Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » love is a verb


love is a verb

Сообщений 1 страница 20 из 133

1

http://savepic.su/6983084m.gifhttp://savepic.su/6981036m.gif
--
http://savepic.su/6974893m.gif


• Название эпизода: Love is a verb;
• Фандом: ГИ;
• Участники: Aaron Levis (Nero Scaevola), Lucia Varis (Regina Lucia);
• Место, время, погода: Капитолий, 3010 год;
• Описание: эта маленькая (а может, и не очень) история о том, как у прислуги дома Сцевола не получилось спиздить деньги;
• Предупреждения: NC-17.


[audio]http://pleer.com/tracks/88353i8pp[/audio]

P.s.: Этот мужик умеет завязывать языком узелочки *_* Моя любовь

Отредактировано Lucia Varys (Чт, 14 Янв 2016 15:22)

+1

2

На похороны моей бабули собрался, наверное, весь Капитолий, и, подозреваю, что даже часть покойников по такому случаю тоже приподнялись, материализовались из пепла. Серьезно. Такого скопления мумифицированных и скелетов я не видел никогда. Впрочем, разве же их встретишь на вечеринках? Небось, не выходят из своих склепов никуда, кроме как проводить своих. Да бабуля была огурцом по сравнению с ними, хотя я и подшучивал, что она наверняка помнит не только темные времена и мятеж Дистриктов против Столицы, но и вообще катастрофу, после которой и возник Панем.

Бабуля. Только я ее так называл, а для Капитолия и даже для Сноу она была Корнелией Красс. И в ее любовниках считался каждый третий мужчина столицы в возрасте лет от... семнадцати? Врут или нет, но мою мать по слухам одно время записывали в дочки Президента. Не удивлюсь.

Несколько лет назад мы похоронили отца и мачеху. Авария унесла их стремительно, я даже не успел опомниться. Собственно, я тогда вообще мало что соображал. Ну а теперь я остался один. Распоследний.

Черт, дождь льет как из ведра, и так мокро, что сигареты как будто отсырели. Прогорклый дешевый привкус. Так уж распорядилась бабуля, что сначала я узнаю завещание, а потом панихида и все такое. Урну с ее прахом захоронят в семейном склепе.
Ну, допустим, сюрпризов юрист не огласил. Никакой благотворительности, никаких широких жестов. Ее состояние полностью переходит ко мне, с одним лишь условием, я сохраню ее прислугу, если только они не пожелают найти себе другого хозяина, но до того - я обязан их содержать. Ну кого они найдут? Водитель да служанка. У бабули даже кухарки не было - вся еда много лет доставлялась из ее любимого ресторана. Теперь это мой ресторан. Может, стоит перенять прихоть бабули?

Водитель и прислужница тоже на оглашении завещания. Ну, ладно, мужчине работа будет в парке тачек, их все нужно держать по уму, а вишенка поразгрузит Мелиту. На той оставлю только кухню и готовку. Вообще, все это мне подсказала Туллия. Бабкины планы по трудоустройству своих подопечных тайной не были. Короче, теперь все формальности утрясены, и Арес встречает меня с раскрытым зонтом. Следом выходят Регина и Прим, оба в почтительно-черном и при очках. Они тоже поедут на кладбище. А потом Регина едет ко мне. Эх, вишенка, ну, как? Куда тебе не хочется больше?
- Их вещи только что доставлены по адресам, - сообщает Арес. - Мелита приготовит комнаты.
Прим будет при другой квартире. Мне достаточно народа в лофте, хотя я и редко его вижу. Просто насчет Регины особые указания, и я дал слово.

Киваю, поднимая ворот плаща. Давайте уже закончим все поскорее. Хотя, куда уж скорее? Бабули не стало вчера после полудня. Но, опять же, по ее распоряжению, никаких долгих проводов и уж тем более прощаний: "В топку и в склянку! Любоваться надо было по молодости". Так и сделаю. И смотреть на эти лица совсем не хочется. Да мне по барабану ваши соболезнования. И бабуле тоже. Могли и не приходить, не студить кости по ранней весне. Правда, еще теперь кормить всю эту ораву. Но да ладно. В ресторане хватит места, только увольте меня там быть. Надеюсь, и не потеряют, потому что я хочу поскорее со всем покончить и поехать домой.

Я так мало прошу?

Кто-то читает послание от Президента, я жму этому кому-то руку. Мне передают слово. Да знаете, что? Я вас видеть не хочу. Единственные, кто тут должны быть, это Регина и Прим, наверное. А в ваши рожи мне хочется...
- Спасибо, что пришли. Корнелия бы оценила, сколько среди вас тех, кого она считала встретить сегодня на том свете. Благодарю за внимание!
И надо же, даже солнце проглянуло.

look

...

Некоторые интерьеры, в которых тебе жить, вишенка

http://happymodern.ru/wp-content/uploads/2015/12/Zerkalnie_potolki_06-650x487.jpg
http://s020.radikal.ru/i719/1601/1f/9ad6de3ad29d.jpg
http://s020.radikal.ru/i711/1601/45/b72c2c9a1ff3.jpg
http://s017.radikal.ru/i443/1601/bf/8be16d8799c6.jpg
http://s014.radikal.ru/i329/1601/4f/e7cdae1295b5.jpg
http://s017.radikal.ru/i427/1601/42/24eeab5a5eea.jpg
http://s014.radikal.ru/i328/1601/13/1ee1fe429343.jpg
http://s019.radikal.ru/i628/1601/22/deec91e0caf6.jpg

Отредактировано Aaron Levis (Чт, 14 Янв 2016 22:40)

+1

3

Старуха умерла чертовски рано. Ей было слегка за 80. Она угрожала жить вечно и в итоге все ее угрозы оказались пустышкой.
Завещание уже объявлено, а Нерон произносит речь. Для него она была бабулей, для меня – старухой, хотя порой я замечала, как называю ее про себя бабулей, когда она меня не раздражала. Это было довольно часто. Вслух я не называла ее никак, потому что я – безгласая. Официально. Но бабуля рубить мне язык не стала. Ее злая шутка или милосердный подарок, до сих пор не могу понять.
- Молчание – золото. – любила она говорить.
Большинство людей в зале я не знала и никогда не видела. Старуха была ни разу не ходок, а к ней приезжали только самые лучшие, других она не пускала на порог, эксцентричная бабуля. Вот сидит Костя, в третьем ряду и смотрит на меня. Прислуга не сидит, прислуга стоит в стороне и слушает короткую речь единственного наследника огромных денег, за которые люди в этом зале готовы поубивать друг друга тут же.
Нерон возвращается на свое место и его дама сердца тут же бережно хватает его за руку. Именно бережно и именно хватает, пуская фальшивые слезы на платок из натурального хлопка, под черной вуалью. Она сидит с ним в первом ряду. А что она такого сделала для старухи, что сидит теперь там?
Захоронение урны проходит при нас и это большой участок, где похоронены все члены семьи Сцевола, когда-нибудь там будет лежать Нерон и его дети. Эта курица метит туда же, но пока безуспешно. Надо подождать, красотка.
Но она не ждет. По пути к машине, пока мы идем вместе, точнее Сцевола со своей царицей идет впереди, за ними – Арес с зонтом, а потом мы с Примом, который держит зонт надо мной, королева начинает аккуратно намекать Нерону, что можно было бы заехать на поминальный ужин хотя бы на полчаса, ведь надо отдать честь памяти чудесной Корнелии. Да кто ты такая, дрянь, чтобы что-то говорить о старухе?
Нерон отказывается, говорит, что устал и вижу, как сходят в тонкую линию индюшачьи губы. И она как будто бы стараясь не потерять свое чувство участия в горе семьи Сцевола, оборачивается к нам с Примом и начинает выговаривать, что и как нам делать. Прим, конечно, отправится следить за бесчисленными и очень дорогими машинами Нерона. А я буду лишней все же, но ведь с завещанием ничего не поделаешь.
- Даже не знаю, сможешь ли ты справиться с уборкой такого лофта, как у Нерона. Ты какая-то щупленькая. Я обязательно проверю результат. Нам не нужна прислуга, которая не справляется со своими обязанностями. – и это «нам» проскальзывает так легко и так между делом, что она сама не обращает внимания. – Ничего не двигай и ничего не переставляй…
Дорога какая-то до хера длинная до машины.
- Эй, ты меня слышишь, деточка? Эй!
Ты, блядь, кто такая?
Поднимаю на нее глаза и хорошо, что они закрыты очками иначе она бы поняла мой посыл без слов. Сука. Уже пристраиваешь задницу на мою шею, едва прах моей хозяйки занял свое место в склепе.
- Какая-то она недалекая. – говорит Тулия возвращаясь к Неронуи держась за его руку. – За что только Корнелия держала ее?
Один из плюсов быть прислугой – ты не едешь в одной машине со своими хозяевами. Мне не придется терпеть эту мразь. Хотя терпение у меня закаленное. Бабулина закалка.
Я знакомлюсь с Мелитой и мы обмениваемся парой фраз на языке жестов, а потом расходимся. Я немного раскладываю свои вещи, а потом поднимаюсь наверх. Нерон должен вот-вот приехать, он завозил свою принцессу домой, дамочке нужно сменить половую тряпку, в которую она одета.
Слышу как открываются двери лифта и Нерон заходит в лофт. На лице у него как будто безразличие, которое мне больше напоминает усталость. Странно, но чувствую себя так же. Старуха поддерживала во мне какой-то азарт, азарт ненавидеть, скулить внутри и бороться с этим привыканием быть прислугой. А после ее передачи меня Нерону, все как-то сдуло. Ничего не осталось.
Я не готовлю, не умею, не приходилось. Я только разогреваю и подаю. А вот что касается напитков, то у бабули были некоторые свои пристрастия. Когда случалось что-то плохое, она всегда говорила, что рюмка хорошего коньяка разгонит тоску. Не знаю, помогало ли ей это, но…
Я спрашиваю у Мелиты, где рюмки и спиртное и я подаю Нерону на столик перед диваном в гостиной, на который он упал без сил и как-то тяжело, рюмку коньяка и чай с лимоном. Не думаю, что ему это очень поможет, просто… не знаю…
Я ловлю его уставший взгляд.
- Мне жаль. – мои руки сами складываются в жесты.
Я тоже по ней скучаю. Удивительно, и понятно мне только сейчас, но я любила ее.

look

http://savepic.ru/8305171m.jpg

+1

4

Я отрываюсь от Туллии, когда она, поджав губы, прекращает попытки увлечь меня на поминание в ресторан. Иду вперед и даже дожидаюсь ее в машине, пока она, к моему удивлению, говорит с Региной. Нашла, на кого производить впечатление хозяйки. После моей бабули вишенка может работать миротворцем.

- Дала кое-какие распоряжения девочке, - вздыхает Туллия, откидывая вуаль. Вуаль, серьезно? - Надеюсь, она не заблудится в лофте, - смеется она, снимая перчатки и рассматривая руки. - Нужно срочно поехать переодеваться. Не могу позволить себе выглядеть тускло. Ты знаешь Мелиссандру, она такая сорока. 
Ничего не отвечаю, откидываясь на спинку и закрывая глаза.
- Нерон, мне так жаль.
- Я просто хочу покурить, - отвечаю я, потирая глаза. "Покурить" это не то же самое, что "курить". Покуриваю я травку, и, честно, я думаю о ней весь день. Просто сегодня до конца решил следовать правилу - при бабуле быть трезвым как стекло. Ну, или стараться.

- Если ты решишь приехать, я буду ждать.
- Я подумаю.
Не выхожу, чтобы проводить ее, никогда не выхожу, поэтому Туллия целует меня в машине. И снова соболезнует. Я уже понял, тебе жаль.

- Наконец-то домой, - не могу удержаться, и Арес смотрит на меня в зеркало заднего вида. - Как и прежде, Туллии ни слова. Мелите... посмотрим. Пока ничего не говори. - Да, Арес в курсе языка Регины, я вообще ничего от него не скрываю, так что и на этот счет пусть будет осведомлен. Теперь она вроде как и под его опекой. И под моей крышей. Вот ведь странно, я знаю, что она в доме, но все равно вздрагиваю, когда она в черном выплывает передо мной бесшумно, а потом ставит рюмку коньяка и чай. Чай? Коньяк?!
- Ты по воздуху ходишь? - спрашиваю. И я не люблю коньяк. Он есть, но пью я его редко. И я не люблю чай, я пью кофе. Поэтому я выливаю содержимое рюмки в чашку и пью так. - Виски. Черный кофе с лимоном. Не извиняйся. - Да знаю я, что ты о бабуле. - Ты случайно убила ее? Нет? Так чего сожалеешь? - усмехаюсь. Стоит и не уходит, пока не отпущу?

О том, что Регина с языком, я узнал, наверное, года два спустя после того, как она появилась у бабули. Вот ведь секретчицы нашлись. Ее родителей я знал, и историю эту помню. Люциев тогда как в мясорубке прокрутили обоих, а над дочкой для впечатления на публику показательно пощадили, но только вот передали в прислуги да еще и безгласую. Как бабуля умудрилась не оттяпать ей язык, тайна. И почему я не спрашивал? Черт, сколько вообще лет Регина жила у нее? Что-то до хера много, потому что она была совсем девчонкой тогда. Кажется.

- Слушай, когда ты выдержишь положенный траур, может, сменишь плтьишко на что-то менее... погребальное? Хотя, не буду тебя осуждать, если ты уже завтра будешь тут в бикини. - А мне нравится. Вот это выдержка. Только крылышки носа чуток вздрагивают. - Иди отдыхай. Свободна.

Я сам наливаю себе виски и заваливаюсь на диван, размышляя, куда податься. Я не хочу быть дома, хотя прежде хотел, и подумываю, что, не поехать ли развеяться. А что? Вполне возможно.

...

+1

5

В общем-то, на что я рассчитывала, когда выражала свои соболезнования? Что они значат от прислуги, от людей, которые и людьми-то не считаются, скотом. Скотом, у которого есть руки и ноги, и в этом вся их польза. А главное, чего я ждала от Нерона?
Хозяин говорит мне, что предпочитает кофе с лимоном и виски. И еще говорит не извиняться за свою оплошность.
Сука, я и не собиралась.
А потом он лепечет какую-то херню о том, что мне не о чем сожалеть, что старуха померла. Кто-то строит из себя хладнокровную натуру?
Я сожалею о том, что к тебе в руки попала, сволочь.
Он говорит, что я свободна, разве что перед этим упоминает, чтобы я сменила наряд на менее траурный, как например, бикини.
Я тебе это бикини в задницу засуну, козел.
Забираю пустую чашку из-под чая и рюмку и уношу в кухню. Мелита смотрит на меня, как будто пытаясь выявить какие-то мои эмоции по поводу того, что произошло, но я по-прежнему молчалива и даже принимаюсь мыть посуду. Она не вмешивается, хотя кухня на ней и она уже в курсе от Ареса.
Арес – неплохой, хотя и не особо приветливый, но разве может быть в этом что-то удивительное, когда в хозяевах у него такая мразь? Так вот, об Аресе… Он показал мне лофт очень быстро и без лишних слов, провел по комнатам, даже отвел наверх и показал бассейн. Сказал, что по пятницам прислуга может им пользоваться, хозяин разрешил. Это неплохо, да. Замашки богатых. Была бы я хозяйкой, я бы наверно не разрешила. Хотя подобные мысли уже года три не вертятся в моей голове, с тех пор как во мне выучили прислугу.
Лофт был… впечатляющим. У старухи был классический интерьер и она никогда его не меняла, а у Нерона очень просторно и много места за счет небольшого количества мебели. Никогда не видела ничего подобного, хотя в прежней жизни посещала много домов. Но не успела дорасти до того периода, когда бы начала проводить ночи в шикарных лофтах богатых алкоголиков.
Я бросаю взгляд по кухне и натыкаюсь на две миски. У хозяина есть животное? Спрашиваю у Мелиты и она отвечает, что, да, псина имеется. Доберман. Но почему же я его не видела? Он весьма своевольный и не показывается, если не хочет, чтобы его видели. Ну оно и к лучшему. Может, я его так и не увижу, потому что его кормежка все равно не на мне.
Однако, увижу. Потому что Нерон уходит на второй этаж, а мы с Мелитой остаемся на первом, она рассказывает мне, что и где, объясняет, когда и где нужно убирать, когда примерно возвращается хозяин. И хотя она старается подобрать приличные слова, но я понимаю, что в основном, Нерон неплохо блядствует. А еще у него бывает его невеста, эта тупица Туллия.
В общем, я потом поднимаюсь на второй этаж и прохожу мимо спальни хозяина, в которую не могу не кинуть взгляд. Нерону бы стоило знать, что если он хочет добиться минимализма в лофте, то не следует разбрасывать свои вещи по комнате. Пока Сцевола в душе, я забираю его вещи, которые, Мелита уже объяснила, мне надо кинуть в стирку.
Захожу в гостевую спальню, которая считалась спальней Нерона и Туллии, когда дрянь приезжала в лофт. Невольно задерживаюсь у окон, потому то вид просто потрясающий, хотя не такой как в спальне Нерона. В любом случае, я здесь не за этим, а просто чтобы оценить масштаб работ.
Но когда я оборачиваюсь то в дверном проеме вижу сидящую псину. Видимо, того самого добермана, о котором говорила Мелита. Здоровая тварь, в половину меня ростом будет. Сидит смирно на месте и ухом не ведет, на меня смотрит. Блин, а мне выйти надо. Как там говорится? Собаки чуют страх? Я собираю себя в кучу, но стоит мне сделать пару шагов по направлению к выходу, как чертова псина цепляет звериный оскал и начинает рычать, глубоко, утробно и угрожающе.
Блядь, и тут я понимаю, что мне тупо страшно.

+1

6

Не знаю, сколько валяюсь, но лед в виски тает, и остаток я выпиваю чуть холодным и одним глотком. Я еще не решил, куда податься, поэтому решаю начать с простого. Я отправляюсь в душ, скидывая по пути одежду. Я хоть и без галстука, а ощущение, как будто на мне удавка.

Долго стою под горячим душем, потом меняю на контрастный, и все равно никак не могу встрепенуться. Я словно ватный какой-то. Херня. Неужто бабулины похороны меня так рассыропили? Я как-то не особо был близок с нею последнее время. Хотя, нет, близок в нашем особом семейном смысле. Подъебывали мы друг друга знатно, на самые личные темы. Только получается, на личное мы все-таки говорили?
Выхожу, обмотавшись полотенцем, становлюсь перед зеркалом, шарю рукой под полкой, нащупывая заначку. В жестяной коробке несколько доз порошка, выбираю мешочек на свой вкус, высыпаю на край раковины и быстро занюхиваю, собирая оставшиеся пылинки на палец и втирая в десна. Хо.Ро. Шо. То, что надо. Встряхиваюсь, плещу в лицо ледяной водой. Принял совсем чутка, но уже повеселее.

Возвращаюсь в спальню и не обнаруживаю ничего из одежды. У меня бумажник остался в брюках, Мелита обычно оставляет его  перед окном, но... Бумажника нет. А, ну да, у меня же сменилась прислуга. Надо же, я думал, не замечу, а вот такая мелочь, и я уже в печали. Нет, сработала оперативно, только где мои вещи из карманов?

- Регина! - не утруждаю себя поисками, просто выхожу в коридор, и, собственно, вижу Регину во второй спальне. Застывшую на месте. А перед ней Пират как монумент. О, мы же не познакомили их.

Иду к ним, глядя на Регину, присаживаюсь рядом с псом.
- Что, Пират, следишь, чтобы она нас не обнесла? - смеюсь, трепля псину за холку и между ушей. - Регина, это Пират. Он гуляет сам по себе, где хочет. Видела внизу ковер из шкуры медведя - это его. Куда он его перетащит, там его место.
Мне кажется, или Регина так вытянулась в струну, чтобы не трястись?
- Иди сюда, - подзываю ее. - Да не бойся, не съедим. Мы еще предыдущую девушку не доели. Да иди же, я шучу!
Регина приближается какими-то мелкими шажочками и разве что не жмурится от страха при этом. Однако какая выдержка! Одно удовольствие наблюдать.

Ловлю ее за руку. Эй, чего пальцы такие холодные? Как нос Пирата, которым он с инспекцией тычется в ее ладонь. Только нос еще и мокрый.
- Пират, она своя. Не бойся, метить не будет, - широко улыбаюсь, глядя на Регину. - Я могу обещать ему то же?
Встаю, возвращая полотенце обратно на бедра.
- Куда ты положила вещи из карманов? - между тем Пират обнюхивает Регину, ходя кругами, и вижу, что страх ее не отпустил. - Пират, место. - Доберман вострит уши и удаляется восвояси. Не знаю, где "место" сегодня, но он точно идет на шкуру. - В другой раз просто скажи, куда ты будешь их складывать. - Иду к себе.

Пожалуй, я поеду в бар, там наверняка тусит кто-то из моих. Поторчу там немного, проветрюсь. И может быть вернусь ночевать домой. Или не домой. Как пойдет.

Малыш Пират

http://cs10268.vk.me/u151752693/155079219/x_3164532c.jpg

...

Отредактировано Aaron Levis (Пт, 15 Янв 2016 13:06)

+1

7

Нерон появляется, как супергерой в сияющем полотенце. Хотя сияет он вовсе не полотенцем, а своей физией и голым торсом, на котором блестят капельки воды. И я чувствую, как будто начинает поднывать внизу живота. И это вообще очень херово и как же хорошо, что отвлекаюсь я больше на псину, чем на хозяина этой псины.
Сцевола присаживается рядом с этой мясорубкой, которой я на один зуб и сам становится с песиком одного роста почти. И начинает объяснять и шутить на тему, что псина меня караулит, чтобы я не утащила вещи. Ну да, от такого я скорее в окно выброшусь, чем сворую что-нибудь. Пусть окна и суперкрепкие.
Я смотрю на добермана и краем уха слушаю Нерона. Он как-то изменился. Стал каким-то бодрым и веселым, совсем не тот, каким я видела его полчаса назад на диване в гостиной, безразличного, пустого. Сейчас сияет как отполированная монета. В душе наполеровался?
Я подхожу медленно и осторожно, потому что боюсь сделать лишнее резкое движение, но каждая клеточка моего тела сейчас напряжена и вытянута как струна. Я даже дышать боюсь, а Нерон хватает мою руку и я чувствую, какая горячая у него ладонь. И мне не приятно от этого горячего жара, который исходит от хозяина и этой неприятной его шутливости.
И едва наши знакомство с Пиратом заканчивается, я тут же возвращаю свою руку, а Нерон и сам ее отпускает, ухмыляясь. Псина принимается ходить вокруг меня и я вновь вытягиваюсь, желая забраться на потолок, словно шуганная кошка и вцепиться когтями в штукатурку. Но вместо этого Сцевола отправляет пса и тот удаляется к себе. А Нерон говорит мне, чтобы я предупредила его куда буду складывать его вещи, которые достану из его карманов. Черт, я и забыла. Я бы разобрала перед стиркой. Ухаживать за мужчиной совсем не то, что за старухой.
И сама его фраза звучит так, будто я реально должна ему сказать, вслух. Да, Нерон был в курсе, что я с языком. Спалил нас с бабулей, когда она вела со мной короткую беседу. Иногда мы разговаривали, да. А потом Нерон застал меня на кухне одну и поинтересовался, действительно ли у меня имеет язык.
- Ваша бабушка, хоть и не отрезала мне язык, но держит меня как безгласую. – чуть с запозданием отвечаю я, старательно подбирая слова. - Так что, да, язык у меня имеется. А вы для каких целей интересуетесь? - больше я на его вопросы не отвечала.
Когда я заглянула Нерону в глаза я увидела там насмешку и как будто азарт. Но не исключаю, что он тогда был в таком же состоянии, как сейчас, когда он сидел с доберманом. Бабуля выражала тревогу по поводу того, что любимый внук принимает. И пророчила два конца: либо он сдохнет, раньше нее, либо кто-нибудь ему включит мозги и он бросит порошок.
Я провожаю Нерона взглядом, а потом иду за ним, чтобы действительно выложить бумажник и прочее на подходящем месте. И черт…
В общем я захожу следом, осматривая, куда можно деть вещи и краем глаза замечаю, что полотенце валяется на полу. То самое полотенце, которое было на Нероне. Мой взгляд сам поднимается вверх и я вижу его. Всего. Голого. К счастью в пол оборота, но мне и этого хватает, чтобы задержать взгляд. И, блядь, мы встречаемся глазами и вижу как на лице Сцеволы расползается улыбка. А я так вспыхиваю, что страх перед доберманом кажется мне ерундой и срываюсь с места, так и не оставив ничего из принадлежностей хозяина.
Он заберет их потом у Ареса, которому я все это отдам, а сама побегу от черта подальше. Он этого гребанного лохматого черта.
Вечер относительно спокойный, все тихо, Нерона нет. Он заваливается посреди ночи, но я об этом узнаю только утром. Мне скажет Мелита. Потому что Нерон оказывается на работу выползает только после полудня. Чем меньше я его вижу, тем лучше. Тут главное не вспоминать о том, какой была наша последняя встреча.
А вечером, когда хозяина нет дома, приваливается его курица и начинает раздавать указания. Велит мелите приготовить ужин, тщательно просматривает проделанную мной работу по качеству уборки и прочее.
- Мне не нравится это постельное белье. – критично морщит она кривой нос, глядя на постель в гостевой. – Поменяй.
Сука, ты знаешь, как трудно менять постель на такой кровати?
- У меня плащ заляпан. На улице такая грязь, так что почисти. И обувь. И аккуратнее, повредишь лакировку туфлей, будешь потом языком их чистить, поняла, девочка?
Она не называет меня по имени. У прислуги нет имен, мы – безликие, серые, как мое платье, нас нет до тех пор пока хозяину что-то не понадобиться.
- И набери мне ванну. Скоро мой мальчик придет домой и я должна встретить его во всеоружии. – она взмахом руки поправляет прическу и ушагивает прочь.
Тварь тупая, я тебя в этой ванне утоплю.
Нет, дело не в том, как она отдает мне приказы и сколько она их отдает, я привычная. Просто ее поведение, как будто я пустое место. Даже старуха себе такого не позволяла, хотя была характером еще жестче, чем эта сука.
Ванну ей набрать… Кто бы мог подумать, кто бы мог подумать, что у нее такая нежная чувствительная кожа? Мразь получит небольшой точечный ожог спины от соли для ванны. У меня рука сорвалась и я добавила чуть больше чем требуется. В собственно, сколько требуется? Я не знаю, бабуля таких изысков не просила.
Нерон уже будет в гостиной, когда весь лофт пронзит истерический визг.
Мммм, услада для моих ушей.

Отредактировано Lucia Varys (Пт, 15 Янв 2016 14:31)

+1

8

Не вижу, что Регина идет за мной. Я уже решил все вопросы, из-за вещей, не оставленных на месте, я публичную порку устраивать не собираюсь, однако девчонка, видимо, решает тут же исправить оплошность. Вот так мы и встречаемся взглядами. Я, голый, потому что уже иду в гардеробную, и она... Да ладно! Сдается мне, я вижу, как она мгновенно заливается краской до корней собранных на затылке волос. Ну не могу удержаться, чтобы не подмигнуть. Эй, вишенка, ты куда?!

Не знаю, почему, но этот момент поднимает мне настроение еще лучше, а может меня просто накрывает по второму разу. Короче, я решаю, что теперь бар - самая лучшая идея, и бабуля бы оценила такое поминание куда лучше, чем сборище старперов в ресторане, когда все сморкаются и врут, как ее любили. Когда я ухожу, Арес отдает мне мои вещи, я рассовываю их по карманам, а Регины даже близко не вижу. Наверное, остужается. А как остужаются девчонки? Я бы вздрочнул, но я парень. Или... Ловлю себя на том, что прикидываю, что может делать сейчас с собой малышка вишенка. Наверное, я преувеличиваю свое воздействие на девушек.

Я отлично провожу время, не отвечая на звонки Туллии, и забирает меня под утро Арес, потому что сам я не могу сесть за руль. Внезапно. Я, кажется, отрубаюсь еще в машине, потому что это последнее, что я помню, когда после обеда продираю глаза и реву белугой от боли в башке. И как к месту у меня в изголовье стоит кувшин с соком и лежат таблетки аспирина. Умничка, вишенка. Правда, я ее так и не вижу, потому что еду сразу на обед со своим вице-призидентом, а возвращаюсь под вечер. И прямиком в сюрприз.
Мы с Туллией не созванивались, не договаривались, но я задницей чуял, что она приедет сегодня. И надо было мне как-то предупредить этот шаг. Ну не хочу я сегодня видеться, еще не соскучился, дорогая.

Регина встречает меня в гостиной, ждет указаний. Падаю в кресло, глядя на нее. Я не знаю, чего я хочу. Может, выведешь мою подругу из ванной? О да, о Туллии Регина мне сообщает быстро, чеканя каждый жест. Тишина, какая... Визг этот отражается ото всех поверхностей сразу. И я готов убить Туллию на месте, когда я как дурак вбегаю в ванную и вижу, что она жива, на нее ничто не упало и на нее никто не покушается. Она просто стоит перед зеркалом, пытаясь вывернуть шею, чтобы осмотреть спину.

- Нерон, посмотри! Там волдыри? Что там?! - кричит она, а я не понимаю, куда смотреть. - Ну же! Посмотри на мою спину!
- Ну, красная. Словно от сыпи. Аллергия? - бля, ты чего, из-за этого орала?
- Нерон, вызови врача! - Туллия хватает полотенце и заворачивается, морщась. - А ты что смотришь?! Что ты насыпала туда?! - Это уже к Регине, которая стоит в дверях. Девушка показывает, что сыпала только соль.
- А еще что?! - кричит Туллия. Да что ты орешь, тебе показывают, что ничего больше!
- Кислоты влила, твою мать! - рявкаю я. - Что тут было, то и добавила! Регина, ты можешь идти.
- Ты вызвал врача? - уже тише спрашивает Туллия.
- Арес вызвал. Пока ты кричала, он здесь был.
- А ее ты отпускаешь? 
- Регина, ты не врач? - она показывает, что нет. - Она не врач. Иди.

И приезжает врач, осматривает Туллию наверху, а я сижу на кухне за столом и пью кофе.
- Мелита, наведи ей чаю с травами и отнеси пожалуйста, - а Регина стоит рядом. Ей - это Туллии. Как же, такой стресс! А у меня похмелье снова подкатило...
Смотрю на Регину. Ну что она могла такого сделать, а? Хотя Туллия после врача, когда я намазываю ее каким-то кремом, только и жужжит, что "девчонка что-то сделала".
- Что она сделала? Плюнула туда? - не выдерживаю. - Перестань. Закрыли тему.
Не знаю, слышит это Регина или нет, потому что она появляется, мнется в дверях. Просил ее принести мне еще аспирина и стакан сока.
- Спасибо. - Пока Туллия не видит, подмигиваю ей. Все нормально, подумаешь покраснела слегка. Это я о ком сейчас? О Регине накануне или о Туллии? Наверное, все-таки о Туллии. Просто подмигнул - и вспомнилось.

....

+1

9

Крик поднимается нешуточный и когда я вслед за Нероном забегаю в ванную, то вижу эту истеричку, которая крутится вокруг себя, как недалекая собака за хвостом, и пытается узреть, что у нее там со спиной. Никогда прежде такого не делала, но вообще, могу помочь ей повернуть голову, чтобы увидеть. Разверну прям на 360 градусов, я очень старательная, да.
Я откашливаюсь. Да, да, что-то в горло попало, наверно страх, что она меня сейчас накажет. Ага. Прям очень боюсь. А потом она еще начинает на меня орать, что я ей что-то подлила и Нерон говорит, что она несет чуши и вообще, как-то не особо переживает за ее сыпь, покрывшую спину и похожую на маленькие чешуйки.
Вообще, эта мразь уже давно напоминает мне какое-то животное и я вот только сейчас начинаю догонять, но слово ускользает от меня и я только всматриваюсь в лицо Туллии, чтобы вспомнить.
Я приношу Нерону его заказ в виде сока и таблеток и краем глаза улавливаю страдания и мучения больной. Вот уж актриса. Нерон меня благодарит зачем-то, не жду от него ни похвалы, ни защиты, ни благодарностей, потому что прекрасно знаю, какой он скот. Но вообще просто не сильно заметно, чтобы он убивался по спине своей ненаглядной и меня не отдал на казнь. А мог бы и влепить. Хозяева разные бывают.
Но он вместо всего, просто подмигивает, улыбаясь. А у меня как будто мурашки по спине бегут и я даже поджимаю немного губы и сбегаю. Тоже мне парень, у него там бабулька мучается от артрита, а он в это время с прислугой заигрывает.
Было время, когда я бы все отдала за то, чтобы он мне вот так улыбнулся. В итоге, все я и отдала. Только что-то радости никакой.
Через несколько дней королевна выбаливается и благодаря чудодейственным мазям, все следы ее змеиной кожи пропадают и она вновь становится человеком. Хотя, о чем это я? Разве она была когда-нибудь человеком? Она ни за что не упустит шанса, чтобы заколебать меня и честно, у меня очень долгое терпение, но она его изводит. Я бы на ее месте была бы поосторожнее. Однажды она уже выползла из ванны. Второй раз я могу ведь этого и не допустить.
В общем, да, приебываться она ко мне стала еще сильнее. И мне нужен был отдых. И мне выпадает возможность, которую я выпрашиваю. Арес собирается ехать в магазин за некоторыми вещами для лофта и я выпрашиваю у Нерона возможность поехать с ним. Хозяин не имеет ничего против, прибавляя, что я могу купить себе все, что мне необходимо.
Глоток воздуха, вот что мне необходимо. Потому что стоны Туллии звоном отзываются в моей пустой голове. Угораздило же меня вчера вечером перед ее уходом подняться наверх. Мне казалось весь второй этаж качался в такт ее крикам. Невольно стало жалко Нерона, так и оглохнуть недолго. Но это я сейчас так шучу, а в том момент меня прошиб холодный пот. Страшно и черт, опять стало сладко подтаивать внизу живота.
Мне нужно сбежать из этого дома. Я здесь около недели, а он уже сводит меня с ума.
На самом деле не то чтобы мне что-то нужно было. Возможно заколка для волос, потому что старая сломалась. И купальник. Все-таки если нам разрешено купаться в бассейне, то почему нет? хотя мне еще надо было дозреть до этого шага. Но купальник – один из важных факторов.
Мы мало разговариваем с Аресом, хотя он что-то рассказывает, полезное, иногда переходя на общее, но никогда – на личное. И с ним я чувствую себя спокойно, никакого шума, никакого крика или напряжения. Человек с которым можно и поговорить и помолчать.
И в машине мы едем молча, пока вдруг я не выдаю против воли:
- Страусиха.
Повисает пауза, в течении которой я должна была осознать, что натворила, а Арес должен был нахмуриться от удивления, что у меня есть язык.
- Кто? – нарушает он паузу.
А мне, правда, внезапно озарила эта гениальная мысль.
- Туллия. – просто отвечаю я. – Никогда не замечал? У нее так шея вытягивается и дергается, когда она орет и на фальцет уходит.
Снова пауза и я слышу легкое фырканье. Перевожу взгляд на Ареса и вижу, что на губах у него ухмылка.
- Ты все-таки держи язык за зубами. Это безопаснее.
Я киваю.
И как-то после этого мы с Аресом находит общий язык и хотя никто из нас особо не разговорчив, но мы можем перекинуться парой фраз. В смысле, жестов. Так, однажды утром, точнее к полудню, когда уже время Нерону выгуливать Пирата, мы стоим с Аресом в коридоре, разговаривая на языке жестов.
Он смешит меня, рассказывая что-то, произошедшее совсем недавно и я действительно не могу сдержать смеха. А когда появляется Нерон, улыбку как ветром сдувает. Поводок в моих руках, хотя Нерон в основном гуляет без него. Поэтому приходится пристегнуть собаку. Все равно на улице Пират будет выпущен на волю.
Блядь, от голоса Сцеволы у меня в горле начинает першить. Я все еще помню как он выглядел в ванной и теперь к этому еще и прибавился одинокий, но затяжной стон, все в тот же вечер. Поэтому я сейчас так старательно избегаю встречаться глазами с хозяином.
И все бы ничего, если бы псина не схватила меня внезапно за подол платья и не потащила за собой.

+1

10

Короче, сыпь оказывается не смертельной, как предполагала Туллия, и сошла через несколько дней без следа, но только, кажется, соль та для ванны куда-то делась. А может и не делась, я не слежу. И Туллия немного поуспокоилась, и не смотрит на Регину так, словно та собирается едучей гадостью ее полить исподтишка. Правда, удочку насчет того, что, возможно, можно обойтись и без Регины, она закидывает.
- Ну в самом деле, Мелита неплохо справлялась одна...
- Это условие завещания.
- Но я поняла, единственное условие, обеспечивать девчонку. Посели ее куда-нибудь в апартаменты, пусть пыль протирает... - Туллия ластится, усаживаясь на меня верхом, невзначай развязывая пояс на халате. - Просто у тебя стало так людно... - целует меня, покусывая.
И ох, я готов сейчас на все, но... Туллии так хочется выставить Регину, а мне такое удовольствие доставляет ее к ней нелюбовь, что как я могу лишать себя возможности подзуживать мою светскую львицу? К слову, почему мы вместе? Не знаю. Привык, наверное. Как часы, машина или ботинки, женщина - это показатель статуса. Туллия - показатель статуса. И она чума в постели. Что еще нужно?

- Знаешь, что? Распоряжайся у себя, а девчонка мне не мешает... - сдабриваю свои слова поцелуями и тем, что избавляю Туллию от халата.
- Если я узнаю, что она просится к тебе в кровать, чтобы вернуть свой статус... - начинает было Туллия и тоже как будто шутит. Смотрю на нее. Серьезно?
- Не неси чушь, лучше раздвинь ноги, статусная моя.

Вообще, с Региной действительно никаких хлопот. Разве что она неожиданно вызывается поехать с Аресом за кое-какими вещами для лофта. Мелита никогда так не смелела.
- Езжай. Если что-то требуется, тампоны там, лифчики, можешь купить, - пожимаю плечами. - Ну, короче, если тебе что-то здесь надо, а этого нет.
Регина никак не комментирует это, но не могу не заметить, что за сдержанным жестом "Спасибо" у нее блестят глаза. Как мало надо для счастья, да? Тем более, что вообще не видел, что она, например, умеет улыбаться. А она умеет. Еще как! Однажды застаю их с Аресом за оживленной жестовой беседой. Эй, и Арес умеет веселиться? Блядь, я ведь по ошибке не косяк выкурил с утра?

Я в спортивных штанах и кофте, потому что собираюсь прогуляться с Пиратом. Он уже торчит на поводке рядом с Региной, и поднимается, когда я появляюсь. Вообще, кажется, Регина поверила наконец, что мы не собираемся ее есть.
- Идем, Пират.
Арес нажимает конпку вызова лифта, и двери мягко разъезжаются. Я вхожу, а Пират... Пират пятится задом, потому что тащит за подол Регину. Она смотрит на Ареса, на меня...
- Кажется, Пират нашел компанию на прогулку, - говорит Арес.
- Ну еще бы. Я бы тоже между бородатым мужиком и телочкой выбрал телочку, - держу двери лифта. - Идем с нами.
Регина смотрит на меня, словно переспрашивая.
- Идем-идем. Арес, будем через час.
Пират отпускает подол только тогда, когда Регина заходит в лифт. Вручаю ей поводок. Едем молча, но не свожу с нее взгляд. Мне так нравится, как она убегает от него. Ну порозовей хоть чуточку, вишенка, а?

Мой маршрут стандартный. Я живу в четырех кварталах от парка, этот путь прохожу пешком с Пиратом на поводе, выкуривая сигарету, а потом старательно улучшаю свое здоровье, делая несколько кругов по парку вместе с псом, и напоследок съедаю пончик в булочной.
Регине даже не надо думать, куда идти, потому что Пират натягивает поводок как струну, так что мне кажется, что тоненькую Регину он утащит за собой только в путь. Сам я раскуриваю сигарету и иду на пару шагов позади. Туллия меня выучила не дымить на дам. Платье на Регине в пол, плащ вообще скрадывает все, на что можно было бы полюбоваться. Худая, как спичка.

Мы в Парке, и я отстегиваю Пирата. Он уже в нетерпении, а по грозному поведению дома и не подумаешь, что он умеет дергать рубленым хвостом.
- Иди по центральной аллее вон до той лавочки, - вдалеке теремок булочной. - Мы прибежим туда. Не потеряешься.

Мы планово проносимся пару привычных кругов, Пират в мыле, я тоже. Бодрит отлично. Погода свежая, приятная. Рысцой мы, как я и обещал, находим Регину. Впрочем, мы ее и не теряли, несколько раз пересекая аллею, по которой она шла.
- Заходи, - открываю перед ней дверь булочной. Звякают колокольчики. Я здесь постоянный гость.
- Нерон, здравствуйте, - Спартак протягивает руку из-за гор пирожных. - Как обычно?
И да, мне можно с собакой.
Я оборачиваюсь к Пирату, тот сидит у двери, навострив уши. Регина рядом, осматриваясь, и вижу, что она рассматривает витрину с домашним мороженым. Подхожу к ней.
- Что ты хочешь? Я серьезно. - Она удивленно смотрит на меня. - Я серьезно. Видишь ли, после пробежки мы с Пиратом съедаем по булке, и либо ты разделишь с нами нашу тайну и станешь соучастницей, либо нам придется тебя убить. - Клацаю зубами. - Ну так какое? - киваю на витрину.

Регина поджимает губы, облизывая в задумчивости, принять мое предложение или нет. Вишенка, не занудничай.

....
.

Отредактировано Aaron Levis (Пт, 15 Янв 2016 19:47)

+1

11

Меня тоже предлагают выгулять и я особо не сопротивляюсь, потому что действительно прошлялась бы по парку. Единственная беда… Нерон когда-нибудь прекратит сверлить меня взглядом? Я чувствую его и, блядь, лифт едет до хера долго.
К счастью, на улице мы расходимся в разные стороны и Пират уматывает за хозяином, а я спокойным шагом иду туда, куда указал мне Нерон. И, черт возьми, это нереально круто, наконец пройтись одной. Никакого тебе крика умалишенной стервы, никаких указаний, никаких взглядов Нерона, стонов, голых торсов. Хотя временами проходят симпатичные парни и я бы солгала, если бы сказала, что наслаждаюсь только природой.
Иногда я ловлю взглядом Сцеволу и то, как он наворачивает круги с псиной. Он странный. Он местами вроде ничего. Мне нравится его легкая борода, она рыжая, хотя природный цвет волос Нерона светлее. И двигается он весьма неплохо…
О чем я только думаю?! Мне думалось, что после смерти бабули, меня просто продадут и дело с концом, но она устроила это завещание и Нерон зачем-то получался. Хотя мог бы выкрутиться, знаю, что мог, он скользкий, блестит от пота…
Блядь.
Мы встречаемся в назначенном месте и когда Нерон открывает дверь и пропускает меня вперед, я смотрю на него, наверно, как на идиота, а он как ни в чем не бывало, подгоняет меня. Он вообще понял, что только что сделал? Он открыл дверь служанке. Он очень странный. Может, он под дозой. Когда он под дозой он всегда неадекват. И либо он всегда неадекват, либо всегда под дозой.
Сцеволу тут знают, приходит как в дом родной. Что за чувак? Дилер? Ну почти, дилер булочек. А булочки с чем? С героином? Впрочем, шутки шутками, а меня не это занимает. Я вообще как пятое колесо, поэтому трусь отдельно от кобельков. Вглядываюсь в витрину с мороженым. Это как будто окунуться в воду. Воспоминании такие мутные и расплывчатые, как будто и не со мной это было. И вообще во многом, моя прошлая жизнь стала стираться из сознания.
Помню, у нас дома была кухарка, которая хорошо делала домашнее мороженое. Чистый сливочный пломбир. И хоть так ешь, хоть сиропом поливай, хоть с фруктами. Но было очень вкусно. Мама выделяла мне понемногу, мол для фигуры вредно. Мама.
Нерон возникает рядом так неожиданно, что я вздрагиваю. А он вдруг предлагает мне что-нибудь взять себе, иначе, меня убьют. Сволочь еще и скалится, клацая зубами. Я совсем ничего не понимаю в этом человеке. Это не похоже на жесты милосердия к убогим, ну не выглядят они так. Или я просто в этом не разбираюсь?
Смотрю на него, прищуриваясь подозрительно.
- Ты кусаться у Пирата научился? – спрашиваю я и как будто даже легко фыркаю. Какие угрозы. Он странный.
Кидаю взгляд на витрину и выбора так много, что у меня глаза разбегаются, не могу выбрать. Я давно уже не ела что-то подобное. Нет, прислуга хорошо питалась, недостатка в еде не было, но были продукты нам недоступные.
- А какое у тебя любимое? – поднимаю на Нерона любопытный взгляд. Он отшучивается, что не по этим делам и чтобы я перестала подлизываться. Чудак. Да кому ты нужен? – И все же. – настаиваю я.
Я беру фисташковое.
Пока парни сжирают свою булку… Черт, Пират – это нечто, Нерон подбрасывает кусок теста в воздух и собакевич ловит налету, подпрыгивая выше меня, кажется. У меня даже мороженое в горле застревает. Или все дело в том, что я тороплюсь немного, потому что я уже давно не ощущала этого таящего на языке холодного и сладкого вкуса. Аж зубы сводит.
Руки у меня заняты, я поблагодарила Нерона еще в кафешке, а сейчас даже если что-то и говорить, то не выйдет. Оно и к лучшему, потому что точно ляпнула бы что-то в ответ на шуточки Нерона. А так остается только молчать и изредка бросать на него недовольный взгляд. Разве что однажды я задержала свой взор, но только потому что Сцевола – свинья и поскольку я за ним убираю, я в курсе.
Достаю из кармана платок и протягиваю ему, показывая конкретно на его лице, где надо вытереть пудру от сахарной присыпки. Не жалею сил, когда тыкаю ему в щеку. И у меня холодные пальцы от мороженого, а у него теплая кожа.
Остаток моего мороженого длинным языком выгребает Пират и домой я прихожу немного окрыленная. У меня хорошее настроение. И я тут же беру без всякого страха Пирата в оборот и веду его в ванну, чтобы помыть ему лапы.
А вечером заваливается Туллия, интересуясь, нет ли здесь Нерона. Нет, хозяина нет дома, он уехал на деловую встречу.
- Он не берет трубку! – шикает она. – Где он?
Он в кабинете, но тебе курица драная я этого не скажу. Кстати, есть у меня для тебя презент. Возвращаю ей ее помаду, которую она оставила в ванной. О боги, надеюсь вы в полной мере оцениваете, как ее перекашивает от злости, когда я ей возвращаю ее маленькую потерю.
- Кто тебя просил, идиотка? Она тебе мешала? Она стояла на своем месте.
- Хозяин не пользуется помадой. – отчеканиваю я, но она нихрена не понимает на языке жестов. Зато Арес, которы возникает позади, едва ли не фыркает и объясняет этой индюшке, что Нерон вызван по очень важному делу и когда появится неизвестно.
Она сваливает.
Правда появляется на следующий же вечер, ловя Нерона с работы и устраивает романтический ужин за столом, как принято в приличных семьях. Повода нет.
- Просто мы так редко теперь бываем вместе. – припевает она. – У тебя теперь как будто общага. – смеется она. – Приют несчастных.
Ты кого назвала несчастной, ударенная ты об дуб дева весны?
Я разливаю напитки.
- Ты свободна.
Я не двигаюсь с места.
Туллия прочищает горло.
- Я же сказала, ты свободна. Можешь идти на кухню. – звучит уже более жестко и нетерепеливо. Бедная, терпение такое же крохотное, как и ее женская кротость?
Я не двигаюсь с места.
А кто ты такая? В этом доме? Мой хозяин мне не велел уходить. А ты ему – никто, подстилочка. А я несчастная и ты мне не указ.
Я вообще на нее не смотрю.
- Это что-то невозможное, милый. Она еще и глухая? Как ты с ней справляешься? Ее же драть надо, как корову неповоротливую. Бестолковая. Даром что ли ее родителей казнили? Никудышная семейка.
Ах ты дрянь. Ты хоть понимаешь, что в моих руках бутылка вина, очень тяжелая. Да я тебе башку раскрою, потаскуха.
И да, она таки нарывается на мой взгляд.

+1

12

- Ты кусаться у Пирата научился?
- Он у меня! - смеюсь. Не тороплю ее с выбором, и Спартак тоже ждет, а Регина спрашивает, какое мороженое я люблю. - Никакое. Я наедаю бока пончиками. Но с фисташками ничего, - и Регина выбирает фисташковое. Прошу Спартака не скупиться и выбрать самый большой рожок, а нам с Пиратом он дает хрустящую булку в сахарной пудре. Она даже еще горячая. Обожаю.

Мы идем обратно по аллее, и я развлекаюсь тем, что отламываю кусочки, которые Пирату на самый кончик зуба, подбрасываю, а он ловит влет, выпрыгивая как черт из табакерки. Регина даже останавливается, когда он так взмывает вверх, мой лось. Вообще, таким псам такую пищу нельзя, но я же сказал, что это наш с ним секрет? А вот Регина... Она ест мороженое, а я внезапно ловлю себя на странном ощущении неловкости. У нее так блестят глаза, и она с таким удовольствием ест, что мне как-то... Короче, не понятно, что со мной. Но мне почему-то приятно.

Мы возвращаемся, я иду в душ, а Регина загоняет пса мыть лапы. Вообще, по собаке у нас Мелита, но раз тут такая дружба нарисовалась... Через час я уже торчу в офисе и очень не хочу отвечать на звонки Туллии. Это желание никуда не девается и к вечеру, когда я приезжаю в лофт и удаляюсь в комнату для размышлений. Таким местом служит библиотека. О да, она у меня есть, только я там сплю на диване. Странно, однажды Туллия приявилась ко мне выяснять отношения, оббежала весь лофт, не поверив, что меня нет, и только сюда не заглянула. Так я решил, что, когда я здесь, меня дома нет. Вот и сейчас я удаляюсь в библиотеку, немножко расслабиться, подымить травкой... Короче, визит Туллии я пропускаю. Жаль, на другой день не прокатывает, потому что она прикатывает раньше, чем я успеваю смотаться хоть куда-нибудь.

Меня ждет воссоидинительный после разлуки ужин. Регина прислуживает нам, и попутно раздражает Туллию. А раздражает тем, что совершенно не реагирует на ее приказы. Туллия такое не любит совершенно, и мне интересно, до каких краев она дойдет. С Региной она прям-таки открывается с новых сторон. Да еще и с каких. Слова про некудышную семейку становятся последней каплей, вижу это по глазам Регины и по тому, как белеют ее пальцы на горлышке бутылки в ее руках.
- Ты посмотри, какая она наглая!
Промокаю губы салфеткой, подпираю щеку ладонью.
- Ты знаешь, Регина здорово поладила с Пиратом, - вдруг начинаю я, бросаю взгляд на Регину. Судя по всему, она совсем не понимает, к чему это я внезапно. - Наверное, на почве того, что они оба тебя не слушаются. Предлагаешь найти его родителей и тоже казнить?
Туллия смотрит на меня.
- Ты много выпил?
Нет. Закинулся - и то с пару часов назад.
- Регина в моем доме, а я еще не сказал, что она может идти. Регина, подлей мне еще вина, - подвигаю к ней бокал. Она с трудом разжимается, как пружина, и доливает мне, хотя я и не пил от того, что уже есть. - Спасибо.
- Теперь она может идти? - спрашивает Туллия, расправляя салфетку на своих коленях до устранения микроскладок, видимо.
- Извинись перед нею.
О, теперь занимательные изменения происходят с лицом Туллии. Но ведь рыба без костей, разве нет? Тогда, что застряло у нее в горле?
- Видишь ли, ты была не права. Ты оскорбила ее, назвав коровой. Думаю, самое время извиниться. - Попиваю вино. Зачем мне этот спектакль? Скука. А еще я не люблю, когда в моем доме вот так командуют.
- Знаешь, что?!. - Туллия вскакивает. Чувствую, махать перед нею ничем не стоит. - Извини! - как пламя изрыгнула. - А ты!.. - ткнула в меня в пальцем. - Дурак! - И зачем-то, уже извинившись, взвивается и рвет вон из-за стола. Слышу, как приезжает лифт, как двери закрываются.

Я все это время дожевываю стейк, запиваю вином. Регина не трогается с места.
- Я тоже не поверил искренности ее извинения, но что есть, - говорю я, разводя руками. - И это не значит, что ты должна выполнять ее указания. Дело ведь, наверное, не в том, что указывают, а каким тоном, правда? - Встаю, глядя на часы. - Пойду утешать. Ночью не ждите. Мелита! - девушка возникает. - Вкусный ужин. - Она кивает и снова исчезает.

Проходя мимо Регины, задерживаюсь.
- Какая ты у меня... Преданная. Просто находка. - Быстро целую в щеку. Исключительно от признательности.

....

+1

13

Я уже готова разбить бутылку о голову этой мрази, когда внезапно речь берет Нерон. Моя выходка могла вызвать резонанс еще пущий у него, потому что на секундочку, я только что подпилила сук, на котором сидит Туллия и всем подряд заявляет, какая она хозяюшка в доме своего Нерона. И она очень рассчитывала что скоро слова «дом» и «свой» поменяют порядок.  В общем, я вроде как авторитет невесты оспариваю. Да, технически хозяин – Нерон, но все же ничто не мешает ему сейчас поставить меня на место, заявив, что приказы Туллии, если не равноценны, то не менее важны. Тем более такие обычные.
Но Сцевола этого не делает. Не знаю, из каких соображений, но он нахуй спиливает дерево, не оставляя своей прошмандовке никаких шансов восстановить уважение к ней. Ну это по ее мнению. С моей стороны уважения никогда не было и не будет. Я просто хочу запихнуть раскаленную кочергу этой дряни в глотку, чтобы… А впрочем, я не буду продолжать, о чем я мечтаю.
Я пугаюсь. Я серьезно пугаюсь, после слов о том, что Туллия должна извиниться. В частности за то, что назвала меня коровой и якобы оскорбила. Ну Нерон же понимает, что это было еще не самое страшное? Понимает, конечно. И от чего-то кажется, что он специально придумывает именно эту причину.
Старая развалина подбирает свои косточки и выплевывает мне извинения.
Да пошла ты в жопу со своими извинениями, нарезка ты для бульона.
И вновь, вместо того, чтобы отчитать меня хотя бы наедине, Сцевола как будто вообще не парится на тот счет, что только что из-за меня поругался со своей невестой и теперь ему придется ее «утешать». Боюсь представить… Утешания я наверняка даже в своей комнате услышу. Зачем ему это? Не похоже, чтобы он сильно страдал от любви. Неужели дело только в сексе? Хотя, очевидно, еще и в красоте. Туллия действительно была красива, статна, эффектна, хоть и пользованная в браке. Разведенка.
Нерон поднимается из-за стола и окликает Мелиту, чтобы сказать ей что ужин был отличным. Вот в чем дело. Каким-то чудом, непонятно откуда, но в Нероне просто есть воспитание и он по человечески относится к тем, кто ниже его по статусу. Зато так по скотски к тем, кто наравне с ним. Все дело просто в этом, да. Выходит, повезло мне что я убогая.
Я наблюдаю за Нероном и, наверно, хочу попросить извинения за то, что так вспылила. Смешной. Нам без разницы, каким тоном нам отдают приказ, мы должны его выполнять.
И, честно, у меня едва не подкашиваются коленки, когда он меня целует. В щеку. Хотя я и дернулась, как будто боясь внезапного удара, но поцелуй был такой нежный и его тепло еще горит на коже, когда я провожаю Нерона взглядом.
Не ходи ее утешать.
Он уходит. А я не могу его понять.
Вероятно, он просто пьян или предвкушает примирительный секс. Говорят, горячая вещь, на волне эмоций. Порой даже ссорятся, только для того чтобы по горячим следам потом трахнуться. Странные люди. Разве самого человека не достаточно, чтобы уже гореть?
Я не успела этого узнать.
Ночью он и правда не появляется. И ночью я сгораю одна, пока он сгорает в объятиях своей невесты.
Наверно, мне просто нужна была разрядка, потому что я успокаиваюсь и перестаю думать о хозяине, как о том, кто проявляет ко мне какое-то особое внимание. Он просто вежлив, повезло. И остановимся на этом. Он возвращается утром, наскоро забираясь под душ, переодеваясь, завтракая чашкой кофе и яичницей, а потом уходит на работу. Какой-то не собранный, спешный. Так что мне приходится провожать его, передавая то, что он забыл в спальне. И перед самым его уходом, я хватаю его за пиджак, останавливая и все-таки извиняясь за вчерашнее.
Все вновь входит в ту колею, к которой я начинаю привыкать. Туллия, если появляется, то уже не так активно показывает свой гонор по отношению ко мне при Нероне. Она только слегка подстебывает, так или иначе показывает, какие у них с Нероном классные отношения, и как они влюблены, ластясь к нему и целуя. Как будто она сменила тактику. Как я к этому отношусь? Никак. Мне до лампы, лишь бы она меня не трогала. Впрочем, я по-прежнему при ней, выполняю приказы только Нерона.
Однажды, когда хозяина еще нет дома я захожу в кабинет. Там и прибраться надо было и я думала, может взять какую-нибудь книгу для чтения, если Нерон разрешит. Это здорово развлекало, когда нечем было заняться или когда Нерону лучше не стоило попадаться на глаза. Настроение у него было переменчивое, как мой нестабильный цикл месячных.
У него много книг и очень разных и я беру несколько наугад. Раскрываю одну из них и оседаю на пол. Я даже не слышу, как пират притаскивает свою шкуру, располагает ее рядом со мной и валится на нее, разворачиваясь мордой ко мне и тычась носом мне под локоть. Псина хочет внимания и я на автомате начинаю его гладить. Не могла ему отказать, вдруг если откажу он меня возненавидит и съест. Мне кажется, Нерон не преувеличивал и Пират реально может меня съесть. Во всяком случае пальцы чуть не откусил одна, вылизывая их, когда у меня руки были в собачеем корме.
В общем, книжка, атас, мне такие приходилось листать, но это было чертовски давно и так исподтишка, чтобы родители не спалили. И у меня наверно, немного пересыхает горло, потому что я сглатываю и чувствую, что мне немного жарковато. Ну да, я немного ее полистала, но в итоге быстро отодвигаю ее в сторону, потом поставлю на место. А сама беру вторую книгу и она хотя и относится к физике, но уже не к той, о которой я читала прежде. Здесь физические процессы рассказаны весьма занимательным и простым языком и я вчитываюсь, так и оставаясь сидеть на месте и одной рукой почесывать Пирата, морда которого лежит у меня на колене.

Отредактировано Lucia Varys (Пт, 15 Янв 2016 23:54)

+1

14

Ну, конечно, никуда Туллия не уехала. Просто вышла подышать воздухом, как она говорит мне, и тему случившегося мы не поднимаем, я просто предлагаю поехать к ней и расслабиться. К слову, ее слугам я не указываю. Я даже не знаю, как их зовут. Короче, мы принимаем ленивую ванну, занимаемся сексом, я засыпаю с нею на груди, и все, конфликт исчерпан. А утром я собираюсь, не завтракая, потому что у меня нарисовалась внезапная туева хуча дел. Не хочу завтракать тут. Я, наверное, как зверь, не хочу приручаться. А то вот так завтракаешь у нее, а она потом: "Может, к тебе перееду?"

И если я про вчерашнее совершенно забываю, то Регина нет. Она ловит меня перед самым лифтом и дергает за пиджак. Она просит прощения за то, как вела себя. И у нее глаза такие серьезные сейчас. Ух. Ты чего, вишенка? Моя жизнь не разрушена.
- Можешь сама себя отшлепать, - смеюсь из лифта. - Все, проехали это. Выгуляйте Пирата!

Я торчу весь день в офисе, и что-то я сам себе накаркал с утра, когда привирал Туллии, почему не могу остаться. Дел и правда привалило, поэтому из офиса я еду сначала домой, чтобы переодеться и поваляться перед выходом в клуб. Очевидно, Регина меня не слышит, и Мелита встречает меня, сообщая, что Регина наверху в библиотеке, но что она может пойти за нею.
- Не надо. Ступай заниматься своими делами. Ужинать не буду.

Иду наверх к себе, но сворачиваю в библиотеку и застаю занимательную картину, хоть сейчас же пиши. Регина сидит на полу, на ковре, а рядом с нею на своей шкуре Пират. Регина читает, пес дремлет, только уши дергаются, когда он меня слышит. А вот Регина... Эй, мне кажется, или она шепчет едва слышно? Ну точно, даже губы шевелятся. Вот она переворачивает страницу, и... Ну что ты вздрагиваешь, вишенка? Или ты там что-то такое читаешь...
- Пирату особенно нравится третья глава, - говорю я, проходя и присаживаясь перед ней на корточки, заглядывая в книгу. - В самом деле? Физика?  - усмехаюсь. Усмехаюсь и просто ползу дальше в улыбке, и уголки рта у меня сейчас залезут за уши, потому что я вижу... Я вижу... Часть обложки закрыта подолом, но е-мое... Выцепляю ее и вскакиваю, хотя не похоже, что Регина бы стала у меня ее выхватывать и прятать.

Это какой-то мне подарок. Ребята любили подгонять мне такое барахло с картинками. Сучки. Открываю наугад.

- У меня вспыхнули глаза. Я торжествующе смотрел, как она извивается подо мной в оргазме, которого не могла и вообразить.
Она обмякла на кровати – без костей, изнеможенная и довольная. А я продолжал свои движения внутри нее, хотя и медленнее, словно хотел насладиться каждым мгновением. Я закрыл глаза, вошел, потом вышел. Затем, сжав губы, с удвоенной силой возобновил движения, проникая глубоко и жестко.
И вот я напрягся, на груди и руках вздулись мышцы. Мои руки оставили в покое ее зад и переместились к ее рукам – за голову. Мои ладони вдавились в ее ладони, утапливая их в матрас. Я навалился на нее всем телом.
– Моя, – прошептал я сквозь стиснутые зубы. – Моя.
Ее тело стало липким от пота. И тут в нее хлынула моя сперма. Влажные толчки продолжались. Я двигался, изливаясь в нее. Казалось, извержению не будет конца. Весь ее лобок стал мокрым, и теперь, когда я входил и выходил, раздавались хлюпающие звуки.
Потом я проник в нее совсем глубоко и остановился, затем медленно опустился, полностью накрыв ее своим телом. Моя грудь тяжело вздымалась, дыхание обжигало ей шею. Я по-прежнему находился внутри нее. Мой член оставался твердым как камень, даже сейчас, извергнув всю сперму. Боже, как это было здорово,
- я декларирую с чувством, даже иногда хватаюсь за сердце. А у Регины выдержка, что надо, потому что она все еще здесь, словно на месте застыла.

- Ну как тебе? Ты еще не забилась в оргазме? - смотрю на нее, а вишенка и вправду как вишенка. Лицо просто огнем горит. - Можешь прочитать, что ты там читаешь, с таким же жаром? - какой же я свин, но ничего не могу с собой поделать. Она же не уйдет, пока я не разрешу ей уйти? - Честное слово, первый раз открыл! Не думай, что наизусть читал!

Не смотри на меня так.

....

Источник, слегка измененный

+1

15

Я могла бы сказать, что в последнее время мы с Нероном как-то слишком часто пересекаемся при странных обстоятельствах, но Нерон сам по себе странный, а я прислуга в его доме, поэтому нет ничего удивительного. Хотя немного странно, что он зашел в кабинет. Снова прячестся от своей ненаглядной невестушки?
Физика становится мне по боку, когда он видит книжку, которую я читала до этого и хватает ее в свои руки, поднимаясь. Я жду, что сейчас он будет ржать и потешаться, но это было бы гораздо лучше, чем то, что он делает на самом деле.
Я поднимаю на него взгляд и уже не могу оторвать, по мере того, как он то ускоряет, то замедляет темп чтения. И сердце у меня следует его голосу, то несясь вскачь, то замедляясь, отбиваясь мучительно медленно. И это просто тот момент, когда я адекватно чувствую, как опускается от солнечного сплетения вниз тяжелое желание, такое теплое, влажное, невыносимое.
Я дышу шумно и глубоко, в груди чертовски мало воздуха и я слежу за тем, как говорит Нерон, как он иногда поднимает взор от книги, бросая его на меня, как на его губах играет эта свинская улыбка. Он издевается.
Но я ничего не могу поделать, потому что моя фантазия пускается в пляс и мне не нужно закрывать глаза, хотя я это все же делаю, чтобы представить как Нерон двигается на мне, во мне, так же невыносимо медленно, ускоряясь и проникая так глубоко, что я готова сгореть заживо в этих движениях. Только моя фантазия близко не стоит даже рядом с голосом Нерона, не то что с его движениями.
Но я завожусь. Я не отрываю глаз от Сцеволы и не чувствую, как сгребаю подол платья в кулак, обнажая ноги, а второй рукой так хочу коснуться себя, но не знаю, каким чудом сдерживаюсь, но как будто тянусь между моих ног.
Нерон останавливается, глядя на меня и шутя, что я должна была забиться в оргазме. Черт, он очень прав, потому что еще немного и я бы действительно кончила. Мне ведь много и не надо. Я вжимаюсь бедрами в пол и едва не вздрагиваю от этого. Черт, я сейчас сдохну, если не кончу. Но хуже всего то, что я по глазам Нерон вижу, что он заметил мое состояние. И от этого я краснею еще больше. Это унизительно, это нечестно! Он знает, что это такое, а я только и могу довольствоваться, что фантазиями. Нечестно! Я тоже хочу вот так!
Я пытаюсь подняться, я должна подняться, но черт возьми, у меня внизу все горит таким огнем, что любое движение вызывает спазм, проходящий по телу и сквозь сжатые в тонкую линию губы у меня вырывается глухой стон. Меня как будто силой притяжения тянет обратно на ковер, но я встаю, устремляя на Нерона горящий взгляд.
Он не должен меня такой видеть, это унизительно, и от этого я завожусь еще больше, опуская взгляд с его блестящих глаз на губы и облизываясь, потому что внезапно стало сухо во рту. Никогда я еще не испытывала такого вязкого возбуждения к мужчине и Сцевола сейчас пробуждает то, чего во мне никогда не было и без чего жилось легко. А теперь я хочу, я очень хочу его и все, что он только что прочитал.
Я все еще тяжело дышу, когда протягиваю свою руку к книге у него в руках и берусь за корешок. Черт, у меня рука подрагивает и даже то, что я цепляюсь за книжку, никак не спасает положение.
- Могу я одолжить? – голос меня очень подводит, потому что звучит хрипло и тихо. – Или вы еще не закончили? – вот я еще не закончила, а мне очень нужно. Он издевается надо мной, ему в кайф это делать, не знаю, почему, но вижу, что ему нравится. Я тяну за книжку и он не отпускает ее, глядя на меня, а я по инерции делаю к нему шаг. – Тогда, продолжайте.
И я снова не замечаю как, но начинаю сгребать подол платья, украдкой проводя пальцами по коже, сквозь ткань, будто желая вцепиться во что-то покрепче. В Нерона, я хочу вцепиться в Нерона, потому что невыносимо чувствовать его дыхание так близко, когда хочется еще ближе. Хочется, чтобы он был во мне.

+1

16

Не отвожу от нее взгляда. О боги, сколько в ней страсти, оказывается! И мне кажется, я просто чувствую, как она сжимает и разжимает бедра под этим бесконечным подолом, а на ноги поднимается так, словно они ватные. Детка, тебе так понравилась история или ее подача? Неужели я недооценивал потенциал таких книжонок и их воздействие на женщин? Потому что меня ничуть нигде не дернуло, когда этот самец извергал сперму направо и налево. А вот то, как ерзает на месте Регина... И что у нее за глаза! Зеленые, подернутые дымкой. Кошачьи. Она совсем не красится, но уже очень хороша.

Она поднимается, оправляя складки ткани и вдруг делает то, чего я меньше всего ожидал. Она протягивает руку и берется за корешок книги, спрашивая, закончил ли я с ней и может ли она одолжить ее. Регина нарушает свое молчание, и голос у нее оказывается неожиданно низкий, с хрипотцой. Только я помню, какой у нее голос на самом деле. Я тяну книгу к себе, и ее пальцы соскальзывают. Не зная, куда деть теперь руки, она снова цепляется в подол. Ее состояние передается воздушно-капельно?

Закрываю книгу и вручаю Регине, а она словно только того и ждала, прижимает ее к себе обеими руками, но продолжает смотреть на меня, и мне кажется, что она книгу использует как щит. Вишенка, да тебя здорово завело, да? Потому что меня - нет, но вот ты - ты сейчас заводишь. Я что-то... Что-то я, короче, чувствую свой мотор. Короче - не про длину, а слово-паразит, потому что мотор наоборот длину прибавляет. И объем.

Я делаю к ней шаг, оказываюсь близко, что кончиком носа могу коснуться ее пунцовых скул. Не хочу скул. Я не даю ей опомниться, прижимая к себе за задницу, и мой член тычется в ее бедро. Она же чувствует через этот дурацкий подол? Потому что я чертовски страдаю от того, что ткань плотная, сколько ни мни.
- Ты можешь одолжить и меня.

.

+1

17

Желание как будто тяжелым грузом тянет вниз и у меня даже коленки дрожат и длина подола сейчас спасает как никогда. А все, что я понимаю, это то, как сильно я хочу Нерона. мне не приходит в голову мысль, что я откусываю кусок больше, чем могу проглотить. Возбуждение накатывает такими волнами, что контролировать себя нереально. Я не умею, у меня никогда такого не было.
И когда Нерон отдает мне книгу, я все еще стою, словно приросла к полу, я ничего не жду, может, разве что каких-то издевательств или того, что Нерон уйдет. Но он не уходит. Напротив, он делает шаг ко мне, нарушая все допустимые границы и оказываясь со всем рядом. И когда его руки прижимают меня к себе, черт, когда я чувствую его возбуждение… Это же оно? Я же правильно понимаю? Твою мать, кто-нибудь залейте меня ледяной водой.
Нерон говорит, что я могу одолжить и его и это звучит так двусмысленно, что я сразу догоняю подтекст. И у меня ком в горле застревает от страха. Теперь, от страха, потому что я понимаю, как далеко я зашла. Нерону по фигу, он же бравый самец, а я вот, кажется, перегнула палку.
Таращусь на него в панике, что он сейчас пойдет дальше, перейдя от предложения к атаке, потому что то, как он сжимает мои ягодицы… черт, это пугает и заводит. Но больше, все-таки пугает.
И я одной рукой цепляюсь в его, сжимая до побеления костяшек и отталкиваю, вырываясь и уносясь прочь из кабинета. Не останавливаюсь до самого момента, пока не оказываюсь в своей комнате. Опираюсь на дверь и скатываю по ней вниз, оседая и утыкаясь лбом в колени, прижимая книжку так тесно к себе, как будто в ней целый мир.
Я не могу, не могу. У меня не хватает сил, чтобы сдерживать себя. Что это было? Как я позволила себе так сорваться, ответить на его стеб, позволить ему подумать, что я на что-то согласна? Потому что я была согласна, пока он не показал, на что именно. Сработал инстинкт, сработал страх перед… перед первым разом, да. Кажется, есть все-таки вещи, которые даже животная страсть не может сломать. А именно ее я и ощущала.
Я не показываюсь Нерону на глаза весь вечер. Он вовсе уходит из дома на всю ночь, до самого раннего утра и я пользуюсь моментом, пока он спит, забирая его вещи и оставляя дежурные лекарства на полу возле его кровати. А всю ночь перед этим я… продавливала коленями матрас, прогибаясь в спине и держась одной рукой за спинку кровати. У меня ощущение, как будто я дала обет воздержания и нихрена его не сдержала.
И так тяжело сохранять дыхание ровным, пока Нерон проходит мимо, забирая поводок Пирата из моих рук.
Я вообще стала стараться оказываться с Нероном как можно реже наедине. Старалась разминуться. Это было легко, потому что дома он бывал мало, а если много, то обязательно с Туллией. И, откровенно говоря, чем больше я видела, как эта курица показательно высиживает яйца Нерона, тем больше меня отпускало. 
Когда-то я встретила Нерона на одном из вечеров, мы не были знакомы, я увидела его среди гостей. Мне было 16, ему около 24 и он стоял с друзьями, они громко смеялись, привлекая к себе всеобщее внимание. И мое привлекли. Можно сказать, это была любовь с первого взгляда. Или смеха. Мне понравился его смех, было в нем что-то заразительное. Я тогда размечталась, как мы познакомимся и влюбимся друг в друга.
А потом все прошло. Капитолий выжег из меня все, вместе с казнью родителей. Нерон не перерос в статус принца, который меня спасет и на этом моя влюбленность и закончилась.
Тогда что же сейчас? Желание тела? Или мне по сути плевать с кем, лишь бы утолить голод? Хотя плевать должно быть как раз Нерону. У него хотя бы богатый выбор. У меня – никакого.
Первое время я старалась не смотреть Нерону в глаза, боялась увидеть тот возбужденный блеск, который так хорошо отпечатался в моей памяти. А теперь было легче. Его глаза так же блестели, когда Туллия разгуливающая в коротком халате, присаживалась к нему на колени, и он скользил руками по ее длинным ногам.
Сегодня Туллия опять осталась у Нерона. Сейчас утро и они, должно быть, еще валяются в постели, после долгой ночи. Они вернулись вместе с какого-то мероприятия, веселые и слегка пьяные, платье Туллии валялось на лестнице, ведущей на второй этаж.
Я прибираюсь в гостиной, предполагая, что они могут сегодня и не спуститься сюда, потребовав завтрак в спальню. Страусиха оставляла много вещей после себя, многие из которых я ей уперто возвращала, а некоторые выбрасывала. Ее журналов это не касалось. Бумага, хлам, никак не напоминающий о ней.  Сто лет не листала глянец, раньше и жизни без него не представляла. Ну как же, модные новинки, тренды года. А потом как-то забылось, стерлось и стало спокойнее, оказывается, жить можно и без них.
А тут я из любопытства заглянула, листая страницы, вспоминая бумагу на ощупь, как будто мне вновь 16 лет. И мой взгляд падает на платье, аккуратное, черное, с большим вырезом на спине. Черт, когда-то я хотела стать моделью и могла бы быть сейчас на месте этой модели. Но я здесь и вместо голоса фотографа, я слышу голос Туллии.
- Нравится? – ее ухмылочка во весь рот сияет белизной, и она осматривает меня, наслаждаясь тем, как застала врасплох. Ее плечи легко трясутся от смеха и она даже ноготь закусывает от азарта. – Бедная девочка, тебе наверно, этого так не хватает.
Лучше бы ты заткнулась сейчас.
- По мне, оно не очень. Никакой искры, ничем не привлекает. – Туллия выхватывает у меня журнал и осматривает платье. – Обычное, простое. Не красит ничем.
Дура, должна бы знать, что не платье красит женщину.
И она снова смеется.
- Но тебе даже такого не видать. Как жалко. Теперь только и можешь, что просматривать журнальчики, да? Ты не огорчайся. – она окидывает меня оцениваюсь взглядом и вновь хихикает. – Твое платье тоже ничего. – и судя по ее тону, она меня сейчас обосрала. – Куда тебе такое, как это? Полы в нем драить, что ли?
Блядь крашеная, ты смотри, как ей смешно.
Она-то красотка, конечно. В этом шелковом коротком красном халате, который от легкого порыва ветра разойдется и обнажит тело. Черт возьми, да! Я скучаю по всему этому! Потому что я так и не знаю, что это такое, быть вот такой сексуальной и уверенной в своей красоте, как она. Хотя если она так уверена, что же она ко мне прикапывается.
И наверно, я так сильно сжимаю губы, чтобы не заорать на нее. Видят боги, на нее у меня нет терпения, потому что она точно задевает по самому больному, о котором я и не догадывалась, но вспомнила с ее появлением в моей гребаной жизни.
И я сваливаю на кухню и слышу, как она со смехом рассказывает эту историю Нерону, который спустился позавтракать со своей блядью.

+1

18

Честно, я бы ее трахнул прямо тут, и гори все огнем. Может, быстро бы перегорело, получи я то, чего не пробовал. Со мной такое бывает. Однако Регина отталкивается и убегает стремглав, так что даже Пират в непонятках взвивается на месте. А что со мной? А я перешагиваю через дурацкую книжку по физике и иду к себе. Я хотел в душ, кажется? Я его принимаю. И дрочу. О нет, мне книжек для вдохновения не надо, я и без подсказок знаю, что и как я бы сделал с Региной. Фантазировать о ней горячо. Вот, Туллия, и где твой прогноз, что она хочет ко мне в койку, чтобы занять теплое местечко?

Я не вижу Регину в тот вечер да и не спрашиваю, где она. Куда она денется отсюда? Наверняка заперлась у себя с книжкой. С книжкой... Я втаскиваю порошка и встряхиваюсь. Хорошо пошло. Очнусь я только утром с ощущением, что никуда и не уходил, если бы не треск в голове. А значит самое время выйти на прогулку с Пиратом. Регина жива, здорова и без мозолей на пальцах, когда я забираю из ее рук поводок. Да ладно, вишенка, почудили и забудем, да? Подмигиваю ей из лифта, надевая темные очки. Утро солнечное, голова в тучах.

Короче, память о событиях в библиотеке выплеснулась в душе сразу после, и больше меня этот эпизод не занимает. Ну в самом деле, чего такого? Подумаешь, полапал за задницу. Я уже такое делал, помнится, только получил от бабули. Интересно, если бы она меня тогда не застала, Регина бы ей накапала, что я руки распускаю? Впрочем, чего напрасно голову ломать, теперь уже не узнать.

В остальном все, как прежде. Разве что Туллия меньше прикапывается к Регине, по крайней мере, при мне. Интересно, если Туллия выкинет еще что-нибудь типа того случая за ужином, когда я заставил ее извиниться, Регина мне расскажет? Думаю, нет. Стерпит. И не из страха или пресмыкания, а из гордости. Это у нее есть.
Просыпаюсь с легким похмельем, которое, правда, быстро стряхивается в душе. Мы вчера пришли немного навеселе, но тем не менее вечер удался. Туллия где-то здесь, вижу, что ее платье висит на плечиках, и уж точно не мы его туда повесили.
Натягиваю джинсы и футболку и так шлепаю вниз. Именно шлепаю, потому что не ношу домашних тапочек, и меня встречает моя благоверная в шелковом халатике. Мне кажется, у нее где-то здесь нычка, иначе не в сумочке же она их носит на тот случай, если придется заночевать у меня?

- Милый, застала твою девчонку за рассматриванием журнала, - смеется она, показывая мне разворот. - Это ей даже приглянулось. Как тебе?
Скольжу взглядом по глянцу. Платье как платье.
- Восхитительно. - Иду в кухню, потому что хочу жрать. Именно жрать.
Стол уже накрыт, а я вижу Регину, которая словно хочет слиться со стеной.
- Может быть, она влюбилась? Иначе, зачем ей принаряжаться? - не унимается Туллия, усаживаясь за стол. Что за дурацкая привычка говорить в третьем лице о человеке, который здесь, и ты на него смотришь.
- Ну же, спроси у нее, Нерон! - Туллия не знает языка жестов, у нее не было немых слуг.
- С какой целью? Дашь несколько советов? - хмыкаю я, намазывая тост маслом. Сейчас издохну, как пусто в желудке.
- А что, если это Арес? Милая, это Арес? А что, он такой... интересный мужчина. Свободный, - рассуждает Туллия.
- Мне начинать ревновать? - интересуюсь я между делом, глядя на Регину. И почему я не разрешу ей уйти?
- Ну что ты, мой хороший, - она тянет руку, чтобы погладить меня по щеке. Уворачиваюсь. Кто сказал, что я о тебе?

- Меня больше волнует, что это платье старой коллекции.
- Если бы ты не сказала, мне было бы все равно. Мне и сейчас все равно.
Нас прерывает Арес, и Туллия особенно сладко здоровается с ним, стреляя взглядом на Регину.
- Мелита едет сегодня на рынок. Нужно что-то специальное?
Пожимаю плечами, смотрю на Регину, переадресовывая вопрос ей, но она жестом показывает: "Ничего". Зато спохватывается Туллия.
- Арес, умоляю, пусть Мелита выберет еще той клубники, которая была в прошлый раз! Только она умеет это делать! - она даже молитвенно складывает руки. - Милый, ты разве ничего не хочешь?
И не знаю, почему, но я вдруг отвечаю:
- Черешни. Или как называются те ягоды помельче? На ножке.
- Вишня, - подсказывает Туллия, но я и без того помню. - И еще сливок.

Бабуля обожала вишню и черешню, просто до безумия. В ее доме всегда стояла огромная чаша, полная ягод, и обязательно с ножками, и обязательно парные. У нее был такой бзик. Слуги всегда выбирали все одиночные, и я в детстве их съедал. Однажды я застал Регину за тем, как она лакомилась спелыми ягодами, которые были выбракованы из-за того, что отцепились от своей пары. С той поры она, кажется, вишенка.

Арес кивает.
- Ты посмотри, она покраснела! Это точно Арес! - Туллия хлопает в ладоши. - Кстати. Не могу найти одно свое колечко. Милая девочка, если найдешь, верни его пожалуйста. Оно мне дорого как память, - она протягивает руку и пожимает мою. Наверное, какой-то мой ей подарок из серии - выбери сама, я оплачу. Кому оно сдалось? Найдется.

....
.

+1

19

Эта цапля не на шутку распускает язык, который вот уж точно нужно бы укоротить. Вообще, на самом деле, угроза остаться без языка нехерово мотивирует быть послушной. Я долго ревела, прежде чем появилась бабуля и сказала, что язык она мне отрезать не будет. Но тут же она мне и пригрозила, что если я дам хоть один повод, то рука у нее не дрогнет. Ну не в том смысле, что лично отрежет, но знает, к кому обратиться. И я ей верила. После казни родителей, я верила любым угрозам.
Это потом уже немного борзоты вернулось. Наверно, поэтому у меня в голове одно, а на деле другое. Разрыв сознания, блин.
Это я к чему? К тому что въебала бы сейчас этой наседке, которая решила, что я влюбилась, да еще в Ареса. Нерон ей вяло отзывается, кажется, он вообще встал не с той ноги. А что, вчерашняя тусовочка до сих пор гудит в голове? Я же не слишком громко поставила перед вами стакан с соком, хозяин? Не так громко, как пищит ваша ненаглядная невеста уж точно.
Да, Арес, умоляю, купи ей клубники. Я ее хинином посыплю и вообще заебись будет.
Нет, мне ничего не надо. Мыла здесь валом, а вместо веревки я простынь использую.

И тут Нерону что-то в голову ударяет, он как будто выходит из транса и говорит Аресу, чтобы Мелита купила черешню и вишню. Последнее ему любезно подсказывает его невеста, но хозяин как-то и ухом не ведет, только на меня бросает взгляд и я его ловлю, впервые за утро и то, только потому что, видимо, мысли наши сходятся. Он смеялся, глядя на то как я подворовываю ягоды вишни. Обожаю ее. Я не могла тогда устоять, тем более было много хорошей, среди списанного бабулей товара.
Как же я хочу вернуться в то время. Все тогда казалось проще и лучше. Забавно, ведь в 16 я и бед не знала. А теперь вот вспоминаю о времени, когда я прислуживала старухе и мечтаю его вернуть. Просто эта блядь меня достала.
Дура. Я тебе бюро находок, что ли? Сама растеряла, а мне потом искать. Разве ты не специально оставляешь в лофте свои вещички?
Туллия остается до вечера, а потом у них с Нероном случается маленькая ссора, потому что он не хочет никуда выбираться, а ей очень нужно было именно с ним выбраться на небольшой вечер к одной своей хорошей подруге. Но Сцевола отказывается, а королеве это не нравится. Он мало уделяет ей внимания на публике. В общем, они ругаются, королева уходит.
Пока Нерон наверху, мы с Мелитой на первом этаже хозяйничаем и я украдкой таскаю вишню, ягодки которой одна к одной. А потом Мелита отправляется гулять с Пиратом, а я беру глубокую тарелку и высыпаю туда вишню вперемешку с черешней. Нерон как с цепи сорвался, не хватает витаминов, наверное, после вчерашнего.
Когда я захожу к нему в спальню, а он перешел в нее, после того как Туллия уехала, его нет в комнате, но судя по шуму воды, он в ванной. Я пользуюсь моментом и подхожу к большому окну, вместо стены. Вообще, мне очень нравилась спальня Нерона. Больше, чем та в которой он спит с Туллией. Царица. Здесь же вид потрясающий. А сейчас вечер и город, словно на ладони и такой красивый. Я могла днем убираться здесь очень долго. Мне нравилось, когда комната озарялась солнцем, такая просторная, белая, тихая.
Слышу как открывается дверь и Нерон выходит из ванной. Спасибо, что хотя бы в штанах, а не голый. Повезло. Ставлю тарелку с ягодами возле кровати. Но пришла задержалась я не для этого.
- Я не нашла кольцо. – а еще, - Можно в эту пятницу я выйду из дома на прогулку?
Вру. Про прогулку вру. Пару дней назад, когда я выезжала с Аресом в магазин, я случайно встретила там Костю. И черт возьми, он узнал меня, увидел и это было чертовски крутое чувство. Он относился ко мне как к человеку и он мне нравился. И мне почему-то казалось, что это взаимно.
- Мы можем встретиться? – спрашивает он и я тут же с улыбкой киваю.
- Я могу в пятницу отпроситься. – боги, как я хочу поговорить с ним.
- Ты знаешь, куда приходить. Я буду ждать. – он и сам как будто рад меня увидеть и берет мое лицо в ладони. – Ох, Регина… - и как будто он удерживает себя от какого-то жеста, а я чувствую, что сейчас взлечу.
Вот и теперь мне нужно с ним встретиться. Очень нужно и именно поэтому я отпрашиваюсь у хозяина.

+1

20

Я не хочу идти на этот чертов ужин, чего не ясно? Я терпеть не могу эту твою подругу и тем более ее мужа-хуесоса. И почему я такой деликатный и не говорю вторую реплику вслух? Туллия же заламывает руки, что я снова прокатываю ее, что над ней скоро начнут потешаться, ведь мы так редко появляемся вместе на людях, и скоро подумают, будто мы расстались, а она просто врет о продолжении романа. Да хер я забил на их мнение. Большой и толстый. И твердый, как камень, ага.

Да, с меня бы не убыло поехать, но у меня взыгрывает баранья упертость. Мы ругаемся шумно, громко, и заканчивается все тем, что Туллия сдается и вся оскорбленная едет восвояси. Наконец-то тишина. Правда, на телефон приходит несколько приглашений оттуда, где меня с радостью ждут, но я не готов что-либо решать. Я хочу немного пыхуть в одиночестве и поваляться. Иногда на меня находит меланхолия. Особенно после хорошего душевного косячка, раскуренного в теплой ванне.

Я выхожу из ванной и застаю Регину в полумраке спальни. Я не зажигаю дневной свет, я вообще им не пользуюсь, мне хватает подсветки, пущенной по окнам, и света города. Нет, я, наверное, никуда сегодня не поеду, да, вишенка? О, ты принесла вишенки?
Жестами она показывает, что не нашла кольцо, я киваю, принимаю к сведению, хотя не могу воткнуть сразу, что за кольцо. Сначала вообще кажется, что это она потеряла какое-то свое, но тогда к чему мне говорить? Про Туллию едва приходит в голову. Да начхать, у нее этих колец - пальцев нет столько. А еще Регина медлит и спрашивает, может ли пойти из дома в эту пятницу.

- Можешь. Скажи Аресу, он сопроводит.
Вообще, Арес всегда сопровождает девчонок. Дело в соображениях безопасности, они безгласые, и мало ли на каких уродов наткнуться. Мелита однажды вернулась дрожмя дрожа, как щенок. Какие-то утырки ее затравили.
Однако Регина говорит, что не нужно.
- Тогда скажешь Аресу, куда ты пойдешь и сколько времени тебе нужно. Он даст тебе телефон, пришлешь сообщение, если нужно будет тебя встретить.

Наклоняюсь, почерпывая из чаши горсть ягод. Да пофиг, беру всю чашу, предлагая Регине:
- Вспомним бабулю? - смеюсь. И, как тогда с мороженым: - Не отказывайся, когда предлагают. Вдруг больше не предложат.
Регина медлит и выбирает черешню.
- Хочешь фокус? - заглатываю ягоду, выплевываю косточку и засовываю ножку в рот. Несколько искусных манипуляций языком, и она оказывается завязанной на узелок. - Можешь так? Потому что Мелита точно не может, а Арес очень серьезный, чтобы я обучил его такому мастерству. - Тадаааа, травка хороша. И ты, вишенка, хороша.

..

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » love is a verb


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC