, наверно, я не была бы против последствий массажа, таких, какие были вчера.
Я выбираюсь из постели и иду в свою спальню, в чем мать родила. Принимаю душ и одеваюсь, спускаюсь к завтраку. В теле такая приятная бодрость, такая мягкая, теплая. Давно себя уже так хорошо не чувствовала и настроение хорошее.
Нерон спускается, когда я уже вовсю завтракаю. Встречаю его молчаливым взглядом, потому что сказать особо нечего. А что тут скажешь? Выяснить, первая ли это его измена? Или может предложить повторить сегодня вечером, пока мы еще здесь? Ведь ему же тоже было хорошо, я же знаю, иначе не было бы в постели такого жгучего желания затрахать друг друга до смерти.
Я листаю фото в телефоне, попивая кофе, пока Нерон завтракает. У него, наверно, очередной насыщенный рабочий день. А жаль. Черт, кажется, мне не просто хочется повторить нашу ночь, но и сделать это прямо сейчас, коснуться Нерона. Потому что я то и дело поднимаю глаза на Сцеволу и на третий раз, мы встречаемся взглядами. И наша игра в гляделки длится недолго. Буквально до первой моей фразы.
- Следы остались? – Нерон сидит в свитере с высоким воротом и я не могу не восстановить в памяти моменты, когда целовала его шею, оставляя свои следы на этом чужом мужчине. Я постукиваю пальцем по своей шее. Ровно в том месте, где у Нерона могли остаться засосы. – У меня есть мазь. К возвращению в Капитолий, будешь чистым как младенец.

+1

31

Регина устраивается рядом со мной, а я зарываюсь рукою в ее волосы, перебирая их, и втыкаю в потолок. Он не зеркальный, но я отчетливо представляю нас сейчас. Даже закрывая глаза. Я опустошен, я понимаю, что произошло, но не могу думать об этом. Пусть все останется до утра.

Мы не расходимся, Регина спит со мною до утра, хотя я и не слышу, как она уходит. Просто я чувствую ее ночью, когда обнимаю ее рукой и ощущаю, как она прижимается спиною к моей груди. Мы нарушаем все правила, если в измене есть вообще какие-то правила. Мне остановились, когда еще было возможно пойти на попятную, мы остались в постели, когда было самое время разбежаться.

Однако Регины не оказывается рядом, когда я открываю глаза. На часах половина девятого утра, и я долго таращусь на стрелки, прежде чем пойти в душ. В моем теле полная легкость. Телесная нирвана или типа того, и я в полудреме стою под водой с белым шумом в голове. Не хочу пропускать в свои мысли никакие сигналы от совести как можно дольше.
На моих плечах не осталось следов, ни на спине, ни на бедрах. Зеркало передо мной и позади меня, и я вижу себя в полный рост в бесконечном числе отражений. Боги, что я наделал? Я изменил своей жене, трахал ее подругу всю ночь, и, черт... Это было потрясающе. Воспоминания и сейчас отзываются в моем теле приятной истомой. Ох, черт...

Плещу в лицо ледяной водой, утираюсь полотенцем. Быстро, почти механически одеваюсь. Было и было. Все.

Быстро сбегаю вниз по ступенькам и нахожу Регину за столом. Она завтракает. Ну да, а почему нет? Регина смотрит на меня, но ничего не произносит. Я тоже.
Мне приносят мой завтрак, я люблю омлет и тосты с сыром. Ловлю себя на мысли, что очень сосредоточенно ем, но в какой-то момент залипаю взглядом на Регине, и она первой нарушает молчание.
- Нет, я идеальное место преступления, - отвечаю ей, отправляя в рот последний ломтик тоста и запивая его кофе. А Регине ее мазь пригодилась?.. Черт, я думаю не о том. - Пообедаю на станции, ужин у Дэвида, - это уже горничной, которая убирает со стола. А я не знаю, куда себя деть.

Чувствую ли я угрызения совести? Да. Но только потому, что мне, кажется, я испытываю их недостаточно. Я даже хочу думать о Юлии, но получается почему-то только о Регине.

..

+1

32

Нерон отказывается от мази, а я фыркаю, допивая кофе.
- Ну, конечно, на тебе все как на собаке заживает.
В общем-то, как-то на этом мы и расходимся, без лишних слов. Мне кажется, что Нерону слегка неуютно в моей компании и я не удерживаю его, когда он раньше времени выходит на улицу, пока машина еще даже не подъехала. В какой-то степени я могу его понять. Изменить любимой женщине – легко. Тяжело потом жить с этим. А Нерон любит Юлию. Такую нельзя не любить. Она же – не я. Впрочем, хочется верить, что Виктор если и не совсем угас в своих чувствах ко мне, то хотя бы просто ослаб. Мне и этого хватит.
Мы разъезжаемся каждый на свою работу и я вновь обхожу больницу, знакомлюсь с инвалидами войны ближе. У меня есть один хороший знакомый в клинике. Специализируется по бионическим конечностям. Если спонсоры отзовутся, то можно будет обеспечить людей нормальной жизнью.
За весь день я редко когда вспоминаю Нерона. Новь была великолепной, но не обошлось утренней неловкости. Нет ничего хуже общения с мужчиной, который с тобой переспал и теперь этого стесняется. И дело не столько в моей самооценке, сколько в обстановке, в которую мы с Нероном попадаем. Откровенно говоря, мне не хочется закруглять общение с Юлией и кроме того, Нерон – потенциальный спонсор и так или иначе, но мы завязаны в профессиональных отношениях. Не будет же он от меня бегать, как дитя малое?
Вечером у Дэвида обстановка проходит по домашнему и уютно и если и есть какая-то напряженность со стороны Нерона, то она в любом случае потухает в общем разговоре. Я так вообще не испытываю никакой неловкости.
- В Капитолии, вероятно, не так холодно. – говорит Скарлетт, смеясь, после того, как я высказалась, что у меня позамерзали ноги.
- Не так, это верно. Но ничего. Мы отогреваемся своими способами. – пожимаю я плечами. – Вчера Нерон показал мне сауну и это было нечто божественное.
Трудно сказать, что именно я имею в виду, то ли саму сауну, то ли посылаю месседж Нерону, что мне понравился секс. В любом случае, повторяю, неловкости и стыда я не испытываю.
- Сегодня тоже пойдешь?
- Не думаю. Поищу альтернативные источники тепла. – и вновь не понимаю, есть ли тут двойной смысл. – Камин – настолько классическое средство, что никогда не устареет.
Ужин проходит хорошо и мы еще раз все проговариваем с Дэвидом, а потом я даю им номер своего телефона.
- Если что-то понадобится или возникнут какие-то проблемы, звоните. Я не всегда сразу беру трубку, но перезваниваю.
Ну да. Те, кого я не хочу слышать, мне хорошо известны и помечены особым клеймом.
Дэвид нас отвозит домой и первым делом я иду принять горячий душ. В самом деле, для ванны и сауны уже нет никакого смысла, потому что завтра к обеду мы уже будем дома. Там-то и оторвусь по полной. А пока что, я просушиваю волосы полотенцем и второй рукой держу чашку чая. В конце концов, выбрасываю тряпку в ванной и спускаюсь вниз к растопленному камину. Выбираю первую попавшуюся книжку на полке и бездумно листаю.
Виктор уже позвонил мне и справился, как мои дела. Узнавал, когда я приезжаю, чтобы распланировать свои совещания и по возможности вернуться домой по раньше.
- Какая щедрость. – выдаю я в своем излюбленном тоне.
В конце концов, что-то мне не читается вообще и я обновляю чай, заваривая и вторую чашку, но уже с кофе. Плетусь наверх. Зачем вторая чашка? Пора идти на мировую. Ну или типа того.
Стучу локтем, прежде чем войти в спальню Нерона, а он вновь копается в планшете, как тогда в поезде.
- Кому на этот раз собираешься отправить мои фотки? – хмыкаю я и подхожу к кровати, ставя кофе на тумбочку. Нерон же вроде по кофе, да? – Ты же вроде по кофе, да? Виски хорошего здесь не найти. – пожимаю плечами, забираясь на постель с ногами. А Сцевола смотрит на меня, так, будто я сейчас вцеплюсь к нему в шею и заговорю о вечной и чистой любви. – Не волнуйся, из-за Юлии я не захватила яды, так что кофей не отравлен.
Вообще-то, я и сама плохо понимаю, зачем пришла. Просто не люблю недосказанность. А может, мне еще просто неловко, что я тут единственная, кто не испытывает стыд, что изменила своему любимому человеку.
- Прошлая ночь была классной. – смотрю на Нерона, без намека на что-либо. Ну ночь ведь была классной. – Мы могли бы повторить сегодня. И оставить это в Пятом, никогда больше не вернувшись к этой ночи. Мне понравилось. Очень.
Я отставляю чай на тумбочку и забираю у Нерона планшет, садясь к нему на колени и проводя рукой по его щеке и губам.

+1

33

Ужин у Дэвида - спасение. Мы с Региной не наедине, разговоры крутятся вокруг нейтральных тем, и я расслабляюсь. Похер, забыли. Забыли же? Хочется верить, только как бы не так. Я не понимаю, что за игру затеяла Регина, но внезапно безобидный разговор о здешних холодах она превращает в шифровку для меня.
Мы сидим у камина за чашкой пунша, и я не могу не поймать ее взгляд на себе. Скарлетт и Дэвид, такие хорошие, такие чистые, даже и не улавливают двусмысленности в тоне Регины, а я делаю несколько больших глотков, потому что у меня снова пересыхает во рту. Я ничего не отвечаю.

Регина сексуальна, чертовски, и это моя беда.

Едва мы оказываемся в доме, как я иду наверх. Я как краб или кто там прячусь в свою раковину, потому что иначе я не ручаюсь за себя. Быть наедине с Региной и не быть с нею теперь невыносимо.

Я вытягиваюсь на постели, тщетно пытаясь занять себя работой. У меня масса дел, но все они остались за порогом, потому что все, о чем я думаю, это то, что Регина внизу греется у камина. Или принимает душ у себя. Не знаю. Знаю только, что она здесь, со мной под этой крышей.

Она входит неожиданно, и в руках у нее по чашке. Ощущаю запах кофе, и это действительно он. Я ничего не говорю Регине, я наблюдаю за нею, и не имею ничего против того, что она забирается ко мне на кровать.
Она пришла с миром? Ну... технически войны между нами нет, так что это что - нейтралитет? Возвращаемся к статусу кво? Забудем? Предпочел ли бы я забыть? Наверное. Только не получится. Потому что было классно. Было... Регина словно озвучивает мои собственные мысли. И предлагает то, что заставляет меня оцепенеть. Она предлагает повторить, и ее голос, ее движение, такие мягкие, такие... Я не делаю никаких попыток сопротивляться, когда она усаживается сверху и забирает у меня планшет. Черт возьми, женщина, я сторонился тебя все это время не потому, что мне было совестно, а как раз наоборот. И сейчас ты даешь мне зеленый свет по всем направлениям и сама же жмешь на газ.

Звонок видеовызова пугает, так громко он звучит в тишине, и я снова поднимаю планшет, ставя его между мной и Региной. И я вижу ее глаза. Она не уходит, она остается.
- Да, родная? - нажимаю на значок приема. Юлия радостно машет мне и сообщает, что моя женушка скучает и что она чувствует себя отменно.
- Я рад, - улыбаюсь, глядя на нее, и чувствую, что Регина не сводит с меня взгляд.
- Как ты там? Все хорошо?
- Отлично.
- Я скучаю по тебе, - тянет Юлия, целуя дисплей, и я отвечаю ей воздушным поцелуем. - Как Регина? Где она? Я надеюсь, цела?
Регина в порядке, сидит сейчас на мне в моей постели. И я ничего не имею против.

- Цела. Она спит. Свежий воздух определенно не для ее утонченной натуры, привыкшей к освежителям.
Юлия смеется.
- Увидимся завтра?
- Увидимся. Люблю тебя.
- И я тебя, родной.

Я отключаю связь, отбрасывая планшет, и опрокидываю Регину на спину, подминая под себя. Целую жадно, стаскивая с нее джинсы, забираясь рукою в трусики. Боги, я так хочу этого.

...

+1

34

Нерон молчит и только внимательно смотрит на меня, следя за моими движениями. Ну скажи же хоть что-нибудь или сделай. У меня ощущение, что я разговариваю со статуей. Хочешь ты меня или нет?
Нас прерывает звонок, который врезается в тишину комнаты и непонятную атмосферу между мной и Нероном. Звонит Юлия и Сцевола ставит планшет между мной и собой. И непонятно, то ли он таким отгораживается, то ли завершает наш разговор вовсе. Только я не ухожу. Почему? Ну хотя бы потому что я имею право услышать отказ на свое предложение. Отказ или согласие. Мне мало с кем так нравилось, как с Нероном и да, признаться честно, есть что терять в данной ситуации. Хороший секс.
Я уже поняла, что сейчас Нерон пошлет меня куда подальше и скажет, что любит свою жену. Не вопрос, даже без обид. Я все понимаю, не у всех так совесть отключена как у меня. Только не надо сторониться меня, будто я прокаженная.
Но все оборачивается совсем не так, как я ожидаю и отбрасывая в сторону планшет, Нерон валит меня на постель и от него веет таким жаром, что я начинаю плавиться. Откуда взялась эта страсть, если еще минуту назад, Нерон разговаривал со своей женой? И на фальшь не похоже. Просто как будто другой человек. Человек, которого я хочу.
Я смеюсь, пока он быстро избавляет меня от джинс и принимается ласкать. И потом мне уже, конечно не до смеха, потому под его руками, реакция не заставляет себя ждать и Нерон только больше меня распаляет, растягивая удовольствие и одновременно пытку, которая выжигает все изнутри. Хочу его.
Он не сказал мне ни единого слова, как будто… Как будто он не знает, что сказать. Или как будто и говорить нечего.
Кожа горит под его поцелуями и я всякий раз ловлю этот блестящий взгляд небесных глаз на себе и не могу оторваться от него. Так ощущения острее, проникновеннее, потому что он как будто смотрит мне в душу и от этого у меня мурашки по коже. В другое время он смотрит на меня совсем не так. Но и на Юлии я не ловила этого взгляда.
Утром я просыпаюсь от звука будильника Нерона. У нас утренний поезд, а я терпеть не могу резкие утренние подъемы. Вообще не люблю утро. Не сегодня. Я утыкаюсь в подушку, закрывая лицо ладонью, но мне этого оказывается недостаточно. Слышу, как шевелится Нерон и сквозь полуприкрытые глаза ловлю его руку и накрываю ею свое лицо. Все равно это не помогает и я ворчу.
- Если он не заткнется, я разобью его о ближайшую голову.
Не могу разобрать, то ли Нерон фыркает от смеха, то ли просто вздыхает, но тем не менее музыка перестает играть и я обмякаю на постели. Я не могу вставать так рано. Это невыносимая жуткая пытка. Нет, конечно, не такая невыносимая, как руки Нерона, но все же.
Приоткрываю глаза и сквозь его пальцы вижу, что Нерон все еще валяется в постели. Он, кажется о чем-то задумался и пока он втыкает в потолок, я смотрю на него. Черт, у меня вещи еще не собраны. Я вчера осталась с Нероном и не собрала их. Но и сейчас не особо тороплюсь.
Сцевола начинает подниматься с постели и я ловлю его за руку, возвращая к себе.
- Стоять. Иди ко мне.– я приподнимаюсь с постели, выскальзывая из-под одеяла и обхватывая его шею, целую. Не знаю, мне так захотелось это сделать. Вчера мы как-то разбежались и за завтраком висела такая неловкость. И сейчас выбор последствий небольшой. Либо поцелуй что-то исправит, либо сделает еще хуже. В любом случае, это же наш последний поцелуй. Романтика, бля. – Все. – отрываюсь от него. – Я бодрячком.
Отпускаю Нерона, а сама сажусь на кровать и потягиваюсь. В теле приятная усталость и пожалуй, я наверно покемарю в поезде, если получится. А сейчас только и остается, что шарить глазами по спальне, в поисках моих вещей. Мы вчера раскидались как свинюшки. Повезло, если ничего не порвано. У кого-то что-то трещало и я не помню у кого и что. Наверно, терпение.
Дэвид провожает нас до перрона и мы прощаемся. До следующего года я сюда не вернусь. Зато в поезде расслабляюсь и скидывая обувь, забираюсь на диван с ногами.
- Если я проснусь с нарисованными усами, то однажды ты проснешься с нарисованным членом. – предупреждаю я Нерона, подкладывая под голову подушку.
Ночь была слишком короткой для сна. Да и вообще, ночь еще никогда не казалась мне такой короткой. Впрочем, все позади и чем дальше мы от Пятого, тем больше я отпускаю произошедшее. Что случилось в Пятом, останется в Пятом, я все-таки пообещала Нерону.
Даже не вспомню, что мне снилось, но просыпаюсь я резко и не сразу понимаю, где я.
- Сколько я спала? – спрашиваю непонятно у кого. Ах, да, у Нерона. Он какой-то тихий, а думалось, что начнет танцевать с бубном, стоит мне закемарить. Хотя я наверно переоцениваю желание Нерона меня погнобить.
Сажусь на диван и провожу ладонями по лицу. Снилась точно какая-то неприятная хрень, потому что даже немного морозит и я заказываю хриплым голосом виски. А сама иду переодеваться.
Когда мы прибываем в Капитолий, уже на выходе я слышу знакомый голос и не могу поверить своим ушам.
- Мадам, позвольте ваш багаж. Тот который по мягче и по теплее.
- Вик!
Виктор снимает меня со ступенек, кружит и честно, если бы на мне не было узкой юбки, я бы точно обхватила его ногами, не постеснявшись. Я безумно рада, что он здесь.
- Привет, малышка. – он ставит меня, прижимает к себе и целует. – Я так соскучился по тебе. – он откровенно обнимает меня за бедра, забираясь под пальто, а я фыркаю, но рук не убираю.
- Ты же сказал, что не сможешь встретить.
- После твоего многозначительного «какая щедрость» я понял, что если не встречу тебя, то ты меня однажды ночью задушишь. – дурак. Хотя, да. Я была очень зла. Но он врет, не слишком-то он и испугался. Скорее специально все это устроил, мой мальчик. – К тому же я тебе должен. Так что едем к тебе, детка, и я буду отрабатывать должок.
- С процентами! – я поднимаю палец и смеюсь. А Виктор вновь начинает меня целовать.
И я вовремя спохватываюсь, потому что Нерон уже сошел с вагона и теперь наблюдает за нами. Я отрываюсь от Вика и оправляю пальто. Не могу злиться на Виктора, когда он рядом.
- Вик, познакомься. Нерон Сцевола – мой потенциальный спонсор. – я смотрю на Сцеволу. – Нерон, это Виктор Клементий. Моя религия и мой бог. – смеюсь.
- Что я пропустил? – Виктор протягивает руку для пожатия и смотрит на меня.
- Потом объясню.
- Что бы это ни было, но мне нравится. Продолжай. – он прижимает меня к себе и целует, а потом обращает внимание на Нерона. – Наслышан. Гендиректор, который лично ездит в Пятый на свои станции. Я думал, ты богат настолько, чтобы позволить себе нанять хотя бы одного техника, который будет контролировать работу в Дистрикте. – Вик смеется своей шутке, а я только слегка поджимаю губы. В нем было тщеславие, но не все идеальны. – Кстати, надеюсь, Нерон, ты не очень устал от моей девочки. Милая, мы ведь сегодня приглашены прелестной Юлией на Рождественскую вечеринку ее родителей.
О, почему мне это не очень нравится? И против воли, я смотрю на Нерона. А ему нравится эта идея Юлии?

1

http://savepic.su/6761349m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Пн, 14 Дек 2015 17:00)

0

35

И мы снова остаемся в одной постели. Регина не уходит, а я и не думаю о том, чтобы она это сделала. Мы снова засыпаем вместе, но только в отличие от вчерашнего утра просыпаемся тоже вместе, потому что мой будильник трезвонит, и Регина бормочет, что она разобьет его о мою голову, если только я не отключу его.
Я просыпаюсь в постели с женщиной, с которой провел всю ночь, и это не моя жена. И я принимаю ее присутствие в моей постели как данность, само собой разумеющееся. И ничего не чувствую. Вернее, чувствую, но не то, что следовало бы. А следовало бы чувствовать раскаяние, осознание своей вины, желание посыпать голову пеплом. Так вот ничего этого нет.
- А мазь от проломов у тебя тоже есть? - отзываюсь я, глуша звонок и падая обратно на подушку.
Я трахался с этой женщиной, изменял с нею своей жене, но веду себя так, словно мы вместе спасли с дерева кошку. Или как будто это именно моя женщина, и мы просто сыграли в игру, в которой она прикинулась незнакомкой. Черт.

Регина забирает мою руку и накрывает ею свое лицо. И снова, как вчера, я не могу ничего поделать против нее, потому что ее соблазну я совершенно не могу противиться. Я хочу Регину, и она дает мне себя. Это как гравитация. Невозможно преодолеть.

Я пытаюсь встать, но Регина внезапно выскальзывает из-под одеяла и обнимает меня, целуя, и я отвечаю ей, стискивая ее в объятия, понимая, что это большее, что может сейчас быть. Через час у нас поезд. И все, что случилось в Пятом, останется в Пятом. Я не могу не поймать себя на мысли о том, что совсем не думаю о Юлии так, должен бы думать. Ну, что она моя жена, моя птичка, моя девочка, которая любит меня и ждет, а я предал ее дважды и полностью отдавал себе отчет в том, что делаю. Да, тогда в душе мне казалось, что я под гипнозом, только это чушь. Я знал, куда и за кем, и, главное, почему я туда иду.

- Не забудь, - бросаю Регине ее трусики, которые снял с нее вчера. Она ловит и салютует ими. Черт. Хочу пойти за нею. И иду в душ под контрастный душ.

В поезде мы едем молча, тем более, что Регина сворачивается клубком на диване, обнимая подушку. Она грозится, чтобы я ничего не смел предпринимать относительно нее.
- Зачем рисовать то, что у меня есть? - пожимаю плечами. О да, тебе ли этого не знать, Регина.

И я тоже дремлю, пока нас не будят за четверть часа до прибытия. Регина бежит переодеваться, и является обратно капитолийской фифой и, черт, я жалею, что мы не в Пятом.

Перекидываю сумку через плечо и иду на выход за Региной. И каково мое удивление видеть, что она уже сидит на руках... ну да, Виктора. Иначе, кто это? Правда, сдается мне, тогда, в вечер нашего знакомства. в машину она садилась к другому. Или показалось?
Я закуриваю, наблюдая за ними. Чувствую ли я укол ревности, что только вчера эта женщина отдавалась мне, а теперь воркует с этим выхухолем, который для нее религия и бог? Ну как же. Сдался мне этот павлин.

"Вик". Дайте пакет, у меня тошнит. Укачало, наверное.

Я смотрю на Регину, и она отвечает мне совершенно чистым честным взглядом. Сука. Это заводит. Заводит, черт побери. Медленно перевожу взгляд с нее на ее бога и пожимаю его руку своей. Той самой, от которой Регина вчера кончала с криком. Хотя, почему - "вчера"? Сегодня ночью.

- Странно, почти то же самое думал о тебе. Ты так занят, что нет времени нанять себе замену, чтобы не бросать свою девочку одну? - "искренне" выдаю я. - Мы с женой и друзьями уже начали было думать, что ты не существуешь, и Регина выдумала тебя от одиночества.
- Работа, знаешь ли... - отвечает Виктор.
- Ты коммивояжер?

Но тут рождается новость о том, что все мы увидимся сегодня у Корнелия и Антонины на вечере. "Вечеринке", как выразился Виктор. Вижу, каким взглядом смотрит на меня Регина. Да, ты не ослышалась.
- Видишь ли, это не вечеринка, а вечер. Рождественский ужин. Увидишь разницу, если придешь. - Расписываюсь улыбкой.

Не знаю почему, но он мне нравится. Такой лощеный, такой смазливый... Эй, Регина, ты по каким критериям его отбирала? По уровню сахара и самомнения?

....

+1

36

Мне кажется, сейчас в Панеме растает весь немногочисленный снег от того, как закипает атмосфера между Виктором и Нероном. О боги! Ну Виктор я еще могу понять, ему нравится остроумничать. Но Нерон-то чего лезет? Зачем огрызается? Хотя, почему я удивляюсь, если это в природе Нерона. Точно. Это ничуть не странно. Просто мне казалось, что с мужиками Нерон находит общий язык, а Виктора он невзлюбил как-то заочно, еще с ним даже не встречаясь. Слишком уж едкие были шутки. Ах ну да, это чтобы меня задеть.
В любом случае, Вик сейчас здесь, обнимает меня и меряется писькой с Нероном. Я молчу. Это слишком деликатная тайна, чтобы выдавать ее. Тем более, что размер Нерона я по логике вообще знать не должна. Ну так вот…
Нерон цепляется к слову «вечеринка» и перекручивает его, вместо того, чтобы ответить как нормальный образованный человек.
- Мы придем. – отвечаю я, глядя на Нерона и этим закрывая тему. А потом поворачиваюсь к моему жениху. – Нам пора. Мне еще платье выбирать.
- А мне выплачивать долг. – ржет Виктор.
- Начнешь в машине. – смеюсь в ответ. – Увидимся вечером, Нерон.
Мы расходимся и на время я забываю о том, что меня несколько тревожил этот вечер. А потом, пока я провожу время с Виком и выбираю платье, это ощущение и вовсе пропадает. Хотя с другой стороны, встреча с родителями Юлии, это довольно сильный аргумент вести себя прилично и найти достойный наряд.
Виктор разговаривает со мной, но на самом деле с самим с собой, потому что чтобы поддержать его беседу и не навести на себя гнев мне достаточно лишь иногда поддакивать из гардеробной. Я уже к этому привыкла. На самом деле он просто оттачивает мастерство болтуна перед встречей. Он всегда так делает. Он может рассказать мне шутку дома, а потом повторить ее на вечере. И не только шутку.
Мой мальчик любит поговорить и благодаря этому, я отучилась много болтать. Иначе мы бы так долго не смогли вместе. Для задушевных разговоров у меня был Адам.
Мы слегка запаздываем на вечер, но в Капитолии это принято, да и нам прощают такой огрех, ведь только в обед мы с Нероном вернулись из Пятого. Хозяева дома – милейшие и добрейшие люди, которые моментально располагают к себе заставляют забыть о возможных тревогах и напряженности. Здесь много моих знакомых по фонду и очень приятно их видеть.
И как-то так получается, что мы с Нероном и Юлией попадаем в одну компанию. Тут же и ее родители. Мы с Юлией обнимаемся и выражаем наше единое мнение, соглашаясь, что это большая трагедия, что ее не было с нами в Пятом.
- Я так соскучилась по Нерону. Спасибо, что не убила его.
- Он очень старался, чтобы я это сделала. – смеюсь я. – Он так надрывно плакал по ночам, вымучивая твое имя, что я глохла в противоположном конце дома. Пришлось напаивать его молоком до беспамятства. – я показательно прочищаю ухо, а Виктор целует меня в другое.
- После твоих мучений, я полдня хожу глухой.
Пихаю его в бок и он ржет, извиняясь за дурной тон. Но здесь вроде все свои, так что тема вроде не заходит в опасную зону и мы закрываем ее вообще. Юлия интересуется результатами поездки и я рассказываю на что в Дистрикте обратила внимание, не упуская и комплимента, что Нерона в Пятом очень любят.
- Регина, я надеюсь вы не собираетесь раздеть моего зятя до трусов. Благотворительность – это хорошо, но Юлию очень затратно содержать.
- Папа!
- К моему счастью, не могу себе такого позволить. Во-первых, не особо уверена, что готова увидеть Нерона в трусах. – Корнелий смеется, хмыкая. – А во-вторых, Нерон, конечно первый и неповторимый наш спонсор, но я хочу устроить вечер пожертвований Пятому. Так что надеюсь помощь придет и с других углов. Кстати, буду очень рада вас там видеть. В основном, будут приятные люди.
- Вам, наверно, нелегко приходится уговаривать капитолийцев расстаться с деньгами.
Уже было открываю рот, но в разговор вступает Виктор, которого забыли в сторонке и ему это не особо нравится. Это знаю только я. Но иногда даже полезно иметь такого болтливого шута рядом. Он обаятелен и умеет расположить к себе.
- Моя девочка умеет быть убедительной. Настолько, насколько же и упертой. Вы даже не представляете, как долго я уговаривал ее пойти со мной на свидание. – смеется мой мальчик. И он бы точно вдался бы в подробности, если бы я его не перебила.
- Это потому что ты мне тогда не нравился.
- А сейчас?
- И сейчас не нравишься.
- Это потому что ты влюблена в меня по уши, малышка. – он меня целует и я не отрицаю его слов. Он прав, разве нет? В любом случае, мне легко принять все, что он говорит.
А еще в какой-то степени легко не замечать Нерона. И тяжело не замечать, как Юлия то и дело обнимает его или нашептывает что-то на ухо. Наверно, мы с Виком со стороны выглядим так же. Только ощущения совсем другие. И я вижу, как Нерон смотрит на Юлию и в его взгляде ничего не изменилось. С ней он становится лучше и он ее любит. Сможет ли Виктор когда-нибудь и в половину меня так полюбить, как Сцевола любит свою жену?
- Кстати, милая, сдаю тебе твоего мужа с потрохами. – поднимаю взгляд на Нерона и слежу за его блестящим взглядом. Он не подает виду, даже если и напряжен. Но мне не надо его напрягать. Просто хочу найти хотя бы одну причину так долго смотреть ему в глаза.
- Ну-ка, ну-ка. - Юлия жмется к Нерону и смотрит на него полными любви глазами.
- А твой муж ходил без шапки.
Эта тема быстро набирает оборот и пока все смеются мне легко бросить взгляд на Сцеволу, как будто насмехаясь над ним. Честно говоря, мне не хватает его прямого взгляда на меня. Как вчера в постели.
И все бы ничего, если бы не рассадка за столом. Родители Юлии сидели во главе стола. Потом Юлия и Нерона, а затем, я и Виктор. И быть так близко к Нерону в этот вечер не входило в мои планы.

look

http://savepic.su/6796235.gif

0

37

Виктор таки находит время, чтобы приехать на ужин к Корнелию и Антонине. Ну еще бы! В этот круг он еще не вхож, как можно упустить шанс? Правда. они с Региной задерживаются, тогда как мы с Юлией просто не можем опоздать. Моя жена лишь потому не приехала встретить меня, что готовилась к вечеру, и, признаться, оно того стоило. Едва я вижу ее, то все возвращается в свое русло, и произошедшее в Пятом действительно как будто остается там. Я поддался соблазну, оступился, но это не повторится. Именно об этом я думаю, одеваясь и глядя на себя в зеркале. Свое отсутствие совести я прикрываю решением больше не поступать так. Как будто я все осознал, пережил катарсис и все такое.

Юлия обнимает меня, прижимаясь всем телом.
- Скучала. Даже несколько дней - скучала!
Смотрю на нее в отражение и улыбаюсь.
- Я знаю, ангел.

Почему мне кажется, что Регина надела это платье для меня? Потому что оно чертовски отвлекает меня, напоминая о том, что там дальше за вырезом декольте. И как ароматна ее кожа. И тут Виктор приходится как нельзя кстати, потому что своей вонью перебивает все возможное. Он расточается в своем протухшем от сладости говорении, и у меня скулы сводит.
Заходит речь о нашей поездке, и Регина, сучка, охотно делится тем, как тоскливо мне было по ночам и что она не готова раздеть меня до трусов. Она меня дразнит, я вижу это. Здесь ее жених и моя жена, родители, а она всем своим естеством строит острячку, словно это и не она пришла ко мне, предложив заняться сексом, потому что ей этого хотелось. И я согласился, потому что тоже хотел.
Они с Виктором милуются на тот счет, сколько ему приходилось уламывать ее на свидание, и я не выдерживаю:
- Тебе стоило пообещать ей денег. Смотри, со мной она подорвалась не в ресторан пойти, а поехать в Пятый, - делаю глоток виски, глядя на Регину, а потом перевожу взгляд на Виктора. - Ты не участвуешь в ее фонде?
Он проглатывает с улыбкой и отвечает:
- Не хочу, чтобы мы были связаны работой... Не хочу двусмысленности.
- Разве же это работа? - как будто искренне изумляюсь и прижимаю крепче Юлию. - Милая, ты слышала, наш брак двусмысленен. Мне не стоит помогать тебе, мало ли что подумают люди.

Когда Регина заговаривает про сдачу меня с потрохами я, конечно, не могу не бросить на нее взгляд, хотя и уверен, что она не скажет ничего о нашей ночи. Ночах. Но мне интересно, как она выкрутится, и по огню в ее глазах понимаю, что она прекрасно владеет ситуацией. Юлия ахает и толкает меня кулачком в бок.
- Нерон!
Тема шапки быстро становится обсуждаемой и превращается в предмет шуток, и с тем мы рассаживаемся за стол. И я оказываюсь между Юлией и Региной. И Регина оказывается под перекрестным огнем между мной и Виктором. Юлия в какой-то момент просто вытаскивает меня из-за стола, чтобы потанцевать, и заодно отчитывает, что я цепляюсь к Виктору.
- Этот суслик меня бесит.
- Милый, он просто болтун. Но они с Региной отличная пара.

Моя жена любит всех.

- Может, вас нужно вместе послать в пятый. Вы же с Региной стали лучше ладить, кажется? Может и с Виктором станете?
В той вселенной, где я пидор, то скорее всего.

А еще я вижу, что все время, пока мы танцуем с Юлией, Виктор чешет языком с Корнелием, а Регина цедит вино из бокала. И я при полном одобрении жены иду пригласить ее. и почему у меня ощущение, что я не сдержу данного себе обета не оступаться? Потому что ощущение, что я ступил на веревочный мост над пропастью.

- Едва удержался, чтобы не заставить их позаботиться о твоем здоровье. Ехать без белья под кондиционером... Женское здоровье такое хрупкое, - говорю ей, ведя в танце. Юлия улыбается и машет нам, показывает большие пальцы.

look

...

+1

38

Нерон и Виктор собачатся между собой и все, что мне остается делать, это не лезть в эту мужскую перепалку. Впрочем, если Виктор отзывается вяло, то вот Нерон с каждым комментарием становится все злее. И меня это раздражает, еще секунда и я воткну вилку ему в колено. Ситуацию спасает Юлия, которая утаскивает Нерона танцевать.
Катитесь котлеткой, детки, только ради бога, оставьте в покое моего жениха. Иначе, чувствую, он вообще перестанет появляться в моей жизни, после того приема, который устроил ему Нерон. И ведь Вик по сути ничего такого ему не сделал. Мне приходилось наблюдать общение Нерона с другими людьми и я могу сказать, что ощущения, будто у Нерона к Виктору личная обида. С другими он так не общается. Подколоть может, проигнорить может, но вот так жестко стебать… Что это, блядь, за хуйня?
Я в пол уха слушаю о чем треплется Виктор с Корнелием и наблюдаю за танцующими парочками. Не скажу, что у меня есть большое желание присоединиться к ним, просто, наверно, я бы поехала домой. Сегодня Вик ночует у меня. Мы периодически ночевали друг у друга, так как с переездом были проблемы. От моего пентхауса было далеко до его офиса, а мне не нравилась его квартира. Слишком холостяцкая и никакого уюта. В дральне Нерона и то больше комфорта, чем у Виктора. Хотя, дело наверно в Юлии. Она создаст теплую семейную обстановку где угодно.
Нерон приглашает меня на танец и я не удерживаюсь от комментария.
- Хочешь отдавить мне ноги?
Но все же соглашаюсь. Не могу не согласиться. У меня ощущение, как будто он приглашает меня не просто так. А может его Юлия надоумила, потому что едва она вернулась, как сразу пошла к Виктору и забрала его на танец. Хотелось бы мне знать, о чем они там болтают.
Нерон прилично меня держит за талию, а хочется, чтобы прижал крепче, рванул, как тогда в ванной, как сегодня утром в постели, когда крепко сжал меня в руках, скользя теплыми ладонями по обнаженной спине. И ощущение, как будто все это время, весь этот день мы просто разъехались по своим делам, а сейчас наконец-таки вернулись друг к другу. Как будто бы мы вместе и только окружающие чужие люди, мешают нам это понять.
Я, наверно, дико рискую, но поднимаю руку от его плеча немного выше и она ложится аккурат под его шею. Пальцы так и не касаются обнаженной кожи. Но вокруг нас столько пар, что можно же сказать, что было слишком тесно?
- Если бы ты волновался о моем здоровье, - я говорю тихим голосом, чтобы нас никто не услышал. – Ты бы пожалел мои бедра вчера.
Я уже не злюсь на Нерона из-за Виктора. Мне все кажется, что я знаю причину, по которой Сцевола так нетерпим к моему жениху, но все никак не могу поймать это понимание за хвост.
Смотрю на Нерона и, наверно, зря я это ляпнула, потому что внизу начинает поднывать. Это было только вчера, а кажется уже вечность назад.
Я кривлюсь в ответ на улыбку Юлии и наблюдаю за тем, как она под руку с Виктором удаляются куда-то в сторону стола. Наверно, это мой маленький шанс и я не разрывая наших объятий поправляю бабочку Нерона, как будто она сбилась и как будто случайно скольжу пальцем за ворот.
- Все-таки жаль, что не осталось следов. Может, не достаточно притерлись? Может, нужно повторить? Когда ты едешь в Пятый?
Говорилось о том, что все останется в Пятом. И я знаю, что даже если нам повезет поехать вместе, то все равно будет Юлия. Будет между нами настоящая, не в экране на планшете. Она будет сидеть на коленях у Нерона. Не я. И все же, искушение такое сильное, что ему практически нельзя не поддаться.
- Или, может, Пятый приедет к нам?


These nights never seem to go to plan
I don't want you to leave
Will you hold my hand

Why am I so emotional?
No it's not a good look
Gain some self control
Deep down I know this never works
But you can lay with me
So it doesn't hurt

[audio]http://pleer.com/tracks/9983628Xt5u[/audio]

Отредактировано Lucia Varys (Вт, 15 Дек 2015 13:12)

0

39

Регина принимает и отбивает мою подачу, и мы заводимся оба, потому что... Черт, ее бедра... Хочу прижать их к себе, хочу провести рукою, чтобы почувствовать эти линии наяву.
Ее шепот обжигает, потому что Регина так близко, что в какой-то момент мы касаемся скулами. Не знаю, как это выглядит со стороны, но ведь похоже на то, что мы перебрасываемся парой реплик, которые вполне обычны для светского раута? Не кричать же, в самом деле, да? В конце концов, чем мы отличаемся от Виктора и Юлии? Он склоняется к ней, шепчет что-то, а она смеется и отвечает, и тоже не разобрать, что именно. Мы же выглядим точно так же?

- Ты сама мне их предложила, - шепчу, улыбаясь, как ни в чем ни бывало, встречаюсь взглядом с Юлией, и она подмигивает мне.

Рука Регины лежит на моем плече, и поэтому мы держимся теснее, и я чувствую этот едва уловимый флер ее духов. Если я поверну к ней голову, то совершенно точно окажусь в опасной близости от ее губ. Однако Регина наоборот немного отстраняется, только это не спасает ситуацию, а наоборот. Она поправляет мою бабочку, касается моей шеи и шепчет едва различимо, что сожалеет об отсутствии на мне ее следов.

Ловлю ее блестящий взгляд, и, честно, мне кажется, что она говорит совсем другое, чем то, что слышу я. Будто это я придумываю то, что она говорит сейчас, потому что мне больше всего хочется слышать именно это. Все, что было в Пятом, останется в Пятом? Но, черт побери, разве в Пятом дело? Оно в нас, а мы в Капитолии, и сейчас как никогда понятно, что никакой особой атмосферы в Пятом не было. Мы сами - атмосфера.

Моя рука лежит на обнаженной спине Регины, и я провожу по ней, пропуская Регину под рукой и забирая обратно к себе. Я не выигрываю время, я... Я просто хватаю воздуха, потому что она, кажется, слишком туго поправила мою бабочку.

Регина предлагает мне... Себя. Как накануне вечером. И я тогда не смог отказаться, потому что схожу с ума от этой женщины, и вот сейчас все повторяется. Все снова повторяется. И снова у меня есть шанс одуматься, есть время, есть масса условий, которые просто вопят об этом. Например, то, что я с моей женой на вечере ее родителей.
- К вам с Виктором? - пытаюсь сохранить остатки рассудка, но выходит так, словно я делаю это для галочки перед тем, как сдаться. Типа "Ну, я по крайней мере попробовал..." - Попробуй свозить его в Пятый, может, у вас наладится?

Кажется, я справляюсь? Хотя, черт его знает, на что бы я решился следом, если бы мелодия не закончилась, и рядом с нами не оказалась Юлия.

Дальше вечер идет своим чередом, и больше нам с Региной не остается побыть наедине, пусть и на глазах у всех. Однако я ловлю на себе ее взгляды. Ну, сложно не ловить, если я сам их ищу.
Они с Виктором уезжают раньше, мы - одними из последних .и следующий день проводим дома в постели или у камина. Юлия желает незамедлительно поехать в горы, но ей еще нужно до конца оправиться после болезни, поэтому это время я провожу с умом и несколько дней провожу в офисе. Поездка в Пятый дала много пищи до ума. Да-да, не только для тела, но и для ума. Только бы о Регине думать поменьше.

И я набираю ей смс.

"Так что мы решаем с Пятым?"


Если ее пыл остыл, она прочтет сообщение с точки зрения ее попыток раскрутить меня на деньги. Если нет... Если нет, то прочтет правильно.

Бросаю телефон на стол и роняю голову на руки. Боги, я идиот. Но я не могу не думать о ней. Она поймала меня на крюк, предложив встретиться в Капитолии, и я так крепко проглотил наживку, что не могу сорваться с него.

...

0

40

Нерон некоторое время молчит, но когда отвечает… Черт, моя реакция совсем не такая, какая должна быть. Меня отшили. Он выбрал жену и верность ей. Но… черт, это должно так заводить? Его реакция на мое предложение, его злость к Виктору, его шутки про меня и Виктора, его «переживания» за наши с Виктором отношения. Не так должен отказывать верный муж. Он должен был говорить о Юлии.
Которая кстати появляется, едва заканчивается музыка. Она ждала этого, подкарауливала? Почему-то ее навязчивое желание быть везде рядом с Нероном раздражает. Впрочем, чему я удивляюсь. Это же и есть нормальные отношения?
- Он у тебя отвратный танцор, милая.
Сомневаюсь, что она поймет мою шутку, как надо. Нерон может. Этот тип юмора в его компетенции, особенно после того, что между нами было и что уже не повторится.
Чувствую ли я злость? Нет. Разве что легкую досаду.
Мы с Виктором уезжает и он всю дорогу болтает о том, какой приятный вечер мы с ним провели и какие милые люди ему встретились.
- Больше надо проводить времени со мной. Ты еще и не такое увидишь.
- Я готов искупить свой грех. – он обнимает меня и целует, поднимая на руки и таща в спальню.
Следующие несколько дней проходят в обычной рабочей обстановке. Перед Новым годом, до того, как Юлия и Нерон уедут в горы, мне нужно заехать к нему и обсудить детали спонсорства. Но я все никак не могу настроиться на эту встречу.
Я еду к фотографу, когда в машине мне приходит смс. И вот от кого я не рассчитывала получить весточку, так это от него. а что на счет Пятого? И даже если бы я хотела свинтить на другую тему, не смогла бы. Потому что наш разговор, личный, был закончен именно на этом моменте. Он меня спрашивает? После того, как он зарядил мне про Виктора? Ну наглость. Я похожа на девочку по вызову?
Ничего не отвечаю. Разве что, не задерживаюсь у фотографа так долго, как планировала и после него еду в офис к Нерону. Раз уж мне все равно нужно, заодно и выскажу ему свое веское фи.
И как назло, но стены офиса Нерона прозрачные. Ему это нравится? Я предпочла бы более интимную обстановку. Я вообще люблю, когда меня никто не видит, а только я за всеми наблюдаю. Но Нерон, конечно видит меня из кабинета. Мне не назначено, так что секретутка идет узнать у мистера Сцеволы, сможет ли он принять меня без записи. Ох ты ж бля. Но он может и меня провожают в кабинет. Даже предлагают кофе или другие напитки. Соглашаюсь на кофе.
- И тебе в кайф сидеть в аквариуме? – выдаю я, совершенно не здороваясь и садясь за стол. Нерон сидит во главе и смотрится чертовски сексуально. И у меня как-то убавляется пыл, гонять его за хамское обращение. – Я составила план расходов, хочу, чтобы ты взглянул на презентацию для спонсоров для благотворительного вечера. С тебя первый взнос, так что будешь толкать речь на вечере, как первостепенный меценат и царь горы.
Мой тон холодный и абсолютно, ни нотки не фальшивлю. Меня ведь не перестал интересовать его взнос. Просто помимо этого появились и другие интересности. Как там он сказал? Ради его денег я побежала за ним в Пятый вместо ресторана?
Я все не могу понять, кто кого использует. И если он меня, то получается, я продажная шлюха? Но секс ведь хорош. Это считается оговоркой?
- Отвлеки свой мозг от шуток о Викторе и моей мелочности и взгляни.
Я показываю ему бумажки, расходы, примерные планы. Мне нужна его консультация, потому что Нерон в этом дистрикте – главный и ему лучше знать, что нужно Пятому в первую очередь. Нам приносят кофе. А еще у меня ощущение, как будто Нерон не особо внимательно меня слушает. Мне раздеться для лучшего эффекта? Хотя вряд ли это поможет.
И все-таки я слежу за его реакцией, за его взглядом и иногда мне кажется, что и я срываюсь, показывая то, что не должна.
- Обрати внимание на эти заметки. – подаю ему документ, на котором прилеплены стикеры с пометками. – Особенно на эту.
Успела накатать ее в машине. В машине. Еще там я уже все для себя решила. Я не умею отказываться от того, что мне нравится. А с Нероном мне нравится.

В 8:00, сегодня. У меня.

И адрес там же.

0


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » i can't stop it


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC