Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 5.12.3013, Capitol. Tale as old as time


5.12.3013, Capitol. Tale as old as time

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

http://savepic.ru/8227157.gif
http://savepic.ru/8213842.jpg


• Название эпизода: Tale as old as time;
• Участники: Mars (Game Master), Cashmere Fraser;
• Место, время, погода: 5 декабря, утро. Дворец президента Сноу, комнаты Кашмиры;
• Описание: в жизни всё циклично. Десять лет Марс был стилистом Кашмиры Фрайзер, десять лет огранял красоту девушки и учил Кашмиру, как преподнести себя на Капитолийском Олимпе. Теперь ему снова нужно сотворить лебедя из помятой в подземельях Тринадцатого пташки. Ведь завтра ужин у самого Кориолана Сноу;
• Предупреждения: пока не предвидится.


+2

2

Скляночки, бутылочки, баночки коробочки, в одно мгновение разлетелись пестрой мишурой по баснословно дорогому ковру, впрочем Марс не придал этому совершенно никакого значения, суровым взглядом буравя двух проштрафившихся горничных.

-  Вы что, дамы, совсем потеряли чувство вкуса? Вам что глаза выкололи? Я просил небесно лазурное, а это что?

Загорелая рука с идеальным утреннем маникюром, потрясла перед опущенными глазами женщин кусок голубой ткани. Несмотря на всю мягкость и даже комичность выбранного образа, вычурно леопардовый комбинезон, заканчивающийся вверху массивным воротником, в котором при желании можно было утопится, кокон выбеленных волос на манер Элвиса Пресли, идущий впереди своего обладателя на добрых три сантиметра, этот стилист умел нагнать страху ровно тогда, когда это было ему нужно, умелым жонглированием попеременно грозных интонаций и меткого въедливого взгляда.

-  Кашмира должна быть звездой, а не дешевой куклой, с утра до вечера мозоливших глаза со всех билбордов Капитолия.

Мужчина красноречиво отмахнулся, словно в этот самый момент один из таких плакатов сверкнул ему прямо в глаза и вновь вперил очи в нерадивых девушек, в серой форме и белых передниках.

-  Мне нужна лёгкость и простота, изящество форм и грация, а это, что это я вас спрашиваю? Это разве супер? А может быть вы хотите саботировать столь важное мероприятие?

Он нагнулся так низко, что девушки вздрогнули и одновременно закачали головами. Одна из них было подняла глаза, воодушевлённо посмотрев на стилиста, скромно, но в тоже время с нежностью, тем трепетом, что возникает лишь у влюблённого сердца, но Марс и этому жесту не придал никакого значения, а скорее всего просто не заметил.
Развернувшись к ним спиной и бросив напоследок нечто вроде — чтоб живо всё было готово, Марс грациозной походкой направился в сторону спальни своей подопечной. Он двигался практически бесшумно, на ногах его не было ботик, ступни были окутаны всё тем же леопардовым комбинезоном, выделенным в обувь, разве что острым носом.

-  Держите свои лацканы мальчики, эта девочка вам такое покажет. Можете выбросить свои чековые книжки, ведь этот бриллиант бесценен.

Нарочито громко проговорил он и одним движением электронного механизма, развёл шторы комнаты Кашмиры в разные стороны, вызвав тем самым недовольное ворчание где то под пеленой одеял и ему это, ой как не понравилось.

-   Опять спишь до полудня, моя прелесть? Синяки под глазами даже тебе не пойдут!
[NIC]Mars[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/8229000.gif[/AVA]

+1

3

Снотворное в Капитолии превосходное. Каждый вечер Кашмира просит у Марса пару таблеток, а потом спит, как бревно. Без сновидений, без бесконечного путешествия в свои личные кошмары, в которых взрывается арена (а теперь ещё и тюрьма), а чьи-то голубые холодные глаза бесстрастно наблюдают за этим, поджидая удобного момента, чтобы обезоружить жертву. Большую часть дня Фрайзер, пользуясь дарованной ей передышкой, проводит во сне, ссылаясь на плохое самочувствие. Прекрасно зная, что скоро эта отмазка перестанет работать - не такое уж сильное было сотрясение. И всё же...

Настоящий кошмар начинается, когда открываешь глаза. От него никуда не деться, он в твоей голове. В каждом ударе сердца. В Капитолии, в Тринадцатом... Неважно. Кашмира по-прежнему не покидает свою комнату, заставляя Марса приносить еду в спальню. Боится, что зайдя за угол одного из длинных коридоров, столкнется с Клериком. Недавний разговор с Арчи только разбередил эту навязчивую мысль. Фрайзер ни разу не задавала Марсу вопросов о наличии во дворце других гостей. Она просто чувствует нечто, заставляющее внутренние инстинкты натягиваться в струну.

Пребывание в президентском дворце до сих пор кажется чем-то фантасмагоричным. Кашмира не понимает, за какие заслуги Сноу их помиловал, но почти уверена, что в её случае это как-то связано с внешностью и былой популярностью. Слишком уж озабочен её внешним видом Марс. Несколько дней руки у него были связаны постельным режимом своей подопечной, но теперь Кашмира в норме и шансов отвертеться от опеки всё меньше, стилист вот-вот получит карт бланш.

В полдень пятого декабря девушка, тем не менее, ещё спит, закутавшись в одеяло и уткнувшись лицом в подушку. На виду только копна золотых волос. Снотворное уже начинает ослаблять хватку - сознание победительницы воспринимает шумы, отдаленный голос с истеричными нотками... Но окончательно Кашмира вырывается из сна, когда комнату заливает безжалостно яркий свет:
-Ммммм Марс.... Какого черта - девушка приподнимается на локте, окидывает стилиста мутным взглядом и вновь падает в подушку, показывая, что вставать она не собирается.
-Я позову, когда захочу позавтракать - или если захочет. Иногда забывала, и Марс притаскивал поднос самостоятельно. Еда, конечно, лучше, чем в Тринадцатом, но не вызывала у Кашмиры особого энтузиазма. Ничто не вызывало. Если Марс не находил подопечной какое-то занятие - Фрайзер сама не проявляла ни к чему интереса. Словно надеялась, что попытки оставаться в физическом покое рано или поздно приведут её к покою душевному...

+1

4

Мне казалось, что я почти сумел замёрзнуть, но ведь у меня нет на это права.
Привычно пропустив мимо ушей все жалобы подопечной, при этом обязательно прислушавшись, но очень незаметно и деликатно, Марс окончательно проследовал в комнату, с гулким стуком запирая дверь, от любопытных глаз прислуги, пришедшие под порог комнаты с той самой, небесно лазурной тканью.

-  Это в тринадцатом тебя сделали такой занудой? Говорят у них все ходят в одинаковой такой серой робе, будто в тюрьме, хотя издали больше напоминает инкубатор.

Бесцеремонно развалившись на постели, впрочем ему Кашмира позволяла такие вольности, стилист подбросил вверх белоснежную подушку, которая в следующим миг спикировала на тумбочку с разноцветным будильником, и ловким движением руки сдёрнул одеяло с лица девушки, подставляя её недовольное личико рассветным лучам.

-  Не хочу прерывать твоё несомненно полезное занятие, но сегодня у нас с тобой особенный день. Твой бриллиант давно нуждается в приличной огранке, а к завтрашнему дню, ты должна сиять ослепительнее зубов Сноу на народных выступлениях.

Завтрак ещё не доставили и Марс хмурился, что ему не только абсолютно не шло, но и лишний раз вычерчивало на идеально гладком лбу росчерк маленьких морщин, которые стилист ненавидел и старался уничтожить. Он уже было хотел вскочить с кровати, предварительно даже увернувшись от второй подушки, метко летящий в него, как в дверь легонько постучали.

-  Вставай, моя радость, сейчас позавтракаем, а потом у нас день СПА. Давай, Кашмира, все девочки любят СПА.

Последнее слово он сказал с придыханием, как то невесомо и легко, словно тёплые волны камней уже обдали его спину, а умелые руки массажиста прошлись по позвонкам.
Приняв передвижной столик с едой и махнув рукой, точно отгоняя назойливых мух, двум горничным, что по прежнему дежурили у двери, Марс закрыл створку и теперь уже намного мягче и осторожнее приблизился к кровати Кашмиры.

-  Тебе сейчас не легко и это видно.

Начал он с каким то, совершенно несвойственным ему тоном.

-  Капитолий, Арена, Тринадцатый, война, брат. Но Сноу желает видеть тебя совсем другой, сама знаешь он не прощает ошибок, не даёт ещё одного шанса. Поэтому давай докажем ему, что Кашмира Фрайзер всегда в форме, вне зависимости от любых жизненных обстоятельств. Что она, подобно истинной королеве, всегда шествует с гордо поднятой головой всем ветрам на зло!
[NIC]Mars[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/8229000.gif[/AVA]

+1

5

Вопросы о форме одежде в Тринадцатом Кашмира пропускает мимо ушей, надеясь, что Марсу надоест разговаривать с одеялом и он всё-таки уберётся из спальни. Не тут-то было... Стилист заваливается на постель, запускает куда-то одну из подушек, а в следующее мгновение с головы победительницы сдергивают одеяло. Девушка морщится, но упоминание Сноу заставляет посмотреть на Марса более проснувшимся взглядом. А что у них завтра? Неужели отпуск подходит к концу?

Вторую подушку Кашмира кидает в Марса, ловко и привычно увернувшегося, затем садится на постели и спускает на ковёр босые ноги. Снотворное ещё не до конца отпустило разум. Пару секунд девушка молча разглядывает стилиста - леопардовая расцветка его сумасшедшего комбинезона бьёт по глазам не хуже солнечных лучей. И вроде пару дней назад он щеголял рыжими волосами... Но на подобные метаморфозы в Капитолии не обращаешь внимания. Скоро ощущение контраста с Тринадцатым схлынет и они вновь перестанут её волновать. Было бы всё так легко с другими поводами беспокойства...

-СПА? Возможно, массаж мне бы правда не повредил... - Марс принимает поднос с едой, по комнате разливается восхитительный аромат кофе. Кашмира, всё ещё в несколько "плавающем" состоянии, думает о пятнах на комбинезоне стилиста. Почти как детская загадка про зебру... Она белая в черную полоску или черная в белую? А сама Фрайзер? Черное или белое? "Как будто есть разница" хмыкает внутренний голос. Снотворное не забивает его надолго и это паршиво. Как только он просыпается, голова начинает полниться ненужными вопросами. Но СПА точно не станет лишним. После катакомб и островной тюрьмы Кашмира не видит причин себя не побаловать. В конце концов, должно что-то доставить удовольствие хотя бы её телу? Уставшему и измотанному за последний месяц настолько, что удивительно, как только держится.

Сидячее положение меняется на вертикальное. Кашмира поднимается с кровати, шаря под ней ногой в поисках тапочка. Перемещения горничных её не занимают - не обращать особого внимания на прислугу за десять лет столичных гастролей победительница научилась играючи. С её равнодушием к окружающим это не было проблемой. Зато услышав слова Марса, Фрайзер с силой сжимает челюсти и скулы четче обозначаются на осунувшемся лице. Она знает, что стилист по-своему заботится о ней, но эти раны слишком свежи, чтобы она позволила кому-то их касаться. Доверие - слишком дорогой подарок... Даже если в результате отправляешься в СПА вместо тренировки в Тринадцатом:

-А мне когда-то было легко, Марс? Я в душ - махнув рукой на тапки, Кашмира разворачивается на пятках и скрывается за другой дверью. Минут пять девушка поливает себя то тёплой, то холодной водой, чтобы контрастный душ окончательно выбил из неё сонный настрой. Почувствовав себя достаточно бодрой, надевает халат и возвращается к Марсу. Раскрасневшаяся, с влажными волосами. Берёт чашку кофе, садится с ней в кресло:

-Теперь ещё раз. Что мы делаем завтра и как это относится к СПА? - её стилист - человек увлеченный, в преддверии важного мероприятия он частенько забывал сообщать ключевую информацию. Вернее, для него-то ключевыми были его аспекты подготовки... Так что порой Марса приходилось возвращать на курс. Намазывая тост апельсиновым джемом и по привычке вращая нож между пальцами, Кашмира хмурится. Сноу совершенно точно не стал бы награждать СПА процедурами за побег с арены и с острова... Тогда какого черта здесь происходит? Он снова собирается её продавать? Мысль об этом заставляет заледенеть позвоночник - Фрайзер вздрагивает и переводит встревоженный взгляд с тоста на Марса. Пусть её лучше убьют, чем она подпустит к себе хоть одного мужчину. Даже ради родителей.

+1

6

Перед тем, как Кашмира скрылась за пластиковой перегородкой, Марс хотел было сказать, что то на подобие — гораздо легче, чем мёртвым, но в последний момент передумал. Не любил мужчина долго разглагольствовать на философские темы, особенно когда у собеседника от этого челюсти не хуже, чем у боевой акулы сжимаются. Поэтому он легко отказался от продолжения разговора, точно так же, как и начал его. В конце концов стилиста вызвали сюда не за этим, а профессиональный массаж и пенная ванная расслабит подопечную гораздо лучше болтовни.
Ожидая около десяти минут, Марс то и дело елозит на стуле, то вставал и прохаживался по комнате, он очень не любил сидеть на месте долгое время, а любое время дольше пары минут казалось ему длинным, а тишина так и просто окончательно угнетала, поэтому мужчина ещё и периодически отпускал какие то комментарии по поводу сложившийся ситуации.
Дверь распахнулась резко, Кашмира вышла из ванной, точно Афродита рождаемая морской пеной, такая обновлённая, свежая, чистая, лишь пара не заживших царапин нарушали это мраморное совершенство и Марс незамедлительно отметил про себя, отвести девушку в восточное крыло медицинского блока.

-  Странно что ты ещё не в курсе, моя Золушка.

Это сравнение показалось ему несомненно прекрасным и в подтверждение своей теории Марс удовлетворённо кивнул самому себе.

-  Завтра у нашего любимого президента состоится особенный ужин, на который приглашены только самые приближённые Адепты. Угадай, чьё имя, из нас двоих числится в этом маленьком списке?

Мужчина многозначительно поднял высветленные брови, упершись взглядом в ещё сонное лицо Кашмиры.

-  Так что постарайся не задерживаться. Жуй скорее свой тост и собирайся. Нам предстоит очень важный и трудный день.

Легонько похлопав девушку по плечу, Марс подскочил с места и направился к двери. Дубовая створка отъехала в сторону и по роскошному коридору пронёсся истерический вопль.

-  Мирабелла. Быстро сюда!

Та, чьё имя было слышно едва ли не в каждой комнате дворца, поспешно ретировалась из-за поворота, в мгновение ока оказавшись рядом со своим хозяином. В руках девушки причудливыми узорами переливался кусок небесно лазурной ткани.
Марс принял отрез и резко захлопнул дверь перед носом служанки, но за годы работы она привыкла к подобным обращениям и никак не отреагировала.

-  Посмотри, моя прелесть. Как тебе нравится этот отрез? По моему очень изящно, свежо и невинно!
[NIC]Mars[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/8229000.gif[/AVA]

+1

7

Услышав новость, "Золушка" со звоном роняет на тарелку нож и забывает про зажатый в пальцах намазанный тост. Отдых можно считать официально законченным... Ясно, что Сноу созывает приближенных не просто насладиться гастрономическими изысками. Удивительно, что она числится в этом списке, но с другой стороны - Бальдер наверняка не упустил возможности доложить президенту об её готовности работать на Капитолий. И Кашмира по-прежнему не имеет ничего против, если работа эта не будет связана с продажами. Вариант ответа "я не голодна" здесь в любом случае не примут.

"Только самые приближенные" мысленно повторяет Фрайзер, уставившись в кофе. Она готова поспорить на комбинезон Марса, что в этом списке могло оказаться имя ещё одного беженца из Тринадцатого... Что автоматически возводит ужин в разряд пыток. Кашмира не чувствует себя готовой снова встретиться с взглядом из своих кошмаров. Но кого это волнует? Сноу ведь "хочет видеть её совсем другой". Все хотят видеть её какой-то. Любой, только не настоящей, что красноречиво доказали Блеск и Гектор.

Победительница поджимает губы, погруженная в свои мысли. Затем разжимает пальцы, роняя на тарелку и тост. Приземлившийся, конечно, джемом вниз. Новость совершенно отшибла у неё аппетит. Зато воскресила другое забытое желание - выглядеть завтра на все сто. Не для того, чтобы угодить Сноу или произвести впечатление... Но чтобы показать - нужно нечто большее, чем трусливое предательство, чтобы расправиться с Кашмирой Фрайзер. Даже если внутри она мертва - когда Капитолий волновал чей-то внутренний мир?

-Я готова - отвечает она стилисту, как раз когда на пороге показывается девушка с ярким отрезом ткани в руках. Лазурный цвет - один из самых выигрышных для Кашмиры, заставляющий сапфировые глаза казаться ещё более бездонными. Марс часто использовал эту палитру для Фрайзер, и победительница одобрила бы его выбор... В другое время. Больше она не чувствует себя девушкой-в-легкомысленном-лазурном. И образ невинной куклы ей не по душе. Завтра ей хочется предстать другой. Сдержанной, холодной и сильной. Ни намека на обычную игривость.

-Нет. Поищи что-то другое... Черный, серый, жемчужный. В холодной палитре. И никакого декольте или оголённых ног. Я не хочу, чтобы на меня пялились, как... Как обычно, понимаешь? - как знать, может, не выгляди она хорошенькой пустоголовой барби, Гектор не счел бы её живым товаром. А брат - сумасшедшим к себе приложением, не имеющим права голоса. С вылазки в Восьмой дистрикт прошло совсем немного времени... Но Кашмира действительно стала другой, словно по пути к Капитолийскому планолету ей в грудь попал осколок ледяного зеркала из известной сказки. Снежная королева однажды тоже была Гердой. И откуда-то ведь взялись осколки, из которых она пыталась сложить свою "вечность"?

-Какой у нас план? - допивая свой кофе, Фрайзер рассеянно запускает в волосы пятерню, думая о том, что ей придётся выйти из комнаты. Правда в перспективе завтрашнего ужина это выглядит наименьшей из зол. Парой часов раньше, парой позже... Программа подготовки к званым мероприятиям у них обычно стандартная: процедуры для волос, маникюр, педикюр. Но учитывая её долгую разлуку с индустрией красоты - Марс мог существенно расширить список.

+1

8

Стилист запнулся на полу слове. Он очень не любил когда с его решениями спорят, и скорее всего не будь Кашмира фаворитом его подопечных Марс непременно настоял бы на своём. Приземлившийся джемом вниз тост, он казалось и вовсе не заметил, нервозность, что исходила от девушки, заполняя помещение подобно удушливому газу, уже можно было резать ножом, не было резона лишний раз напоминать ей что то, что бы там ни было жестом или взглядом и стилист блестяще справляется со своей задачей, натягивая на лицо неизменную улыбку.

-  Хорошо, моя прелесть, к вечеру у тебя будет платье, с холодом которого не сравнится и стужа в январе. Оно будет изысканное и притягательное, но в тоже время и лишнего миллиметра не откроет похотливым взглядам мужчин, а они будут не сомневайся.

Что именно будет, взгляды или мужчины, Марс не уточнил, ловким жестом извлекая из складок комбинезона какой то прибор, похожий на планшетный компьютер, только более тонкий, в серебристой прямоугольной оправе. С одного жеста Кашмиры поняв, что завтрак закончен, он набрал загорелыми пальцами какую то замысловатую комбинацию, после чего на мерцающим экране сменилось несколько картинок. Своих манипуляций он не пояснял, на девушку глаза не поднимал и лишь давящая тишина заставляла мужчину издавать недовольное сопение. Мисс Фрайзер явно не собиралась поддерживать с ним светских бесед, отвечая односложными фразами на любую реплику, он и сейчас не ожидал, что она будет говорить, лишь где то в глубине души робко надеялся.

-  Надеюсь ты понимаешь, душа моя, что никаких мечтаний о морфлинге в твоей голове и возникать не должно?

Вопрос был скорее риторическим. Направленный даже не на Кашмиру, а так, в никуда. Вот уже несколько дней девушка пыталась повлиять на стойкость Марса и попытаться достать через него хоть грамм запретного препарата, но стилист оставался непоколебимым, как скала. Он не журил её, не отговаривал, не сообщал куда следует, он внимательно выслушивал все её доводы, видел страдание в небесно голубых глазах, видел мольбу и крики о помощи, однако в конце разговора беспристрастно отворачивался, бросал недовольное — Нет, и уходил из комнаты точно так же легко, как и появлялся. В груди непривычно щемило после таких разговоров и Марс вполне отдавал себе отчёт, что возможно однажды он сдастся, принесёт проклятый наркотик в её покои и молча оставит на тумбочке, удалившись, как можно быстрее и дальше, дабы ни за что не увидеть падение самого прекрасного бриллианта.

-  Планы на сегодня очень насыщенные. Для начала поход в медицинское крыло, необходимо, что бы тебя, как следует осмотрели и провели некоторые косметические процедуры. На этом настаивает лично Сноу. Далее вливаемся в уже привычную стезю: пилинг, массаж, обёртывания, уход за волосами, маникюр, педикюр, СПА. В общем, рассиживаться некогда. Надевай халат, пора.

Ещё несколько раз он провёл пальцами по экрану и перед Кашмирой появился небольшой синеватый экран, сканирующий её лицо, после чего быстро исчезающий, занося данные в портативный компьютер.
[NIC]Mars[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/8229000.gif[/AVA]

+1

9

Из груди Кашмиры вырывается вздох облегчения - Марс сегодня на удивление податлив. Она уже настроилась на долгие споры и препирательства в стиле "зачем ты хочешь замотать в балахон такое тело"... Стилист был поклонником откровенных корсажей у платьев, чего стоит вырез его собственного комбинезона. Но то ли Марс предпочитает не спорить с потенциально буйной подопечной, то ли вроде-бы-поддержка продолжается. Ей это только на руку.

Стилист утыкается в гаджет - победительница наблюдает за ним с вежливым молчаливым любопытством. Мало с кем Кашмира была разговорчива, а сейчас, вдали от брата и в свете последних событий, список исключений, кажется, вовсе свёлся к нулю. Фрайзер покрыл такой психологический ледник, что растопить его едва ли под силу самому солнцу. Тем не менее, с Марсом девушка хоть как-то идёт на контакт. Не только потому, что их знакомство уже отметило десятилетие, но и потому, что надеется на другие поблажки помимо платья. Те, которые ей просто необходимы... И стилист, подтверждая статус давнишнего знакомца, озвучивает витающую в воздухе идею вслух.

-Почему? Раньше ведь доставал - в этом восклицании больше эмоций, чем во всей их предыдущей беседе. Именно Марс познакомил восемнадцатилетнюю Кашмиру с наркотиком, когда она вернулась от первого в жизни покупателя. Когда Бальдер изнасиловал её, а Блеска не было в центре подготовки и девушка билась в истерике, с которой не могла справиться Веста, их сопровождающая. После укола Кашмира без проблем провалилась в отрешенный от эмоций сон, хотя вернувшийся под утро брат, конечно, был в ярости... С тех пор эпизодические моменты побегов за морфлинговую завесу в случае моральных перегрузок приобрели стабильный характер. Фрайзер раздраженно топает босой ногой по ковру. Хотя в душе она понимает мотивацию Марса. Раньше у неё был брат, был дом... Что-то, что держало победительницу на моральной привязи, не позволяя окончательно сломаться. Сейчас она может покатиться вниз с критичной скоростью - Кашмира и так стоит на краю, вглядываясь в зовущую её бездну. А Сноу пока не намерен по каким-то причинам позволить победительнице сделать последний шаг.

-Я в порядке. Но раз господин президент настаивает... - девушка кривит губы, набрасывает на плечи халат, наконец-то находит тапочки. Халат длинный, плотно запахивается - едва ли она кого-то сильно шокирует, если встретит. Не идти же в СПА при полном параде. Медицинское крыло относится к административному зданию, а не к самому дворцу, но есть крытый переход, позволяющий обладателю специальной карточки пройти в соседнее здание, не выходя на улицу. Спустя пять минут Марс уже открывает проход, спустя десять - Кашмира в кабинете местного медика. Она уже потеряла счет всем лазаретам, в которых ей пришлось побывать.

-Что ж, реакции в норме... - выносит вердикт врач, заглянув в глаза девушки с фонариком и постучав её по коленям. Остаточные эффекты сотрясения испарились без следа. На вопрос беспокоит ли её что-либо ещё, Кашмира равнодушно пожимает плечами. Она оставила прописанные ей лекарства в Тринадцатом, и низ живота порой побаливал, но эта проблема потеряла для Фрайзер свою актуальность. Девушку больше не волновало здоровье "по женской части", куда больше Кашмира переживает, что у неё могут отнять снотворное. Тогда "беспокоить" начнёт и не только её.

+1

10

Индивидуальный профиль Кашмиры инициируется на планшете и Марс невольно сравнивает застывшую фотокарточку оставшуюся со времён последней их встречи, когда баррикады ещё не разделили стилиста и его подопечную по разные стороны, и нынешний оригинал доставленный в Капитолий несколько недель назад. Это как детская игра, даются две одинаковы картинки и задание найти пять отличий. На вид всё просто, игра кажется глупой и смешной, ведь картинки идентичны, вот такая же ёлка, домик на окраине, озеро. Но лишь вглядевшись по внимательнее, отбросив старые стереотипы и проникнув в самую суть ты наконец начинаешь видеть, и паука, притаившегося на своде крыши, и маленький цветок, распускающийся у корней дерева. Казалось бы мелочи, а из вот таких мелочей вся жизнь и состоит.

-  Раньше и трава была зеленей и ногти твои отполированы. А лет сто назад общество вообще было унитарным. Ты лучше других знаешь, я всегда желал тебе только добра. Поэтому сейчас о морфлинге и думать забудь.

Как то даже через чур резко отрезал стилист, привычным жестом руки отсекая воображаемую линию.
А она и правда изменила, стала более жесткой. Даже если раньше, со всем бесчеловечными продажами и минимальными издевательствами, что точили Кашмиру, как вода точит прибрежные камни, то это было менее резко что ли, сейчас же складывалось полное впечатление, что на девушку налетела волна цунами. Черты лица заострились, кожу подернула сеточкой капилляров, в глазах больше не было того живого огня, что уничтожал все препятствия на пути его обладательницы, осталось лишь холодное, непробиваемое пламя.
Медицинское крыло представляло собой большое, просторное помещение напичканное всякого рода аппаратурой. От самых простых механизмов, вроде тонометра, до могущественно возвышавшегося в конце залы сканера, заботливо укрытого толстой пластиковой перегородкой, способный за считанные секунды просветить тело человека и выявить в его организме даже малейшие нарушения.
По началу всё было стандартно, проверка безусловных рефлексов, типичные вопросы, на которые Кашмира либо кивала, либо отвечала всё так же односложно, как и ранее в комнате. Марсу стало не по себе, когда врач уложил девушку на кушетку, распахнул полы халата и взгляд мужчин наткнулся на тонкий росчерк шрама, с левой стороны живота.

-   Это должно быть немедленно убрано!

Металлическим тоном проговорил стилист, больше для того, что бы скорее справить эскулапа по дальше, проверять необходимое оборудование.

-  Боже, моя прелесть, кто посмел сделать это с тобой?

Теперь в голосе стилиста стояло такое сочувствие, что мать Тереза позавидовало бы, взгляд растерянно перескакивает то на Кашмиру, то на её шрам, а в голове зарождаются нехорошие подозрения.
[NIC]Mars[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/8229000.gif[/AVA]

+1

11

Кашмира ложится на кушетку - полный осмотр стандартное мероприятие, чтобы обновить имеющуюся о ней в Капитолии информацию. Обсуждать произошедшее с ней после арены девушка не очень хотела, но шрам с левой стороны живота не мог остаться незамеченным цепким взглядом Марса. Для сделанного в подземельях он выглядит неплохо - разве что до сих пор не успел побелеть, прошло мало времени. Фрайзер уже сводили шрамы после первых игр - тогда у неё остались следы на боку да рваная рана на голени. Так что о мощности капитолийских лазеров, стирающих с кожи эти несовершенства, девушка знает на собственном опыте. Доктор кивает и отходит включать нужную аппаратуру.

-Меня прооперировали в Тринадцатом. Удалили яичник... Была глубокая рана от топора Мэйсон - поясняет она, зная, что тему шрама всё равно теперь без внимания не оставят. Вот только Кашмира совсем не хочет расставаться с краснеющей на мраморной коже отметиной:

-Мы можем его не трогать? Он ведь не в зоне видимости, будет всегда прикрыт одеждой. Некоторые события должны оставлять шрамы - она имеет в виду не операцию, а всю ситуацию в общем. Побег с арены, переход в Тринадцатый, возвращение... Особенно возвращение. Самые глубокие шрамы в случае Кашмиры невидимы и их не зашлифовать никак. Поэтому девушка видит своеобразный баланс в том, чтобы тело её было чуть менее совершенно, чем раньше.

В голосе Марсе слышно сочувствие, что редкость для Капитолия. Фрайзер кажется, что он скорее сокрушается о нарушенной эстетике, как можно сокрушаться о царапине на лакированной поверхности стола. И тем не менее приятно видеть чье-то неравнодушие. Даже когда дала себе зарок больше не попадаться на такие топорные приманки, как сочувствие или вроде-бы-понимание в чьих-то голубых глазах.
-Марс, это ерунда, правда. Мне могут выдать ещё снотворного? Мой пузырёк заканчивается - от кошмаров Кашмира спасалась лишь двумя способами. Либо спала в постели Блеска, чувствуя тепло его тела и биение сердца. Либо глушила сознание медикаментами. Иначе вместо блистающей свежей подопечной Марс получит кричащую по ночам истеричку, наотрез отказывающуюся отправляться спать.

+1

12

Кашмира ошиблась, думая что стилиста волнует исключительно эстетика. Первое, что ужаснуло мужчину было расположение тонкой, почти исчезающей линии пересекающий живот и, да да, тот самый яичник. Спрашивать о последствиях мужчина не стал, всё покажет сканер на решающей стадии обследования, собственно для операции в катакомбах выглядело вполне сносно, что сразу наводило на мысль о наращенной мощи подземных обитателей, а вот фраза о возможности оставить на себе это маленькое напоминание о былых кошмарах Арены его несколько встревожило.

-  Но зачем, Кашмира, этот шрам нисколько не уродует твоё тело, но ведь...

Марс нагнулся совсем низко, прошепча.

-  Твоя жизнь, тебе действительно нужны такие напоминания?

И получив утвердительный кивок, на секунду склонил голову на бок, после чего его лицо из скорбного и задумчивого приняло прежнее деловито сияющее выражение. Его будто выпустили из стоп кадра, глаза снова заблестели, движения приобрели былую мягкость и пластичность, а голос всё те же вкрадчивые, чуть дребезжащие интонации.

-  Доктор, необходимо перевести режим лазера в щадящее положение. Это не обсуждается.

Опередив совершенно логичный вопрос, рывком добавил Марс.
Процедура прошла быстро, лазер убрал всю красноту с ранения, оставив на коже девушки лишь тонкую, в пару миллиметров толщиной полоску, при беглом рассмотрении которой можно было принять её за лёгкую припухлость. Удивительно, но даже этот, казалось бы дефект ничуть не портил Кашмиру придавая ей некую загадочность, а в сочетании со взглядом стальных глаз, оправдываемую жестокость. Стилист скривился, но более он виду не подал. Спорить с решениями подопечной не было не сил не желания, а это маленькое послабление ничуть не сбивало их с намеченного пути.
Полное обследование завершилось через час, однако о его результатах пока не сообщалась не Кашмире, не Марсу, достав девушку из облегающей капсулы сканера обоим объявили, что они могут быть свободны.
Помещение СПА салона, совмещенного с салоном красоты представляло собой огромное, двухуровневое здание, выполненное в классическом шикарном стиле Капитолия. По всюду сверкали камни, заливали мягким светом лампы, сочные тона тканей не травмировали глаз, настраивая своего посетителя на волну блаженного удовольствия.

-  Добро пожаловать в Рай, Кашмира!

Он первый раз за день назвал её по имени, почему то надоели эти уменьшёно ласкательные эпитеты, однако вернутся к ним Марс планировал в ближайшее время.

-  Итак, первым делом, водные процедуры!
[NIC]Mars[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/8229000.gif[/AVA]

+1

13

-Нужны - кивает девушка в ответ на вопрос Марса. Пока мы помним о своих ошибках - это гарант того, что они не повторятся. Врач если и настроен к их выбору скептично, то ничего не говорит, молча меняет настройки лазера. И процедура на сей раз более щадящая. Шрам не пропадает, но превращается из красного в белый, почти сливаясь с тоном кожи и лишь слегка над ней выступая. Отличный компромисс, таким видом отметины, похоже, довольны и стилист и победительница.

Обследование продолжается ещё час. Сканер, в который загружают Кашмиру, похож на тот, в котором её осматривали в Тринадцатом. Так что никаких неожиданностей, только тихий гул механизма. На сей раз Фрайзер даже не волнует результат... Для неё он ничего не изменит в любом случае. Лёжа в машине девушка в основном размышляет о том, для чего всё это. Какую пользу по мнению Сноу она ещё способна принести?

-Ну что, расслабляться?
- Кашмира улыбается Марсу, пытаясь подбодрить стилиста, с такой готовностью сегодня откликавшегося на её капризы. Наверняка в СПА он почувствует себя увереннее, чем в медицинском блоке. Внутреннее убранство спа-зоны похоже на купальни со старых иллюстрация о древнем Риме или Греции. Всё роскошно, но без отхода от классики. Белые колонны, цветной кафель, сверкающие камни, дорогие ткани... После Тринадцатого глаз приятно отдыхает на таком пейзаже.

-Хочу жемчужную ванну, медовый пилинг... И массаж. Много массажа. У меня все мышцы разобраны. Чувствую себя деревом - вздыхает девушка, сбрасывая с плеч халат и принимаясь за бельё. Ванна с крохотными кислородными пузырьками, такими же действенными, но более мелкими, чем обычный гидромассаж - один из любимых видов релакса у победительницы. Марса она не стесняется - за десять лет он видел подопечную обнаженной сотни раз. Так что Кашмира привычно подходит к нужной ванной и опускается в неё, позволяя стилисту отрегулировать настройки, если его что-то не устроит. Тёплая вода обволакивает тело, пузырьки бьются о кожу, вызывая ощущение лёгкой щекотки. Фрайзер блаженно вздыхает, закрывая глаза. А где-то Блеск давится несносным подземным обедом... Нет, в возвращении есть некоторые плюсы, когда тебя не собираются убивать.
-Что я пропустила? Можешь порадовать меня местными сплетнями - отчасти Кашмира хочет скорее увести их беседы от медицинского отсека, отчасти знает, насколько мучительно для Марса пребывать в молчаливом режиме. В конце концов, она может просто отключиться от его болтовни, если начнёт сильно раздражать.

+1

14

А вот это настроение нравилось Марсу гораздо больше. Оказавшись в до боли знакомой привычной стезе, Кашмира наконец принимает расслабленную, подобающую её положению в ванне позу и стилист лёгким движением руки подстраивает регулятор температуры воды и пузырьков ровно так, как это раньше любила его подопечная. Её веки больше на напрягались, а ноги не чеканили каждый шаг, так словно они отправлялись не в СПА, а на бойню. Марс был очень чувствителен к таким перепадам, словно его механически подключили к Кашмире и теперь любой всплеск эмоционального состояния девушки отражался и на его теле.

-  Не удивительно, моя прелесть, как только кожа с таким уходом ещё корой не покрылась.

Привычно ворчит стилист, придирчиво осматривая светлые кожные покровы, теперь, вдали от мед отсека он делал это гораздо легче, естественнее, как будто там, за любой лишний взгляд ему могли выколоть глаз.
Механизм нежно заурчал, обдавая сначала спину, а затем и всё тело победительницы тонкими струйками водных пузырьков и вся злость девушки окончательно капитулирует из её тела, по крайней мере физически.

-  Не скажу, что твоё отсутствие было малым. Сама знаешь, в Капитолии всё может за сутки поменяться. Поток информации бежит стремительно, вот как твои пузырьки.

Устроившийся рядом с бортиком на удобной кушетки, Марс подцепил пальцем небольшой кислородный пузырёк, который тут же растаял стоило только пальцу оказаться в воздухе. Некоторым не дано выживать за пределами зоны комфорта.

-  Ты же помнишь Цинну? Он работал с Сойкой. Стоило только куполу закрыть Китнисс в капсуле подъёмника на Арену, как его избили миротворцы, прямо у неё на глазах, а потом уволокли в тюрьму, с формулировкой — подрыв устоев государства и измена Родине. Многие, разумеется считают, что это плата за то платье, в котором Китнисс предстала у Фликермана, однако самая малочисленная группа поговаривает, что он участвовал в подготовке внутреннего мятежа, прямо здесь, в застенках Капитолия.

Марс однако не спешил вываливать на неё всё и сразу, порционная, дозированная информация, куда лучше укладывается в рассудке, не рискуя при этом утянуть мозги слушателя не в ту сторону.
[NIC]Mars[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/8229000.gif[/AVA]

0

15

Тело становится лёгким, почти невесомым. Кашмира блаженствует под лавиной пузырьков и будь её воля - осталась бы здесь навечно. В этой расслабляющей тёплой тишине... Марс что-то вещает о стилисте Сойки. Фрайзер не общалась с Цинной, но помнила его в лицо. Симпатичный для капитолийца.

Победительница надеется, что избиение Цинны снится Китнисс в кошмарах. Как ей - вторая жатва и взрыв арены и окружение миротворцев в Восьмом... Несмотря на пребыввание в Тринадцатом, Кашмира не стала относиться к Китнисс лучше. По-прежнему считала её виноватой в объявленной для победителей жатве, злилась... И да, в чем-то завидовала. Семья Эвердин была в безопасности, ей удалось спасти Пита и другой парень из Двенадцатого, Гейл, смотрел на Сойку так, как никто никогда не посмотрит на Кашмиру. Она видела это в планолёте, когда они летели в Восьмой. Чувства же самой Фрайзер обернулись... Когда она перестанет думать о том, как они обернулись? Фыркнув, девушка уходит под воду с головой, через пару секунд выныривает, открывая глаза и отбрасывая мокрые волосы:

-Может, и участвовал. Мой тебе совет - никому нельзя верить. Даже тем, кого любишь. Им особенно - нечто новое в исполнении Кашмиры. Марс едва ли не лучше всех в Капитолии знает, как привязаны друг к другу близнецы Фрайзеры. Сначала раздражался их привычке спать в одной постели, потом закрывал на неё глаза... Но до сих пор Кашмира всем своим поведением показывала, что доверия достойны немногочисленные любимые люди. До того, как целовавший её в поезде Блеск сказал, что она нужна ему как сестра. До происшествия в Восьмом... О чем бы ей ни говорили - мысли Фрайзер возвращаются на исходный круг. Как в аду.

Струи пузырьков постепенно утихают - ванная заканчивает цикл. Кашмира поднимается из воды, кутается в халат. Физически ей лучше. Пока не намного, но... Набрасывая халат на плечи, девушка чувствует, что кожа под воздействием пузырьков обрела приятную бархатистость, а это ведь только начало их программы. Внешность - такое же оружие, как ножи или пистолет, так что на ужин лучше пойти вооруженной до зубов.

Кашмира и Марс переходят в зону массажа, где возле столов стоят одетые в форменную одежду девушки. Одна из них с улыбкой выходит вперёд:
-Мисс Фрайзер. Что мы делаем сегодня? - словно они расстались только вчера и Кашмиру не объявляли мёртвой. Тем лучше. Меньше всего победительнице сейчас хочется отвечать на вопросы. Она ложится на столик лицом вниз и, пока девушка прикрывает её полотенцем, говорит:
-Что-то расслабляющее, с лавандовым маслом. Я плохо сплю - массажистка понимающе кивает. Лёгкие руки наносят на тело Фрайзер чуть подогретое в лампе масло, аромат лаванды обволакивает... Первые минуты проходят спокойно и Кашмира думает, что вполне может подремать, как в ванной, когда девушка доходит до треугольника между лопатками. То ли где-то осталась незамеченная травма, то ли сказывается общее напряжение:
-Ай!! - взвизгивает победительница, изворачиваясь и поднимаясь на руке. Спина ноет тянущей болью, словно потянули ком спутанных нитей:
-Прошу прощения, мисс Фрайзер. Спина очень забита - испуганно лепечет массажистка, вновь протягивая руки, но Кашмира отмахивается от неё:
-Мне больно! - косясь в сторону тяжелой керамической арома лампы. Иногда так хочется сорвать на ком-то злость... Марсу, впрочем, не привыкать к капризам подопечной. По крайней мере, она никого не душит.

+1

16

Марс фыркает. Как и любой нормальный житель Капитолия он не видит в доверии той великой силы, что зарождается в умах жителей дистриктов. По мнению лично Марса, доверие есть ничто иное, как способ манипуляции человека человеком, это похоже на отношения человека и животного, когда, ну предположим собака, преданно взирает огромными глазами на своего хозяина, а тот в ответ на безграничную преданность лишь пинает несчастное животное в бок носком сапога.
Доверие. Глупость какая, вот лично Марс никому не доверял, даже одежду перед примеркой через специальный фильтр пропускал. Кстати, самым красочным примером пагубного влияния этого самого доверия, являлся их всеми любимый вождь - Кориолан Сноу, с его вечно кровоточащими деснами и белоснежными розами, утыканными везде где ни лень. Уж во дворце знали почему именно этот сорт роз является самым любимым у президента, а так же, почему камеры всегда очень быстро отводили, стоило только Сноу сказать последнее слово своей речи.

-  Доверие вообще глупая штука.

Произнёс стилист, больше куда то в пустоту, нежели точно направляя свой словесный посыл собеседнику.

-  А ещё, это конечно только слухи, и всё же. Говорят Сноу готовит какой то мощный ответный удар по повстанцам. Ты наверно сразу подумала про оружие, моя прелесть, но нет, говорят это будет бомба массовой информации. По сильнее Мелларка, заточенного на Капитолийский манер.

Его речь прервалась прерывистым выкриком. Марс немедленно подскочил со своего места и галопом ринулся к столу Кашмиры.

-  Послушайте, у нас расслабляющий массаж или пытка. Этот нежный цветок должен завтра блистать на ужине всеми оттенками радуги, быть образцом элегантности и воздушности, а вы пытаетесь её убить.

Массажистка виновата опустила глаза, продолжая свои манипуляции с телом победительницы, Марс на этот раз решил присутствовать рядом.

-  Может в мед отсеке тебя осмотрели не достаточно хорошо?
[NIC]Mars[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/8229000.gif[/AVA]

+1

17

-Скорее моя спина намекает, что не может тащить на себе всё - вздыхает Кашмира в ответ на вопрос Марса. Возвращаться в мед.отсек на дополнительный осмотр - последнее, чего ей хочется. Может, спина ещё побаливает после удара об стену во время тюремных взрывов. Но будь там что-то серьёзное - она бы наверняка заметила раньше.

-Вы просто очень напряжены, мисс Фрайзер - робко вставляет массажистка, вновь приближаясь к столику. Победительница вновь опускает лицо в валик, позволяя девушке продолжить работу. Ещё пару раз недовольно морщится, но постепенно напряженные деревянные мышцы поддаются воздействию массажа. Кажется, даже дышать стало легче. Руки смещаются к пояснице и ногам и Кашмире становится легче вернуться к разговору. В спетнях прозвучало хоть что-то интересное:

-Бомба массовой информации... - повторяет она задумчиво. Может, Сноу планирует озвучить присоединение к его армии Клерика, за голову которого ещё недавно была назначена чуть ли не награда? Подобная новость собьет с настроя многих повстанцев и просто тех, кто рассчитывал обрести избавление стараниями Тринадцатого дистрикта. Кашмира уже не рассчитывает, точно зная - там его нет. Для неё, наверное, нет нигде.

-Не могу сказать, что Мелларк особо удался. Последний раз, когда я его видела, он был бессознательным телом
- которое тащил Гектор. Это Фрайзер не озвучивает, только хмурится, испытывая смутное желание разбить голову о кафельную стену. Или опять выпить снотворного... Но продолжить спячку Марс ей сегодня не даст. По завершении массажа девушка наносит на тело Кашмиры медовый скраб и оборачивает специальной пленкой. Обертывание полагается держать минимуи полчаса, так что массажистка удаляется, позволяя им со стилистом пообщаться без посторонних ушей. Впрочем, в Капитолии никогда не знаешь наверняка.

-Марс... О моих родителях ничего не говорят?
- помедлив, всё же решается спросить Кашмира. Логика подсказывает, что они живы, иначе бы у Сноу не было никаких козырей, обеспечивающих её покорность. С другой стороны, президент не глуп - наверняка понимает, что идти Фрайзер некуда и революционная деятельность вряд ли покажется соблазнительной после того, каким образом победительница вернулась в столицу. Интересно, знает ли об этом Марс? Он ничего не говорил и не спрашивал на сей счет. Но отрава, возможно, действительно единственный способ пресечь распространение информации в этой части Панема.

+1

18

Заняв удобное положение на мягком пуфике у массажного столика, Марс придирчиво следил за движениями массажистки, параллельно пытаясь вникнуть в суть диалога с Кашмирой. Все эти тревожные мысли, предстоящие хлопоты, война, стоящая у порога и дышащая смертоносным холодом в спину, бесконечно выматывали и без того напряженного стилиста, так что ему меньше всего на свете сейчас хотелось говорить о чём то, кроме светских сплетен.
Он не любил думать о плохом, не потому что боялся, здоровый страх перед нападением, возможными разрушениями и потерями присутствовал в нём, как и в любом другом нормальном человеке, но ведь это не может длится вечно. Когда — нибудь гром орудий стихнет, взойдёт на трон новый президент или останется прежний, в конце концов это настолько не существенно, ведь потом пелена огня спадёт и начнётся прежняя мирная жизнь. Марс не исключал возможности, что это будет иная жизнь и уйдёт куча времени прежде чем он наконец к ней приспособиться, именно поэтому он не предавал мыслям о войне первостепенное значение. В жизнь есть много вещей, о которых стоит подумать в первую очередь.

-  Эм, Кашмира, прелесть моя ты разве не в курсе?

Вопрос о родителях будто бы застал его врасплох. Похоже перейти на светский уровень беседы у них всё же не получится. Марс торопливо опустил глаза, точно подбирая с белоснежного кафеля нужные слова, постепенно складывая их в полноценные предложения.

-  С того момента, как ты исчезла, их перевезли сюда, поселили в дом, недалеко от дворца и взяли под круглосуточное наблюдение. Без конвойного они и шагу не сделают, посещения насколько я знаю, им тоже запрещены, но ты не должна волноваться. Они здоровы и живут прежней жизнью, их ни в чём не ущемили, не в деньгах ни в правах.

Стилист нахмурился. Он был уверен, что за время прибывания в Капитолии, Кашмира первым делом бросилась выяснять всё про свою семью, но какого же было его удивление, когда девушка начала спрашивать об этом у него только сейчас.

-  Кашмира, ты что и правда ничего не знала? Но, почему?
[NIC]Mars[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/8229000.gif[/AVA]

+1

19

В голосе Марса звучит такое изумление... Словно Кашмира могла достать информацию в обход него, не покидая комнаты и большую часть времени проводя во сне. Да и в тюрьме было как-то не до того. Но Фрайзер понимает, что стилист имеет в виду не это. Само отсутствие попыток. Словно она забыла о родителях, едва попав в Капитолий. К счастью, у них всё хорошо и без её запоздалой помощи. Пока хорошо.

-Хорошо. Я уж боялась... - она замолкает, не закончив фразу. Нет смысла рассказывать, как в Тринадцатом она видела в кошмарах пытки родителей. В какую панику вдарилась, услышав о том, что они в плену - тогда врачи и брат насилу скрутили её, вколов успокоительное. Кашмира готова была пешком идти в Капитолий, чтобы обменять себя на них... Вот она здесь. Только что-то сломалось. Если её снова решат продавать... Кашмира не уверена, что решится на это даже ради безопасности родителей. И ей стыдно. Чертовски стыдно. Может быть, поэтому не решалась спросить. Или потому, что сама их в это втравила? Если бы она на арене не побежала к Гектору... Они с Блеском действительно были бы мертвы. Кашмира не сильно возражала бы, на живую она не тянет. Лишь на выжившую. С другой стороны, нужна она брату или нет - у него ещё есть шанс построить ту жизнь, о которой он мечтал. Взамен последней жертвы с её стороны. Больше их не будет. Она устала.

-Наверное, боялась услышать ответ. Я и так во всём кругом виновата... Знаешь, что бы я ни делала - выбор оказывается неверным. Нынешний вариант для родителей лучший. Мне нечем сейчас их порадовать - по крайней мере, они не попадут под военные действия в дистрикте, если в Первый нагрянут чертовы повстанцы. Эмбер и Гелиодор в безопасности до тех пор, пока Кашмира послушна, а способность к сопротивлению (за исключением продаж) умерла в ней, когда девушка позволила предателю себя разоружить.

Глаза начинает пощипывать, но к счастью возвращается массажистка и ведёт Кашмиру смывать медовую массу. Назад победительница возвращается чуть повеселее - вид собственной матовой, бархатно-мягкой кожи действует умиротворяюще. Девушка опускается на топчан перед стилистом, ожидая дальнейших указаний (маникюр? педикюр? брови?) и вдруг спрашивает, почти что жалобно:
-Марс... Я красивая? И полная дура, да? - в красоте она сомневается меньше. Зеркало в душевой только что отражало идеальное тело с четко очерченными, но женственными мышцами. Да, красивая. Чего в ней тогда не хватает? Что заставляет людей вытирать об неё ноги,  комкать её чувства, как грязную тряпку? Не иначе, как отсутствие мозга.

+1

20

А впрочем какая разница? Большая девочка Кашмира вполне в состоянии сама оценить ситуацию и решать в какой порции, какими дозами и когда получать ту или иную информацию. Кто такой Марс что бы её осуждать? Стилист, чьи непосредственные обязанности должны приносить чуточку больше красоты в этот мир, расслаблять напряженные мышцы, выветривать из понурых голов тревожные мысли, перемыкать контакты в мозгу, дабы подопечный хоть на короткий срок забыл о бойне, к которой его готовили, не важно что впереди, будущий ужин поле боя не уступающее Арене, и погрузился в океан удовольствия, что только может предоставить Капитолий. В этой стезе возможности страны были практически безграничны. Марс уже давно воспринимает свою профессию, как наркотик, медовый пилинг и жемчужная ванна туманит разум ни чуть не хуже морфлинга, стилисты — местная форма наркотического опьянения перед неизбежным, перед смертью, не для всех, но что значит один или даже два победителя, перед десятью загубленными жизнями.

-  Выбор, выбор, прелесть моя, ты слишком сильно загрузилась своими проблемами. От того что ты думаешь о бое, драться легче не станет. Отпусти всё, расслабься, мы ведь на отдыхе, а не каторге, в жизни надо уметь ловить момент.

Марс очень выразительно посмотрел на Кашмиру, с полной готовностью в любое время суток ловить этот самый момент, чуть тише добавив.

-  Если уж кто то виноват, то это не ты.

И тут же резко выпрямившись, проводив победительницу взглядом до соседней двери, громко хлопнул два раза в ладоши. На этот импровизированный зов из соседнего зала слетелась стайка девушек, одетых в белую униформу салона. На лицах их было такое услужливое и покорное выражение, что казалось прикажи им стилист прыгнуть в пропасть и они с блаженной радостью поспешат исполнять приказ, толкаясь и мельтеша друг перед другом, за право разбиться первой.

-  Ну ка живее подготовьте нам третий зал, мне не важно кто там сейчас, что бы через десять минут мисс Фрайзер смогла его посетить.

Привычным жестом, гонящим назойливых мух, мужчина дал отмашку персоналу, после чего обернулся, обдавая ласковым взглядом вышедшую из душевой кабины подопечную.

-  Ты самая красивая девушка, из всех что мне когда-либо доводилось видеть. А уж поверь видел я не мало. Просто тебе нужно понять чего ты действительно хочешь от этой жизни и следовать по выбранному пути. Чётко, без запинок, несмотря ни на что и тогда, ни один сильный мира сего не сможет остановить, мою девочку.

Он ласково потрепал её по светлым волосам и тут же критично осмотрел неприкрытые конечности.

-  А теперь на эпиляцию и срочно!
[NIC]Mars[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/8229000.gif[/AVA]

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 5.12.3013, Capitol. Tale as old as time


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC