Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » i can't stop it


i can't stop it

Сообщений 41 страница 60 из 105

41

Регина не отвечает на мое сообщение и, признаться, я испытываю некоторое облегчение. Пусть все закончится на вечере. И то, что случилось в Пятом, пусть останется в Пятом. Я раскуриваю сигару по виски и просто тону в своем кресле. Не хочу ни о чем думать. И ни о ком. Первое - легко, второе - труднее. Из этой полудремы меня выуживает секретарь, которая сообщает, что ко мне Регина Люция и что ей не записано встречи. Ну да, если не считать, моей смс...

Я вижу Регину через стекло, слежу за нею взглядом, словно по ее движениям пытаюсь определить, чего ждать от встречи. Что я чувствую? Оборванное ощущение внутри, потому что не знаю, зачем она пришла. Почему не ответила?

Регина усаживается за столом и толкаем мне планшет. Тот останавливается ровно передо мной, а она продолжает говорить совершенно будничным тоном о своем фонде и о том, что она готовит для благотворительного вечера. Это все? В смысле, это и есть то, с чем она пришла? Черт, я готов поставить подпись под любым числом, даже не взгляну.
- Меценаты занимаются поддержкой талантов, - отзываюсь я, перенимая ее тон. Откидываюсь в кресле, глядя на нее. - Так скажи, сколько это стоит, и я накину половину, чтобы не говорить ничего. Попроси за меня Виктора. Коротенько, минут на сорок.

Регина бросает на меня быстрый взгляд и переключается на свои бумаги, и то же самое советует сделать мне. Для этого она даже готова стоять надо мной как назидательница. И просит особо обратить внимание на пометки. Да мне плевать на твои суммы, мне... Я вижу этот листок, и на нем не полевые заметки, а назначение встречи сегодня. Регина стоит рядом, опираясь на стол и с самым деловым видом поясняя мне что-то, хотя слова ее сущий мусор.

- Очень интересно. Думаю, твои планы вполне осуществимы. Не без моего участия, конечно, - моя ладонь ложится на ее задницу, обтянутую в узкой юбке-карандаше. И Регина чуть прогибается в пояснице, переступая с ноги на ногу, а потом пересаживается на стол, но трудно не заметить легкий румянец, проступивший на ее скулах. Она садится спиной к стеклянной стене и словно так загораживается. Детка, я знаю все ракурсы этого кабинета. И точно никто не увидит, как я касаюсь твоей лодыжки и веду ладонью вверх между твоих ножек.

- А твой жених не перебьет мою цену? - спрашиваю я, имея в виду, не обломит ли его появление наши планы. Регина качает головой. Отличный деловой разговор.

В 9:00 у нас ужин с друзьями. Я позвоню Юлии, что задержусь, а в 8:00 буду стоять на пороге пентхауса Регины. Я не учусь на своих ошибках, не держу обетов, не раскаиваюсь.

..

+1

42

Я замечаю, как мгновенно меняется поведение Нерона, едва он видит мою записку. Даже его голос начинает звучать по-другому, более сладко, как будто низко, возбуждающе. В Нероне как будто что-то просыпается. Наглость и хамство. Потому что его рука опускается на мою задницу и я чувствую сквозь ткань тепло его ладони. Я подаюсь к его руке совершенно несознательно. Потому что сознание занято тем, как бы удержаться и не сбросить весь хлам на пол, чтобы сесть на стол и притянуть к себе Сцеволу. Хочу его немедленно.
Пересаживаюсь на стол, закрывая нас от публики и смотрю на Нерона с тенью улыбки, но на самом деле, черт, он завел меня. Одним взглядом, одним прикосновением. И я ловлю этот похабский взгляд на себе, немного раздвигая ноги, когда его рука скользит по чулку вверх.
И все же…
- Он не сможет себе этого позволить.– тихо говорю я, отвечая на вопрос Нерона про Виктора. Я накрываю руку Сцеволы своей и возвращаю ее на подлокотник. Прибереги пыл, милый, иначе нам придется избавиться от твоей секретарши, чтобы она никому не разболтала, как ты драл меня на рабочем столе. Наклоняюсь, слегка опираясь на колено Нерона и ведя руку вверх. – И я хочу, чтобы речь говорил ты.
Сползаю со стола, собираю все документы и планшет.
- Всю сумму я тебе сразу не озвучу. Придется потерпеть меня еще несколько месяцев. – растягиваю губы в красноречивой улыбке, хотя для окружающих это бы показалось оскалом. – Но вот это можешь подписать уже сейчас.
Первый взнос, относительно небольшой. Это поможет привлечь других спонсоров для работы в Пятом. Да и не дело это, сразу опустошить Нерона и отстать от него. У меня большие планы на него.
Он хочет меня. Хочет меня так, что даже не может скрыть радости от нашей встречи, не может удержать руки подальше от моего тела. Тогда что же было на вечере? Впрочем, важно ли? Мне было не стыдно предложить ему переспать фактически под носом у Юлии. Так разве мне может быть стыдно переспать с ним за ее спиной. И видимо, не так уж и хорошо все у них, если он загорается от маленького клочка бумаги с датой и временем.
И забавнее всего осознавать, что мне… мне понравилась его реакция. Я ее ждала. Я хочу, чтобы он хотел меня, потому что со мной-то все понятно. И то как быстро он согласился на такой невозможный план встречи, ведь у него, знаю, наверняка есть дела, только доказывает, что наше притяжение взаимно.
А в 8:00 Нерон стоял на пороге моего дома…
- Как штык, - комментирую со смехом, открывая дверь и хватая Нерона за ворот рубашки, притягивая к себе.
Хотя мне в какой-то момент кажется, что это он подается ко мне первым, настолько быстро я оказалась в его руках. На мне ничего, кроме халата, который тут же распахивается, а я избавляю Нерона от одежды, срывая с него галстук.
- Ненавижу галстуки. – сбивчиво шепчу я, ослабляя петлю и выбрасывая клочок ткани в неизвестном направлении. – Но обожаю их с тебя снимать.
А ведь это первый наш совместный галстук.
Мы поднимаемся в спальню и вещи Нерона разбрасываются по пути на второй этаж. Мы задеваем парочку стен, потому что мне совершенно некогда указывать Нерону направление, но это еще больше распаляет. И черт возьми, как же правильно наконец чувствовать его руки на своем теле, его поцелуи. Как правильно чувствовать жар его живота, твердость напряженных мышц, покусывать его плечи, не оставляя на них следов, но желая этого всем сердцем. Я не знаю, почему, но я как будто хочу поставить на Нерона свое клеймо. Только это невозможно.
Юлия прочно вросла в Нерона и я против воли чувствую холодок обручального кольца на безымянном пальце мужчины. Странно, но в Пятом я его не видела. А заметила сегодня, когда Сцевола пытался забраться мне под юбку. Хотя это не должно меня волновать и, конечно, я не поднимаю из этого истерику и не велю Нерону снять кольцо. Это значительно упрощает ситуацию между нами. Только секс. Чертовски хороший секс.
Времени у нас не так уж и много, но мы проводим его с пользой, прекрасно зная каждое потаенное желание друг друга, каждый изгиб тела, который загорается от прикосновения, и пламя скользит от шеи к груди, спуская к животу и концентрируясь между ног, в толчках, в глубоких, сильных движениях. И мне не нужно сдерживаться, потому что в доме никого и я без страха, с наслаждением выдыхаю имя Нерона, не отводя от него взгляд и лишь иногда закрывая глаза, когда он оказывается слишком резок. Но мне это только нравится и он видит это по моей улыбке, слышит это в моем голосе, когда я прошу его не останавливаться.
А когда мы достигаем пика, Нерон еще некоторое время не может двигаться, так и оставаясь во мне и я сквозь дымку оргазма перед глазами, беру его лицо в ладони и притягиваю к себе, чтобы поцеловать. Это невероятные ощущения, что и дыхание невозможно перевести.
Это наша последняя встреча в этом году. Потом мы с Виктором уезжаем на горячие источники в горах Второго, а Нерон с Юлией еду в горы, в снега. Мы будем встречать Новый год как положено, с теми, кто нам предназначен, кого любим. Только лежа в постели думается совсем не об этом.
- Надеюсь, у тебя есть в машине запасной одеколон. Ты пахнешь мной. – смеюсь я, слегка кусая Нерона в плечо, а потом целуя. – Лучший твой запах. – сейчас бы еще разок, а потом уснуть и до самого утра. – Когда вы с Юлией возвращаетесь? Мы могли бы иногда так встречаться. Только предупреди заранее, если снова озаботишься моими отношениями с Виком.
Переворачиваюсь на живот, глядя на Нерона и проводя по его татуировке пальчиком. Ему уже надо уходить, его наверняка ждут и я даже догадываюсь, кто.

Отредактировано Lucia Varys (Ср, 16 Дек 2015 16:37)

+1

43

Регина открывает мне дверь, и я не понимаю, то ли я кидаюсь на нее с порога, то ли она тянет меня к себе, но в одно мгновение мы оказываемся вместе, и я пропадаю. Регина шутит, что я чертовски пунктуален, но знала бы она, сколько раз меня колола мысль о том, что я могу принять решение не ехать, и тогда бы все закончилось почти наверняка. Но всякий раз я просто отодвигал ее. И ни совесть не проснулась, ни раскаяние.

- Признайся, ждала меня под дверью, - развязываю поясок на ее халате и стону от удовольствия, когда понимаю, что на ней совсем ничего нет. - Ты очень быстро открыла, - улыбаюсь, пока Регина разбирается с узлом моего галстука. О, ей нравится?

- Откуда ты знаешь, ты же не пробовала, - помогаю ей с тем, чтобы поскорее избавить меня от одежды, и та падает там, где брошена. Помнется? Плевать. Я все равно заеду домой переодеться, прежде чем поехать на ужин...Я ведь доеду до ужина? Потому что пока меня интересует только постель Регины и она в этой самой постели.

- У тебя милая квартирка, - шепчу, и Регина смеется мне в губы, потому что, конечно, я ни капли не успеваю оценить интерьер. Разве что по отражению в ее сумасшедших красивых глазах, но только в этом отражении - я.
Мы падаем на кровать и не теряем ни секунды. Регина влажная и горячая, и я вхожу в нее сразу и на всю длину, погружаясь и растворяясь без остатка. И меня заводит протяжный стон Регины, полный утоленного ожидания и удовольствия, и я чувствую то же самое.

Я толкаюсь быстро и уверенно, и Регина подстегивает меня своими поцелуями ,своими вскриками и тем, что повторяет мое имя, то растягивая, то шепча быстро-быстро, и я целую ее. Как же я хочу эту женщину.

Оргазм накрывает одновременно, и Регина громко кончает, прижимая меня к себе, и я разряжаюсь, дрожа всем телом и опускаясь на нее. Тяжело дышать, легкие горят, воздуха не хватает, и мне требуется время перевести дух, а Регина скользит ладонями по моей спине, и ее прикосновения как поцелуи. Нежные, едва ощутимые.
Мы устраивается рядом, Регина обрисовывает мою татуировку, целует и, потянув носом воздух, говорит, что я пахну ею.

- Пытаешься узнать, приходилось ли мне уже перебивать чужой запах? Иначе зачем мне одеколон в машине? - отвечаю лениво. Регина переворачивается на живот, рассматривая меня. И предлагает "иногда так встречаться".
- Но тебя же твои отношения с ним не заботят, когда я здесь? Считай, я оправдал себя перед ним, - усмехаюсь, потягиваясь.
А перед Юлией?
Не знаю.
Я не думаю о Юлии, когда я рядом Региной. Регина как большая сверхновая звезда затмевает любое солнце, которое рядом с нею. 

Но я еще не ответил на ее предложение... Что мне ответить? Сказать, что да, такие встречи возможно, а значит оформить эти наши отношения, или пойти на попятную, сказать, что все закончено? Но если бы я хотел, чтобы закончилось, был бы я здесь сейчас? Так с кем тогда я играю?
- Встречаться у тебя? Если только ты обещаешь, что однажды твой Вик, - передразниваю, - не нагрянет сюда, потрясая рогами. - Хочу закурить, но сигареты здесь будут иметь эффект точно такой же, как запах Регины на мне.

Ложусь на бок, кладу ладонь на спину Регины, и она довольно жмурится... Целую ее в плечо, провожу рукою по позвоночнику от шеи вниз, пока не оказываюсь между ее ног и не начинаю ласкать. И мне нравится наблюдать за тем, как Регина облизывает губы, покусывает их, и чувствовать, что она движется навстречу моим пальцам. Я оказываюсь сверху, целуя ее между лопаток, зарываясь рукою в волосах, и вхожу.
- Мы возвращаемся пятого января, - наклоняюсь к ней и шепчу на ухо, - не засохни без меня.

...

Отредактировано Aaron Levis (Ср, 16 Дек 2015 22:22)

+1

44

Нерон в хорошем настроении и это видно с порога и даже слышно. Он язвителен и шутлив и, конечно, его шутки не могут не выводить меня из себя. И я бы уже давно прокомментировала каждую из них, если бы не была так увлечена нашим путешествием до постели, а потом и тем, чем мы занимались в постели. 
Я не знаю, что делает Нерон, но мне нравится все. Точнее я как раз очень хорошо ощущаю, что он делает, но я о другом. Просто это удивительно, как человек, который бесит меня, чуть ли не доводя до греха, так заводит меня в постели, что я не представляю своей жизни без его рук.
А он все шутки хамские шутит, хотя 5 минут назад едва мог дышать. Но мне нравится эта ухмылка на его губах и я с удовольствием провожу по ним пальцем, как будто запоминая контур этой наглой ухмылочки. Он похож на Чеширского кота из сказки, довольный и загадочный.
- Ну должно же быть какое-то объяснение, почему от тебя не несет сволочью за километр. – парирую я, но без особой злости. Когда он в моей постели, когда мы вообще в постели и полностью голые, то мне нравится эта сволочь. Как будто это моя сволочь.
Нерон шутит, что он очистил свою совесть перед Виктором, а я только фыркаю. Как бы от его заявлений не сошли древние боги на землю, чтобы уничтожить все живое, потому что Нерон Сцевола типа признал свою вину перед Виктором. Хотя и сам Сцевола звучит не убедительно. Я бы скорее подумала, что он таким образом скрывает свою вину перед Юлией. Потому что мне как раз таки снова не стыдно. Ни перед Виком, ни перед Юлией. Нерон – муж Юлии, я его не отбираю, не заставляю его развестись, не претендую на деньги. Она же хотела, чтобы мы подружились. Вот мы и нашли общий язык. В прямом смысле.
А тем временем Нерон как будто этими отшучиваниями выигрывает время, чтобы пораздумать над моим предложением иногда вот так встречаться. Да, у меня. Не у него же! Тем более с нашим образом жизни не думаю, что встречи получатся регулярными. Но Нерон соглашается, беря с меня слово, что Виктор нас не застукает. У меня все под контролем, дорогой.
Во всяком случае, пока ты не касаешься меня так, водя рукой по спине и спускаясь в опасную зону.
- А ты рогов боишься? – спрашиваю я со смехом, приподнимая бедра, подаваясь навстречу руке Нерона, прогибаясь в спине и сладко вздрагивая от влажного тепла внутри. – Ну если их размер определять качеством секса, то тебе нечего волноваться. Он с таким грузом даже в лифт не зайдет. – и на последнем слове у меня все же срывается голос на стон.
Нерон странный, выбешивающий меня мужчина, но восхитительный любовник. Он остается со мной в постели, нависая надо мной, растягивая нашу встречу. Неужели его планы отменились? Или их не было вообще и я все надумала? В любом случае, я этому рада, потому что Нерон заводит меня как никто. И с ним я бы не просто продлила вечер на пару часов, я бы осталась с ним до самого утра.
Пятого января. Мы с Виктором возвращаемся третьего. А пока что я послушно повожу головой в сторону руки Нерона, когда он зарывается в мои волосы, собирая их в кулак.
- Тогда шестого тебе будет остро необходимо… черт… - я приподнимаюсь на коленях, цепляясь в изголовье кровати и прогибаясь сильнее в спине, сквозь покусанные губы, стоны и быстрые движения моих бедер, пытаюсь продолжить предложение, чувствуя его руки на моем животе, - будет охеренно необходимо погрузиться в работу…
Черт возьми, что он со мной делает?
А потом я провожаю его до двери, поднимая с пола галстук и повязывая его на шее Нерона. Он смотрится чертовски круто в таком помятом виде, потому что от прежней официальности не осталось и следа. Не могу отрицать, что ему идет расхлябанность образа плохого мальчика.
- Не растрачивай стояк понапрасну. – поправляю ворот рубашки, заправляя под него галстук и поднимаю глаза на Нерона. – После горячих источников Второго я буду очень мокрой.
Мы целуемся перед его уходом и наверно, я цепляюсь в него немного крепче, чем должна. Просто опять ловлю себя на том ощущении, что растянула бы нашу встречу. По крайней мере, до первого моего желания его убить.
На этом и прощаемся. До следующего года мы больше и не увидимся вот так близко. Мы с Виктором послезавтра уезжаем во Второй и проведем там чудесную неделю.
Или нет.
Виктор сваливает первого января по каким-то срочным делам. Зато я знаю, что Адам тоже где-то тусит на источниках. И в ночь с первого на второе мы празднуем его день рождения. Я точно не думаю о Викторе, Адам не заменяет его, но Адам сам по себе – личность. Так что мне вполне комфортно. Единственное, что конечно, периодически мучает, это острое желание написать смс Нерону. Нет, набрать его номер не горю желанием. А вот выслать фотку – да.
Впрочем, я нахожу свои выходы из ситуации. И отправляю Юлии несколько фотографий того, как я провожу время и для приличия спрашиваю, как она развлекается. Она конечно, присылает совместные фотографии с Нероном, а я интересуюсь, какой пластический хирург поиздевался над его лицом. Юлия смеется, уверена, что смеется. И интересуется по поводу одной из фотографий. Адам сфоткал и мы поржали над этим. Я умудрилась сделать татушку на нетрезвую голову, но смотрится она в итоге шикарно. И вот именно ее Адам и пытался запечатлеть. Джинсы просто удачно сползли.
В итоге, я и вовсе звоню Юлии по видеосвязи, пытаясь найти хоть какой-то тихий уголок. Мы все еще тусим у Адама и думаю гулянка затянется.
И когда Юлия отвечает на вызов, я вижу ее в рубашке, сидящей на диване. Рубашке Нерона. Не трудно догадаться. Портит ли мне это настроение? Ничуть. Я завожусь.
- Воу, я позвонила не вовремя? Я отвлекаю? – прикрываю глаза рукой.
- Нет-нет, Регина, все нормально. Но что это на тебе? – и тут она присматривается. – Ты что, выходишь замуж?
А кстати, я сижу в корсете от свадебного платья и в фате. Отмахиваюсь.
- Мне не суждено. Это подарок другу на день рождения, не обращай внимания. Я просто проспорила. – так, подарок другу или проспорила? Вообще, там все в одном завязано, но даже рассказывать сил нет. Тем более хочу перевести тему в более спокойное русло. – Милая, ты выглядишь чертовски сексуально! Если бы я была лесбой я бы завалила тебя. – смеюсь. – Кто тебя так осчастливил? У тебя глаза горят.
Юлия просит меня прекратить пошлить, потому что ей хватает Нерона и он, незамедлительно появляется с двумя бокалами вина. Боги, зачем вам вино? Если бы я осталась с Нероном в доме на неделю, я бы из постели не вылазила и его не выпустила. Странные люди. Хотя нет, выпустила бы, чтобы в снегах закопать.
Он без рубашки, на нем только домашние штаны, сукаааа. Только вернись в Капитолий, в этот раз я точно оставлю на тебе свои следы. И наверно, моя пауза немного красноречива и я выкручиваюсь так, как умею.
- А, твой муж еще жив? То есть мое новогоднее желание не исполнится? Стоило понять, что тебя никакой мор не возьмет. Ну хотя бы есть зуд в паху? – канючу, глядя на Нерона и прослеживая его реакцию взглядом. Качество связи – отличное, но все равно у меня острая необходимость заменить этот звонок личной встречей.
- Вы когда-нибудь поладите? – вопрошает Юлия, прижимаясь к Нерону, едва он садится рядом.
- Жена, ты куда пропала? – Адам появляется в поле зрения камеры и приветливо машет рукой. А я представляю именинника, как своего друга, с которым мы шутливо поженились пару часов назад.
- Я скоро. – выставляю Адама из комнаты, но он смотрит на меня поворачиваясь ко мне щекой и как будто чего-то ждет. Ах ну да, поцелуй. Традиция такая. И я целую его, закатывая глаза, после чего он наконец уходит. А я смотрю на Юлию. Она еще со вчерашнего дня в курсе, что Виктор уехал по делам и ей нравится это все меньше. Она говорила о том, что если я хочу, то надо будет встретиться после нашего возвращения в Капитолий и потрещать о нашем, о девичьем. Это всегда можно. Но сейчас главное не это. – Значит, ты все еще не вдова.

а как ты проводишь новый год, милый?

http://savepic.su/6786685m.jpghttp://savepic.su/6798973m.jpg
http://savepic.su/6778490m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Чт, 17 Дек 2015 15:51)

+1

45

Я задерживаюсь у Регины немногим меньше, чем на целый час, и это, конечно, херово, но, блядь, я ничего не могу поделать с собой, и это раздражает, да. Только я не понимаю, отчего это раздражение. То ли я начинаю чувствовать пробуждение совести и сознания от летаргического сна, то ли все куда сложнее (а куда уж!), и я просто не хочу уезжать отсюда.

Однако я собираюсь, одеваюсь, и Регина помогает мне, повязывая галстук как последний штрих. Ну что ж, выгляжу я... Хотя, какая разница, как? Я заеду в лофт, и только потом в ресторан.

Регина провожает меня до порога и целует.
- С Новым годом, - и закрываю за собой дверь. И снова оказываюсь в другом, правильном, измерении, потому что жизнь снова возвращается в свое русло. Вернее, я возвращаю ее туда и делаю это стремительно. В мгновение ока я долетаю до дома, окунаюсь под душ и еще с влажными волосами врываюсь в ресторан, где Юлия и наши друзья ждут меня. Мы типа как дружим молодыми семьями и у нас двойной семейным ужин.
- Все хорошо? - тихо спрашивает Юлия, когда я утыкаюсь в меню. Голоден как волк.
- Все хорошо, - отвечаю я, делая заказ. - Ничего, с чем бы я не смог справиться, - целую ее в висок, и она улыбается.

Мы едем в горы, ничто не отменяет планов, и погода даже наоборот, шепчет. Отличная погода для катания на сноуборде - мне, а Юлии - для горных лыж. Хотя, конечно, катаемся мы вместе. Собственно, первые два дня мы и проводим на склонах, отчаянно разминаясь, а новогоднюю ночь решаем провести вдвоем. Юлия предлагает мне, и я не могу отказаться, хотя, наверное, все же предпочел бы выбраться куда-нибудь. Однако она все же упрашивает меня, вымаливая, что хочет провести это время со мной и больше ни с кем, в постели и с бутылкой хорошего вина. И я соглашаюсь. Мы действительно мало бываем наедине. Да, у нас большая дружная компания друзей, но... Блядь, честно, для меня это не просто хорошее время препровождение, но и тот круг, в котором мы с Юлией вместе. Я не знаю, может, мне вожжа под хвост попала, или у меня какой-то кризис, но что-то между нами меняется. А может, со мной. и в этих изменениях наша компания - та система, в которой на меня действуют законы моего притяжения к Юлии.

Мы валяемся в постели, когда телефон Юлии трезвонит, и она, ворча, проверяет почту. Однако быстро ее недовольство оборачивается смехом, и она показывает мне фото Регины. Что?
Надеюсь, я проявляю не слишком явную заинтересованность?.. Сучка. Она знала, когда отправляла, что я это увижу. Тату, значит? Ну-ну... Хочу эту задницу. О. Мои. Боги.

Юлия идет на кухню, чтобы перекусить, набрасывает мою рубашку а я валяюсь в постели. Правда, недолго, потому что слышу голоса, и совершенно точно узнаю Регину. Я встаю, натягиваю штаны и иду вниз, прихватив бокалы с вином. И я не ошибаюсь. Регина звонит по видеосвязи.

Я вижу Регину в... фате? Что я упустил? Может ,я что-то и упустил, но Регина случая не упускает и тут же цепляет меня. Через Юлию.
Зуд в паху? Еще какой, детка. Смотрю на нее, делая глоток.
- А ты вышла замуж или подрабатываешь в новогоднюю ночь?
- Регина в образе, - говорит Юлия, целуя меня в щеку. - Регина, не обижай моего мужа. - Она кладет голову на мое плечо, а я улыбаюсь Регине. До той поры, пока в кадре не появляется чувак с одной из тех фото, что пришли Юлии. Что за удод?

Жена? А, ну да, образ. Образ у нее, сука. Промачиваю горло. Юлия обнимает меня, а я целую ее в висок, и она поворачивает ко мне лицо, трется носом о мой подбородок.
- Регина, быть замужем очень здорово. Выходи по-настоящему, и поймешь, о чем я, - улыбается она. - И не говори ужасных вещей. Я не смогу без моего Нерона.
И мне даже говорить ничего не надо, да, Регина? Юлия уже говорит достаточно. И я только целую жену, смакуя момент.
- А где же твой ненаглядный, а? Твой бог вознесся на небеса и ты поменяла религию? - интересуюсь я. Регина следит за мною взглядом, я не могу не видеть этого. И какая же она красавица, хочу ее.
- Как там источники? Не иссякли? Не высохли?

....

+1

46

Конечно, Нерон не может не прокомментировать мой внешний вид. Он завелся. По голосу его слышу, что он завелся. Впрочем, это не мешает ему миловаться с Юлией. Ну да, его женой, собственно именно поэтому он милуется с ней, а не со мной. А я милуюсь, с кем угодно, но не с ним. И с чего это вдруг я так завожусь по этому поводу?
Юлия все об одном. Не обижать ее мужа? Да Нерон сам кого хочешь обидит! Она что, совсем того не замечает? Кто, по ее мнению, Нерон? Слабая очкастая девочка, которую нужно защищать? Ну по моему скромному мнению, на Нероне надо пахать, ездить, скакать… и другие двусмысленные метафоры. Он такой пассивный с Юлией, что я сейчас помру от этого потока ванилизма, который они источают. И опять же, с каких пор эти отношения начали меня так бесить?
- Боюсь ты откопала последний бриллиант в куче дерьма. – комментирую и это прерывает поцелуй Юлии и Нерона, потому что Юлия тут же возмущенно на меня смотрит. Ух, какая грозная, аж страшно стало.
И что ты мне сделаешь? Впрочем, ничего. Юлия только качает головой.
- Регина, пожалуйста.
- Прости, прости. – стараюсь звучать искренне. – Твой муж доводит меня до греха.
Тут Нерон вспоминает Виктора и не могу в который раз не отметить, как любит Нерон моего парня. Не упустит возможности пройтись по нему. думаю, Юлия все рассказала ему, что Виктор уехал. Ну и что? Как видишь, милый, мне так же как и тебе, есть с кем провести время.
- Попрошу Вика, - растягиваю сладко, потому что знаю, что его бесит, как я называю своего жениха, - чтобы он прислал тебе свою фотку, чтобы ты сильно не скучал. У него их много.
Вик любил фотографироваться даже больше, чем я. И это немного раздражало, но я научилась не обращать внимания. Я вообще на многое не обращала внимания по поводу Виктора. Зато с Нероном видела каждую деталь и с удовольствием к ней цеплялась. И почему мне кажется, что все сказанное прежде было только разгоном, разогревом перед главным блюдом. И слова Нерона звучат хоть и вроде бы прилично, но я слышу в них живой интерес. Это ведь только наша тема. И автоматически Юлия исключается из этого разговора, хотя и проявляет ко мне внимания, тоже ожидая ответа.
А я… Я просто даже не задумываюсь о том, что сказать.
- Распусти свой острый язык еще длиннее и случится потоп. И кто меня спасет? Я в гребле не сильна. – в гребле – нет, а вот в части гребли – вроде ничего, да, милый? По крайней мере, не из-за интерьера моей квартиры ты тогда задержался. – А ты?

Отредактировано Lucia Varys (Чт, 17 Дек 2015 22:33)

+1

47

Регина затачивает о меня свой язычок, и Юлия... Короче, она не в теме, и, блядь, как бы это ни звучало, она лишняя. Разговор уже ведется не с нею, но, конечно, как ни странно, для нее. Иначе мы бы называли вещи своими именами.
- Милая, не обращай на Регину внимание. Просто она знает толк в бриллиантах и в чем их искать. Ведь где-то же она нашла себе Виктора, - обращаюсь к моей жене, и она тычет меня кулачком в бок, стараясь не фыркать от смеха, а казаться как можно больше возмущенной.

- О, пришли, пожалуйста. Я тут жирок поднагулял, - даже оттягиваю "жирок" на боку, - и мне посоветовали почаще опустошать желудок, так что мне пригодится. Стой, а ты не так поддерживаешь себя в потрясной форме?
- Нерон! - Юлия не выдерживает и бьет меня подушкой, смеясь. - Регина, не выводи его, смотри, что из него лезет!
Моей жене весело, а я завожусь. А Регина подхватывает все мои подачи, и слышу, что ей в кайф.

- В гребле? - переспрашиваю ее, уворачиваясь от Юлии, которая пытается зажать мне рот, но я перехватываю ее. - Предпочитаю плаванье. Вольным стилем. А ты? На спине или по-собачьи? Давай устроим соревнование, а?
- Ребята, Новый год! Хватит ссориться! - Юлия устраивается у меня на коленях. Я машинально глажу ее колени, но смотрю только на Регину. Жду ответа.

.

+1

48

Я знаю, что этот «разговор» может продолжаться бесконечно, потому что каким-то удивительным и странным образом, но нам с Нероном не надоедает кидаться друг в друга пакостями. Это еще больше распаляет и, черт возьми, как же мне хочется вцепиться в него, прижаться и если и заткнуть, то только поцелуем.
- Не угадал. Я с тобой общаюсь. Так много калорий я еще ни с кем не сжигала.
Юлия мешает. Она лезет к Нерону, пытается его угомонить. Бьет Нерона подушкой и почему у меня ощущение, будто она каким-то задним мозгом понимает, что ее перестали замечать, что она в этом разговоре лишняя и просто таким образом пытается вернуть Нерона к себе. Он и так твой. Что тебе еще надо?
А ей надо забраться к своему мужу на колени и я не могу упустить этот жест, когда Нерон начинает гладить колени Юлии. Прежде я бы и ухом не повела, так почему сейчас этот жест совершенно портит прошлое заведенное настроение?
- Это было бы нечестно. Ты ведь в воде не тонешь. – и почему-то голос мой звучит очень тихо, без прежней задорности. Если Юлии покажется, что я обиделась, это даже к лучшему. Главное, чтобы Нерон не заметил, как сильно влияют его отношения с Юлией на мое настроение.
А они влияют. Блядь. Что происходит?
- Жена! Хватит болтать, Регина. Пошли танцевать.
Я взвизгиваю потому что Адам подрывает меня с дивана и забрасывает на плечо, крепко держа за талию. Черт, я же только в плавках от купальника. А Адам наклоняется к камере, глядя на Юлию и Нерона, пока я требую, чтобы меня отпустили, но ничего не могу поделать и ржу. Адам меня отвлек. Как никогда вовремя отвлек.
- С Новым годом, ребята. Наслаждайтесь семейной жизнью, а мне пора насладиться своей. – он машет рукой в камеру и обрывает связь.
Я задерживаюсь с Адамом во Втором до пятого числа. С ним просто получается не думать о Нероне. Адам постоянно со мной и это отвлекает. Так что до шестого я доживаю практически легко. Просто иногда… иногда я пересматриваю фотки Юлии на телефоне и закрыв ее пальцем, смотрю на морду Сцеволы. Какой же он свинота.
Скорее бы шестое.

Нужно поговорить по поводу Пятого. Как на счет шести часов?
P.S. Прихвати с собой свой длинный язык.

Нерон же поймет? Он же поймет, что в шесть я буду ждать его у себя? Ведь больше нам встречаться негде, а разговор о Пятом может означать только одно. И Нерон понимает, присылая мне ответ. И от него я вздрагиваю всем телом, предвкушая нашу встречу.  Только ее не будет. Потому что за полчаса до прихода Нерона, ко мне в квартиру вваливается Виктор, говоря, что соскучился. И удивляясь, что это на мне только халат и больше ничего, неужели я ждала его?
- Я всегда тебя жду. – растерянно отвечаю я, принимая его поцелуи на своей шее. Черт, если только Нерон приедет, это будет катастрофа. – Милый, иди в душ, а я к тебе присоединюсь.
И Виктор принимает мой каприз, уходя в ванну. А я судорожно набираю Нерону:

Встреча отменяется.

Черт, черт, черт. Хочу перенести встречу на следующий день. Не получается. У Нерона ужин с родителями Юлии. Потом Виктор. Потом снова Юлия. Виктор, Юлия, Юлия, Виктор. В перерывах работа. И нет никакой возможности, чтобы урвать себе хотя бы пару часов. И мы не видимся больше недели. Вообще. Только смски и не сложившиеся встречи. Это убивает.
Юлия приглашает меня к себе на поговорить. Девчачьи беседы. И конечно, случайно, но разговор заходит за Нерона и их отношениях и Юлия рассказывает о том, какой Нерон добрый, хороший, ласковый и нежный. Нежный? Он совсем не нежно сжимал мои бедра и отвешивал шлепки, когда мы трахались у меня.
А еще они с Нероном даже никогда не ругаются. Он потакает ее капризам и это еще одна причина, по которой она так его любит. Он прислушивается к ней, внимает ее советам. Правда? Мне казалось, что Нерон всегда поступает по своему. Впрочем, что я о нем знаю? Но все же не могу удержаться от смешка. И Юлия смотрит на меня вопросительно, готовясь к худшему.
- Просто, иногда мне кажется, что мы с тобой говорим о разных людях. Я более раздражающего меня человека еще не встречала.
- Я думала, вы поладили.
- Шутишь? Я убить его готова.
Я не знаю, я просто чувствую, что испытываю раздражение. А еще злость и зависть. Невыносимо находиться в доме Юлии, зная, что наверху их спальня, с этим треклятым зеркалом, в котором по ночам отражается Нерон, занимающийся любовью. С Юлией. Не со мной.
- Эта дурацкая привычка отшучиваться не в тему, шмалить где попало. Вечно делать все поперек, наперекор, вечно спорить так, чтобы последнее слово осталось за ним. А еще эта его небезопасная манера разбрасываться… - черт, я останавливаю себя очень вовремя, потому что Юлия не должна быть в курсе, что я знаю, как Нерон разбрасывается вещами. И я моментально тухну. - … шутками про Виктора.
- Регина, не обижайся на него. Просто иногда по непонятным мне причинам, но Нерон вот такой. Я стараюсь его угомонить.
Зачем?
- Ты просто очень сильно его любишь. Поэтому причины и непонятны.
- Я очень его люблю. И ты знаешь, он когда меня обнимает, мне хочется прям раствориться в его руках.
Я ухмыляюсь, вертя бокал с вином в руках.
- Да, знаю.
- С Виктором ты чувствуешь тоже самое?
Что? При чем здесь Виктор? Ах, да. Черт.
- Да… Что-то где-то рядом.
Юлия выражает свою неуверенность в том, что Виктор меня достоин, если он даже праздники не может со мной провести. Вот Нерон..!
Дура, какая же она дура.
- Иногда мы слишком поздно понимаем, что те, кого мы любим, не обязательно те, кто делает нас счастливыми.
Парадоксальная фраза. Впрочем, уместно ли в моей ситуации говорить о любви? Во всяком случае к Виктору. Я уже и забыла, что это слово значит.
- Ты несчастлива с Виктором?
- Я счастлива не с Виктором. – и мысль эта приходит так быстро и естественно, что я даже не задумываюсь над ответом.
- А с кем?
Вопрос повисает в воздухе, потому что мы слышим шаги в лофте и Нерон появляется совершенно неожиданно. Юлия тут же кидается к нему, обнимает и целует. Я всего этого не вижу, да мне и смотреть не надо, чтобы знать, что сделает Юлия. Тоже самое сделала бы и я, если бы Нерон приехал ко мне.
Мне нужно только пару глотков вина, чтобы обеспечить себе вменяемое лицо и повернуться к Нерону, чтобы взглянуть на него. Я так соскучилась.
- Совсем забыла! Я же привезла тебе подарок, милая. Лопату. Хотела передать тебе, пока вы были в горах, чтобы ты успела закапать своего мужа в снегах.
Слабенько. Но как же это невыносимо, видеть его так рядом и не иметь возможности прикоснуться. А вдруг он потерял запал? Это немного пугает, потому что я не готова еще все рвать.
- Не обижай сегодня Регину, родной. – смеется Юлия, пристраиваясь за спиной мужа и обнимая. – Она сделала тебе комплимент.
- Ага. Сказала, что ты бы неплохо смотрелся в цветастом парике Цезаря. У меня даже завалялся такой дома, не хочешь примерить?
Юлия любую нашу перепалку воспринимает как шутку. А мне это в тягость. Я вообще больше не хочу видеть этих двоих вместе. Ни здесь, ни где-либо еще.
- Ладно, детки, мне надо ехать. Заболтались мы с тобой, милая. – я поднимаюсь с дивана, стравя бокал на стол и не принимая никаких уговоров Юлии. Я не хочу быть третьей лишней. Я не привыкла. И поэтому… - Ты случайно не возвращаешься на работу? Я без машины. – и меня надо подвезти.
Я знаю, где я хочу видеть Нерона. В своей постели. Немедленно.
- А я думала, ты на совсем вернулся. – вставляет Юлия, кладя свою голову на плечо Нерона и целуя его в шею. Сука. Когда же я стала тебя так ненавидеть?

+1

49

Этот хер, который вдруг появляется с Региной и зовет ее женой, бесит. Что, блядь, за хуеплет образовался? Впрочем, нетрудно понять, что она и с ним "сжигает калории". Вот дерьмо. "Жена", да?

И они отключаются. Юлия гасит экран и снова обнимает меня.
- Мне кажется, они с Виктором расстались. - Произносит она задумчиво. Да мне плевать. Лучше поцелуй меня, жена, и идем в постель.

Больше Регина и Юлия не созваниваются, но зато регулярно обмениваются фото. И меня неприятно торкает, когда этот пыльный хуй вместе с Региной. Честно, Виктор мне "нравится" больше. Он идиот, и я его знаю, а этого - нет. Вот сука.

Мы возвращаемся в срок, и сообщение от Регины не заставляет себя ждать. Да, черт побери, хочу встретиться, потому что думаю об этом постоянно! Однако, когда я уже в пути, Регина дает отбой, и я еду... Нет, не домой. В бар.

И момент увидеться не выпадает нам долго. То одно, то другое, то... Короче, что угодно, только не "пятое". А потом все оборачивается как в дурной комедии. Юлия и Регина одновременно пишут мне о своей встрече, и это атас. Правда, первая пишет, что у нее важный разговор со второй, а вторая крайне саркастично настроена. А что чувствую я насчет того, что моя жена и любовница будут говорить по душам? Ничего. Нет, мне не совестно, и задница не горит. Запаха жареного я вообще не чувствую. Я вообще забиваю на всякое такое типа совести, когда просто приезжаю домой.  И я делаю это в расчете, что Регина еще у нас. И расчет оправдывается. Даже с лихвой, потому что Регина сама подбрасывает мне план действий.

Я, конечно, целую Юлию, но только...
- Заскочил за планшетом. Еще на несколько часов работы, родная. - Отвечаю ей и стараюсь звучать как можно вреднее уже для Регтны: - А ты не верхом? - вообще я о метле. И я действительно беру планшет, который мне на хер не нужен, и мы с Региной едем вниз. Стоя в разных углах лифта, потому что ближе просто нельзя.

Регина усаживается на переднее сидение, я занимаю водительское. Мы словно покидаем территорию, которая для нас запретна, и  только теперь меня отпускает.
- Где же твой муж? Или который он по счету? Мы давно не виделись.
Выжимаю газ и резко торможу на красном. Обожаю эту тачку, мягкая. Мне бы такое терпение и нервы.

..

+1

50

Нерон ловит мой намек и конечно, для вида бросает комментарий.
- Верхом. – поддакиваю я, глядя на него. – Сейчас только Юлия мне поводья передаст.
А ты знаешь, Юлия, что я разжилась этими поводьями еще месяц назад? И мне понравилось. Так понравилось, что теперь не хочу выпускать их из рук.
Нельзя говорить с Нероном, нельзя прикасаться и смотреть на него, пока мы на людях. Нельзя. Хочу.
И мне больше всего хочется положить руку на его колено, когда мы едем в машине, чтобы почувствовать, что мы наконец одни, что следующие пару часов предоставлены только нам и никого лишнего вокруг. Только он, я и постель. Его руки – отдельный разговор. Боги, как же я хочу Нерона. Так, что ноет во всем теле. И я не замечаю этой напряженной физиономии, которая застыла на лице Сцеволы.
Он резко тормозит на светофоре и если бы я не была пристегнута, то долбанулась бы головой о приборную панель.
- Твою мать, Сцевола. Разучился водить?
И тут он выдает эти реплики про Адама. Или про Виктора? Даже не знаю, то ли путаюсь, то ли думаю сразу про обоих. Муж – он ведь вроде Адам. Но Нерон говорит так, будто я с ним трахалась все новогодние каникулы. Что за чушь? Я не спала с Адамом. Во всяком случае в эти выходные.
Но меня бесит. Нерон решил устроить мне сцену ревности? С какого хера, я стесняюсь спросить? Его бесит Виктор, он зол из-за Адама. Я думала, ненависть к Виктору – причина его болтливости. Но Адама он и не видел толком. Но злости столько, что сидение под Нероном сейчас начнет плавиться от закипания. И вместо того, чтобы успокоить Нерона, сказать, что между мной и Адамом ничего нет, я несу какую-то херню.
- Не смей называть меня блядью. Не тебе судить, с кем я провожу время, пока ты милуешься со своей женой. – и последнее выходит резко и с оскалом. Громче, чем мне хотелось бы. У него жена, он женат. И еще предъявляет мне претензии, что я сплю со всеми подряд? – Которую ты так нежно обнимаешь, что она хочет раствориться в твоих руках. – нежно напеваю я, копируя голос Юлии. Неудачно. Не с моей злостью и… да, завистью. Ей все это достается открыто, а я вынуждена получать это в тайне. И я припоминаю об этом Нерону. – В тех, которыми ты так вульгарно меня ласкал. От которых я кончала.
Черт, мы не виделись почти 2 недели с того момента разговора по телефону. А не прикасались друг к другу и того дольше. Я хочу его, очень. Но вместо этого он высказывает мне. Он для этого согласился меня подвезти? Чтобы уличить в блядстве? Плохая идея, милый, очень плохая. И последующая фраза звучит уже не так томно, как прежняя.
- Я достаточно наслушалась от Юлии как она тебя любит и как ее любишь ты, и вообще какая охеренная гармония у вас в семье.
Только если у них такая гармония, то почему Нерон бесится по поводу моих якобы мужчин? Почему вообще хочет меня? Не поверю, что дело только в сексе. Не теперь, когда Нерон так завелся.
- Хочешь прекратить наши встречи, чтобы я своим блядством не отвлекала тебя от любимой жены, так и скажи.
И мой запал проходит так же внезапно, как и возник. И я откидываю голову на сидение, выдыхая и закрывая глаза. Черт возьми, я жалею о том, что только что сказала. Потому что понимаю, что сказала это со зла, на нервах, из зависти Юлии. Она получает Нерона тогда, когда хочет, а я не получу его никогда.
- Что ты хочешь, чтобы я сделала, Нерон? – что ты хочешь, милый? Чтобы я не спала ни с кем, кроме тебя? Это несложно устроить, Виктор перестал иметь для меня какую-то ценность уже давно, просто до сих пор цепляюсь за него, потому что мы давно вместе и искать кого-то на его роль мне не хочется. – Потому что я не хочу обрывать все. Но у меня ощущение, что между нами уже не просто секс.
Когда все успело так усложниться? Мы были вместе только три раза. Но это было так потрясающе, что ни мозг, ни тело не хотят об этом забыть. И от этого все становится херово. Херово, потому что слишком хорошо.

+1

51

Регина заводится, и сначала я получаю за торможение, потом за то, что якобы уличаю ее в блядстве. Я разве сказал что-то такое подобное? Просто констатация факта, разве нет? Светофор загорается зеленым, и я стартую. Правда, в этот раз Регина не выступает насчет моих навыков вождения, потому что увлечена своим монологом, в котором она передразнивает Юлию, предлагает мне все закончить, а потом говорит, что не хочет ничего завершать. А еще, что между нами есть что-то помимо секса. Есть?

Я рулю по широкому проспекту, и высотка Регины уже видна. Мне нравится эти апартаменты. Персональные лифты, собственный подъезд. То, что надо для нас с нею. Я молчу, а Регина, наконец отговорив свое, смотрит на меня, повернув голову ко мне, и смотрит так устало, так... Я кладу руку на ее колено и веду вверх. Я не знаю, что у нас происходит, если это больше, чем секс. Что может быть больше, чем секс? Может то, что она сводит с ума, едва я впервые увидел ее тогда ресторане? Черт, все сложно, и я не готов говорить об этом, обсуждать. Я хочу просто добраться до ее пентхауса и забыться с нею на пару часов.

- Я не могу велеть тебе не спать ни с кем, - отзываюсь я. - В конце концов, как же твой бог и религия? - усмехаюсь. - На меня что-то нашло, не обращай внимание. Наверное, я просто начал издыхать на каникулах. - Сдаюсь, да. Черт, наша встреча не должна была быть такой. Ну, по сути, ее бы вообще не должно быть, потому что, о да, верно, я женат, и мне бы следовало сейчас налаживать свою семейную жизнь, которая что-то стала докучать. Мы отдаляемся, я отдаляюсь, и вместо того, чтобы искать с женою сейчас точки соприкосновения, вспоминать их, я наоборот еду прочь, к другой женщине. В моей семье охеренная дисгармония, Регина, и с твоим появлением все стало гораздо хуже. Мы не ругаемся, не вздорим, да. Мы просто тихо остываем.

- Давай остановимся на том, что у нас секс, хорошо? Потрясающий секс. - Мы въезжаем на подземную парковку, я выруливаю на место подальше. Не удивлюсь, впрочем, если Регина после моих слов меня вышвырнет.

..

+1

52

Чувствую себя немного дурой. Или очень дурой. Впрочем, этот разговор все равно ни к чему хорошему не вел. Так что чего удивляться, что в итоге неловкость испытываю я, а не Нерон. У него-то все есть и это я тут единственная нафантазировала себе его приступ ревности. А на самом деле, ему просто захотелось вновь меня задеть. Не отличила от обычного его скотства. Теряю хватку.
В любом случае, я улыбаюсь, глядя на него и делая вид, что приняла его слова.
- Давай остановимся. – поддакиваю. – Но это не касается твоей руки на моем колене.
Ахаха, да, Нерон? Но почему мне так неприятно?
Впрочем, на «потрясающем сексе» это не отражается, потому что он действительно потрясающий. В нас еще ничего не остыло и все, как прежде, как впервые, тогда в Пятом и что еще нужно для счастья?
Я все так же выгибаюсь в его руках, постанываю от поцелуев и размеренных, уверенных движений, все так же хочу его и постепенно разговор в машине забывается. Нервы. Нерон просто вывел меня, вот и все. Мне не трудно вернуться к тому, с чего мы начали. И уже после первого раунда, пока Нерон восстанавливает дыхание, я спускаюсь вниз, чтобы достать для него маленький презент, который я привезла из Второго. Забавная вещица, совершенно бесполезная, но как только я ее увидела, то не могла не взять, так сильно она напоминала мне о Нероне.
Бросаю Нерону и валюсь к нему в постель.
- Сначала хотела оставить себе, но поняла, что ходить с ней постоянно только для того, чтобы всякий раз вытаскивать, когда в поле зрения появляешься ты – это глупо. Потом хотела отдать Юлии, но сомневаюсь, что она стала бы ее использовать. Так что, за неимением вариантов, отдаю тебе. – целую Нерона в плечо, пробегая пальчиками по его груди, пока он рассматривает подарок.
Чашка самая обычная, но надпись на ней очень говорящая. И, нет, это не в память обо мне, это не презент от чистого сердца. Просто я же тоже хочу ему подгадить. И мне кажется, у меня получается. В конце концов, все вернется на свое русло.
После этого наши встречи не то чтобы входят в какой-то график, но случаются гораздо чаще, чем в первые две недели нового года. Есть повод. Я же готовлю благотворительный вечер для Пятого, так что довольно часто наведываюсь к Нерону в офис. И конечно, ему без разницы, на чем расписываться и что за отчеты я приношу ему. Просто это очередной предлог, чтобы встретиться и заточить друг о друга языки.
И мне чертовски нравится стоять у большого окна его офиса и смотреть на безграничный Капитолий, особенно, если уже стемнело и чувствовать Нерона позади меня, потому что он показательно читает отчет о расходах, при этом другой рукой гладя меня по бедру. А если я стою к нему лицом, то моя рука обязательно скользит по молнии его брюк. Такие встречи обязательно заканчивались тем, что Нерон приезжал ко мне. И нам не надоедало.
Через три недели я отправляю Юлии приглашение на вечер. И ее родителям, конечно. Адам так же будет в числе гостей, ну и Виктор. Куда же без него? Вопреки желаниям Нерона, Виктор не будет говорить речь. И я до сих пор настаиваю, чтобы Нерон что-нибудь сказал.
- Постарайся, чтобы это не звучало как читка рэпа или призыв к оргии. В конце концов, ты вложил в этот вечер денег, ты же не хочешь, чтобы все расплевались еще на твоей речи и разошлись? – сижу на Нероне и делаю ему массаж, как тогда в сауне. Мой милый чужой муж так устал разрываться между женой и любовницей, да? – А я расплачусь за твои страдания с лихвой.
Я умею расплачиваться. Однажды, в одну из наших встреч, когда мы валялись с Нероном в постели и я лежала на его руке, мы вновь о чем-то препирались, позвонила Юлия. Не знаю зачем, но Нерон, конечно, взял. Она не имела привычки звонить просто так. Я недолго втыкала в потолок, перебирая его пальцы в своей руке, пока не психанула. Ну, психанула я внутри себя, а внешне, просто сползла медленными и неслышными поцелуями по телу Нерона, пока он разговаривал по телефону. И, черт, какой кайф было слышать, как изменился слегка тон его голоса, когда я начала ласкать языком и ртом его член. Все еще можешь разговаривать со своей женой, пока я ласкаю тебя и нагло смотрю в твои глаза?
На вечере собирается много гостей и большинство из них очень приличные люди. Я лично встречаю Юлию и ее родителей. Нерон с ними. Они прибывают ко времени, потому что главному спонсору опаздывать нельзя. Я вообще в зале с самого утра, и только в одной из больших комнат, выделенных лично под меня, успела переодеться для торжества. Виктор со мной и он сияет сильнее обычного, не спуская улыбку с губ и не своей руки с моего бедра. Он не умеет целомудренно обнимать.
- Юлия, Антонина, вы великолепны! – он целует обеих женщин в щеки, пожимает руки мужчинам и возвращается ко мне. – Мы с Региной надеемся, что вам понравится вечер. Моя девочка очень старалась, чтобы все было на высшем уровне. – он смотрит на меня и целует. – И я очень горжусь ею.
- Гордись еще и Нероном. Он – спонсор. – отзываюсь, принимая его поцелуй и стирая помаду с его губ. – Юлия, ты чудесно выглядишь, милая. – выражаю благодарность родителям Юлии, что они пришли. Нерон удостаивается другой благодарности. – Я выкатила красную дорожку на сцену, бриллиантовые блестки готовы к тому, чтобы осыпать тебя после твоей фееричной речи, мой господин. – даже шутливо кланяюсь.
А Юлия смеется, обнимая Нерона.
- Только не разбалуй его. Он у меня и так балованный.
Фу, бля, ну каааааак? Как он может жить с ней, с такой ласковой и нежной и параллельно драть меня, будто и вовсе животное. А че, мне нравится. Потрясающий секс, ага.
- Если он испортит вечер, баловать будет некого. – улыбаюсь, глядя на Нерона.
Еще некоторое время мы толкаемся в толпе, пока гости прибывают. Я могла бы забирать Нерона у Юлии, чтобы поздороваться с какими-нибудь спонсорами, но я этого не делаю. Я просто знаю, что Юлия потом влезет откуда-нибудь в самый неподходящий момент и вновь прицепится к своему мужу. Поберегу нервы. Мне и так в последнее время было тяжело с ней говорить. Ее нежность и доброта вставали комом в горле.
- Спасибо вам, что вы пришли сегодня. – я начинаю свое маленькое вступление, стоя перед толпой на небольшой сцене. – Многих я вижу здесь не в первый раз и не устану говорить, как ценю их поддержку и щедрость и как ценят ее те, кому вы пожертвовали свои деньги. – позади меня идет слайд шоу из фотографий других дистриктов, которые претерпели изменения, благодаря фонду. – Тем же, кто пришел сюда в первые, я говорю, добро пожаловать в нашу маленькую семью и огромный Панем, который нуждается в вашей помощи. Начать хочу по традиции с того, что этот вечер не состоялся бы, если бы не один человек, который производит самое неизгладимое первое впечатление. Когда я впервые познакомилась с ним ближе, чем просто по слухам, он принес своей чудесной и прекрасной жене пончики, которые сам и сделал. Но кулинария – не самый яркий его талант. Дамы и господа, Нерон Сцевола – стал первым, кто откликнулся на мое желание помочь Пятому еще до того, как я озвучила ему сумму пожертвования. И именно поэтому я предоставляю ему первое слово.

подарочки

http://savepic.su/6862166m.jpghttp://savepic.su/6853974m.jpg

+1

53

Регина меня не гонит, наоборот. Она говорит, что, действительно, нам пока следует остановиться в размышлениях насчет того, что между нами происходит. И мы поднимаемся наверх, начиная целоваться еще в лифте, и я понимаю, что безумно истосковался по ней. Меня тянет к Регине как магнитом, и с нею я за долгое время чувствую себя вновь намагниченным. Я искрю, я как оголенный провод.
Мы трахаемся быстро и голодно. Еще бы! Наша встреча так затянулась, что в какой-то момент все могло прекратиться само собой, наверное, таким долгим показался мне этот период. Мы целуемся, жадно и горячо, и я готов покрывать поцелуями каждый дюйм ее восхитительного тела. Регина стонет, зарываясь руками в мои волосы, шепчет мое имя и вскрикивает, кончая, а я делаю еще несколько толчков, и догоняю ее. Регина выскальзывает из-под меня, и я пытаюсь удержать ее, но она выдергивает поясок своего халата из моих пальцев, шикая, и убегает вниз. А я вытягиваюсь в постели, довольно улыбаясь.

- Hey, babe! Come fuck me!  - кричу ей, и Регина возвращается спустя пару минут, забираясь ко мне под одеяло и вручая мне... да ладно?! Я смеюсь, рассматривая чашку.
- Класс, - но, конечно, без вопросов Юлии не обойтись, если я привезу ее домой, и, честно, я не хочу придумывать бредовые ответы, поэтому... - Но пусть она живет у тебя. Может быть, однажды заваришь мне утром кофе, - ставлю чашку на прикроватную тумбочку и усаживаю Регину на себя, провожу ладонями по ее груди и животу.

И после долго расставания наши встречи становятся регулярными... Регина приезжает ко мне в офис, и, черт, хотя не там, где можно себя не сдерживать, все равно это похоже на секс. И такие встречи заканчиваются всегда у Регины. После одной из таких я возвращаюсь домой и, хотя Юлии быть не должно, она дома. А ведь я специально уехал от Регины раньше, чтобы хотя бы однажды встретить жену самому.
- Джозефина отменила встречу, поэтому я жду тебя дома, - улыбается она, обнимая меня, пока я развязываю галстук, стоя перед зеркалом. - Хорошо, что ты приехал раньше... Чем займемся? - ее руки скользят к моей ширинке.
- Для начала хочу принять душ, - сдабриваю свой уход улыбкой, как можно более усталой. - Может посмотрим кино? Выпьем вина?
- Можно...
- Выбери, хорошо?
- А не хочешь, чтобы я потерла тебе спинку?
- Просто я доверяю тебе в выборе фильма и вина, ты же знаешь, что я в этом могу промахнуться, - подмигиваю и закрываю за собой дверь в ванную. Вот и весь разговор.

А затем приходит приглашение на благотворительный вечер Регины, и я так и не отвертелся от речи. Юлия тоже поддерживает Регину, что я непременно должен произнести несколько слов.
- У тебя получится распинать этих жлобов. Они раскошелятся хотя бы из вредности. - Говорит она, поправляя ворот моей рубашки. И мы едем. Я, Юлия, Корнелий, Антонина. Регина представляет меня гостям и передает слово так, что я усмехаюсь, а Юлия целует меня в щеку и шепчет:
- Ты чудесный.

Я поднимаюсь к Регине на подиум. Мне нравится это ее полупрозрачное летящее платье, и я бы притянул ее к себе за этот белый бант на ее шее.
- Оказывается, на тебя не сложно произвести впечатление! - салютую ей бокалом и переключаюсь на публику. - Приветствую всех собравшихся. Надеюсь, вы пришли сюда не только чтобы показать свои наряды и набить животы, потому что на вас большие планы, - прокатываются смешки. - Знаете, что странно? Я всю свою жизнь работаю с Пятым, но настолько привык к нему, что по привычке после Революции просто не видел необходимости что-то в нем менять. Регина буквально ткнула меня носом в это. По-моему, это следует сделать и с каждым из вас. У вас сегодня есть исключительная возможность самим определить сумму, которой вы можете поделиться. Воспользуйтесь моментом, потому что я решился без раздумий, и этот костюм взят напрокат у тестя, - публика снова смеется. - Либо эта женщина очарует вас так, что вы снимите с себя все до нитки, и не заметите, как. Доставайте ваши чековые карточки и облегчите счет. Не будьте жадными говнюками, вам это не идет. Лучше подумайте, во сколько вы оцениваете свою щедрость и стремление помочь ближним! За вашу щедрость! - отпиваю из бокала.

look

....

Отредактировано Aaron Levis (Сб, 19 Дек 2015 12:29)

+1

54

Эта сволочь не может, чтобы не выкинуть что-нибудь этакое. Ну да, ему не за чем заботиться о репутации, он все равно убедительный говнюк. Черт, как же мне в нем это нравится, когда он вот так спокойно обливает публику дерьмом, но те абсолютно уверены, что обмазаны медом. Милый, ты сегодня без галстука, но черт возьми, как же ты сексуален. Хочу тебя немедленно. Хочу подойти и поцеловать тебя на глазах у всех.
- Спасибо за такую… проникновенную речь, мистер Сцевола. – я подхожу к Нерону и касаюсь его плеча. Тянусь, чтобы поцеловать его и мы официально расцеловываемся в щеки.
А затем я продолжаю речь, подкрепляя ее презентацией и теми результатами, которые уже сделаны, благодаря пожертвованию Нерона. И я стараюсь не затягивать с этим делом, потому что знаю, как быстро утомляются капитолийцы от болтовни других. Они сами любят потрепать языком.
А потом все приглашаются за столы и конечно, мы с Нероном за одним столом, как и вся его семья. И моя, в лице Виктора. Разговор идет живо, хотя мне иногда приходится покидать стол, чтоб уделить время потенциальным спонсорам. Иногда я выдергиваю из-за стола и Нерона. Не сказать, что есть особые причины, но эта иллюзия того что мы вместе на вечере, как-то уж слишком соблазнительна.
- Если завтра ко мне постучится толпа голых спонсоров, я тебя задушу. – тихо говорю я Нерону, держа его под руку, пока мы переходим от столика к столику. – Впрочем, я буду не против, если постучишься ты. И не только в дверь.
Вечер проходит очень хорошо. Очень многие выражают свою заинтересованность в Пятом и его благоустройстве и готовы помочь и мне для морального удовлетворения больше ничего и не надо.
- Регина, вечер просто замечательный. Ты большая молодец. – Юлия выражает свое мнение, которое мне совершенно ни к чему. – И я безумно горжусь тобой, любимый. – а вот это уже Нерону и она так тянется к нему, обнимает, целует. Думаю, была бы ее воля, она бы вообще не отлипала от Нерона весь вечер. По ходу семейные отношения цветут и пахнут.
- Твой муж действительно работал в поте лица. – бросаю взгляд на Нерона, отпивая из бокала. – Я едва успевала за ним.
Внезапно Виктор поднимается с места и стучит ножом по бокалу, привлекая к себе внимание. О, что такое, пупс? Про тебя опять забыли? Интересно, он может хотя бы один вечер прожить без внимания к себе?
- Дамы и господа, - возвещает он в тишине, - надеюсь вам нравится вечер и я бы не хотел вас надолго отвлекать от блюд. Но есть несколько очень важных слов, которые я хочу сказать моей любимой женщине. – Виктор говорит пафосно, громко, любуясь собой, но глядя на меня. А я не могу въехать, к чему этот фарс. – Малышка, я знаю, что я не подарок и не уделяю тебе такого внимания, как ты заслуживаешь. Но я очень тебя люблю и, - он встает на колено передо мной и у меня внутри что-то неприятно переворачивается. Виктор достает из кармана бархатную коробочку и открывает ее, внутри кольцо. Обручальное. – Регина Люция, ты сделаешь меня самым счастливым человеком на земле, если… Ты выйдешь за меня замуж?
У меня перехватывает горло. Нет, не от восторга, а от неожиданности. Проблема в том, что я не люблю сюрпризы, а особенно, когда на меня смотрит добрая сотня глаз. Или не очень добрая.
Ах, если бы я только знала, что Виктор устроил весь этот цирк только для того, чтобы во всеуслышание объявить, что собирается жениться. Для карьеры политика очень важно иметь семью и это поднимает пункт его популярности на пару делений вверх.
Я осматриваю зал, в растерянности и непонятках. Мне нужна минута чтобы подумать, чтобы… Я так долго ждала этого момента, что уже перестала в него верить. Мой взгляд падает на Нерона и я вижу его лицо, хотя совершенно не могу прочитать его эмоций. Вижу только как темнеют его глаза, или это свет так падает? Вижу как Юлия улыбается, прижимаясь к своему мужу и трется носом о его шею, наверняка вспоминая, как сделал ей предложение он.
Давай остановимся на том, что у нас секс.
И я в момент все решаю.
- Да. – улыбаюсь широко и смотрю на Виктора, который тут же надевает кольцо на моей палец, не теряя ни минуты и подхватывает меня на руки, чтобы поцеловать. А зал взрывается аплодисментами и выкриками.
Все так радуются, только вот мне нихрена не радостно, хотя улыбка у меня от уха до уха.

Отредактировано Lucia Varys (Чт, 24 Дек 2015 00:21)

+1

55

Кажется, моя речь удается. Зал аплодирует, Регина окружена нашими толстосумами, которые облизывают ее. Надеюсь, зайдет и дальше, и они таки раскошелятся. Впрочем, Регина теперь вряд ли их отпустит с крючка, мне ли не знать. Невольно наблюдаю за нею.
- Отличная речь, - говорит Юлия. - Смотри, как они оживились, - она кивает туда же, куда смотрю я.
- Хоть какой-то от меня толк, - отвечаю ей и переключаюсь на свою жену. Самое время, мы на людях, и... И на людях это всегда проще, потому что мы всегда воспринимаемся как одно целое.

А еще мы оказываемся за одним столом. Виктор бодр и весел, и опасения Юлии о том, что они расстались, не оправдываются. По-моему, они никогда особо не сходились, иначе как объяснить их странные отношения время от времени? Впрочем, не мое дело. И вдруг в какой-то момент Виктор весь приподнимается, приободряется и встает.
- Сомневаюсь, что его речь будет лучше моей, - усмехаюсь, глядя на Регину. Юлия смеется. Она в курсе моих торгов насчет речи и попыток махнуться местами с Виктором.
- Ну, может быть Виктор дотрясет тех, кто устоял перед тобой? - предполагает моя жена.
- Думаешь, такие есть?

Но Виктор поднялся не с благотворительной речью, а с совсем иной целью... Вот же черт. Я смотрю на Регину, которая тоже поднялась с места, чтобы выслушать своего жениха. И я ловлю на себе ее взгляд, когда Виктор задает ей свой вопрос. И чувствую, как Юлия прижимается ко мне. Регина осматривает зал, мы встречаемся глазами. Ее растерянность нетрудно заметить.
- Как здорово! - шепчет Юлия. И ведь она совершенно искренне радуется. В отличие от меня. Я хлопаю вместе со всеми, когда Регина каким-то незнакомым мне голосом отвечает согласием. Виктор подхватывает ее на руки. Как трофей, честное слово.

Портится ли мое настроение? Ничуть. Его просто нет, так что нечему и портиться.
- Регина, Виктор, поздравляю вас! Наконец-то! - Юлия поднимает бокал.
Все меняется в одночасье, меня вполне устраивали непонятные отношения Регины и Виктора, а теперь они обретают очертания, и это сулит перемены. И что будет с нами? Обзаведемся новым гнездом или Регина переедет к мужу? К мужу.

- Отличная партия, Виктор. И нет, я не о той, в которой ты состоишь. Твоя партия занимается херней, а вот жену ты выбрал отличную. - пью виски.
- Регина. я так тебе завидую... - улыбается Юлия. - Приготовления так выматывают, но это так классно! Выбрать день, определить гостей... Милый, может нам освежить наши клятвы, как думаешь?
- Я их еще не забыл, - отзываюсь я.

Мы танцуем, и, конечно, первый танец Виктора и Регины как новоиспеченных жениха и невесты, но следующим танцем я забираю Регину к себе.

..

+1

56

Поздравления несутся из разных углов зала в нашу с Виктором сторону. И особенно пламенные поздравления я получаю от Юлии и как не странно, от Нерона. Хотя голос его звучит и едко и с каким-то неуловимым подтекстом. Или мне кажется?
- У него такой же прекрасный вкус на жен, как и у тебя. – отзываюсь я в ответ Нерону. Почему-то мне кажется, что еще немного и мы перейдем черту и перестанем обращать внимание на окружающих нас людей.
Кажется, Юлия уже немного теряется, хотя ее голос звучит громче всех, но потухает в молчаливом разговоре между мной и Нероном. А что? Что ты на меня так смотришь, будто я предала родину? Или, что важнее, тебя. У тебя жена, милый, ты в браке. И не я предложила остановиться только на сексе. Между нами – это предел. Но мы и моя жизнь – это две разные вещи. Разве нет?
Осознаю ли я, что делаю это назло Нерону? Едва ли.
Нерон не поддерживает энтузиазм Юлии с клятвами, а я внимательно наблюдаю за ними.
- Может, ты была права, милая, и мне понравится быть замужем. – смотрю на Виктора и он с готовностью отвечает улыбкой и целует меня. Хлопоты со свадьбой, да?
- Я бы хотел справить свадьбу весной. Может в апреле, что скажешь? – он смотрит на меня и я немного теряюсь, потому что сроки уж слишком скорые, но отчего-то я не отказываю ему.
- Отличная идея. – чем скорее, тем лучше. – Юлия, я надеюсь, ты мне поможешь в этом деле? Я хочу сделать своего жениха таким же счастливым, каким ты сделала Нерона.
- Я с удовольствием! – Юлия хлопает в ладоши и искренне загорается, принимаясь обсуждать платья, салфетки, скатерти. Честное слово, Юлия, мне наплевать на все это. И я дам тебе полный картбланш, только избавь меня от деталей.
Время идет к танцам и если первый я провожу с Виктором, то на второй меня ангажирует Нерон. Что он хочет сказать? Или сделать? Но я соглашаюсь. После всего произошедшего, мне очень нужно почувствовать его рядом. Как будто уйти от реальности.
И мы как то сразу прижимаемся ближе друг к другу и от этого есть ощущение, что отдаляемся. И даже некоторое время движемся молча в танце, пока я не нарушаю тишину.
- Вечер прошел замечательно. Выходка Виктора заставила этих жлобов так растрогаться и мне кажется, что мы соберем хорошую сумму для Пятого. Много можно будет сделать. – только к чему все эти беседы, если Нерон и сам все знает. – И я хотела бы сообщить это Дэвиду лично. – и правда, милый, почему бы на не поехать в Пятый? Хотя, толку-то? Все равно Юлия поедет с нами и пожалуй, это идея уже не кажется мне такой привлекательной.
- Это ведь ничего между нами не меняет? – я поворачиваю лицо к Нерону и наблюдаю за его реакцией. Мне очень важно видеть сейчас его глаза. Как хочется провести ладонью по его щеке. – У нас все еще останется потрясающий секс. – шепчу ему в губы, пока нас никто не слышит.

0

57

Регина заговаривает первая, начиная издалека. Впрочем, когда не знаешь, с чего начать, начиная с начала, так ведь говорят? Она выворачивает признание Виктора и его предложение в пользу для своего вечера, словно это какой-то хороший ход, и ничего больше. Только это больше, потому что Регина выйдет за этого выхухоля. А еще она закидывает удочку насчет поездки в Пятый... То есть?..  И Регина рассеивает мои сомнения своими словами о том, что все останется так, как есть сейчас, и ничего не изменится.

- Еще бы, иначе нечестно было бы оставлять тебя в браке совсем без него, - отвечаю я, глядя на нее. - Насчет поездки в Пятый, то ты вольна ехать туда тогда, когда угодно, - а вот это можно говорить уже совсем без страха быть услышанными. - Может быть пересечемся, только уволь от речей. - Мы можем поехать в разное время, но случайным образом совпасть, ведь так?

Так. Только увы, совпасть нам не получается, однако мы встречаемся в Капитолии, как и прежде. До свадьбы Регина не переезжает к Виктору, а он - к ней, и не знаю, обсуждали ли они вообще свой квартирный вопрос. Я просто продолжаю приезжать по смс Регины, и меня это устраивает. Устраивает, пока я не помню о том, что она выходит замуж, и обманываю себя, что а) еще не скоро, б) может быть, все изменится, и все сорвется. Да, именно так. Однако не помнить сложно, потому что Юлия помогает Регине с приготовлениями. И я скоро начну блевать этими приглашениями, меню и всем, чем занимается моя жена.

- Посмотри, как здорово... - Юлия показывает мне макет приглашения, на котором наши с нею имена сразу под именами Регины и Виктора, которые желают видеть нас дорогими гостями на своей свадьбе. Когда-то то же самое готовилось и для нас. Приготовления к свадьбе шли около года, и продумано было все. И счастливей нас не было никого, так мне казалось. И меня забавили, а не раздражали все эти проекты Юлии о том, кто будет нашими гостями, как будет оформлено торжество и все такое прочее. А сейчас раздражают. И я словно на каком-то контрасте ощущаю себя четыре года назад и сейчас. Юлия была моим хорошим другом до того, как мы решили пожениться. Наверное, нам не стоило идти дальше, потому что я потерял друга, когда понял, что любить ее как свою жену, как женщину, которая бы зажигала меня, не могу. Может, мы поторопились?

- Может, мы поторопились? - спрашиваю я.
- Что? - не понимает Юлия. Перевожу на нее взгляд от разложенных перед нею конвертов.
- Пожениться.
- Я не понимаю тебя... - произносит она, хотя вижу, что понимает, просто не хочет верить себе.
- Может, нам снова стоит стать друзьями? - делаю глоток виски, полощу рот, а моя жена принимается собирать то, с чем она тут сидит. Наверное, чтобы занять руки.
- Нерон, я... - она рассеянно проводит ладонями по лицу, белея. - Ты что?

- Я хочу уйти, Юль.
Расстаются всегда двое, на равных, а уходит кто-то один. Юлия издает смешок.
- Ну, уйти придется мне, - говорит она. Да, этот лофт мой, в ее квартиру я не хотел переезжать, она казалась мне... Слишком уютной для меня. - Нерон! - она вдруг цепляется в мою руку. - Давай поговорим, не нужно рубить так резко!
- Я не рублю, я бы не предложил, если бы не был уверен, - отвечаю я, глядя на нее, и получаю пощечину. Отрезвляет ли меня этот жест? Отнюдь. Даже наоборот, я понимаю, что пути назад нет.

...

+1

58

Нерон не заводит тему Виктора вообще, разве что сетует, что я останусь без мужа. Но раз уж так, что мистер Сцевола смилостивится и готов обеспечить меня регулярным сексом. Ну и на этом спасибо. Скотиш.
Так что на том и останавливаемся. В Пятый мы едем по отдельности и ни разу не пересекаемся, не получается. Но это не особо влияет на наши отношения, потому что по-прежнему продолжаем встречаться в столице. Изредка, он конечно, бросает шутки по поводу Виктора, я не отвечаю ему, задевая Юлию, а просто умалчиваю. В конце концов, не об этом мы должны говорить в постели. Мы вообще не должны там говорить.
Чашка Нерона остается не тронутой никем. Даже им самим. Однажды утром, правда, я застала Виктора, когда он наливал туда чай. И как только откопал ее? Я же поставила ее за другими чашками. Я вырываю посуду из его рук и он недоволен моим порывом.
- Ты пил из нее? – спрашиваю быстро.
- Нет. Регина, в чем дело?
Я резким движением выливаю чай в раковину, промываю кружку и ставлю обратно на полку.
- Она же из чертового Второго. Не нашел чашки по приличнее?
- Но она забавная.
- Меня не колышет. Не пей из нее. Вдруг отравишься.
По поводу наших квартир пока еще ничего не решено, но мы так и уперлись, что к нему я переезжать не хочу, а он – не хочет ко мне. Моя бы воля, я бы вообще оставила наши отношения вот так, как сейчас. Здесь всем мои вещи и… теперь эта квартира еще полна воспоминаниями. А порой мне кажется, что подушка пахнет Нероном и черт возьми, я становлюсь какой-то помешанной.
Юлия занимается частью моей свадьбы и мы ходим по магазинам, выбирая мне платье. И в конце концов, я оставляю эту затею и просто иду к моему хорошему другу, который занимается шитьем платьев и много потрясающих творений вышло из-под его руки и умоляю его сделать что-нибудь для меня. К концу апреля платье должно быть готова. Как раз к свадьбе.
А потом спустя время, мне звонит Ариэль и просит приехать к Юлии. Но причину не уточняет.
- Для девичника рановато.  – отшучиваюсь я. Не хочу ехать. Я устаю в последнее время от Юлии.
- Можешь хоть раз о себе не думать?  – резко отвечает мне Ариэль и у меня что-то неприятно ноет в животе, предчувствуя беду.
- Ладно, ладно. Я буду через полчаса.
- Вышлю тебе адрес, куда подъехать.
Я не успеваю узнать, почему адрес и почему не в лофт Юлии, но мне это не нравится. И до последнего я себя убеждаю, что это просто адрес ресторана, которого я не знаю. Или может чья-то чужая хата. Но она не чужая. Квартира Юлии, о которой я давно слышала и всего один раз, когда моя подружка рассказывала, как переехала к Нерону.
Какого…?
А в квартире меня встречает Ариэль и, честно, в доме такая атмосфера, что разве что зеркала не занавешены. Юлия не выходит меня встречать, так что я застаю ее на диване, втыкающую в пол. Она поднимает на меня глаза как-то заторможено и я понимаю, что она плакала. Много.
Да что случилось? Кто-то умер? Я же виделась с Нероном еще пару дней назад, вроде был жив. Вчера мы обменялись смсками, а сегодня еще нет. О боги… Фу, бля, о чем я думаю? Если бы с Нероном что-то случилось, то встречались бы мы точно не в квартире Юлии. Твою мать…
Я сажусь рядом и пытаюсь выяснить, что произошло. И Юлия говорит ЭТО.
- Нерон ушел от меня.
До меня не сразу доходит смысл ее слов, но ее заплаканные глаза внезапно так торкают, что во мне просыпается та самая совесть, которая спала все это время. Она разбита, совершенно. И я откровенно ничего не понимаю.
- Чушь какая-то…  - выдаю я.
- Регина!  – одновременно с голосом Ариэль звучит стон Юлии и она готовится вновь разрыдаться.
- Подожди! – резко и громко. – Юлия, это какая-то ерунда. Вы так долго вместе. Может, ты не правильно его поняла?
- Он сказал, что хочет уйти! Что не любит меня! Что я тут могла не понять?
Юлия срывается, крича на меня и зарывается руками в волосы. Наверно, чтобы не вмазать мне по тупой роже. А я просто не могу понять, как такое возможно. Нерон же любит ее. Разве нет?
Я смотрю на Ариэль и она качает головой, сложив руки на груди и уходя на кухню. Наверно, чтобы заварить чай или принести чего по крепче. А я отнимаю руки Юлии от головы и беру в ладони ее лицо, вытирая слезы.
- Ну-ка, все, угомонись. Все будет хорошо. – ну да, в помощи бедным я горазда, но вот поддержать подругу, которую бросил муж, с которым я сплю – это сложнее.
Я просто обнимаю Юлию и чувствую, как она обмякает в моих руках, как цепляется за меня и начинает реветь.
Боги, что происходит с нами?
После этого я не пишу Нерону. Я хожу по своей квартире и Виктор для меня словно домашнее животное, о нахождении в доме которого помнишь, но не обращаешь на него внимание. Он что-то рассказывает, что-то предлагает. Вроде, что-то по поводу квартиры. Найти новую ближе к центру? Без проблем. Все что захочешь, милый. Только сходи, пожалуйста, на хуй на пару дней.
Я залипаю, я не понимаю, что происходит. И первым моим порывом было поехать к Нерону и выпотрошить его мозг, вторым – поехать к нему и заняться с ним сексом. Третьим – больше никогда его не видеть.
Я еду в его офис и сама не знаю, зачем. Просто мы уже давно не виделись, для наших регулярных встреч. И я чувствую, что встретиться надо. На нейтральной территории. Я приезжаю, когда у него в кабинете совещание, так что остаюсь терпеливо ждать. Хотя Нерон видел меня и в тот момент, когда мы встретились глазами, меня накрыла паника и тревога. Я до сих пор не знаю, что говорить. Что вообще говорят в таких случаях?
Юлия раздражала меня в последнее время, но теперь… Я чувствую свою вину. Но ведь Нерон мог и не из-за нас расстаться с Юлией. Тогда почему?
Я дожидаюсь, пока все выйдут из кабинета и меня приглашают войти. Нерон сидит как всегда, на своем месте и то ли освещение такое, то ли день, но мне кажется, что выглядит он уставшим. Что же ты делаешь, милый?
Я соглашаюсь на кофе, только чтобы растянуть время, хочу подобрать слова, но не нахожу их. И в итоге ляпаю то что приходит на язык.
- Это из-за нас? – голос подводит и мне приходится прочистить горло, прежде чем повторить. –  Ты расстался с Юлией из-за того, что происходит между нами?

Отредактировано Lucia Varys (Вс, 20 Дек 2015 15:41)

+1

59

Юлия не закатывает мне истерики, но, наверное, лучше бы закатила, ведь тогда мы действительно поговорили, но, конечно, вряд ли бы я решил пойти на попятную. Просто я объяснил бы ей, что... Что для меня мы снова становимся друзьями, а для любви к женщине для меня этого мало, это ничто. Но Юлия просто встает и уходит наверх, а я сижу неподвижно, пока она не спускается обратно с сумкой через плечо.
- Отец заберет меня, он внизу, - бросает она, накидывая на ходу пальто и совершенно не глядя на меня. Как будто она просто опаздывает куда-то. Я не говорю ни слова, я просто не знаю, что сказать. Разве что я могу броситься к ней, сказать, что умоляю забыть мой выбрык и что нам нужно что-то поменять в нашей жизни, потому что меня она перестала устраивать, мне мало того, что есть. А чего я хочу? Не знаю. Поэтому я и не трогаюсь с места.

Честно, некоторое время я жду, что ворвется Корнелий и вмажет мне, но этого не происходит, и я так и остаюсь сидеть неподвижно, допивая виски. Мне пишет Регина, я отвечаю ей, но ни слова не говорю о том, что произошло. Странно, а ведь было бы не удивительно, если бы я поехал сейчас же к ней? Закрываю глаза и откидываю голову назад. Я знаю, чего я хочу, я хочу Регину, вот и все. Поэтому никакие бы мои попытки взять слова обратно и попробовать реанимировать брак ни к чему бы не привели. Юлия хорошая и добрая, и она сделала бы любого мужчину самым счастливым человеком. Меня она делала, просто счастье, видимо, для меня должно быть другим. Мне прежде казалось, что здорово, когда мой друг становится спутником жизни. Нет. Да, без друзей невозможно в жизни, но в спутниках должна быть женщина, которая тебя зажигает. Юлия берегла наш очаг, но, видимо, я скорее костер в лесу, чем пламя в камине. Мне нужно гореть, а не теплиться.

Виски ударяет в голову, и я засыпаю. Я почему-то очень устал, и это ощущение не проходит даже утром после душа. Я тащусь в офис, не хочу отменять совещание, и каково мое удивление, когда я вижу Регину. Мы не договаривались сегодня о встрече. Разве что она решила сделать сюрприз? Ох, детка, сюрприз есть у меня...
Она входит, и по глазам ее наконец понимаю, что она знает. Закуриваю, делая несколько затяжек.
Регина не здоровается, она спрашивает сразу. И хотя вопрос непростой, мне не нужно время на ответ.

- Это из-за того, что происходит между мной и Юлией, - отвечаю я. - Мы познакомились на музыкальном фестивале  в Четвертом. Она понравилась мне своей чистотой, зарядом. Мы продолжили здесь, в столице... Общие друзья, компания. Я был очарован, она призналась первой, и само собой мы решили пожениться... Видимо, любовь проходит. В тебе ли дело? И в тебе тоже, потому что ты меня взорвала. Но еще важнее, что дело во мне. Это я внезапно запал на женщину, которую увидел впервые, и так уж вышло, что за столом моей жены. Я херовый оратор, когда дело касается чувств, Регина, но я никогда не делаю ничего, в чем бы не был уверен. Я мог бы спать с тобой, пока мне не наскучит, и возвращаться к жене, потому что люблю ее. Только я не люблю. Или люблю не так, как она заслуживает, потому что одно дело лгать ей о том, где я пропадаю, а другое - о том, что люблю.

...

+1

60

Нерон закуривает и в этом жесте есть что-то такое… Как будто он собирает себя в кучу. Не удивительно. Даже если на секунду поверить, что он перестал любить Юлию, то все равно расставание с человеком, которого знаешь так долго, знаешь каждую черточку его лица, с которым просыпался по утрам и засыпал, это тяжело. Адски тяжело.
Мы с Нероном только однажды проснулись вместе и момент тогда был скомканный, немного неловкий. Это была наша вторая ночь и последняя, потому что больше мы не проводили вместе так много времени. Он всегда возвращался к Юлии. К женщине, которую, как мне казалось он любит. И теперь все это оказывается какой-то смешной и оттого очень грустной моей фантазией. И что еще более горько, фантазией Нерона.
Мне действительно до последнего кажется, что Нерон просто запутался между нами с Юлией. Что потерялся в этих чувствах. Так бывает, когда изменяешь. Но Нерон рассказывает мне много и столько всего, что накрывает. Скорбь, сожаление, тоска. Но больше – смятение.
Он запал на меня с первой нашей встречи? Он тогда обозвал меня ведьмой, я помню все так, будто это было еще вчера. И мне совсем не казалось, что я вызываю в нем какие-то, грубо говоря, любовные чувства. Да, нам нравилось цепляться языками, это вызывало во мне азарт. А потом все спуталось настолько, что я не выдержала и предположила, что у нас больше, чем секс. Мне хотелось так думать, но Нерон остановил меня. Вовремя ли? Не знаю. Но теперь получается что? Он врал сам себе? Или дело действительно только в сексе, ведь большего между нами и не было. Ни разговоров, ни вечеров с вином, ни совместных пробуждений.
На моем месте в тот вечер могла оказаться любая другая новая знакомая Юлии. А может, это было бы и не в тот вечер, а много позднее и снова с другой. Я… я не знаю, как реагировать на слова Нерона о нас, обо мне, что я взорвала его. Не уверена теперь, что это хорошо, потому что… потому что на чужом несчастье разве можно построить свое?
Я вижу все это как, в первую очередь, освобождение Юлии и Нерона от лжи. Но так или иначе, наши отношения с Нероном вплетаются во все это.
И что мне сказать? Что сделать?
Голову начинает сдавливать и я распускаю хвост, надеясь, что это поможет. Не помогает.
- Лишиться статуса твоей любовницы как-то внезапно… грустно. – выдыхаю я с нервным смешком и чувствую, что внутри все дрожит. Вот теперь все точно меняется. – И что теперь? Мы продолжим, пока одному из нас не наскучит? Мне было тяжело делить тебя, но я смирилась, потому что знала, что между нами никогда не будет большего. Я привыкла с этим жить. А теперь ты свободен, а я – нет и… - я выдыхаю и, кажется, что все это время я совсем не дышала. Я ничего не понимаю. – И я не могу делить себя на таких условиях. Ты сам ведь говорил, что у нас только секс и, Нерон, я не хочу однажды оказаться на месте Юлии. Страсть проходит. Виктор не любит меня и это принять мне легче, чем однажды узнать, что потух ты.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » i can't stop it


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC