Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » [c]6.12.3013, Capitol, Setting fire to yesterday


[c]6.12.3013, Capitol, Setting fire to yesterday

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://savepic.ru/8157948.jpg http://savepic.ru/8163071.jpg
http://savepic.ru/8161023.jpg http://savepic.ru/8164095.jpg


• Название эпизода: Setting fire to yesterday;
• Участники: Thomas Nell, Christian Solo, Cecelia Johnson, Johanna Mason; очередность свободная!
• Место, время, погода: 6 декабря, вторая половина дня, Капитолий. Административное здание неподалеку от дворца Сноу, примерно одновременно с происходящим во дворце ужином для избранных;
• Описание: они - идеальные солдаты, военная надежда и тайна Панема. Им больше нечего терять, не к чему стремиться, вся их жизнь отныне сводится к повиновению крохотному чипу, внедренному капитолийскими врачами. После падения островной крепости чипированных солдат и их охрану перевезли поближе к всевидящему оку Сноу, но гарант ли это мягкой посадки?
• Предупреждения: Капитолий ушел в разгул, кажется.


+3

2

[float=left]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/c3/8a/a9/c38aa9ea6d7112654ffee3e903089986.gif[/float]Кристиан не был здесь с тех пор, как его несколько лет назад депортировали во второй и сказали, что он теперь миротворец. Тогда ещё странных метамарфоз с его телом не происходило, он не перепрыгивал двухметровые заборы с легкостью белки, не развивал скорость машины и не ломал столы и стулья как карточные домики. Впрочем, силы своей он боялся и теперь, в частности из-за того, какие проблемы его телу она создавала. Странностей было меньше, больше не приходилось просить побольше доспехи и добавку к ужину, но головные боли всё ещё мучили юного солдата.
Командир определил его отряд в лабораторию сразу после того, как свой ценный груз Соло доставил. Мужчина позвал Соло к себе и долго говорил, выражая благодарность за спасение стратегически важных пленников. Соло было приятно. Теперь же всё, что должен был делать он и отряд - приглядывать за чипированными, чтобы они не сбежали/не вышибли друг друг мозги/не вышибли мозги себе, нужное подчеркнуть.
Кристиан не задавал лишних вопросов, он знал, что проект этих супер солдат засекречен, впрочем, как и Рэтс - некогда блистательная надежна Панема.
Сегодня у солдата был выходной, но что, в сущности, выходной для Кристиана Соло? Всего-навсего день, когда можно не надевать доспехи белой формы. Чипированных охраняли другие солдаты его отряда, а человек, который плохо понимал значение выходного дня - так как был солдатом и вся его жизнь проходила на службе - абсолютно не знал, куда его применить. Он решил прогуляться по огромному административному центру, который, ко всему прочему, знал наизусть, ощущал на кончиках пальцев. Собственно, вообще это было чем-то вроде пансионата для разных лабораторных крыс, вроде него. Всё, что нужно, не выходя из здания. Помнится, больше всего Соло нравился бокс и груша в спортивном зале, которую он с удовольствием колотил. Ещё здесь был кинотеатр и бассейн, потому глаза и мысли разбегались, куда же пойти.
Соло, одетый вполне себе буднично, шагал по этажам и с видом туриста осматривал окрестности. Всё сквозило, буквально кричало чем-то родственным, то, что он видел долго, на протяжении более чем десяти лет. Только теперь здесь было пусто, точно бы зданием давно никто не пользовался. Хотя их приезд и вдохнул жизнь в административную постройку-комплекс, он казался покинутым.
Кристиан нашёл свою комнату. Без труда, без спешки, почти что с закрытыми глазами. Этот путь он тоже знал хорошо, пожалуй, даже слишком, до боли в груди. У Кристиана не было знакомых и друзей по одной простой причине, что после Рэтс выжил только он и никто не знал причины, никто не знал почему. И только Крис понимал - у них получилось. Может быть не в полной мере, но сыворотка подействовала. Только вот он бы многое отдал, чтобы быть простым парнем из дистрикта два... иметь друзей, в таком возрасте уже возможно и семью. Кого-то, кому он был бы нужен. Признаться честно, та пустота, что поселилась в его жизни с тех пор, как он попал в Рэтс, стала какой-то частью его, и он не был уверен, что когда-нибудь уже сможет от неё избавиться.
В отсеке, в котором он провел больше 10 лет своей жизни, была пустота и тишина. Ни следа от его там пребывания. Белые стены, гладкие полы, чистое постельное бельё, идентичная мебель. Соло с минуту смотрел на это пустым взглядом, а после развернулся и пошёл вон.

- Есть что интересное? - Поинтересовался Кристиан у мужчины около входа.
- Проморолики и что-то историческое. Кажется, ещё была какая-то драма. - Мужчина за стойкой покопался в бумагах и кассетах.
- Мультик. Красавица и чудовище.
- Точно. Откуда знаешь?
- Угадал, - неуверенно соврал Соло. - Можешь поставить? - Спросил солдат настойчиво, будто как минимум требовал у служащего паспорт и идентификацию.
- Старик, этой штукой не пользовались лет сто...
- Я немного разбираюсь в машинах, дай взглянуть.

Через пятнадцать минут в аппаратуре маленького местного кинотеатра что-то щелкнуло и завертелось. Перед девятью креслами в три ряда на большом прямоугольнике появилась картинка. Мелькая, наконец, она стала чёткой и яркой. Соло завороженно смотрел на экран. Спустившись до второго ряда и не отрывая взгляда, он сел с краю.

Он не видел этот мультик больше пяти лет.
Но он знал его наизусть.

+3

3

Все мы идеалисты. Безустанно создаем свои жизненные эталоны, следуем им, навязываем другим. Но идеалы и реальность – это разные вещи, и в конечном итоге все заканчивается трагедией. Джонсон понимала, что ее втягивают в довольно серьезную игру, в конце которой, полетят головы. И ее голова, скорее всего, не будет исключением. Женщина всю жизнь старалась держаться подальше от политики, но всего один опрометчивый шаг сделал ее пешкой в руках сильнейших. Теперь можно пенять только на собственную недальновидность.  Хотя… плевать. На данный момент, обучение разборке и сборке боевого автомата интересовало миссис Джонсон намного больше, чем душевные переживания. В кои-то веки.
Вживленный в голову чип – это только подчинение и первый этап для создания «супер солдата».  Цецилия не овладела в один миг невиданными ранее навыками боевых искусств, не стала сильнее и во время стрельбы из автомата попадала в мишени строго через раз. Зато в голове засела конкретная установка, в ушах стоял отданный несколько дней назад приказ о скорейшем прохождении обучения. Именно поэтому, женщина все свое время находилась в тренировочном корпусе. Небольшие перерывы на сон и еду были единственными развлечениями в бесконечной череде тренировок. Джонсон больше не имела права уставать, иногда даже через силу продолжая прилежно учиться новому и попутно вспомнить старое. Благо выносливостью она не была обделена и в свои тридцать лет.
Помимо индивидуальных занятий были еще и общие. Только тогда, под наблюдением миротворцев, чипированной троице позволяли собраться в одной комнате.На этих тренировках было видно, как трудно остальным трибутам смириться со своим новым положением. Наблюдая за Мейсон, Цецилия пришла к неутешительному выводу – девка совсем уже свихнулась. Ее характер, который и без чипа многих выводил из себя, сейчас стал вообще невыносимым. После нескольких несанкционированных драк, между победительницами был объявлен негласный бойкот, нарушение которого вновь грозило разодранным лицом одной из чипированных. Инструктора пытались донести до женщин всю важность сохранения доверия между ними, важность работы в команде, но Джонсон лишь скептически приподнимала бровь. Доверять Джоанне? Точно нет. Можно еще свою жизнь доверить макаке с гранатой – это тоже будет смешно и страшно. Нэлл сохранял нейтралитет. И на том спасибо.

Сегодня в программе тренировок были только индивидуальные занятия, где Джонсон отрабатывала приемы ближнего боя с ножом. Проблем с холодным оружием у чипированной никогда не было, и довольный результатами тренер отпустил ее пораньше, предполагая, что освободившиеся часы его подопечная потратит на здоровый сон. Молча выслушав указания по поводу завтрашних занятий, Джонсон коротко кивнула и быстро выскользнула за дверь. Немного поспать сейчас было бы кстати.
Несколько дней назад было принято решение о свободном передвижении чипированных в пределах административного здания. Ведь о проекте знал только очень узкий круг лиц и  постоянный конвой из миротворцев выглядел весьма подозрительным. Поэтому Джонсон, Нэллу и Мейсон было решено вживить отслеживающие чипы в руку и отпустить в «свободное плавание». Социализация – это тоже важный фактор для успешного функционирования проекта. Пускай привыкают.
Возвращаясь в свою комнату, Цецилия совершенно не тешила себя надеждами относительно такой призрачной «свободы». За каждым ее шагом до сих пор следят - это факт. Ведь миротворцы только физически перестали стоять над душой. Зато легкое ощущение паранойи теперь присутствует постоянно.   
Дойдя до главного коридора, ментор очутилась в окружении большого количества обслуживающего персонала, тренеров и миротворцев. Этот коридор был единственным оживленным местом в опустевшем, явно знавшем лучшие времена здании. Соединяющий все корпуса в единую систему, он никогда не оставался безлюдным. Особенно вечером, когда многие шли по делам, либо возвращались к себе. Так сказать главная «артерия» громадного административного комплекса. Джонсон всегда пыталась пройти его как можно быстрее.   

Стоп, - от осознания увиденного, женщина так и застыла на месте, оборачиваясь в след уходящему мужчине. – Какого черта Томас Нэлл делает?
Совершенно случайно, Джонсон только что заметила в толпе своего собрата по несчастью. Его явно лихорадило, а нездоровый блеск в глазах выглядел устрашающе. Этого оказалось достаточно, чтобы женщина насторожилась: вечно тихий и задумчивый в последнее время Томас кого-то очень уж пристально высматривал в этом людском потоке. Чипированный часто петлял, время от времени останавливаясь у небольших групп. Было заметно, что он настолько увлечен своей целью, что совершенно ничего вокруг не замечает. Чтобы мужчина не задумал, он допустил промах, позволив ментору заметить себя.

Сделав глубокий вздох, Цецилия задумалась о правильности своих дальнейших действий. Но решение уже было принято. Позволив Томасу отойти на приличное расстояние, женщина развернулась и пошла за ним следом. Спокойно и медленно, будто никуда особенно и не торопилась. Время еще есть, и Цели решила, что перед отдыхом ей лучше выяснить, кого же так самозабвенно «пасет» чипированный. И самое главное, что он хочет сделать с объектом своей слежки.
Главный коридор сменил более мелкий и явно запущенный. Людей здесь было в разы меньше, а потом они и вовсе пропали. Томас стал осмотрительнее, Цецилии приходилось постоянно выпускать его из виду, останавливаясь перед очередным поворотом на несколько минут. Джонсон все никак не удавалось разглядеть преследуемого чипированным человека, но, то ли его впечатляющие на фоне других размеры, то ли блондинистая шевелюра вызывали у нее неприятное чувство: она уже где-то встречал этого человека и тот ей очень не понравился.
Кристиан Соло.
От неожиданной догадки Джонсон округлила глаза. Да ладно. Томас реально на что-то рассчитывает? Он же его по стенке размажет.
Так, разворачивайся и быстро уходи отсюда, - внутренний голос, как обычно, проявлял благоразумие. – Пойдешь как соучастница следом за этим Нэллом. А потом попробуй, докажи, что ты не с ним была. Быстро назад.
Но любопытство гнало женщину только вперед. Да и что ей терять? Что ж, вечер перестает быть томным.
Неожиданно Нэлл остановился, и с весьма нервным видом принялся чего-то ждать. Миротворец совсем исчез из виду. Медленно поплыли томительные минуты тишины. Интересно, как Томасу удавалось так долго вести слежку незамеченным? Или замеченным? А давно он ее ведет? «Парочка» явно изначально шла не из их отсека. Может Томас пошел за солдатом только после встречи в  главном коридоре? А до этого просто ждал? И зачем ему это? Или все не то, чем кажется на первый взгляд? Сколько вопросов без ответа.
Прошло минут двадцать. Ничего не происходило. Цецилия стала подозревать, что Томас решил подождать возращения мужчины этим же путем. Бред. Миротворцы наверняка бы засекли столь подозрительный маршрут. А то, что сейчас два чипированных находятся на очень близком расстоянии друг от друга наверняка вызывает подозрение. Нужно уходить. Ментор сделала шаг назад и случайно оступилась.Черт!
Нэлл стремительно оглянулся на женщину, буравя ее безумным взглядом. От неожиданности Джонсон так резко метнулась к стене, что перед глазами поплыли звезды. Слышал? Конечно слышал! Тут и глухой услышит.
- Джонсон! Убирайся отсюда! -  истошный вопль чипированного окончательно убедил Цели - с Томасом что-то не так. Может проблема с привыканием к постороннему объекту в голове? Он очень странно себя вел последнее время. - Я это сделаю в любом случае!
У Томаса явно начался приступ неконтролируемой ярости. Глаза его были вытаращены, лицо покрылось болезненной испариной. Развернувшись, мужчина побежал дальше по коридору. Нет, своего бросать нельзя. Да и «чужого» тоже. Громко выругавшись, Джонсон бросилась его догонять.
- Нэлл стой!
Бесполезно. Томас даже и не думал ее слушать. Ногами он передвигал куда быстрее ментора и пару мгновений спустя скрылся за очередным поворотом. Плохи дела, ой, плохи. От быстрого бега заболели мышцы, сердце застучало где-то в горле. Мужчины нигде не было видно.
Где он? Где они? Где? – Мысли теснились, лихорадочно стучали в голове, а ноги уже сами несли женщину в направлении показавшегося кинотеатра, возле которого сидел до смерти перепуганный мужчина, вцепившись в окровавленное плечо.
- Туда! Там он! – судорожно глотая ртом воздух, прохрипел мужчина. – Нож! 

-У него нож! – из последних сил крикнула Джонсон, влетая в темное помещение кинотеатра.- Нож у Нэл…
Резкий удар под дых заставил чипированную проглотить остаток фразы. Ее аж подбросило сантиметров на пять. Еще удар. Сдавленный вопль… И Цели, скрючившись, упала на пол, судорожно глотая ртом воздух. В ушах зашумело, перед глазами поплыли разноцветные круги. Женщина потеряла сознание.

Отредактировано Cecelia Johnson (Чт, 7 Янв 2016 16:15)

+1

4

Может быть и нет ничего дурного в том, чтобы быть немного ребёнком в душе. Говорят, дети искренни. А искренность - явление крайне редкое, почти забытое. Когда каждый что есть сил тянет одеяло на себя - хорошие люди просто остаются ни с чем. А это ведь, чёрт возьми, несправедливо!
На губах мальчишки Кристиана играла улыбка, нежная, легкая. Он искренне сопереживал тому, что происходило на маленьком проецируемом экране.
Скрипнула дверь, Кристиан не обратил на это внимание - он даже был рад собеседнику своего одиночества, но некто не спешил появляться в поле зрения, в зале было достаточно темно... Потом шум, крики, нож, шум драки. Соло подскакивает с места, тараща глаза в темноту - пусть комната и совсем небольшая, но искать здесь чёрную кошку всё равно непросто.
Когда глаза, наконец, привыкают к темноте под звук мудрствующего Люмьера,  Кристиан понимает, что слишком поздно. У входа он видит лежащего ничком человека, а в метре от себя - разъяренного чипированного Нэлла.
О, чёрт. - Всё, о чём успевает подумать Кристиан, прежде чем получает удар всем корпусом в грудь. Нэлл толкает его, и Кристиан врезается спиной в стену, где весело пляшут картинки мультфильма. Обхватив руками обидчика за бока, Соло откидывает его в сторону, получая при этом легкую царапину по футболке - чуть правее пресса, на боку. Так вот какой нож.
Вынужденный защищать свою жизнь, Соло приходит в полную боевую готовность. Он знает, что Томас сильный соперник, а с чипом в голове ещё и неудержимый. Если в его голове программа - убей, то только своя собственная смерть сможет этому помешать.
Воспользовавшийся для передышки паузой, Томас атакует снова, драка возобновляется с новой, безумной силой. В помещении, наконец, загорается свет, остановив фильм, в проеме Крис мельком видит парня, с которым беседовал насчёт фильма. Наверное, сейчас прибудет подмога.
В разные стороны летят сиденья, ломаясь о спины, плечи и ноги, нож то и дело мерцает в свете ламп кинотеатра, перебрасываемый Нэллом из одной руки в другую, в зависимости от того, какую из них Соло пытается атаковать. Соло не может в полной мере использовать свою силу, он знает - Томаса трогать нельзя, он ценнее золота. Случись с ним что - Соло тут же посадят на кол, не разбираясь даже в сортах индюшатины.
Ну где же... эти чертовы... миротворцы, - перебиваемые дракой мысли со злобой роются в голове солдата, когда он очередной раз собирает спиной седушки и валится на пол. Нэлл напрыгивает сверху и начинает молотить ножом, а Соло только и успевает уворачиваться, сбрасывая крепкую хватку трибута с железом в башке только спустя пять минут игры в ножички.
Потом случается что-то едва ли объяснимое. Ударившись головой об пол, когда Соло толкнул его, Нэлл вдруг раскидывает ноги и руки звёздочкой. Его начинает жутко лихорадить. Так, что ботинки стучат об пол, выбивая четкий ритм тарантеллы. Соло часто и забористо дышит, поднимаясь с пола и пытаясь понять, представляет ли мужчина ещё опасность. На корточках, двигаясь с опаской и готовностью к броску в любую минуту, Кристиан подбирается к Нэллу. Косой жирной линией кровь из носа парня рассекает губу и стекает со скулы на пол.
- Проклятье... Кто-нибудь, сюда! - Орёт Соло, поднимая голову Нэлла с пола и пытаясь понять, что вообще с ним происходит и, что немаловажно, что ему с этим делать. Шаги раздаются через минуту, когда в руках Соло чипированный почти перестаёт биться. К удивлению Кристиана - прибегают сразу же нужные люди, точно бы знающие что делать. Точно бы за всем этим действом кто-то следил.
В грубой форме Соло отталкивают от лежащего на полу Нэлла, дюжина докторов и лаборантов закрывают даже вид на  парня. Соло поднимается с колен и осматривает порез на футболке - неглубокий, но зашить можно. Футболку.

Оглядываясь, Крис вспоминает, что в помещении был ещё кто-то. Пара миротворцев и лаборанты склонились над человеком у входа и пытаются привести его в чувство. Видимо, он первым пал жертвой буйнопомешенного трибута. Мужчина подходит ближе и ему не составляет труда узнать в лежащем человеке победительницу Цицелию Джонсон.

- Сюда, второй поворот налево, - командует один из врачей-мозгоправов Соло, который несёт на руках обмякшую женщину. Процессия с Нэллом удалилась из кинотеатра много быстрее, оставив для разборок солдата, у которого вообще сегодня был выходной, и несколько врачей, которые едва ли могли пинцет поднимать - что тут говорить о женщинах. Соло двигается быстро и уверенно, ищя глазами тот самый поворот, когда из носа женщины медленно, точно стесняясь, вытекает тонкая струйка багровой крови. Такой насыщенной, свежей и вязкой, точно всё ещё стремится в потоке по венам.
- Проклятье, у неё кровь. Как у Нэлла, сэр. - Сообщает быстро Соло и присаживается на одно колено, чтобы доктор увидел лицо победительницы. Признаться, Кристиан охвачен ужасом - который ещё не отпустил его от зрелища с Нэллом. И эта кровь - всё ещё стоявшая перед глазами у Соло, точно бы живая, пугала не на шутку.
- Несите её в первый отсек.
Делегация продвигается не на шутку быстро, хотя в процессии нервничает только Кристиан - докторам всё равно.
- То же самое было с Нэллом, я видел лично. Сделайте что-нибудь! - Кристиан нервничает, перекладывая Сицилию на операционный стол под прожекторными лампами.
- Вас пригласят, если вы понадобитесь, - всё тот же невозмутимый доктор сообщает Соло, что в его услугах больше не нуждаются. Кристиан бросает суровый взгляд доктору в лицо, затем на женщину и нехотя разворачивается - приказ есть приказ.

Остановившись в коридоре, Крис упирает руки в бока и осматривается. И что прикажете со всем этим делать? Хоть кто-нибудь может дать ему вразумительный комментарий по поводу произошедшего? Один чуть не зарезал его как рождественскую утку, а потом истёк кровью в конвульсиях бившись, а когда Крис увидел кровь носом у женщины - его просто выпроводили восвояси. Ещё бы за пивом послали.
Ублюдки.
Кристиан поворачивается лицом к двери и смотрит на неё в упор, надеясь, что его суперсила распространяется и на рентгеновское зрение. Напрасно.
- Солдат, вы должны пройти со мной. - Вдруг раздается за спиной. Соло разворачивается резко и уверенно смотрит в глаза своего командира. Что-то он часто стал его баловать своей личиной.
- Так точно.
Ну всё, Кристиан Соло, пиши пропало. Наверняка ведь Нэлл умер. Его пульс почти пропал к тому моменту, когда подоспели горе-медики. Пять минут раньше - и они бы успели! А теперь его точно расстреляют без суда и следствия за то, что погубил ценный экземпляр. Два ценных экземпляра.
Соло становится угрюмым и расстроенным. Он следует за командиром даже не запоминая дороги - какой смысл теперь? Спровинившимися в Капитолии разговор короткий.
- Сюда. - Он пропускает парня в помещение. Соло знаком с этим местом - это тренировочный зал, только почему-то сейчас здесь нет никого. Дверь за ним закрывается, капитан почему-то не заходит следом.
Расстрел в тренировочном зале?.. Оригинальные способы убийства, том второй?.. Он дергает ручку - но дверь не поддается.
Да что ж за чертовщина-то такая, - злится Соло. А когда он злится - лучший способ - это выпустить пар.

Проходит не меньше часа с последних событий. Соло колотит грушу в центре зала со средоточением настоящего боксёра. Кровь на майке запеклась, рана почти не саднила, но грозила в любую секунду снова раскрыться и залить парня кровью.
Вдруг двери открылись, Соло остановил свою бешенную драку с мешком песка. Он ожидал кого угодно, но в дверях вдруг появилась Джонсон. Целая и невредимая.
- Я думал, ты тоже умерла, - сразу же выдает Кристиан, переводя дыхание,выпрямляясь и стараясь успокоиться. Ну хотя бы одним грехом с его души меньше.

Свернутый текст

а теперь, внимание, вопрос! Догадаешься ли ты, что я задумал  :glasses:

+1

5

Чипированная закрыла за собой дверь тренировочного зала и устало прислонилась к ней спиной. Ментор еще успела уловить звук поворачивающегося в замочной скважине ключа. Что они собираются делать?  Они не могут... не станут причинять ей вред. Хотя лучше не зарекаться.
Цели стащили с операционного стола минут десять назад, едва она успела открыть глаза. Удостоверившись, что подобного приступа пока не повторится, доктора позвали миротворцев и поспешно выпроводили плохо соображающую победительницу за дверь. Военные без объяснений, молча, повели ее в непонятном направлении. Джонсон стало жутко. Потребовалось железное самообладание, чтобы сохранить хотя бы видимое спокойствие. Ноющая боль в солнечном сплетении напоминала о произошедших ранее событиях. Но вот что потом случилось? Похоже, ей скоро об этом расскажут.

- Я думал, ты тоже умерла.
Значит, Томаса больше нет, - ментор не испытала ни горечи, ни сожаления, ни грусти. Только привычное ощущение пустоты где-то между болевших от ударов ребер. Слишком черствой она стала.
Женщина смогла сохранить на лице маску хладнокровия, но внутри у нее начинало все кипеть от раздражения. Судьба, как нарочно, вновь подкинула ей "свинью" в виде Соло.
Заметив, что ее руки слегка дрожат, Цели слишком поспешно скрестила их на груди.
- Я не предоставлю тебе такого удовольствия, - обронила Джонсон. Впрочем, это она сказала больше из вредности. Съязвила. Где-то в глубине души, женщина благополучно возложила ответственность за все свои беды на плечи этого миротворца. Найти козла отпущения оказалось намного проще, чем признаться в собственной глупости. 

… Ментор уже несколько минут смотрела на застывшего возле боксерской груши солдата. Ее блуждающий взгляд зацепился за окровавленную футболку Кристиана, запекшуюся на боку рану, и стремительно поднялся к его лицу. Значит, успел ранить. Джонсон заметно смягчилась. Сменив «закрытую» позу на более нейтральную, женщина пошла в сторону миротворца.
- Надо обработать рану, - ее голос прозвучал отстраненно. - Но сначала я хочу рассказать тебе все, что знаю. А потом, получить ответы на свои вопросы, мистер Соло. Нас все равно заперли.
Подойдя к мужчине, Цецилия рефлекторно потянулась к порезу, в надежде осмотреть его получше, но в последний момент передумала и отдернула руки. Доктора потом помогут. Не смертельно.
Солнечное сплетение вновь напомнило о себе неприятной болью, заставляя ментора опуститься на ближайший мат. Поморщившись, победительница сделала приглашающий жест рукой, прося миротворца сесть неподалеку.   
Кратко и сухо Цецилия рассказала о произошедших сегодня событиях. Упомянула о случайно замеченной слежке, о подозрительном поведении Нэлла, как она отправилась за ними следом, даже толком не понимая, зачем ей это нужно. Сдержанный,  совершенно неэмоциональный рассказ. Голая констатация фактов.
- Что произошло после того, как меня вырубили?- резко осведомилась победительница, без лишних предисловий переходя к делу. - И зачем меня здесь заперли? Еще и с тобой. 
Во взгляде Джонсон появилось открытое недоверие.

Отредактировано Cecelia Johnson (Пт, 8 Янв 2016 17:03)

+1

6

[audio]http://pleer.com/tracks/5102955xPAQ[/audio]
Кристиан разматывает бинты на руках и слушает Сицилию с равнодушным лицом. И немного задумчивым. Парню кажется, что он попался в ловушку. Доверие к девушке с каждой минутой становится всё более хрупким, пока, наконец, не истончается до нити. До этого Кристиан смотрел на собственные руки, сидя рядом с женщиной на матах, когда Цицелия просит рассказать его, что было - он в упор смотрит ей в лицо. Глаза серьёзные, лицо сосредоточенное. Он встает на ноги, выпрямляясь в полный рост. Кристиан думает, что ему не кажется. То существо, что стоит перед ним - навряд ли можно назвать человеком, поэтому любой его поступок можно расценить как попытку самозащиты.
Всё было просто и вот в чём была их идея. Сперва Томас. Судя по рассказу Цицелии - в его голове была четкая программа, которую спустили сверху. Тестирование команд, и тестирование их на солдате Соло. Об этом говорит куча вещей - свет, появление медиков строго в нужный момент - и не просто медиков или миротворцев, а именно тех, кто занимался непосредственно чипированным - затем игнорирование его увещеваний насчёт крови из носа. Наконец - тренировочный зал, в котором его закрыли, как мясо на ножках... Соло был наивным и открытым, но он не был дураком.
Но, очевидно, с Томасом что-то пошло не по плану. Навряд ли лихорадка была включена в тестировочный план. А вот Цицелия вполне подходила для следующего теста. Только вот Соло думал, что тестируют их. А тестировали обоих.

Соло растягивает бинты в две белые ленты, затем заходит Цицелии за спину и резким хватом заламывает ей обе руки, после перевязывает запястья тугим эластичным бинтом.
- Если бы ты была собой, ты бы поняла. - Всё, что говорит ей Кристиан, потом уходит, возвращаясь уже со стулом. - Исключительно для того, чтобы никто не пострадал. - Взяв за предплечье её, он заставляет силой сесть, руки заводит за спинку стула. После садитя на корточки и крестом обматывает бинт вокруг ботинков женщины, тем самым делая обе ноги привязанными к стулу.
Кристиану теперь и самому интересно, угадал он или нет. Карты определенно сходились и больше всего ему не хотелось драться с женщиной, которой управляют его же начальники. Соло злился, но пока не выпускал своей злобы наружу, так как свои догадки полагал недостаточным обоснованием.

Соло отходит от женщины, его вид продолжает быть угрюмым. Он не винит себя в том, что происходит с Джонсон, но почему-то всё равно его сердце что-то тяготит. Мысли о том, что он мог что-то поменять. Мог, конечно. В альтернативной ситуации сейчас бы червей кормила не только она, но и ты. - Отвечал въедливый внутренний Соло. И обычно этим диалог их и заканчивался.
Кристиан отошёл достаточно далеко, проведя пальцами по поверхности груши, он встал за неё и лишь краем глазом следил за тем, что делала Сицилия. Говорить он не хотел. Он думал. Думал, когда она взбесится. Когда рычажки придут в действие и из матери, жены, победительницы получится просто цепная собака-убийца. Он был готов, но искренне не хотел больше драться. Ему надоело решать вопросы силой, к тому же он прекрасно понимал, что любой конфликт обернётся в его сторону, так как сила - в прямом своём воплощении - была на его стороне.

+2

7

Наверно, мы просто сбились с пути. Ничего святого больше не осталось в этом насквозь прогнившем мире. Даже надежды на лучшее будущее. 
Болезненный захват - синяки точно будут! - он рывком заламывает ей руки, плотно связывает запястья и отталкивает от себя на маты. Женщина дернулась, как тряпичная кукла, подалась вперед и упала на колени. Заколка слетела, и спутанные волосы рассыпались по плечам, закрывая покрасневшее от ярости лицо. Ноги еще оставались свободными, но Цецилия даже не попыталась оказать сопротивление. Во-первых, эффект неожиданности со стороны миротворца, во-вторых, полученное несколько дней назад задание запрещало ей применять какое-либо насилие в отношение солдата. Руки и ноги женщины налились непривычной тяжестью, а в голове раздался очередной и довольно четкий приказ сидеть смирно и наблюдать за дальнейшим развитием ситуации. Джонсон лишь молча повиновалась. Впрочем, как и всегда.     
- Если бы ты была собой, ты бы поняла.
А ей и не надо ничего понимать – все и так уже давно понятно. С самого начала, когда Кристиан оказался на пороге ее камеры и по сегодняшний день, когда «туманные» приказы ученых начали приобретать довольно здравый смысл. Скорее всего, двум жертвам Капитолийских экспериментов просто не могли позволить встретиться случайно. Да, совсем недавно, Джонсон посвятили в некоторые аспекты необычной биографии миротворца. Но даже этого минимума было вполне достаточно, чтобы прийти к выводу - все уже давно было запланировано. А после небольшого «инцидента» перед чипированием, они лишь ухудшили свое и без того незавидное положение. За их «дуэтом» слишком внимательно и давно наблюдали. Теперь-то с них вряд ли слезут.
- Исключительно для того, чтобы никто не пострадал.
Особо никто и не пострадает. Возможно, - здравые мысли начали путаться в голове женщины, подавляемые резкой болью в темечке. Вживленный чип не позволял бывшему ментору отходить от поставленной ранее задачи. Ненужные мысли лишь будут отвлекать. 
Оказавшись привязанной к стулу, Джонсон, наконец, нашла в себе силы поднять на Соло горящие глаза. Отойдя от нее на довольно приличное расстояние, миротворец угрюмо наблюдал за каждым ее движением из-за боксерской груши. Цецилия не могла не осознавать собственное бессилие в данной ситуации. Она ведь далеко не солдат. Он реально ждет нападения? Крайне польщена. Да это равносильно тому, чтобы грозить пальчиком разбушевавшейся стихии. И Кристиан должен знать об этом. Ну, хотя бы догадываться.
http://s6.uploads.ru/t/EPJqh.jpg
В гробовой тишине проходит минут пятнадцать. Джонсон смотрела на миротворца со смесью негодования и любопытства во взгляде. Правда, первого было больше, но все-таки прогресс налицо.
Соло все так же находился неподалеку, возле груши, когда Цели решилась нарушить затянувшееся молчание первой:
- Кристиан, у меня руки затекли. Хватит.
Сказано тихо, но уверенно. Ни один мускул не дрогнул на лице чипированной. Представление начинается.

Игру понаблюдаю из-за плеч, хоть, кажется, она не стоит свеч.

- Присаживайтесь, Сандерс. Чаю?
- Она не готова, - лишь холодно процедила женщина, бросая быстрый взгляд на указанный стул и даже не шевельнувшись. - Нэлл в коме, Мэйсон в изоляторе. С чем прикажете работать, если последнего подопытного сейчас убьют?
Захария Сото лишь молча перевел взгляд на монитор, где посреди тренировочного зала миротворец лихо заламывал руки чипированной и привязывал ее к стулу. Шаг очень рискованный, но тянуть время они больше не могли. Сам президент потребовал к концу недели представить ему доклад о том, как идет работа по созданию армии будущего. На кону оказалось практически все, над чем лаборатория ученого так долго и упорно трудилась. Объект №3 должна справиться. Просто обязана.
На абсолютно белоснежном столе лежали три папки, содержание которых мужчина знал практически наизусть. Две из них были делами Кристиана Соло и Цецилии Джонсон и числились под грифом "Секретно". Только несколько человек во всем Панеме имели возможность изучить их полностью. Сото как раз был одним из этих «счастливчиков». И если Джонсон он «создал» своими руками, то Соло привлек его пристальное внимание только после случая в форте.
Просмотренная ученым десятки раз видеозапись с камер наблюдения крепости тоже была прикреплена к делу миротворца.
Третья же папка лежала немного поодаль от других, бережно охраняя секреты трех  разработанных Сото чипов. Этакий «личный» дневник ученого, из которого можно было узнать много интересной и неожиданной информации. 
Например, про Томаса Нелла, было написано следующее: Чип объекта №1 громоздкий и обхватывал слишком большую часть головного мозга, из-за чего трибут страдает от ярко выраженной агрессии и неконтролируемого желания убивать. Подчинение приказам нестабильное и часто прерывается. Опасен.
Информация о чипе №2 хранилась в запечатанном конверте, на котором красовалось перечеркнутое красным маркером лицо Джоанны Мейсон. Этот опыт полностью провалился, но Захария Сото еще надеялся на благополучный исход ситуации. Потерять столь ценную победительницу – ужасное расточительство.
Немногочисленные бумаги о чипе №3 скромно хранились в самом конце папки. Совместная разработка ученого вместе с Сандерс никогда не вселяла в него надежду на успех. И каково же было его удивление, что именно этот чип прекрасно «сжился» с малоизвестным в Капитолии трибутом. Прорыв оказался там, где его явно не ждали. И теперь Захарию было крайне интересно узнать все, на что способен этот крошечный предмет в голове у человека. Ибо его действие на сознание Джонсон оказалось не совсем таким, как они ожидали.
- Как только миротворцы позволили провести этот эксперимент? - спросила  Сандерс как можно безразличнее. – Они же могут попросту убить друг друга. Я не желаю участвовать в этой глупой и безрассудной затее. Удачи.
И не дождавшись ответа, женщина направилась к двери. Не оборачиваясь.

Отредактировано Cecelia Johnson (Вс, 31 Янв 2016 00:37)

+1

8

Every dream that I dream
Seems to float on by
Like a cloud in the wind
Way up in the sky
Every move that I make
Seems to be the wrong way
Like a cold black night
After a summer's day
-
What can I do
What can I do
Nothing to say but it used to be

© Smokie - What can I do

[float=left]http://33.media.tumblr.com/266f6769d29bebab6ba58c79da33a06b/tumblr_mkrn2fwzhp1qa1z4io3_r1_250.gif[/float]Время шло, но ничего не менялось. Может быть они прознали о том, что Соло догадался? А может?.. А что, если действительно всё это - только паранойя сошедшего с ума солдата с манией преследования. Да и с манией собственной значимости, пожалуй.
Соло терпел, но уже было ясно, что это дорога без обратного билета. Рано или поздно он не сможет держать это всё в себе и взорвётся. И не важно, каким именно образом он выплеснет всё это, что накопилось, вовсе. Сам факт. Вот что важно.
Время шло и Соло разматал эластичные бинты, стягивающие казанки и ладони. Ему не нравилось быть чьим-то коном в игре. И, как бы там ни было странно, исполнять роль ветоши на фоне мировых событий было куда лучше, чем нынешнее состояние накрутившегося на колеса. Часы тикали себе на стене в глубине зала, отмеряя время, что никогда больше не вернётся в распоряжение Соло и Цицелии. Сейчас солдату казалось, что наступил именно тот момент, когда прошлому конец. То, что происходит после критического момента, после апогея. Тот край, за который не заглядывают критики и кинематограф, то время, которому нет места в романтизме и фантастике, потому что он несет слишком много будничного, много настоящего. Но Кристиану думать об этом не хотелось. Он пытался задвинуть эти мысли как можно дальше... жаль только получалось с каждым разом всё безнадёжнее.

Они молчали уже час, слушая, как бездушно стучат стрелки под круглым стеклом. Соло вдруг пришёл в движение. Он подошёл к Цели и опустился на пол напротив, медленно одну за другой подгибая ноги и садясь в позу почти что канонического лотоса. Пальцами он проводит по лбу, стирая невидимый пот, плечи его поднимаются и опускаются равномерно и тихо, когда он дышит. Мышцы на руках кажутся неправдоподобно большими, а футболка - явно подогнанной не по размеру. Брови Соло, всегда так живо передающие его мимику, сейчас выдают его сосредоточенность с корнями. Как понять, что происходит в его голове?
Соло смотрит в лицо Сицилии, точно разглядывает мелкие детали на картине. Точно ищет потаенный символ, пытается угадать суть. Может ли он увидеть что-то, что теперь было в чудовище перед ним от прежней женщины? Хотя бы намёк? Что-то доброе, что ещё могло остаться в её сердце? Что не прогнали страшные бесчеловечные опыты капитолийских костоломов?..
Соло подаётся вперёд, вставая на колени и выпрямляясь почти в полный рост. Прямая спина, мышцы одна к одной, прорезающиеся через белоснежную футболку. Сейчас лицо Цицелии достаточно близко, чтобы Крис мог рассмотреть роговицы её глаз, сплетенные точно из сахарной ваты. Чёрные смоляные ресницы, обрамляющие упрямый взор, слегка спутанные у краев. Видны тонкие капилляры на сероватой коже под глазами. Видны искусанные кое-где губы, слегка заветренные от трудовых будней...
Соло чуть наклоняет голову влево, едва вытягивая шею вперёд. Правая рука зависает в воздухе где-то рядом со щекой женщины, не касаясь её вовсе, но будто бы собирающаяся нарушить эту тонкую эфемерную линию. Дышать ртом становится легче, нежели носом. Дыхание Кристиана тяжелое и прохладное, взгляд угрюмый, странно рассредоточенный, вовсе не романтичный.
Вся ситуация, вся картина странна. Всё странно. Чертовски странно. Кажется, будто бы сейчас Кристиан сделает то, что при всём уважении не сможет потом объяснить. И когда напряжение в тишине стало звенеть, он поднялся на ноги. Не резко, но быстро. Воздушные замки, что возводились вокруг двоих эти несколько тягучих минут, вдруг со звоном стекла разбились. Было слышно, как звенят об пол мелкие осколки. Как скрипят и ломаются под удаляющимся шагом Соло.
Оказавшись у двери, Кристиан взялся за ручку, и она на удивление легко поддалась, выпуская мужчину наружу. Но перед тем, как уйти, он оглянулся и посмотрел на Цицелию. Ей в глаза, после на пол у её ног, а затем, отвернувшись, он растворился в пустоте коридора.
Готовый бороться со всеми своими демонами.

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » [c]6.12.3013, Capitol, Setting fire to yesterday


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC