Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 17.10.3013, Capitol, On your blue screen


17.10.3013, Capitol, On your blue screen

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Бальдер непонимающе хмурится - Рэйган говорит о Кашмире так, словно она правда имеет какую-то ценность. В Капитолии охотно сплетничали и о победителях. Фрайзер - сумасшедшая, увлекающаяся алкоголем и морфлингом девица. А Кейн к тому же из первых (или из третьих, считая всех участников перфоманса) знал их с братом грязные секреты. Семьдесят за такой товар на вечер - верхняя планка. Но Лерман готов отдать сотню, и слова его здорово отдают какой-то романтической бредятиной, от которой Бальдера мутит даже в кристально-трезвом состоянии.

-Рэйган, серьёзно, зачем тебе девчонка? - в его голосе уже нет той дурашливой весёлости, с которой он начинал разговор. Раздражение ужаленного самолюбия... Но перебивать эту ставку было бы просто безумием. Нет, даже если предложить сто десять, сто двадцать - это не последние его деньги. Просто он не собирается выкладывать столько на Фрайзер. Примерно столько стоила первая её покупка, но тогда это был свежий бифштекс, а не без пяти минут фарш. Предпочтения? Кейн понимающе хмыкает. С такого странного индивида станется запасть на дичь по-настоящему. Гуманист-вегетарианец капитолийского заповедника. Что ж... Возможно, тем забавнее будет уступить? Бальдер поднимает скрещенные руки, показывая, что с его стороны повышения ставки не будет. Ведущий начинает отстукивать молотком обратный отсчет:

-Думаешь, она восхитится твоим упорством? Мы для неё одинаковы. Ты и я, все в этом зале для победителей - последние твари. А вот когда я доберусь до неё на арене - спасибо тебе девочка точно не скажет. Вспоминай о вашем приятном вечере, когда будешь смотреть игры - эти слова предназначены для одного лишь Лермана, голос Бальдера понижается чуть не до шипения. Он может в редких случаях отступить, но оставить поражение без мести - едва ли. Настроение испорчено - не обращая внимание на оклики друзей и поздравления, адресованные Рэйгану, Кейн поднимается и, подметая краем кожаного плаща ковровую дорожку в центре зала, идёт к выходу. Что-то ему подсказывает, что с Лерманом они ещё пересекутся.

+1

22

Сейчас взгляд Бальдера, очень напомнил ему одного древнего дракона из самой первой его прочитанной книги мифов. Если не цитировать дословно, то великий дракон настолько возгордился своей силой и ловкостью, что был уверен — даже смерть покориться ему без труда, ибо не было коварнее и хитрее в мире существа, способного за один миг спалить огнём целую деревню. И он умер, несмотря на всю силу, которой обладал, напоролся брюхом на железную жердь городской ратуши, в месте удара, у него откололся кусочек исполинской чешуи.
Наверно именно так тогда взирал великий дракон на простую железяку, не обладающую ни магией ни величием, просто имевшую острый наконечник, терпеливо ожидая своего часа, на огромной высоте.
Три, два, один, отсчёт закончен, все, без исключения ряды аплодируют, скорее рефлекторно, так рукоплескали каждому, даже коротышке Кастору, чиновнику городской инфраструктуры, купившего Энобарию, по слухам давно мечтая опробовать на себе её зубки. В прямом смысле слова, Кастор был мазохист. Куда дешевле ему бы обошлось свалиться в бассейн с ручными акулятами, впрочем, у каждого свои предпочтения.
Ведущий подходит к победительнице, берёт за руку, ещё раз торжественно представляет лёгким жестом всему залу, срывая новую порцию улюлюканий, после чего уводит за сцену, в специальное помещение ожидания, откуда Рэйган должен будет её забрать после того, как рассчитает за покупку. Задерживаться более не имеет смысла, во избежания новой порции слухов, Блеска купит его доверенная помощница и через максимум час доставит юношу в их номер, где брат с сестрой вопреки всем превратностям судьбы смогут провести свою последнюю спокойную ночь вместе. Слова Бальдера нагоняют его перед самым уходом, Лерман поднимается со стула, не намереваясь ничего отвечать, предпочитая оставлять за собой некий ореол загадочности, но последняя фраза несколько задевает что то глубоко спрятанное внутри.

-  Ты ещё наивный мальчишка, Бальдер.

Рэйган склоняется и шепчет мужчине так тихо, что даже если тенор изо  всех сил напряжет свои идеальный слух, всё равно не поймёт и строчки из его монолога. Этот разговор не для чужих ушей.

-  Наивный и меркантильный. Всё ещё пытающийся выбраться из пубертатного периода через боль и унижения других. Такие как мы все одинаковые, но некоторые одинаковее других. Игры, кстати, я не смотрю. Хорошего вечера, мистер Кейн.

Как и любой великовозрастный мальчишка, которого щёлкнули по носу, остаток вечера Бальдер проведёт в обнимку с потрясающим односолодовым виски, Рэйган был в этом уверен, как и в том, что игры состояться при любом раскладе.
Расплатившись по ставке и вызвав две машины со стоянки, Лерман успевает устроится в ней, за мгновение до того, как Кашмиру вывели и посадили в параллельную. Он отсалютовал ей рукой, коротко улыбнулся и скрылся за тонированной дверью черного, как смоль авто. Ему казалось, ей не хочется быть в его обществе, а он и не настаивал, пусть немного отдохнёт, завтра им с братом предстоит важный день. Трибутов провожают молча, без лишних слов, скорбящих слёз и похлопываний по плечу, собственно, они ведь не делали ничего такого, просто шли умирать.
[NIC]Reagan Lerman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/FwUg.gif[/AVA]

+1

23

look

http://cs630428.vk.me/v630428492/f347/U6VijPvUkI0.jpg

Казалось бы, ничего фатально унизительного Капитолий придумать уже не может... Всё-таки Кашмира здесь десять лет. Но нет, Сноу мало отправить их в ад второй раз. На дорожку он решил ещё окончательно растоптать остатки победительской гордости. Аукцион без пяти минут покойников - что может быть веселее? Торопитесь урвать кусочек в последний раз. Впрочем, выбора нет и никогда не было. Совсем скоро всё это перестанет её волновать... Фрайзер уже занимают совсем другие вопросы. Это шоу - лишь картонная яркая декорация на пути к тому, что действительно важно. Станет важным совсем скоро. Спасутся ли они оба или выживет лишь Блеск?

Кашмира равнодушно пожимает плечами в ответ на все попытки Марса втянуть её в выбор платья. Так же молча надевает голубое платье с разрезом и декольте, сносит все приготовления "товарного" образа. Стоя на сцене в свете софитов и чувствуя, как горит от яркого света кожа, Фрайзер молится лишь об одном. Чтобы последним её покупателем стал не Бальдер, кожаное облачение которого тяжело не заметить в разряженном всеми цветами сборище. Из самых практических соображений - она не хочет идти на арену заведомо в синяках. Тело понадобится здоровым, времени подлататься уже нет.

Кашмира не следит за ходом аукциона - ей плевать, кто купил Энобарию и других девушек. Чуть напрягается она лишь оказавшись на подиуме... И её появление неожиданно вызывает в зале оживление. Кто-то торгуется с Кейном. Ставку то и дело перебивают - бросив быстрый взгляд в сторону нужного ряда, Фрайзер узнаёт сидящего рядом с Бальдером мужчину. Рэйган Лерман... Организовавший им дополнительное интервью и даже на нём поприсутствовавший. Ощущения... Противоречивые. С одной стороны Кашмира чувствует облегчение - Рэйган такой же, как все. Пафосный лгун. Видимо, не вкладывается в спонсорство, потому что больше интересуется покупкой.

И всё же Фрайзер не хочет оставаться с ним наедине. От их разговора в кабинете остался странный осадок - эти его попытки озвучить её страхи, показаться понимающим... Впервые в жизни Кашмира болеет за дерьмового, но хотя бы заранее предсказуемого Кейна. Сердце в груди бьётся в такт с молотком ведущего... Когда он объявляет о покупке лота мистером Лерманом. "Черт" уходя за кулисы, девушка бросает обеспокоенный взгляд брату.

-Что он к тебе прицепился? - чуть позже спрашивает Блеск. Его купила какая-то девица и Кашмира недовольно хмурится, думая, что вечер не мог закончиться хуже.
-Я не знаю... Он странный. Неважно. Нам не о сегодняшнем дне нужно думать - она торопливо целует брата в щеку, когда за ней приходит распорядитель аукциона и ведёт к припаркованной у выхода машине. Одной из машин... У второй стоит сам Рэйган. Почти тут же скрывается внутри, отсалютовав ей. Девушка отвечает хмурым взглядом, скрестив на груди руки.

Ехать в разых машинах? Впрочем, так тоже бывало. Покупку отвозили домой, а счастливый обладатель присоединялся позже, закончив дела всепанемской важности. Удивление приходит, когда её привозят в центр подготовки. В собственную комнату. Любит оригинальные декорации? Даже когда на пороге появляется Блеск - волнение лишь нарастает. Оказаться в одной постели с братом Кашмира, конечно, не прочь, но перед выходом на арену это только всё запутало бы...

-Черт и где он? - в напряженном ожидании прошел час. Только тогда Фрайзер вдруг понимает, сама не зная, откуда в голову пришла эта мысль:
-Он не придёт - Блеск хмыкает, подумав о бесплатном сыре в мышеловке:
-Почему? - и в другой ситуации Кашмиру бы тоже занимал этот вопрос. Игра в благородство? Попытка что-то доказать? По пути нашел компанию повеселее?
-Плевать. Нам же лучше, разве нет? - она встаёт на цыпочки, потянувшись к брату с поцелуем. Последняя ночь в покое и ленивой болтовне, прижавшись под одеялом к груди Блеска - если бы Фрайзер была вольна выбрать предсмертное желание, именно таким оно бы и стало.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 17.10.3013, Capitol, On your blue screen


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC