Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » love is a verb


love is a verb

Сообщений 21 страница 40 из 133

21

Удивительно, но Нерон в хорошем настроении, после ссоры с Туллией. Наверняка их это очень бодрит и после этого они еще больше притираются друг к другу. Ну если такова стратегия этой змеи, то она на правильном пути и привязывает к себе хозяина все крепче. Бля, не дай боги, они все же поженятся, я же ее убью. Точно убью.
Нерон говорит, что я могу ехать, но так же предлагает в сопровождение Ареса. Нет, не надо. Я поеду к Косте в одну из его квартир, где он принимает пациентов, которые не хотят светиться. Была там с бабулей пару раз. Квартирка небольшая, но уютная и светлая. Мне там понравилось.
Тогда мне предлагают другой вариант и это уже более приемлемо. Скажу, что буду где-то гулять, посижу в библиотеке, не знаю. Совру что-нибудь. Там рядом вроде реально есть библиотека. А потом если будет страшно, то действительно скажу Аресу, чтобы он меня забрал. Но, в целом, Нерон не против и у меня отлегло от сердца. Я действительно хочу встретиться с Костей.
Мне предлагают взять ягоду и я не отказываюсь. Сколько бы не ела, мне всегда будет мало. К тому же, не вижу, что хозяин вел себя как-то особо подозрительно. Он наоборот, очень болтлив, в отличие от утра. И этот фокус, который он показывает…
Черт, узелком у меня завязалось сейчас все внизу, когда я осознала, что это все он сделал только языком. Черт возьми, это же как классно он наверно целуется. Черт, Нерон, показал бы ты мне этот фокус 5 лет назад и я была бы твоей до конца жизни, хех. Хотя, что бы изменилось? Даже если бы мы познакомились, ничего бы не получилось. Я была ему явно не по возрасту, а потом и вовсе стала не по статусу.
Я упираюсь взглядом в узелок на хвостике и у меня от удивления отпадает челюсть. Еще мгновение я выслушиваю шутки Нерона, про Мелиту, между прочим, очень грубо, но я не могу ничего с собой поделать и фырканьем одним не отделываюсь. Смеюсь, закрывая глаза ладонью, как будто скрывая стыд за то, что этот трюк меня впечатлил. А и правда впечатлил.  Блин, Нерон все-таки знает, как привлечь внимание девушки, хотя чего удивляться? Именно поэтому был завидным женихом, пока Туллия его не пригребла к рукам.
- Хотите меня обучить? Полезный навык. – не выдерживаю я и произношу вслух, улыбаясь. Вообще, так как Нерон знал, что я с языком, то наверно, поэтому я и могла позволить себе заговорить наедине с ним. Иногда я скучала по этому ощущению живого разговора. – Но вряд ли я смогу применить его на практике. – не с кем.
Я опираюсь на стекло спиной и у меня легкое ощущение, что я сейчас так и полечу вниз с этих апартаментов. Это очень здорово.
Я смотрю на Нерона и в полумраке его глаза блестят каким-то своим голубым светом. У него безумно красивые глаза. Тогда, 5 лет назад, я этого не заметила. Сейчас замечаю.
Вытаскиваю из тарелки пару вишен, и надеваю на уши, как в детстве.
- Я умею только так. Или… - я вытаскиваю еще парочку, срываю губами ягодки, а хвостики не разъединяю и поднимая верхнюю губу, делаю из них усы. Правда, они все норовят упасть.
Боги, чем я занимаюсь тут? Скоро придет Мелита с Пиратом. Так что я внезапно прочищаю горло, будто переходя на серьезный тон.
- Вам что-нибудь еще нужно?

+1

22

Я завязываю узелок на ножке вишни, и развязываю Регине язык. Честно, она заговаривает так неожиданно, что я даже вздрагиваю от звука ее голоса. Передо мной вообще словно другой человек. Она даже подхватывает мою подачу и демонстрирует свои навыки.
- Не говори, что ты так делала, когда бабуля всхрапывала, с нею. - Ржу. И о нет, я не беспокоюсь за достоинство бабули, я даже представляю, как бы это могло выглядеть. А то, что усики без ягод... Так у Регины ее прелестные губки вместо самой сочной вишни.

Ерошу волосы. Хорош.

Слышу, как топает Пират. Значит, они вернулись с прогулки.

- Ничего не нужно, только забери. Съешьте с Мелитой, я не хочу, - отдаю ей чашу. - И на сегодня можете быть свободны.
В самом деле, вискаря я и сам себе наплещу. Регина кивает и уходит, а я падаю на кровать, которая и не кровать вовсе, а большой матрас. Такой концепт у моей спальни, и мне нравится.

К слову, про прогулку Регины я узнаю весьма занимательные известия. Она что-то наплела Аресу о том, что пойдет гулять и все такое. Смутила его мелькнувшая в маршруте библиотека. Для безгласой? Ну да. У моего человека широкий кругозор, и оказывается, что Регина провела время у психолога. Я даже его знаю. Константин. И я бы подумал, что ничего такого тут нет - подумаешь, решила поделиться переживаниями. Только вот кто же заплатит состояньице за визит? И вообще, после психологов такими счастливыми не возвращаются. Короче, Арес сообщает мне, информация занятная, но что с нее взять? Пусть. Посмотрим, что будет дальше.

А в остальном все, как прежде. Туллия великодушно меня прощает после этого своего ужина. Видимо, вкусно покормили какой-нибудь диетической травой, раз такая добрая. Короче, мы с нею сходимся в который раз, хотя и разойтись-то особо не успеваем. Но она не теряет надежды меня перевоспитать и, например, пробует штурмовать мою традицию пятничных блядок. В пятницу я основательно пропадаю с приятелями, и марафон по барам включает не менее десять точек посещений. А потом я отсыпаюсь до воскресенья. А тут она говорит, хочет провести со мной время. Эй, ты чего? Спятила? Любой другой день! Но Туллию разве прошибешь? Мы ссоримся. Вернее, она ссорится, а я собираюсь выйти из-за стола в своем офисе, и провести время так, чтобы Арес меня привез домой не ранее пяти утра. А она говорит, что в любом случае поедет ко мне и будет ждать, а мне выбирать, как я хочу провести вечер. Вот же.
- Не против, если я прямо сейчас поеду и решу, остаться мне или поехать к тебе?

Короче, мы зависаем неплохо, когда я говорю, что променял бабу на братишек, и братишки внезапно заинтересовываются. Еще короче, суд да дело, они предлагают мне убить двух зайцев, и прямо сейчас поехать, трахнуть Туллию, и вернуться с ее трусиками. Еще еще короче, я уже неплохо пыхнул, и мне семь верст не крюк. Вот так я оказываюсь дома в самый разгар детективной истории.

Картина такая. Регина стоит на краю бассейна в купальнике, потому что, видимо, Туллия силой визга не дает ей даже дернуться в сторону полотенца.
- Что за херня тут происходит?

...

+1

23

Не могу разгадать Нерона. С Туллией он такая сволочь, а со мной и Мелитой, да и Аресом, он совсем какой-то другой. Хотя все дело в том, что мы прислуга, а Туллия его девчонка. Только почему некоторые вещи, которые можно позволять с нами, он позволяет себе как раз со своей курицей?
Мои визиты к Косте становятся регулярными. По пятницам я теперь всегда отпрашиваюсь у хозяина и еду к Костику на целый день. Нерону все равно, он провисает со своими друзьями где-то. А я в это время разговариваю с Костей. Он тоже в курсе, что я с языком, но бабуля доверяла ему все свои семейные тайны, он действительно потрясающий психолог. Мы долго разговариваем о разном, обо всем, о прошлом. Я не плачусь, не страдаю по своей прошлой жизни, мы просто говорим. А потом целуемся весь вечер за пару часов до моего отъезда.
И это невероятно крутые ощущения, когда знаешь, что в тебе видят человека, а не безликую тень, которая стирает твои трусы и ты об этом даже не догадываешься, потому что думаешь, что гребаные трусы всегда чистые и такими и должны оставаться. И она сами появляются в твоем шкафу.
Я еще несколько раз еду к Косте и мне даже как-то легче становиться справиться с Туллией и ее заебонами. Она крысится, хихикает и подначивает, но у меня внезапно столько терпения к ней и даже сочувствия. Мне жалко, что она такая дура. И ей меня не обидеть. Местами, конечно, все еще бесит, но уже стало легче.
С Нероном стало легче. Я больше не чувствую того напряжения, которое было прежде. И иногда мы разговариваем, когда в доме никого не остается и мы так получается, что мы встречаемся наедине. Мне комфортно, но больше чем парой фраз мы не перекидываемся, разбегаясь каждый по своим делам.
Это был чудесный день. То есть сегодня пятница и это потрясающе само по себе, потому что у меня была встреча с Костей. Нерона нет дома и я решаю отправится в бассейн. Настроение отличное. Мне нравится больше всего нырять и касаться дна рукой, так и зависая в этом немом мире.
А потом я выныриваю и честное слово, мне кажется, что у меня кошмар наяву.
- Это что еще такое? Ты какого хрена здесь делаешь? – строгим и пронзительно звонким голосом спрашивает меня Туллия, взирающая сверху вниз и притоптывающая носком туфель. – Ты совсем страх потеряла, дрянь, в хозяйском бассейне круги наматывать?
Ее голос разносится по залу и она велит мне выбираться из воды. Я выхожу, а то еще кинется в воду, макияж потечет, будет меня потом обвинять.
И она расходится не на шутку, понося меня на чем свет стоит, когда появляется Нерон. Его так пошатывает, что страшно смотреть, даже издалека видно, что он не в себе. Что заставило его покинуть друзей так рано, да еще в таком состоянии?
- Нерон, ты распустил свою, - она делает ударение, припоминая Нерону все его прошлые высказывания, что мы – его собственность, - прислугу до того, что пока тебя нет они тут расслабляются на хозяйских харчах. Гулянки из дома, бассейн. А что дальше? Может, скоро мы застанем их за тем, что она развалятся на нашей постели, трахаясь и объедая холодильник. Видят боги, милый, ты слишком с ними мягок. А эта дрянь, посмотри как распоясалась, ни капли стыда на лице. Покойная Корнелия слишком разбаловала ее.
Она подбирает мое платье с лежака и бросает мне.
- Вон пошла отсюда!
И движение ее заходит потрясающе и прямо в кадр, потому что в тишине, в эхе ее голоса, когда она делает театральную паузу, раздается звон метала по плитке. И какая же она зрячая, вы только гляньте. Она подходит к источнику звука и победно поднимает кольцо с пола, с таким торжественным видом, как будто только ее короновали и сделали святой. Как будто она увидела истину бытия или раскрыла какое-то дело века.
- Это мое кольцо! Которое я потеряла. – она разворачивается к Нерону и подходит к нему, тыча кольцо ему в лицо. Ее крик достигает апогея, такого ультразвука, что я сейчас оглохну, а Нерон наверно уже. – Нерон, это мое кольцо. Которые мне подарил и которое я потеряла. Она украла его! Оно было в ее платье!
Твою мать, идиотка, что ты несешь?
Я смотрю на нее как на тупую, потом на Нерона и я в мозгу не ебу, что происходит. Что за кольцо? Я вообще его впервые вижу! И я в таком шоке, что даже до полотенца не дотягиваюсь. Не могу.
Дура!
У меня руки начинают подрагивать, пока эта сука строит теории, как кольцо могло попасть ко мне. Я могла его украсть. Но может быть…
- Может, это Мелита? Они могут быть в деле обе. А может подбросила, чтобы конкурентку убрать. Загнать-то ведь не выйдет. Такая вещь не может оказаться у прислуги.
- Нет! – я дрожащими руками вывожу жесты в воздухе. – Это не Мелита! Это не я! Честное слово, я впервые вижу кольцо. Да и с чего бы мне с ним тащиться в бассейн или носить его в платье, это хрень полная!
Под конец не выдерживают и сжимаю губы в тонкую линию, хотя я напугана. Просто мне бы не сорваться на крик и не сделать еще хуже. А Туллия продолжает визжать.
- Дай угадаю, - она смотрит на меня, - ты отпираешься, что это не ты своровала кольцо? Но улики говорят сами за себя. Откуда оно у тебя тогда?
- Да, бля, откуда я знаю! – не выдерживаю, но к счастью, все еще на жестах.

+1

24

Я прям-таки удачно вхожу, и все обращают на меня внимание, а Туллия обретает слушателя и судью в одном лице. Из ее визга я понимаю, что моя прислуга разболталась, потому что посягнула на хозяйский бассейн, что это приведет к тому, что она залезет в мою кровать и все такое прочее, а потом еще и объест. У меня в ушах звенит от крика, так что звона кольца я не слышу, и не сразу понимаю, откуда его Туллия подобрала, но теперь она тычет мне им в лицо. Опознание прошло не успешно, я не знаю, как оно выглядело.

Ни слова не говорю, но, видимо, мое лицо как-то меняется, потому что Туллия внезапно меняет стратегию, и приплетается еще и Мелита, которая то ли пособница Регины, то ли главная злодейка, придумавшая хитроумный план.
- Ты, что, охерела совсем? - наконец спрашиваю я, и вижу, как Регина жестами режет по воздуху, что она не виновата, что Мелита ни при чем, и чертово кольцо не известно, как попало в карман платья. Хорошо хоть, что Регина молчит, но я бы послушал, как звучит ее "- Да, бля, откуда я знаю!"

- Кольцо нашлось? - наконец спрашиваю я у Туллии и сам же отвечаю: - Нашлось. Нацепи и заткнись.
Вот честно, меня не ебет, откуда это кольцо взялось, вот же оно в итоге. И еще я ни на грамм не верю, что Регина могла бы что-то стянуть и таскать в кармане. Мелита - вообще бред, даже в голову не беру. Вот такой вот я, да. Мне на улики срать, я в своем доме могу полагаться только на свое же личное мнение и веру. А я верю, что ни Регина, ни Мелита не стали бы что-то воровать у Туллии. Тем более цацку.

- Нерон! В твоем доме воровка, которая оборзела! Она в твоем бассейне, откуда ты знаешь, что она делает в твое отсутствие?! - Туллия не унимается. Ты меня бесишь, подруга.
- Вот теперь послушай меня. Я сам разрешил моей,  - тоже делаю ударение, - прислуге плавать в бассейне. Представляешь, каждую пятницу, если захотят. Сейчас тут Регина, а через полчаса, может, будет Арес. Мне воды не жалко.
- На кровати тоже разрешаешь валяться? - фыркает Туллия.
- Далась тебе моя кровать! Хотя, про трахаться и объедать холодильник - я бы и сам так хотел. - И что ты таращишься, да стебусь. Туллия багровеет, даже ее пудры-хуюдры сейчас плавиться начнут на лице.

- Идиот! Я тебе о серьезном, а ты!
- А я говорю тебе не нести херню! - срываюсь.
- Потаскушку свою выгораживаешь?! - вдруг Туллию "озаряет". - Ее?! - тычет в Регину пальцем. - Так и знала, что ты ее трахаешь, сука. И на кого позарился, на безгласую! - И я упускаю момент, когда Туллия срывается с места, подскакивает к Регине и, вцепившись той в волосы, толкает в бассейн. - Мразь, запрыгнула-таки к нему в кровать! - Орет она. - Я знала, хочешь вернуть положение, да?! Лучше бы ты сдохла со своими предателями-родителями, змея!
И тут Арес (как тень, право слово) упускает момент, когда я оказываюсь рядом с Туллией. Ее я за волосы не хватаю, я просто отвешиваю ей пощечину от души. Зато она замолкает.

- Пошла отсюда на хуй. И кольцо забери.

Тулия как рыба, выброшенная на берег, хватает ртом воздух и держится за щеку, а потом срывается прочь. Киваю Аресу пойти за нею.
Регина в бассейне, словно застыла.
- Плыви сюда, вишенка. Червь повержен, - присаживаюсь и обоими ладонями почерпываю воды, умываюсь. - И прошу, не надо про кольцо. Я знаю, что это не ты и не Мелита. Но холодильник я все-таки проверю... Там должно быть ровно тридцать пять трюфелей. - Усмехаюсь. Да чего ты вздрагиваешь? Вода холодная?
Заглядывает Мелита, и тоже дрожит как осиновый лист.
- Принеси-ка нам виски, безо льда, на донышке, - говорю девушке, и та как раз исполняет приказ, когда Регина выбирается обратно и стоит, завернувшись в полотенце. Даю ей стакан. - Давай, глоточек.

Глазищи у Регины в половину лица. От удивления, что спаиваю, или от того, что произошло? Хотя, думаю, ото всего и сразу. Перетрухнула она, наверное, не на шутку. Еще бы, от визга Туллии стекло лопается и коленные чашечки.

....

+1

25

Скандал разгоняется, как гоночная машина на чистой трассе. Нерон реагирует на новость о том, что я или Мелита воровки совсем не так как предполагала Туллия и ей это не нравится. Ну как же, она только что уличила нас во лжи, раскрыла обман и Нерон должен быть ей благодарен, что она как верная псина вынюхала ложь. Но Сцевола ей совсем не благодарен и велит заткнуться.
Именно велит.
Только Туллия не затыкается, а надо бы, потому что она же должна знать, как Нерон бывает вспыльчив и она должна знать последствия. А я вот не знаю. Я вообще таращусь на парочку, на то как стерва вопит, что я – потаскуха Нерона, которую он трахает.
Блядь, что? Ну все, сука, ты сейчас огребешь!
Но огребаю я, потому что она так внезапно оказывается рядом и швыряет меня в бассейн, что я даже глоток воздуха не успеваю сделать и вместо этого заглатываю противную на вкус воду, от которой хочется тошнить. Я выныриваю и слышу уже слова что-то там о предателях-родителях. Сука, ну ты и сука. Только окажись со мной на кухне рядом, я тебе скальп сниму, тварь.
Только, наверно, не сниму. Нерон тоже скор на расправу и влетает Туллии по самое не балуйся. Наконец все стихает. Разве что жесткий и холодный голос Нерона звучит в тишине, чтобы Туллия свалила нахер из его дома. О боги, я бы расплакалась от счастья, если бы в этот момент не была так напугана. Да я едва на воде держусь, потому что вообще-то хочется свалить, а по ходу получится только утонуть.
Я провожаю взглядом суку, мне все кажется, что она сейчас вернется и утопит нас с Нероном к херам. Но она не возвращается, зато я едва не ухожу под воду, когда Нерон меня подзывает, чтобы я вышла из воды.
Мне показалось или он назвал меня «вишенкой»? Эм, что?
У меня зуб на зуб не попадает. Но это от озноба, а озноб от нервов. Блин, если бы Нерон был неадекватом, как и Туллия, то меня бы уже десять раз отхлестали за то, чего я не делала. Кражи караются очень жестоко и, черт, я была близка к этому наказанию. И еще мне просто тупо оскорбительно, что меня в таком обвинили. Нахуй мне ее кольцо? Что мне в нем делать? Посуду мыть? Кому его показывать? Даже продать нереально, она права. Прислуге от вещей никакого толку. От еды разве что. Но еду воровать, при том, что нас отлично кормят, это вообще убожество.
Блядь, найду – волосы выдеру это шлюхе.
А Нерон вот смеется. Трясусь, оборачиваясь в полотенце, но все же выдаю:
- Что тут смешного? – я бы и сказать могла, но зубы стучат и вообще как-то не до разговоров.
А Нерон протягивает мне стакан с глотком виски и я сначала отрицательно мотаю головой. Вообще-то я не пью. Запрещено. Плюс ко всему я никогда не пробовала виски. Ага, не успела. Но хозяин настаивает и я выпиваю этот глоток залпом и сразу глотаю. Сразу, потому что невероятно горько и у меня слезы на глаза наворачиваются. Я даже наклоняюсь, прижимая ладонь к губам, чтобы не выдать это пойло обратно. Нерон ржет, а я откашливаюсь, но к счастью, вроде обошлось. Разве что присаживаюсь на лежак, чтобы перевести дыхание.
- Дрянь какая. – это я про алкоголь или про Туллию? – Горько. – про алкоголь.  – Хорошо, что вы приехали. Спасибо.
Провожу ладонями по лицу и чувствую, как горит в горле. Полотенце падает с груди, хватаю его вовремя. И вообще что-то как-то штормит в голове. А еще я чертовски глубоко дышу. А еще я не ужинала пока еще. Короче, алкоголь мне – то, что доктор прописал, ага. А когда поднимаюсь на ноги – совсем весело.
Руки в жесты не складываются, трясутся еще слегка. И тем более я держу полотенце. Нерон решает помочь мне дойти до спальни, потому что ноги мои как-то косят слегка. Хотя сначала я отказываюсь, мол сама дойду. Но то ли пол скользкий, то ли я.
Мы спускаемся вниз по лестнице и я держусь за Нерона, внимательно глядя себе под ноги. Стараясь. Так и иду в полотенце, платье осталось лежать на полу в бассейне. А мы доходим до моей спальни и к этому моменту алкоголь совсем ударяет мне в голову. Я чувствую, что веки тяжелеют, но вместе с тем легкость в голове.
- Я никогда не пила виски. – выдаю я, падая на кровать и только Нерон вовремя удерживает меня, чтобы я не долбанулась головой об спинку кровати. Он меня даже укладывает, кажется. Вижу его лицо очень близко. И касаюсь теплыми пальцами его щеки. – Хорошо, что она ушла. – если бы я только понимала, что я несу… - Ты назвал меня вишенкой… - тихо смеюсь.

+1

26

Регина выпивает виски и закашливается. Вообще-то этот глоток стоит столько, сколько даже твой Константин, наверное, за несколько месяцев зарабатывает. Смеюсь.
- Ты ничего не понимаешь, дурочка.
Помогаю ей подняться, и, да неужели, ее чуток развезло? Ну, точно. С одного глотка? Да ладно? Смешная. Вишенка, ты вообще с какой планеты?

Мы спускаемся по лестнице, идем к ее комнате. Она все подрагивает, но отходит. Лицо уже не такое бледное, наоборот на скулах даже выступили красные пятна. Девчонку совсем разморило, она валится на кровать, и я смягчаю ее падение, укладывая.
- Ложись, позову Мелиту помочь тебе переодеться, - а она вдруг касается моего лица и говорит, что я назвал ее вишенкой. Правда? Но акцент я делаю на другом. - Если бы я знал раньше, что она так свалит, сам бы спер кольцо, - смеюсь. - Шучу. А теперь рот на замок.

Оставляю ее с Мелитой, и встречаю Ареса в холле. Он говорит, что Туллия уехала домой, и спасибо, что ничего не говорит о случившемся, никакого мнения. Да чего тут сказать? Вообще, молчание говорит даже больше. Арес не опровергает мою убежденность в том, что девчонки не виноваты. Короче, хороший он мужик, я его люблю, а теперь пусть он отвезет меня в клуб обратно. Может, хоть там кого-нибудь трахну, а то оттрахали пока только мой мозг.

Арес вообще моя правая и левая рука, потому что именно он расталкивает меня в отеле Форум, выуживая из-под девочек-красавиц, сообщая, что в Пятом серьезная авария. Прекратили работу сразу три станции, а они несущие от Пятого в Шестой, Второй и Первый. Возможно, диверсия, группа техников уже выехала из Третьего, специалисты компании на борту. Такие новости, оказываются, действуют лучше апельсинового сока и аспирина.

Я велю Регине собрать мне сумку, диктую, что мне потребуется, выскакивая из душа и на ходу одеваясь. И я на конференц-связи с технарями. И с Президентом. Отличный, должно быть, у меня вид. Сноу высказывает пожелания, что неполадки устранятся, и я знаю, что он беспокоится не о технической стороне, иначе бы не сообщал о том, что окажет помощь. Пятый перероют его ищейки. Окей, старикан, до связи, у меня вертолет с крыши через двадцать секунд.

Следующие сутки я в Пятом, лично инспектирую, блядь, ситуацию. Заебись, твою мать. Жопа такая круглая и большая, что я в нее без смазки вошел. На всю, блядь, длину.
- Я вас нахуй этим кулаком выдеру, если не восстановите работу, - ору на мэра. - Тебе, сука, деньги капают, чтобы охрана объектов была на уровне! Тебе, что, твою мать, миротворцев сюда прислать? Так их тут будет столько, что не они среди жителей будут, а жители среди них теряться!

Ну и по всем законам анатомии, если есть жопа, то есть и пизда, и эта пизда тем временем в Капитолии через десятые руки рассказывает о том, что не может показаться из дома, потому что Нерон Сцевола показал себя гнусным, властным типом, склонял ее, понимаешь, ко всякому. Но пока это только слухи, сама Туллия ничего не подтверждает, и только некие "анонимы" гундят. Об этом я узнаю по пути в столицу из газет, и прямо на своем фото вдуваю пыли. Хорошо так вдуваю. До озвездения, но в самый раз, чтобы выгрузиться на собственной же крыше в полном приходе. Вечер чудесен и свеж, а я нет.

Регина встречает меня, показывает, что ужин готов. Я похож на голодного? Мне жевать некогда, звонят эти тупые дебилы, сообщая, что пока ситуация такая же, как и пять минут назад. Да вы позвоните мне, когда, сука, на лад пойдет, а!

Звонят много, и я просто ставлю на громкую связь, а сам сижу в столовой и пью виски. И нюхаю. Вот это ужин, Регина! А теперь можешь валить.
И вот среди прочих возникает звонок не от техников. Звонящий называется, и это, ого, Константин. Узнал о моих трудностях и решил предложить помощь? Ан нет.
- Нерон, я бы хотел предложить вам продать мне Регину. Поверьте, я могу позаботиться о ней... Корнелия могла бы подтвердить, и...
- Регина! - кричать дважды не приходится, Регина возникает тут же, словно стояла за углом. - Слышишь, что? Любовничек твой предлагает мне продать тебя ему. Позаботиться, говорит, может.
Смотрю на нее, а она застывает как изваяние.
- Молчит, Кость, - и вдруг меня осеняет. Не иначе как мы одну газетенку о моих чудачествах прочли, да? - Что, боишься, склоняю твою подругу? Властно? Позже позвони, а? У меня авария. - Отключаюсь, полощу гордо вискарем. А вкуса уже не чувствую. Как сок яблочный.

- Ну что, хочешь к нему? Знаю же, что катаешься. Хороший Костя? - сползаю со стула и иду к ней. - Эх, Регина, а я понимаю, чего он так беспокоится... - кладу руку ей на шею, и Регина даже не рыпается. Молодец, целее будешь. Или нет. Толкаю ее к столу, нагибая и прижимаясь сзади. Как-то я устал, мне надо расслабиться... - Слушай, а может, это ты ему помощь оказывала психологическую. Покажи, как? - забираюсь под подол ее платья, скольжу по гладким бедрам, раздвигая. А как она пахнет... Шепчу ей на ухо, и прядь волос щекочет нос. Совсем как пыль. - Не отказывайся, когда предлагают.

....
.

+1

27

Нерон уезжает на несколько дней в Пятый дистрикт, а пока его нет, в Капитолии тихо ползут слухи о том, что бедная девушка мистера Сцеволы оказывается терпела характер своего парня очень долго и из большой любви, надеялась, что он исправится, но он, сволочь такая, не исправлялся, и даже покушался на ее жизнь. Припевать эта дрянь умела всегда. И сейчас она распускает язык, как хвост павлина. Точнее, это делают за нее, какие-то мелкие желтые газетенки, но постепенно скандал обрастает деталями и вишенкой на торте оказывается финальное интервью самой Туллии.
Конечно, тут же вытаскивают под свет софитов и прошлое Нерона, его первую женитьбу на известной порнозвезде, когда ему было всего девятнадцать и каким это стало скандалом для семьи Сцевола. Его бывшая, к слову, отзывается о нем вполне благосклонно. Она похожа на адекватную шлюху, во всяком случае, если закрыть глаза и слушать ее, то действительно адекватная.
- На Нерона нереально жаловаться. Это же какой дурой надо быть, чтобы найти в Нероне какие-то недостатки. У него их валом, да, но, уверяю вас, он с лихвой их компенсирует в постели и мне это чуть карьеры не стоило. Дура, она и есть дура. И если он и поднял на нее руку, то за дело.
Странная такая себе защита. А еще пресса рассказывает, каким разгильдяем и оторвой он было во время своей молодости и сейчас хоть и гулял меньше, в связи с работой, но все еще его можно было увидеть в нетрезвом состоянии в злачных местах, с сомнительными людьми.
В общем, повылазило все. И мне думалось, что когда Нерон приедет домой, то ему это очень сильно не понравится.
Но все оказалось куда хуже. Я понимала, что Нерон очень на взводе из-за возникших проблем на работе, но то, в каком состоянии он явился – не передать словами. От него пышет жаром, плохим жаром, не в стиле, эй, детка, хочешь меня. А в стиле, я разъебу лицо любому, кто меня тронет.
Нерон не хочет есть, зато он надирается в хлам и через каждые десять минут на кого-то орет в трубку, оглушительным матом, что даже у меня уши в трубочку сворачиваются. В общем, я не выбираюсь из своего угла, пока…
Я возникаю в коридоре и замираю под взглядом Нерона. Буквально врастаю в пол, когда он говорит о том, что Костя на проводе и хочет меня выкупить. Ох, боги, Костик, что же ты делаешь? У меня сердце пропускает пару ударов и меня прошибает холодный пот. Мне страшно. Нерон говорит, что я молчу и потом как будто решает, что Костя пытается защитить меня от нападок хозяина. Но все не так. И Костя пытается это объяснить, но ему не позволяют. Сцевола просто бросает трубку.
Я не схожу с места, хотя инстинкт вопит, чтобы я бежала без оглядки. Но, может, все просто дело в том, что Нерон на взводе, сейчас порет и пройдет, да? Но не проходит.
Он вдруг пеняет мне с какой-то издевкой и обидой в голосе, что я сама хочу к Косте, поднимается и идет ко мне. Почему я не сбегаю? Почему? Но я как будто под гипнозом, замираю на месте не в силах сделать шаг. Я замираю под этим холодным взглядом, от этих слов, которые опутывают словно колючая проволока. Что он понимает?
Его рука смыкается на моей шее и я совсем перестаю дышать, вытягиваясь вслед за его рукой и не спуская взгляда с его остекленелых глаз. Холодные, как лед, холодные. От него сильно несет табаком и алкоголем, но это все ерунда.
Я не кричу. Я не кричу даже тогда, когда грудной клеткой ударяюсь о твердую поверхность стола, чувствуя как Сцевола прижимает меня к столу и я щекой упираюсь в холодное дерево, оставляя следы от дыхания на блестящей поверхности. Издаю только какой-то слабый писк, когда чувствую, как его руки задирают подол моего платья и он требовательно, по-хозяйски, проводит руками по моим бедрам, заводя руку между ними и нашептывая о том, чтобы я не отказывалась от того, что мне сейчас предлагают. Но разве это предложение?
Вот тут-то меня и подрубает. И я начинаю упираться в стол, чтобы хоть как-то оттолкнуть Нерона, но он сильнее меня прижимает, говоря какие-то гадости, от которых мне становится противно и еще страшнее. Я безрезультатно провожу ногтями по столу.
- Не надо! Пожалуйста! – вдруг вырывается у меня крик, или скорее истошный вопль, всхлип, сбивчивый, осипший. Я задыхаюсь. – Остановись, умоляю тебя! Не надо!
Трудно сказать, в каком именно момент влетает Арес, но едва я перестаю чувствовать на себе Нерона, как тут же оседаю на пол и вижу, как охранник заламывает хозяину руки и тащит к раковине, быстро открывает кран и сует голову Нерона под холодную воду. Сцевола вопит и вырывается, но все это сливается в такой белый шум, что у меня как-то картинка не сходится со звуком.
- Уходи. Я разберусь. – сквозь зубы выдает Арес и по его посеревшим глазам вижу как он зол. Очень зол.
Я поднимаюсь на ноги, выбегаю быстрым шагом в коридор, но сюрпризы на сегодня еще не закончились. В лофт заходят пара миротворцев, вручая мне ордер и говоря о том, что они уполномочены забрать Нерона Сцеволу на беседу с жертвой. Жертвой, блядь? Чего? Аборта? Короче, Туллия вызывает Нерона на поединок, по любому хочет содрать с него как можно больше за моральный ущерб. И теперь уже точно выебать ему мозг. Арес выходит в коридор и вслед за ним тащится Нерон. Не знаю, как у них там продвигались дела и что с Нероном, но я тут же отхожу в сторону подальше от него, отдавая предписание Аресу. Тот объясняет ситуацию Нерону.
И видимо, другого выхода нет, потому что Нерон все-таки уезжает. А я иду в свою спальню, падаю на кровать и не замечаю, как начинаю рыдать. Что, блядь, происходит?
Арес не будет вдаваться в подробности, но скажет, что дело замяли и каждый получил то, что заслуживал.
- То есть?
- Она получила компенсацию. Денежную и моральную. Нерон ложится в клинику для наркозависимых на 2 недели.
Почему я не вижу радости на лице Ареса? Он сам собирает Нерону какие-то вещи и их немного, а потом отвозит. Я предлагаю поехать с ним. Арес ухмыляется, видимо, считает, что я совсем с ума сошла, если после того, что произошло, я еще могу проявлять к Нерону какие-то чувства сопереживания.
- Тебе там делать нечего.
А потом дни начинают тянуться. Арес каждый день ездит к Нерону, но не вдается в подробности, даже не знаю, заходит ли он в палату к хозяину.
А однажды в лофт приходит Костя. Арес пропускает его и дает нам поговорить.
- Я не хотел, чтобы все так получилось. Я думал, он согласится, ты говорила, что до тебя справлялась Мелита. Вот я и решил… - он берет меня за руки. – Регина, пожалуйста, прости меня. Я не хотел, чтобы все так обернулось.
Что я могу ему сказать? Я молчу. Молчу, пока он говорит о том, что хотел бы, чтобы я была у него, что я ему нравлюсь, что ему со мной хорошо. И он бы очень хотел, чтобы я стала частью его дома. Но это невозможно. Никогда не будет возможно. Это я ему и говорю.
- Я больше не приеду, Кость. Я не смогу так. И если узнают, тебе не простят.
Мы расходимся. Точнее, я остаюсь в лофте, а Костя уходит и мы расходимся. А были ли у нас вообще какие-то отношения?
Все как-то валится из рук и лофт кажется пустым без Нерона и, смешно сказать, без Туллии и ее криков и приказов. Я часами могу сидеть в спальне Нерона с Пиратом под боком и смотреть на город, расстилающийся у меня под ногами. Мы так и сидим вдвоем. Пес скучает. А я?
Я не оправдываю Нерона ни его положением хозяина, ни наркотиками, ни тем, что на него свалилось все разом. Я не вижу оправдания тому, что он чуть со мной не сделал. В какой-то степени это повлияло на мое решение расстаться с Костей, потому что как никогда прежде поняла, что я – существо подневольное, протяни руку и я буду рядом, когда нужно. Что-то вроде солонки, чтобы суп был не таким противным. Нерон хорошо мне это показал. И мне нечего ему сказать.
Мне нечего ему сказать, когда я все-таки оказываюсь в его палате ближе к концу первой недели.
Я выгуливала Пирата утром и он повел меня туда, где он обычно гулял с хозяином и наш путь привел нас к той кафешке, в которую меня привел Нерон, когда мы гуляли вместе. И как-то так получается, что на следующий день я упрашиваю Ареса взять меня с собой в клинику к Нерону, потому что хочу ему кое-что отвезти. Я очень тороплюсь, очень стараюсь, чтобы булка не остыла и прошу Спартака завернуть ее поплотнее, чтобы тепло не ушло.
Не знаю, как она там себя чувствует в пакете, эта булка, но явно лучше, чем выглядит Нерона, лежа на койке и глядя на меня пустыми глазами.
Я не собираюсь надолго задерживаться или вести беседы. Я просто зашла, чтобы занести гребаную булку, которую ставлю на прикроватный столик. И еще небольшой пакет с вишней и черешней. Он же вроде их тоже любит?

Отредактировано Lucia Varys (Вс, 17 Янв 2016 01:53)

+1

28

Реальное осознание того, что я мог сделать с Региной, приходит, пожалуй, только в клинике, а тогда на кухне я отключаюсь, и только ее крик режет слух. Черт, если бы Арес не подоспел, то черт знает, каких дел бы я наворотил. А черт знает...
Арес оттаскивает меня, заламывая руки, и сует под кран с ледяной водой остудить пыл. Чувак, это тогда я матерился, а сейчас я тебе благодарен как никогда...

Бессонница точит уже вторую ночь, которую я провожу здесь, так что у меня полно времени обдумать произошедшее по трезваку, и разобрать события того вечера по порядку, а не воспринимать их в той точке, в которую они сжимались для меня тогда. Вот я лезу на ватную, словно парализованную от страха Регину, вот я хлебаю воду, а вот в моем лофте миротворцы и мои же адвокаты. Туллия, пизда, решила дать делу ход, подмазала этот хиленький синяк на сучьей морде, и теперь идет в атаку. Хочет компенсацию морального и физического ущерба. А еще я хотя и обдолбан, но замечаю, что о причине нашей с ней размолвки и речи не идет. Что, не хочется болтать о том, что между тобой и служанкой и выбрал лгуньей тебя? Впрочем, и я молчу, что, к слову, к великой радости моих адвокатов. Но то, что я молчу, сильно не по нраву Туллии, и она к этому цепляется.
- Вы что, он же обдолбан!
Так как у нас тут приватная вечерника, то и судья-посредник тут, так что веселье ну просто абсолютное. Поднимаю на Туллию глаза. Честное слово, убью. Однако вместо этого закуриваю, и мне, конечно, делают замечание. Эй, я же не бонг из штанов достал, а?!

И, блядь, откуда у вас тут медик? У меня берут кровь, и, конечно, она ни хуя не голубая, чистая и прозрачная как вода в ручье. А похуй. У меня сейчас то состояние, когда я, ребята, с вами, но вы уж как-нибудь без меня. Просто порешайте по-быстрому, я заплачу ей все, что она хочет, сколько она хочет, когда хочет. И тут звонит телефон. Арес сунул мне его в карман, когда натягивал на меня пиджак и встряхивал меня вместе с ним. Отвечаю на звонок, даже выхожу из-за стола ора. Да пошли вы, это по работе - расталкиваю адвокатов Туллии. Техник что-то чеканит мне, я не очень соображаю, но звучит уже получше. Уебки, блядь.

- То есть о своих гребаных станциях ты говоришь, а меня игнорируешь! - накидывается на меня Туллия, едва я возвращаюсь.
- Ты не приносишь мне денег, - отвечаю наконец я. - И даже в жопу не даешь, - и едва успеваю отклониться назад, чтобы она не вцепилась в мое лицо и не выцарапала мне глаза. Нас разнимают.

Короче, суд да дело, и оборачивается все тем, что сумма согласована, но если я не хочу сесть в тюрьму в качестве предупреждения и примера другим таким, то я незамедлительно должен лечь в клинику на лечение. Вот же блядь. Да, черти бы вас побрали, я согласен! Едем сейчас же, а то вы нахуй меня не найдете!

...Переворачиваюсь с боку на бок. Это мое второе пребывание в клинике после смерти Джесс. Вообще, мы могли бы оказаться здесь вместе, но ее не откачали, а меня полоскали где-то с месяц. Теперь срок в два раза меньше, и эффекта все равно, наверное, не будет никакого. Хотя, пусть почистят мне печенку, что ли. Лишним же не будет, да?
Ложусь на спину и жму ладонями на закрытые веки, так что под ними вспыхивают яркие пятна. Меня промывают какой-то лютой жижей, и отпускает только сейчас. Хотя бы на изнанку не выворачивает. Тут даже жратва витаминная.

Арес приезжает ко мне, привозит каждый день свежее белье и одежду, потому что я потею как грузчик, и мгновенно становлюсь вонючим, как свинья. Я часто просто валяюсь в ванне вместо оздоровительных прогулок. Вот и сейчас жду его, и он открывает дверь, я вижу его, но перед ним вдруг входит Регина. Эй, он не боится оставлять нас наедине? Хотя, он же наверняка как сторожевой пес с той стороны.
Сажусь на кровать, глядя на Регину. На ней длинное серое платье с коротким рукавом. Летний вариант? Погода сейчас теплая. Или она для меня принарядилась?

Она молча ставит на столик два бумажных пакета, и я беру первый посмотреть, что там такое может быть. Я еще не распаковываю все эти обертки до конца, но уже ощущаю запах теплого хлеба. И застываю. В самом деле?
Булка свежая, хрустящая, я мну ее в руках, и...
- Спасибо. Хотя бы буду сыт. Стряпни Мелиты здесь очень не хватает, - говорю я, пытаясь нацепить на восковою морду улыбку. - Слушай, я был обдолбан, и удача, что Арес всегда рядом. Я бы сам себя не простил, но... Мне стыдно за то, что я сделал. Позвони Константину, я согласен. Ты можешь переехать к нему. - Выпаливаю на одном дыхании, рассматривая корку, и наконец поднимаю глаза к Регине.

Я понимаю, что со мною перед ней не так. Я испытываю неловкость. Она с таким достоинством держит себя, всегда бурлит, но никогда не срывается, и мне правда неловко за то, что я делаю. Да, тогда в библиотеке было смешно и я куражился, но и Регина это понимала, что я дурак, а то, что случилось в кухне... Честное слово, я бы сам отстегал себя по рукам. Я даже не очень помню, что я делал и как далеко зашел, помню только ее отчаянный вопль и просьбы не делать этого.

....
.

Отредактировано Aaron Levis (Вс, 17 Янв 2016 10:57)

+1

29

Хозяин проверяет содержимое пакета и по его глазам вижу, что он удивлен. И хотя он пытается нацепить улыбку на губы, не сказать, что она искренняя. Видно, что ему здесь плохо и он бы с удовольствием отсюда вышел прямо сегодня. Не представляю, что он сейчас чувствует, но солгу, если скажу, что думаю, будто он этого не заслужил. Заслужил. Еще как.
Он шутит про то что еды Мелиты не хватает. Не отвечаю на его улыбку. Вообще, мне почему-то больно смотреть на него такого, пустого, безнадежного, смиренного. Он как будто только и ждет, когда эта ослепляющая белая стена палаты его оставит и он вновь вернется к тому, с чего начинал. Арес говорил, что Нерон уже лечился однажды. Это было давно, но постепенно все возвращалось на круги своя. И на это мне сейчас жалко смотреть. Бессмысленные потуги, которые не увенчаются успехом, потому что едва он выйдет, все начнется по новой. Его заначки в лофте никто не чистил.
А еще он извиняется. Говорит, что ему стыдно и он бы себя не простил. Надеюсь, мое прощение ему не нужно, потому что не могу ему его дать. Нет, дело не в том, что я злюсь, просто было и было. Противно.
Но когда Нерон говорит, что согласен отдать меня Косте, я как будто вся подбираюсь и почему-то жжет руку. Хочется ударить его. Мне нуден десяток секунд, чтобы собраться, сжать губы и отвлечься на пейзаж за окном. А потом я вновь смотрю на Нерона, выдыхая.
- В этом больше нет необходимости.
Я для себя все решила. И ничего бы у нас в любом случае не получилось. Лучше разорвать, пока болит не так сильно.
Быстро перевожу тему в другое русло.
- Я могу передать с Аресом приготовленное Мелитой. Поправляйтесь.
И вообще-то уже хочу уйти, потому что мне задерживаться тут нечего. Арсе был прав. Но Нерон внезапно отказывается от еды Мелиты. С другой стороны, да, логично. Осталась всего неделя, всего ничего терпеть и домой, к тусовкам, спиртному. Забавно, раньше меня это все не так задевало, пока я лично с этим не столкнулась.
А еще Нерон говорит, что лучше, чтобы я привезла еще булок. Типа только я знаю эту секретную нычку. С моего языка едва не срывается, что, должно быть, Арес в курсе. Он же все про всех знает. Как узнал про меня. Но я молчу и просто киваю.
В машине накрывает. Не знаю, почему. Глаза жжет от слез и я закрываю лицо ладонями, сдерживая порыв разрыдаться. Не случись всего этого, не обдолбайся Нерон тогда, я бы уже могла быть с Костей сейчас. А вместо этого у меня ничего нет.
- Все в порядке? – Арес смотрит на меня в зеркало заднего вида, видя как меня скрючивает.
Вдох-выдох.
- Да. – отлепляю ладони от лица как-то резко и рвано.
Все пройдет. И не такое переживали.
Я появляюсь у Нерона еще пару-тройку раз перед тем как его выписывают. Приезжаю с дежурной булкой и ставлю пакет на стол, отходя от койки хозяина на расстояние в несколько шагов. Не присаживаюсь, не развожу бесед.
- Пират очень соскучился. Вторую неделю в вашей спальне проводит. Я нашла еще некоторые вещи Туллии, - которые она рассовала, блядь, по всему дому. - Что мне с ними сделать?
Так и проходит оставшаяся неделя. А потом Нерон возвращается домой и мы с Мелитой встречаем его на пороге лофта. А следом, на него набрасывается пират, подпрыгивая, становясь на задние лапы и ластясь к хозяину, которого почему-то давно не было. Эх, малыш, если бы ты знал, почему не было хозяина, ты бы все еще встречал его так же радостно?
Постель в его спальне заправлена идеально, все готово к его возвращению, да и не сказать, что мы метались особо. Это в гостиной был свинарник из бутылок и стаканов, окурки, разбросанные за пределами пепельницы. Но сейчас все чисто.
- Ужин готов.
Мелита немного приболела, поэтому быстро приготовила ужин и ушла в спальню. На обслуге сегодня и ближайшие несколько дней - я.

+1

30

Регина отвечает, что в моих извинениях нет необходимости. Я знаю. Просто я говорю это, потому что действительно хочу сказать, вот и все. Или это она о моих словах о том, что она может переехать к Константину и жить в любви и радости? Да по херу. Я уже ничего не понимаю. И ничего не хочу. Мелитиной стряпни тоже не хочу. Только зачем я говорю:
- Разве что привези мне еще булок, только ты знаешь мой секрет, а Пирата не пропустят. - Не знаю, зачем. Скоро я отсюда съебусь, окажусь в родных стенах, и все, можно будет страницу перевернуть. Только все равно не понятно, почему я прошу Регину еще приехать.

- Вещи можешь выбросить. - Отвечаю на вопрос про манатки Туллии. Обойдется и без них.

Вообще, я тут не только лечусь, я еще и работаю прямо отсюда, и мне по хер, что мне противопоказано напряжение. У меня на трех станциях напряжения нет, так может я свое туда перенаправлю?! Короче, путем боданий мне-таки оставляют планшет, и я правда чувствую себя лучше, не давая этим рукожопым техникам расслабиться ни на минуту. Так и для меня время проходит быстрее, и в один прекрасный день я наконец сваливаю домой. Домой!

Меня встречают как во дворце. Регина, Мелита. Пират заскакивает на грудь, вылизывая мне морду так интенсивно и воодушевленно, что с таким же успехом мог бы ее отгрызть. А какой тяжелый, лось...
- Девчонки, меняю вас обеих на него, - ржу, уворачиваясь от пса.

Работаю из дома, у меня лень. Сейчас поужинаю, приму ванну и лягу спать, а завтра... Завтра начну вкалывать. Может, мне слетать в Пятый?

Я стою перед зеркалом в ванной комнате, рассматривая свою осунувшуюся рожу, и задумываюсь, что, в общем и целом, отделался легким испугом. Пожалуй даже немного поправил здоровье. И машинально шарю ладонью под встроенной под зеркало полкой, хотя слышу, что ко мне приближается звон. Это звук видеовызова. Наверняка, снова из Пятого. Регина входит, старательно глядя куда угодно, чтобы не наткнуться на голого меня, но я не голый. Почти нет. Стою в полотенце.

Она видит пакетик с порошком в моей руке, и в ее глазах я без труда читаю испуг. Совершенно ясный, осязаемый испуг. Она поднимает на меня взгляд, и губы ее бесшумно шевелятся. А я как под каким-то гипнозом, словно хочу узнать пределы ее испуга, достаю еще нычки, выкладывая их на краю раковины. А телефон в ее руке надрывается. Ну, что скажешь о моих запасах?

И тут Регина делает то, что я среди миллионов вариантов не смог бы предположить, будь они у меня в принципе. Выражение страха на ее лице вдруг резко меняется на решительность. Она отшвыривает телефон, и тот, щелкнув, отключается, а сама кидается вперед, сгребает в ладони пакетики, собирает те, что смахивает на пол случайно, и в пригоршне с ними несется к унитазу. И с ревом целое состояние уносится в канализацию. Регина стоит и наблюдает, а когда все стихает, все равно не трогается с места. Наверное, запал тоже смыло, да?

Подхожу к ней и опускаю крышку унитаза, сажусь как на стул и смотрю на Регину. А она стоит бледная и следит за мной внимательно. Прядь волос выбилась и упала на лицо. Мешает, наверное? Наверное, очень хочется сдунуть ее?
- Прибралась? Иди.

У меня забаливает голова, и вообще планы по засыпанию тоже, видимо, где-то в канализации, потому что я... Не могу уснуть ни в эту ночь, ни в следующую. Зато меня вырубает на несколько часов днем. Я как будто даже умираю на это время, меня невозможно разбудить.

...

+1

31

Нерон мало на себя похож, когда возвращается с клиники, но видно, что он рад вернуться домой. Даже что-то там шутит. А еще у него до фига работы и телефон не замолкает, то и дело кто-то звонит и Нерон с кем-то устало беседует. Столько времени прошло, а проблема еще висит? Что же там такого произошло?
Я несу хозяину разрывающийся телефон, когда застаю его в ванне с пакетиком в руках. И мне даже не надо гадать, что в этом пакетике, итак все понятно, я не настолько из лесу. Я поднимаю взгляд на Нерона. Он уже обдолбался? Мне уже надо кричать и нестись в свою спальню? Успею ли? Но по взгляду Сцеволы вижу, что я пришла вовремя, потому что он трезв. Это действительно видно и по глазам и по осанке.
Зачем он это делает? Я не понимаю. Нерон вытаскивает из загажника все свои припасы и по мере того, как выкладываются пакетики на раковину у меня глаза расширяются до предела. Что он мне хочет сказать? Что он надолго обеспечен? Что так или иначе, но однажды то, что произошло на кухне повторится и он доделает начатое?
Это отвратительно, это ужасно. Ему не противно смотреть на себя в зеркало? Мне вот на него противно смотреть. На все это золото, над которым он чахнет, демонстрируя, хвастаясь.
Гребаный телефон меня заколебал и я его отшвыриваю. Просто у меня нет времени особо размышлять над тем, что я делаю. Я просто делаю, порывисто, резко, как будто сама под дозой. Ловко огибая Нерона, собирая все эти пакетики и отправляя их в унитаз. Смываю. Все произошло за секунду и очухиваюсь я уже когда очень осознанно наблюдаю за тем, как порошок исчезает вместе с водой.
Насколько я знаю, это дорогое удовольствие. Но что еще более важно, это удовольствие Нерона, на которое я посягнула. И вот сейчас самое время узнать, во что мне это выльется. Честно говоря, ощущение, как будто он меня сейчас мокнет в этот унитаз, запихает туда целиком и заставит вытащить его дозу обратно. Ну или отправит вслед за ней, как угодно.
Но ничего подобного Нерон не делает. Он садится на крышку унитаза передо мной и смотрит как-то очень странно. Не могу понять его взгляд и что в нем. Ну! Что? Ударь меня, если хочешь. Но он не хочет.
- Прибралась? Иди.
Я сваливаю, сбегаю. И, эй, когда это я успела так оборзеть? А когда я успела так разгневаться, что едва могу восстановить быстрое и резко дыхание? Как будто я мешки таскала с вещами Туллии. В доме ни одной ее вещи не осталось. Остался только Нерон. Впрочем, сколько времени пройдет, прежде чем он найдет себе новую Туллию? Может в этот раз хотя бы по приличнее будет.
А еще я думаю о том, не бесполезную ли работу я сделала? И что, что выкинула порошок? Он может пойти и затусить с друзьями и вернуться домой готовым. А что я могу сделать?
Нерон на несколько ближайших дней зависает дома и мне приходится следить за тем, чтобы указания врачей выполнялись по существу. Поскольку Мелита еще болеет, то мелкая готовка в стиле нарезания продуктов на мне. За завтраком обязательно свежевыжатый сок. В течении дня на полу возле кровати Нерона появляется ваза с какими-нибудь фруктами. И даже если он не притрагивается к нарезанным апельсинам или грейпфрутам, я все равно обновляю тарелку.
Жри, блядь, нормально!
Ему прописали еще какой-то курс таблеток, типа после прочистки. Так что это тоже по часам и на подносе рядом с едой лежат таблетки и стоит стакан с водой. Я понимаю, что у него нихрена нет аппетита. Но я то ли слишком хорошая прислуга, то ли слишком упертая и не менее упертый он. короче…
Жри, блядь, нормально! Бесишь!
Нерон улетает на день в Пятый, но обещает вернуться. А я пользуюсь моментом и прошу Ареса отвезти меня в магазин. С Нероном все согласовано, он меня отпустил. Я вдруг решила сделать себе приятное и купить какое-нибудь платье. Я в общем, так и делаю.
Нерон возвращается к ночи, так что я не сплю, а все осматриваю платье и упускаю момент, когда мне нужно переодеться. Поэтому приходится идти прямо в этом и встречать хозяина. Есть он не хочет и по глазам видно, что дико устал.
- Может приготовить вам ванну?
Не помню, чтобы он когда-нибудь просил меня приготовить ему ванну, но все равно закидываю удочку. Мало ли.
- Приготовить кофе?

для тебя, между прочим. чтоб ты ослеп

http://savepic.ru/8341652m.jpg

+1

32

Регина сбегает, а я не пытаюсь ее задержать. Да и не за чем.
Да, удивительно, но нычек в лофте больше нет. Я даже косяки все выкурил, а запасы не обновил, так что только и имел, что порошок, который сейчас купался в дерьме, подняв его стоимость.

Нет, не кидаюсь звонить диллерам. Парни приглашают развеять с ними тоску, но мне что-то до хера не до веселья, тем более, что я все еще дергаюсь в жопе, и планирую слетать в Пятый, посмотреть, как соответствует отчетность реальности. И еще не знаю, правда, зачем, листаю книжонки по физике, обновляя файлы в башке. Наверное, дело в бессоннице, я от нее мотаюсь по дому бесцельно, а потом сдаюсь и заваливаюсь в библиотеке.

Дела в Пятом идут не так быстро, как хотелось бы, но ремонт невозможен на каждой станции по очереди, только одновременно, и это здорово тормозит, но иначе никак. К тому же на несколько часов в ночь их пускают на четверть мощности, чтобы пускать транспорт по железной дороге из Шестого. А то бы я заставил работать всех сутки напролет, пока все не станет, как было.
Расследование идет, и версия о диверсии подтверждается. Жителей шерстят по которому разу, но меня это не волнует, пока нет результата. Я договариваюсь о том, чтобы увеличить число миротворцев, больше в охране никаких местных, хватит.

Я возвращаюсь домой не голодный, но уставший, так что ужин не так кстати. Спасибо. Мелита что-то приболела, ей даже врача вызывали, так что кухня на Регине, и, прямо скажем, изысками меня не балуют, и я бы издох, если бы зависел от них. Зато рецепты врачей вишенка точно выучила наизусть или носит у груди, потому что исправно снабжает меня все, что прописано, и кладет эти чертовы пилюли, которые я пью. Да, проглатываю. Могу язык показать.

Регина встречает меня, и что-то с нею не так. Кажется, дело в платье. Наконец какой-то свет, кроме черного и оттенков серого! В конце концов, лето.
- Ванну из кофе, - откликаюсь я, идя наверх. - Шучу. Кофе. Ванну я сам.
Пока я раздеваюсь, вода набирается, и она такая горячая, что парит. В самый раз. Не люблю пен и всего такого. Хотя, может, перебраться в джакузи?
Лежу, закрыв глаза, когда приходит Регина. Она ставит чашку на край ванны и трогает меня за руку.
- О, ты, - смотрю на нее. - Спасибо.
И лимон не потерян.
- Красивое платье. И распущенные волосы - тебе идет. - Вдруг говорю я. Да, заметил. И вижу, что Регине приятно, потому что она рассеянно поправляет волосы, забирая их за уши. - А так еще лучше. - У нее даже уши розовеют. Какая же ты удивительная, вишенка. И почему-то до сих пор здесь, а не у своего приятеля, хотя и он тебя хотел, и я отпускал.

- Ты прочитала книгу? - спрашиваю я. - Может, дашь почитать? Бессонница мучает. - Но настроение тем не менее, хорошее, если я внезапно вспоминаю.

..

Отредактировано Aaron Levis (Вс, 17 Янв 2016 14:19)

+1

33

Я делаю Нерону кофе и не забываю про лимон, про который  он мне сказал еще в первый день моего пребывания под его крышей. Ощущения, как будто это было уже очень давно, тогда и ожидания от новой жизни были совсем другими. А сейчас никаких ожиданий.
Вообще, с того самого момента, как я оказалась в этом доме, кругом происходит какой-то бред. Раньше мне нужно было присматривать за Туллией, чтобы не нарваться на ее гнев. Теперь же кроме Нерона в этом доме никого не осталось и, признаться, меня сбивало с толку, что он так много времени проводит дома. Необычно для него. Но может, это пройдет? Конечно, ему нужно время, чтобы оклематься после клиники, а потом жизнь войдет в привычную колею.
Нерон не слышит, как я захожу в ванную, его глаза закрыты и он очень расслаблен. По его плечам стекают капельки пота от жара воды, а волосы влажные и поэтому торчат во все стороны. Да, забавно, но мне нравилось, когда он сидя над книгами, когда я приносила ему кофе в библиотеку, ерошил волосы или потирал затекшую шею. Но лучше так, чем как прежде.
И черт, он лежит в ванне, весь такой… голый, так что я стараюсь не опускать взгляд и, конечно, палюсь с потрохами, потому что слишком усиленно не смотрю по сторонам.
Нерон замечает мое платье и говорит, что оно мне идет, как и распущенные волосы. Не принимаю это как холодный жест вежливости, потому что не похоже. Нерон в своих эмоциях всегда был искренен, даже когда был под дозой. Я до сих пор задаюсь вопросом, что он имел в виду, когда сказал, что понимает беспокойство Кости.
Честно, редко слышу комплименты в свой адрес. Или скорее, не слышу их вообще, особенно с тех пор, как рассталась с Костей. Только он говорил мне что-то подобное и помню как он улыбался при этом. А сейчас я не могу сдержать легкую и смущенную улыбку.
Впрочем, она слетает, как только я случайно опускаю взгляд ниже и прежде чем шустро отворачиваюсь, успеваю зацепить взглядом…
Бляяяя.
По телу прокатывает волна жара, а вот хозяин вдруг спрашивает про книгу, дочитала ли я ее или нет. И могу ли я дать ему почитать, а то мучает бессонница.
Так, главное не опускать взгляд. Главное, не опускать. И я старательно отвожу глаза в другую сторону или смотрю на Нерона. Да, смотреть ему в глаза – тоже вариант. Разве что проблема в том, что как тогда в библиотеке или тогда в гостиной перед клиникой. Его взгляд парализует.
- Когда вашу бабушку мучила бессонница, я делала ей массаж головы. Или читала книгу, пока она не засыпала.
Вообще-то ту книжонку я так ни разу и не открыла и вернула на место. Нуууу, как-то и без нее обходилась.
- Но прежде всего, вам тогда не нужно кофе.
Я как будто тянусь за чашкой, но на самом деле тяну руку к голове Нерона и зарываюсь пальцами в его влажные волосы, слегка надавливая подушечками пальцев на кожу и спускаясь к уху, едва ощутимо сжимая раковину пальцами, спускаясь к мочке уха.

Отредактировано Lucia Varys (Вс, 17 Янв 2016 14:47)

0

34

Тема про книгу как-то заминается, потому что Регина переключает внимание на мои слова про бессонницу и вдруг говорит, что бабуля моя тоже такой страдала, и ей здорово помогал массаж головы или чтение вслух. Вишенка, если ты мне будешь почитывать откровенные книжонки вслух, да еще при этом так краснеть, я не усну точно. Усмехаюсь, а меня между тем собираются лишить кофе. Регина тянет руку, но внезапно ее пальцы оказываются в моих волосах. Она становится сзади, присаживается на край ванный, а я, если бы уже не лежал, готов был упасть, как Пират, когда ему чешут за ушами, и задергать лапами. Боги,боги, боги, вот это кайф... Закрываю глаза. Меня мурашки топчут. Мне делали всякий массаж, и в несколько рук тоже. Подчеркиваю - всякий. Но почему-то никогда - головы. Это вообще нормально, что меня встряхивает всего изнутри? У меня сейчас встанет.

Словно невзначай потягиваю ногу и цепляю пальцами рычажок, пуская в ванну пену.

Я открываю глаза и смотрю на Регину снизу вверх, потому что голова моя откинута, и ее пальчики скользят под моим подбородком, по вискам и лбу. Порхают.
- Ты волшебница, - говорю я, и словно спугиваю ее. Регина проводит ладонями по моему лицу и быстро прячет руки. Мне бы тоже спрятать и немного порасплескать пену, потому что ощущения такие, что каждое прикосновение Регины отзывалось в той части, которая, как утверждали мои подруги, напрямую связана с моей головой, и часто ее опережает.

Регина показывает, что была рада помочь, намекая, что пора бы ее отпустить. 
- Можешь идти.

Массаж был хорош, но только... только заснуть я все-таки не могу. Да, задремываю, но вдруг просыпаюсь как от толчка. Мне показалось, что подошла Регина и окликнула меня, но никого нет, а часы показывают полночь. Для меня вообще детское время, но слуги, наверное, уже спят. А я принимаюсь слоняться по лофту, выкуривая несколько сигарет, а потом иду вниз. Вообще, не бываю в краю, где комнаты Ареса и девчонок. Это длинный коридор, и комната Регины в самом конце. Она спит? Не знаю, зачем иду. Может, хочу массаж или чтобы она мне почитала?..

Я подхожу к ее двери и уже собираюсь постучать, но меня отвлекает Арес. Он выходит от себя, и я едва успеваю скрыться из его поля зрения. Ну, верно, кто дольше всех не спит? И снова тишина. Или не совсем. Честно, я бы, наверное, ушел, потому что я пришел сюда по какому-то наитию, типа сна, и Арес меня слегка встряхнул, но только... Мне слышится наяву или?.. Я слышу стоны, и я понимаю, что это за дверью Регины. Нет, услышать сложно, но только если ты не приник ухом к двери. Видите ли, я очень испорчен, и, так как Ареса я только что видел, то вариантов особо много не остается. Всего один. Неужели мои девочки обрели друг друга и вместе коротают ночи? Твою-то мать... Я буду не я, если хотя бы одним глазом не убежусь в...

Этом.

Дверь подается очень мягко. У нас их вообще не принято запирать, если они где-то есть. Свет приглушен, но лампа отражается в зеркале на стене, и в отражении я вижу Регину. Блядь, теперь моя очередь чувствовать, как кровь приливает к лицу, но совсем не от стыда. Наоборот, от его отсутствия. Регина одна, и это она стонет, стоя на постели на коленях и лаская себя.
Наверное, таки массаж подействовал, я сплю, и вижу прекрасный сон. И просыпаться мне совсем не хочется.

...

+1

35

Нерон молчит и я принимаю это как согласие на массаж. На самом деле мне не трудно и не придаю этому жесту какое-то особое значение. Старуха действительно могла попросить меня почитать или сделать ей массаж головы. Не только от бессонницы, но и от головной боли в принципе. Сосуды расширяются, приток крови увеличивается, ну все такое. Хотя самым надежным средством все-таки было хряпнуть рюмочку коньяка на ночь. Но она этим не злоупотребляла.
Хозяин закрывает глаза и я пересаживаюсь, запуская вторую руку в его волосы, спускаясь к шее и плечам, а потом возвращаясь к его горячему лицу. Хммм, а может и да, есть в этом что-то очень… стремное. Учитывая то, что он лежит в ванне голый. Пену пустил. Спасибо, так намного лучше, хотя теперь другой вопрос, что он хочет скрыть за этой пеной.
И наверно, я слишком увлекаюсь своими мыслями и массажем, потому что когда Нерон открывает глаза и смотрит на меня, у меня мурашки по телу пробегают. А он к тому же еще говорит, что я волшебница и это действует как сигнал. Пора заканчивать, а то еще доведет мой массаж до размягчения мозговых тканей. Грустно будет.
Меня отпускают и еще немного покрутившись на кухне, на всякий случай, вдруг Сцевола все-таки сподобится на ужин, я иду в спальню. Перед этим отношу таблетки с водой Нерону. Эй, все по часам.
Я снимаю с себя платье и аккуратно вешаю его в шкаф. Должно быть, оно действительно неплохое, раз даже Нерон оценил. Не помню, чтобы он делал Тулли комплименты по поводу ее внешнего вида. Вот если она была почти не одета, то да, это святое. Хотя мне тоже далеко можно не ходить. Я помню, как Нерон сказал, что не против, если я буду ходить в бикини по дому. В общем, все понятно. Не понятно только почему все же комплимент. Хотя, у меня все остальные наряды очень серые, прислуге ярко одеваться нет смысла, все-таки уборка, готовка, все дела. А это я взяла для прогулок. Захотелось чего-то яркого.
А в душе, я просто не могу забыть о том, как Нерон лежал в ванной и как мои пальчики зарывались в его волосы. Черт, это оказалось горячее, чем я думала. И я вновь чувствую этот теплое и влажное возбуждение, которое растекается внизу живота.
Я не слышу как открывается дверь, слишком увлеченная собой. Вообще, я никого не жду и у нас без стука не входят. И поэтому я так уверенна, что меня никто не запалит. Я откидываю голову назад, то вытягивая спину, то подаваясь вниз. Кровать не скрипит, но определенно прогибается под моими движениями. И чем ближе я к оргазму, тем сильнее я стону, хотя и не громко, закусывая губы, облизывая их.
Зачем я открываю глаза, не знаю. Помню только, что я как раз начала ускорять темп ласки. Но блин… Мне даже на секунду кажется, что у меня глюки, пугающие глюки наслаждения, и я останавливаюсь, отворачивая голову от зеркала и реально вижу Нерона. По логике вещей, если это моя эротическая фантазия, то он сейчас должен без лишних слов опрокинуть меня на кровать. Но он стоит в дверях, смотрит на меня, скользя взглядом по моим плечам, груди и животу.
Это нихрена не фантазия, да?
- Блядь…
Не передать словами, как высоко я подскакиваю на кровати, чтобы вытащить из-под себя гребаное одеяло, на котором я сижу. Не знаю, есть ли толк прикрываться, если он уже все видел. Черт,  как много он видел? Что он вообще здесь делает?
Я прикрываюсь одеялом, натягивая его на плечи, но оно всякий раз сползает и до меня наконец начинает доходить. Твою мать… я отворачиваюсь и мне даже гадать не надо, что у меня весь стыд на лице написан. Боги, он не должен был такого увидеть. Никогда. Никогда не должен был! По логике вещей никто не должен был это видеть. Но, блядь, это еще и Нерон, мой хозяин.
И смущение мое достигает такого пика, что я не успеваю нацепить маску безгласой. Я реагирую так, как могу реагировать только я. Атакую.
- Я очень надеюсь, что у тебя что-то мега важное, потому что ты только что лишил меня оргазма. – злюсь. Нет, напугана, да. Я так крепко сжимаю одеяло на груди, что сейчас проделаю в нем дырки. А Нерон смотрит на меня и я не могу понять в полумраке, какие эмоции на его лице. Вижу только, как глаза блестят. Выдыхаю. Черт, это вообще капец какой-то. Я бы разревелась, если бы не считала лучшей защитой нападение. – Никогда не видел, как девочки мастурбируют? – я клацаю зубами, как будто реально готова куснуть Нерона. А я всегда готова его куснуть. Тогда в библиотеке, сегодня в ванной. – Ну да, мы не делаем это в ванной, стоя. Не удобно.
Черт возьми, а я-то все еще возбуждена и не могу восстановить дыхание. Или это от праведного гнева. Блядь, хочу закончить начатое дело. Я была уже так близка.

0

36

Регина вдруг замечает меня, замирая на месте, и, черт, действительно блядь, вишенка, потому что я тоже чертовски сожалею, что лишил тебя оргазма. Я бы хотел его видеть...

Она похожа на котенка, который пытается отпугнуть здоровенного пса. Шипит, гнет спину, только эффекта никакого. Я застал ее врасплох, и она пытается замять дело, представив все так, что ничего особенного не произошло, и я могу валить дальше своей дорогой. Только моя дорога как раз и вела сюда. Ох, блядь... Мне жарко.
Регина быстро-быстро выгребает из-под себя одеяло и теперь прячется за ним, только, ох, черт, я видел ее обнаженной, и она так хороша... Она все еще часто и коротко дышит, и, держу пари, соски у нее твердые, как орешки. Я не скоро выкину из головы эту картинку, которую я застал. Я бы все отдал, чтобы коснуться ее между ее прелестных ножек и почувствовать, какая она мокрая.

- Видел, - отвечаю я, заходя и закрывая за собою дверь. Сама вежливость, да. Опираюсь плечом на дверной косяк. - На это можно смотреть даже дольше, чем на огонь и воду.

Очень. Хочу. Звучать. Непринужденно.

- Поэтому, не стесняйся, мы же только что сошлись на мнении, что это так же естественно, как чистить зубы. - Ну, допустим, преувеличиваю, ни в чем таком мы не сходились. Просто я не могу найти в себе джентельменства развернуться и уйти. Я хочу трахнуть Регину прямо сейчас, когда она такая влажная, обнаженная, разгоряченная. Вот все, о чем я могу думать и чего желать.

Туллия, конечно, тупая сука, но была права в том, что на Регину я посматриваю иначе, чем следовало бы. Вернее, что я в принципе на нее посматриваю, а не должен. Просто эти ее платья... пожалуй, сыграли свое дело, потому что я не думал о том, что под ними может быть такое... Черт, черт, черт.

Совру, если скажу, что отдаю себе отчет в том, что делаю. Но и солгу, если буду оправдываться, что совсем ничего не понимаю. Я иду к кровати Регины, а она затаилась и следит за каждым моим движением, и я сажусь к ней.
- Я пожалею, если не сделаю, а это хуже всего, - касаюсь ее щеки, скольжу пальцами по шее, опускаюсь на плечо. - Давай займемся сексом. Один раз. Иначе я не выброшу тебя из головы... - мой голос ухает куда-то вниз. Херовый из меня соблазнитель сейчас, потому что я оказываюсь полностью под властью Регины. Черт, я всегда топ, а сейчас готов на любые условия. А ситуация до предела абсурдная и, пожалуй, самой правильное реакцией Регины будет влепить мне пощечину и посчитать все оскорблением. Я борзею, только не потому что я козыряю тем, что я ее хозяин, а потому что теряю сейчас голову.

..

+1

37

Моя защита не срабатывает и Нерон , вместо того, чтобы уйти из моей комнаты, Сцевола закрывает дверь и к сожалению не оказывается по ту ее сторону. Он смотрит на меня и я буквально чувствую, как он обшаривает меня взглядом и хрен я что-то закрыла одеялом, потому что он видел все и даже больше и очень сомневаюсь, что у него настолько плохая память, чтобы забыть этот казус.
Он сначала пытается шуточно отозваться на мои комментарии, но как и у меня, в его голосе не звучит ни капли веселости. Меня прервали прямо перед оргазмом, а вот у Нерона по ходу засвербило.
И точно. Он подходит ко мне и я как будто воздуха для погружения в воду набираю. Не то чтобы я боялась, он сейчас по трезваку. Но все равно, доверия к нему у меня нет. а он касается пальцами моей щеки и спускается к плечу и я вытягиваюсь под его рукой, вспыхивая еще больше и замирая, ожидая как будто удара. Страх и желание – взрывная смесь. И все это подначивается тем, что еще ни один мужчина в жизни никогда не видел меня голой. Вот так близко. И не сидел при этом на моей постели.
И то что он говорит… Я сильнее сжимаю одеяло, вглядываясь в Нерона и надеясь, что сейчас он скажет, что он пошутил. Но у него такое серьезное лицо, а слова-то такие абсурдные и я не понимаю, как можно всерьез иметь их в виду. Но я видимо, не знакома с методикой соблазнения Нерона Сцеволы. Или я просто не потаскушка, которая бегает за его деньгами.
Челюсть у меня укатывается куда-то в угол и я даже не скрываю своего удивления, а потом усмешки. Боги, и в этого человека я когда-то была влюблена.
- Один раз. – повторяю за ним, как будто уточняя. А иначе он, блядь пожалеет, что не сделал этого. Да что ты? – Чтобы ты потом выкинул меня из головы.
Меня сейчас гребаная истерика застанет. Серьезно. Если бы Нерон ушел, был бы еще шанс, что я как-то смогу все-таки кончить. Теперь же без шансов. Я стряхиваю с своего плеча руку Нерона и даже ухмылка гаснет на моих губах. Греьаный подарок Вселенной. Одна ночь с Нероном Сцевола по его собственной прихоти.
- Пошел вон. – выплевываю я сквозь зубы, глядя на Нерона.

+1

38

Регина медлит с ответом, глядя на меня во все глаза, и что-то внутри себя решая. Она даже повторяет мои слова, и я спятил, они кажутся мне вполне... разумными. А что? Запретный - а в данном случае - неиспробованный плод - всегда сладок, разве не так? Манит, черт побери, да.

Однако Регина вся подбирается и стряхивает мою руку с плеча. И выставляет меня вон. Аура момента, если таковой вообще был, рушится до основания, и я без лишних разговоров встаю. Блядь, я что-то дал маху, да? Поддался, черти меня дерите, самому себе, решив, что Регина согласится. А с чего бы ей соглашаться, а? И вот Туллия, тупая сука, оказывается неправа, хотя хотелось бы обратного. Она орала, что Регина спит и видит попасть ко мне в кровать. Так вот теперь я бодрствую и хочу ее к себе в кровать!

Ерошу волосы. Ладно, может еще не поздно списаться на дурака. Только вот мое "Не отказывайся, когда предлагают..." так и застревает на языке. Я этот оборот осквернил. Я очень хорошо помню, как говорил его в последний раз. В клинике было время много на что.
- Ну, на нет и суда нет, вишенка, - пожимаю плечами. - Но ты знаешь, где меня искать, - подмигиваю и иду к двери. И очень хочу не спешить.

Закрываю дверь и вот теперь быстрым шагом иду к себе. И не слышу, как на звук моих шагов выходит Арес, убеждается, что это я, и возвращается.
А я влетаю к себе, на ходу стягивая рубашку и джинсы, и валюсь на кровать. И подушка горячая с любой стороны, как ее не поверни. Черт.

...Регина ласкает себя, и ее пальчики погружаются в нее то ускоряясь, то замедляясь, и этот стон... Блестящие губы, чуть припухшие...

Блядь.
Накрываю лицо подушкой и лежу так.

.

+1

39

Кажется, я ответила что-то не то. Во всяком случае Нерон как-то меняется в лице и мне кажется совсем не такого ответа он от меня ждал. И почему я не удивляюсь?
Не свожу с него взгляда и не оцениваю его смешливый тон и едва он выходит из комнаты, выдыхаю. Черт… Я боялась, что он рассердится. Я действительно боялась. Где это видано, чтобы прислуга отказывала в чем-то хозяину? А я тут такая вся крутая, еще и за дверь его выставила. Он мог тупо сказать, что это приказ, и тогда у меня не было никаких вариантов. Боги…
Я с каким-то рычанием падаю на подушки и выдыхаюсь. Нет никаких сил. Совершенно.
И только мысли о том, что я сейчас бы могла извиваться под Нероном. Как бы это было? Что бы я ощущала? Это было бы круче, чем просто моя рука? Наверняка, иначе бы люди были одиноки. И я вот таковой по ходу и останусь. Но принимать его предложение было бы ниже моего достоинства, которое у меня есть, несмотря на то что я прислуга. То единственное достоинство, которое у меня сохранилось, к счастью ли или к беде. Как не парадоксально, чем дольше хранишь невинность, тем быстрее хочешь с ней расстаться, тем больше боишься и тем сильнее хранишь. Парадокс.
После этой ночи ничего не меняется. Практически. Разве что детали, потому что хотя Нерон и остается таким же как и был, но что-то в его настроении неуловимо меняется и я замечаю, как он старательно не смотрит на меня. Забавно, я раньше не замечала чтобы он глазел. Но замечаю, что не глазеет.
Вообще, эта ночь выбила меня из колеи. Как будто бы у нас и правда что-то могло бы быть. Одна ночь или две, неважно. Как будто бы дело даже не только в сексе.
И я в общем, начинаю немного беситься. Было легко оставаться равнодушной, пока не произошло этой конфузной сцены, пока не было его предложения, что он не сможет выкинуть меня из головы.
Но оказалось, что еще как сможет. Он стал выползать не только на работу, но и на вечеринки. Нет, гудящим и обдолбанным он не приходил, зато встречая его, я отчетливо чувствовала запах женского парфюма. То сладкого, то терпкого, то цветочного. И мне с большим трудов удавалось не морщиться каждый раз, когда у этого тупицы на лице фонила расслабленность и полное удовлетворение.
Не сказала бы, что он очень жалеет, о том, что не произошло между нами.
И терпение мое лопается удивительно быстро, когда подчищая его пиджак, я нахожу в кармане черные кружевные трусики, такие что смотрятся шикарно на округлой попке и там же нахожу презерватив.  Спасибо, что не использованный. С него бы сталось.
Я сминаю белье в кулаке. Кто-то начал носить трофеи домой? Это что за новая мода? Раньше Туллия оставляла свои вещички, а теперь Нерон сам их таскает. А когда он перетащит всю одежку этой бляди, а я уверена, что она блядь, то и ее притащит?
Я залетаю в его спальню, когда он без дела валяется в постели и ковыряется в планшете. Хозяин уже выспался после бурной и прекрасной ночи. А я хлопаю дверью в его комнату так оглушительно, что весь лофт зашатался.
- Передай своей дорогуше, что ее шмотье я стирать не собираюсь и пусть повесится на этой веревке. – бросаю Нерону на кровать трусишки его зайчишки. – Я же так полагаю, что вы увидетесь. У вас же одно незаконченное дело. – достаю из кармана его презерватив и тоже швыряю на постель. – Надеюсь, ты не успел ей сказать, что хочешь всего одной ночи? О, или она знает сразу? – цокаю языком как будто разочарованно. – А я-то дура, не знаю. Я же тупая прислуга, нас такому на курсах служанок не учат. Хорошо, что есть незаменимые капитолийки, которые помогают забить голову, да?
Я фыркаю и хотя не ору, но голос мой похож на шипение.
- Ах, да, кстати. – я как будто собираюсь уходить, но вспоминаю очень важную информацию. – Обед готов, хозяин. – растягиваю улыбку до ушей, но она нихрена не радостная.

Отредактировано Lucia Varys (Вс, 17 Янв 2016 23:36)

0

40

Короче, мы заминаем эту историю, потому что смысла нет ее мусолить. Вообще, я заметил, что не мусолю любую тему, которая меня самого как-то задевает. А меня задевает. Я, блядь, несколько раз кончал, вспоминая о Регине. Стоя под душем. Нам, мальчикам, и так удобно.

Блядь.

Поэтому не то чтобы я избегаю Регину, просто стараюсь лишний раз не напоминать самому себе, и, в общем-то получается, а потом я и вовсе списываю наваждение на послеклиническое затворническое состояние. Я наконец начинаю выбираться в свет, и меня там ждут с распростертыми любопытными объятиями, потому что обо мне знают все и всё, что только писали в газетках.

Вообще, прелести расставания с Туллией налицо. Мне не нужно ездить на дружеские обеды, составлять куда-то компанию. Я просто зависаю с девчонками, и меня устраивает ночевать у них, перепихиваться по-быстрому в вип-ложе и все такое прочее. И никаких обязательств. Вот такой ебаный дзен я постигаю, и небо отвечает мне. Наконец в Пятом все приходит в норму, хотя дел там еще невпроворот. Я такого больше не допущу.

И я как раз занимаюсь делами, просматривая отчеты по аварии, валяясь в постели после душа, когда в мою спальню вдруг влетает Регина, и в меня сначала летят трусы, а потом кольцо презерватива в прозрачной упаковке. Но не это главное. Регина высказывает мне, что со всем этим делать. Высказывает. Мне.

Сказать, что у меня самого пропадает дар речи, ничего не сказать. Я сажусь. Что за херня творится? Что за...
- Туллия, сними с себя кожу несчастной девочки, - говорю я, и на всякий случай закрываюсь руками. Ох, если бы что было еще под рукой, Регина бы в меня швырнула. Я смотрю на нее, не свожу глаз, пока встаю и иду по кровати к ней. А Регина вся аж пышет жаром, вцепившись в меня взглядом, и до меня как озарение доходит. Вишенка ревнует. Вишенка не выбросила из головы ту ночь, иначе бы не припомнила ее подробности! И во мне уже горит азарт.

Становлюсь перед нею. Я улыбаюсь же, да? Потому что я ни за что не удержу эту улыбку, и плевать мне на ужин. Регина следит за мною и чуть подается назад, когда я совсем близко. Кажется, и воинственность ее как ветром сдувает сейчас. Я беру ее за талию и прижимаю к себе, целуя. Никаких нежностей, нахер. Хочу ее смять. Только не откуси мне язык, вишенка...
Эти несчастные трусы ведь предлог, да? Прийти и высказаться. Кстати, чьи они? Да какая разница, вряд ли они представляют ценность...
- Просто скажи, что хочешь меня, не будем тратить время. - шепчу, смотрю на нее, держу ее лицо в ладонях, рассматривая. Со мной лихорадка, которая охватывает мгновенно.

..

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » love is a verb


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC