Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 2.12.3013, Capitol, You're looking at the ghost of me


2.12.3013, Capitol, You're looking at the ghost of me

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://savepic.su/6840434.gif http://savepic.su/6832242.jpg


• Название эпизода: You're looking at the ghost of me;
• Участники: Cashmere Fraser, Arcturus Stark;
• Место, время, погода: Капитолий, вечер 2 декабря. Президентский дворец;
• Описание: давние друзья вырвались из островной тюрьмы, но избавиться от личных оков куда как сложнее. По крайней мере, они всё ещё могут поговорить... Возможно, даже без взрывов и удушения;
• Предупреждения: возможно, кому-то икнётся.


+1

2

Ирония судьбы. Бывших пленников островной тюрьмы гостеприимно разместили в президентском дворце... Не то, чтобы Кашмиру сильно успокаивал подобный расклад. Трудно чувствовать себя в безопасности под самым носом Сноу... Но положа руку на сердце, в безопасности она не чувствовала себя давно. А то, что после взрыва тюрьмы их не линчевали в тот же день, даёт поводы думать, что Капитолию они ещё нужны. Иначе кто бы стал с ними возиться? Эти соображения Фрайзер вполне устраивали. Она по-прежнему готова быть полезной в меру собственной выгоды.

Уклад Капитолия незыблем, несмотря на полыхающую революцию. Новым гостям (узникам?) гостеприимства Сноу прежде, чем брать в оборот, дают время на подлечиться. Кашмира не обольщается - отпуск наверняка будет кратким. Но устроенные Старком взрывы наградили её лёгким сотрясением мозга (не говоря уже о покрывающих тело синяках), так что не в её случае роптать на отдых.

Оказавшись в своей новой комнате, первые сутки Кашмира практически беспробудно спит. Пробуждение награждает сюрпризом - едва девушка открывает глаза и ловит в фокус роскошный потолок с лепниной, как рядом раздаётся голос:
-Доброе утро, золотце. Нам придётся здорово над тобой потрудиться. Давно ты ходишь с такими бровями? - есть только один человек, который называет её золотцем, и которого брови победительницы волнуют больше, чем её мозг. Стилист, героически отработавший с Фрайзерами целое десятилетие:

-Марс? - недоверчиво спрашивает Кашмира, приподнимаясь на локте. Стилист сидит в кресле - зелёные накладные ресницы, красно-рыжие волосы с выбритыми висками и спускающимся на спину хвостиком, глаза подведены серебряной подводкой... Отрадно видеть, что хоть кого-то происходящие в Панеме метаморфозы не волнуют. Пока в Капитолий поставляют косметику.
-Кому же ещё тебя могли доверить? Я буду о тебе заботиться, чтобы больше ты от нас не сбежала и не наделала глупостей. Как Блеск? - "заботиться" читать как "следить", но Кашмире всё равно. Она даже рада видеть Марса... И не собирается никуда бежать. Потому что глупостей в самом деле наделала столько, что будь она кошкой - хватило бы на девять жизней. Разговор о брате девушке хочется вести меньше всего, поэтому Фрайзер отделывается лаконичным:
-Жив - подробнее она сама всё равно сейчас не скажет. Не иначе как стилиста повысили - теперь он отвечает не только за одежду и внешний вид Кашмиры (зачем ей всё это на постельном режиме?), но возится с ней, как нянька. Следующие два дня Марс находится при победительнице почти неотлучно. Спит в смежной комнате, следит за тем, чтобы Фрайзер не нарушала предписания врачей (не читала-не смотрела телевизор-побольше спала), натирает тело девушки заживляющей мазью:
-Что они с тобой сделали! Настоящее варварство, портить такое тело. Это что, шрам? - причитает Марс, пока Кашмира морщится от его прикосновений к черным, фиолетовым и желтым гематомам. Оставшийся на животе шрам от операции она наотрез отказывается убирать. Не потому, что хочет сохранить какие-то напоминания о Тринадцатом... Скорее, чтобы не забывать о том времени, когда позволила себе поверить в полный бред. Будто для неё что-то когда-то может сложиться "нормально". Как у обычных людей. С чувствами, семьями...

Постельный режим Фрайзер радует. Она не может не думать о том, что во дворце могут быть... И другие гости. Гость. Выходить из комнаты её не тянет, с Марсом они ладят лучше, чем за все предыдущие десять лет. Правда, он уверяет, что у него нет морфлинга. Хотя раньше без проблем доставал... Боится, наверное. Зато даёт снотворное. Вечер третьего дня в Капитолии проходит как обычно - Марс приносит ужин, Кашмира вяло ковыряется в содержимом тарелок. Стук в дверь становится неожиданностью для обоих:

-Кашмире прописан постельный режим, ей нельзя долго разговаривать - Фрайзер не реагирует на слова стилиста, очищая от белой плёнки дольку грейпфрута. До тех пор, пока не слышит второй голос - Арктурус. Всё ещё обижен, что она пыталась его задушить? Кашмире скучно и любопытно:
-Марс, пусти его, я в порядке - не настолько у неё сильное сотрясение, Фрайзер чувствует, что уже завтра будет полностью в норме. Её голове случалось ударяться и сильнее. Девушка подкладывает под спину подушку, усаживаясь в кровати, и приветствует вошедшего Старка взмахом руки:
-Привет... - просто не знает, что ещё можно сказать давнему другу, которого недавно пыталась убить. Со своей стороны на полученное сотрясение Кашмира не злится - в её случае оно едва ли способно как-то навредить.

+1

3

Всего минуту, а казалось бы, целую вечность Арчи в нерешительности стоит перед дверью в комнату Кашмиры. Два дня он надеялся на то, что сможет случайно столкнуться с ней где-нибудь во дворце, но похоже, мисс Фрайзер намеренно не покидала своих покоев. И делать было нечего - гора не шла к Магомету, пришлось выкраивать время в своём плотном графике для того, чтобы сходить к горе самому.
- Кашмире прописан постельный режим, ей нельзя долго разговаривать. Арчи только раздражённо закатывает глаза и подавляет в себе желание хорошенько приложить дверью этого рыжеволосого попугая. "Неконтролируемые вспышки гнева" - именно так эти приступы называет выделенный ему психолог. Всё это - последствия длительной терапии ядом осы-убийцы. Но сейчас Арктурусу чистят кровь специальными препаратами, а главное - больше не пичкают этой дрянью. Однако последствия продолжительного приёма токсина всё же время от времени дают о себе знать.
- Я ненадолго. И она может просто выслушать меня, - слова Старка ничуть не убеждают упрямого стилиста. Он убирается с прохода только после того, как вмешивается Кашмира. Арктурус хмыкает и, проходя мимо, совершенно случайно толкает Марса плечом. Впрочем, стилист решает оставить без внимания этот выпад.
Пройдя вглубь комнаты, Арчи мгновенно забывает о глупом стилисте. Некоторое время Старк молчит, озираясь по сторонам, словно заинтересованный убранством комнаты Кашмиры. На самом деле, на интерьер ему глубоко наплевать, он просто никак не может заставить себя взглянуть на подругу. Ту самую, что всего пару дней назад пыталась его задушить. Не то, чтобы Арчи был злопамятен, тем более, что о том, что придушить Старка, в некоторые моменты его жизни, наверняка, думал каждый из его знакомых. Просто теперь коллекция ночных кошмаров Старка пополнилась ещё одним увлекательным сюжетом. И Арчи пришлось отказаться от сна. Насовсем. Благо, необходимая доза наркотика до сих пор держит его на ногах. Но скромный изобретатель не может позволить себе расслабиться, даже просто присесть, поскольку слишком уж велика вероятность того, что он тут же уснёт. Поэтому Арчи нервно прохаживается по комнате, пока Кашмира первая не подаёт голос.
- Привет, - эхом следом за подругой повторяет Старк, в этот момент замерший у окна. В голосе Фрайзер больше нет той злобы и ненависти, потому Арчи всё же заставляет себя взглянуть на Кашмиру. Блондинка выглядит совершено безобидно в окружении перин и подушек, но Арктурус помнит, на что она на самом деле способна. Рука инстинктивно тянется к шее, однако Арчи делает вид, что просто поправляет свой пиджак.
- Я ненадолго, - повторяет скромный изобретатель для Кашмиры. - Через час мне надо быть на другом конце города. Я зашёл узнать, как у тебя дела, - Арчи продолжает расхаживать по комнате, но теперь периодически кидает взгляды на Кашмиру.
- Мне очень жаль, что так получилось, Кашмира, - неожиданно для самого себя Старк переходит на ту самую тему, которой совсем не хотел касаться при разговоре с Фрайзер. Но чувство вины выталкивает из него слова против его собственной воли: - Я не хотел, чтобы ты пострадала. Я не хотел, чтобы кто-то вообще пострадал. Ты же знаешь меня, Кашмира. Не понимаю, что на меня нашло. Сердцебиение учащается одновременно с дыханием. Старк замирает на месте, не отводя теперь взгляда от Кашмиры, словно она - тот единственный судья, который может его либо помиловать, либо казнить.
- Я принёс тебе небольшой подарок. Просто, чтобы хотя бы чуть-чуть тебя порадовать. Заскочил к тому ювелиру, у которого мы часто бывали, - проговаривая это, Арчи аккуратно выуживает из кармана пиджака бархатную коробочку и осторожно кладёт её на самый край кровати Кашмиры.

+1

4

Ты накрываешь лицо подушкой.
Ты ненавидишь мир.
Ты ненавидишь и вторишь: «Хватит».
В рёбрах стучит: «Гори».
Монстры не спят под твоей кроватью.
Монстры живут внутри.

-Ненадолго... - повторяет Кашмира, глядя на Арчи. Он выглядит лучше. Не бормочет названия улиц, не пялится в пространство потерянным взглядом. Разве что несколько взбудоражен - даже не присел. Хотя ей приходилось наблюдать такое поведение изобретателя и в лаборатории, когда он был увлечен работой. Не укрывается от внимания Фрайзер и жест с касанием шеи, по пути перетекший в поправление пиджака. Девушка нервно усмехается уголком рта. Конечно... Она бы тоже не рискнула присаживаться возле человека, пытавшегося её убить. Теперь. В общем зачете личный рекорд Кашмиры останется непревзойдённым - она_даже_не_сопротивлялась.

-Всё в норме. Синяки проходят, сотрясение тоже - и это не главные её проблемы. Главные от мази и постельного режима не испарятся... Арчи нужно быть на другом конце города. Значит, его выпускают отсюда. Такое возможно, если... Он уже начал работать? Фрайзер об этом обязательно спросит. Позже. Потому что сейчас слова Старка увлекают её мысли совершенно в другом направлении. Коробочка, чернеющая на одеяле, заставляет почувствовать себя куда более паршиво, чем непроизвольное касание Арчи шеи. Как давно ей не дарили украшений? И хотел ли хоть кто-то порадовать Кашмиру за то, что попытка убийства не увенчалась успехом? Победительница тянется к коробочке - внутри на шелковой подкладке оказывается сверкающий браслет из цветных сапфиров. У Фрайзер остался единственный кулон - синий сапфир в оправе на кожаном шнурке, её талисман. Подарок отца. Теперь ему будет не так одиноко. Сапфиры любимые камни Кашмиры во всех проявлениях... И чертовски приятно, что Арчи об этом помнит. Она не заслуживает. Не может даже порадоваться факту его внимания так, как раньше. Потому что всюду видит подвох. Ожидает, что протянутая ладонь сложится в кулак. И любую искреннюю эмоцию используют против неё. Единственный раз в жизни Фрайзер была на волосок от того, чтобы признаться кому-то в своих чувствах... А, к черту. Призналась, иначе он не был бы так уверен в том, что она покорно пойдёт на убой. Виски вспыхивают болью - Кашмира морщится, ещё раз глядит на сапфиры и закрывает коробочку:

-Они чудесные, спасибо. Вот только... Я не тот человек, перед которым нужно извиняться за причиненные кому-то страдания - от изобретений Старка погибли многие, но он не убивал никого своими руками. Не глядел своей жертве в глаза... Или в спину. Фрайзер просто не может выписать индульгенцию на подобные случаи. Да и что она может сказать? "Мне сделали больно, Арчи. Так больно, что я до сих пор мечусь, как раненый зверь, и готова была причинить вред даже тебе. И я не могу гарантировать, что это не повторится"- не лучший образец дружеского участия.
-Марс? Ты за сегодня устал, а я вполне в состоянии доесть ужин без присмотра. Арчи заберёт у меня поднос - Кашмира переводит красноречивый взгляд на стилиста и тот, помявшись немного для виду, уходит в свою комнату. Не забыв, правда, хлопнуть дверью. И наверняка прижавшись к ней ухом с той стороны.

-Я тоже не хотела причинять тебе вред, Арчи. Я была не в себе... И, возможно, ещё буду не раз. Поэтому пойму, если ты больше не захочешь находиться рядом. Хочу только извиниться за то, что видела твоё завещание и не сделала ничего из того, о чем просил Джарвис. Восстанавливалась после ранения, ругалась с Блеском... Неважно. Ты лучший друг, чем я. Если тебя это как-то утешит - голос на мгновение вздрагивает, но Кашмира берёт себя в руки. Возможно, будет лучше оттолкнуть Арчи. Он - её единственный друг и действительно бы понял то, о чем победительнице так хочется поговорить. Не впал бы от ревности в ярость, как Блеск. Не посмеялся бы. Но заговорить - значит повернуться и посмотреть своей боли в глаза. А Кашмира боится, что стоит ей нырнуть в этот омут - и она утонет окончательно. Сломается так, что не склеит уже ни одно снотворное, даже на пару часов.

+2

5

Арчи с победной ухмылкой провожает взглядом стилиста до порога. И лишь еле слышно хмыкает, когда тот громко хлопает дверью. - Спорю на апельсин - он нас подслушивает, - заговорщически шепчет Старк и тут же подхватывает выигранный фрукт с большого подноса на кофейном столике. Шкурка от цитруса небрежно падает на край столика.
- В месте, где одни люди постоянно сидят в клетках, а другим на это насрать - все не в себе. Я не сержусь на тебя. Возможно, ты просто осуществила мечту многих. Правда, не до конца, - разламывая апельсин напополам, Арчи пожимает плечами. - Дружба - это ведь не соревнование, так что не думаю, что сравнения уместны. - часть апельсина летит в сторону Кашмиры, которая реагирует с поразительной скоростью. - Подумаешь, чуть не поубивали друг друга. Если бы кто не знал нас, решил бы, что мы просто давно женаты, - улыбается Арчи, отправляя дольку апельсина в рот. Он снова вертит головой, оглядывая апартаменты Кашмиры, пока наконец не выдаёт:
- Сдаётся мне, тебе дали комнату больше моей. Я буду жаловаться! Скромный изобретатель снова улыбается. В компании Кашмиры он чувствует несравнимую легкость, что неудивительно - после месяца-то заключения под землёй в окружении одних миротворцев и докторов. Арчи даже поддаётся минутному порыву и всё-таки присаживается на край кровати Кашмиры. А после того, как доедает свою часть апельсина, и вовсе позволяет себе прилечь, сцепив руки замком на животе.
- Итак, видела завещание, восстанавливалась после ранения, ругалась с Блеском, - задумчиво проговаривает Старк вслух.- Похоже, я кучу всего пропустил, да? - изогнув бровь, Арчи поворачивает голову к Кашмире. В один момент он даже испытывает ощущение дежавю. Пелена усталости оттесняет все произошедшие события, и тогда всё выглядит и впрямь как в старые добрые времена. Но, увы, длится это приятное ощущение совсем недолго.
- Как дела в Тринадцатом? - отрешённо спрашивает Старк, переводя взгляд в потолок. Кашмира слишком хорошо знает его и должна понимать, что всё это равнодушие напускное. На самом деле, Арчи переживает. Вопрос звучит сухо, формулировка не нравится самому говорящему - слишком безразлично. Вместо озвученного Старку хочется задать кучу других, например, спросить, как там Пеппер и сильно ли она переживала из-за его смерти, но Арчи не может. Озвучить вслух имя Пеппер Страйк значит поставить её жизнь под угрозу. Старк подозревает, что стилист у двери - далеко не единственный шпион Сноу, подслушивающий их разговор.
Дожидаясь ответа на свой вопрос, Арчи устало прикрывает глаза. Интерес к тому, что скажет Кашмира, позволяет ему бороться со сном, но изнурённый мозг уже просчитывает варианты отмазок от сегодняшней поездки в город. В конце концов неужели после двух дней непрерывной работы скромный изобретатель не заслужил пару часиков спокойного сна?

+1

6

Если бы кто-то оставил без внимания завещание Кашмиры - она бы обиделась. Пожалуй, даже нашла бы способ восстать из мёртвых и отомстить за наплевательское к себе отношение. Но Арчи, кажется, вовсе не раздосадован посмертным неуважением с её стороны, что заставляет девушку недоверчиво вскинуть бровь. Фрайзер успела уже отвыкнуть от их общения... Да и от любого дружеского взаимодействия. Зато реакция осталась при ней, так что апельсин Кашмира ловит мгновенно, точным движением руки. И тут же откусывает:

-Хочешь, поменяемся? Только моя идёт в комплекте с Марсом - хмыкает девушка. Не то, чтобы ей очень хотелось избавиться от стилиста - с ним внезапно даже можно поговорить. Но сначала её держал под неусыпным надзором Блеск, теперь Марс... И все как один - для её же блага. Это действительно начинает утомлять. Фрайзер чуть подвигается, позволяя Старку улечься рядом - победительницу нисколько не тяготит его присутствие в её постели, если бы им хотелось переспать - они бы сделали это давно. Вот только Кашмира и Арчи для этого слишком хорошо ладят... Ладили... Фрайзер запуталась. А сотрясения ясности мозгу не прибавляют.

-Ты забрался ко мне в постель и не пристаешь - точно женаты, лет десять, не меньше - фыркает девушка, доедая апельсин и с удивлением понимая, что... Шутит? За всё проведённое в Тринадцатом время она не шутила, не смеялась, улыбалась-то изредка и так, словно челюсть свело анестезией. Присутствие Арчи согревает, заставляя вспомнить старые-добрые деньки, пусть и омраченные по мере сил Капитолием, но было в них много светлого... Вернутся ли они? Возможно, что и нет. Потому что сама Кашмира уже другая. Она не уверена, что сможет снова доверять Старку, как раньше. Вообще кому-либо доверять. Но сейчас ей просто необходима толика тепла и участия, хотя бы на этот час.

-Пропустил ты порядком... - "шагая" пальцами по плечу Арчи, задумчиво тянет Кашмира. Ничего радостного в этих событиях не было - операция, неутешительный диагноз, ссора с Блеском, плен... Не только её. Где-то здесь - Фрайзеры-старшие и победительница уверена, что этим козырем Сноу ещё воспользуется.
-В Тринадцатом... Апельсинов нет точно - шутка выходит так себе. Девушка пытается выиграть время, обдумывая, какую информацию может озвучить так, чтобы она не потащила за собой ворох ненужных воспоминаний о Клерике... Получается - никакую. В голосе Арктуруса тоже звучит напряжение. Кашмире сложно понять, с чем оно связано... И ещё она боится, что у них со Старком сейчас очень разное отношение к революционному дистрикту.

-Я почти ни с кем там не общалась, большую часть времени провела в лазарете. Мейсон здорово меня порезала. А что, ты не встретил здесь никого, кто мог бы рассказать тебе о подземных новостях больше, чем я? - пальцы Фрайзер, всё ещё путешествующие по торсу Арчи, напрягаются и останавливают свою "ходьбу", замирая где-то в районе ключицы. Кашмира не спрашивала ни о чем Марса, хотя не сомневалась, что стилист в курсе дворцовых сплетен. Но Старк - это другое, хотя бы потому, что знает Клерика лично. Знает неплохо, раз включил его в завещание... Вот только Кашмира тоже полагала, что знает. Что вся эта история что-то да значит... Фрайзер снова уплывает куда-то в свои мысли, задумчиво комкая пальцами складки одеяла.

+2

7

Арчи неприязненно морщится. - Нет, на такие жертвы ради более просторных апартаментов я идти не готов. Тем более, что я захожу туда только переодеться. Да и мои стилисты не отдадут меня без боя, - задумчиво тараторит Старк, покосившись в сторону шагающих по нему пальчиков Кашмиры.
Первоначальный ответ Фрайзер про отсутствие апельсинов в Дистрикте 13 нисколько не удовлетворяет любопытство Арчи. Впрочем, когда она говорит чуть больше, Старк понимает, что нет никакого смысла настаивать на подробностях. Судя по всему, Кашмира не выходила дальше больничного отсека. Но теперь его интересует нечто другое - как девушка, большую часть своего времени проводящая глубоко под землёй, вдруг магическим образом оказалась в плену у Капитолия? Арчи даже примерно не мог предположить цепочку возможных событий, которые могли бы привести Кашмиру к такому исходу, но перед тем, как озвучивать собственные вопросы, надо было ответить на тот, что задала Фрайзер.
- Не-а, а должен был? 95% моих разговоров сейчас о новом проекте. Признаться, мне даже некогда думать о чём-нибудь другом. Это первый час за два дня после освобождения, когда я не говорю о работе, - не без довольства усмехается Арктурус, перемещая замок из ладоней под затылок. Новый проект поглощает его целиком и полностью, что несказанно радует Старка - работа вновь приносит ему удовольствие. Но даже не будь он настолько занятым, скромный изобретатель вряд ли бы отчаялся расспрашивать капитолийцев о Дистрикте 13, учитывая нынешнюю болезненную атмосферу в обществе. Не в курсе того, что во дворце Сноу пребывает ещё одно лицо, недавно покинувшее Дистрикт 13, Арчи решает, что Кашмира спрашивает его именно о капитолийцах.
- Предлагаю заполнить пробелы в последних событиях в наших жизнях, - Старк переводит взгляд на потолок и после снова прикрывает глаза. - Последний раз мы виделись, когда рухнула Арена. Ты улетела на планолете в Дистрикт 13. Я вместе с генералом Клериком отправился в самоволку. Мы спланировали это заранее - он хотел спасти свой отряд, а мне нужно было в Капитолий по личным причинам. Я связался с Викторией Диаваль и предложил ей то, для чего меня по сути и отправили в Дистрикт 13 - генерала Клерика. Я думал, что всё просчитал. Надеялся, что мне удастся перехитрить Викторию, но, увы. Отряд Клерика был зомбирован. Они пристрелили его и ранили меня, - Старк делает паузу, потому что воспоминания, модифицированные под действием яда, на мгновение берут над ним верх. Эпизод, который периодически видится ему в кошмарах, предстаёт прямо перед глазами. Арчи плотнее смыкает веки, дыхание чуть учащается.
- Ну а потом я месяц гнил в этой тюрьме, пока меня это всё не доконало и я не решил заминировать всё здание. Месяц назад я находился в Дистрикте 13, сейчас лежу с тобой на кровати во дворце президента Сноу. Видимо, эти процедуры с чисткой крови всё же дают свой эффект - после глубокого вздоха Арчи удаётся успокоиться. - Всё-таки удивительная штука - эта жизнь, -с усмешкой бросает Старк, лениво открывая глаза.
- Кашмира, с тобой всё в порядке? - от выражения лица Фрайзер былое спокойствие сменяется внезапной тревогой. Неужели он сказал что-то не так?

+1

8

-Сама не знаю - медленно отзывается Кашмира, запустив пятерню в волосы. Он ведь не обязательно в президентском дворце... Совсем не обязательно. Может, уже и не в Капитолии. Просто ей казалось, что это было бы логично. Но судя по событиям в Восьмом, пора отвыкать полагаться на собственную логику. От этих мыслей нужно срочно переключаться. Так что Фрайзер охотно принимает предложение Старка заполнить пробелы. Особенно, если он будет говорить первым.

Первая часть повествования Арчи не несёт в себе новой информации - она слышала, что Клерик потерял свой отряд в Капитолии. Видимо, новый пятьсот первый значил для него куда как меньше... Рука, шагавшая по плечу Старка, сжимается в кулак. Разжимается. Снова сжимается. Кашмира слушает, глядя куда-то в потолок. Последняя фраза Арчи разрывается в голове оглушающим снарядом, типа тех, от которых там парой дней раньше возникло сотрясение. Размышлений Старка об изменчивости жизни девушка уже не слышит, мысленно повторяя, как заведённая "пристрелили его и ранили меня..." - ей в голову не пришло, что Арчи может считать Клерика мёртвым. Ведь тот был упомянут в завещании. Но теперь ситуация кажется куда как более забавной... Знал ли Гектор, что Арктурус выжил? Или лгал ей в глаза уже тогда, когда говорил, будто виновен в его смерти? Кто и сколько её обманывал?

С губ Кашмиры срывается нервный смех. Если Клерик врал о смерти Арчи - ей жаль, что его действительно не пристрелили. Если же нет - смерть Старка, похоже, значила для него хоть что-то... В отличие от её собственной, на которую он отправил победительницу в Капитолий. По телу пробегает дрожь, как в тот момент, когда Фрайзер душила Арктуруса. Девушка поднимается с постели (радуясь, что Марс сейчас в соседней комнате и не начнёт верещать), набрасывает халат, лежавший в кресле, и подходит к окну. На столике стоят обезболивающее и стакан воды. Стилист не оставлял таблетки близко от своей подопечной. Кашмира забрасывает в рот сразу две, запивая половиной жидкости. Всё это время она стоит к Арчи спиной.

-Ты думаешь, что Гектор мёртв? - голос Фрайзер словно подёрнулся коркой льда. Ни намёка на недавние шутливые нотки... И она не назовёт его ни генералом, ни майором. Ни разу больше - по званию. Меньше всего ей хотелось заводить эту тему. Но Старк имеет право знать, если они оба пострадавшие стороны.
-Как, по-твоему, я оказалась на острове? - вопрос риторический. Кашмира скорее себя настраивает на повествование. Сама необходимость озвучивать степень собственной дурости давит так, что трудно вздохнуть. И с какого момента начать этот рассказ? С вечера шестилетней давности, когда она впервые увидела Клерика? С арены, где Кашмира на свой риск пошла за ним? Именно за ним, не за Сойкой. С оглашения завещания Арчи или со вступления в новый Пятьсот Первый? С разговора в пустом тренировочном зале? Глаза начинает щипать. Фрайзер не оборачивается - её слёз не видел никто кроме Блеска и Клерик - последний повод нарушать традицию. Допив залпом оставшуюся воду, девушка вздыхает:

-Я заполню некоторые твои пробелы. Арчи... Что бы ты подумал, если бы... Если бы я сказала, что... Была к кому-то неравнодушна? К мужчине - попытки Блеска найти Кашмире пару и холостяцкая жизнь Старка долгое время являлись для друзей темой шуточек. Фрайзер была уверена, что её привязанность к брату незыблема, а Капитолий отбивает мало-мальское желание "строить отношения", как сказали бы нормальные люди. Романтика и любовные истории Кашмиру не трогали никогда. И пусть больше не тронут, если даже от столкновения по касательной остался такой шрам.

+1

9

Арчи морщится, не понимая, что происходит с Кашмирой. Слишком резко она соскакивает с кровати. Он повторяет несколько раз про себя всё сказанное, пытаясь отфильтровать хоть что-нибудь, что могло бы способствовать такому поведению. Но увы.
- Я в этом уверен, - мрачно усмехается Старк на очередной странный вопрос со стороны Кашмиры. В голову начинают закрадываться догадки насчёт недавнего сотрясения блондинки и возможных последствий на его фоне. - Ладно меня они вылечили - всё-то и надо было разхерачить мне грудную клетку и вставить реактор. Но сомневаюсь, что медицина в Капитолии достигла уровня трансплантации мозга, - Кашмира цепляется за ту часть воспоминаний, о которой Арчи бы не хотелось так много говорить. Неопределённое чувство вины, что он всё же мог что-то сделать, но не сделал, мучает его до сих пор.
- Милая, я, конечно, гений, но до уровня прочтения мыслей ещё не дошёл, - мягко оправдывается Арчи, садясь на кровати. Он не понимает, к чему ведёт Кашмира, её странное поведение оказывается на скромного изобретателя бодрящее действие. Ну или по крайней мере отпугивает усталость и сонливость. Никаких догадок насчёт событий, предшествующих заключению Кашмиры, у Арчи и правда нет. Ведь судя по тому, что Фрайзер недавно ему рассказала, она почти всё время проводила в стенах больничного отсека под несколькими тоннами земли. Если бы у президента Сноу или его приспешников была возможность пробраться в Дистрикт 13, вряд ли в плен захватили бы именно Кашмиру Фрайзер. Арчи хмурится, осознавая, что не может решить эту задачу. В это время следует новый вопрос от Кашмиры.
- М-м-м, ну ничто человеческое нам не чуждо, не так ли? - осторожно спрашивает Арктурус. Никакой логики в последовательности вопросов, которые задаёт Фрайзер, Старк в упор не видит. И потому опровергать собственные догадки насчёт последствий сотрясения становится всё сложнее.
- Я не совсем понимаю тебя, Кашмира, - наконец, откровенно признаётся Арчи, поняв, что экстрасенсорными навыками природа его, к сожалению, не наделила.

+1

10

А ведь трансплантация мозга в случае Клерика, возможно, не была бы лишней... Как и в её собственном. Не удивительно, что Арчи её не понимает. Кашмира сама перестала понимать собственное поведение в некоторые моменты. Но с точки зрения победительницы логика в её повествовании есть - девушка хочет заранее исключить вопросы о том, как профи могла быть такой дурой. Наверняка у Старка они возникнут. У Блеска ведь возникли, да и у самой Фрайзер тоже.
-Не перебивай меня, пожалуйста. Хорошо? Рассказ получится долгий и тяжелый - Кашмира берёт со столика пузырёк таблеток и нервно вертит его в пальцах, борясь с желанием проглотить ещё обезболивающего. Эти пилюли от её боли не помогут. Когда победительница начинает говорить, внимание её сконцентрировано на собственных руках.

-Гектор жив. Он вернулся в Тринадцатый вместе с Диаваль в ту же ночь или чуть позже... И был разжалован за потерю тебя до майора. Это он показал мне твоё завещание - пауза. Вдох. Выдох. Она заговорила о Клерике и потолок не рухнул на голову. Сердце не взорвалось в груди, как одна из бомб Старка... Впрочем, Кашмира не уверена - может ли взорваться то, что не бьётся.

-Он стал собирать новый Пятьсот Первый отряд. В который вошла и я - плотнее запахнув халат, Фрайзер начинает нервно прохаживаться вдоль окна. Чувствует, что начала озвучивать историю не с того конца, но так сложно подбирать слова и вообще как-то упорядочивать этот сумбур...
-Не то, чтобы мной двигал патриотизм. Я встретила Гектора намного раньше... Шесть лет назад. В Капитолии. Подробности не важны, но тогда он спас мне жизнь. И на арене... Мы с Блеском вряд ли попали бы в тот планолёт, если бы я не узнала его и не побежала. Но я была сильно ранена и едва пережила перелёт до Тринадцатого. Потом у меня был нервный срыв и меня признали психически нестабильной. Ни с кем в Тринадцатом я не хотела даже разговаривать. Кроме брата и Клерика. Я попросила Гектора дать мне шанс и он позволил мне вернуться на тренировки. Затем - стать частью отряда. Блеск был в бешенстве. Мы поругались, много чего друг другу наговорили, он ударил меня... И я впервые сделала выбор не в его пользу. Осталась в отряде - Кашмира словно впадает в какое-то трансовое состояние. Начав говорить, она уже не может остановиться, словно из раны наконец вытаскивают ядовитый шип. Больно, мучительно, но некоторое облегчение приходит:

-Мы были в Восьмом дистрикте, снимали промо ролики, когда напали миротворцы. Мы с Гектором оказались в окружении и тогда... Он просто выбил из моих рук автомат, снял с меня пояс с ножами и сказал, что я буду интересна Капитолию, как пленный победитель. Я даже не сопротивлялась, просто пошла за ним. Не верила, что он может причинить мне вред. Это было через неделю после того, как... - голос девушки вздрагивает. Кашмира наконец опускается в кресло, по-прежнему глядя в пространство затуманенным взглядом:
-...он ответил на мой поцелуй. Знаю, что я не первая женщина, от которой Гектор радикально избавился. Но он говорил, что не хочет причинять мне боль, что я нравлюсь ему. Я просто... Не понимаю, что из этого было ложью. До сих пор не понимаю... - Кашмира замирает, словно у неё закончился завод. Много раз девушке случалось убивать едва знакомых ей людей. Фрайзер думала, что если умрёт - то так же. От случайной пули или ловушки на арене. Но ни разу не думала, что её убьёт человек, которому она доверяла. А живой себя Кашмира не чувствует.

+3

11

- Хорошо, - спокойно соглашается Арктурус некоторое время помолчать. В конце концов это наилучший способ всё-таки узнать, что так тревожит Кашмиру. Скромный изобретатель удобнее усаживается на кровати, но не ложится - не позволяет охватившее его напряжение. Фрайзер - близкий ему человек и Арчи искренне пытается понять, что же такое случилось в его отсутствие.
Но не понимает. Как и обещал, он терпеливо выслушивает рассказ Кашмиры, однако это стоит ему куда больших усилий, чем предполагалось. Дыхание вновь сбивается, недолгим оказывается и недавнее торжество по поводу контроля над собственными воспоминаниями и эмоциями. Когда Кашмира замолкает, Арчи охватывает голову обеими руками и осторожно сползает с кровати на пол. Светлейшая голова Панема пытается адекватно переработать полученную информацию.
Поначалу Старк решает, что Кашмира, скорее всего, обозналась. Просто спутала имена. Ведь Гектор Клерик совершенно точно не может быть жив. Пуля попала прямо в цель, а вылечивать такие ранения не способны даже в Капитолии. Для достоверности Арчи приходится снова и снова погружаться в малоприятные воспоминания. Тошнота подскакивает к горлу от повторяющегося падения содержимого черепной коробки Гектора Клерика ему же под ноги. И Арктурус всё ещё более чем уверен, что увиденное им - правда.
С другой стороны, некоторые детали рассказа Фрайзер указывают на то, что действующее лицо было именно генералом Гектором Клериком. Тогда возникает гипотеза о том, что, возможно, шпион из Капитолия вполне бы мог сыграть роль генерала. В этом случае Арчи готов даже поверить в безумную идею с успешной пластической операцией, превратившей самозванца в точную копию Гектора Клерика. Маловероятно, конечно, что шпиону удалось бы провести столько людей, хорошо знающих Гектора Клерика лично, но по сути ничего сложного в том, чтобы строить из себя генерала не было - не улыбаешься и разговариваешь с людьми с таким лицом, как будто тебя сейчас вырвет. Однако Кашмира видела Гектора Клерика лично, 6 лет тому назад, о чём уж точно не мог знать подосланный из Капитолия шпион...
Арчи издаёт нечленораздельный стон, заваливаясь на бок. Голова горит огнём, мысли путаются. На мгновение все его безуспешные раздумья перекрывает одна-единственная мысль: а что, если всё случившееся - взрыв тюрьмы, два последующих дня в Капитолии, этот разговор с Кашмирой -  что если всё это - не более чем его сон? Неспособность принять тот самый факт, что Гектор Клерик всё же жив, в то время, как Старк своими глазами видел его смерть, напрочь лишает Арчи ощущения реальности. Он убирает руки, поднимает голову. Перед глазами скачет непонятная красная рябь. Мозг в таких условиях работать отказывается, более того, Арчи всё сильнее захватывает чувство нереальности всего происходящего. Внешний мир Старк больше не слышит, все звуки заглушает его гулкое сердцебиение. Как пьяный, Арктурус неповоротливо поднимается на ноги. Слабо понимая, каким образом, но уже в следующее мгновение скромный изобретатель оказывается рядом с Кашмирой. Он выхватывает у неё зажатый в руке пузырёк с таблетками, после чего поворачивается спиной и, хорошенько встряхнув пузырёк, вываливает на ладонь горстку обезболивающего, после чего сразу же отправляет в рот. Глотать таблетки без воды не так-то просто и приятно, но Арчи это совсем не волнует - ведь всё это не более чем сон, ему-то только и надо, что заставить себя проснуться. Красная рябь перед глазами становится всё более отчётливой, голова кружится и сотрясается от непонятного гула. В следующий момент, когда Старку приходит более удачная на его взгляд идея, пузырёк с таблетками падает на пол.
Скромный изобретатель с грацией горного козла вскакивает на подоконник. Оконная рама недовольно скрежещет, но упрямцу всё же удаётся распахнуть окно. Неприветливый холодный ветер на секунду останавливает Старка, однако им движет несокрушимое желание проснуться. Благо, комната Кашмиры находится на первом этаже, и Арчи просто сигает в один из небольших сугробов под окном.

+3

12

-Арчи?... - осторожно зовёт девушка изобретателя. Из своего рассказа она "выныривает" не сразу, а вернувшись, наконец, мыслями в комнату, обнаруживает Старка на полу, держащимся за голову, будто его пронзила внезапная мигрень. Теперь уже понимать что-то перестаёт Кашмира. Она не знает всех нюансов отношений Гектора и Арктуруса, но очень надеется, что история изобретателя хоть как-то отличается от её собственной.

Пока победительница обдумывает, стоит ли приблизиться к Арчи или позвать кого-нибудь (вдруг ему правда плохо и это никак не связано с её рассказом?), изобретатель подскакивает к ней сам, выхватывая из рук пузырёк с остатками её обезболивающего и отправляя в рот разом чуть ли не половину. Какой у этого действия может оказаться побочный эффект - Фрайзер не имеет понятия. Но Старку не впервой жевать таблетки горстями.

-Тебе плохо? Позвать твоих ассистентов? - всё ещё пытается наладить контакт Кашмира, думая, что Марс наверняка знает и стилистов Арчи и расположение его комнаты. Ответа снова не следует - Старк сейчас похож на пьяного или сильно обколовшегося морфлингом человека. Нетвёрдая походка, отсутствующий взгляд... Пополам с беспокойством в груди Фрайзер закипает обида. Она Арчи душу изливает, рассказывает то, что не рассказывала и больше не расскажет никому, а он... Ей бы хватило даже краткого "всё будет хорошо, Кашмира", хотя она и знает, что не будет.

Старк тем временем уже запрыгнул на подоконник и судя по тому, с какой резвостью ему это удалось, физическое недомогание - не та причина, которая "вырубила" изобретателя. Не успевает Фрайзер сориентироваться и схватить Арчи за лодыжки (скорее порядка ради, никто ещё не умирал от падения из окна первого этажа), как мужчина уже распахнул тяжелую на вид раму... И выпал в сугроб. Снег в этом году появился рано.

Кашмира подбегает к окну и выглядывает из него, глядя на Арчи, сидящего в белой куче и трясущего головой, словно он пытается проснуться. Если бы он отчебучил подобное у неё на Рождество - Фрайзер бы выпрыгнула из окна следом и уселась рядом, успокаивая друга. Но то была другая Кашмира. А этой сейчас здорово не хватает сострадания, зато хватает своих проблем, и если это единственная реакция, которую Арчи может на них выдать - спасибо, она останется с ними наедине. Уже привыкла. Ведь никого, кроме неё, они не волнуют.

-Кашмира, у тебя всё в порядке? - звучит из смежной комнаты голос Марса, видимо, услышавшего шум. "Конечно, только достану из сугроба задницу ядерной надежды всея Панема" едва не срывается с языка закипающей победительницы. Арчи только что не добавил в её глазах очков всему мужскому роду, а счет и так уходил в минус.
-Да, Арчи просто споткнулся о кресло - отзывается Кашмира и берёт со столика графин, из которого наполнялся стакан. Воды там ещё чуть больше половины. Снова вывесившись из окна (возможно, кого-то сейчас безумно радовал вид женской фигурки в распахнувшемся халате, из-под которого виднеется вырез кружевной ночнушки), девушка выливает воду четко на макушку засевшего в сугробе изобретателя. Более конструктивных идей у неё всё равно нет:
-Знаешь, что, Старк - прибавляет она и в голосе слышны раздражение и усталость:
-Если ты хочешь о чем-то поговорить - лезь назад и я постараюсь ответить на твои вопросы. Но если предпочитаешь эгоистично сидеть в сугробе - я закрываю окно, миротворцы заберут тебя на обходе - интересно, Блеск так же себя чувствует, когда она закатывает истерики? В таком случае странно, что близнецу ни разу не пришло в голову окатить сестру водой.

+3

13

Неожиданно обнаружив себя сидящим в сугробе, Арчи в течение нескольких секунд непрерывно трясёт головой в тщетных попытках хоть как-нибудь проснуться от всего происходящего. Но внезапный пронизывающий холод в одно мгновение восстанавливает потерянный контакт с головой. Мокрый и понемногу начинающий дрожать от холода Старк полностью убеждается в том, что не спит. Окончательным подтверждением этого становятся осадки, обрушивающиеся на гудящую голову скромного изобретателя из окна. Арчи недоумевающе смотрит вверх и замечает в окне явно раздражённую его поведением Кашмиру. Старк пару раз неодупляюще моргает, после чего всё же поднимается на ноги и с горем пополам выкарабкивается из сугроба.
- Закрой окно, а то простудишься. Я сейчас, - будничный тон Старк несколько разнится с его недавними действиями. Он сам ещё не в силах поверить в то, что так просто вскочил на подоконник и выпрыгнул в окно. И это ведь повезло, что Фрайзер выделили комнату на первом этаже. Страшно представить, что бы было, если до заветного сугроба скромному изобретателю пришлось бы пролететь на несколько метров больше.
Поскольку здравый смысл Старка снова начинает функционировать, Арчи отметает вариант вернуть в комнату Кашмиры через окно. Пожалуй, для одного дня вполне хватит взаимодействий с оконными проёмами. Поэтому он выбирает не самый короткий, но по крайней мере более-менее безопасный путь до апартаментов Кашмиры. Разумеется, мокрого, движущегося на автопилоте Старка тут же тормозят миротворцы. Ребята в белой форме прекрасно знают, кто оно, а так же хорошо осведомлены об его недавней выходке, лишившей Капитолий одной из его лучших тюрьм. Они просто не могут позволить Старку повторить подобное, вновь выставить их полными идиотами, тем более, что в данном случае под ударом окажется президентский дворец. Но Арчи всё же удаётся выкрутиться какой-то нелепой ложью, которую он забывает тут же, как миротворцы позволяют ему идти дальше по своим делам. Сильнее запахиваясь в мокрый пиджак, Старк хмурится, полностью проваливаясь в собственные раздумья на пути к апартаментам Фрайзер. В конце концов он же учёный. Человек, для которого не существует ничего невозможного. А значит, если не поддаваться ненужным эмоциональным припадкам и волнениям, а так же перестать выпрыгивать в окно посреди разговора, то и во внезапном возвращении Гектора Клерика из мира призраков вполне можно разобраться.
Перед тем, как вновь войти в комнату Кашмиры, Старк осторожно стучит в дверь. После этого аккуратно распахивает её, но не торопиться входить - на тот случай, если Фрайзер приготовилась швырнуть в него чем-нибудь тяжёлым. Но поскольку вечно оставаться в коридоре нельзя Арчи всё же приходится шагнуть дальше порога.
- Милая, прости, - мягко начинает Старк, у которого вдруг складывается впечатление, что они и правда женаты уже больше десяти лет и ему досталась роль мужа, который постоянно косячит.
- Просто душно стало. Резко. Решил освежиться, - пришедшее ему на ум оправдание звучит настолько бредово и неправдоподобно, что Арчи кое-как сдерживает от желания с размаху ударить себя ладонью по лицу. Но поскольку ничего умнее он до этого не смог придумать, приходиться продолжать ломать комедию. Скромный изобретатель выпрямляется и расправляет плечи.
- Но сейчас стало намного лучше! - с наигранным энтузиазмом делится Старк, присаживаясь на диван, стараясь унять охватывающую его тело дрожь после недавних моржовых прыжков по сугробам.
- Согласен, что неуважительно по отношению к тебе было делать это посреди твоего рассказа. Прости, - пытаясь не стучать зубами от холода и при этом излучать привычную уверенность, снова извиняется Старк.
- На чём мы остановились? Гектор Клерик жив? - всё ещё ощущаемый холод мешает Арчи снова поддаться эмоциям. Проговаривая это вслух, он сам для себя решает, что это, пожалуй, вполне может быть правдой. Если сверить их с Кашмирой версии (чем он занимался на пути в её комнату), то рассказ Фрайзер полностью построен на том факте, что гавнюк в погонах всё же жив. Даже отходя от недавнего сотрясения мозга, Кашмира не могла бы выдумать всю эту историю. Да ещё и подвязать все недавние события к первой встречи с Клериком шесть лет назад. В то время, как воспоминания Арчи об этом непонятному ему человеке обрывались его внезапной смертью. Старк решает, что лучше начать с подтверждения со сторон Кашмиры этой простой истины - Гектору Клерику каким-то образом удалось ускользнуть из Капитолия живым, не загадив пол содержимым своей черепной коробки.

+1

14

То-то же. Неважно, в предложенном ли ультиматуме дело или во внезапном душе, но голос и поведение Старка вновь обретают адекватность. Хотя Кашмира предпочла бы, чтобы Арчи не ходил по президентскому дворцу в таком виде и в рамках исключения сейчас предпочел окно двери... Но раз уж изобретателю простили взрыв тюрьмы - неужели его задержат за мокрый пиджак?

Пока Старк совершает свой краткий переход с улицы в помещение, Фрайзер закрывает окно, кидает халат обратно в кресло и забирается под одеяло. Сейчас, когда комната снова опустела, девушка жалеет о том, что поддалась влиянию минуты и рассказала Арчи всю историю... С него хватило бы информации о том, что Гектор жив. Судя по всему, только это Старка и интересует. Девушка заворачивается в одеяло, как в кокон, растягиваясь поперёк кровати. На стук в дверь Кашмира не отвечает - если бы Арчи ушел, она бы уже не возражала. Но не возражает и когда он снова входит в спальню:

-Можешь надеть мой халат. Он мне как раз большеват. Не сиди в мокром пиджаке - немного невпопад откликается она бесцветным тоном, словно не слышит притянутых за уши оправданий Старка. И снова глупо было подумать, что кто-то может что-то понять... Слова об уважении вызывают лишь тень усмешки на губах победительницы:
-О, я привыкла - в самом деле, выход из окна - такой мелкий пример неуважения. По сравнению с втюхиванием тебя миротворцам, например. Кашмира плотнее заворачивается в свой кокон:

-Если только его не убили за то время, что ты шел из сугроба до меня... То жив. Может, даже отдыхает на каком-то из соседних этажей - краткий период облегчения от рассказа вновь сменяется глухим раздражением и саднящей болью. Некоторые яды из тела не выгнать, перебери хоть весь очищающий арсенал... Яд предательства - один из них. А Кашмиру в её понимании предали сразу брат и Гектор. Да и Старк не порадовал.

-Не заставляй меня повторять эту историю. Я не стану - предупреждает победительница на случай, если чего-то Арктурус в её рассказе не запомнил. Так оно было бы даже лучше... И есть ещё кое-что, о чем Кашмире хочется предупредить сразу. Возможно, Старк уже сам начал это понимать... А если нет - теперь наверняка поймёт. Когда знает предысторию.

-Арчи? Просто для справки. Я здесь не в плену. Если бы мне сказали, что я могу идти куда захочу... Я бы не двинулась с места. Так что если надумаешь повторить что-то такое, как на острове - я не хочу об этом знать - в противном случае Кашмира сдаст Арчи миротворцам и надеется на прозрачность своего намёка. Сама мысль о том, что Старк до сих пор на стороне повстанцев, заставляет ворочаться в груди нечто черное и злое. Ту силу, которая заставила девушку наброситься на него в тюрьме. Эти вспышки никуда не ушли и готовы вырываться на поверхность всякий раз, как будет задета рана. А самое пугающее - именно в эти моменты, когда у её боли развязаны руки, Кашмира чувствует... облегчение? Она не хотела причинять вреда Арчи. Но готова была вцепиться в глотку всему, что связано с её пониманием предательства, и образ повстанцев здесь слился воедино.

+2

15

От предложения сменить пиджак на халат Арчи любезно отказывается, помотав головой, несмотря на то, что ещё продолжает дрожать. Новая информация о том, что Клерик находится с ними в одном здании, шокирует заметно меньше новости о том, что он вообще жив. Поэтому в этот раз Старк не бежит к окну, а лишь рассеянно оглядывается на дверь. Словно это хорошо продуманный розыгрыш, сейчас появится сам президент Сноу с красным клоунским носом и сообщит о том, что им всё уже удалось надуть Арктуруса. Замерев в пол оборота, Арчи смотрит на дверь долгие несколько секунд, но чуда не происходит. От созерцания двери его отвлекает оклик Кашмиры.
- Я не хотел, чтобы ты участвовала в том, что случилось на Острове, - Арчи переводит взгляд с двери на подругу, удобнее сев на диване. - Просто тебе посчастливилось оказаться не в то время не в том месте. Но я рад, что ты осталась жива, - виновато улыбается скромный изобретатель.
- То, чем я занимаюсь сейчас, - большой секрет. Даже президента Сноу я держу в максимально возможной неосведомлённости, а мои подчинённые порой не совсем понимают, чем именно занимаются. И даже если бы ты захотела узнать больше, я бы не смог тебе рассказать. Так что можешь не переживать, - едва только Старк заканчивает говорить, как часы на его запястье издают своеобразный писк. Улыбка на лице капитолийца сменяется непривычной напряжённой серьёзностью, пока он читает короткое сообщение на дисплее часов. Выкрасть телебраслет из Дистрикта 13 не удалось, но это не такая большая проблема, если ты талантливый изобретатель. Честно говоря, сделанная им модель даже совершеннее.
- Рад был тебя повидать, Кашмира, - Арчи резко подскакивает с дивана. - Не могу больше задерживаться - меня ждут в лаборатории. Пришёл один очень важный груз, который я, честно говоря, даже не надеялся получить. У меня есть некоторое время, пока его дезинфицируют и обрабатывают от радиации, но я хочу быть в лаборатории до окончания последних приготовлений. Если освобожусь сегодня не слишком поздно, то обязательно загляну к тебе, - с воодушевлением щебечет Арчи перед тем, как скрыться за порогом. Однако обещание он так и не сдержится, и, как обычно, потеряв счёт времени, на несколько дней зависнет в стенах лаборатории, совсем забыв про внешний мир.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 2.12.3013, Capitol, You're looking at the ghost of me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC