Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » love is a verb


love is a verb

Сообщений 101 страница 120 из 133

101

Нерон не очень рад тому, что в моем телефоне появился какой-то Валентин и еще куча журналистов, которые жаждут взять интервью у девушки миллионера, которая еще недавно была безгласой и стала свободной, благодаря милости Президента. Все составляющие можно переставлять в зависимости от интересующих фактов и основной темы интервью. Меня можно крутить как угодно, хоть в политическую сторону, хоть в драму.
Не суть. Меня больше волнует то, что они меня достают и я не хочу сделать что-то не так или попасть впросак. Только этого мне сейчас не хватало. Я должна делать следующие свои шаги по Капитолию очень аккуратно, словно ребенок, который только учится ходить.
Нерон, мой милый и любимый фыркается и отплевывается по поводу этого непонятного менеджера, но я вижу, что в принципе он допускает возможность беседы с этим непонятным дурачком, который наваливал мне по телефону. Но разве что только для того, чтобы прекратить эти звонки. Ну, или хотя бы перенаправить их.
- Может есть смысл просто выбрать кого-то одного. А то я знаю нашу прессу, фантазия у них богатая. Мне кажется, если этот сладенький пончик заинтересован в твоих деньгах, то он сделает все как надо. – пожимаю плечами, умещаясь на коленях Нерона.
Только что-то ему не очень нравится, потому что он внезапно шипит, как будто я ему яйца придавила. Буквально или фигурально? Ни то, ни другое. Во всяком случае, то, что я придавила Нерону совсем не яйцо. Он вытаскивает из кармана небольшую бархатную коробочку и тут бы я должна пустить слезу, как главная героиня в любой мелодраме. Только я не героиня и я не в мелодраме.
Хотя, черт, я нихрена этого не ожидаю и да, у меня немного перехватывает дыхание, потому что это…
Блядь, это охеренно!
Он же с покера, да?
- Ты выиграл сегодня или наоборот, проигрался? – улыбаюсь я, бросая взгляд на моего любимого, потому что до этого я не могла оторвать взгляда от кольца. Нет, дело не в крупном размере бриллианта, а просто в том, что я люблю его. Не бриллиант. Нерона. Моего Нерона. Очень люблю. – Я согласна… быть твоей вечной уборщицей.
Подставляю пальчик и Нерон надевает на него кольцо, а потом я плюю на стакан с виски на диване, он вообще опрокидывается и по комнате разносится запах спиртного, но дело не в опрокинутом стакане. А в том что я опрокидываю Нерона, забираясь на него сверху и целую, едва ли не скача на нем.
Черт, мой мужчина, мой любимый сделал мне предложение без роз, без вставаний на колени, без романтики. Мой мужик.
- Я тебя обожаю, Сцевола. – трусь о его причинное место, приподнимая подол домашнего платья. – О, это же я стану миссис Сцевола. Мечтала об этом той ночью, когда ты застал меня за рукоблудием. – смеюсь, щелкая Нерона по рукам, которые он тянет к моим бедрам.
Вообще-то раз уж у нас вечер новостей… Не знаю, может, рановато еще говорить об этом, но на такой ноте, не могу не сказать. Смотрю на Нерона сверху вниз и держу его руки в своих.
- Вообще-то у нас на свадьбу не так уж и много времени. – задумчиво произношу я, поджимая губы. - Не хочу портить твой сюрприз. И еще не хочу обнадеживать раньше времени, но я почти уверена. Нужно только сделать завтра все анализы… - при иных обстоятельствах, Нерон узнал бы обо всем завтра. Но чего уж скрывать? – Скорее всего, родной, я жду твоего ребенка.

+1

102

Регина теряет дар речи, глядя на кольцо, сглатывает, облизывает пересохшие губы и наконец смотрит на меня, пошучивая насчет того, как же прошел мой покер, что меня так растащило. А я смотрю на нее, и тоже не могу отвести глаз. Регина не тянет, ее глаза горят не от растерянности, а от ее согласия, и про уборщицу я бы возразил, но понимаю, почему она несет эту чушь. Вишенка волнуется, ее пальцы подрагивают, когда она протягивает мне руку, и я надеваю кольцо. Отлично смотрится. Целую ее безымянный палец. Регина мгновение любуется, а потом у нее словно плотину прорывает, потому что она набрасывается на меня, и стакан опрокидывается с подставки.

- О, так ты мечтала обо мне, бессовестная девочка, - пытаюсь полапать мою невесту за все места, но получаю по рукам. - ты ведь была девочка, - растягиваю последнее слово. Ну кто бы мог подумать, что все сложится вот так, а? И что я в принципе могу так трястись внутри, ожидая "Да", которое обычно ничего не стоит, а сейчас становится смыслом всей жизни. Пожалуй, это самое важное мое решение, от которого действительно все зависит наперед, потому что судьба моя круто меняется. Я связываю себя с этой восторженной девушкой, которая скачет мне, и это мы даже не трахаемся. Просто она так рада, что не может ни секунды усидеть ровно.

Однако вдруг вишенка замирает в задумчивости. Поднимаю брови. Что? Она медлит, но потом заговаривает, и я не сразу смекаю, к чему она ведет. Да я готов играть свадьбу хоть завтра, если только ты скажешь мне! И как можно испортить мой сюрприз? И... И я ничего не успеваю спросить, как Регина говорит, что по ее ощущениям, она в положении. "Скорее всего"? Я по глазам ее вижу, что Регина очень и очень уверена и доверяет себе. Но, конечно, нужен врач. Очень хороший, проверенный специалист, потому что это же мой ребенок, и Регина нуждается в контроле. Все эти женские дела такие мудреные. Черт, я реально начинаю очень быстро соображать, через кого прошарить лучшего доктора, как вообще не ошибиться в выборе, и вообще...

Я даже забываюсь и не сразу читаю взгляд Регины, устремленный на меня. Эй, малышка, ты чего такая настороженная? Как долго я молчу, уставившись на тебя?

Я сажусь вместе с нею, так что Регина обхватывает меня ногами, но молчания не нарушает.

Как реагировать правильно? Потому что меня точно не тянет скакать и победно рвать рубаху, но, блядь, я... Я хочу этого ребенка! Смотрю на Регину, на то, как она смотрит на меня, и понимаю, что больше всего на свете я хочу, чтобы она родила мне.

- Я согласен, - беру ее лицо в ладони. - Хочу стать отцом. - Укладываю ее на спину и поднимаю ее платье, оголяя живот. Целую от ложбинки между грудями и вниз. - Боги, Регина, как я тебя люблю... - кладу голову на ее живот. И закрываю глаза, когда ее рука касается моих волос.

Я нахожу лучшего врача, изучив по утру всех, кто только есть в столице, и объявляю Регине о выборе. Да-да, детка. Собирайся, мы едем. Регина пытается кукситься, что я рано начал бздеть, но слушать ничего не хочу.
- Ты мать моего ребенка. И если не настоящая, то будущая, - опережаю ее возражения насчет "вдруг я ошибаюсь". 
Нам гарантируют полную секретность. О да, это в Капитолии можно купить, хотя обходится дорого.
Регина сдает анализы, и мы ожидаем результаты, сидя в креслах и попивая соки.
Доктор - долговязый чувак лет тридцати. Да, молодой и вообще мужского пола, но я уверен, что он лучший. Во всяком случае, сдвинуть очередь к нему и затесаться среди уже расписанных клиентов было непросто.

- Поздравляю, Регина, Нерон, результат положительный. Вы ждете ребенка.
Откидываюсь в кресле, умывая лицо ладонями и буквально осязая улыбку на лице. Черт, да, все быстро, но если мне фартит, то пусть фартит и дальше. Я охеренно счастлив.

Дальше, конечно, я оставляю Регину в распоряжении дока и терпеливо дожидаюсь ее. С букетом лилий в бутонах.
- Я люблю тебя, вишенка.
Обнимаю ее и держу в объятиях. Черт, меня нереально пробирает. Я женюсь, у меня будет ребенок, и эта девушка в моих объятиях делает меня счастливым каждую минуту.
- Готова встретиться с Валентином? Думаю, теперь нам остро нужен тот, кто возьмет прессу на себя. - Регина растеряна от неожиданности, но у нас уже заказан стол в ресторане, и если она не против...

Она не против.
Валентин оказывается ровно таким же, каким и на фото. Высокий, с осиной талией и лицом суслика. Девушки любят таких. Хлыщ.
Он тут же растекается, но не так, что жопа от комплиментов слипнется. Просто метет языком он в верном направлении, тут же говорит, что предлагает свои услуги по восстановлению Регины в светской хронике, потому что у нее глянцевое лицо, и из ее истории можно сделать конфету.
- Придержи коней, дружок, - торможу его. - Мой интерес в том, чтобы всякие шавки, которые одолевают Регину, вешались на тебя. Она не дает интервью никому, ты - ее язык. И я его укорочу, если он заговорит не по делу. 
- Но совсем без интервью невозможно, - возражает Валентин.
- Значит выбери того, кому его следует дать.
Чувак, я узнал, что точно стану отцом, не порти мне настроение, будь посмекалистей.
Моя рука лежит на спинке стула Регины. Чувствую, как она напряжена, вслушиваясь в каждое слово. Ну да, непривычная для нее ситуация.
- Дорогая, я готов нанять его для тебя, если он тебе нравится.
- Я всем нравлюсь. - "Шутит" Валентин, поигрывая бровями.
- Стол не пробей нравилкой.

....
.

+1

103

Мне не очень нравится реакция Нерона, потому что мне кажется, что я рано радуюсь и мой милый еще не совсем готов к детям и таким переменам. В смысле, мы и так только что решили пожениться, а тут еще я выдаю новость, что возможно беременна. Нерон просто залипает, глядя на меня, но как будто сквозь. О чем он думает? Наверно, я немного бледнею, потому что на секунду мне кажется, что он вспоминает ситуацию с Туллией. А вдруг после этого он не хочет детей?
Но проходит минута, моя любовь восстает из нирваны и подрывается с дивана, не выпуская меня из своих рук. Не на долго. Потому что мы меняемся местами и уже Нерон оказывается сверху, бесцеремонно задирая мой подол и начиная целовать живот, которого и нет, объявляя что он согласен стать отцом.
- Что значит согласен? – шутливо возмущаюсь я смеясь, потому что мне щекотно. – Это было не предложение.
Наверно, я никогда не забудут эти минуты абсолютной тишины, когда каждый переваливал навалившуюся информацию. Я так вообще ни о чем не думала, кроме того, как сильно люблю Нерона и как я с ним счастлива, пока перебирала его волосы в пальцах и почесывая за его ухом.
Утром следующего дня я проснусь позже Нерона и когда спущусь на кухню на запах завтрака, зевая, мой жених объявит о том, что встреча с доктором, гинекологом и просто отличным специалистом уже назначена. Родной, я едва глаза продрала, а ты уже делаешь такие заявления.
- А чем плох тот гинеколог, к которому записалась я? – бурчу, заваривая себе чай и наблюдая, как чаинки кружат в чашке. – И вообще, малыш, не рановато ли ты обеспокоился этим гением?
Как будто меня кто-то слушает, ага. Мне вообще велено молчать, ибо я – мать, и если не сейчасная, то потенциальная.
- О как разогнался… - булькаю я в чашку, все еще отходя ото сна. Не люблю суматоху.
Нет, дело не в том, что я какая-то пофигистка в плане здоровья ребенка. Просто для начала, я могу ошибаться, во-вторых, ну, как это не странно, но я спокойно отношусь к тому, что беременна. Я и перемен особых не замечаю. Главное, что меня не тошнит, не ушатывает, кровь из глаз и вагины не идет, а это значит для меня, что все нормально и мелкий там вполне уживается в моем животе. А еще, Нерон немного смешной, когда вот такой, шустрый, взволнованный, заботливый. Мой мужчина совсем немножко ребенок.
Симпатичный и высокий врач объявляет нам, что я действительно беременна и даже не скрывает улыбку, когда наблюдает за реакцией Нерона. Серьезно, родной, ну ты чего? Ну женщины беременеют, а у тебя будет ребенок от меня. Круто же!
- У него это впервые. – смеюсь я, глядя на реакцию моего мужчины и не могу унять это ощущение абсолютного счастья от вида, как мой родной радуется новости, что у него будет сын или дочь.
И хотя можно было бы вспомнить Туллию и недолго отцовство Нерона, которого и не было. Но я не совсем об этом. А о том, что Нерон впервые вот так узнает, вот так близко контактирует с будущим отпрыском, который меньше мизинца.
Я выхожу от врача и…
- Ну, когда ты только все успеваешь? – спрашиваю, проводя руками по лицу, потому что никак не ожидаю букета цветов. – Перестань уже так делать, потому что иначе у меня челюсть сведет от улыбки. – а я реально не могу не улыбаться. Это уже как проклятие. – Ты делаешь меня очень счастливой, женишок.
И только боги знают, как сильно я его люблю. Эта любовь во мне и она будет расти с каждым днем все больше. Его ребенок. Наш малыш.
А потом мы едем на встречу с Валентином и вообще как-то за день очень много событий. Но мне нравится. Я так увлечена мыслями о свадьбе и о беременности, что через 15 минут уже перестаю слушать Валентина, потому что понимаю, толку от его болтовни практически никакой. Самое важное он сказал. А когда нужно расставить границы, в разговор вмешивается Нерон. Я интервью не даю, но менеджер убеждает, что так нельзя, ввести меня в общество без интервью.
Почему-то наблюдаю за всем этим с улыбкой. На самом деле у меня ощущение как будто меня колесами накачали. Или я дунула. В общем, у меня такой блаженный вид. А Нерону вот кажется перспективный работник не очень нравится.
- Ты не мог бы нас оставить на пару минут? – впервые за все время обращаюсь к Валентину и он ретируется «попудрить носик».
Поглаживаю моего мальчика по колену, как будто держусь за него.
- А он мне нравится. Давай оставим его? – со смешком выдаю я.
Ну а что? Парень-то действительно ничего. Симпатичный, смазливый, с юмором, который мне близок. Я не знаю, я к нему прониклась. Он такой простой, сразу понятно, что ему нужны бабосики и красивая модельная мордашка. А если эта мордашка приносит деньги, так вообще заебись.
А вот Нерон корчит морду и я тяну его за щеку, тут же целуя.
- Ну, правда. Он такой без пиздабол, что заболтает до смерти. И вроде безобидный. Он – отличный вариант, чтобы отцепиться от прессы. А учитывая, какие новости грядут, ты же понимаешь. Я не думаю, что у меня получится сдержать весь этот набор журналистов, которые начнут обсуждать наш брак по залету.
Кстати о свадьбе… Хотя, это уже потом, потому что возвращается Валентин.
- У меня появилась грандиозная идея. Можно побаловать публику не только интервью, но и хорошим сетом с тобой. – говорит менеджер, ковыряясь в телефоне, а потом отбрасывая его. – Я тут переговорил уже с одним гениальным фотографом, он снимает потрясающую обнаженку и девочек для коллекций нижнего белья. – о, чувак завелся. – Могу завтра тебе показать студию на которой он снимает. Там потрясающая квартира, светлая, стильная. Это неплохо прибавит баллов. Да и ты уже показала какие у тебя прекрасные ножки, публика любит истории о Золушках. Детка, это будет бомба-материал!
Ты смотри сколько восторга. Как у ребенка.
Эй, милый, а че это ты так напряг коленку? Рефлекс дать кое-кому промеж ног? Не надо, нам еще с ним работать.
- Не называй меня деткой. – вежливо прошу я, перебирая пальцы Нерона скользящие по моему плечу.
- Не вопрос. Я вообще очень приличный и деловой. Я с клиентами отношения не завожу. Только с клиентками. – тут же подбирается парень, ничуть не теряя лица. Черт, у него очень приятная улыбка. Очаровательная лапка.
- Это очень логично. Потому что я тоже не завожу отношений с теми, кто работает на моего жениха.
Валентин кидает взгляд на Нерона и кивает.
- Понял, не дурак. Ну так как на счет студии завтра?
Мне надо выйти в туалет, прошу прощения за то что покидаю такую занимательную беседу. Целую Нерона перед уходом в висок.
- Не убей его. – шепчу я тихо и ухожу.
К счастью, Валентин остается живым, когда я возвращаюсь и мы соглашаемся на совместную работу. Посмотрим, что он подберет, варианты ведущих интервью, и уже из этого будем исходить, согласны ли мы дальше сотрудничать или нет.
Все это вообще неважно. Я хочу домой. Мне надо кое-что обсудить с моим милым.
- Думаю, теперь нам точно надо куда-то выйти. – говорю я, валяясь на коленях у Нерона, пока мы располагаемся в гостиной. – Лучше сейчас, пока я секретно беременна, чем потом, когда я буду заметно беременна. – смеюсь. Но дело не столько в этом, сколько в другом вопросе. Закручиваю на палец край футболки моего милого. – Не хочу большую и пышную свадьбу. Она обязательна? Я не знаю. С одной стороны мне хочется сделать что-то грандиозное, чтобы все офигели. А с другой стороны, я понимаю, что эти люди мне никто и они мне безразличны. Но, черт, какая же у них будет физиономия, когда они увидят бывшую прислугу в шикарном свадебном платье. – я поднимаю взгляд на Нерона и тянусь рукой, проводя по его губам. Он улыбается и я ловлю пальцами это теплое ощущение. – Можно мне шикарное свадебное платье?

+1

104

Регина деликатно выставляет Валю из-за стола, и всем вниманием обращается ко мне, делясь своими впечатлениями и пожеланиями. Этот чушок ей понравился. Вишенка, сладкая, какая же ты... Добрая. Но ты же знаешь, что он мягко стелет и даже не скрывает, каково будет спать, предполагая, что ты в курсе? Просто так и обстряпываются дела в Капитолии.
- Пиздобол? Это ты от Ареса таким словечкам научилась? - спрашиваю я, целуя ее руку, которой она только что трепала меня за щеку. - Не от меня же! О нет, от Мелиты?! - шучу, а Регина пихает меня, что вообще-то она серьезно.
- Как скажешь, твой менеджер, - соглашаюсь я, и только я это делаю, как Валя возникает с гениальной по его личной скромной оценке идеей. Этот сучок уже успел поторговать моей девушкой, пока мы тут решали насчет него. И как удачно Регина опережает мою реакцию. Обнаженка, блядь? Детка, хули что?

Видимо, Регина чует исходящую от меня угрозу и приободряется, наконец вступая в беседу. И Валю это тоже оживляет. Явно с Региной трепаться ему нравится больше. Ну еще бы. Правда, Регина просит простить ее и отпустить на несколько минут. Нужно обдумать все одной?
- Прихвати вилки и ножи, - отвечаю ей и провожаю взглядом. А Валя воззрился на меня, ожидая.
- Ну так, что, последнее слово за тобой?
Пересаживаюсь к нему поближе.
- Дружок, теперь слушай и мотай на нос, потому что в контракте о твоем найме мы это не пропишем. Никакой обнаженки и нижнего белья. Статья должна быть без сучка и задоринки. Регина не девочка для нижнего белья, - без моего ободрения статья не выйдет. - Выберите лучшие платья, костюмы и что там еще надо. Регина должна вызвать интерес, а не удивление, как быстро она разделась. Понимаешь, о чем я? Никаких политических вопросов, Президент должен упоминаться пару раз вообще максимум и только с благодарностью. - Валя кивает. - И еще, если твой короткий писюн хоть шелохнется в сторону Регины, я сделаю так, чтобы от него ничего не осталось. И передай это всем, кто будет с нею работать.
- Свою письку можешь не показывать, чую, она огромная. - Сучок поднимает руки, сдаваясь.

Да плевать, каким я кажусь. Если только я почувствую, что Регине не нравится с ним работать или он не уберег ее от чего-то, я оторву ему все конечности как жуку.

Вишенка возвращается вовремя, и, собственно, мы просто соглашаемся, условившись, что контракт составит Валя и пришлет на согласование. Вместе с вариантами интервью.

Ну а настоящий кайф растянуться с Региной на диване в гостиной и слушать, как она рассуждает сама с собой о свадьбе. Моя рука лежит на ее груди, и я провожу пальцами от ключицы к ключице. Регина болтает, и ее голос меня успокаивает и расслабляет. Я тоже не хочу пышное торжество, я бы хотел закрытую свадьбу. У Регины нет друзей, а круг моих я могу здорово сузить, так что...
Глаза вишенки загораются, когда она спрашивает про платье. Улыбаюсь, целуя подушечки ее пальцев.
- Можно. Какое только пожелаешь.
Не могу отказать ей в том, о чем она просит, но, мне почему-то думается, что это первый раз, когда она что-то просит у меня. Выходные пятницы не в счет.

Регина хлопает в ладоши.
- Ты можешь его купить или заказать, все, что захочешь. Как насчет свадьбы в начале июня? - мы приведем в ужас любого распорядителя, потому что обычно свадьбы здесь бронируют за год или даже за два. Под некоторые ведь даже парки разбивают и меняют ландшафты. Думаю, это не про нас.

- Небольшое торжество, на несколько десятков гостей, и твои фотографии в платье увидят оставшиеся за бортом сотни тысяч. М?

...

+1

105

Мой милый, мой щедрый мальчик разрешает мне свадебное платье, какое я только захочу. Он балует меня. Он меня так балует, что мне невольно становится стыдно, что я так растрачиваю его деньги. Я знаю, у него их много. Но дело не столько в этом, сколько в том, что мне ведь хватает его одного, без его финансов и раньше, когда я еще официально была прислугой то, что происходило между нами совсем не затрагивало финансовый вопрос. А в итоге, с тех пор как я стала свободной, я обхожусь моему любимому в разы дороже.
Но дело ведь совсем не в деньгах.
Нерон предлагает справить свадьбу в начале июня и скромнее, с небольшим количеством гостей.
- Намекаешь, что мое платье будет таким дорогим, что на торжество не хватит? – смеюсь я, но шучу, конечно. Я знаю, что он имеет в виду и для меня очень много  значит, что он входит в мое положение. Ведь ему по статусу положена громкая шумиха. – Отличная идея. Мне нравится.
Мне очень нравится. Не передать словами, как я рада, что на свадьбе мне не придется выслушивать каких-нибудь сучек, которые упустили Нерона, как они с ним зажигали прежде.
- Я очень люблю тебя, родной. Теперь понимаю, почему ты был таким завидным женихом. Невозможно не хотеть за тебя замуж.
Я прикидываю, где бы в Капитолии можно было бы организовать свадьбу. Начало лета, будет уже тепло и хотелось бы что-то на свежем воздухе. А поскольку времени на организацию особо нет, то и вариантов от организатора тоже ждать не приходится. Надо ставить пере фактом. Еду ведь могут приготовить в бабулином ресторане. С приглашениями тоже особо можно не морочиться. Ох, как же мне повезло с Нероном, что он избавил меня от всей этой предсвадебной шумихи.
- А давай сыграем свадьбу в Четвертом? – вдруг предлагаю я. – На пляже. Ведь лето же. А после торжества отправим всех по домам и не сходя с места начнем медовый месяц. – интересно, у нас не завалялось ли в холодильнике какой-нибудь фрукты? Хочу персик. Хотя бы мороженный. – Хотя я не понимаю, к чему нам медовый месяц, если я уже беременна? – звучу как будто с досадой. – А может, сделаем все прилично и не будем заниматься сексом до самой свадьбы?
Неа. Нерон такую идею вообще не одобряет. Говорит, что на таких условиях, свадьбу придется играть завтра. Обожаю его. Обожаю и поднимаюсь к нему, чтобы поцеловать. Он делает меня самой счастливой.
Сцевола соглашается отмечать свадьбу в Четвертом и на этом мы и останавливаемся. За всем этим делом следует подписание контракта с Валентином, интервью и фотосессия. Без обнаженки. При чем Валентин действительно был очень расстроен, потому что это был бы для меня неплохой шанс цепануть необходимую публику. Никак это не комментирую.
Мы с Нероном все же выбираемся вместе в свет и далеко друг от друга не отходим. Ну в основном, я не отхожу от Нерона, потому что мне пока не хочется сталкиваться один на один с кем-нибудь и обсуждать, какое же удивительное совпадение, что мне дали свободу и тут же мы с Нероном обручаемся. Ничего удивительного, если считать, что мы с ним уже давно вместе, да только возможности рассказать об этом не было.
Хотя многие шутят о том, что надо было им в своем время устраиваться к Нерону прачками и кухарками, раз так мне фартит.
- Как раз бы отдохнула от всех этих вечеринок, походов по магазинам, салонов. – тяжело вздыхает Беа, театрально закатывая глаза.
- Действительно. – соглашаюсь я. отдых Офигительный, ага. Сука беспардонная. – У нас освободилось место прислуги в лофте. Если хочешь, можешь начать отдыхать прямо завтра. Что скажешь, милый? – смотрю на Нерона, держа руку под его пиджаком.
- Ну, зачем мне теперь это? Нерон-то занят. – Беа поджимает губы.
- Я тоже начинала с малого.
Меня задевает их тон, их намеки, но я стараюсь отвечать так, будто мне нечего стыдиться. К тому же, эй, я скоро выйду замуж за самого классного мужчину Капитолия, а вы так и останетесь размытым прошлым.
А потом подходит время свадьбы и срок Нерон выбрал как нельзя лучше, потому что живота моего еще не видно и я могу позволить себе именно то платье, которое хочу. И нет, оно не усыпано бриллиантами или золотом, я не критично опустошаю счет Нерона, но оно ручной работы и мастер постарался на славу.
За неделю до церемонии я все-таки объявляю Нерону бойкот в постели. И мне кажется так будет… интереснее. Мой милый не то чтобы не рад, но все же пытается склонить меня к сокращению срока хотя бы до суток. Суток?!
- А вот теперь представь, каково мне было, когда ты ходил по лофту голый, а я даже не могла толком снять стресс. – перемещаю руки моего мальчика с низа моего живота на живот. – Считай, что у меня уже огромное пузо, вот-вот рожать, я вся опухшая, как шарик и нам нельзя.
Людей действительно немного и из общих наших знакомых только Мелита, Арес, младший Арес, который все переходит из рук к в руки, потому что очаровательный карапуз, и еще Германик. Остальную компанию я знаю мельком, мы пересекались на вечеринках. Германик кстати ведет себя относительно прилично по отношению ко мне. Даже извиняется, что притащил тех двух блядей, когда мы с Нероном только вернулись из Четвертого.
- Могла бы как-нибудь намекнуть, что вы с малышом трахаетесь. А то я уже начал волноваться за друга. Такие цыпочки, а он нос воротит.
- Смотри за своим носом. – комментирую я. - Я, знаешь ли, мстительна.
- Ох, брат, а она сурова. – ржет Германик, хлопая Нерона по плечу. – Завидую.
Но это все потом. А пока что я не видела Нерона с прошлой ночи. Он уехал к Германику и должен был оттуда приехать на церемонию, пока я бы готовилась к ней у нас. На пляже под навесом уже стоит бар, столы и стол с закусками и напитками. Мы не стали заморачиваться ни дорожками, ни каким-то особым дизайном. Мне даже не пришлось на обувь тратиться, потому что иду я по песку босиком, держа в руках свадебный букет, ниспадающий лианой к низу, у меня даже особой укладки нет. Так, чтобы ветром не сдуло, с моря немного дует, но мне нисколько не холодно. День солнечный и по летнему теплый. Нерон уже ждет меня под свадебной аркой и он тоже особо кажется не заморачивался с костюмом. А зачем, ведь у нас не пышное торжество, а так, междусобойчик. Но выглядит мой мужчина нереально круто. И мне так хочется замереть в этом моменте, когда я подхожу к нему и он берет меня за руку. У меня руки подрагивают, ты же чувствуешь, милый? Тебя не было со мной эту бессонную ночь, а мне кажется, будто целую вечность.
- Я беру тебя, Нерон Сцевола, мой потрясающий мужчина, в мужья и клянусь быть с тобой и в горе и в радости, в богатстве и бедности, просыпаться с тобой по утрам и засыпать по ночам, - уже говорю отсебятину, но это то, что я чувствую – и любить тебя так сильно, как никто не сможет полюбить. И хотя я свободна, но ты привязал меня к себе крепко-накрепко. И я не хочу отвязываться.

love

http://savepic.ru/8480845m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 30 Янв 2016 20:09)

+1

106

Мы с Региной выходим в свет, готовя публику к нашей свадьбе. Конечно, наши отношения не могут обойти вниманием, потому что история Регины - просто-таки история про Золушку. Моя хорошая всюду рядом со мной, и я просто не оставляю ее одну ни на минуту. Гиперопека? Паранойя? Возможно. Просто я не хочу, чтобы кто-то приставал к ней с расспросами, которые совсем не нужны, хотя всецело оградить ее от комментариев в наш адрес я не могу, а реплики бывают разные. И вишенка быстро учится тому, как с ними быть. Однако ее задевает, очень задевает, я это вижу. Просто я очень и очень хорошо ее знаю. И когда мы всякий раз возвращаемся домой после вечеринки на ее лице неподдельное облегчение.
- Ну что, будущая миссис Сцевола, как вы оцениваете сегодняшний выход? - спрашиваю я, и это своего рода традиция. Регина всегда оценивает то, как для нее прошла та или иная вечеринка по трехбалльной системе.

Будущая миссис. И будущая мама.

Распорядительница свадьбы, которая занимается приготовлением торжества, всякий раз при встрече говорит, что она она сменила очередной парик, потому что предыдущий поседел от ее переживаний. А переживаний было достаточно, ведь Регина предложила перенести торжество в Четвертый, и я согласился, что идея отличная. Это будет закрытая вечеринка, только для своих, и мы вернемся в столицу, когда вся суматоха вокруг фото поутихнет. А то, чтобы информационное освещение события было что надо, позаботится Валентин, который носом роет землю на этот счет. К слову, интервью, вышедшее с Региной действительно оказалось отличным.

- Ты просто сногсшибательная красотка, - говорю я, оценивая разворот с фото Регины, а она говорит, что текст оставляет желать лучшего. Не согласен. Она отлично говорила. Впрочем... - Не волнуйся, все будут смотреть только на фото и забудут, что умеют читать.

Первые два месяца беременности Регина перенесла отлично. Она прекрасно чувствовала себя, была полна энергии, и я каждый день, просыпаясь, снова влюблялся в нее заново. И что-то во мне самом изменилось. Я перестал чувствовать этот постоянный зуд до приключений внутри, стремление искать что-то, чтобы не быть пустым. Я становлюсь цельным, я знаю, что будет со мной, с кем я проведу свою жизнь, и для кого вообще это все. Наверное, я старею. А может просто перебесился.

Наши гости размещаются в домах по побережью, кое у кого здесь собственные виллы, так что они совмещают приятное с еще более приятным. На торжестве шесть десятков гостей, но для Регины хорошо знакомыми являются только четверо. Мелита и Арес здесь, хотя убедить Мелиту приехать было очень непросто. Впрочем, ее нетрудно понять, неловко чувствовать себя среди тех, кто выше статусом и с удивлением встречает тебя, узнавая, кто ты.
Она с обоими Аресами, и все мы дожидаемся на берегу прибытия невесты. Я ночевал с Германиком, он бодр и свеж, и порхает среди гостей, рассыпаясь в любви к Мелите. Я вижу свою служанку, которая держит на руках мелкого и спускаюсь к ней. Вижу, как ей не по себе, как она смущается, и, надо сказать, отвлекает меня от моего собственного волнения. Я свищу, привлекая внимание гостей.

- Эй, народ! - ну да, это сейчас они все в дорогих платьях, а по делу-то мы друг друга видели всякими. Это мои приятели и приятельницы, с кем я вырос. Платиновая молодежь. - Сегодня среди нас Мелита, моя бывшая служанка. Мелита безгласая, но она друг моей семьи, и если кто-то из вас, скотов, надерется настолько, что решит ее обидеть, я вас утоплю в океане. Это ясно?
И это действительно свои, потому что они гудят и улюлюкают, понимая шутку. И что она серьезная. В этот-то момент меня окликают, чтобы я вернулся под шатер, потому что невеста появилась.

Регина идет ко мне по песку, подбирая подол летящего на свежем бризе платья, и она словно летит с легкой тканью и невесомой белоснежной фатой, приколотой к волосам. И она босиком, и почему-то мне это в такой кайф, что я готов целовать песок под ее ногами. Блядь, я чертов везунчик, что не сдох до этого дня.
- Богиня из пены морской, - восклицает Германик. Ничего ему не отвечаю, не могу ни вдохнуть, ни выдохнуть.

Регина не сводит с меня взгляд, как всегда это делает, когда хочет видеть мою реакцию и ничего не упустить. Она становится рядом и вкладывает свою ладонь в мою руку. Правом объявить нас мужем и женой обладает сегодня Арес. Не хотел, чтобы это был кто-то сторонний, поэтому мои адвокаты постарались на этот счет. Хотя, то, что Арес, мы даже и не замечаем сейчас. Регина произносит свою клятву, и руки ее дрожат, я это чувствую. Странно, но я вдруг совершенно спокоен и уверен как никогда.
- Регина, я беру тебя в жены и обещаю хранить тебя до конца наших дней, быть рядом всегда, что бы ни случилось, и любить тебя до последнего выдоха, и этим выдохом будет твое имя, - мне не нужно разрешение, чтобы поцеловать ее, и я делаю это прежде колец.

О нашей свадьбе напишет каждое издание Капитолия, Валентин об этом позаботится. И я не хочу, чтобы каждый писал отсебятину, пусть все пишут то, что будет одобрено. Мы с Региной делаем много фото, и точно никто не будет обижен вниманием.
Погода отличная, и музыка летит по побережью. Гости довольны и поздравляют нас, и мы танцуем до упада, едва замечая, как над водою появляются первые звезды.

- Регина, - мы сидим на скамье в виде большого поваленного дерева, оставив за спинами наш праздник. На плечах Регины мой пиджак, и она положила голову на мое плечо. - Я тебя люблю. - Я обнимаю ее. - Не знаю, за что я тебя заслужил.
Примерно то же самое пару часов назад за тостом огласил Германик, но в своей манере:
- Этот недоросток умеет делать деньги из ничего, и находить бриллианты среди песка! за что ему такой дар?
- Ты не знаешь, почему ему не дает покоя мой рост? - спрашиваю у Регины, но отвечает Валентин.
- Наоборот он рад, что отсутствие роста так удачно компенсируется.
- Ну да, тебе ли его не понимать, - отвечаю я. Я сегодня добрый.

Регина совершенно очаровательна, и это платье восхитительно. Мне нравится проводить рукою по ее обнаженной спине и чувствовать, что она как кошка поддается моему касанию. Котенок, я схожу от тебя с ума.

Мы оставляем наших гостей, уходя глубокой ночью к себе, и они продолжают гулять до потери пульса, и мы слышим музыку и голоса, стоя на террасе и целуясь. Я развязываю пояс платья Регины, помогаю опустить плечики и освободиться от кружева рукавов. Хочу любить ее медленно, вкусно, глубоко.
- Ты потрясающая, моя вишенка.

love u 2

http://payload306.cargocollective.com/1/16/542957/8422628/ESQ_AARON_PAUL_09_1700.jpg

....
..

Отредактировано Aaron Levis (Сб, 30 Янв 2016 21:28)

+1

107

Мы с Нероном сидим на пляже и я слышу его голос, устроившись на его плече и закрыв глаза. Мне можно было бы даже не отвечать, потому что то, как крепко я стискиваю руку моего мужа говорит само за себя. Но я так люблю его сейчас. И всегда.
- Знаешь, как говорят, что свадьба – самый счастливый день для девушки? А для меня каждый день с тобой становится самым счастливым.
Удивительно, я могла бы по всякому подбавить перца в этот момент, но я не хочу. Мне нравится эта тишина, нравится этот покой и хрупкое ощущение уединения, мира, в котором есть только я и моя любовь. И еще наш маленький, совсем крохотный ребенок, который я уверена, знает, как сильно его мама и папа любят друг друга и его.
Ночь просто волшебная, такая тягучая, сладкая, томная. Мы любим друг друга медленно. Мой муж так нежен, так внимателен и я таю под его руками, под его телом, желая, чтобы он ускорил темп, дал мне всего себя и взял меня всю. Но Нерон как будто издевается, как будто проверяет пределы собственной прочности. И то ли в беременности дело, то ли в жестокости мужа, но ощущения такие острые, такие… до последнего нерва, что в голове белый шум от одного за другим накатывающего оргазма. Все мое тело спазмирует и я чувствую моего мужа, чувствую его внутри, его огонь внутри меня, его тепло.
- Я тебя люблю.
Перед нами предрассветное небо, спокойное, гладкое как стекло море и мы лежим в постели, мокрые, тихие. Если бы я могла выбрать момент, когда я хочу умереть, я бы выбрала этот.
Некоторые наши гости не уезжают сразу, так что прежде, чем остаться совсем одним, мы еще устраиваем пару совместных кутежей и я ближе знакомлюсь с друзьями Нерона. Самыми близкими. Неплохие ребята, хотя видно, что шило в заднице еще играет. Есть парочка семейных голубков, но пока бездетных. Они еще пока не готовы.
- Что-то я не подумала. – шепчу мужу, задумчиво выводя узоры на его колене. – Надо было мне тоже пуститься в загул. А то ведь и жизни не знала. Хотя ведь никогда не поздно. Я не так стара как ты. – смеюсь, но почему-то мне кажется в глазах Нерона мелькает что-то такое… - Шучу.
Меня все устраивает. Даже не представляю в какие тяжкие я могла бы сейчас пуститься, не будь рядом Нерона и не будь я беременна. Последнее как-то остепеняет, а муж, он всегда рядом и мне кажется, немного страшится того, как именно я могу закутить. У меня ведь много не было. Я ни разу в жизни не надиралась в хлам, ни разу не пробовала наркотики. Короче, я ни разу в жизни не была типичной капитолийской шмарой.
Слукавлю, если скажу, что мне не хочется попробовать. Но не думаю, что результат стоит того. Но может, когда-нибудь…
Мы проводим чудесные две недели в Четвертом, а потом возвращаемся в Капитолий. У нас еще многое впереди.
Например то, что мы ждем девочку.
Ближе к Играм подходит срок, когда мы можем узнать пол нашего с Нероном ребенка и мы узнаем, что это будет девочка. И это самая замечательная новость за последние пару месяцев. 
Нерон много работал этим летом, по вечерам мы выходили куда-нибудь и постепенно мою беременность уже нельзя было скрывать. Уж слишком внезапно я из немощной модельной худышки превратилась в пончик. И грудь и бедра раздались в объемах, что радовало Нерона, а для меня было несколько непривычно, потому что у меня и так мой новый гардероб совсем недавно, а я уже не могу влезть в некоторые вещи.
На вечере в честь открытия Игр я случайно пересекаюсь с Костей. К тому времени уже будет общеизвестно, что я жду ребенка от Нерона. Костя будет, как это не забавно, но с Юлией. Только когда мы вчетвером пересекаемся, в глазах пары читается все же какая-то тоска, хотя и Костя и Юлия стараются казаться беззаботными. Интересно, в курсе ли каждый из них о бывших пассиях? Но Юлия по-прежнему смотрит на Нерона иначе, чем на других мужчин. А Костик…
- Можно пригласить тебя на танец? – спрашивает он у меня, хотя мой муж стоит рядом. Помню, когда Нерон еще был моим хозяином я позволяла себе не обращать на его приказы внимание. А сейчас смотрю на мужа, ожидая его согласие или отказ. В прочем…
- Я не танцую сегодня, к сожалению. – улыбаюсь я.
Большего он не предлагает, понимая, что это будет некрасиво по отношению к Юлии. И хорошо. Хотя Юлия не может не бросать взгляд на Нерона. Замкнутый круг. Наши знакомые просто свели нас в одну кучу, но потом ретировались, оставив нас вместе как будто специально.
- Поздравляю, Регина, с твоим положением. – выдает Юлия, занимая неловкую паузу.
- Спасибо.
- Нерон, ты, наверно, предвкушаешь, как станешь отцом? Кого вы ждете? – вновь спрашивает Юлия, но ее голос как будто перекрывают.
- Действительно, кого вы ждете?
Вот чем мне не нравится этот вечер, так тем, что очень много знакомых. Туллия держит в руке бокал с шампанским и кажется, до этого она уже успела выпить достаточно. Она все такая же красивая и статная, какой я ее помню. Я видела ее в прессе, она выглядела так, будто пережила потерю ребенка. Но может, Нерон и новости о моем положении разбередили старое.
Она осматривает меня оценивающим взглядом, а потом смотрит на Нерона всем своим видом, как будто говоря: видишь, я была права, ты трахал ее и обманывал меня.
- Какой месяц, если не секрет?
- Четвертый. – отзываюсь я глухим голосом. Честно, не хочу с ней говорить и как-то ближе прижимаюсь к Нерону и от нее не ускользает этот жест.
Она хмыкает.
- Прекрасный месяц. Будь аккуратнее. Надеюсь, у тебя крепкое здоровье. Как прислуга, ты была хиленькая. А Нерон не дает вторых шансов.

ну и кто сказал что у меня нет сисек?

http://savepic.ru/8487022m.jpghttp://savepic.ru/8491118m.jpg

+1

108

Мы проводим отличное время в Четвертом в компании наших гостей, которые не спешат разъезжаться, и если я на третий день ору, что Германик меня затрахал, то это в тот момент, когда он, перекинув меня через плечо, тащит в воду. И еще мне кажется, что присутствие их всех только на руку, потому что Регина осваивается в нашем цирке уродов и даже с кем-то дружится. Правда, когда она отказывается от алкогольных коктейлей, над нею подшучивают, что в круг надо не только войти, но и влиться. И нам не надо выкручиваться, почему она пьет. Мы отвечаем, что она не привыкла к такому, и ее организм не принимает алкоголь.
- Коротышка отхватил ангелочка! - ржет Германик. Он-то уже пригубил вина, и ему отлично. А мой ангелочек полеживает на шезлонге, вытянув прелестные ножки, и уплетает молочный коктейль.
Мелита и Арес тоже здесь. Арес следит за всеми нами, потому что это не лишнее, а Мелита прогуливается с младшим Аресом по  пляжу. Она держится в стороне, но часто я вижу, как Регина, бросив все, сидит с малышом, покачиваясь в гамаке в тени, позволяя Мелите отдохнуть. Моя жена души не чает в малом с первого его дня, но только теперь я смотрю на нее с ним иначе. Скоро у нас будет свой такой карапуз. И у меня мурашки по спине бегут от восторга.

Мы возвращаемся в столицу пару недель спустя. Мое лето выдается насыщенным, часто я бываю в Пятом, потому что мы готовим к зиме запуск новой сети. Конечно, я не забываю и о том, что обеспечение Игр в этом сезоне тоже на мне, но с меня взятки гладки - я подписываю счета. И когда я в отъезде, мы с Региной созваниваемся, и я с удовольствием отмечаю, что в мое отсутствие она выбирается из дома с кем-то из наших общих подруг, чтобы пообедать или поужинать вместе, или кто-то из них приглашен к нам.

То, что Регина в положении, уже невозможно скрывать, и газеты пишут об этом, а Валя потеет как скаковая лошадь, чтобы все было чин чином в этих статейках. Газетенки получают строго фильтрованную информацию. Конечно, всех не позатыкаешь, но особого вреда от того, что пишут о залете и браке я не вижу. Мы-то знаем последовательность.
Регина меняется. У нее появляются щечки, и я просто тащусь от того, как она округляется во всех местах.
- Моя спелая вишенка, - целую ее, подходя сзади, когда она стоит перед зеркалом после ванны и рассматривает себя. - Какая ты красивая. Я так могу ослепнуть. - Целую ее плечико, шею, складывая руки на ее животе.

Да, у нас все быстро, но это вполне в моем стиле.

Вечер в честь открытия Игр пышен и ярок, гостей полный президентский сад, и за ужином мы сидим за одним столом со Сноу, но, к счастью, ни по которую руку сразу. Регине это было бы так же неловко, как и мне. Но вместе с тем какая честь. У этого ублюдка все продумано. Смотрите, я не брезгую сидеть с реабилитированной, ведь я мудр и признаю, что меня ввели в заблуждение. По счастью, лично с ним мы не общаемся, и он быстро ретируется.
До подачи десерта вечер, и гости перемещаются туда-сюда, и я просто ненавижу такие па. Вот почему я люблю клубы. Там нет этих выражений на лицах и никто не держит бокалы так, чтобы привлечь внимание "Смотрите, какой я изящный!" Фу, нахуй. Тоска.

Регина в умопомрачительном платье, и красный цвет - это ее цвет. Ее зеленые глаза сияют только ярче. Черт, как давно я такой ценитель женской красоты?

Константин и Юлия появляются неожиданно вместе. Не знаю, вместе ли они пришли, но нас наступают объединенным фронтом. После дежурных приветствий и прощупывания почвы, Константин вдруг предлагает Регине танец, и она смотрит на меня. Ой ли, родная? Когда-то ты от меня уходила, объявляя разрешение за меня. Смеюсь, но не успеваю ничего ответить, как Регина дает отказ, объясняя, что не танцует сегодня.
- Увы, сам пытаюсь уговорить ее на тур, - поддакиваю. Да, вот такой я. Не хочу, чтобы она танцевала с кем-то. Во всем, что касается моих девочек, я собственник.

Моих девочек, да. Доктор сказал, что мы ждем дочку, и Регина счастлива, правда, потом зачем-то шепчет, что когда-нибудь обязательно будет мальчик. Ну да, в самом деле я почему-то сразу заговорил о пацаненке, но вот, как видите, ошибся. Расстроен ли я? Нет. Ну а самую малость? Точно нет. У меня дочка будет! Девчонка!
Но этого я на вопрос Туллии не говорю.
Она уже пьяна, но прекрасно держится на ногах, да и вообще. Она окидывает Регину взглядом и спрашивает, какой у нас месяц.
- Прекрасно выглядишь.
Туллия фыркает, отдавая бокал с шампанским официанту и проводя руками по талии и бедрам.
- Ничто не нарушило моей формы!
Я знаю, что тебе больно, не устраивая спектакль. И еще я не знаю, что тебе ответить, потому что... Я не хочу скандала, не при моей жене. Да и о чем скандалить?

- Нерон быстро оправился от потери ребенка. Знаете, я ведь даже не сказала ему о том, что он будет. Сразу сказала, что его больше не будет, - вдруг сообщает Туллия Константину и Юлии. Мне приходится оставить Регину, чтобы взять ее под локоть и попробовать увести, но Туллия вскрикивает. - Уйди!
На нас все оглядываются, и как вовремя спешит Арес, который забирает ее от меня.
- Я вас ненавижу!

- Простите нас, - киваю нашим собеседникам и увожу Регину, которая будто побледнела.
Мы уходим в беседку подальше от шума вечера.
- Все в порядке? - спрашиваю у жены. - Не думал, что она вытянет эту историю.
- Чуваки! - ну откуда Германик всегда берется! - Слышал, случилась деликатная неприятность, а вы тут сидите, как будто виноватые! Идемте!
Я закатываю глаза. Черт, он всегда не вовремя, но каким-то чудом снимает напряг.
- Мы можем сказать, что твой ребенок от меня, и про этот инцидент все забудут! Наверняка! Гарантия!
- А давай мы скажем, - подхватываю я  его же воодушевленном тоне, - что мы с тобой педики, а Регина рожает ребенка для нас!
Регина, кажется, прыскает в ладони, а мой братишка на полном серьезе изображает:
- Я предлагаю, чтобы придурки забыли о Туллии, а не Голодных Играх!

- Побудем еще немного и поедем домой, да? - спрашиваю Регину.
- Эй, еще детское время! Мы не присмотрели себе трибутов!
- Нам нужно делать ремонт в детской, - вру. Конечно, я не буду делать его сам и уж тем более сегодня, но вообще да, можем именно сегодня мы решим обсудить проект?

....
..

+1

109

У Туллии срывает голову и она вдруг заговаривает про то что была беременна от Нерона. Она не скупится на детали, вытаскивая всю грязь перед нашими собеседниками, которым и самим есть что скрывать. То ли Туллия давно хотела рассказать кому-то эту занимательную историю, то ли хотела сделать это при мне, то ли это была такая не адекватная реакция на комплимент Нерона.
Я отпускаю Нерона, чтобы он увел Туллию поговорить наедине, но он делает только хуже и Туллия еще больше взрывается. Арес поспевает вовремя, ну а муж спешит увести меняот наших знакомых, которые смотрят то на меня, то на Туллию. А я даже сказать им ничего не могу. а что тут скажешь? Что она пьяна и несет бред?
Мы выходим в беседку и Нерон спрашивает, как у меня дела. Ты меня спрашиваешь, милый? Не мне только что напомнили, что у меня умер ребенок. И от этой мысли дрожь по всему телу. Моя девочка, я тебя ни за что никому не отдам.
- В порядке. Ты как? – да, мне тоже не думалось, что она начнет плести об этом народу. И ведь как будто дождалась момента. – Мне казалось, она уже переболела.
А можно ли такое переболеть? Я бы переболела? Не хочу об этом думать.
Германик появляется как нельзя вовремя и сразу начинает кривляться.
- Меня восхищает твой метод решения проблем. – говорю я Германику и тот лыбится, принимая подачу уже от Нерона.
Нет, серьезно, они как дети. Хотя не могу удержаться от смешка. Смешные.
- Поженитесь уже!
- Я бы с удовольствием, но ты, красотка, увела его у меня. – мужчина треплет Нерона за щеку в моей манере, а муж отбивается от него, ворча, чтобы тот не распускал руки, иначе он их лишится.
И как-то правда, постепенно мы с Нероном точно забываем о Туллии. По крайней мере сейчас. А Нерон предлагает еще побыть на вечере, а уже потом поехать. Пока Германик ноет, мы входим в зал и я сталкиваюсь взглядом с Костей.
- Поедем сейчас? – предлагаю я Нерону, делая измученное лицо. – У меня немного спина побаливает. Хочу каблуки снять.
- Детка, хочешь я посажу тебя на шею и буду таскать всю ночь? – предлагает Германик, веселясь на всю катушку. – Знаю, что с этим карликом у тебя нет такой возможности.
- Смотри, как бы ты не лишился шеи. – комментирую я и в общем-то на этом наш живой полилог заканчивается.
Мы прощаемся и уезжаем домой и в машине я действительно снимаю каблуки. Странно, ведь они были не очень высокими, а все равно как-то тяжеловато. Я облокачиваюсь на мужа, подбирая под себя ноги и закрывая глаза. Мне не хочется думать о Туллии, но она сама по себе лезет в голову. Интересно, она совсем покинула ужин? У меня вообще появляется нехорошее ощущение. А вдруг она совсем не может теперь иметь детей после выкидыша? Она так хотела этого ребенка и мне казалось, что она вновь забеременеет в скором времени. Но она все такая же как прежде.
- Мне жаль ее. – вдруг нарушаю я тишину в салоне машины и чувствую как буквально на секунду рука Нерона замирает на моем плече, а потом он вновь принимается гладить меня и перебирать мои волосы.
Я действительно устала после вечера, так что отправляюсь спать раньше Нерона. Но мой милый был прав, у нас еще много дел и нам действительно нужно заниматься планом детской. Мы сделаем ее рядом со спальней, вместо гостевой комнаты.
Нерон выбивает для себя целый выходной по моему просьбе и мы катаемся по городу в поисках… Не знаю чего. Планы планами, а я хотела прежде увидеть мебель, колыбельки, игрушки, чтобы все это почувствовать, потрогать, чтобы понять, чего я вообще хочу от спальни малышки.
- Как ты относишься ко всему розовому? – спрашиваю я, глядя на отвратительно яркий розового цвета пушистый ковер и рядом комплектом подобраны такие же розовые обои, розовая ткань на шторы и прочее. Оборачиваюсь к Нерону и вижу, что муж смотрит на меня страшными глазами, как будто я сошла с ума, но очень хочет выглядеть невозмутимо. – Ладно, ладно, выдохни, папочка, я шучу. В конце концов, она – твоя девчонка и не удивлюсь, если в ее спальне лет через 18 будет только матрас, а все мальчишки и мужики Капитолия будут стоять под нашей дверью и дрочить на ее фотку.
Страшное будущее, ага. Впрочем, я не сомневаюсь, что девчонка выйдет замечательной, избалованной и кусачей. И все это – мой муж.
Кошмары начали меня мучить как по расписанию. Я подорвалась среди ночи и больше не смогла уснуть. Как и в следующую ночь и после нее. Нерон пытался вернуть меня в постель, когда я ворча, поднималась с матраса, но я говорила, что хочу попить воды и больше не возвращалась. Просто так получалось, что я хватала из холодильника еду, делала себе какой-нибудь бутер, под него – чай. Брала планшет в руки и всю ночь до самого утра выбирала варианты детской, одежду для малышки, игрушки. Мне было чем заняться. И вследствие этого, я конечно, сбила себе весь режим сна, заваливаясь спать раньше и подрываясь после полуночи. И больше я спать не могла.
В этом году я так же поехала на могилу родителей. Нерон предлагал поехать со мной, но я отказалась.
- Там не на что смотреть. – целую моего мужчину. Люблю его до безумия. – Давай я лучше после этого заеду к тебе в офис и мы пообедаем, м?
И именно так мы и делаем, выбираясь в ресторан на обед. Я уплетаю за обе щеки горячий десерт, когда ложечка внезапно выпадет из моих пальцев и я начну нечленораздельно мычать, как будто обожгла язык. Обожгла. Но дело не в этом.
- Дай руку! – требуя я от мужа.
Мы сидим рядом, мы теперь всегда так сидим. Я прикладываю руку Нерона к своему животу ровно туда, где только что почувствовала тычок изнутри.
- Чувствуешь? – шепотом спрашиваю я и не обращаю никакого внимания, что на нас пялятся как на ненормальных.
Милый, ты же понимаешь, как сильно я сейчас тебя люблю?
- Я люблю тебя, папочка. - выдаю я, глядя на то, как загораются глаза мужа.

+1

110

Регина соглашается, что самое время покинуть вечер, только ждать она не хочет нисколько и говорит, что устала. В самом деле, достаточно событий на сегодняшний день, и я велю Аресу подать машину, чтобы поехать домой.
Едва мы садимся, Регина снимает туфли, подбирает платье и забирается на сидение с ногами, устраиваясь под моей рукой. Я обнимаю ее, кладу подбородок на ее макушку, и это нереальный покой вдыхать аромат ее волос и легкий флер духов. Регина даже дремлет, и мне приходится будить ее, когда мы приезжаем. Прости, детка, но, боюсь, если я сейчас решу поднять тебя на руки, то выглядеть это будет нелепо и я боюсь повредить малышке.
- В следующий раз попрошу Германика, он тебя донесет, и твои ноги не будут волочиться по полу, - усмехаюсь, и Регина тихо смеется, говоря, что я дурак.

Вообще Регина редко о чем-то просит меня, но сейчас ее энергия по поводу детской становится какой-то неуемной, и она упрашивает меня поехать с нею по детским магазинам, чтобы она посмотрела вещи и вообще все, что только связано с детишками. Честно, я в этом ничего не понимаю, но могу терпеливо таскаться за Региной и отвечать, когда она спрашивает мое мнение. Например, насчет адского розового цвета, от которого может случиться эпилептический припадок, если смотреть на него дольше пяти минут.
- Я на расстояние выстрела не подпущу к дочери никого, пока она не станет достаточно взрослой.
Регина спрашивает, что же это за возраст такой, и я отвечаю:
- Тридцать лет.
Она смеется. Да, вишенка, ты еще недостаточно взрослая, но зато точно взрослее меня.

Беременность проходила легко, если не считать того, что Регина вскакивала посреди ночи и торчала на кухне, уминая бутерброды и чай и не хотела возвращаться в постель. Я требовал, чтобы она обратилась к врачу, а потом просто привез врача к нам. Регина дулась, но от консультации в итоге не отказалась. Док прописал пить какие-то травы и поменять постель. Черт, да. Матрас на полу точно не для моей круглой и потяжелевшей вишенки. Я идиот. Но в любом случае с Региной дело не только в снах, потому что к родителям она отказывается ехать со мной в этом году. Я не настаиваю, хотя думаю, делать ей там нечего, но все же... Может, это все просто гормоны играют с ее настроением?

Мы договариваемся встретиться и пообедать вместе. наш заказ уже принесли, и мы говорим о том, что проект детской готов, а значит, можно давать добро бригаде. Регина отказывается уезжать на это время из лофта, потому что лично будет наблюдать, как все будет меняться.
- Пузатый командир, - смеюсь, когда он вдруг меняется в лице, хватая ртом воздух и требуя мою руку. Эй, вишенка, ты чего? Нет-нет-нет, доктор говорил, что опасности нет, но почему я как будто слышу Туллию сейчас? Что за фокусы подсознания? Однако все хорошо, все очень хорошо, потому что, едва я унимаю дрожь у себя, как чувствую толчок в животе Регины, затем еще, но уже послабее, словно дочка проводит ладошкой с другой стороны.

- Чувствую... - выдыхаю я, глядя на Регину. Малышка успокаивается, а я наоборот. На нас все смотрят, и я встаю. - Всем выпивка за мой счет! Моя малышка только что толкнулась! - никогда ни с кем ничем не делюсь, но сейчас меня накрывает с головой, а еще этим поменявшимся в лице зрителям надо вернуть цвет лица. Эй, ну ладно я, а они-то чего испугались?

На мой телефон приходит сообщение. Отлично.
- Слушай, а поедем домой?
Регина удивленно смотрит на меня, потому что сегодня мой день расписан. Я серьезен.
- У меня для тебя сюрприз, - сдаюсь, потому что Регина как будто начинает перебирать всякие нехорошие варианты, зачем нам сейчас домой.

Мы приезжаем, и я веду ее за руку наверх.
- Знаешь, родная, я хочу узнать твое мнение... Нет, ты не подумай, в дизайн детской я не лезу. Ну, может разве что когда у нас будет мальчик, - говорю между делом, раздвигая двери в нашу спальню. - Но как тебе?
Здесь все переставили и появилась настоящая кровать, на которой, как мне клятвенно обещали, беременные спят как медведи зимой. Сторона Регины - у окна, и рядом стоит прикроватная тумбочка с вазой, полной свежих цветов.

Ну а работа над детской начнется уже завтра, и мы переделываем гостевую спальню. В ней много места, так что есть, где разгуляться. Надеюсь, нашей крохе понравится, потому что мне нравится очень. Это какая-то просто херня со мной, но в доме появляется розовая, пусть и не дикого цвета, комната, полная всяких мягких и нежных штук, и они приводят меня в восторг. Ну с Региной все понятно, она сама девочка, но меня-то!
- Это ты на меня так влияешь.

Тебе нравится?

http://www.kazaks.net/tradition/image/37903.jpg

....

+1

111

Это невероятно круто ловить первые толчки моей девочки вместе с моим любимым. Нерон так внимательно прислушивается к тому ощущению и по глазам вижу, как он загорается от крохотной подачи его дочери. Контакт налажен и по этому случаю Нерон расщедрился и решил напоить всех гостей ресторана.
Я смеюсь, возвращая мужа и целуя его. Никогда прежде не замечала за ним такой щедрости.
- Надеюсь, к рождению малышки ты не раздашь все свое состояние. – провожу по волосам мужа.
Мы продолжаем обед, когда у Нерона вдруг пищит телефон и муж предлагает мне поехать домой. Не очень поняла, это только я сейчас вижу связь между его предложением и смской? Не то чтобы я ему не доверяла, но просто Нерон никогда меня ни откуда не тащил так внезапно. И видимо, на лице у меня написано подозрение, потому что муж признается, что у него для меня сюрприз.
И как бы я не щурилась, но сюрприз действительно потрясающий. Я смотрю на нашу обновленную спальню и это так странно, видеть нормальную кровать и вообще мебель. Честно говоря, мне и прошлый вариант нравился, но нам и правда не помешает немного цивилизации теперь. Мы же вроде как взрослые родители. И это теперь не холостяцкий дом Нерона. Я никогда особо не меняла его, даже когда мы уже были вместе. Но мне потому что боялась что-то менять. Мне просто все нравилось.
- А мне начинают нравиться твои сюрпризы. – шепчу я, обнимая моего мужа и целуя его. – Надо бы опробовать кровать. Как думаешь, у тебя найдется лишних десять минут?
У Нерона найдется даже больше, хотя не так много как хотелось бы. Но мы восполним потерянное обязательно и сегодня же ночью, а пока что я наблюдаю как мой мужчина обратно надевает костюм, собирается на работу и я бесконечно люблю его. Раздевать его мне нравится больше, но черт, как он сексуален, когда застегивает пуговицы рубашки или, не дай боги, ремень. С последним вообще связаны самые лучшие и самые грязные фантазии. А я вдыхаю запах свежих цветов и еще долго потом буду таращиться на них, после того как провожу Нерона на работу.
- Мы будем тебя ждать. – моя рука скользит по животу Нерона, опускаясь на молнию брюк. – Я и новая кровать. – смеюсь и поспешно убираю руку, потому что муж так же опасно обнимает меня за округлившуюся попу. – И малышка, конечно.
Работы в детской начинаются на следующий день и я внимательно слежу за происходящим в перерывах, когда не прочищаю интернет на предмет лучших игрушек, лучшей одежды и кроватки. Я увлекаюсь этим делом, потому что у моей девочки все должно быть самым лучшим, у моей красавицы. Я чувствую ее каждый день и как бы ни забавно это было, но я разговариваю с ней, беседую, рассказывая, что планирую для нее купить. Рассказываю про ее папу, про то, какой он классный. Выгляжу, наверно, как сумасшедшая мамаша, но мне так нравится с ней беседовать, и она отвечает, легкими толчками, но отвечает. Моя девочка.
Когда у мужа бывает свободное время, мы выходим гулять в парк или посещаем какое-нибудь небольшое мероприятие, вроде уличной выставки картин. Я держу Нерона за руку или скорее, держусь за него. Всего лишь лишние три кило, но на самом деле невероятно тянет вниз. Я очень похожа на неваляшку. Особенно, когда мы выходим в свет и я не стесняясь своего положения, надеваю какое-нибудь обтягивающее платье, потому что знаю, что Нерону нравится, как это смотрится со стороны. Я вообще готова была одеваться, красится, делать все, как он хочет. Он рядом, когда бы я его ни попросила, он так балует меня и я ношу его ребенка под сердцем, его девочку. И это самый большой его подарок мне.
Чем дальше осень захватывает погодное пространство, тем больше и грузнее я становлюсь. Хотя вот Нерон искренне кайфует от моего вида. Ему нравится пристраиваться сзади и обнимать мой большой живот. Только так мы в последнее время и обнимаемся. А если лежим в постели и я вдруг закину на него свою конечность, он начинает притворно задыхаться, как будто я придавила его к кровати. И всегда получает за это по уху, но смеется и совершенно теряет весь свой шутовской настрой, когда мелкая начинает подавать сигналы и звать папу. Мне кажется, ей нравился его голос и Нерон не стеснялся с ней болтать так же, как и я.
- Ты просто знаешь, как найти подход к любой девчонке. – морщусь я, немного приподнимаясь на постели, когда моя девочка начинает боксировать с моими внутренностями. – Мне уже стоит начинать ревновать?
На восьмом месяце меня одолевает токсикоз и я практически не ем. Врач выписывает витамины и я питаюсь в основном, только таблетками, да чем-нибудь жидким и простым, что, вероятнее всего, задержится в желудке. И умоляю Нерона успокоиться по этому поводу. Не все коту масленица, а мне тихая и спокойная беременность. Ну и что, что встаю по ночам и несусь в туалет? Бывает и хуже.
Врач предлагает на оставшееся время лечь в больницу, утверждает, что мне там будет оказан лучший уход, но я не хочу.
- Анализы малышки в порядке?
- Да, но миссис Сцевола…
- Я не лягу. Я не хочу.
Я уперлась рогом, может быть. Я могу быть не права. Но ребенок в порядке и остальное меня не волнует. Я могу с таким же успехом валяться на постели дома. Я хочу засыпать со своим мужем, хочу чувствовать ночью его тепло и его руку под моим животом. И когда Нерон тоже пытается завести тему о том, что может, мне лучше лечь в больницу до родов, то мне очень сильно хочется психануть, разреветься и уйти куда-нибудь. Странно, никогда прежде не замечала за собой таких психов. Гормоны, видимо. Но гормоны не сильнее меня, потому что я ничего подобного не делаю.
- Анализы дочери в норме. А мне нигде не будет так хорошо, как дома с тобой. Ты - мой самый лучший врач.
А днем тридцатого ноября, буквально за сутки, как я должна была поехать в больницу на подготовку к родам, у меня начинаются схватки. Нерона дома не было, он был на работе, зато был Арес, который был приставлен ко мне последнюю неделю, хотя я очень сильно упиралась.
- Что со мной может случиться? Я не смогу встать с кровати, потому что слишком огромна? С твоим языком тебе охрана нужна круглые сутки, в том числе и от меня.
В общем, мне приходится признать, что тут Нерон оказался прав в своем решении. Потому что, чую, если бы я осталась один на один в такой ситуации и сама бы вызывала скорую, одна ехала в больницу, то меня бы ждали не в родильной, а сразу в морге. Муж был жутким перестраховщиком, когда дело касалось малышки и ее рождения. Хотя я твердила, что чувствую себя хорошо и анализы в порядке, бояться было нечего, но Нерон все страховался на какой-то всякий случай. И вот он настал.

0

112

Регине очень нравится новая обстановка, я это вижу по ее загорающемуся взгляду, которым она словно спрашивает, не видится ли ей все это. Нет, вишенка, это все для тебя. Для нас. Мы тут же пробуем кровать на тест-драйве, и, кажется, все как надо. И нет, десяти минут совершенно не хватает, да и послеобеденные встречи вполне могут сдвинуться на пару часов, все они внутренние, так что не стоят мне денег. А вот моя прекрасная жена сводит меня с ума, когда обнажена и так красива.

Вообще, лофт переживает перестановку. Готовится детская, и это большое событие, которым руководит Регина. Она лично выбирает все вещи, и ,кажется, исследует каждую нитку в мягком ворсе ковра. Она преображается на глазах, когда занимается всеми этими делами для нашей дочки, и я прежде никогда не видел ее настолько счастливой.
Малышка у нас очень общительная, поэтому мы разговариваем с нею, и, честно, в такие минуты я очень хочу, чтобы она скорее родилась, потому что уже сил нет терпеть.
Регина смеется, что у меня на дочку свое влияние, и это потому, что я в принципе лажу с девчонками.

- Это все потому, что я рожден для девчонок, - отвечаю я, целуя ее и помогая улечься на подушках поудобнее. Регина часто теперь спит полусидя, так что иногда я оказываюсь головой на ее коленях, а когда она сползает ко мне и ложится на бок, то закидывает на меня ногу.
- Эй, детка, я хрупкий мальчик, - смеюсь, получая оплеуху.
А однажды, наблюдая за тем, как я одеваюсь, Регина замечает, что я похудел.
- Ну что ты, вишенка, просто я мельчаю на твоем фоне, - и уворачиваюсь от подушки.

На восьмом месяце Регина внезапно начинает чувствовать себя неважно, и я уже готов пороть горячку, но это всего лишь токсикоз, и док уверяет, что такое бывает. Регина тоже уверяет, но ей я не верю. Достаточно того, что она наотрез отказалась лечь в клинику заранее, сказав, что чувствует себя отлично, и хочет спать в своей постели со мной, а не где-то там. Зато она собирается в назначенный день явиться и родить, и за несколько дней до того начинает собирать вещи. Мне кажется, ей теперь становится по-настоящему боязно, просто она не сознается, но есть что-то такое в ее движениях... Я не спрашиваю, я просто усаживаю ее в кресло и велю руководить мною, что подать и принести. И, блядь, боязно начинает становиться мне.

Честно, тридцатое ноября я не забуду никогда. Я утром уезжаю в офис, и, хотя мысли о том, что день Х настал, меня не покидают, я стараюсь заработаться по полной, чтобы их отшугнуть. И именно тогда мне звонит Арес и сообщает, что они с Региной выехали в клинику и чтобы я приезжал уже туда. Я так впиваюсь пальцами в телефон, что металлический корпус если не погнется, то расплавится.

Я умудряюсь приехать раньше них, так что встречаю Регину и Ареса вместе с доком. Моя вишенка теряет лицо от ощущений, которые на нее накатывают, она держится за живот и дышит быстро и шумно.
- Регина, я рядом, - я на ходу беру ее руку и следую повсюду. В смотровой док общупывает мою жену и, выглядывая из-за ее ног сообщает, что Регина рождена стать матерью, потому что у нее, короче, внизу все раскрывается, и еще до полуночи мы возьмем девочку на руки. И звучит так, что до полнучи - это прям вот-вот, а я смотрю на часы и понимаю, что до полуночи почти двенадцать часов. Как их протянуть, если ближайшие несколько часов мы с Региной в палате, и считаем эти схватки, каждый раз ожидая, оно этот или нет, и время течет бесконечно долго!

Я сижу рядом, одна моя рука держит ладонь Регины, другую я держу на ее животе и осторожно глажу. Моя вишенка мокрая как мышонок и очень старается не плакать, но слезы против нее.
Док приходит снова, и я жду, что он скажет, что все идет по плану, продолжаем ждать, но в этот раз он вызывает сестру и велит везти Регину в родовую. Эй, а как же я?! Регина против, чтобы я был с нею, и мне остается ждать ее за дверями. Я смотрю на нее, поправляя ее волосы.
- Ну что, вишенка, похоже, ты созрела? - Регина улыбается пожатыми от боли губами и мычит. - Я люблю тебя. Найдешь меня здесь, когда все закончится, - подмигиваю ей и целую. Нас подгоняют.

Я готовлюсь ждать и жду, что это будет долго и мучительно. Хочется курить, но я не могу сдвинуть задницу с дивана. Не тронусь с места, пока док не придет и не скажет, что все закончилось отлично. Даже если я отсижу задницу до онемения. Честно, я как будто готовлюсь к какому-то рекорду, когда внезапно меня окликают. Я смотрю на часы, и понимаю, что у меня выпали полтора часа моей жизни.
- У меня родилась дочка, - повторяю я слова сестры словно чужими губами, а не своими, и тут до меня доходит. У меня. Родилась. Дочка! И мне могут ее показать. Регина в порядке, ее готовят к тому, чтобы перевезти на отдых в палату. Меня разрывает между девочками, но я спешу к малышке Лукреции, чтобы хоть одним глазком взглянуть на нее.

Ее как раз оборачивают в розовое одеяльце. Я его узнаю, Регина выбирала его со мной. Глазки моей девочки закрыты, и она совсем крошечная. Я чувствую, что на губах у меня солено.

....
.

+1

113

Мой любимый встречает меня в больнице и моя паника куда-то девается, потому что Нерон рядом и уже одно его присутствие успокаивает меня и придает уверенность. Мне безумно страшно. Все время, что я ходила беременная, я была какой-то абсолютно спокойной, но вот сейчас действительно накрывает, потому что боль такая, что хоть на стенку лезь, но все равно не получится, потому что живот все еще огромный.
Нерон со мной весь день и, боги, как же я благодарна ему за то что он так терпелив и нежен. Мой любимый, мой мальчик рядом и мне больше ничего не нужно, чтобы чувствовать безопасность и знать, что все будет нормально. И с малышкой и с нами. И спазмы как будто становятся слабее каждый раз, когда муж гладит мой живот и это действительно спасает.
Я не хочу, чтобы он присутствовал на родах, потому что он и так сильно переживает. И если вдруг что-то пойдет не так, то лучше ему не знать об этом. Нерон в последнее время сильно похудел, хотя не считает, что так уж сильно. А для его и так небольшого размера, но потеря веса всегда заметна. И мне все кажется, что он от меня что-то скрывает.
Боги, если он от меня что-то скрывает, я прикончу его собственными руками. Если с ним что-то не так, я не знаю, что буду делать.
- Боюсь, что зрелище, как из меня вылазит ребенок, так сильно на тебя подействует, что ты не захочешь потом сделать мне второго. – шепчу я, сквозь стиснутые зубы. – Люблю тебя.
Не знаю, сколько времени реально проходит, но мне кажется, что целая вечность. Потому что плач моей малышки доносится до меня как будто сквозь миллионы световых лет, такой он далекий и глухой. Но зато, когда моя девочка оказывается на моих руках, мне кажется, что она совсем ничего не весит. Только трепыхается в моих руках, которыми я так крепко ее держу, боясь уронить. Моя маленькая. Целую ее в лобик. Теперь все будет хорошо.
Я знаю, что муж обязательно пойдет посмотреть на малышку, но я все-таки хочу его дождаться. Хочу видеть его прямо сейчас, чтобы убедиться, что он видел дочь, хочу увидеть его реакцию. И я держусь изо всех сил, чтобы не уснуть и едва не засыпаю, когда вздрагиваю от шороха открывающейся двери. Со стороны я, наверно, выгляжу как наркоманка под дозой, потому что язык вообще едва шевелится и я вся такая сдутая, на релаксе.
- Изменяешь мне, папочка? – шучу я, слабо смеясь и сжимая руку мужа, едва чувствую тепло его ладони.
Все тело как будто ватное, как будто меня чем-то накачали. И двигаться совсем не хочется.
- Ты видел ее, родной? Видел, какая она красивая? Даже не знаю, смогу ли повторить такой успех с нашим сыном. – боги, я ведь теперь мать, мне бы быть чуточку серьезнее, но, наверно, Нерон был прав, когда намекал что до тридцати я еще не достаточно взрослая. – Ты счастлив, папочка? Потому что я очень счастлива и это все из-за тебя.
Кажется, я пускаю слезу, хотя черт, я ведь нереально сейчас счастлива. Просто как-то внезапно горло перехватывает. Рождение дочери не то чтобы сделало меня мягче или ванильнее. Просто это все так хрупко и я вдруг думаю о том, что у меня могло всего этого не быть, всей этой жизни, если бы не мой муж, мой человечек, которого я люблю.
Пододвигаюсь на кровати и прошу мужа лечь рядом со мной. Ведь я же сказала, что он мой лучший доктор и нигде, кроме как рядом с ним я нормально спать не могу.
- Ты ведь ничего от меня не скрываешь, Нерон? С тобой все нормально? Ты не болен? Лучше бы ты потерял лишние килограммы на измене мне, чем ты скрываешь, что с тобой что-то не так. – стараюсь звучать сурово, но я просто не могу представить, что с мужем что-то не так. Он всегда такой живой, такой подвижный, мой родной.

0

114

Когда я вхожу к Регине, то ожидаю, что она будет спать, поэтому стараюсь не шуметь, однако она не спит, и, едва я появляюсь, я слышу ее голос, тихий и уставший, но в нем звучит улыбка. Милая, я так тебя люблю...
Я сжимаю в ответ ее руку и прижимаю ее к губам.
- Признаюсь, я тебе изменил с одной очень юной красоткой, - наклоняюсь, чтобы поцеловать ее в губы, и Регина отзывается. - Воу-воу, мамочка!

Регина такая теплая, такая сонная, такая нежная. Мне даже боязно прикасаться к ней, честно. Регина спрашивает, видел ли я нашу девочку.
- Видел, вишенка. Она чудесная и очень красивая, как и ты, - беру ее лицо в ладони и целую в соленые щеки. - Эй, ты чего? - Хотя, разве я ее не понимаю? Регина всхлипывает сквозь улыбку и просит меня прилечь с нею, потому что я ее лучший доктор. Она устраивается у меня под боком и вдруг заводит речь о том, что я худой и что ее это беспокоит. Что, все настолько плохо?

- Не забивай голову чепухой, - отзываюсь я. - Со мной ничего не случится.
Регина бормочет что-то и засыпает, и даже не слышит, как я ухожу, чтобы поехать домой и переодеться. Пират сбивает меня с ног, потому что голоден. Арес все это время дежурил рядом с клиникой, так что пес был один.
- Эй, пес, скоро кто-то не будет давать тебе жизни. Береги огрызок хвоста, - треплю Пирата за холку.

Я прохожу мимо детской. но торможу и возвращаюсь, входя. Регину и малышку выпишут через несколько дней, и сколько же дней и ночей мы все здесь проведем. Черт, у меня улыбка на лице словно приклеилась намертво, да? Потому что никак не могу заставить себя разулыбаться. Звонит Валентин, потом Германик, первый - с поздравлениями и интересом чисто шкурным, второй - с радостными воплями, приветствуя меня в своем лагере.
- Иди в задницу, ты не воспитываешь ни одного из детей, - ржу.
- Я отдал им лучшие свои гены!

Смеюсь. Я, кажется, тоже, потому что, когда Лукрецию приносят на кормление, и я слежу за тем, как Регину учат впервые давать грудь, малышка открывает глаза, и они у нее голубые. А вот черты личика, которые, конечно, все кругленькие и мягкие, все равно как у матери. Я знаю толк в девчонках, и дочка точно будет похожа на мать. Но с моими цветом глаз.
- Регина, она... Она самый чудесный ребенок, - шепчу жене. шепчу, потому что не уверен, что голос не осип. А потом он и вовсе пропадает, потому что, когда Лукреция крепко засыпает у груди Регины, ее разрешают передать мне на руки, и я чувствую, что коленки у меня дрожат.

- Боги, да она же размером с пуговицу, - шепчу я, стараясь унять восторг и не разбудить дочку. Усаживаюсь рядом с Региной. Малышка причмокивает, и я сейчас умру на месте. Я счастлив. Я чертов везунчик, потому что у меня есть все. Мне всегда казалось ,что у меня есть все, но по факту - ничего никогда не было. Вот теперь - с Региной и дочкой - я действительно богат, и мое богатство никак нельзя измерить и нет такого банка, который бы мог его вместить.
- Спасибо, вишенка. Я люблю тебя.

...

+1

115

Я забываюсь сном и когда просыпаюсь, Нерон уже сидит рядом. Он в свежей одежде и я очень надеюсь, что он хотя бы немного поспал. Хотя вот я хоть и проспала всю ночь, а все равно чувствую усталость. Не представляю как от всего этого устал муж.
Нам приносят малышку на кормление и какая же она замечательная. И крохотная. Нерон прав, она просто чудесная. Самый красивый ребенок во всем Панеме. И глазки такие большие, голубые, совсем как у папы и это невероятно подкупает.
- Она сведет с ума весь Капитолий. Запасайся оружием, милый. Твоя девочка будет, как выражается Валентин, в топе.
Муж очень здорово и немного смешно смотрится с дочкой, потому что у Нерона такой взгляд и такое выражение лица, как будто он удивляется каждому движению, каждому вдоху девочки и как будто ему все не верится, что Лукреция реальна.  Она еще как реальна, родной и, более того, она – твоя девочка, твоя кровь. Можно уже даже не сомневаться, что папа будет баловать свою девочку.
- Ты классно смотришься. – улыбаюсь я, подгребая под себя подушки и наблюдая, как Нерон истекает слюнями на мелочь. - Ну хоть кого-то из нас двоих ты теперь сможешь носить на руках.
Не могу не подшутить над ним, но мой милый ведь и не обижается, да? Просто мы очень счастливы и это чертовски трудно скрывать в себе. И сколько же всего у нас еще впереди. Будет нелегко, но, черт, это же самое классное время, когда малыш еще совсем не может без тебя. Да, будут бессонные ночи, полные плача и криков. Но это волшебное время, после которого уже ничего не страшно. Потому что нет ничего круче, чем наблюдать как мой любимый и несносный муж, который обычно никогда не теряется в компании девчонки или даже толпы девчонок, вот так растекается от взгляда совсем крохотной дочурки. И мне можно было бы заговорить о ревности, но ни о чем таком я не думаю, когда понимаю, что мой мальчик очень счастлив, и что это я сделала его таким счастливым.
Нас выписывают и начинается по настоящему тяжелое время. Хотя первые пару месяцев я чувствую такой невероятный заряд энергии, что даже сплю по несколько часов. Врач сказал, что это нормальный всплеск адреналина и прочее, но мне не стоит рассчитывать, что это мое состояние продержится долго, потому что батарейки у меня не вечные. Но это все потом.
А пока что мы с Нероном нянчимся с нашей девочкой, возимся с ней, купаем, кормим, как положено, каждые четыре часа,  меняем подгузники. С последним кстати жесткий облом.
- Милый, кажется наша девочка ни разу не принцесса. Принцессы ведь какают радугой, а здесь полный подгузник определенно не радуги. – смеюсь я, забирая грязный подгузник, стараясь не дышать, пока муж вытирает малышку и надевает на нее новый и чистый подгузник.
Вдвоем мы еще как-то справляемся, даже при том, что Нерон ходит на работу и задерживается до вечера, хотя старается приехать как можно раньше. Но мы справляемся.
- Забавно. – задумчиво выдаю я, когда мы заваливаемся в постель, как только уложили мелочь. Следующие несколько часов у нас будут тихими, если повезет. – Обычно говорят, как только появляется ребенок в семье и куча шума, то мужа в дом и палкой не загнать. А ты приезжаешь сам. – тянусь к моему милому, скользя поцелуями по его шее и спуская ниже, задирая его футболку, легко покусывая кожу, а затем и стаскивая с него штаны. – Как же мне повезло с мужем. Надо тебя как-то поощрить.
Ну да, нам пока нельзя заниматься сексом, но это не значит, что я могу оставить своего любимого без удовольствия. Мой мальчик очень старается быть хорошим отцом и, боги, он просто потрясающий отец, муж и мужчина. Не понимаю, как у него все это получается совмещать, но я нереально его люблю и хочу, чтобы он был счастлив. Мой родной.
Приближается его день рождения и я стараюсь к нему вернуть себе форму. Стоит отдать должное витаминкам и гормонам, которые прописал мне док. Я еще немного занимаюсь в тренажерке, но не стремлюсь к идеальной фигуре. Просто хочу вернуть форму. Мне это очень надо, потому что я готовлю Нерону сюрприз.
- Родной, а что бы ты хотел в подарок на день рождения? – задаю я вопрос мужу, когда он всклокоченный заходит среди ночи в детскую и обнимает меня со спины, чтобы посмотреть, на довольную мордашку дочери, пока она сосет грудь.
Муж отвечает истинно то, что может ответить по-настоящему счастливый человек, у которого есть все. Он, собственно, так и говорит, что у него уже есть все. Правда в глазах и на языке как будто какая-то невысказанность. Пошлить изволите, сударь?
В общем, спросила-то я для проформы, вдруг, ему действительно чего-то хочется. Но я говорю ему, что если что-нибудь придет в голову, ту пусть сразу скажет мне, я сделаю все, что угодно. Хоть сделаю его президентом. Пока еще не знаю, как, но придумаю.
А свой собственный сюрприз я готовлю в тайне от мужа. Совсем в тайне. Арес хоть и возит меня, но я попросила его ничего не рассказывать Нерону о моих поездках. А то что я встречаюсь с Валентином… Ну так и что? Такое не вызывает же подозрений?
В течение всего дня, пока Нерон на работе, я отправляю ему наши с мелкой фотки, где мы готовим ему подарок. Знаю, что милый может быть занят, но это же всего лишь фото, которые он может посмотреть и позже. Между делом проскальзывает фото бельевого комплекта, в которое затесалась маленькая ладошка Лукреции.

Малышка быстро взрослеет, да?

А когда наш папа приходит домой, мы встречаем его громкими визгами и смехом. Ну не мы, а дочка, которая тут же тянет к папе ручки и требует чтобы он взял ее к себе.
- Уверена, ты слышал это миллион раз за день, но с днем рождения. – целую мужа.
Мы идем ужинать, а потом в гостиной Нерон распаковывает два подарка. Первый – от дочери. Небольшая фоторамка и внутри фото отпечатка крохотной ладошки.
- Может, она и не прирожденная художница, но по-моему она делает успехи. – смеюсь, отдавая Нерону большой запечатанный бумажный конверт. – А там мои подарки.

подарочкиии

http://savepic.ru/8480436m.jpg
http://savepic.ru/8466101m.jpghttp://savepic.ru/8514228m.jpghttp://savepic.ru/8517300m.jpghttp://savepic.ru/8510132m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Пн, 1 Фев 2016 20:34)

0

116

Регина очень ловко управляется с Лукрецией, и я стараюсь помогать всем, чем могу. Например, меняю подгузники, потому что Регина объявляет, что у меня это получается гораздо лучше, чем у нее. Лиса.
- Просто она переела бабочек, - отвечаю я, и чувствую, как моя жена утыкается носом мне между лопаток и беззвучно трясется от смеха. - Лу, ты переела бабочек, да? - теперь мы снова чистенькие и свеженькие, и идем на руки. Малышка кряхтит, а я просто с ума от нее схожу и готов расцеловывать эти крохотные ручки и ножки, каждый маленький пальчик.

Она неплохо спит, и ночами у нас есть иногда аж по несколько часов, чтобы поспать самим. Ну, или чтобы пошалить, но, пока я не могу прикасаться к Регине, она реализует свою возможность прикасаться ко мне. Моя чудесная жена.
- И как только у тебя хватает сил любить нас обоих, пока мы не заснем обессиленные?

Мы никуда не выбираемся в Рождество. Регина и слушать не хочет о том, чтобы оставить Лукрецию на кого-то. На няню мы морально не готовы, как и на постоянную прислугу. Зато для уборки к нам приходит Мелита несколько раз в неделю, оставляя сына на Ареса. Обожаю Ареса-младшего, такой крутой парень. Он уже ходит и даже коверкает первые слова, и просто чумовой какой-то.
- Мне кажется, через двадцать лет он будет единственным нормальным парнем в столице. Нужно брать его в оборот прямо сейчас, - говорю я как-то Регине после прогулки с Аресом. Он почти оседлал Пирата. Вообще, оказалось, что наш дог любит детей и имеет колоссальное терпение.
И я вполне серьезен. Ну, почти.

А потом приближается мой День рождения, и я бы хотел провести его с семьей, но в Пятом запущена новая станция, и эти первые дни наблюдений важны как никогда. Это первый проект, отработанный мною от и до. Поэтому я не отслеживаю всех сообщений от Регины, и мне удается увидеть их все по пути домой. Черт, как же я люблю эту женщину! Обеих их, большую и маленькую.

Они встречают меня дома, и Лукреция заливается смехом, когда я корчу ей рожицу.
- Привет, моя сладкая девочка, моя ягодка, - беру ее на руки. - Вишенка, - целую жену. Да, я очень голоден до праздничного ужина, и как же я счастлив...

А еще я получаю самые ценные подарки, которые только можно представить. Цветная ладошка моей Лукреции и...
- Ох ты ж... - я просматриваю фото Регины и валю ее на пол на ковер, целуя. Малышка уже спит, и в лофте тихо... И я хочу любить свою жену. - Я люблю тебя. - Скидываю рубашку.

А на завтра будет сюрприз уже для Регины. Под ее фото сделали рамки и теперь они дизайнерски висят в нашей спальне. А уже ко дню рождения Регины... Ну никак мне не судьба провернуть это дельце в тайне, потому что это невозможно, но, в принципе, сама новость уже заставляет Регину прыгать от восторга, зажав рот, чтобы не разбудить мелкую. Нам стеклят потолок в спальне. Весь абсолютно он будет зеркальным.

Мне кажется, Регину отлично приняло общество. О нет, в столице нет всеобщих любимчиков, просто Регину приняли, и этого достаточно. И надо отдать должное Валентину, это хуйло отрабатывало свои деньги. Мы даже выпиваем с ним однажды в баре.

...

+1

117

Мужу нравятся наши с дочерью подарки и нет ничего круче, чем видеть его довольную морду. А потом уже и я радуюсь своим подаркам, что они так зажгли моего мужа. Ох, милый, разве можно быть счастливее, чем мы сейчас?
Мои фотки как-то незаметно перекочевывают на стены спальни и смотрятся очень даже заметно. На самом деле, даже не знаю, что думать по этому поводу, но разве это не самая говорящая реакция моего любимого, что ему нравится? Валентину тоже понравилось. В том смысле, что он оценил мои скрытые таланты. Даже предложил податься в модельный бизнес, хотя я и старовата. Комплимент века.
Но не думаю, что я готова к этому. Сейчас у меня есть моя дочечка, которая нуждается во мне каждую минуту, разве что кроме тех моментов, когда она спит и ловит свои цветные сны. И тогда уже я пользуюсь моментом и высыпаюсь хотя бы то время, что у меня есть.
Мелита приходит к нам пару раз в неделю, чтобы прибраться и это очень здорово и не передать мою степень благодарности. Взамен, пока она чистит дом мы с Нероном выгуливаем двух детей и муж прав, Арес-младший – потрясающий мальчуган. Нерон быстро находит с ним общий язык и я не могу дождаться того дня, когда моя лапа будет вот так же нянчится со своим собственным сыном.
Как не удивительно, но часто внимание мелкой отвлекает еще и Пират. Он не таскает ее как детеныша, но зато терпеливо сносит все капризы мелкой и если Лукреция начинает слишком капризничать, то просто кладет свою морду ей на животик, утыкаясь мокрым холодным носом в щеку мелочи и девочка успокаивается. Он часто спит рядом с ней, оберегая ее сон, если я оставляю ее на постели. Но и так же часто хватает свою шкуру и уходит куда-нибудь, где совершенно точно не услышит плач ребенка. Он тоже устает. Смешные они все. Моя семья.
На мой день рождения мне прилетает совершенно неожиданный и абсолютно потрясающий подарок. Я и забыла об этом, а Нерон запомнил, маленький извращенец, мою идею о зеркале на потолке. И когда я узнаю о плановых работах в нашей спальне, я тут же повисаю на шее мужа.
- Ты божественен, душа моя! Так потакать извращенским идеям своей жены… Лучше тебя – никого в мире нет! – Нерон смеется. Ну да, вообще-то до него я такой извращенкой не была. А теперь и жить не могу без этого мужчины и его теплых, настойчивых рук на моих бедрах. – Спорю, теперь любимой твоей позой будет, когда я сверху.
Едва ремонтные работы заканчиваются, как я тут же пробую эффект зеркала на себе и дочери. И Нерону отходят две фотографии, как мы с малышкой пристроились на постели и обзор в зеркале действительно потрясающий. Ну а вторая фотография приходит мужу уже двумя часами позже, где я в одном белье и моя руки в моих трусиках между ног. Да, мне определенно нравится подарок моего мужчины.
Я всерьез задумываюсь о том, чтобы нанять постоянную прислугу, но со временем. Мы с Нероном уже так долго живем только вдвоем, а теперь и втроем, не считая Пирата, что впускать в семью незнакомого человека как-то не хочется. Если бы вернулась Мелита и вопросов бы не было. Но она теперь с ребенком и сейчас как никогда ему нужна, пока малыш взрослеет, крепчает, а папа всегда на работе с непоседливым хозяином.
Летом мы по традиции едем в Четвертый, выбирая время в начале июня, пока еще не очень жарко, чтобы дочка не сгорела на солнце. Хотя я и запасаюсь всякими кремами и мазями от солнца, ожогов, ну и прочего. Муж ржет, но вообще-то ему такое тоже не мешало бы.
- Зря смеешься. – так и говорю я. – Тебя так всего нужно макнуть в ванну с этими кремами. Но ты ж, бестолочь, все равно умудришься сгореть.
Доча любит воду. Море пока не для нее, а вот бассейн самое то и она плескается с папочкой, громко вопя и смеясь, болтая в прозрачной воде ручками и то и дело норовя потопить папу, брызгая на него.
- Мои гены. – смеюсь, болтая ногами в воде и жмурясь на солнце, хотя я и в очках. – Со временем она научится убивать одним взглядом.
Да, глазки о малышки были что надо. Ангелочек мой. Видимо, мой муж со мной согласен, потому что он оставляет мелочь на минуту болтаться в специальном детском круге, а сам подбирается ко мне, пока я отвлекаюсь на Пирата и хватая меня за ногу, утаскивает на дно. Между прочим этот купальник не предназначен для купания! Ткань тонка и быстро становится прозрачной.
- Я тебе отомщу. – обещаю.
И исполняю угрозу спустя пару дней, разводя мужа на почти секс в море, но разве что оставляя его без трусов. С ними выбираюсь на берег и вешаю на дерево, рядом с гамаком, в котором спит наша дочурка.
Ну да, мы счастливы. Очень счастливы и остается только выждать немного времени, чтобы завести еще и сына. Хочу сынишку от моего мужчины.
Конечно, мы и ругаемся периодически с мужем. Не все так гладко всегда. Например, однажды, когда я нахожу среди его вороха дисков с фильмами, пару киношек, которые очень привлекают мое внимание не столько содержанием, сколько героями.
Отправляю Нерону сообщение с фоткой, которую он когда-то сделал, паразит, пока я усаживала мелочь в детское кресло.

Сегодня вечером тебя будет ждать сюрприз. Заведись как следует.

жопкаааа

http://savepic.su/6983371m.jpg

Не знаю, на какой там сюрприз рассчитывает мой муж, потому что в этом плане у нас все довольно банально. Ну то есть секс потрясающий, но я даже уже не знаю, чем могу удивить моего милого извращенца. Хотя вот то, что я сейчас наблюдаю на экране, очень даже удивляет.
Нерон приезжает домой и все как положено, сначала ужин, потом мы купаем и укладываем мелкую, задерживаясь в детской и наблюдая, как малышка зевает и, черт, это такое умилительное зрелище, что я немного даже забываю о том, что готовила Нерону.
Он напоминает.
- Пойдем. – шепчу и беру за руку моего любимого мужа. – Он в гостиной. – в смысле сюрприз.
Усаживаю мужа на диван, заваливаясь следом и доставая блокнот с ручкой. Удивитесь, но в блокноте даже кое-что записано. Не столько из познавательных целей, сколько из прикола. Включаю плазму и… черт, когда я успела досмотреть его до финальных титров? Или он такой короткий? Переключаю на начало и слежу за реакцией мужа, особенно внимательно, когда на экране появляется его бывшая суперстар жена.
- Очень долго ждала, когда в кадре появишься ты. Не дождалась.
Я не зла, нет. Ну почти. Вообще-то у меня двойственное чувство. Я не была удивлена, когда обнаружила порнушку у Нерона. Но вот то, что там его бывшая жена, меня убило наповал.
- Я подумываю начать карьеру в этой сфере. Ну знаешь, чтобы разнообразить немножко нашу половую жизнь, вдруг тебе скучно станет. Не познакомишь с бывшей? Может она как-то поможет мне, подскажет. Покажет.

0

118

Моя вишенка в восторге от того, что я приготовил, и я смеюсь:
- А ты думала, я тебя никогда не слышал? - целую ее и становлюсь серьезным: - Я люблю тебя, моя.
Я никогда не перестану повторять ей это, потому что говорить правду легко и приятно. Моя красавица, моя жена, мама моей дочки, и мог ли я когда-либо представить себе, что буду отцом и главой семейства?

Наша девочка растет не по дням, а по часам, и она точно будет болтушкой, потому что постоянно лопочет что-то в ответ Регине. В начале июня, пока погода нежаркая и не убийственно знойная, мы едем в Четвертый. Надо же, мы не были там с самой свадьбы. Регина гуляет с Лукрецией по пляжу, и иногда они уходят еще до того, как я проснусь, пока по-утреннему свежо, так что я, встав, наблюдаю за ними с террасы дома. Я могу проводить так часами, но самый кайф - это тот момент, когда Регина поворачивает голову и замечает меня. Она улыбается. Она далеко, и улыбки я не различу, но я точно знаю, что она улыбается. Машу ей рукой.

А еще, оказывается, существуют купальники не для купания, но мне определенно нравится, когда они изрядно намокают.

Конечно, у нас не все гладко, потому что... потому что я - это я. Просто не хочется думать о таких моментах и копить их. Да, я бываю резок, да, раздражаюсь, да, иногда я позволяю себе повышать голос, так что Лукреция, заслышав мой голос, заливается наверху плачем, и Регина, послав меня к херам, идет успокаивать ее. Просто такие времена надо переждать.
- Прости меня, - наконец сдаюсь я всякий раз, потому что виноват.

Но в этот раз, когда Регина заманивает меня обещаниями заводного вечера, я ни в чем не виноват. Блядь, да я вообще не в курсе, что эти записи здесь! Наверное, затесались среди книжонок, которые, кстати, Регина почитывала, я-то знаю!
Вообще, меня ничто не напрягает. Ну и что? Я даже не ставлю паузу, а просто убавляю звук, потому что охи и ахи некстати встают между моими словами. Вернее, очень даже кстати, поэтому отвлекают.

- А ты разве не знала, что она порнозвезда? - спрашиваю Регину, пропуская ее реплику о том, что она меня ждала в кадре. - Была семь лет назад и остается сейчас. И да, ее диски были в лофте, странно, что она не все забрала. Наверное, не нашла. - Пожимаю плечами. Эй, вишенка, ты своими пожеланиями такой карьеры хочешь меня завести в каком направлении? Потому что мне не нравится. Я не понимаю, к чему это все. Регина не шутит, я-то знаю, когда она стебет, а когда у нее есть это недовольное выражение глаз. И сейчас оно есть, мелькает.

- Могу дать координаты, - достаю телефон. - Дай пару минут, попробую отыскать. Не помню наизусть, - и реально начинаю шариться в телефоне. Правда, конечно, ищу я не координаты своей бывшей. Просто бешу свою жену. А может и не бешу, а поддерживаю то, что она там задумала. - А пока я ищу... Ты чью жизнь собираешься разнообразить? Потому что похоже, что свою. Затосковала? Поговоришь об этом с Костей, может?
Я не соображаю, что несу.

...

+1

119

Я и сама не знаю, почему бешусь. Просто бешусь. Мне не нравится его бывшая, мне не нравится то, что она делает на экране и как мастерски она это делает. Мне не нравится, что это видео есть у Нерона. Муж говорит, что это ее видео и она не забрала его. А нахрена ей вообще таскать свою порнушку в дом своего мужа? Им мало было того, как они развлекались? Я могла бы принять по отдельности бывшую жену и порнушку, но не все вместе. Блядь.
Нерону не нравится мой комментарий. Он спокойно относится к видео и даже не выключает его, но вот мои слова его задевают, я вижу. Ну да. Я едва ли контролировала свой язык, когда выдавала слова про работу в данной сфере. Просто я знала, что Нерона это взбесит, я хотела его взбесить, вот в чем беда.
- На память оставила. – выдаю я коротко, когда Нерон говорит, что девка должна была забрать эти диски с собой.
Сцевола начинает капаться в телефоне, услужливо предлагая мне номер своей бывшей. О, он это не всерьез, но всерьез намерен взвиться по поводу этой темы. Наизусть он прям не помнит. А что, она не на быстром вызове? Блядь. О чем я думаю? Я же знаю, что Нерон мне не изменяет, я уверена в нем, я доверяю ему.
Но так же как я завела Нерона, так же и он заводит меня. Упоминает то единственное, что приносит мне боль.
- Смешно. – я реально как будто посмеиваюсь. – Как удачно для тебя, что я с ним переспала, иначе кого бы ты мне сейчас вспомнил, да? Ты Костика сюда не вмешивай. Я за него замуж не выходила. И не с ним в главной роли порнуха валяется в нашем доме.
Костя – это ведь совсем другое, у нас все было по-другому. То немногое, что было. Я тогда на свой страх и риск повелась на Нерона и не прогадала. Мы женаты, у нас чудесная дочь, мы хотим мальчика и мы счастливы.
Только глупая блядь не выходит у меня из головы.
- Я тут глянула, записала, - машу блокнотом. – Подумала, хммм, какой продвинутый у меня муж. Куда уж мне, не искушенной простушке до порнозвезды. – скалюсь.
И в самом деле, что меня так задевает? У нас нет проблем в сексе. Нам хорошо вместе и это просто фантастические чувства. Если бы что-то было не так, я бы заметила. Или нет. Просто Нерон всегда был полигамен. Мне ли не знать. И нет, я не о том случае, когда он мне изменил, а о том, когда он еще был с Туллией и притаскивался домой с запахом женских духов на своей одежде.
И пока я смотрела киношку, меня вдруг посетила мысль… Я не боюсь, что Нерон уйдет к ней. Ему хорошо со мной. Но вдруг ему захочется вспомнить молодость, ведь с этой блядью ему наверняка было не просто хорошо, а офигенно. Ревность? Комплекс неполноценности? Пожалуй. Но я-то помню, как долго училась делать минет.
- Нашел телефон? Хочу пообщаться с ней. Может она даст пару советов о твоих любимых позах, эрогенных зонах, о которых я не знаю. Она, наверняка, помнит. Я же не могу допустить, чтобы мой муж потерял ко мне интерес. – меня как будто внезапно осеняет, но я кривляюсь, отвратительно, мерзко, гадко и пошло. – А может, я плохо искала и где-то завалялась ваше совместное видео? Правда, я так смотрю, она тройнички предпочитает. Понимаю, почему ты с ней развелся.
Меня заносит нереально и краев я не вижу.

0

120

Слушаю ее. Ни слова не пропускаю. Ни единого. Вот уж и вправду - Костик вспомнился удачно, и сразу попадание во все цели, даже куда изначально не метил. Или метил? Просто Регина доебывается, я ненавижу, когда она это начинает, потому что она умеет достигать высот за считанные секунды без разбега. Просто талант, не иначе. Еще она машет этим блокнотиком, говорит, что что-то там записала.

- А ты бы лучше зарисовала, оно нагляднее, - вставляю я невозмутимо. Зря. нужно молчать и свести все на ночь. Но как бы только это сделать, если моя жена доебывает меня тем, что доебывается меня в какой-то хуйне, которая, мы оба знаем, яйца выеденного не стоит? Воистину, созданы друг для друга.

- Думаешь, помнит? Сомневаюсь. У нее короткая память и большая клиентская база, - нет, ну а что. Так и есть. Мы были женаты до хуя лет назад и всего несколько месяцев. Она была ебнутой дурой, а мне такие нравятся. Недолго, но нравятся.

- Не понимаешь. Я люблю тройнички, просто люблю быть единственным членом. Знаешь, пробовал работать в паре, не пошло, - ну а что, да, я откровенен. Регина же хочет повысить свой порнографический уровень? Так вот ей бесплатная консультация. Смотрю на нее, не сводя глаз. Ну что, вишенка, что скажешь?

.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » love is a verb


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC