Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Сastles in the air


Сastles in the air

Сообщений 41 страница 60 из 81

41

Тоби доволен завтраком, а я довольна, что он доволен и мы отправляемся на его работу, прихватив сэндвичи, которые я по быстрому заварганила. А потом мы вдвоем едем к Тоби в мастерскую его работодателя.
Там не так уж и много людей, явно что гараж ориентирован на постоянных клиентов. Нет никаких Ламборджини или Мерседесов, есть много подержанных тачек, много эконом класса. Обычная мастерская с обычными людьми и не менее обычным и в своей степени обаятельным хозяином. Тоби был прав, мужчина совершенно не стесняется своего возраста и расписывает мне такие комплименты, которые я никогда бы не услышала в обычном клубе.
- Мистер Гируни…
- Я же просил, моя милейшая нимфа, называть меня Дионисом. Знаешь меня назвали так в честь бога… - он уже в который раз пускался в рассуждения, почему его так назвали, но больше всего меня восхищало, с каким благоговением он произносил своем имя. У него это звучало с таким придыханием на грани оргазма и еще он особо уделял ударение как Диоооонис.
А мне было смешно и я откровенно наслаждалась его поведением, потому что ни разу он не перешел за рамки дозволенного, просто прося меня постоять «вот так» еще немного, чтобы я позволила ему наслаждаться красотой прекрасной лилии среди увядающих лопухов.
- Пожалуй, я буду приезжать к тебе часто. – смеюсь я, сидя рядом с Тоби и пережевывая обед. Я успела даже немного помочь ему и на удивление втянулась. Легко выполнять чужую работу, которая и вовсе не работа, а просто помощь. Не могу представить, чтобы попросила Тоби сделать кому-то укол. Но мне понравилось, даже очень. Я начинала понимать, почему Тоби это нравится. На самом деле это огромная работа головой. Машина – тот же человеческий организм, важно, чтобы все детальки были на своем месте. – Ты че? Мне классно! – и Маршалл тут же говорит, что с моей помощью мы сможем за неделю отремонтировать Гранд Торино. – Никогда прежде парень не разводил меня на ремонт его тачки. Ты и правда удивительный. - целую моего родного, обнимая.
Я помню фото машины после аварии и сейчас она выглядела лучше. Тоби постоянно говорит о Да Лион, но я не знаю, едва ли теперь его машина выдержит такой накал страстей. Я помню, как он рассказывал на какой машине гнался с Дино и Гранд Торино и рядом не стоит с Ламборджини. Да и вообще… Помятуя, чем закончилась прошлая гонка Тоби, мне немного неуютно думать о такой как Да Лион.
Мы разбираем вещи в доме Тоби и мне нравится, как он постепенно впускает меня не только в свой дом, но и в свою жизнь. Потому что старый хлам очень многое может сказать о хозяине. Например, о привязанности сына и отца, о доброте матери и ее красоте, о мечтах и несбывшихся надеждах, о тяжелых временах и тайных секретах.
Мы находим много всего интересного: грамоты, кубки, медали, даже мелкие запчасти от машин, которые откладывались на всякий случай. Мы нашли переписку отца и матери Тоби, оказывается его мать жила в другом городе и переехала к его отцу, когда их переписка стала серьезной. Мы не стали читать все письма, только первые. Но они оказались очень нежными и теплыми. Видно, что молодые любили друг друга, хотя до переписки встречались только несколько раз. Нашли свадебную фотографию, черно-белые фото мелкого Тоби, его бирку из роддома. Все это было сложен в отдельной коробочке, которая, видимо, принадлежала матери Тоби. А еще там был старый и уже высохший небольшой букет, состоящий из нескольких веточек ландыша. Перевязанный потерявший свой цвет, блекло-розовой шелковой лентой.
- Только подумай, она всю жизнь собирала эти вещи. – тихо говорю я, разглядывая старые фотографии и открытки, которые ей присылал будущий муж. – В них столько воспоминаний… и столько жизни. – я до сих пор могу ее почувствовать, хотя совсем не знала эту женщину. Зато я знаю Тоби и понимаю, что у него была замечательная мама.
А потом в одной из коробок я нахожу детскую игрушку Тоби, машинку. Забавно, но это Гранд Торино зеленого цвета. Интересно, это просто игрушка или запланированная мечта? А следом за этим нахожу ключ с биркой на нем. И там написано, что ключ от гаража. По виду, очень старый и не думаю, что на гараже остался такой замок, но…
В общем, я утаскиваю с собой и машинку и ключ. Чищу их, пока Тоби на работе, отмываю ключ от грязи и ржавчины в растворе. Не знаю, зачем это делаю. Зачем-то.
А пока мы с Тоби в кино, Джо, по моей просьбе выплавляет небольшой брелок. Я попросила его никому ничего не говорить, потому что я знаю, это быстро бы дошло до Тоби, а я хотела сделать ему сюрприз.
И подворачивается мне момент, когда Маршалл возится с машиной, точнее под ней, мало разговаривая со мной и больше обращаясь к тачке.
- Порой мне кажется, что у тебя две девушки. Одна постоянная и я. – как будто ревниво возвещаю я, садясь рядом с Тоби, когда он выезжает и говорит о том, что хочет попасть на Да Лион. Надеюсь, я не так уж и заметно хмурюсь. Впрочем, я не хмурюсь, потому что держу в руке брелок, состоящий из небольшой версии ключа от гаража (оригинальный ключ слишком большой) и той самой небольшой детской модели машины Тоби.
- Знаю, что ты не вешаешь брелки на зеркало, чтобы не отвлекали от девчонок рядом, но может пригодится.
Подпираю голову рукой и совсем забываю, что и сама немного вымазана в масле, потому что подаю Тоби ключи и автоматически вымазываюсь сама. А он так вообще поросенок, весь в черных штрихах, как будто кистью провели. И я как будто случайно провожу пальцем по его щеке, чтобы стереть кляксу, хотя и знаю, что нет никакого толку. Просто он так молча смотрит на брелок, что я не знаю, как замять паузу.
– Это ключ от гаража. Точнее, его уменьшенная копия. – я вытаскиваю из кармана одолженного у Тоби комбинезона оригинальный ключ. – Я нашла в коробке и увидела к нему бирку. Видимо, первый замок был совсем другим. – хотя Тоби наверно знал, но не задумывался. – Я подумала, что это может неплохо тебя простимулировать. – улыбаюсь, следя за его реакцией. – Где ты собираешься взять машину для Да Лиона?

память

http://savepic.ru/8234637m.jpghttp://savepic.ru/8231565m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Ср, 6 Янв 2016 23:14)

+1

42

Я, конечно, и не заметил, как Реми нашла эту модельку Гранд Торино и ключ, поэтому не сразу узнаю их, когда она преподносит мне подарок. Я держу их подвешенными на указательном пальце, рассматривая и не веря глазам, а Реми рассказывает про оригинальный ключ от гаража. Да ладно? Черт, я помню этот замок! Он был здоровенный, и замочная скважина в нем была какой-то несоизмеримо маленькой. Иногда я просто повисал на замке, поджав ноги, пока отец выходил из машины, чтобы его открыть.

И я сжимаю брелок в ладони, а Реми - целую, и мы оба пахнем мазутом и маслом.
- Это замечательный подарок. Повешу брелок в салон на удачу, - смеюсь, убирая вещицу в нагрудный карман. В салон и Гранд Торино, когда приведу ее в порядок, и в тачку на Да Лион. О последней-то Реми и задает свой вопрос.

Я много думал над этой проблемой, потому что для гонки и кобыла должна быть породистой, но сколько бы я ни ломал голову, вариант у меня был один. Ингрем. Однако однажды я уже разбил, пусть и не по своей вине, его Шелби, а на Да Лион приехал на тачке Дино, которой он боднул Пита, но все же попытка - не пытка, даже если ради этого мне нужно будет действовать через Джулию. Я хочу получить свой гараж и поменять там все замки и иметь от них все ключи, вот и все.

- Я что-нибудь придумаю, - отвечаю я, подмигивая. - Прости, не скажу, не хочу сглазить удачу, - и целую Реми снова.

У нас удается отличная неделя, я получаю на прокат чумовой ретро-кадиллак Эльдорадо 1969-го года. Ну как, напрокат... Диоооооонис одалживает его Реми, но за рулем, едва мы скрываемся с глаз, оказываюсь я. Короче, одним прекрасным утром мы решаем махнуть на денек в Большое Яблоко, но в итоге проводим там и ночь, и возвращаемся только утром следующего дня. И это супер-мега-крутой проезд туда и обратно. А еще я очень давно не бывал в Нью-Йорке.

Реми выглядит куда лучше, чем в день выписки и приезда ко мне, и я с каждым днем все больше влюбляюсь в нее. Да я даже привык, что она здесь, со мной, и вечером предпоследнего дня ее у меня, когда мы после гаража стоим под душем, я не могу удержаться:
- Оставайся со мной, а? - не то чтобы совсем серьезно, но и не чистая шутка, хотя знаю, что Реми уедет, потому что в Принстоне ее работа. Да и зачем сейчас делать из мухи слова, а? Мы еще толком не пробовали существовать на два города, посмотрим, что будет. Поэтому я смягчаю неловкое положение, в которое ставлю Реми: - Доделать Гранд Торино осталось делов всего на месяц... Без тебя никак!

Люблю эту женщину.

- Или хотя бы пообещай, что в ближайшее время вас не захватит Аль-Каида.

..

+1

43

Мы катаемся до Нью-Йорка и проводим там ночь и это очень здорово. Я никогда там не была и мне безумно нравится вся эта суета, бесконечно количество огней и вывесок. И еще больше мне нравится то, что я еду туда именно с Тоби, потому что с ним хочется быть легкой на подъем. А мне теперь и вовсе все по плечу.
Я вообще чувствую такую легкость, как будто с меня сняли груз весом с тонну. Еще немного и я вспорхну. Сомневаюсь, что именно так должно было проходить мое восстановление после того, что произошло, но это лечение – самое лучшее. Потому что у меня есть Нью-Йорк, любимый мужчина и самый крутой гонщик в одном лице. Тоби стал мне очень дорого и мне очень нравится проводить с ним время. И нет, совсем не кажется, что так только по первой свежести отношений. Мы уже столько всего пережили, что трудно представить что-то страшнее.
Хотя, это я могу сглазить, конечно, потому что впереди у Тоби Да Лион и он не хочет мне говорить, где возьмет машину для гонок. Не то чтобы у меня были нехорошие предчувствия. Я в этом совершенно не разбираюсь и не могу представить, где Тоби достанет гоночную тачку. Но опять же, вспоминая его рассказ о прошлом Да Лионе, ничего хорошего в голову не лезет. Но это уже не мое дело.
Мое дело вообще маленькое, но приятное, я помогаю Тоби как могу, чинить Гранд Торино. И даже неплохо разбираюсь в ключах. Круче я конечно разбираюсь только в поцелуях, потому что иногда, когда он выкатывается из-под машины, я усаживаюсь на него и долго целую. А что? Ему перерыв и мне приятно. Всем приятно, чего уж! А еще я периодически ему готовлю и мне даже нравится. Я привыкла либо не готовить вовсе, либо готовить только для себя, а тут для кого-то – это же круто.
И наверно я немного перебарщиваю, потому что однажды под душем, после долгих поцелуев и баловства, пока я накручиваю на намыленных волосах Тоби рожки, он вдруг предлагает мне остаться у него. И пауза такая громкая, то он торопится облегчить ее, уводя тему в сторону машины и ее ремонта. Хорошо, если он и правда пошутил, потому что я пока не готова к такому разговору и тем более, к таким переменам.
- Это не ко мне, это к Хаусу. Уилсон говорил, что Хаус однажды работал на ФБР. Так что думаю, Аль-Каида испугается и убежит. Разве что какой-нибудь очередной пациент придет его застрелить. – размышляю я, но кажется, совсем не о том. – А ты обещай мне, что не подпустишь чужих девчонок к ремонту. – смеюсь, прижимаясь к Тоби и целуя его.
Нам действительно хорошо вместе, но на фоне происходящих событий, нам нужно все же время, чтобы поутихло.
Только не успевает.
Я очень переживаю за Тоби и Да Лион, хотя парни в голос меня убеждают, что все будет окей, потому что Тоби – первоклассный гонщик. В Тоби я не сомневаюсь, а вот в тех, кто будет с ним – очень даже. Водитель Шелби был виноват в аварии и там речь шла о дороге, но гонки Да Лиона ведь и на обрывах проходят, на извилистых трассах.
- Еще немного и я увяжусь за тобой хвостом. – шучу, конечно. Я с ним не поеду, потому что, может я и хочу, но это для Тоби очень важно и ему нельзя отвлекаться. И я знаю, что целью его является выкуп гаража. Для него риск оправдан, а для меня – не очень.
А потом я нахожу остывшее тело Катнера у него в квартире, когда Хаус отправляет нас с Форманом, чтобы проверить, куда делся нерадивый подчиненный. Кровь на стене, на окне немного и очень много на полу. Рядом пистолет, выпавший из ладони. И Катнер, уже холодный, побледневший. Мертвый.
Хаус бесится, он истерит и мне кажется, сходит с ума, а вместе с ним и мы все. Потому что мы не можем найти ответа на вопрос: почему? Катнер всегда был хорошим парнем, позитивным, несмотря на все неудачи, которые происходили с ним. Он был душой компании со своими нелепыми репликами. И самоубийство так на него не похоже. А Хаус не любит загадок без ответов. И он сходит с ума.
А мы идем на похороны, задваясь внутри себя вопросом, что может быть, мы что-то сделали неправильно. Может быть, задавали мало вопросов, проводили мало времени вместе, интересуясь личной жизнью друг друга, а не копаясь. Может быть, всего этого можно было избежать, если бы в какой-то момент кто-то из нас просто подошел бы к Катнеру и спросил «Эй, чувак, как у тебя дела? Пойдем выпьем и поговорим о жизни.» Только этого не произошло и кажется что черный дым крематория никогда не сотрется из моей памяти, как и то, как тепло ладони Тоби, которую я так крепко сжимаю, как будто сейчас тоже умру, как будто его у меня забирают.
Это был чертовски тяжелый день. И едва мы с Тоби переступаем порог моей квартиры, как я цепляюсь в него, целуя и не желая отпускать. Меня как будто трясет от холода, но сейчас лето и это совершенно невозможно. Мне просто нужно почувствовать… жизнь. Да, как не странно, но именно ее. Потому что она очень хрупкая. И, наверно, это аморально, то, что я делаю, пока семья Катнера плачет по сыну, но иначе я сейчас не могу.
- Я люблю тебя. – шепчу я отрываясь от него и на самом деле не передать словами, как я благодарна этому мужчине, что он сейчас рядом. – Выпьешь немного?
Я наливаю два стакана виски, а потом иду к дивану на котором расположился мой родной. Прошу его расстегнуть на спине молнию платья, но не снимаю его, оставляя так, соскальзывать с плеча. На самом деле, кажется, что воздуха не хватает и дышится вот так немного легче.
- Спасибо, что приехал. – я уже говорила это сегодня, но, правда ведь, Тоби был не обязан. Тем более на такое мероприятие. – Я бы не позвала тебя, если бы… - я не нахожу слов. Если бы что? Если бы могла справиться с этим сама? Так я не могу. И не представляю, как справлялся с этим Тоби, когда обвинял в смерти Пити именно его. – Мне кажется, мы все медленно сходим с ума. Хаус, Форман, я… Тоби, я схожу с ума, когда думаю о том, что ты будешь гонять с людьми, типа того на Шелби.
Прежде, я не заговаривала с Тоби на этот счет, только окольными путями, но теперь… Не знаю, смерть Катнера меня подорвала и я уже не могу ходить вокруг да около. Я не требую, чтобы он отказался, я просто волнуюсь. Хотя, он может сказать, что напрасно, потому что он и сам знает, какой это риск. И мы бы могли найти какой-то другой вариант выкупить гараж, но я знаю, что Тоби рассмотрел все варианты и отклонит мое предложение.
- Послушай, у меня есть сбережения. Неплохие. Да, на гараж не хватит, но можно взять кредит. А если… - я почему-то начинаю торопиться и запинаться, захлебываться и даже виски не помогает успокоить тон голоса. Лишь бы не зареветь, потому что оно вот тут, в горле застряло и не желает опускаться обратно. – А если ты говорил тогда серьезно… про остаться у тебя… Можно было бы сэкономить на аренде моей студии. Найти вторую работу… Тоби… Я не хочу чтобы…
Нет, договорить, язык не повернется, но и договаривать не надо. Он же понял. Я не хочу чтобы следующие похороны на которых я была, были его. Я не хочу его терять.

+1

44

Мы с Реми успеваем встретиться несколько раз по хорошему поводу, но в них вклинивается страшный. Однажды вечером Реми звонит мне, и, едва она спрашивает, как мои дела, я по ее голосу понимаю, что ей хочется, чтобы этот вопрос задал ей я. Я так и делаю, а она рассказывает мне по Картнера и то, как нашла его сегодня. И чем дальше, тем сильнее дрожит ее голос, пока она не начинает реветь, и я никак не могу оказаться рядом с нею сейчас... Я порываюсь выехать незамедлительно, но время к ночи, и Реми упрашивает подождать до утра, иначе она тем более не уснет, будет меня ждать, как я доберусь в темноте. Мы долго разговариваем обо всем подряд, пока Реми не сдается и не говорит, что попробует прилечь.

Я приезжаю в Принстон к похоронам. Я мало знал Картнера, но имел о нем представление. В команде Хауса он был, пожалуй, самым милым чуваком, и как только он приживался? Или так не прижился? Хотя, сдается мне, дело не в работе на Хауса.

Похороны проходят тихо, и, конечно, я знаю тут всего несколько человек. Реми в черном платье и черных очках, я держу ее за руку, а она стоит, вцепившись в мою. Не вижу ее глаз, но чувствую напряжение, в котором она находится.
В последний раз я был на похоронах Пита, и не удивительно, что все здесь мне об этом напоминает.

Панихида проходит, мы на некоторое время заезжаем на поминальный фуршет, но только из вежливости. Я вижу, как Реми хочется поехать домой и чтобы все наконец закончилось, поэтому, едва мы переступаем порог ее квартиры, она скидывает туфли и идет в кухню, чтобы достать виски и налить по стаканам.

Она садится рядом со мной и просит расстегнуть платье, я делаю это и целую ее в оголившееся плечо.
- Люблю тебя, - отзываюсь я. - Мне очень жаль, Реми, - хоть я ничего не могу изменить, но я чувствую, как ей плохо. Мы делаем первый глоток, не чокаясь. - За Картнера.

Ну как я мог не приехать?

А потом Реми меняет тему, и то, что она говорит, не нравится мне по всем параметрам. Мне не нравится то, как она против воли проецирует на меня страхи, которые породила смерть Картнера. Нет, я не суеверен, я просто не хочу, чтобы она так изводила себя. Однако я верю, что все пройдет, когда немного все поутихнет.

- Реми, послушай, - я отставляю стакан и беру ее лицо в ладони, - я не возьму твои деньги не потому что я гордый, а потому что они будут каплей в море, давай ты прибережешь их... Я выиграю Да Лион целым. Не нужно ради меня оставлять работу и переезжать, хотя предложение все равно в силе, - улыбаюсь. Я обнимаю мою девочку, и она устраивается в моих объятиях.

А что Да Лиона, то я однажды, когда оттягивать дальше некуда, я набираю номер Джулии.
- Привет, Тоби, - говорит она, и в ее голосе уже вопрос.
- Привет, Джулия. Я хочу попросить Ингрема о тачке. - Я не соблюдаю приличий, да и зачем спрашивать о погоде в Англии? Там же всегда дождь и туман, да?
- Да Лион?
- Да Лион. - Подтверждаю я. - Ты можешь поговорить с ним? Половина выигрыша - его.
- Ты уверен, что выиграешь? - спрашивает Джулия то, что прежняя Джулия бы даже не спросила.
- Уверен.
- Прошлый раз был неудачным, - и прежняя бы не напомнила.
- Теперь у меня есть удача.
Джулия медлит, а потом отвечает, что поговорит с Ингремом и сообщит мне о результате. На том и прощаемся.
Она не перезванивает ни в тот же день, ни на следующий, и не то чтобы я перестаю ждать... Просто приезжает Реми, и я как-то забываю о том, что, видимо, и в этот раз Да Лион пройдет без меня.

Мы просыпаемся в десятом часу, сегодня воскресенье, и вечером мне отвозить Реми в Принстон. Мы никуда не собираемся выбираться, поэтому долго валяемся в кровати, пока моя хорошая не решает, что проголодалась и пора готовить завтрак. Она надевает на себя мою футболку и идет вниз. Какая же она хорошенькая...
Сам я иду в душ и не слышу, как в дверь звонят, а затем стучат. Поэтому, когда дверь откроется, брелок с ключами от Ламборджини будут болтаться перед носом у Реми, и улыбка Джулии заметно померкнет.

....

+1

45

Возможно, Тоби прав, возможно, и я права, потому что схожу с ума вслед за Хаусом. Недавно он выдвинул гипотезу, что Катнера убили и это был никто иной, как убийца его настоящих родителей. И чем больше я наблюдаю за Хаусом, тем больше мне кажется, что он не в себе. Он и раньше был сумасшедшим, но сейчас это граничит не с гением, как раньше, а перерастает в безумие.
Наверно, если бы Тоби не было рядом, я бы тоже начала лишаться разума. И хотя он отвергает мое предложение по кредиту и деньгам, но говорит, что его предложение, чтобы я переехала к нему еще в силе. А что еще более важно, он говорит, что выиграет Да Лион целым. Выиграет и будет целым. Он так уверен и мне бы тоже быть уверенной в этом, вместо того, чтобы паниковать раньше времени.
После этого я собираюсь с мозгами, с мыслями и эмоциями и пытаюсь взять себя в руки, угомонить нарастающую в сердце тревогу. Хаус вот ждет не дождется Да Лиона и постоянно спрашивает у меня на какой тачке поедет Тоби. А я не знаю. Он так и не рассказал мне про свой план.
Однажды Хаус говорит, что раз уж у меня такой большой сексуальный опыт, то у меня целых два непаханых поля и я могла бы развести кого-нибудь на тачку для своего парня. Очень смешно. Хотя был в этом вопросе свой подтекст, интересный для меня. И я все никак не отваживалась спросить Тоби, пока не набралась смелости в один из вечеров. Мы разговаривали по скайпу и я держала в руках бокал с вином. Для храбрости, так сказать, хотя в моем вопросе не было ничего такого.
- Слушай, ты ни разу не спрашивал меня про мой опыт с девушками. Не то чтобы это было странно, просто мне казалось, что парням всегда интересны детали. – я смеюсь. Я не уточняю, откуда знаю про любопытство парней. В общем-то для Тоби наверно и Хауса хватает. Не говоря уже о тех, с кем я встречалась, когда они узнавали, что я и по девочкам. – Неужели тебя совсем не занимает этот факт?
Но даже если Тоби в мыслях и занимает этот факт, то когда я приезжаю, я не даю ему и минуты, чтобы подумать об этом, потому что он полностью в моих руках. Тоби не похож на того, кто отдается страсти с головой и без всяких стопоров, как я, когда сделала тест на Хантингтона. Маршалл рассудительный, спокойный, он совершенно точно знает, чего хочет и не бросается на все попало. И нет, я не имею в виду, что он скучен. Просто иногда мне кажется, что он так собран, и не дает себе возможности расслабиться, даже когда мы в постели. Как будто ждет удара в спину.
Этой ночью, поскольку утром нам никуда не нужно было и наверно я была немного вдохновлена новостью, что Чейз и Кэмерон хотят пожениться, но пока что это под вопросом, потому что выяснилось, что Кэмерон хранит сперму своего умершего бывшего мужа… Нет, отнюдь не сентиментальной спермой я была вдохновлена, а вот свадьбой – да, чуть-чуть. Хотя и не преминула рассказать эту историю Тоби.
- Это ведь даже более чем странно. Я понимаю, этот человек был ей дорог… Но не представляю, что сейчас чувствует Чейз. Ты только вдумайся, это как будто… - я накручиваю на палец веревочку с пижамных брюк Тоби и сижу совсем близко к нему, размышляя. – Как будто Кэмерон изменяет Чейзу. Но тут даже не человек, а его… сперма. Это немного жутко.
А ночью, я не даю Тоби ни минуты отдыха, потому что я безумно по нему скучаю, каждый раз как мы разъезжаемся. А еще эта тема про банк спермы. Называйте меня больной, но меня завело и я хочу выжать Тоби до последней капли.
- Чтобы ни одному банку не досталось. – шепчу я, двигаясь на нем и наращивая темп, меняя ритм и угол проникновения.
Так что утром мы просыпаемся позже обычного и валяемся в постели, чувствуя приятную усталость во всем теле, даже на кончиках пальцев и мне нравится, потому что такое ощущение, что я полностью принадлежала Тоби, а он – мне. И прежде чем пойти на завтрак, я забираюсь на моего родного и расцеловываю его лицо, смеясь и перечисляя, что я в нем люблю. Хорошее утро. И только наше.
Спускаюсь вниз и направляюсь сразу на кухню, пританцовывая под песенку и начинаю готовить завтрак. Бекон стреляет в сковородке и я ругаюсь на него и поэтому не сразу слышу стук в дверь. Хватая ломтик помидора, я иду к двери, совершенно не представляя, кто это может быть. Гостей мы не ждем. Хотя вполне реально, что кто-то из ребят мог привалить по делу или просто так, позвать на прогулку.
Но ни у кого из наших нет таких ключей с брелком Ламборджини и никто из наших не имеет таких блондинистых локонов. В общем, Джулию я узнаю сразу, сразу после того как узнаю марку машины, ключи от которой она держит. Улыбка на губах девушки гаснет, а взгляд темнеет. Она опускает руку с ключами вниз и хорошо. Еще немного и я бы предположила, что я выиграла в лотерею. И молчание повисает очень неловкое, зато Джулия успевает осмотреть меня с ног до головы. Осматривать особо нечего, на мне только футболка Тоби.
- Кажется я ошиблась адресом. – говорит она на выдоху и как будто даже хочет уйти.
Так вот что задумал Тоби? Вот, каков был его план. А по какой причине я должна была сглазить? Мне теперь очень интересно. Неужели он думает, что я могла была быть как-то против?
- Подожди. – останавливаю девушку и она поднимает взгляд с моих ног на мое лицо. – Джулия, верно? – она щурится, как будто вспоминает, где мы виделись. Не трудись, мы не знакомы. – Тоби… он в душе. – я немного заторможено указываю на второй этаж. Хотя, что-то мне подсказывает, она знает, где у Тоби душ. – Проходи.
Сковородка шипит и стреляет и я бегу в кухню. Омлет немного подгорел, но не смертельно. Зато бекон совсем хрустящий. Джулия заходит за мной на кухню, осматриваясь.
- Завтрак пригорел. – замечает она.
- Угу. – замечаю я без энтузиазма. – Это машина для Да Лиона? – спрашиваю я, тоже констатируя очевидный факт. А может и нет. Может Джулия приехала к Тоби просто так? Не думаю, что она была в курсе наших с ним отношений. Может, она хотела вернуть все, что у них было? Где же она раньше была?
- А ты, видимо, его удача? – отвечает вопросом на вопрос девушка.
- Что?
- Ничего. – она улыбается как-то слишком приветливо.
А между тем, я действительно не расслышала.
- Ты много знаешь о делах Тоби. – вдруг говорит она, снова как-то нелепо констатируя.
Мне нечего на это сказать, тем более, что спускается Тоби и он только в пижамных штанах. Ну да, мы никого не ждали, мне нравилось, когда он ходил без футболки, я могла ходить в белье. Да и вообще, сейчас майка в которой он должен был быть – на мне.
- К тебе гости с хорошими новостями. – говорю я, обращаясь к Тоби и наблюдая за его реакцией, когда он видит Джулию. Не скажу, что во мне вспыхивает ревность, просто эта неловкость оправдана, когда встречаешь бывшую своего парня в одной его футболке. – Кофе готов. А завтрак пригорел, да, Джулия права.
Кофе готов, чашки готовы. Все три. Потому что вроде как предложить Джулии кофе я не могу, это не мой дом. Но я проявилась вежливость, да? Да и не хочу, чтобы со стороны выглядело, будто я мечу территорию. Хотя мне немного не нравится, что Тоби без футболки, так что я сбегаю наверх, надеть домашние шорты, а Тоби приношу новую футболку.
Они с Джулией во дворе, пока Тоби осматривает тачку.

+1

46

Я в душе и кайфую от того, что внизу моя девушка готовит нам завтрак. Реми восхитительная и удивительная. Вообще, в клинике она открылась для меня с новой стороны, вся такая собранная, серьезная. Доктор, короче. Даже сложно было сразу поверить, что это она сидела со мной на диване на хате Финна тогда, придумывая, как бы могли вот так провести все время. И вот  этот же самый доктор удивляет меня, когда внезапно спрашивает, почему меня не мучает любопытство о ее опыте с девушками. Потому что ей как раз любопытно отсутствие моего любопытства.
- А можно задавать любые вопросы? Составлю список к твоему приезду! - смеюсь, чокаясь своим кофе с ее бокалом вина через экран ноута. - А хочешь я расскажу про свой опыт с девушками? - Реми показывает мне язык.
А почему, в самом деле, я не спрашиваю? Может, я ревнив? Может. А может и нет. Просто личная жизнь Реми в прошлом меня не касается, и... Я даже в шутку не представляю свой интерес. Однако, признаюсь, мысли заводят. Только Реми я не признаюсь.

А еще она смешит меня своим удивлением по поводу брака ее коллег. Вернее, удивлением по поводу истории со спермой. Нет, со спермой, конечно, какая-то дичь, но...
- И почему тебя это так волнует? - смеюсь, укладывая ее на спину. Она же ставит цель выдоить меня без остатка.
- Коварная...

Короче, я схожу с ума по Реми.

Однако сказать я это ей не успеваю, потому что обнаруживаю ее внизу с Джулией.
- Привет.
Реми встретила ее в моей футболке? Отлично.

Реми наливает нам кофе, но выглядит рассеянной. Она поднимается наверх, а нас оставляет наедине.
Что чувствуешь, когда застаешь бывшую и настоящую? Ничего, если одна из них уже ничего не вызывает. Хотя, да, это первая наша встреча после ее "Тоби, знаешь... Мне нужно ехать с Ингремом. Это мой шанс... Это важно."

Джулия кивает, и мы выходим, так и не попробовав кофе.
- Было непросто его убедить. - Джулия жмурится на солнце. Ключи у меня в ладони, и я осматриваю Ламборджини. Охрененная тачка, протюннингованная.
- Самое приличное, что было в гараже. - Говорит Джулия. О да, теперь это и ее гараж, да?
- Спасибо. Я не подведу. - Вижу, что к нам идет Реми. Она подает мне футболку.
- А с чего ты взял, что Монарх тебя пригласит? - спрашивает Джулия, не глядя на Реми. - Учти, я сказала Ингрему, что ты в списке. Не люблю врать там, где дело в точности, ты знаешь.
Я обнимаю Реми, целуя ее в висок.
- Потому что теперь я в списке. Условие Монарха - найти тачку и красивую девчонку. С первым ты мне помогла.

Джулия фыркает.
- Тогда дело в шляпе, да? - и переходит к делу. - Половина выигрыша. Эта тачка в него не входит.
Я в минусе на несколько миллионов, но  это тот случай, когда я не осознаю свои убытки, потому что выигрыш, даже его половина, решит мою проблему.

- Я понял. Позвоню тебе о результате.
- Я буду следить. - Она стучит пальчиком по дисплею телефона. - Документы и доверенность в машине.
И как по мановению подъезжает такси.
- Удачи, Тоби.

И уже вечером я отвезу Реми в Принстон на Ламборджини. Надо же проверить тачку, да? А потом сообщу пацанам. Но доя начала я связываюсь прямо из салона с Монархом.
- Монарх? Это Тоби Маршалл. У меня   есть тачка и красивая девушка рядом со мной. Я выполнил условия.
- Воу-воу! Работяга из Маунт Киско! Она хороша? - Монарх как всегда в восторге. Что он принимает?
- Она красавица. Доктор.
Монарх смеется. Ну а о ком он спрашивал?
- Тоби Маршалл всегда умел расставлять приоритеты! И сдается мне, ребята, он уже в выигрыше...
Я смотрю на Реми. Ну же...
- Добро пожаловать на Да Лион, Тоби Маршалл!

И я выжимаю газ. Реми взвизгивает. Ведь эта машина просто чума, да, Реми?
- Ты схватил детку за коленку?
- Удачу.

...

+1

47

Джулия не обращает на меня никакого внимания. Это и логично, она ведь приехала не ко мне. Хотя, когда перед твоим носом машут ключиками от Ламборджини едва ты открываешь дверь дома, тут на секунду и задумаешься, что надо в этой жизни сделать, чтобы и тебе вот так помахали. Но это бизнес, а не развлечения и покатушки, так что Тоби к делу относится серьезно.
Я с трудом сдерживаю себя, когда Тоби говорит про условия Монарха. Ничего подобного он мне не рассказывал. И я даже принимаю это за шутку. Хотя, откровенно говоря, это не в стиле Тоби хвастаться новой подружкой перед старой. А вот по выражению лица Джулию так и скользит невысказанное: А со вторым ты справился сам.
Второго могло бы и не быть, между прочим, приедь Джулия тогда к Тоби после аварии с Шелби. Думаю, это бы восстановило отношения между ними, но теперь между ними не сквозит даже неловкость. Разве что Джулия звучит как-то резко, как будто хочет намеренно установить только рамки бизнеса и ничего больше.
Она уезжает, а я поворачиваюсь к Тоби и целую его.
- Поздравляю. Ты прав, вероятнее всего я бы сглазила конкретно эту удачу. – смеюсь я, но в целом ворчу только для приличия, ничего такого не подразумевая. – Выигранного хватит, чтобы выкупить гараж? – Тоби кивает.
Я рада за него, рада, что по крайней мере сейчас все идет как надо и это настраивает на то, что и в будущем все пройдет хорошо. Во всяком случае, у Тоби на хвосте сейчас не висит ни Дино, ни его ребята и нет никаких таких явных опасностей. Надеюсь, у них в гонках не входу метод устранения участников по пути к месту назначения.
Я пялюсь на тачку, а Тоби уже разворачивается домой, потому что завтрак стынет и как бы не пришлось разогревать. Разогретое оно будет ужасным на вкус.
- Ты же пошутил по поводу условия Монарха про красивую девчонку? – спрашиваю я, поворачиваясь к Тоби и ловя его взгляд. Ну, я так, просто проверить, он же пошутил? А Тоби улыбается, ничего не отвечая и заходит в дом. – Тоби? – я срываюсь с места, следуя настойчивым шагом за моим родным шутником. – Это была шутка, да? Я уже могу начать жаловаться, что ты меня использовал?
Последнее, конечно, шутка и выходит как-то со смехом, потому что Маршалл подхватывает меня на руки и закидывает на плечо. А я не особо сопротивляюсь, поднимая низ его футболки и шутливо примеряясь к укусу.
Вечером я так и не могу понять, шутливое ли условие поставил Монарх или нет. Тоби разговаривает с ним по мобильной связи прямо в машине и я вижу лицо того самого легендарного организатора Да Лион. Не могу понять, что они обсуждают, машину или меня, но Тоби в итоге выделяет именно и меня и наверно, я бы растеклась по сидению, если бы не была пристегнута.
Вообще-то это невероятно льстит, когда твой парень видит в тебе свою удачу и если бы только это было так, если бы я могла я бы действительно отдала Тоби все, что у меня есть. Впрочем, что-то у меня все таки есть, если я встретила этого мужчину и оказалась здоровой.
- Ну что ж, красотка, проводи своего солдата как следует, потому что это будет война! – вопит боевым кличем Монарх и отключается из конференции.
Тоби гонит и это непередаваемые ощущения скорости и драйва и мне ничуть не страшно. В жизни бывало всякое, но на Ламборджини кататься не приходилось. 
- Не удивляйся, но тазик Финна мне нравится больше. – смеюсь, глядя на горящего Тоби. Он даже стал каким-то совсем другим, сев за руль такой машины. И нет, тут дело не в том, что он стал лихачить или наоборот, беречь тачку, потому что она дорогая. Просто сам по себе Тоби как-то изменился, загорелся и здорово видеть его таким. – Мы ехали дольше.
И Тоби замедляется, понижая скорость для совершенного минимума, который не допустим для этой машины. На такой птичке надо летать, нестись, а мы ползем. Да, ненормальные, но мне так нравится. Да и недолго нам остается так тащиться потому что уже очень скоро мой дом. На обратном пути, я знаю, Тоби будет нестись как сумасшедший. И сказала бы, что мне это не нравится, но мне уже пора научиться ему доверять. Так что отпускаю его без каких-либо тревог, во всяком случае с внешней стороны. Я все равно попросила его позвонить, как он доберется до дома. Всегда прошу.
А потом Тоби отправляется на Да Лион, который в этом году проходит в Калифорнии и я зависаю у него несколько дней, до того, как он уезжает.
- Хаус просил передать, что если ты проиграешь, то потеряешь самого верного фаната в мире и он тебе никогда этого не забудет. – такой себе стимул, ага. – А я не потеряюсь ни при каких обстоятельствах. Ты же выиграешь. – я верю в него, я хочу чтобы он пришел первым и я уверена, так и будет. – Люблю тебя.
Тяжело отпускать, да, но все же я знаю, как для Тоби это важно и максимум, который я могу сделать, это собраться с нервами, не капать ему на мозги и просто поддерживать его морально на расстоянии. Хотя физически… Я пошутила однажды, что может ему не стоит растрачивать запал на меня. Но он не одобрил эту идею. Смешной, мой.
Тоби не будет почти неделю, без двух дней. Мы договорились, что встречу я его у него дома, победителя ли, проигравшего, для меня это неважно, потому что главное – живого. А пока что я работаю и Хаус то и дело поддевает меня на счет поездки Тоби, подогревая мои нервы, играя на них, как на арфе, он умеет это дело. Да и вообще кажется, выплескивает свое сумасшествие на меня.
- Привет, дорогой. А Тринадцать сейчас не может подойти. Она с Форманом целуется. На удивление эстетичное зрелище, как карамелька в шоколаде.
- Хаус!
Он выхватил у меня телефон в тот момент, когда мне звонил Тоби и принялся вешать ему лапшу на уши, как он умел.
- Зато вот я тебя жду, милый, трепетно и преданно. – Хаус кривляется, глядя на меня и я наконец выхватываю у него телефон.
- Кажется, у нас появился еще один ребенок. – смеюсь, выходя из кабинета и забираясь куда-нибудь в коридор поговорить. – Как ты, родной? Тебе не дали заочно медаль за красивую девчонку? – о да, Тоби признался мне, что условие было шуткой и я не могла теперь ему этого забыть. – Я могу приехать, а то вдруг вообще к гонке не допустят.
Мы будем смотреть гонку с Хаусом. Очень странно, но он скажется больным, вызовет меня на дом…
- Мне срочно нужна полифункциональная шлюха.
И едва я заявляюсь, как вижу, что на столе уже стоит две бутылки пива и поп корн. И удачи я буду желать Тоби не одна.

+1

48

Я отвожу Реми домой, и она сетует, что, хотя таз Финна был дырявым, он был ей больше по душе, потому что мы дольше ехали, а значит, были вместе.
- В следующий раз поедем на велосипеде, - смеюсь я, целуя ее на прощание. Увы, я только лишь высаживаю ее у ее дома, нет времени подниматься к ней. - Люблю тебя. Не бери заложников!

Знаю, что Реми очень переживает, поэтому, уезжая, я регулярно отзваниваюсь ей и сообщаю, где я, фотографируя указатели и мили. Я еду в Калифорнию, но еще точно не знаю, где будет гонка, потому что Монарх скинет координаты за 12 часов.
А однажды ее трубку хватает Хаус, и на самую долю секунды, услышав его голос, у меня душа уходит в пятки, но все в порядке. Босс просто решил покуражиться. Правда, Реми быстро возвращает телефон себе.
- Привет, заяц. Все отлично, я в Лос-Анжелесе, ни с кем не целуюсь, - смеюсь, переключаясь на видеозвонок. - Здесь отличная погода и, думаю, нам надо будет приехать сюда однажды. Что скажешь?

Черт, мы в разных концах страны, и это неожиданно тянет.
- Дождись меня дома. Ты не забыла ключи? - да, я отдал ей дубликат ключей от дома. Ребята, узнав, в эту честь выпили по бутылке пива за окончание моей холостяцкой жизни.
- Мы его потеряли, - всхлипнул Бенни. Дураки.

Гонка в пятидесяти километрах от Города Ангелов. Нас полный комплект, и, черт, если даже всего две тачки придут к финишу целыми, даже если половину от стоимости второй мне придется отдать Ингрему, мне с лихвой хватит на гараж. Но придут все, призрак моего прошлого Да Лиона не должен мешать мне.
Меня считают фаворитом, потому что я - единственный здесь, кто участвует второй раз, а в первый - выиграл. Чувствую ли я свое преимущество? Нисколько.

Ламборджини хороша. Она была хороша сама по себе, но мы с ребятами немного поколдовали, чтобы она была заточена совершенно под меня. Мне нравится чувствовать ее. Это как с лошадью, честно. Я уже обкатал ее, я знаю ее, и подвести может разве что человеческий фактор. Я впервые вижу людей, которые будут дышать мне в спину, и я не знаю, чего от них ожидать.

Я срываюсь с места во втором ряду, и в первом повороте оказываюсь во внутренней линии, выжимая газ и выходя третьим. Я собран, я спокоен. Ничто не отвлекает меня, даже крошечная зеленая гранд-торино на зеркале заднего вида.
Сколько продолжается гонка? Не знаю, здесь нет чувства времени. Все, что играет роль - это твое место и то, сколько бамперов впереди тебя. Передо мной - два. И несколько - на хвосте, но я не дам им выйти вперед. Мои фортели бы очень не понравились Реми, да и слышала бы она сейчас Монарха, который ревет, что у меня на хвосте ураган, но я бью своих преследователей по рукам всякий раз, едва они протягивают их подальше. Ребята, решайте между собой, но я не дам вам выйти со мной.

Труднее разобраться с тем, что на два корпуса обгоняет, потому что со мной он проделывает все то же самое, что я - со своими преследователями. Нужно только дождаться момента... Момента, когда я проскакиваю между бетонным ограждением трассы и синим феррари, и каким-то чудом не целую ни то, ни другое. Я словно угорь прохожу между ними, дрифтуя на повроте под визг тормозов, своих и чужих, потому что феррари выскакивает на меня, ее заносит и отбрасывает в кювет.

Я выбиваю парня, который был между мной и лидером, жму по газам и рву подметки, тот увеличил разрыв, но я понимаю, что осторожничать уже не время. Я не знаю, что хочет сделать с выигрышем этот парень, но мне он нужен как никогда. Как никогда.

Я не вижу его бампер, я вижу его зеркало бокового вида. Я вижу его в своем зеркале бокового вида. И в зеркале заднего вида, когда делаю финт ушами, вбив педаль газа в пол и выруливая прямо перед ним, заставляя его дать по тормозам, чтобы не въехать в меня. Или пан, или пропал.

Фейерверки взрываются между двумя столбами опоры моста, и Монарх ревет в динамики, крича, что я сорвал огромный куш. Ну и еще о том, чтобы мы рвали когти, потому что полиция выехала по наши души. Восемь миллионов долларов. Я получу тачек на восемь миллионов долларов. Без доли Ингрема- на четыре. Все машины целы. Все. Машины. Целы. И может это была до хрена не зрелищная гонка, если никто не перевернулся вдребезги, то плевать. Правда, потом ребята будут галдеть наперебой, что с точки зрения тактики и маневренности это был, пожалуй, лучший Да Лион. Чистое соревнование тоже может быть зрелищной и обсуждаемой.

А у меня дрожат руки. только теперь они дрожат, потому что неизрасходованный адреналин теперь трудно да и незачем удерживать. Я сделал это. Я выиграл Да Лион, Пити. В прошлый раз я доказывал виновность Дино и свою правоту. Сегодня я выиграл. И знаешь, что, Пити? Я вижу вдалеке маяк.

....

+1

49

Съемка завораживает и я помню, как тяжело было в прошлый раз, на новогодней гонке уследить за Тоби. Но тогда была ночь и темень, а теперь – день и все очень хорошо видно. Красная Ламборджини несется теснясь между двумя тачками впереди и сзади и машины сгруппировались, словно танчик в тетрисе. Тоби не дает никому вырваться вперед, но и пробиться не может.
- Зажали.
Хаус, неожиданно для него отзывается коротко и по делу, выцеживая пиво из бутылки. Оба мы оставили поп корн, потому что сейчас явно не до еды. Я вообще не могу ни о чем думать, кроме как о Тоби и о том, что он сейчас переживает. Однажды я спросила у него, на что это похоже, гнать на такой скорости и пытаться выбиться в лидеры, когда поджимают со всех сторон. И он не смог подобрать верные слова.
- Вау. Даже передоз можно описать. – отшутилась тогда я.
Я до сих пор не понимаю Тоби, но представляю, что мысли его сейчас сосредоточены на одной точке и вместе с тем, он абсолютно везде. На дороге, в машине, в соседней тачке, предугадывая движения соперника. Он не в гонке, он и есть сама гонка. Уже даже тогда, когда мы говорили перед гонкой, разговор был очень коротким и я чувствовала напряжение моего родного даже через такое расстояние, которое было между нами.
Да, я не могу сейчас быть рядом с ним физически, но он же понимает, что я всей душой с ним. Хотя бы в том брелке, который отдала ему однажды.
- А процесс утешения твоего чемпиона чем-то отличается от процесса вознаграждения за победу? – спрашивает Хаус, делая вдох и не требуя особого ответа.
Я вижу, как он напряжен, он тоже волнуется за Тоби. Хотя все же мне кажется, что больше Хауса захватывает гонка, он и сам это говорил. Но трудно не заметить сопереживание. И мне начинает казаться, что он таким образом просто пытается и сам немного расслабиться и меня успокоить.
- Положением. – отзываюсь я и Хаус невольно отвлекается от экрана, потому что прежде, я никогда бы не ответила на его комментарий про мою личную жизнь.
Я шучу, но он прав, нам нужно выдохнуть. И не получается. Потому что гонка близится к завершению и Тоби отчаянно пытается вырулить. И у меня сердце замирает, когда он протискивается между двух машин.
- А чувак любит бутербродик. Он тебе еще ничего подобного не предлагал?
Твою мать, Хаус, я тоже на нервах, но не надо нести такой бред. Тем более что…
До финиша всего ничего и то ли я подрываюсь, то ли Земля делает кувырок, но мне на секунду я теряю опору.
Тоби выиграл. Мой родной выиграл. Выиграл!
Я действительно подорвалась с дивана и теперь с каким-то оставшимся замиранием сердца, которое пытается восстановить прежний ритм, я наблюдаю за тем, как Тоби продолжает гнать во весь опор и гонка завершается открытой концовкой, потому что на хвост им падают копы.
- Твою мать
- Оторвется. У этого парня в кармане 8 лямов. Такое стимулирует. – парирует Хаус и облегченно облокачивается на спинку дивана, растирая ногу и закидываясь Викадином.
Черт возьми, мой милый, мой любимый выиграл. Теперь он вернет гараж и черт, это просто отличные новости. Он цел, он победитель и он едет домой, где я буду его ждать.
- Иди уже. – отфыркивается Хаус, - А то я сейчас помру от розовых выделений из твоей задницы.
- Спасибо. – я даже не обращаю внимание на его сарказм и благодарю не за то что он меня отпустил, а за то, что он тоже поддерживал Тоби и позвал меня к себе.
Тоби звонит мне спустя какое-то время, сказать, что с ним все хорошо и он жив, он ушел от копов и теперь ему осталось только разобраться с выигрышем.
- Только сильно не празднуйте, ладно? – смеюсь я, прекрасно понимая, что мальчики не смогу не закутить. – Потому что я иду выбирать тебе подарок и скажи мне сразу: мне подбирать подарок в цвет Торино или Ламборджини?
Тоби говорит, что он соскучился и я даже слышу это в его голосе.
- Я жду тебя дома. – отзываюсь я.
И черт, счастливее меня сейчас никого нет, потому что никакой тревоги, никаких страхов. Несмотря на то, как сильно я боялась за Тоби, все закончилось хорошо и даже отлично!  Тоби счастливый едет домой и для меня нет ничего важнее знать, что он не просто возвращается домой, он едет ко мне. Я действительно жду его. Дома.
В общем, я очень серьезно подхожу к подбору подарка. Парни поехали с Тоби, все, кроме Финна и думаю, что они тоже предпочтут ночь выспаться, а потом уже праздновать. Я очень надеюсь. Потому что подарок для Тоби не предназначен для других. И я совсем не про ужин.
я наблюдаю в окно как идиотка, прислушиваюсь к каждому шороху и жду, когда услышу знакомый рев Ламборджини. Дело идет к вечеру и за окном легкие сумерки, а я сижу на диване и дожидаюсь моего милого. Ужин готов, дом в чистоте и порядке. И я вся как на иголках. Я безумно соскучилась и истосковалась. Наверно, это все еще нервное и я не поверю, что Тоби выиграл и с ним все хорошо, пока он не зайдет в эту дверь.
А когда он заходит, мне одного взгляда достаточно, чтобы понять и принять наконец, что все отлично. Я бросаюсь к Тоби и обнимаю его, расцеловывая и смеясь, хотя он пахнет машиной, но это самый здоровский для меня запах, потому что его.
- С возвращением, Красавчик. Как же я рада за тебя, Тоби! Устал?
Устал. Вижу, что устал и поэтому отправляю его в душ, а потом предлагаю поужинать. Мой бедный победитель, он гнал весь день и с раннего утра и я даже не представляю, как он устал. Так что после ужина я устраиваю ему легкий массаж.
- Я приготовила тебе маленький сюрприз. – я сижу позади него на коленках и массирую плечи, целуя их, захватывая губами каждую веснушку, поднимаясь к шее, и проводя пальцами по лопаткам. – Закрой глаза.
Я снимаю с себя футболку и домашние брюки, оставляя плечи Тоби и поднимаясь с кровати и вставая перед моим любимым.
- Не открывай глаз. – прошу я вновь, беря его руки и вставая совсем близко к парню, кладу их на свою талию.
Провожу ими вверх, до лифа, давая ему прочувствовать тонкую ткань белья, вместо чашек, спускаю его руки вниз, заводя их за спину и приподнимаясь на носках, чтобы его пальцы скорее почувствовали кожу оголенных ягодиц. И я чувствую, что постепенно движения Тоби становятся уже его личным порывом, а я забираюсь руками в его волосы, проводя по ним, скользя вниз к плечам, пока руки Тоби скользят по моим бедрам задевая кромку белья между моих ног. И я невольно их развожу.
- Открывай.
Я не стала заморачиваться чулками. Только не летом. Да и того, что на мне есть, хватает, чтобы я увидела блеск в голубых глазах моего любимого.
- Возьмешь еще один приз, Красавчик? – шепчу я и вздрагиваю уже не в первый раз, чувствуя дыхание мужчины на моем животе. Даже сквозь ткань белья ощутимо, какое оно горячее. Я вновь беру его руку в свои и подвожу к ленточке корсета. – Разверни меня.
У нас было много ночей, томных, горячих, громких и сладких. Но эта… Я не знаю, наверно, в Тоби все еще играл тот адреналин, который остался после финиша и он приберег его для меня, о чем я и говорю ему, когда мы падаем на постель, хватая ртом воздух. Но эта ночь так не похожа на другие, как будто что-то изменилось и в то же время, осталось по-прежнему. Трудно объяснить. Как будто дело уже не во влюбленности, а в серьезной и взрослой любви.
- Я люблю тебя, Тоби. Я очень тебя люблю.
Утром мы будем валяться в постели, отсыпаться, потому что ночь будет долгой. А вечером будет праздник в гараже, со всеми близкими друзьями. И у меня будет валом конкурентов, потому что то Бенни, то Финн обязательно повиснут на шее у Тоби, в очередной раз прославляя его.
- За двухкратного чемпиона Да Лион, нашего Красавчика – Тоби Маршалла! Мы поклоняемся тебе, о, великий!
- Без нас у него ничего бы не вышло!
- Ну без тебя-то у него все отлично вышло, Чудовище.
Бенни пьян, как и все остальные. А я с улыбкой за всем этим наблюдаю.
- Хорошо, что ты редко выигрываешь. Иначе бы они спились.

для тебя, мой чемпион

http://savepic.ru/8312224m.jpg

+1

50

Я звоню Реми из ближайшего автомата на автозаправке как только решается проблема с копами и тем, как мне получить выигрыш. Я просто не заметил, что мой мобильник разрядился, и поэтому звоню таким дедовским, но весьма романтичным образом, потому что мне нужно постоянно следить за тем, что мелочь заканчивается.
- Я очень хочу к тебе, - прижимаюсь лбом к корпусу телефона-афтомата, но тут такая жара, что ни фига не холодит.

Реми отвечает, что по приезду меня будет ждать сюрприз.
- Жду и не дождусь.
А пока чудеса случаются прямо тут. Монарх в курсе моей ситуации с гаражом, и что счет идет на дни, поэтому я быстро получаю свой денежный выигрыш, из которого необходимая сумма тут же перечисляется на оплату залога. Я даже, по сути, не держу денег в руках, они поступают на мой счет, худеют из-за налога, и тут же переводятся дальше. На все это уходит целый день, плюс нужно порешать с тачками, но насчет этого я вишу на телефоне с Джулией. Я оставлю долю Ингрема в Лос-Анджелесе, у него тут есть дом, а свои три забираю. Я не знаю, за какие ниточки дергает Монарх, но уже к вечеру доверенности на все машины у меня на руках, как и охрененный налог на них. И одну из тачек я тут же продаю, чтобы уплатиться по всем счетам. Да, сдаю ее дешевле стоимости, но иначе быстро и не продашь, а я безумно хочу уже все порешать и поехать домой. Так что за всеми хлопотами время летит незаметно.

Я веду Bugatti, Джо с Бенни на пассажирском сидении - Saleen S7. И мы очень хотим домой. Расчетное время прибытия - восемь вечера, и дорога днем реально тянется бесконечно, но до того момента, как звонит Финн и сообщает, что ключи от гаража у него, а все опечатки с дверей сняты. И я понимаю, что вот теперь меня отпускает, что я действительно начинаю соображать, что случилось. Я сделал это!

Мы с ребятами договариваемся, что отгоним тачки завтра в гараж, а сейчас - по домам, и, тормозя у себя, я вижу, что в окнах горит свет.
Реми сбивает меня с ног, впрочем, это и не трудно. Я последние несколько дней только и торчал, что в тачке, и теперь коленки аж подрагивают.
- Поцелуй для победителя, - улыбаюсь, подхватывая Реми на руки, и иду с нею в гостиную, падаю на диван. Но не хочу расслабляться, хочу в душ, и, едва сообщаю о своем желании, как Реми мобилизует меня осуществить задуманное, пока она накроет ужин.

- Я люблю тебя.

Я сметаю все, что она приготовила, и все такое вкусное... Как же я счастлив наконец оказаться дома и оказаться в руках Реми. Она сидит позади меня, разминая мне плечи, а я закрываю глаза, кажется, задремывая, когда она вдруг говорит мне о сюрпризе и просит закрыть глаза. А я и не открывал их. Я просто ловлю кайф от ее поцелуев и прикосновений...

Реми соскальзывает с дивана, возится, а потом... О... Я провожу ладонями по ее талии вверх, чувствую нежную ткань белья, затем Реми сама переводит их вниз, а в остальном я и сам неплохо справляюсь, и она разрешает мне открыть глаза.
- Красавица... - на выдохе, целуя ее живот, разворачивая ее, развязывая корсет. Я чувствую, как я заведен, а даже и не заметил, как это произошло. В одно мгновение. Это все Реми делает со мной.

Мы занимаемся любовью, и мою усталость как рукой снимает. Люблю эту женщину до безумия, и хочу еще больше. Каждый дюйм ее кожи, ее дыхание, ее запах, ее взгляд... Она делает меня счастливым. Надеюсь, что и я ее тоже, потому что тогда зачем я вообще живу?

А к вечеру мы отсыпаемся и собираемся в гараж. Финн привозит ключи, и я открываю дверь, продергивая ее сразу и одним рывком снизу вверх. И словно ничего не изменилось, только дико пусто, так что все необходимое - с собой, а выигранные тачки отвечают за музыку и за временные столы. Бенни на фургончике подгоняет стулья, холодильник и еду. И, конечно, выпивку. Наши голоса эхом разносятся по пустоте, но, черт, скоро мы все это исправим.

- За Маршалл Моторс! - это мой день, но его никогда бы не было без этих ребят, что бы они тут ни шутили. Я обнимаю Реми и целую ее. - За удачу.

Это теплый и душевный вечер, и так выходит, что ребята разъезжаются уже за полночь, потому что завтра мы уже начнем обживаться здесь, нужна уборка и все такое, а пока мы остаемся вдвоем с Реми. Из освещения - только фары Bugatti, да еще мерцание лампочек на снятой и отрытой в углу вывески Marshall Motors. Мы сидим на капоте, свет вырывается из-под наших ног.

- Реми? - зову ее, поворачивая к ней лицо. - Выходи за меня замуж.
Повисает пауза.
- Нет, я не требую ответа сейчас же, просто теперь я перспективный жених и все такое... - делаю глоток пива. - В общем, ты бы вышла за меня?

....

+1

51

Мы проводим чудесный вечер с ребятами в гараже и даже если и пустынно, то это ненадолго, потому что знаю, ребята уже хотят завтра взяться за работу. Тоби этого очень хочет и скорее всего его будет не вытянуть из гаража в ближайшие несколько месяцев. У него глаза горят, а улыбка не сходит с губ. Он счастлив и я не могу унять чувства радости и гордости, которые испытываю за него.
Обстановка душевная, теплая, хотя у нас кроме тачек и пары столов ничего нет. Очень дорогих тачек, которые мы и используем как столы.
- Замашки богатых. – смеюсь я, обнимая Тоби и целуя его.
Смех не затихает до самой полуночи, а потом народ понемногу начинает собираться и мы с Тоби остаемся, как будто это мы хозяева дома и  только что выпроводили очень шумных, но хороших друзей. Тишина даже звенит в ушах, но так здорово. И хотя оба мы с Тоби немного устали, а Тоби тем более, ведь у него Да Лион позади и он толком и не отдыхал и в скором времени еще не придется, но зато это невероятно приятная усталость. И до чего же приятно и щемящее тепло сидеть рядом с любимым человеком и понимать, что вот так можешь просидеть всю свою жизнь. Пусть и на капоте дорогой тачки. Особенно на капоте дорогой тачки.
И вдруг Тоби нарушает тишину и я оборачиваюсь к нему, встречаясь с его пронзительным и до безобразия прозрачным голубым взглядом и внутри у меня все тает от любви к нему. Что, любимый?
- Выходи за меня замуж.
Я замираю, но всего на секунду, а Тоби как будто торопится снять неловкость и добавляет, что не ждет от меня ответа прямо сейчас, но он теперь жених при деньгах. Глупый! Разве это сейчас так важно? Сейчас мне кажется, сделай он предложение тогда у Финна в квартире, то я бы согласилась, потому что атмосфера тогда была волшебной. Как и сейчас и всегда, когда Тоби рядом.
Я отрываю взгляд от Тоби и осматриваю гараж. Честно, не могу дождаться, когда увижу здесь кипящую работу, как на тех старых фотографиях с чердака.
- В общем? – и я бы хотела видеть как Тоби ведет себя, когда он хозяин, когда он уверен в завтрашнем дне. Он и в меня вселил эту уверенность. Возвращаюсь к нему. – В общем, вышла бы.
Это может, со стороны смешно, но когда сидишь в абсолютной тишине и слышно только голос родного человека, который хочет связать с тобой свою судьбу, здесь совершенно не до шуток. Хотя и получилось как-то странно. Но смысл же понятен?
- Я бы очень хотела стать твоей женой, богатый жених. – смеюсь я тихо, подаваясь вперед, забирая у Тоби бутылку пива и отставляя в сторону. И мы как-то одновременно подаемся друг к другу, потому что… черт возьми, Тоби сделал мне предложение, а я согласилась! – Люблю тебя, хочу любить тебя всегда.
В голове сразу возникает столько вопросов, но, честно говоря, сейчас не хочется искать на них ответы. Да, первостепенным является вопрос с переездом и, очевидно, что моим, потому что у Тоби здесь работа и друзья. По большему счету, у каждого из нас есть своя жизнь.
- Только дай мне время. Мне нужно понять, что делать с работой. У Хауса я многому учусь и… ты же знаешь, что он тяжело переносит расставания. Давай немного подождем, пока я не разгребусь, ладно? Только не думай, что я даю по тормозам или оставляю себе запасной выход. Я хочу быть с тобой. Просто мне нужно немного времени.
Надеюсь, Тоби не подумает, что я таким образом ищу лазейку, если что, отказаться от брака. Я действительно люблю его и хочу быть с ним. Но у Хауса я получаю огромный опыт и он не будет лишним, если я перееду и найду работу в Маунт Киско.
- Ну так что, в этой машине мягкие сидения? – спрашиваю я, когда Тоби соглашается с моей просьбой подождать. – Такой повод надо отпраздновать. – держу его за ворот рубашки и ненавязчиво тяну за собой на заднее сидение. Это же теперь его машина? И мы можем делать в ней что хотим?
Ремонт в гараже и его обживание идет полным ходом и так как приезжаю я нечасто, то разницу вижу сразу. Жаль не могу так сильно помочь, как хочу. Хотя ребята говорят, что не женское это дело, обстраивать гараж.
- А то начнется! Цветочки, скатерти, занавески. – фыркает со смехом Финн.
Только почему-то они не имеют ничего против, когда я привожу им прохладный лимонад и еду из соседней кафешки. Я вроде как тут по кухне главная.
Между делом, я рассказываю Тоби о том, что Хаус хочет устроить мальчишник для Чейза. Видимо, все проблемы со спермой умершего мужа решены и теперь Чейз и Кэмерон готовы пожениться. Я принимаю во всем этом активное участие. Я рассказываю Тоби про то, как ходила с Форманом в стрип-клуб, выбирать девочек для праздника, потому что, хотя что удивительного, но Хаус в этом вопросе положился именно на меня.
- Если бы я только знала, что эти навыки пригодятся мне в жизни, я бы не пошла в медицину. – смеюсь я, целуя фыркающего моего жениха в щеку. Он весь грязный как поросенок, но очень классный, мой мужчина.
Я рассказываю, что тоже приглашена на мальчишник. Разве что не рассказываю, каким образом я выбила себе это приглашение.
- Никаких девчонок. Мальчишник – это давняя традиция, где мальчики собираются в кружок.
Вся эта тема идет параллельно с обсуждением диагноза глухого пациента.
- Если я напьюсь, то я могу заняться петтингом со стриптизершами или сама разденусь.
Хаус уставляется на меня как на лакомый кусочек и я в его таких же, как и у моего жениха, голубых глазах, даже вижу, как он представляет себе картину, которую я озвучила словесно. Скорее всего, он объединил эти картины. Зато, я пробилась на мальчишник. Люблю мальчишники. Но и об этом я Тоби тоже не говорю. Вместо этого предлагаю ему пойти со мной, хотя официально он вроде как не приглашен. Но однажды ночью, пока мы с Тоби уже спим, у меня звонит телефон и на проводе оказывается Хаус.
- Дай трубку твоему парню. – абсолютно бодрым голосом говорит мой босс, а на часах начало третьего. Чем он тамзанимается ночью? Но я не спрашиваю. Нет сил.
- Тебя. – я распинываю спящего без задних ног Тоби и он хотя и не ворчит, но я понимаю, что недоволен тем, что его непонятно зачем разбудили. – Это Хаус. – поясняю.
Ну а потом выясняется, что Хаус позвал Тоби на вечеринку и даже намекнул, что я там что-то обещала показать интересное. А я не знаю, ничего не знаю, ничего я не обещала. Я же сказала «если».
Так что мы с Тоби вместе идем на праздник и дааааа…
- Можно мне выпить текилы с вон той девчонки? Ну, можно? Ну, пожалуйста, солнц! - в шутку канючу я.

0

52

Реми смотрит на меня, и в ее глазах можно без труда прочитать, как она удивлена и растеряна, и я очень хочу дать ей время собраться с мыслями. И она собирается, отвечая на мой теоретический вопрос так же теоретически, хотя ведь я практически, я... Реми говорит, что с удовольствием стала бы моей женой.

Мы целуемся, и я сейчас выиграл Да Лион, где выигрыш - самая крутая девушка.

Только Реми просит дать ей время, и я отвечаю согласием на все ее условия. Я понимаю, что ей нужно выбрать время, чтобы решить свои дела в Принстоне, и я счастлив, что вопрос с переездом решается вот так. Реми понимает, что я предлагаю жизнь на своей стороне, здесь мой дом, моя работа, и если она готова пожертвовать Принстоном... Это действительно моя женщина.

- Возьми столько времени, сколько нужно, оно у нас есть.

И мы перемещаемся в одну из тачек. Опробуем сидения. Вообще-то, такие машинки не очень-то удобны для секса, но мы же компактные, а Реми еще такая гибкая... Хорошо, что мы закрыли гараж и заодно эхо. Реми стонет что-то о том, что стекла запотевают совсем как в Титанике.

Я переоформляю бумаги на гараж, многое нужно восстанавливать, но тут спешки не может быть, ведь дело касается моего бизнеса и того, что ребята должны быть официально устроены. Я теперь официально становлюсь из работодателем.
Мы выскребаем гараж от скопившегося здесь хлама и грязи, ставим оборудование, катаемся по рынкам, чтобы приобрести все необходимое да еще перетереть за продажу Saleen S7. На малышку нашлось сразу несколько покупателей, и уж с ее продажей я не прогадаю.

Реми бывает наездами, и мы уже даже привыкли мотаться туда-сюда друг к другу, что кажется, словно живем совсем близко. Я не тороплю Реми с решением ее дел, мы даже не говорим пока ребятам о нашем решении пожениться. По хорошему-то, я и кольцо еще не подарил. Просто, мне кажется, это должен быть особый момент, а его пока нет.
Зато у Реми жизнь бьет ключом, она держит меня в курсе жизни своих коллег, свадьба которых едва не накрылась из-за спермы, и сообщает не без торжества, что она приглашена на мальчишник. Вот как?

И нет в связи с этим, я не спрашиваю ее о ее опыте с девчонками.

- Повеселись хорошенько, - прижимаю ее к себе, и Реми ойкает, чувствуя, что я скорее даже говорю не о грядущем мальчишнике, а о сейчас. Я грязный, но, может, она поможем мне отмыться, а?
Если она рассказывает мне все это, чтобы я не был недоволен, то напрасно. Я не имею ничего против ее участия в мальчишнике.

А потом и я приглашен. Приглашение звучит среди ночи, и я вообще не понимаю сразу, с кем говорю, даже несмотря на то, что Реми прошипела сонным голосом про Хауса.
- Да? - который вообще час?
- Хочу пригласить тебя на мальчишник одного австралийца. Твоя подруга наверняка тебе рассказывала. Ты не удивлен, что она делает среди стриптизерш? - Хауса даже не интересуют мои ответы. - Она типа как царица амазонок среди них, и вообще обещала устроить такое-такое... Ты должен это видеть и, в случае чего, спасти нас после растления. Заметь - после! Мы готовы многое вытерпеть... Короче, ждем.
Тру глаза, глядя в потолок. Что за ахинею он несет?
- Спасибо, понял, - и отключаюсь, но не тут-то было, Хаус снова перезванивает.
- Она обещала показать титьки. Тебя это нисколько не волнует?
- Ее титьки? Волнуют. Не удивляюсь, что и вас тоже. Спокойной ночи, Хаус, - отвечаю я и теперь выключаю телефон. И начинаю смеяться. - Кошмар какой-то... - Реми лежит повернувшись ко мне спиной. Шухериться, услышав, что Хаус слил ее обещание? - Так что ты там пообещала? - И Реми начинает очень показательно сопеть. Обнимаю ее, кладу ладонь на грудь. - Мое.

Мальчишник собран не в клубе, а на квартире, и яблоку негде упасть. Играет музыка, мелькают огни, и Хаус зажигает башню из шотов. И нет, я не за рулем. И неплохо провожу время. Реми, к слову, тоже. Она горячо поддерживает своего коллегу, который слизывает соль с живота девчонки и опрокидывает в себя рюмку с текилой из ее декольте.
- Можно мне выпить текилы с вон той девчонки? Ну, можно? Ну, пожалуйста, солнц!
Пожимаю плечами, а Реми не знает, как читать такой ответ. И тут подгребает Форман.
- Даю 50 баксов, если ты это сделаешь, - говорит он Реми.
- А если не сделает? - не удерживаюсь я.
Форман разводит руками.
- Беспроигрышная лотерея, Реми, - отвечаю я. И она это делает. Она уже достаточно пьяна, и, хотя я трезв, не нахожу ни одного основания, по которому я бы должен беситься. Ведь Форман рассчитывал на это, беря меня на слабо, предлагая Реми сделать это?

Реми скользит языком по животу стриптизерши, выпивает рюмку и забирает из ее губ лайм, пританцовывая.
- Тебя ничто не смущает? - спрашивает Форман у меня.
- Что именно?
- Твоя девушка пьет текилу с другой... девушки. Ты так спокоен.
- Пить текилу можно только с девушек, становится вкуснее - пожимаю плечами, глядя на него. - Кажется, ты задолжал пятьдесят долларов? - Форман достает мятую бумажку, забираю ее. - Спасибо. Купим текилу и разопьем.
Завело ли меня зрелище? Еще как, а ведь я из католической семьи. Черт, да у меня тысяча лошадей под капотом!

Иду к Реми, обнимая ее.
- А мне можно повторить?
Она стоит ко мне спиной, а девушка-текила напротив меня, и подмигивает мне. Конечно, она слышала вопрос.

....
.

+1

53

Хаус палит контору и сдает меня Тоби по поводу моего обещания. Не могу сказать, что если бы знала, что Хаус лично будет приглашать Тоби, то я бы придумала другую причину, чтобы меня позвали, но все же, можно было и деликатнее. Хотя, если судить по тому, как рука моего родного легла на мою грудь, а не ниже, значит, не так уж и много Хаус выдал информации.
- Все твое. – смеюсь я в подушку, а потому поворачиваюсь к Тоби и устраиваюсь в его руках.
На мальчишнике мы неплохо кутим и не буду скрывать, я прилично пьяна. Еще несколько рюмок и я буду неприлично пьяна. Тоби как-то странно реагирует на мой вопрос про текилу. Неужели он против? Но это же стриптизерша с текилой, черт возьми!
- Ты только посмотри на эту девчонку, она бесподобна! – восклицаю я, смеясь и как будто уговаривая Тоби разрешить мне.
В этот момент к нам подгребает Форман, решив подстегнуть мой запал. От меня не укрывается, как Тоби реагирует на предложение Формана, но я слишком пьяна, чтобы объяснять, что ставки а нашем коллективе – это обычное дело. Вспомнить хотя бы тот случай, когда Хаус ставил на то, что Тауба бросит жена из-за его измен.
В общем, мне дают добро и я поднимаю руки вверх, громко радуясь и пританцовываю к Каре Мель. Ей уже хорошо за тридцать, но выглядит она потрясно. Хаус знает, каких девчонок нужно приглашать. Я провожу языком от пупка, вверх по линии, чувствуя как играет на языке клубника и соль. Интересное сочетание, черт, держите меня, я вся горю. Опрокидываю в себя рюмку текилы, Кара забирает у меня рюмку и я срываю с ее губ ломтик лайма. И под всеобщие аплодисменты пританцовываю, снова поднимая руки вверх, как победитель.
Рюмка уже налита и Кара ждет нового претендента, а я жду своего жениха, который обнимает меня со спины и изъявляет желание тоже попробовать.
- Я не против. – отзываюсь я с улыбкой и разворачиваюсь к Тоби. – Но у меня есть идея получше.
Я немного отхожу, снимая с себя гольф и оставаясь в одном лифе. Вокруг меня все начинают присвистывать. Мне может за это очень сильно влететь, но, черт, я пьяна и мой мужчина меня нереально заводит. Хочу завести его в ответ.
Набираю пальцем немного соли, проводя дорожку от линии джинс до лифа. Да, у меня не такая внушительная грудь, как у Кары, но рюмка входит идеально в ложбинку между грудей. Смотрю на Тоби.
- Последний тест перед совместной жизнью. – говорю я и сжимаю губами ломтик лайма.

0

54

Реми пьяна, и я никогда прежде не видел ее такой. Нравятся ли мне пьяные девушки? Нет. Но мне нравится именно эта пьяная девушка, да и сам я хмельной, хотя не забываю про тормоза. И мне бы затормозить на своем вопросе, но Реми цепляется за него, отвечая, что она совсем не против. В самом деле? Или ей просто интересно посмотреть на меня? Я в нескольких минутах от того, чтобы прослыть занудой и скучным, но какой бы умопомрачительной ни была Кара Мель, я не стану пить с нее текилу. С нее - не стану. И ни с какой другой девушки ее плана в этой квартире. Кажется, и Реми такой расклад не устраивает, потому что она, приняв мое предложение, предлагает себя, и тут же находит тьму зрителей. Ей подают соль, рюмку и лайм.

Кто-то свистит. Да-да, ребята, моя девушка чертовски хороша, и вам остается только завидовать, потому что принадлежит она мне.

Смотрю на Реми и опускаюсь перед нею, веду языком от ее живота вверх, собирая крупинки соли, оказываюсь на уровне груди, захватываю и опрокидываю в себя содержимое рюмки. Эй, а не так уж и сложно, да? Я встречаюсь со сверкающими глазами Реми и целую ее, забирая лайм. Поцелуй выходит кислым и чертовски обжигающим. Прижимаю ее к себе, и, черт, наверное, уже не отпущу. Даже под гром оваций.

- Уединитесь!
- Хорош! Завидно!
- Со своей девчонкой нельзя!

Реми смеется, надевая обратно кофточку.
- Поторопись, пока никто чужой не пристроился, - обнимаю ее и толкаю к дивану. - Да ты пьяна, детка, - целую ее. Никогда не отпущу. Но поваляться нам не удается, потому что виновника торжества подводят к Каре мель, и происходит то, без чего ни одна вечеринка не может обойтись. Кому-то становится плохо. А именно - жениху. Но ему крупно повезло, что кругом врачи, и помощь поспевает быстро, так что в целом, мальчишник удается на славу, и мы выходим из такси даже на пару кварталов раньше, чтобы прогуляться по свежему воздуху, благо не идет дождь и нет ветра.

- Хочу воспользоваться тем, что тобой легко манипулировать... - о да, дождался специального момента. Просто... Блин, у меня такое настроение, что я сейчас пешком бы выиграл Да Лион. Я достаю из кармана джинс кольцо и протягиваю его Реми. - Я подогнал его под твой размер. Надеюсь, угадал. - Становлюсь на колено посередь тротуара. - Реми Хэдли, мы только что отгуляли мальчишник. Это ко многому обязывает. Ты выйдешь за меня? Безо всяких "в общем" и "бы"?

А? Посмотри и подумай.

..

Отредактировано Aaron Levis (Сб, 9 Янв 2016 23:09)

+1

55

Я внимательно слежу за движениями Тоби, хотя ощущаю их куда как ярче. Надеюсь, никто не видит, как я вздрагиваю, потому что на меня накатывает. Я так хочу его, а мы так не вовремя на людях. И я чувствую, как Тоби возбужден, как горят его глаза и как настойчив поцелуй. Черт.
- Пристроиться можешь только ты. Даже не один раз. – отзываюсь я, смешливо и Тоби говорит, что я пьяна. О да! Целую его, обнимая. – Если я пьяна, то это ты виноват. Сводишь меня с ума.
Да, я пьяна, но еще я очень счастлива, потому что мне весело, мне хорошо и рядом со мной человек, за которого я хочу выйти замуж и который хочет видеть меня своей женой, даже несмотря на то что я вот такая распущенная. Хотя, я же не всегда такая.
Чейзу становится плохо, у него оказалась аллергия на клубнику. Но к счастью у соседей нашелся инсулин и все обошлось. Его отвезли в больницу, Тауб и Форман поехали с ним, а я сказалась очень пьяной и мы с Тоби решили поехать домой, тем более, что у нас были дела по важнее.
- Завтра все скажут, что ты меня украл. – я держу Тоби за руку и мы садимся в такси.
Едем мы недолго, целуясь и смущая таксиста. Моя рука ползет за ворот футболки моего родного и я хочу почувствовать больше. И чувствую, что и он хочет, так сильно он прижимает меня к себе. Чтобы хоть как-то перевести дух, мы решаем остановиться в паре кварталов от моей студии и пройтись пешком.
Только вот все идет совсем не так, как я думала. Потому что Тоби внезапно становится посреди улицы на колено и вновь делает мне предложение, припоминая мою легкую насмешку над его «в общем» и «бы». О боже мой, милый, но я же ничего такого не имела  в виду. Только все равно это так… У меня слов нет, чтобы описать то, что я испытываю. Горло перехватывает и я понимаю, что хочу быть с этим человеком всегда.
- Тоби Маршалл, ты украл мое сердце еще в нашу первую встречу. Да, я выйду за тебя. – шепчу я сбивчиво, пока Тоби надевает на мой палец кольцо, которое когда-то принадлежало его матери и это невероятные ощущения тепла и безграничной любви.
Я возвращаю Тоби к себе, едва кольцо как влитое располагается на моем пальце, будто всегда там было. И мне кажется, что так и должно быть, что я не просто встретила своего человека, я встретила свою судьбу. Мы целуемся, стоя посреди темной улицы и это тот момент, когда мир останавливает свое вращение из-за двух влюбленных.
- Я люблю тебя. И нам очень срочно нужно домой, потому что еще пара минут вот таких поцелуев и я нашим убежищем на ближайшие часы, станут первые попавшиеся кусты.
Тоби чувствует тоже самое и мы так и целуясь, не разнимая объятий, скорым шагом идем домой и едва вваливаемся в нее, как на пороге начинаем раздеваться. Я освобождаю Тоби от футболки, а он меня – от гольфа. Бляшка ремня неожиданно громко звенит, когда я расстегиваю ее, пытаясь наконец стянуть с моего жениха джинсы.
- Боюсь спросить, когда ты успел снять мерки моего пальца. Неужели ночью? – тихо смеюсь, пока мы, путаясь в брюках идем к кровати. – Что еще ты делал со мной по ночам?
Мы заваливаемся на постель и не теряя ни секунды я седлаю Тоби. Он тянет ко мне руки, но я останавливаю его.
- Никаких прикосновений. – шепчу я, наклоняясь к мужчине и проводя дорожку поцелуев от его уха и ниже, спускаясь к шее, касаясь губами его кадыка, который, черт возьми, у Тоби был просто потрясающий.
Иногда мне хотелось обхватить его губами, словно плод вишни и именно это я сейчас и делаю, задерживаясь немного, но руками спускаясь по его груди к животу. Я двигаюсь бедрами на нем, и сквозь ткань нашего белья, чувствую, как напряжен его член. Черт возьми, еще никогда я так не сходила с ума от мужчины. С девчонками было по-разному, но с Тоби все совсем особенно. Он особенный. Чувствую, как его руки тянутся к моим бедрам и снова останавливаю его.
- Не заставляй меня тебя связывать, жених. И не отвлекай меня.
Я спускаюсь ниже поцелуями, к его животу, а мои руки уже стягивают с Тоби белье, под которым еще недавно были мои ладони. Я обхватываю его член рукой и чувствую жар, который исходит от органа, Тоби очень возбужден и я покидываю дров в костер, начиная ласкать его языком, вбирая в рот и двигаясь.
И это невероятный кайф чувствовать, как мой мужчина подается навстречу моим губам, как двигается под моими руками, а я не останавливаюсь, ускоряя темп, желая слышать прерывистое дыхание моего мужчины и едва слышимые срывающиеся стоны.
Я не даю ему кончить, хотя чувствую, что он на пределе. Вместо этого я избавляюсь от своего белья и медленно опускаюсь на Тоби. И черт возьми, я так возбуждена, что достигаем оргазма мы в месте, двигаясь так быстро как только возможно. И наверно, соседи слышать мои крики, потому что это невероятно сильные ощущения заполненности и сладкой истомы.
Я падаю на Тоби, беря некоторую передышку. Это мой мужчина, моя любовь.
- Я уволюсь. – шепчу я, едва слышно, выдыхая Тоби в губы, когда целую его. – Я уволюсь и приеду к тебе.

+1

56

Реми выглядит обескураженной, и с нее как будто весь хмель спадает. Впрочем, не весь, потому что, ответив мне, она сообщает, что так хочет меня, что рассматривает ближайшие кусты как временное пристанище для нас. Однако главное все-таки то, что реми официально подтверждает свое согласие, и я подхватываю ее на руки, а затем кружу. Она смеется и просит поставить ее на место, и кто-то из дома напротив тоже просит сделать это поскорее и не будить квартал. Мы тут же замолкаем и поспешно ретируетмся домой, то и дело останавливаясь, чтобы поцеловаться. Этот марафон здорово разжигает, а еще выпитое нагоняет нас во второй раз, да и я сам по себе пьян от Реми.

Мы на ходу раздеваемся, путаясь в штанинах, рукавах, застежках.
- Ничего такого, о чем бы ты не вспомнила! Иначе какой интерес? - смеюсь я. Ну что я мог с нею делать? Хотя да, палец я осторожно замерил именно у нее спящей. Со стороны, должно быть, выглядело дурацки.
Реми толкает меня на кровать, тут же садясь верхом. И запрещает прикасаться к ней.
- Эй, чем я провинился? - и снова делаю попытку положить ладони на ее бедра, но Реми щелкает по ним, и вообще-то довольно больно. Ауч! Вот так, значит? Впрочем, очень скоро я нахожу, куда деть руки, потому что цепляюсь ими за изголовье кровати и думаю о том, что вот с такой хваткой и завершу свой жизненный путь, потому что Реми творит чудеса, и это чертовски-чертовски-чертовски... не описать словами, как хорошо. Я словно на предельной скорости несусь куда-то в стратосферу...

Я готов кончить, но Реми отпускает меня, и самое время рухнуть вниз, и я сейчас разобьюсь, только она опускается на меня. Теперь можно прикасаться? Мои руки зарываются в ее волосах, я привлекаю ее к себе, чтобы поцеловать, подминаю под себя, потому что я хочу еще глубже и сильнее. И резче. Мы почти на пике, когда Реми снова оказывается сверху, и она сумасшедшая, иначе как можно быть такой красивой, такой желанной?

Мы кончаем, и Реми вскрикивает, падая на меня и продолжая двигаться по инерции, потому что ее тело уже сотрясает дрожь. Я не сразу разбираю ее слова сквозь наши сбившиеся дыхания.
- У тебя есть ключи, - отвечаю я, беря ее лицо в ладони и отвечая на поцелуй. - Я люблю тебя.

И, уладив все дела в Принстоне она действительно приезжает вместе со всеми своими вещами, которых у нее не так уж и много, и теперь скрывать от ребят, что мы решили пожениться, нет смысла.
Мы не планируем большое торжество. Финн вообще выдвигает идею отпраздновать в гараже и даже выдвигается добровольцем организовать там все.
- Заодно приберемся, уже пора, - говорит он.
- Чувак, - тут же вставляет Бенни, - да какими темпами ты сам там все засираешь, то свадьбы там должны проводиться каждые три дня, иначе грязью все зарастет.
- Никакого гаража, только если это не окажется мечтой всей жизни Реми, - отрезаю я. - Но ты на всякий случай уже начинай прибираться, мало ли... - Парни ржут, в Финна летит метла.

Вообще ребята рады, и это... Здорово. Они - моя семья, и, собственно, больше-то с моей стороны никого не будет, так что свадьба просто и не может планироваться грандиозной. Со стороны Реми...
Мы сидим на кухне за столом, и я впервые за все время спрашиваю Реми о ее брате. Я знаю, что он болен, поэтому никогда не досаждал ей вопросами, а сама она не рассказывала особо.
- Твой брат сможет приехать? Мы могли бы послать за ним машину, если бы нашелся сопровождающий. - Спрашиваю осторожно.

...

+1

57

Я не отказываюсь от своих слов и они не были сказаны под действием алкоголя или оргазма. Я действительно в один момент решаю уехать к Тоби и жить с ним, потому что хочу этого. Потому что мне уже недостаточно наших встреч по выходным и праздникам и я действительно хочу бы с ним всегда и нормально встречать его по вечерам с работы и каждую ночь засыпать с ним в постели. Довольно странные мысли для меня, которая всегда вела в основном холостяцкий образ жизни. Но наверно, я просто нашла своего человека.
Хаус очень странно относится к моему уходу. Он, конечно, выдает пару колких фраз на тему, что раз я морально готова растолстеть и жить с мужиком, который всю свою жизнь будет проводить в гараже, постепенно спиваясь со своими друзьями в компании гоночных тачек, то я вольна делать что хочу, но мне потом не стоит проситься обратно.
Пропускаю его слова мимо ушей, потому что не будет того, что он описал.
У нас не будет большой церемонии и банкета, потому что приглашенных действительно немного. Со стороны Тоби – только это великолепная троица, хотя я шутила, что можно пригласить Монарха. А с моей стороны – и подавно меньше людей. Будет Мэл, ведь они с Финном еще неплохо держатся и еще две моих подруги с университета. Мы неплохо ладили и до сих пор. Ни от меня, ни от Тоби не было приглашенных родственников. У него не осталось никого в живых, а у меня все было немного сложнее. И хотя Тоби знал, что Дэн болен, он все равно спрашивает про то, не будет ли брата на свадьбе. Впрочем, Тоби тут же предлагает помощь в перевозке.
- Это было бы здорово. – мягко отзываюсь я, пока подсчитываю на калькуляторе расходы по свадьбе. И на какое-то время я замолкаю, всматриваясь в числа, делая вид, что я очень занята, но по факту, цифры не складываются в голове никак. И я понимаю, что бегать от этой темы не получится, как бы тяжело мне ни было об этом говорить. Поднимаю голову на любимого. – Родной, я не думаю, что это возможно. Дэнни нужен специальный уход и… незнакомая обстановка может его напугать, не говоря уже о незнакомых людях. – я бросаю ручку на стол и устало выдыхаю, обхватывая голову. Мне всегда было тяжело говорить об этом и Тоби был единственным, кто знал, что на самом деле с моим братом. – Я просто… Мне кажется, что он меня уже не узнает. Ему совсем плохо.
Болезнь настигла Дэнни рано, очень рано, но развиваться стала быстро. Он старше меня всего на 5 лета, а уже так плох, что не поднимается с коляски без чужой помощи. Так бывает, у мужчин Хантингтон выявляют чаще и развивается он быстрее. Мать потухла гораздо позже Дэна и я думала, что и меня ждет такая же судьба. А теперь мне казалось, что я виновата перед ним, что он болен, а я оказалась здорова.
- Если ты захочешь с ним познакомиться, то мы можем как-нибудь к нему съездить. – вдруг говорю я тихо, подпирая голову рукой и возвращаясь к подсчетам. – Но едва ли тебе это принесет какую-то радость. Я могла оказаться на его месте.
В любом случае, все это после свадьбы, а сейчас надо продумать многое, хотя и не так много, как если бы мы устраивали поляну яств. Мы решили с Тоби, что просто распишемся, а потом отпразднуем у нас дома своей маленькой, но близкой компанией.
С работы я никого не приглашаю потому что… Я бы пригласила Хауса, но оказывается, что очень скоро после моего ухода он лег в клинику на лечение от наркозависимости. И так же как это меня потрясло, так же я согласилась с его решением. 
- Может, навестим его после свадьбы? – спрашиваю я у Тоби. – Мне кажется, ему нужен повод встряхнуться. А тут наш брак. И тебя он обожает.
А в день свадьбы мы договариваемся с Тоби встретиться у загса. Не то чтобы я была суеверной, но все же хотелось чего-то такого особенного, романтичного. И я хотела, чтобы Тоби увидел меня с другой стороны, когда я буду в свадебном платье. Хотя, оно не такое уж и свадебное, обычное платье, но я и не хотела пышных нарядов. Я просто увидела эту прелесть и не смогла пройти мимо, хотя оно и обошлось в копейку. Но это же вроде как мой день, да?
В общем я со свадебным букетом, за рулем Финн и его восторгу не было предела, когда он увидел меня утром, когда забирал из дома. Бенни до этого долго предлагал нам с Тоби вариант, где он привозит невесту на вертолете.
- А сажать вертолет куда будешь?
Пауза.
- На веревочной лестнице спустишься. Как Джеймс Бонд.
- Романтика. – смеюсь я и смотрю на Тоби. – Что скажешь? Готов ловить меня с неба?
Мы много шутили, но остановились все же на этом самом просто варианте, что Финн меня подвезет и нет, не на своем тазике, а на тачке взятой у кого-то из друзей.
- Что-то я волнуюсь. – выдаю я и Мэл пихает меня в бок.
- Дыши, Реми.
- Да ты просто красотка! – кричит Финн и выходит из машины и я слышу его крик. – Чувак, она просто красотка!
Не знаю, почему, но я действительно нервничаю. И поэтому считаю до трех прежде чем выйти из машины.  И, черт, я никогда еще не видела Тоби, как бы это парадоксально не звучало, в пиджаке. И он невероятно классный и, наверно, я выдаю себя с потрохами, потому что тут же иду к нему и целую, не в силах удержать себя.
- Ты очень классный.

love u so much

http://savepic.ru/8286402m.jpg

+1

58

Реми поначалу называет мою идею хорошей, но по тому, как изменился и потух ее взгляд, понимаю, что не такой уж на самом деле. Чувствую себя неловко, но она снимает мою неловкость тем, что наконец рассказывает, как обстоят дела с Дэном. Все очень плохо, и Реми даже как будто гнетет ее здоровье, когда она задумывается о брате. Он оказался не так удачлив.

Подсаживаюсь к ней, обнимая и целуя в висок, и Реми прижимается ко мне, закрывая глаза.
- Мы подумаем над этим, - говорю я, отпуская ее и переводя внимание на подсчеты, которые она ведет. Занимательно.

Зато про Хауса Реми заговаривает сама. Оказывается, тот схлопотал в клинику для наркозависимых, и мы могли бы поехать навестить его. Реми произносит это слово "встряхнуться", и я почему-то понимаю, что дела обстоят совсем плохо.
- Держу пари он порадуется. Например, у нас с тобой может быть одна любовница на двоих, - и Реми толкает меня, грозя кулаком.

Накануне ночью перед днем свадьбы мы спим вместе, но утром разъезжаемся. Вернее, уезжаю я, потому что Реми выставляет меня из дома, едва дав мне одеться, и я еду к Джо, где меня ждет мой костюм, кольца и все дела. Черт, я чувствую себя просто обалденно, пока кручу баранку до его дома, и утро такое солнечное, по-октябрьски рыжее, с легким утренником, но к полудню обещало разогреться.
Все смеются над Финном, но именно он приодел меня в эти белые брюки, рубашку и синий пиджак. И ведь смотрится неплохо, что удивительно.
- Чудовище сработал на славу, - одобрительно хмыкает Джо.
- Да ты мажор! - присвистывает Бенни.
- Ну, для такой красотки, как Реми, нужно что-то покруче заляпанного комбинезона.

Мы едем к месту встречи и, конечно, приезжаем раньше невесты, а потому курим у машины. Ну как, курим... Никто из нас не курит, поэтому просто трещим, а я становлюсь все рассеянней, потому что начинаю волноваться. Нет, не потому, что Реми нет, а потому что я просто волнуюсь. Сейчас моя невеста приедет, и из этого здания, что перед нами, мы выйдем уже мужем и женой. Воу. И всю дрожь как рукой снимает, когда я вижу, как выруливает Финн.

Они останавливаются, но Реми медлит... Ух... Наконец Финн открывает перед нею дверь, и я вижу летящий подол ее ослепительно белого на ярком осеннем солнце платья. Мы, наверное, оба идем навстречу друг другу, потому что быстро встречаемся. Боже, какая она красивая в этом платье... Мои ноги сейчас меня подведут.
Реми целует меня, и все вокруг словно окрашивается самыми яркими красками. Я словно просыпаюсь наконец.
- Ты выглядишь... Невероятно... - шепчу я, и это не из-за великой тайны, а потому что голос осип, поэтому прокашливаюсь. - Невероятно выглядишь.

В церемонии нет ничего особенного и, выйдя за порог, ловлю себя на мысли, что не помню ни слова из того, чтобы было сказано, кроме уверенного "Да!" Реми, а ведь я старался впитать каждый момент, каждую секунду... Но, видимо, утонул в зеленых глазах моей жены, потому что не видел и не слышал никого, кроме нее.
- Согласен.

Хлопают пробки шампанского, ребята кричат поздравления, а я целую мою жену.
- Миссис Реми Маршалл.
Я не знаю, когда ребята успели так преобразить мою Гранд Торино, ведь никто же за всю церемонию не выходил, да? Но теперь на ней красуется вывеска, гласящая, что за рулем молодожены, и связка банок впридачу.

Я помогаю Реми сесть, сажусь за руль, и мы едем домой с эскортом из банок и наших друзей. Дома небольшой фуршет, накрытый ближайшим ресторанчиком. Так как погода отличная, мы даже устраиваемся во внутреннем дворике. Бенни достает гитару, потому что, как он объявил, будет кадрить подружек Реми, и начинает что-то набрякивать, пока ему не надоедает, и он начинает играть по делу как он умеет. Мы постепенно перемещаемся во внутрь, и я танцую со своей прекрасной женой.
- Ты восхитительная... Ты всегда, но сегодня - особенно... - я в самом деле не могу оторвать от нее взгляда, такая она нежная в этом платье, такая легкая, воздушная.

И ритм музыки, и друзья рядом, все это создает невероятную атмосферу.
- Я так тебя люблю...
Мы пьем за молодую жену, за новоиспеченного мужа, за нашу семью, за друзей, за любовь...
- За Бенни, Финна и Джо! - вдруг выдает Бенни.
- Эй, уже пили за друзей, - ловит его Мэл.
- А это за будущих сыновей. Хотя, Джо может быть и девчонкой!

look

....

Отредактировано Aaron Levis (Вс, 10 Янв 2016 23:44)

+1

59

Быть рядом с Тоби, это как быть дома, где бы ты ни находился. Трудно сказать в какой момент, я влюбилась так по уши, что и представить себя без него не могу, но совершенно точно я чувствую любовь к нему каждый день, каждую минуту, что мы рядом. Каждый раз как вижу свое отражение в его голубых и ясных глазах. И мне кажется, еще никто на меня так не смотрел. Даже когда я сказала ему, что больна, его взгляд был иным. Он не стал меня хоронить, он планировал на будущее.
Говорят, день свадьбы – это самый важный день для девушки и она должна быть самой красивой. Но дело ведь вовсе не в платьях, прическах и макияже. Я чувствую себя красивой, потому что любима таким человеком, как Тоби Маршалл. И теперь я его жена.
Он произносит мое имя и оно так здорово сочетается с его фамилией.
- Мне нравится, как звучит.
Нас посыпают рисом и цветами, а мы с Тоби целуемся и совершенно счастливы. Я как будто на своем месте, к которому очень долго шла, которое очень долго искала.
И танцуя с моим мужем по комнате, пока наши немногочисленные, но зато самые преданные друзья веселятся и поют, я понимаю, что вот оно, абсолютное счастье, когда больше ничего не нужно. Только этот человек и его глаза, улыбка, прикосновения и осознание, что я полностью принадлежу ему.
- Я знаю, родной. – шепчу я в отчет на его признание и трусь носом о его щеку, закрывая глаза и обнимая его. – И спасибо тебе за это, и за то, что верил в меня с самого начала. Я очень тебя люблю, муж.
В этот вечер прозвучит много пожеланий, много смеха и много надежд. И среди них, конечно, не могут быть забыты дети. Я смотрю на Тоби и улыбаюсь. Я бы хотела от него детей. Я хочу от него детей. И буду совсем не против, когда они появятся. Только вот был один вопрос, который мне нужно будет обсудить с Тоби.
- У нас уже есть дети. – смеюсь я, утыкаясь носом в шею Тоби и целуя его, пока парни исходят на восторг и замешательство.
- Красотка, ты что, беременна? – Бенни в таком замешательстве и уже готов вскочить на стол от восторга.
- Вы не в курсе, но мы с Тоби усыновили вас еще в первую ночь вашего знакомства. – отвечаю я, не подтверждая и не опровергая возможность, что я беременна. Кто знает.
- А я не против такой мамы. – шутит Финн и слазит со стула, чтобы подползти на коленках ко мне. – Мамочка, возьмешь на коленки?
Джо отвешивает Финну позатыльник и эти двое начинают обмениваться ругательствами. А я даже не вмешиваюсь. Мне нравится за всем этим наблюдать. Действительно создается атмосфера семьи и ощущение, что у нас с Тоби действительно есть трое несносных детей. Разве что Джо, он всегда был разумным и молчаливым парнем.
- А все-таки, это неплохая практика, солнц. Не находишь? Глядя на них, я понимаю, что ты будешь прекрасным отцом. – кладу голову на плечо мужа. Наверно, я все же немного уже устала. День был очень нервным. Но это приятная усталость. Я в браке в самым любимым человеком и всего этого у меня могло и не быть. – И надо купить тебе костюм. Тебе невероятно идет.
Гости расходятся, оставляя нас с мужем одних и как бы мы не устали, но это наша первая брачная ночь и даже несмотря на то что мы живем вместе почти месяц, она все равно не лишена романтики и жара. Мне нравится снимать с Тоби пиджак и по одной, неторопливо расстегивать пуговицы рубашки.
- Невероятно заводит. Особенно то, что этот пиджак надет на моего мужа. – тихо смеюсь я, поднимая глаза на Тоби и в сотый раз произношу, - Я люблю тебя, родной.
У меня пока нет работы, я еще только ищу и рассматриваю некоторые варианты. Из Принстона мне дали весьма неплохую характеристику и подразумеваю, что писал ее совсем не Хаус, учитывая его состояние. Скорее всего этим делом занимался Форман, потому что после ухода Хауса, именно он возглавил отделение диагностики. Я как-то рассказала об этом Тоби, после разговора с Форманом и радости в глазах мужа почему-то не увидела. Я не знаю, что происходило между Тоби и Форманом, но что бы там ни было, теперь в этом нет никакого смысла, ведь они друг друга едва ли увидят. В больнице даже не знают, что я вышла замуж.
И однажды я заговариваю с Тоби на ту самую тему, которая возникла еще на свадьбе. Мы разговаривали о пустяках, не касаясь особо будущего. Просто муж рассказывал про проделки Бенни и как-то вспомнилось.
- Солнце, у нас не было разговоров на эту тему, но я должна тебя предупредить, пока у нас есть время. Хантингтон передается по наследству и даже если у меня его не оказалось, то за малышом нам все равно нужно будет следить. – я перебираю пальцы Тоби в своих и это немного помогает собраться. – Потому что он в группе риска и ген может оказаться у него.

+1

60

Мы проводим время просто отлично, и все расходятся после вечеринки с приятным для нас удовольствием на лицах. Никто не пьян до бессознания, но все равно ребята веселы и изрядно в хмелю, так что для всех вызвано такси.

Реми и я остаемся вдвоем, и эта тишина в доме...
- Я счастлив. - Говорю я Реми, едва закрываю дверь за последним из наших немногочисленных гостей.
- Это был замечательный день.
Реми улыбается, обнимая меня и кладя голову на мое плечо. Музыки нет, но мы покачиваемся в такт нашему собственному ритму, и я закрываю глаза.

Реми так красива, что дух захватывает. Она неземная в этом платье, и, когда она хвалит мой стиль, не могу удержаться:
- Обещай, что ты будешь надевать это платье... Иначе я сейчас не стану его с тебя снимать.
Реми смеется и говорит, что я дурак.
- Я люблю тебя.

У нас нет медового месяца, мы решаем устроить его по-хорошему весной, а пока только планируем съездить в Нью-Йорк на несколько дней. Почему нет? Реми бывала в нем только однажды, а скоро его украсят к Рождеству, и можно развеяться. Да и насчет идеи навестить Хауса мы раздумываем серьезно.
- Детка, твой муж - гонщик, я доставлю нас туда, куда ты скажешь!

Реми пока не устроилась на работу, но это нас и не тянет. Я даже за то, чтобы она отдохнула, пока привыкает к новому месту и статусу. Просто я не хочу, чтобы она скучала здесь. Надеюсь, переустройство дома на свой лад занимает ее всерьез. Я не хочу делать из дома музей, это наш дом, и то, что Реми хозяйничает в нем на свой вкус, здорово. 
Ну а в гараже дела идут неплохо. О том, что мы снова в строю, узнали быстро, и наши прежние клиенты стали возвращаться, так что доход был даже получше, чем ожидалось.

Мы вдоволь нашутились на свадьбе о детях, но всерьез не говорили о наших планах никогда, поэтому Реми звучит даже неожиданно. И страшно. Эта болезнь, что была у ее матери, а сейчас у брата, может от нее передаться нашему ребенку. Совру, если скажу, что трезво все оцениваю, потому что это не так. Я не знаю подводных камней, я просто боюсь того, что говорит Реми. И, думаю, это нормальная реакция.
Забираю ее пальцы в свою ладонь, пожимаю. Эй, только не надо считать себя виноватой! Откуда этот взгляд, словно ты просишь прошения, родная? И главное-то я все равно слышу. Она говорит о том, что ребенок не под запретом даже из-за этой угрозы.

- Реми, а возможно узнать о том, что болезнь есть, пока срок ранний? И что-то предпринять? Да и есть ли она? Может, мы сложим твой счастливый случай с моей удачей? - обнимаю ее и целую. - Только не считай себя виноватой, хорошо? Ты не виновата, что твоя мама была больна. И она не виновата. И я тебя люблю.

Я хочу ребенка, но, конечно, когда мы оба будем готовы. И, едва первые опасения и страхи после слов Реми отпускают, я понимаю, что мы справимся, с чем угодно.

..

0


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Сastles in the air


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC