Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 17.10.3013, Capitol, On your blue screen


17.10.3013, Capitol, On your blue screen

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

http://savepic.ru/8417658.gif


• Название эпизода: On your blue screen;
• Участники: Reagan Lerman, Cashmere Fraser, Balder Kane;
• Место, время, погода: теле-студия в Капитолии, вечер. Съёмки интервью трибутов;
• Описание: квартальная бойня вот-вот начнётся и обозлённые трибуты борются за шансы на выживание. Фрайзеры "отстрелялись" первыми и, кажется, это единственный раз, когда Кашмира заплакала публично. Хотя для этого пришлось капать в глаза какую-то дрянь. А зрители ближе, чем кажется;
• Предупреждения: тест-драйв.


+1

2

«...И было у него создание, ярче света дня и темнее ночи. Горели глаза его желтым огнём и никто, в целом мире не мог устоять перед сокрушающей энергией, что убивала и созидала одновременно. Не было этой силе разницы, кто стоит перед ней, благородный герой или подлый душегуб, чисты были его помысли, или грязны, как сточная канава разлагающегося города, всех сокрушало создание, ибо было оно нейтрально и любого, постигнувшего на его Силу, считала врагом и сметала с лица земли.»
Мужчина захлопнул книгу, предварительно заложив вдовое сложенный тетрадный лист, на месте последний остановки. Не то что бы он жаловался на память, просто в том ритме жизни, которым буквально вынуждала жить работа, волей не волей забываешь даже самые простые вещи, вроде забрать костюм из химчистки, не любил он что бы кто то носился с его вещами, вполне справедливо полагаю, что с такой пустяковой задачей он может справиться и сам, или заварить кофе, с вежливой улыбкой на лице принимая белоснежную чашечку из тонкого фарфора из рук ассистента, сваренного скорее всего, по технологии древних палачей, что поили несчастных жертв отъявленной дрянью, дабы тем уж совсем жизнь мёдом не казалось. Случалось такое не часто, однако рисковать Рэйган не хотел, хотя бы в плане простейшего быта.
Взгляд в последний раз прошёлся по тонкой коричневой обложке книги, золотистые буквы которой гласили — «Мифы древнейшего мира», пальцы вскользь пробежали по тиснению, словно бы проверяя на месте ли они, а в прозрачно голубых зрачках на секунду полыхнула ностальгия, точно бы сам Рэйган когда то участвовал в этих историях и теперь безумно скучал по безвозвратно ушедшему времени, благородно упиваясь редкими его пережитками, а ясным взором глядя только в светлое будущие. У каждого своё маленькое безумие. Смахнув книгу в ящик стола, мужчина перевёл взгляд на настенные часы, с недовольством отмечая, что намеченная встреча начнётся менее чем через пять минут, а на нём даже не было пиджака, а волосы, кажется, порядком потрепались за время комфортного времяпрепровождения на диване. Не комильфо будет представать перед гостями в таком видеть, особенно учитывая, что сами они явятся до блеска нализанные стилистами.
Наскоро ополоснув лицо водой, в прилегающем к кабинету сан узле, махнув пару раз расчёской над головой, накинув пиджак и определив свой вид, как — вполне себе подобающий и даже располагающий к общению, Рэйган проследовал в кресло, следующие три минуты молчаливо и апатично ожидая визитёров, деловито покачиваясь в кресле.
Откровенно говоря, он редко встречался с кем то, транслируемым по его телеканалами, для этого в корпорации служила куча куча разношерстного персонала, начиная от менеджеров среднего звена и заканчивая его личным ассистентом, а по обязанностям, что Рэйган так щедро сгружал на молодого человека, давно уже перегоняя зама, что он просто не видел смысла в своём присутствии на любого вида представлении. Для этого всегда находился кто то вроде Цезаря, а он, нет уж увольте, не медийная личность и всё тут. Рэйган Лерман глубоко ценил своё личное пространство, дабы впускать на тщательно выстраиваемую годами территорию посторонних, которые не только не умеют вести себя прилично, но и после подобных визитов чья бы то ни была территория напоминает разорвавшееся минное поле. И всё же в любых правилах есть исключения. Сегодняшних исключений зовут Фрайзеры, близнецы Кашмира и Блеск, сумевшие вызвать в публике едва ли не наиболее высшую точку кипения эмоций, не настолько сильно, как Китнисс, и всё же после этой сладко-пекарской парочки эти двое были явными фаворитами. Сноу разумеется недоволен таким положение и поручил лично Рэйгану провести с близнецами необходимый инструктаж, дабы те прекратили саботировать запуск Арены и вывели выплеснувшуюся энергию людей в нужное русло. Поскольку опыт подобных бесед у мужчины имелся, даже с запасом, лучшего козла отпущения, пардон, кандидата на разговор нашли быстро и в данную минуту он молча созерцал серовато стальную поверхность стола, с одной единственной мыслью — Зачем?

-  Входите!

По близнецам едва ли не часы можно было сверять, стук раздался именно в тот момент когда настенные часы пробили половину шестого и секундная стрелка только только намеревалась пройти дальше.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

+1

3

На первом её трибутском интервью всё было иначе... Она была преисполнена уверенности в себе и гордости, а не слепой злости. Тогда Кашмира играючи очаровала Цезаря и весь Панем, потому что в отличие от остальных трибутов точно знала, что вернётся. В Первый, в Капитолий, под свет софитов... Блеск ведь выиграл. Иначе и быть не могло. Надежды тогда оправдались... А дальше всё пошло исключительно под откос. Продажи, алкоголь, морфлинг. Единственное, что оставалось в её жизни нерушимым - это брат. Ради него Кашмира вызвалась в свою вторую жатву добровольцем, невольно повторив прошлогодний жест Китнисс. То ли поэтому, то ли в счет былых заслуг и популярности - Фрайзеры вторые после Двенадцатых кандидаты на победу. И тех и других зрители любят, воспринимая, как неделимую пару. Есть в этом плюсы и минусы... Фрайзеры пока сосредоточены на плюсах, пытаясь выжать из людской любви максимум. Внимания, спонсоров, обсуждений.

-Осторожнее! На арене мне понадобятся оба глаза - ворчит Кашмира, сидя с запрокинутой головой, когда Марс буквально за пол минуты до объявления их выхода капает ей в глаза капли. Тактика, придуманная близнецами, на вкус девушки была просто идеальна. Противопоставление семейного единства романтическим бредням угольщиков. Ещё бы пустить скупую слезу... И здесь возникла небольшая загвоздка. Плакать, как слабая половина тандема, должна она. Вот только закаленной профи, привыкшей скрывать истинные эмоции за сотнями масок, оказалось невозможным заплакать перед толпой. Пару вечеров поглядев на их репетиционные потуги, стилист притащил капли, должные оказать необходимый эффект. Именно их он щедро заливал в глаза подопечной.

-Не знаю, как мы позволим вам уйти... - качает головой Цезарь несколькими минутами позже. Кашмира и Блеск, одетые в сверкающие серебряные одеяния (короткое выше колена платье, рубашка и штаны соответственно), стоят перед залом. Волосы у обоих замысловато начесаны, в золотых локонах девушки блестят стразы:
-Мы уходим не по своему выбору - отзывает брат с максимальным участием и в этот момент, как по заказу, капли наконец срабатывают. По щекам Кашмиры бегут слёзы, которые она стирает, кокетливо заслоняясь от микрофона и восклицаний Фликермана:
-Вы - наша семья. Не знаю, кто мог бы любить нас сильнее - пользуясь случаем, добавляет девушка продуманно-дрожащим голосом. Зал заходится то ли всхлипами, то ли криками... Хотя та часть капитолийцев, что в курсе о продажах, по мнению Фрайзер вполне могла бы оценить всю тонкость двусмысленности. Цезарь, кажется, сам вытирает слезящийся уголок глаза... Когда близнецы, синхронно оглянувшись на прощание, скрываются за кулисами, зрители ещё остаются в упадническом настрое. В зале слышен шуршащий шепот, похожий на раскаты волн. Кашмира выхватывает у подоспевшего Марса салфетку и трёт глаза. К счастью, действие капель оказалось кратким. Пока она приводит себя в порядок, стилист доверительно шепчет, что с ними хочет поговорить хозяин заведения. Некий Рэйган Лерман. Слышать это имя девушке приходилось, видеть обладателя - нет. Не то чтобы она переживала на сей счет. Победительница фыркает, не понимая, чем обязаны... Но поскольку это меньшая из их проблем, да и спонсора можно найти где угодно - не возражает.

-Чудесное шоу, сам чуть не расплакался - летит в спину ехидный, чертовски знакомый за столько лет голос, и Кашмира с очаровательной улыбкой откликается:
-Извини, что дунула на твои угольки, Хэймитч. Не погасли? - прежде, чем скрыться с показывающим дорогу ассистентом в коридорах студии. С изнанки всё не так красиво, как с обложки - они проходят несколько почти одинаковых служебных кишкообразных проходов, когда оказываются перед достаточно дорогой на вид дверью. Здесь ассистент их резко оставляет. Кашмира переглядывается с братом, но тот лишь пожимает плечами и за неимением лучших вариантов стучит. Ответ раздается незамедлительно - Блеск толкает дверь, пропуская вперёд сестру. Фрайзер входит в кабинет - стук каблуков тут же глушит толстый дорогой ковер - и в свою очередь оглядывается, убеждаясь, что брат рядом.

-Вы хотели нас видеть, мистер Лерман? - голос победительницы совершенно спокоен, как и взгляд, вроде бы пару минут назад полный слёз. Лишь лёгкое покраснение в уголках глаз показывает, что это не было зрительской галлюцинацией. Кашмира с вежливым равнодушием рассматривает капитолийца - достаточно молодого мужчину, темноволосого и светлоглазого, одетого с небрежным шиком. Может быть, они пересекались и раньше, но точно не беседовали... Здесь Фрайзер плохо запоминала лица.

+1

4

Близнецы вошли практически одновременно, грациозно и твёрдо — это Кашмира, натужно и чуть грузно — Блеск. Оно и понятно, не часто сразу после удачного выступления тебя дёргают на ковёр, даже не дав сменить причёску. Стразы в золотистых локонах мягко переливались под светом неоновых ламп, предавая девушки мягкий стальной облик, словно острый клинок, заточённый в каменные ножны, а рубаха, относительно свободного покроя выделяла тело не мальчика, но мужа, обтягивая, не слишком туго впрочем, рельефные мышцы. Красиво, но не пошло. Ах да, мы же семью изображаем.

-  Проходите, присаживайтесь.

Без тени эмоций отреагировав на сканирующий взгляд Кашмиры, Рейган указал на два стула перед столом, всё тем же точным жестом в следующую секунду призывая ассистента Фрайзеров покинуть помещение. Щелчком захлопнулась дверь, скрипнули под двумя телами пластиковые стулья, если бы мысли в голове тоже имели характерный звук своей активной деятельности, кабинет непременно рассёк бы и третий, трескучий звук.

-  Кашмира, Блеск, не думаю что мне стоит тратить время на лишние представления. Вам прекрасно известно кем являюсь я, мне в свою очередь хорошо знакомы вы.

Заочно, впрочем это не имеет значения, мысленно добавил сам себе мужчина.

-  Перейдём непосредственно к цели вашего визита.

Пока ему было не совсем понятно, как бы так начать разговор, что бы и кругами не ходить и совсем уж в край на грубость не перейти. Золотая середина, правда чем дальше от тебя человек с чисто психологической точки зрения, тем труднее прощупывать почву на предмет заветной точки.
Будучи человеком воспитанным и пристойный, что было несколько странно для капитолийца его положения, Лерман всегда уважал, сидящего напротив собеседника, будь то хоть чиновник, трибут, амазонки, заместитель или самый последний уборщик. В какой то момент его моральные устои просто отказались развиваться по навязанной траектории, тайно скользнув на максимально безопасное расстояние от светских обычаев элитных поселенцев, что не мешало ему впрочем и прибегать к нескольким местным заповедям, по мере надобности, ну и что бы уж совсем не раскрываться в своей чуждости. Он отнюдь не был рыцарем в сверкающих доспехах, однако благородство в запасе несомненно имел.

-  Разыгранный спектакль несомненно был трогательный и хорошо слаженный, рейтинги вашей пары едва ли меньше трибутов двенадцатого, однако, президент Сноу хотел бы от вас не совсем этой тактики. Проще говоря, не настолько откровенных провокаций.

А если упростить до предела — саботаж работы Арены чреват последствиями гораздо хуже смерти, в этом Сноу был по истине неподражаем. Поддержка срыва запуска игр всеми трибутами имело место быть, даже на начальном этапе планирования, на бумагах аналитиков, но никто не предполагал, что высокорейтинговые, те которых Капитолий спонсировал на протяжении стольких времён, внезапно проникнуться повстанческими настроениями.
Поочерёдно переводя взгляд то на одного то на другого близнеца, Рэйган на секунду задержал глаза на Кашмире. Кажется, она вот вот готова была взорваться.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

+1

5

По венам Кашмиры всё ещё бежит адреналин - только кажется, что болтать перед толпой поклонников легко. На самом деле - арена начинается уже на параде, когда трибуты официально превращаются в соперников. Интервью - ещё одно из состязаний, с той лишь разницей, что пока не смертельное... Но даже на этом этапе любая ошибка может дорого обойтись. Сейчас победительнице хотелось бы остаться наедине с братом - обсудить отклик, вызванный их тактикой. Оценить выступления других трибутов... Заняться чем-то, что имеет прямое отношение к выживанию. А не этими светскими реверансами с непонятной целью. Опустившись на пластиковый стул, девушка устремляет взгляд в ковёр, собирая самообладание в кулак. Мужчина говорит таким тоном, словно их "визит" был чем-то понятным или запланированным...

Называть их выступление спектаклем было простительно Хэймитчу, который варился с ними в одном котле. Но что об этом мог знать холеный капитолиец, едва ли имевший в жизни большие проблемы, чем выбор галстука? Спектакль! Ах, извините, что не ушли умирать молча под бравую музыку. Ссориться с кем-либо, особенно с владельцем канала, на котором будут транслироваться игры, сейчас не с руки. Кашмира пока держится, однако адреналин из пузырящегося состояния переходит в закипающее:

-Признание в любви поклонникам означает провокацию? - спрашивает она, вздёргивая бровь, в верхнем уголке которой тоже приклеен блестящий камушек. Занятно. Как тогда назвать выверт Эвердин и Мелларка с морником? Или постоянную агрессию Мэйсон? Почему её сюда не вызвали? Наверняка ведь выйдет - и спасибо если не продемонстрирует зрителям нечто, что придётся в эфире прикрывать черным квадратом.

-Знаете, мистер Лерман... Перед возможной смертью хочется воздать должное тем местам, с которыми тебя что-то связывало. Мы много времени проводили в Капитолии... - в плавном течении речи Кашмиры звенит лёгкая насмешка. Ох, если бы ей действительно довелось воздать должное столичному гостеприимству... Вполне можно было бы начать с выбитого этим неудобным стулом панорамного окна.

-Не вижу ничего удивительного в том, что поклонники воспринимают нас, как свою семью - те самые поклонники, что счастливы были шутки ради уложить их в одну постель. Ложь здесь въедается в кожу, становится неотделима от образа, как лак, вылитый в промышленном объёме Марсом на её волосы, сейчас намертво с ними сцепился. И капитолиец прекрасно это знает. Что он рассчитывает от них увидеть? Банальное блеяние о желании вернуться в родной дистрикт, от которого тянет переключить канал?

-У вас есть семья? - резко разворачивает разговор Кашмира. Не из любопытства и не потому, что ей есть какое-то дело до семьи мистера-телевизионное-начальство... Просто даёт себе пару секунд, чтобы остыть. Ей-то свою семью увидеть ещё очень хочется. Страшно представить боль родителей, если они потеряют обоих детей... Ещё хуже - представить свою жизнь без Блеска. Для девушки исход игр очевиден. Но даже брат не должен догадываться об этом до последнего. Пока они сражаются вместе, ей нужно пробыть с ним рядом максимально долго. Словно почувствовав (как всегда) мысли близняшки, Блеск накрывает ладонь Кашмиры своей. Дверь снова скрипит, не давая брату толком вступить в разговор - зачем-то возвращается ассистент.

0

6

Восхождение на вершину — это всегда боль и кровь. Не важного какого ты рода-племени, жизнь способна вывернуть кишки наизнанку, даже самым стойким оловянным солдатикам, с той лишь разницей, что с каждым это происходит по разному. С одними, тихими светскими вечерами, за столами напичканными серебряными приборами, вонзающимися в блюда, и тонконогими бокалами, наполняющимися кроваво-красным вином. С другими, на поле боя, с топорами и метательными ножами, вонзающимися в сопротивляющуюся плоть, и канавами, заполняющимися кровью проигравших. Казалось бы такие разные битвы и так многим были похожи, концовка у всех была одинаковой. Проигравший должен умереть!
Кашмира напряжена, рассержена, подавлена, последнее старательно скрывается за маской брезгливости и чуть вскинутой бровью, и Лерман даже готов поклясться, что Блеск только и ждёт очередного всплеска сестры, дабы среагировать, как заправский бык на красное полотно. Почему то, этот сигнал был для него важен.

-  Хотите сказать это время было настолько счастливым, что вы даже себе позволили пустить слезу в прямом эфире?

Вот уж во что он никогда бы не поверил. Место, отбирающее последние крохи связывающие детей с семьёй, место, где они оба не более, чем куски мяса, продаваемые направо и налево, место, где ты пристращаешь своё тело к самым пагубным привычкам. Разве можно, даже в мыслях обозначить это домом? Однако, у любой медали две стороны, и аверс неизбежно отступает перед реверсом, красноречиво намекая — должен остаться только один!
Вот и получается, из двух зол мы непременно выбираем оба.
На вопрос про семью Лерман честно отрицательно кивает головой. Давай какие либо комментарии по этому поводу мужчина тоже не считает нужным, подозревая что их и не ждут, однако вернуться к намеченному плану беседы опять мешает человеческий фактор. Материализовавшийся в кабинете ассистент несколькими сбивчивыми фразами просит отпустить Блеска на встречу со спонсорами и Рэйган утвердительно кивает, справедливо полагая, что сестра вполне в состоянии передать брату все полученные рекомендации, и даже сдобрить их ёмкими, красочными и совершенно ненужными комментариями.
Скрип стула, щелчок и они остаются наедине, в нагнетающей тишине кабинета.

-  Мне не хотелось бы вам лгать Кашмира, да и вы сами всё прекрасно понимаете. Вам не хочется возвращаться туда. Страх смерти, страх за брата, в конце концов остаться одной, не спасти, не явиться вовремя, это абсолютна нормальная реакция, и всё же, некоторые вещи неизбежны по своей природе, вы должны, не можете этого не понимать.

Тон мужчины по прежнему остался представительно вежливым, однако в нём не прослеживалось типичной капитолийской сухости и официальности, будто разговариваешь с бумагой. По сути для многих трибуты всего лишь вещь, расходный материал, на сильных делают ставки, слабых списывают в утиль. Не умел он так, не пытался уметь и в этом наверно, была его самая главная ошибка. Рэйган видел перед собой людей. Как бы не старался скрыть или перехитрить самого себя, но на очередной неминуемой гибели он всегда переключал канал.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

+1

7

Ситуация и так была раздражающе-паршивая, а когда ассистент, извиняясь, попросил отпустить Блеска на встречу со спонсорами, вовсе перешла в разряд дерьмовой. Оставаться без брата наедине с незнакомцем для Кашмиры всегда почти что пытка, но нельзя заставлять спонсоров ждать, поэтому она просто кивает Блеску, показывая, что всё в порядке и он может идти. Дальнейший разговор продолжается уже без него.

Если что-то злит Фрайзер больше капитолийских фальшивок, так это те редкие моменты, когда они пытаются выглядеть честными и понимающими. К определённому стилю игры быстро привыкаешь - например, называть покупателей поклонниками. Или рассказывать, как ты счастлива в столице и смотреть, как все делают вид, будто верят этому. В конечном итоге так становится проще тебе и остальным. Нет времени задуматься, чтобы окончательно себя возненавидеть. Лерман же, заговорив о правде, пытался вломиться на заповедные для капитолийцев территории. Девушка морщится, как от краткой вспышки боли:

-Хотите об этом поговорить? - не без издёвки отвечает она вопросом на вопрос. От её внимания не укрывается отрицательное покачивание головой - семьи у собеседника нет. Не удивительно, среди капитолийцев много холостых - не хотят лишать себя развлечений. Да и связи внутри семей, особенно высшего сословия, зачастую менее крепкие, чем в дистриктах. Лерман никогда не поймёт ни нависшей над головой угрозы жатвы, ни необходимости торговать телом ради защиты близких. Не поймёт, каково убивать или пытаться выжить на арене, зная, что за всеми опасностями, которые тебя там подстерегают, стоят такие же люди. Просто развлекаются. Здорово казаться понимающим, протирая дорогие брюки в удобном кабинете?

Тем более резко реагирует Фрайзер, когда этот мужчина на удивление точно озвучивает проплывшую в её голове вереницу страхов. Она воспринимает это, как вторжение, как раздражитель. Капитолий обманул их, второй раз отправив на бойню. Ничто здесь не заслуживает правды и доверия! Девушка встаёт на ноги, повинуясь порыву, затем, словно бы с удивлением обнаружив себя в этой позе, упирается ладонями в широкий стол Лермана, чуть наклоняясь к мужчине. Золотые круто завитые локоны со спины перетекают на плечи, напоминая змей:

-Вы не знаете ничего о моих страхах. И не делайте вид, будто вам есть до них дело - говорит она тихо, почти по слогам. Победительница как дикий зверь, посаженный на толстую цепь. Хватает сил и длины цепи, чтобы сделать бросок... Но укусить - едва ли. В синих глазах, встретившихся взглядом со спокойными голубыми, можно углядеть сожаление на сей счет. Кашмира прекрасно знает, что скорее всего сдастся. Всегда сдаётся, потому что она не одна. Ей нужно думать о Блеске, о родителях.

-И вы не хуже меня знаете, что мы всё равно вернёмся на арену. Через пару дней это не будет иметь никакого смысла... Что бы мы ни говорили сегодня - Фрайзер хотелось бы верить, будто это не так. Случилось же чудо для Двенадцатых - им обоим позволили победить. Чудо сроком на год... А теперь все профи бойни будут гоняться за ними, чтобы ценой трупов угольщиков обеспечить себе победу. Единственное чудо, на которое могут рассчитывать близнецы - прикончить их первыми:
-Какой тактики ждёт от нас Сноу? - девушка глядит куда-то сквозь Лермана, уйдя в свои мысли и почти забыв об его нахождении в кабинете. Перед глазами вновь стоит арена, зато злость, обратившаяся было на мужчину, меняет вектор, позволяя победительнице остыть.

+1

8

Реагировать на всё сдержанно, даже с долей иронии, то чему учат всех капитолийцев едва ли не с рождения. Тех кто попадает в жители Капитолия вынужденно этому обучают тоже, но гораздо менее щадящими методами, например — электрошоком. Дадут раз, другой разряд, пробежит по телу, не двести двадцать конечно, ну вольт пятьдесят к примеру, под бдительным взором врачей и через пару дней реабилитации клиент, как шёлковый выполняет любые команды, а самое главное знает, что и при ком он может говорить. Есть ещё более лёгкий способ — отрезать язык. Но это уже откровенное варварство и прибегали к нему довольно редко, в век современных технологий орудия пролетариата безнадёжно устарели, людей сегодня контролируют и высокочастотное излучение, и ошейники, с выпускаемыми шипами внутрь, не сильно глубоко, но на доставить много неприятных минут телу хватает, а ещё Лерман лично слышал о запуске проекта по созданию чипов, что будут вводиться прямо под кожу, как джи-пи-эс маяки на играх, и контролировать разум и волю пациента. Название он не запомнил, Рэйган редко запоминал очередные садистские изобретения, предпочитая отводить место в голове для куда более нужных вещей. Наивный мечтатель, он всё ещё ограждает себя от нравов общества в котором родился и живёт, вынужден жить.

-  Я хочу поговорить не только об этом, мисс Фрайзер. Хотя, весьма странная тема для беседы, не находите?

Обстановка накаляется, Кашмира поднимается с места, горящими глазами несколько секунд буравит его насквозь, не дожидаясь никакой реакции, кроме ответного любопытного взгляда, после чего остывает, словно на неё вылили ведро воды, плечи прекращают вздрагивать, а ноздри шумно втягивать воздух, лично смягчается, хотя скорее смиряется с неизбежностью положения, и слова наконец обретают заветную форму. Удел массы быть покорной — слова хитреца Сноу, многих старик поломал на своём пути, многих ещё поломает. А ему ведь по сути, не должно и дела быть до этого самопожертвования, люди всегда умирают, на бойнях ли, в битвах, в теплой постели или в парке на скамейке, он умел абстрагироваться, по другому никак, либо ты бесчувственных сухарь, либо сгоришь в своём же пламени благих намерений. Именно поэтому он и не любил встречаться с кем бы то ни было, хоть начальство, хоть трибуты, хоть сам Цезарь. Из года в год всё сложнее притворяться.

-  Вы совершенно правы, мне нет никакого дела до ваших страхов, это было лишь констатацией фактов, основанных на догадках и сухом наблюдении со стороны. Вы думаете, что мне хорошо жить и я никогда не окажусь на вашем месте, даже не представляя, насколько жестоко заблуждаетесь. Но это лирика. То что произошло сегодня, является актом провокации и расценивается президентом, как попытка срыва запуска Арены. Не важно, отправитесь вы после этого на игры или нет, сам факт был зафиксирован. Кстати, вы точно знаете, куда сейчас увели вашего брата?

Лерман вопросительно вскинул бровь, довольно многозначительно взглянув в глаза Кашмире. Типичные капитолийцы, они всегда такие, какими ты хочешь их видеть.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

+1

9

Жестоко заблуждается. Ну, конечно. Прямо слёзы на глаза наворачиваются, когда думаешь о тяжелой участи сытых капитолийцев. Нет, рядовые горожане, зачастую нуждающиеся, жили и здесь. Но Лерман явно не относился к их числу. Наверняка любитель пофилософствовать и почувствовать себя непризнанным временем гением. Самый бесполезный тип в рамках общества... Зато не самый опасный.

Кашмира чувствует себя совершенно потерянной. Разве Сноу недостаточно их согласия убить Китнисс и Пита в обмен на победу? Почему любой их жест продолжает столь гипертрофированно изучаться? Кажется, логика подсказывает девушке верный ответ... Но как не хочется, чтобы он таковым оказался. Обман. Победителей уже обманули однажды. Они сейчас злы и подсознательно ждут, что Сноу вновь возьмёт свои слова назад. Возможно, именно так президент и собирается сделать. Оставить квартальную бойню без победителя он вряд ли сможет... Но что, если на сей раз, памятуя об опыте с Двенадцатыми, выберет самого безопасного и покорного? В таком случае их тактика могла оказаться ошибочной... Кашмира опускается на свой стул. Пальцы сцеплены в замок, под ложечкой противно посасывает. Кажется, она вовсе не слушает Лермана и не реагирует на его слова, лишь глубже уходя в лабиринты собственного сознания. Зато последняя фраза мужчины вызывает эффект щёлкнувшего над ухом кнута.

Девушка вздрагивает, впиваясь глазами в лицо Рэйгана и даже под толстым слоем утрировано яркого съёмочного макияжа видно, как все краски разом схлынули с её лица. Челюсти сжимаются, пальцы впиваются в ладони... Секундой позже взгляд смещается на нож для разрезания бумаги, аккуратно убранный в специальную подставку на столе. И вновь - на лицо мужчины. Нет, он не философ. Такой же, как все. Любитель издеваться, брать за горло. Схватить нож - дело пары секунд и с такого расстояния Кашмира бы не промахнулась, на помощь Лерману никто прийти не успеет. Но невидимая цепь удушающе натягивается, пока Блеск в руках Капитолия.

-Он... Он со спонсорами. Правда? Со спонсорами? - дрогнувшим от волнения голосом спрашивает победительница. Ему не причинят вред перед играми, потому что:
-Трибуты неприкосновенны - скорее для себя говорит Фрайзер. Ещё одно незыблемое правило... Вроде неприкосновенности победителей для последующих жатв. Да, как же. Кашмира рассеянно запускает пальцы в волосы, ощущая почти непробиваемую деревянную твёрдость укладки.

-Я поняла. Мы будем тише воды до самого запуска арены - голос становится совершенно бесцветным. Сдержать это обещание будет несложно - парад и интервью уже прошли, времени остаётся совсем немного. На тренировки и встречи со спонсорами. Может быть, на последние продажи. Никаких провокаций. Мистер Лерман может быть горд собой - одной фразой обезоружил и без того приговоренную девушку. Штат президента Сноу полон героями.

+1

10

И всё же трибуты несдержаны. Где то глубоко в душе, в самых потаённых уголках, с самых смелых фантазиях они позволяют себе впиваться в горло своему обидчику, будь он хоть трижды старше и монарше их самих. Рэйган понимает это в тот момент, когда взгляд Кашмиры скользит по небольшому стальному ножу, предназначенному для вскрытия писем, а по совместительству ещё и самому бесполезному предмету на весь кабинет, уже очень давно владелец телеканала получал всю почту в электронном виде. Он даже уверен, что девушка не промахнётся, с такого расстояния попал бы даже самый последний новичок, едва научившийся держать холодную сталь на вспотевшей ладони, понимает и всё равно не предпринимает никаких действий, молча изучая трибута взглядом. Он ей не нравиться, пускай, она его презирает, её право, пускай это презрение глупо и слепо, основанное лишь на территориальной принадлежности, но это были её и только её мысли и никто не имел права лишать Кашмиру Фрайзер никаких выводов. Но, чем она в итоге недовольна? Разве она не сама хотела видеть его таким? Разве не создала в голове за секунды образ, а теперь беспрекословно повиновалась ему, как делают маленькие дети, по отношению ко всем собакам мира, если их однажды покусали? И это правда и то, всё правда, только вот как то от этого не легче.

-  Да, верно, сейчас он со спонсорами, если вам так будет спокойнее, я могу вывести изображение их беседы на экране, без звука конечно, но вы убедитесь, что жизни Блеска ничего не угрожает. Однако вы не можете гарантировать ему безопасность пожизненно, по сути никто не может, даже Капитолий. Однако Голодные игры, какими бы случайными не казались, всегда чётко построены и разграничены, на пути трибутов может появиться много неожиданного, но всё это не более очередного тактического хода распорядителей. Вам ли этого не знать.

Намёк был не только на выживших Китнисс и Пита, Лерману прекрасно известно о договорённости близнецов с президентом, о том, что они убивают Сойку и пекаря, тем самым заслуживая жизнь и свободу для двоих. Кориолан просчитал всё идеально, на первый взгляд, у каждого трибута нет выбора, они готовы цепляться за любой просвет, дабы прожить на пару лет дольше. Но сегодня непоколебимая уверенность Сноу в высокорейтинговой паре дала трещину и никто в целом мире не даст гарантии на тотальную смену его планов.

-  Этого теперь недостаточно. Ваш договор, президент Сноу не расторгнет сделку если я организую для вас с Блеском интервью на своём канале, в котором вы сможете убедить город в правомерности запуска Арены и своём обязательном участии, как доказательство силы вашего с братом союза. Этого не избежать, но этот ход сохранит положение договора неизменным.

Последние слова звучать чуть тише, с малой толикой обиды. Ещё одна смерть с его непременным участием, хоть в отставку подавай. Жаль, это ничего не изменит.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

+1

11

-Выведите - поспешно кивает Кашмира. Она не верит Сноу, не верит Рэйгану и во всяком случае в адрес последнего своё недоверие не стесняется показать. Если Блеску что-то угрожает и внешне спокойный разговор таит в себе какую-то опасность - Фрайзер поймёт это и без звука. Близнецы общаются друг с другом особым способом, объяснить который не получится при всём желании. Он просто есть, как нож на столе Лермана.

-Вы много знаете об Играх. Не пробовали себя в спонсорстве? - девушка не видит смысла обсуждать то, что действительно знает намного лучше собеседника. Зрители могут об этом не догадываться, но чаще всего фавориты определены уже до запуска арены и кому-то на играх приходится легче других. На своих первых играх Кашмира получила заживляющую мазь почти в самом конце, когда здорово распорола щиколотку в ущелье. Без этого подарка ей бы скорее всего не хватило сил на финальную схватку с девушкой из Второго, но чуть подлечившись, Фрайзер смогла скинуть соперницу в пропасть. Ответ Лермана Кашмире не очень важен - задав вопрос, она мигом впивается взглядом в появившееся на экране изображение. Переговорная - Блеск в своей серебряной рубахе, знакомые физиономии капитолийцев... На лице брата улыбка в стиле я-ценю-ваше-внимание-и-особенно-деньги. Похоже, всё правда идёт по плану. Из груди девушки вырывается вздох облегчения:

-Хорошо. Мы с братом сделаем всё, что в наших силах. Расскажем о высшем благе Квартальной бойни и жизненной необходимости подчищать список выживших раз в двадцать пять лет - она старается, чтобы прозвучало это по возможности без сарказма. Договор, предложенный Сноу, в первую очередь выгоден им самим. За неимением лучших вариантов. Даже если предположить, что победа не зависит от смерти Двенадцатых - каким будет следующий шаг других профи после устранения Китнисс и Пита? Правильно, следующий сильный союз. Их цель - обезопасить себя на то время, которое понадобится для убийства призовой дичи. Если получится попутно избавиться от других претендентов на победу - тем лучше.

-Если это всё - могу я идти, мистер Лерман? - в согласии брата Кашмира не сомневается. Блеск поддержит любой тупости авантюру из тех же соображений, что она. Забота о близнеце и желание выжить. В конце концов, они получат дополнительное интервью, что само по себе неплохо для привлечения внимания. Не многие трибуты удостаиваются такого бонуса в столь отчаянной ситуации.

0

12

Пальцы быстро пробежались по кнопкам, выводя на экран изображение с камеры кабинета, располагавшимся через пять пролётов от его собственного. Пожалуй не было в этом здании помещения, которому удалось бы укрыться от неминуемого око миниатюрной камеры, и в этом Рэйган видел свои преимущества, даже его кабинет с нескольких ракурсов просвечивался замаскированными наблюдателями.
Кашмира немного нервно всматривается в монитор и мужчина непроизвольно скользит по ней изучающим взглядом. Первое желание, возникшее при более детальном изучении  девушки — до чиста отмыть её тело от несуразно промышленного слоя грима. Сначала волосы, погрузить в пенный раствор лавандового мыла, минут на пять, что бы вся штукатурка даже напоминания о себе не оставила, затем тело, сорвать это вычурное платье, ни каких пошлых намёков, просто чудо стилистической мысли воистину не знает границ, даже тело профи было покрыто тончайшим слоем блёсток, отдающих мерцанием, при каждом движении. Что потом? Непременно по вытаскивать, отклеить и отлепить, все камни, какие только, с лёгкой подачи Марса, кажется так звали стилиста близнецов, лепили на девушку со всем широтой капитолийской души. Почему то захотелось увидеть её настоящую, не ту, что всадила бы в него нож, из-за мифической злобы, а именно девушку, что ещё не так давно радовалась жизни, выходя по утру в самом простом светло-синем ситцевом платье и вдыхала свежий утренний воздух каждой клеточкой тела.
Вопрос о спонсорстве оторвал его от всех мыслей разом.

-  Нет, и не собираюсь. Не хочу иметь сверхбольшее отношение к ещё одной бесполезной бойне.

Удивиться ли девушка его словам или наоборот, посчитает их очередной уловкой, Рейгану было в общем то всё равно, он говорил правду не для того что бы быть услышанным, а просто потому, что очень давно её не говорил. Хорошо что маленькие глазки камер в его кабинете не были снабжены микрофонами. Эту уловку он придумал ещё при проектировки здания, расположив свой кабинет непосредственно напротив самой мощной аппаратуры студии, даже через толстый бетон глушащий любые радиоволны на своём пути. Альтернативу пока не придумали, но даже если гениальные техники изобретут нужный коммуникатор, он всегда найдёт способ перевести разговор в шутку. Ещё один полезный капитолийский урок, преподаваемый всем одинокого и по разному одновременно.

-  Вы должны не просто рассказать о пользе квартальной бойне и зачистки рядов победителей. Вы должны всеми силами постараться убедить в этом зрителя, точно так же, как они поверили в вашу искренность на интервью трибутов. Президент вряд ли свяжется с вами до начала запуска Арены, однако общие рейтинги подскажут вам, остался ли договор на прежнем уровне. Вы можете быть свободны, Кашмира, все остальные выводы вы вполне в состоянии сделать сами.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

+1

13

Тремя днями позже.
Аукцион в Капитолии.

Обычно процедура покупки победителей была достаточно простой - Бальдер связывался с представителями интересующей игрушки (чаще всего - кто-то из команды подготовки) и уточняешь ставку и то время, когда объект свободен. Чем выше рейтинг "мяса", тем выше соответственно цена. Иногда приходилось ждать очереди достаточно долго. Если победитель ненадолго приезжал в столицу в течение года - чаще всего список "поклонников", с которыми ему или ей предстояло провести время, расписывался заранее. Кейн не жалел денег на свои развлечения и потому не знал в них недостатка - обычно его оповещали о возможностях приятного инвестирования одним из первым.

Сегодняшний случай - особенный. Аукционы устраивали редко, чаще всего после окончания победного тура, для определения первого покупателя свежей дичи. На сей раз повод ещё более лакомый - многие любимчики Капитолия не вернутся с арены, почитатели "талантов" ловят последнюю возможность провести время со своими игрушками. Сноу не мог не нажиться на этом и Бальдер мысленно снимает шляпу - даже из бойни извлекать финансовую выгоду! Такое шоу Кейн пропустить не мог.

Был у него ещё один собственный интерес - Кашмира Фрайзер. Было бы обидно не попрощаться с девочкой... Они ведь тесно общаются уже десять лет. Бальдер почти каждый сезон находил возможность купить её хоть на один вечер. С тех пор, как в победный тур Фрайзер не без труда перебил все ставки и стал первым покупателем девчонки, здорово сбив с неё спесь. Шурша кожаным плащом, Кейн входит в роскошно обставленный зал аукциона - фуршетные столы с выпивкой и закуской, ряды стульев, трибуна, с которой объявляют лот и ставки - всё по-взрослому.

Шампанское Бальдер оставляет без внимания. Прихватив виски, он идёт к закреплённому за его пригласительным месту. Опускается на стул, предварительно взяв с него табличку с номером. Шестьдесят шесть. Прекрасно, ему подходит. Место Кейна крайнее, а по левую руку от него оказывается... Вы серьёзно? Неужели Рэйган Лерман? Неожиданность почище самих торгов. Местный телемагнат не так часто появлялся в обществе и тем более Бальдер не мог припомнить, чтобы видел его на мероприятиях, связанных с торговлей живыми игрушками. Хотя на некоторых ужинах им общаться доводилось:

-Рэйган? Какими судьбами? Решил всё же порадовать себя напоследок? - к номеру прилагается буклет. Кейн устраивает его на колене, ловко раскрывая крюком и вороша страницы:
-Давно пора. Сегодня ведь последний шанс пообщаться со многими нашими любимчиками... Как тебе? - хмыкнув, он разворачивает к Рэйгану страницу с фотографией Энобарии. Её Бальдер тоже покупал раз или два, скорее ради экзотики. Не совсем его тип...
-Предпочитаю менее очевидно зубастых дам - доверительно делится он, продолжая листать страницы. Нужно будет не забыть прихватить буклет домой. Когда-нибудь станет почти коллекционным изданием. Фрайзеры в центре брошюры на развороте - как же, брат и сестра. Всюду вместе. Бальдер готов поставить, что в случае неудачного завершения игр эту парочку и закопают в одну могилу.

+1

14

Впервые в жизни ему довелось присутствовать на аукционе и надо же было так «удачно» зайти. Последний аукцион в жизни половины лотов, грозил стать зрелищем по чище самой бойни. Что ж, Лерман не думал, что это особо сильно расстроит половину живого товара. Он видел их лица, иногда, на камерах мониторов, в Капитолии везде велось наблюдение, а уж на мероприятие такого масштаба проще было представить сцену без победителей, чем без замаскированных наблюдателей. Он видел и парней и девушек, с натянутой улыбкой стоящие посреди сверкающих софитов, улыбаясь ещё шире, прежде чем, когда кто то из капитолийцев назначал большую плату за их тела. Всё можно было спрятать и боль на лице, и ненависть в рука, но глаза, печальные, затравленные, буквально плюющие в лицо — не для того мы глотки рвали, что бы стать бесправными рабами. У них не было выбора, ещё ни разу за всю историю аукционов, но мир не может быть одинаков всегда. Сегодня Рэйган явился сюда что бы изменить историю.
Бокал шампанского в руке не потерял и грамма своего содержимого, даже после полу часа нахождения в руке у мужчины. Не любил он алкоголь, взял лишь для того, что бы прекратили пялиться, точно он являлся каким то диковинным зверем. Общество можно понять, не привычно видеть в своих рядах человека, старательно и весьма удачно избегавшего их общества, вот уже доброе десятилетие, ровно с того момента, как ему позволили не светиться на каждом приёме. Но от этого не легче, каждый норовил своим долго выпучить взгляд в его сторону и приветливо помахать рукой, хорошо хоть пока никто не отважился подойти. Пока.

-  Бальдер.

С лёгкой усталостью в голосе поприветствовал он богатенького Буратину, одновременно крепко пожимая руку. О новоиспеченном собеседнике Лерман знал не по наслышке. Гуляка, садист, сибарит и просто хороший малый. В обществе держится пренебрежительно вежливо, беспощаден к врагам Капитолия, но всегда не прочь этих самых врагов задействовать в своих планах. Имел жену, или она его, Рэйган не разбирался в анамнезе семейной истории четы Кейн. Ныне разведён.

-  Ты так говоришь, будто мне завтра на войну выступать, ну или на бойню. Просто решил с пользой провести время.

Уклончиво отвечает мужчина, вертя буклет в руках, чуть резко отшатываясь от изображения Энобарии, возникший перед лицом, как чёрт из табакерки. Табличка с персональным номером, черный прямоугольник с большими белыми цифрами — 69, едва не летит ему под ноги.

- У тебя довольно экзотичные вкусы, Бальдер. Слышал ты как то пользовался обществом этой девушки. Не перегрызла любимую плётку?

Взгляд на секунду задерживается на изображении близнецов, но тут же возвращается к собеседнику.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

+1

15

-Может, и на бойню. Смотря кого купишь - со смехом откликается Бальдер, забавляясь реакцией Рэйгана на Энобарию. Ну да, эти заостренные зубы даже на фото оказывали ошеломляющее впечатление, а вблизи ещё веселее. Кейн не отважился бы остаться с этой женщиной наедине если бы не знал, что она, как остальные победители, связана по рукам и ногам. В том и прелесть.

-Я нашел, чем занять ей рот. Знаешь, почти как сунуть голову в пасть льву. Только ещё экстремальнее
- солёная шутка сопровождается глотком солоноватого виски и Бальдер выразительно дёргает бровями. Лерман вроде бы одного с ним поля ягода - капитолиец, обеспечен, вращается в верхах. Но было в нём что-то странное. Рэйган словно нарочно уклонялся от принятых развлечений, появляясь в обществе лишь в случае острой необходимости - президентские сборы, важные события, рабочие сборища... Чуть старше самого Кейна, даже женат не был. Поговаривали, будто его и женщины не интересуют. Так что возможно стоило показать Лерману фото О'Дэйра - это же Капитолий, здесь ко всему относятся с пониманием. Если бы в каких-нибудь играх победила лошадь - её бы наверняка тоже активно покупали. Интересно, найдётся сегодня любитель на старушку Мэгз? Разве что жив кто-то из поклонников её молодости.

Стук молотка по подставке прерывает их увлекательную беседу - на сцену выводят победителей. По мере возрастания стартовой цены. Представителей Двенадцатого нет - видимо, настолько провоцировать толпу Сноу опасается. Зато Фрайзеры здесь, обоих выводят под конец. Кашмиру - последней из девушек, Блеска - перед Финником. Бальдер щурится с видом довольного кота - на его дичи сегодня обтягивающее длинное платье с разрезом почти до бедра. Будет за что ухватиться уже в машине.

-Хороша. Даже жаль будет, если она не вернётся - замечает Кейн, вновь обращаясь к Рэйгану. Сидящий впереди мужчина, тоже один из распорядителей, оборачивается:
-Опять будешь перебивать ставки на Первый, Бальдер? Женился бы уже на ней - все, кто в досягаемости этой шутки, взрываются радостным смехом. Смеётся и Кейн, надев табличку с номером кольцом на крюк:
-Нет, Августус. После Мелиссы шлюхи в моём доме остаются максимум на ночь - ещё одного плавания по волнам семейной жизни он может в здравом уме не пережить. Да и кому придёт в голову жениться на котлете, которую поднакусала половина твоих друзей?

-Хотя после душа и в полотенце она выглядит даже лучше, чем во всей этой боевой раскраске - вновь охотно радует Кейн соседей своим опытом. Ему нравится слегка подогреть градус охоты, чтобы увести из-под носа конкурентов самый сладкий кусок. Ещё один стук молотка знаменует открытие аукциона - смешки стихают, все вооружаются табличками.

+1

16

Бальдер, шутник, озорник, развлекается как только может. В его арсенале масса шуток на всевозможные темы, объединяющиеся в одном — жутко пошлый подтекст. Рэйган совершенно бесцветным взглядом реагирует на очередной выпад Кейна, мимолётно грустным взоров смиряя бокал шампанского.

-  Полагаю, ты имел в виду несколько другую часть человеческой анатомии. Остроумно. Слышал у тебя богатый опыт в укрощении хищников. Один уже вырвался из состояния щенка?

Острить не хотелось, это беседа итак оставляла привкус тлена во рту, продолжать поддерживать этот юмор, означало эфемерно влиться в толпу, а мужчине этого совсем не хотелось, поэтому он продолжал делать внимательный вид участия в беседе, мысленно оказываясь где то не здесь. Как там говорилось у древних — закрой глаза и думай об Англии. Славной город был, на его место сейчас полноводное кислотное озеро, прямо по всей площади.
Стук молотка отвлекает обоих мужчин и они практически одновременно переводят взгляды на сцену, постепенно заполняющуюся победителями, хвала небу Сноу хватило совести оставить в покое Мэгз, а может и для себя припрятал, итого в конце звучащей парадной музыки из аккомпанемента фанфар, на сцене оказываются, девять единиц продаваемого живого товара, на любой вкус, цвет и предпочтения. В зале началось оживление, пополз по рядам неприятный шепоток, шуршанием заполнились мелкие паузы, но Лерману это было не интересно, взгляд мужчины был устремлён на сцену. Кашмира, ему опять хотелось её отмыть, но с гораздо меньшей тщательностью, чем три дня назад у себя в кабинете. Макияжа было гораздо меньше, на теле вообще не было не единого следа воздействия, даже пудренного талька, самая что ни на есть естественная красота. Платье тоже было из ряда вон, глубокий разрез до бедра, вычурная ткань, декольте, невольно вспомнился анекдот про волосы, нет, куда лучше на ней бы смотрелось тонкое льняное платье, без всяких кричащих атрибутов.

-  Рейтинги близнецов Фрайзеров достаточно высоки. Они могут рассчитывать на хорошую спонсорскую помощь, а это не мало в условиях игры.

Рэйган специально разжигает азарт, подбрасывая новые сведения, точно паления в костёр. Вот вот он затрещит разгорится, взвиться пламенем до небес, как ни прискорбно, питаясь исключительно жизнью слабейших.

-  Решил обзавестись моральными обязательствами, Бальдер? Не тяжеловат ли груз?

Чуть вскидывая бровь, реагирует Лерман на реплику про шлюх. Вот такой он Капитолий, сам создаёт сам и унижает, а потом, если надо и устраняет.
Молоток вновь отвлекает собравшихся, торжественно открывая торги. На выдвижной подиум выходят трибуты согласно своей расстановки, Рэйган с удивлением отмечает, что первой оказывается именно Энобария, это такой незримый рейтинг, самые популярные идут в конце как десерт, значит ему ещё долго ждать, Кашмира стоит в самом конце живой ленты.

-  Смотри ка, Бальдер, твоя любимица.

Смех взрывает несколько рядов перед ними.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

0

17

-Один вряд ли уступит клыками Энобарии - достаточно миролюбиво для себя тянет Бальдер, хотя разговор по-прежнему кажется ему странноватым. Как бы... В одни ворота? Рэйган по-прежнему принимает в нём маловато участия с точки зрения озвучивания опыта. Но может он правда не по девушкам? Кейну даже любопытно - кого купит столь правильный экземпляр?

-Может быть и могут, но точно не с моей стороны. Не люблю лишать шоу красочности - допив одну порцию виски, Бальдер тянется за другой, благо нужный стол как по заказу располагается неподалёку от его места. В этом, пожалуй, весь Кейн. Он охотно тратил деньги на удовлетворение своих нужд, но нужды победителей его не занимали. Мужчина никогда не делал никому из них подарков и не спонсировал на играх, так как все эти подачки повышали шансы выжить после его ловушек, что не нравилось Бальдеру категорически. Пожалуй, он в самом деле был более чутким с Одином, чем с двуногими игрушками.

-Просто экономлю время и нервы. Женщина в доме это ужасно. Был опыт? - пока аукцион не дошел до нужного лота, Кейн не оставляет попыток поглубже втянуть Рэйгана в разговор и узнать о нем что-то интересное. Хотя бы потому, что в следующий раз подобная возможность представиться может нескоро, а Бальдер весьма любопытен. Не упускает возможности обсудить других в рамках своего чувства юмора, и эта милая привычка лишь добавляет ему популярности за игорными или обеденными столами.

-Не сегодня. Хотя... Один без пары - смех усиливается, показывая, что не только они двое помимо аукциона следят за своим разговором. Бальдера не так-то просто заткнуть за пояс, отшутиться - его конёк. А весь смак этого аукциона в том, что он последний - в том, чтобы оказаться первым и последним покупателем, определённо что-то есть. Потом он приготовит для девочки нечто особенное из своих ловушек, если поймёт, что шансов выжить у неё нет. Просто идеально.

Аукцион идёт своим чередом - первые трибуты разлетаются достаточно быстро, без особой борьбы. Главные ценители оставляют в кошельках место для десерта. Девушек "распределяют" первыми, затем - очередь мужчин. Местные домохозяйки, потомившись в ожидании, в торгах становятся страшнее своих мужей. Бальдер довольно хмыкает, когда на подиум наконец вступает мисс Фрайзер. Как всегда с упрямо вздернутым подбородком и отсутствующим взглядом, направленным поверх голов. Но он-то знал, какой послушной она может быть. Звучат первые ставки - Кейн не торопится, давая друзьям порезвиться. С пяти базовых тысяч цена быстро поднимается до пятнадцати, затем образовывается ожидаемая пауза:
-Двадцать - спокойно и громко озвучивает Бальдер, подняв свою табличку и резко поднимая ставку. Остальные участники аукциона посмеиваются, но пока не рискуют вступать с ним в торг, зная, что Кейн не из экономных.

+1

18

И всё таки приходится отвлекаться, не потому то так интересен разговор. Рэйгану реально стало скучно. Он даже едва подавил третий зевок за последний пол часа. Надо же, на экранах всё выглядело куда более зрелищнее, странно что кто то вообще находит в этом нечто азартное. Ну сидят они, ну перебрасываются шутками, выпивают, периодически кто то выкрикивает цифры, задирая табличку с номером над головой, ведущей указывает на аукциониста молоточком и начинает обратный отсчёт, пока кто то не перебивает ставку, ну или торги не заканчиваются логичным финалом. Ряды победителей, вернее победительниц редеют, и с каждым новым выходом страсти в их маленьком мирке разрастаются в геометрической прогрессии. Лерман сравнил бы его с ядовитым плющом, со стороны красиво, но руками лучше не трогать.

-  Смотря какая женщина, Бальдер. На моём пути не попадалось шлюх, ну или может я не так тщательно изучал.

В какой то мере его даже занимает любопытство Бальдера, мало о ком в Капитолии можно было сказать — он богат, вращается в высших кругах и всё. Точка, обрыв на самом интересном месте, справедливо полагать, что при выходи в свет, первом за весь этот ненормальный месяц, волей не волей придётся сталкиваться с неуёмным любопытством представителей золотой части города, и всё же, к этому невозможно было привыкнуть.
Как к мухе в стакане с дорогим вином.
Смех с их части зала стал привлекать всё больше внимания, и вот уже несколько человек устремились по ближе авансцене. Рэйган сразу узнал и лысоватого, полненького, с безумно рыжими усами старичка, державший в Капитолии едва ли не каждый второй салон красоты, а уж его средствами пользовались даже во Дворце президента, вот уж кто бы предложил за Мэгз высокую ставку. И напомаженного, в накрахмаленном воротничке восходящего тенора по имени — Октавиан Август, ходили слухи, что это его сценический псевдоним, но никому не было до этого дела, кроме пары светских газетёнок. И завершал эту процессию, удобно устроившуюся рядом с ними, мужчина лет сорока, с зализанными на пробор, чёрными волосами, года в шестидесятые, древнего мира, такой фасон называли «Спиви», и очками в роговой оправе, выполненными разумеется, из чистейшей платины. Это был один из инженеров, что проектировали ловушки для Арены, с той лишь разницей, что Аргос был начальником всея конторы. Больше свободным мест не рядом, ни сзади, не спереди не осталось, и Рэйган полностью ощутил на себе смысл выражение — как мышь в мышеловке.

-  Думаю Одину противопоказан шок.

Глубокомысленно изрекает Рэйган и полностью переключает внимание на сцену. Ну наконец то, место на выдвижном подиуме занимает Кашмира, глядя поверх всех собравшихся, но на какую то долю секунды, ему кажется, что девушка обратила внимание на их ряд.

-  Пятьдесят.

Невозмутимо произносит Лерман и табличка с номером 69 взмывает в воздух.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

+1

19

Бальдер рассчитывал оставить на аукционе тысяч шестьдесят... Может, семьдесят. Больше в его понимании вечер с живой игрушкой не стоил, даже такой, как Фрайзер. Всего-то несколько часов, скорее чтобы потешить самолюбие популярной забавой. В обычном случае его ставку может быть пару раз бы перебили, но в районе сорока-пятидесяти торги бы закончились. Однако выход на торги Лермана сам по себе не относился к обычным случаям, что Рэйган не упустил возможности продемонстрировать. Зрители радостно зашептались - ещё бы, повысить ставку больше, чем в два раза. Кейн поморщился, словно виски внезапно стал горьким:

-Не попадалось и ты, видимо, решил это экстренно исправить? - спрашивает он с ленцой, но несколько раздраженно постукивает крюком о здоровую ладонь. Бальдер злился, когда кто-то вмешивался в его планы, даже если это планы на один-единственный вечер. Он не думает, что Лерману так уж принципиально общество именно Фрайзер, коли парень до сих пор был равнодушен к обществу вообще. Скорее всего, Бальдер чем-то задел Рэйгана и тот теперь хочет обломать ему кайф.

-Семьдесят - упрямо сообщает Кейн и в воздух поднимается номер шестьдесят шесть. Увольте, сразу на тридцать пунктов он ставку поднимать не намерен. Кажется, и так придётся несколько выйти за рамки спланированного бюджета. Но в качестве платы за здоровый азарт - не жалко. Давненько у него не было конкурентов:

-И между нами - она даже вместе с братом столько не стоит. Просто у меня случаются приступы ностальгии по местам боевой славы - в некотором смысле ситуация кажется даже забавной. Правильный отшельник Рэйган как и добрая половина Капитолия оказался падким на классические прелести смазливой блондинки. Мисс Фрайзер, наверное, должен льстить поднявшийся в зале гул. На мясо, которое вот-вот станет фаршем, редко бывает подобный спрос. Чаще такие куски пускают с распродажи.
-А тебе для дебюта не всё ли равно? - Бальдер кладёт табличку на колени, чтобы вновь побаловать себя глотком виски. Кашмира, как и положено лоту, вроде бы не выказывает интереса к происходящему, но Кейн не сомневается, что она слышит. И боится, как всегда его боялась. Именно поэтому он и любил её мучить. Зато может на арене покажется слаще.

0

20

Почему то кажется, что со стороны кто то вот вот подпалит его взглядом. Рэйган с лёгкой улыбкой поворачивается к Бальдеру, чуть склоняя голову на бок, будто пытается разглядеть его получше. В этот момент на них так же косятся две пары глаз, молодой аляповатый тенор и косметический король, прилично потасканный жизнью, но ещё старающейся держаться в седле. Боже, ну ты то куда?!

-  Я так не думаю, нерукотворные создания всегда фальшивка, их суть скрывается глубоко внутри.

Ну серьёзно, не верх ли дикости считать девушку шлюхой после того, как сам её в такую  превратил, против её же воли. Это мерзко, омерзительно и мир не видал большего бесчестия, чем в мяснике, забивающим корову, а потом говорящий на маньяка — убийца. Но у Бальдера свои стандарты, у него свои, не такие двойные и менее красноречивые.

-  Сто.

Табличка снова взмывает вверх, на секунду окрашивая воздух вверху черным, матовым цветом. Кашмира не реагирует, а вот её близнец заметно напрягся, видимо пугаясь неизвестности, кто знает почему Рэйган так упорно торгуется за неё, вырывая победу у Бальдера, явно не собирающемся останавливаться на достигнутой цифре. Что в итоге он сделает с ней? К чему заставит пристраститься? До чего доведёт перед самым запуском Арены? Быть может добьёт настолько, что у сильной духом Фрайзер просто не останется желания выживать. Но Лерман его не винил, это стандартная, даже правильная реакция любящего брата и чуткого близнеца. И возможно впервые в жизни Кашмире совершенно ничего не угрожало.

-  Раз ты так уверен, что тратишь деньги впустую, зачем повысил ставку? Ностальгия нынче в моде? Кстати, если помнишь, бриллианты добывают из самых серых горных пород.

С каждым новым предложением, Лерман отчетливо ощущает пропасть, разделяющее его и человека, вольготна расположившегося напротив. А с каждый новой шуткой эта бездна становилась ещё и глубже. Разная философия, разное мировосприятие, там где Кейн видел развлечение, для него была тоска зелёная, то что мужчина, с забавным металлическим крюком вместо руки считал смешным, ему слышалось бесполезная трёпом. Нет, он не выиграет в этой схватке, ни за что, даже если поставит на кон всё состояние отца. Пусть хоть раз в жизни не получит желанного, хоть раз в жизни хлебнёт супа, перед тем, как съесть сочный кусок пирога. Таким, как он иногда полезно.

-  Я не тот человек, что разбрасывается своими предпочтениями.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

0


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 17.10.3013, Capitol, On your blue screen


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC