Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 27.12.3013. Capitol. We create our own demons.


27.12.3013. Capitol. We create our own demons.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://49.media.tumblr.com/00e9d32d78c14dae4a3eee331a425144/tumblr_n6k220MmJB1sxpnovo1_500.gif
https://49.media.tumblr.com/e6d212d0140615eb09bb9869f9eb3b5a/tumblr_o51ko0K1iV1qmjzjbo6_500.gif


• Название эпизода: 27.12.3013. Capitol. We create our own demons;
• Участники: Arcturus Stark, Eric Lannister;
• Место, время, погода: Тёмные подворотни столицы; далеко за полночь; бушует мороз;
• Описание: Взрыв островной тюрьмы, но последствия для каждого из них совершенно разные. Виновника превозносят, простив все его грехи. Случайная жертва страдает за свою невнимательность. Где справедливость, спрашивает себя Эрик Ланнистер. И в один из зимних вечеров судьба готова дать ответ на его вопрос;
• Предупреждения: Ни за что на свете
Не ходите в Африку,
В Африку гулять!
В Африке акулы,
В Африке гориллы,
В Африке большие
Злые крокодилы
Будут вас кусать,
Бить и обижать


+1

2

Zack Hemsey – Before I Die Alone, I Will Have Vengeance
Гул проходится по улицам Капитолия. Радостный, праздный. Где-то там далеко назревает война. Но какое нам дело? Мы все уже давно мертвы. Некоторые и не по разу.
Если бы не этот холод, можно было бы понять, что в столицу всё-таки пришла зима? Идеально чёрный асфальт блестит в свете фонаре. Капитолиец запрокидывает голову к далёкому клочку неба, прищуривается сквозь перемазанные отпечатками пальцев стёкла очков. Где-то там, высоко, роем кружатся снежинки, но не долетают до земли. Если бы не холод, трудно было бы поверить, что декабрь подходит к концу. Но внутри Арктуруса Старка снег лежит с самого ноября.
Холод и усталость должны были облепить его, лишним грузом повиснуть на нём, мешая идти. Но он, казалось, не замечает их. Старк не понимает, куда именно идёт, но продолжает идти. Он как потерянный пёс бредёт по городу, ведомый обманчивым чувством, что знает дорогу. И каждый раз ему кажется, что вот уже за углом будет именно то, что он ищет. Но за каждым поворотом его поджидает лишь разочарование, комком разрастающееся в его душе. Он и сам не знает, что именно так упорно ищет. И всё же продолжает идти.
Арчи провожает настороженным взглядом луну, стыдливо скрывающуюся за облаками, стоит ещё несколько секунд, прислушиваясь к своему организму. Его пробирает мелкая дрожь, потому что на улице приличный минус, а он и не подумал взять верхнюю одежду, когда поддаваясь странному порыву, выскользнул в ночь. Ноги словно деревянные, наверное, от холода и усталости. Внутри всё звенит настойчиво, но глухо. Луна больше не показывается. Он опускает взгляд и натыкается на вывеску какого-то бара. Чувствует во рту пустыню, за одно решает немного согреться.
Арчи как-то пропускает тот момент, когда его пальцы оттаивают достаточно для того, чтобы ловко скользить по клавишам пианино. Чёрт возьми, пианино! Такого он уже давно не встречал в капитолийский заведениях, поэтому так и замер на пороге, когда взгляд, пробегаясь по помещению, задел громоздкий силуэт в углу. Был приятно удивлён, но на этом всё. Однако настойчивый порыв, заставивший его пару часов назад оставить своего темнокожего друга в клубе и выскользнуть в ночь, направляет его к музыкальному инструменту. Арчи не слышит мелодию, рождающуюся под его пальцами, но чувствует взгляды, направленные ему в спину. И один из них как холодное острое лезвие. Он уже пару кварталов чувствует, как кто-то бредёт за ним по пятам. И это не случайный прохожий - тень останавливается, когда останавливается он, заходит в те же заведения, что и он в попытках погреться, а затем верно, как служебный пёс, вместе с ним продолжает бесцельно брести по улицам столицы. Но в этот раз что-то меняется. Если до этого тень держала положенную дистанцию, то теперь она подходит ближе. Больше не хочет прятаться, возможно, даже наоборот - хочет, чтобы он заметил. Чтобы обернулся, чтобы они встретились взглядом. Пианино жалобно взвизгивает, банкетка падает. Арчи исчезает за дверью, на которую натолкнулся взглядом ещё несколько минут назад. Плохо освещённый коридор он пролетает за доли секунд. Позади звучно хлопает дверь, уведомляя о том, что его одиночество нарушено. Старк, поддаваясь панике, дёргает на себя ручку двери которой оканчивает коридор, но глухой звук сообщает "заперто". Арчи дёргает ещё несколько раз, но ответ остаётся прежним. Отступать некуда. Скромный изобретатель нервно сглатывает, оборачивается, прижимаясь спиной к запертой двери, которая была его последним шансом. В конце концов он сам загнал себя в эту ловушку. Лицо надвигающегося человека лишь на мгновение освещается тусклым жёлтым светом, но этого вполне достаточно для того, чтобы Арчи его узнал.

+1

3

Бетонная пыль все ещё оседала в легких Эрика. Его правое запястье было раздроблено на кусочки и собрано заново. Долгий месяц он провёл в больнице, приходя в себя лишь изредка, чтобы испытать боль и снова провалиться в ничто.
Его спасло металлическое сердце. Протез, что бился в груди мужчины, не дал ему умереть, хотя увечья были не совместимы с жизнью.
И может быть Эрик уже и хотел отправиться следом за своей семьей, стереть из головы все эти двадцать лет бесполезной жизни, что провел в ожидании... чего?
Страшно было думать о том, как много ненависти живет в Ланнистере. Мужчина не переставал думать об отмщении даже после того, как с трудом мог дышать и двигаться. Он носил эту мысль внутри себя, как вынашивает мать ребенка. Жил ей каждый день, просыпался с ней, дышал ей, ложился спать и просыпался утром только лишь с картиной перед глазами - как он отбирает жизнь.

Уличные фонари отражались на стеклах темных очков Эрика. Была ночь, но половина его лица была скрыта, помимо очков, ещё и тенью от шляпы. Сухая полоска прямых сжатых губ, порепанная кожа от многочисленных пересадок и искусственного наращивания. Создание преследовало своего Виктора Франкенштейна.

Эрик следил за ним. С тех пор, как все полагали его погибшим - или просто не считали нужным поинтересоваться его судьбой - Ланнистер жил на съемных квартирах, прятал лицо в тени, учился быть левшой. Как навязчивый убийца, маньяк за соседней дверью, он вечерами прогуливался в окрестностях Старк Индастрис, всё ожидая, когда судьба даст шанс. Когда будет знак. И вот сегодня чувство прозрения разрезало в груди Эрика всё каленым ножом. Он двигался, не чувствуя себя.

Сердечный механизм, что прятался под грубым шрамом на груди, работал всегда в одном, штатном режиме, меняя особенность организма Эрика. Когда он чувствовал волнение - сердце не билось чаще, как у обычных людей. Когда он боялся, бежал, видел ночами кошмары - сердце не билось чаще, сердце упрямо выбивало одну и ту же осточертевшую Эрику песню. Иногда ему хотелось собственными руками раздвинуть ребра и вырвать с корнем то, что принадлежало Старку.

Он уже не прятался. Зачем? Он шёл следом, как преследует человека судьба. Можно было яростно бросать в небо камни и проклинать, только Аннушка уже разлила масло. Ничего не сделаешь.

Эрику нравилась музыка. Эрик любил искусство, кстати. Но те ноты, что выбивал Старк своими руками, резали Эрику слух. Ему хотелось крикнуть или разбить о голову изобретателя бутылку, только бы это насилие прекратилось. Ярость нарастала больше него, шла впереди, подходя к изобретателю со спины - так близко он не видел его слишком давно. И внутри все рокотало от этого. Только вот сердце все равно стучало ровно. Тик-так. Тик-так. Тик-так.

Эрик делает шаг следом, обходя поваленные стулья и недоумевающих посетителей какого-то бара, куда зайти в голову могло прийти лишь такой бесчеловечной сущности, вроде Старка. Старк, преисполненный самолюбования и хамства, жажды собственного величия и покаяния остальных. Эрик готов был убить Старка, ведь последний считал себя Богом, распоряжаясь жизнями других людей.

Фонари коридора скользят по фигуре, то обнажая её светом, то погружая во мрак. Тупик. Вот и он. Слишком долго ждать не пришлось. Внутри Эрика ликует что-то злорадное, что-то жестокое. Он снимает очки, позволяя краюшку света обнажить его странные кожные "наплывы", что лоскутами ползли от края подбородка к самым вискам. Глаза, похожие на льдинки в стакане с водой, прижимают Арктуруса взглядом к стене. Упиваются моментом. Наслаждаются так, точно не знали ничего слаще в этой жизни.
— Я вижу, ты узнал меня, - звучит негромко Эрик, его губ касается легкая улыбка. Но сейчас она выглядит так, точно разрез на коже лица. Он не отводит взгляда, ни на секунду, ни на мгновенье. Даже не моргает. Только делает ещё несколько шагов вперед к Старку. — Так ты встречаешь свои лучшие изобретения? - Вдруг нервная дрожь искажает лицо на секунду, точно бы что-то выходит из-под контроля Эрика. Вся невероятной силы ярость собирается в здоровой руке. И он наносит удар помимо своей воли - по лицу. По лицу, которое он так ненавидит и которое преследует его в каждом сне вместе с лицами погибших родных. Всех до единого.
Эрик ударяет сильно, сбивая ученого с ног. Он прикладывает к этому столько усилия, сколько может.
— Когда ты умер, я был огорчен. Ужасно, - голос Эрика похож больше на шипение змеи, — потому как не смог сделать этого сам. - Он опускается на одну ногу и коленом надавливает Старку на грудь. — Можешь представить, как я обрадовался, увидев тебя. Да ещё и такого... - он указывает на грудь изобретателя, где едва заметно светится реактор. Эрик надавливает сильнее коленом на грудь, вдруг извлекая из кармана нож. — Нравится ли тебе такая жизнь, когда в твоей груди есть то, что там быть не должно? - Эрик улыбается оскалом и, занеся руку, только аккуратно разрезает одежду там, где реактор, а затем тонкими сухими пальцами обхватывает круг, чтобы вынуть его. [SGN]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/2b/38/0d/2b380d08572d4f3ac7f2c87a52813a7d.gif https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/b5/fb/3f/b5fb3f9dd5cebe65549d314d06dd8a37.gif[/SGN][AVA]http://sd.uploads.ru/GaA6W.png[/AVA][NIC]Eric Lannister[/NIC][STA]Time stood still[/STA]

+2

4

Арчи теряет чувство реальности: всё происходящее слишком похоже на один из его кошмаров. Но удар приводит его в себя. Боль вцепляется ему в лицо, он падает, треснувшие очки летят куда-то в сторону, покинув свой пост на лице скромного изобретателя. Черепная коробка содрогается от болезненного гула, рождающегося где-то глубоко внутри. Но сейчас ему нужно вынырнуть из круговорота растерянности и боли, ведь от этого зависит его жизнь.
- Думаю, не один ты был огорчен, - огрызается Старк на человека, чьё колено контролирует подачу воздуха в его организм. Он пытается сделать полноценный вдох, сирена в голове сообщает о нехватке кислорода, рёбра болят от натуга, но дыхание теперь во власти человека извне.
- Не сказал бы, что в восторге, - он ещё может делать небольшие прерывистые вдохи-выдохи, говорить из-за этого сложно, но чтобы Старк заткнулся хотя бы на смертном одре - да не дождётесь. - Но тот факт, что я не кидаюсь на людей в тёмных коридорах, меня радует, - со злобной усмешкой из его легких выходит весь воздух - Ланнистер сильнее нажимает на его грудную клетку. На первый план, отвлекая от всего происходящего, вдруг выскальзывает весьма странная и немного неуместная мысль: Арчи чувствует вину, ведь, скорее всего, Роуди будет винить себя во всём случившемся. Да, это он уговорил Старка не сидеть сегодня дома, а пойти развеяться, но не он вытолкнул его на мороз, заставил идти незнамо куда, подвергать себя опасности. А дальше мысль быстро обегает всех его знакомых - что будет с ним после его смерти? Чем кончится Революция, если он умрёт сейчас? Кто встанет во главе Старк Индастриз, когда его не станет? Арчи нервно изворачивается на холодном полу, пытаясь вернуть себе контроль над собственным дыханием, а мозг продолжает генерировать вопросы. Как его смерть осветят в СМИ? Взгляд скользит по помещению, в котором всё это происходит. Какой-то тёмный обшарпанный коридор подсобного помещения. И он, Арктурус Старк, должен умереть в подобном месте? Золотой мальчик (даже в свои 46) Панема? Самый умный человек на Земле? Жизнь его должна оборваться в подобном месте, тихо, без всякого пафоса, которым была излишне наполнена до этого? Нет, на это он определённо не был согласен. Самолюбие будит в нём нечто, что обычные смертные зовут жаждой жизни.
Как на плёнке, в голове Старка звучат слова Ланнистера. Конечно, чёрт возьми, он узнал его. Лица всех его мучителей из Островной тюрьмы навсегда прочно врезались ему в память. Возможно, в глубокой старости он забудет своё имя, но точно будет помнить их лица и их имена. Частые гости его кошмаров, он нервно вздрагивает и дёргается, когда в толпе видеть людей, чертами хотя бы отдалённо схожих с ними. Рыжеволосых женщин Старк вообще старается избегать - с ними ему определённо не везёт. Но до этого все эти видения, секундные галлюцинации он списывал на паранойю, воспалившуюся после его заключения, однако, вполне возможно, что временами он всё же был прав. И кто-то опасный преследовал его неустанно.
- Ты не лучшее моё творение, - отчеканивает Старк, хотя в его положении это стоит ему немалых усилий. Рука перехватывает пальцы, ползущие к реактору в его груди, и крепко сжимает. Теперь важно, чтобы всё внимание Ланнистера перешло на то, что он говорит. Арчи не думает, что это спасёт ему жизнь. Но вполне возможно подарит несколько лишних минут на этом свете. - Сколько ты убил за свою жизнь, Зубастик? - легкие разрывает, но звучание собственного голоса словно даёт Старку надежду. В конце концов это его последнее оружие, его единственный шанс. Он усмехается, но усмешка выходит отчаянной попыткой втянуть побольше воздуха. - Чтобы ты не ответил, это и не сравнится с тем, что могут другие мои изобретения, - он делает паузы, потому что Ланнистер должен распробовать смысл его слов, а Старк - отдышаться. - Ты не убьёшь меня, Зубастик. Потому что это невозможно. Я могу умереть сегодня, но мои изобретения будут жить. И отнимать чужие жизни. В таком количестве, что тебе даже не снилось, - речь выходит прерывистой, с вынужденными паузами. Странный блеск скользит по кромке карих глаз. Арчи чувствует, как уходит страх, опасения, которые волновали его несколько минут назад. Золотой мальчик (даже в свои 46) Панема не умрёт в подобном месте, тихо и без пафоса, которым до этого была наполнена его жизнь. Потому что это слишком просто, слишком великодушно после всего, что он сделал. Это только первый круг, впереди его ждёт долгий путь.

+2

5

Рука Ланнистера дрожит в захвате Старка - от напряжения действия и противодействия. Он протыкает глазами глаза изобретателя, слушая каждое слово, впитывая, точно воду. И теперь... какой смысл убивать того, кто смерти не боится?.. В чем фикус?
Эрик вдруг искривляет дугу губ ещё сильнее и втыкает нож в пол рядом с плечом изобретателя. Со всей силы, со всей дури в бетонный пол - лезвие гнется, а рукоять сильно ударяет в ладонь. Затем он с шумом выпускает воздух из легких и дергается прочь от Старка, позволяя изобретателю, наконец, дышать.
Проклятье. Проклятый Эрик... Он так долго шёл к этой цели, так упрямо строил в своей голове всё это и теперь... вместо молящего о пощаде труса он увидел беспомощного, убитого самим собой человека. Казалось, будто бы он и сам искал этой погибели, не пугался Эрика и вовсе.
Ланнистер прижимает кулак к грязной бетонной стене, и сам прижимается лбом к собранной ладони. Он зажмуривает глаза, силясь будто бы лишить себя зрения.
Всё напрасно. Всё напрасно, чёрт возьми...
Он вспоминает свою мать, отца. Вспоминает, как их не стало. Как погибли сестры, братья. Как умерли совершенно незнакомые люди - но кто позаботился о них? Что, если у них никого не было? Что, если никто и нигде, никогда не ждал их домой? И напротив - сколько жизней отобрал Старк, не давая ничего взамен, точно Сноу, решающий кто и когда должен умереть. Может быть он считал себя богом, может лучшим среди свиней, но это не вернет Эрику ни отца, ни мать. А что сердце? О, не сердце... кусок металла с трубками и логотипом Старк Индастриз. И уродливый шрам. Страдания и боль - вот всё, чем отплатил изобретатель, лучший из худших тем, кого похоронил в нищие и бедности.
Ланнистер медленно каменеет, лицо сводит от напряженных скул. Он оборачивается к Старку снова.
— Ты должен умереть. - Говорит он низко, с нескрываемой ненавистью. — Ты должен сдохнуть. Как мы, там, - он неопределенно кивнул головой назад, имея в виду десятый дистрикт, - под твоими бомбами. Гореть заживо. Задыхаться от пепла собственной сгоревшей кожи. Видеть, как на лице собственной матери кипит живое мясо. - Лицо Эрика нервно подергивается, когда он говорит. — А потом, если выживешь, среди раненных и бьющихся в агонии, получишь вторую бомбу. Ещё более мощную, ещё более разрушающую... только не огнем. Помнишь, наверное... - Эрик впервые выдыхает, а затем набирает посильно в легкие воздуху.
— Я не буду убивать тебя. Ты убьешь себя сам, - Эрик дергает плечами, всё ещё не отрывая взгляда. — Ты уже мёртв, Старк. Кого ты оставил после себя?.. - Эрик нехотя морщится. — Твою лабораторию разворуют, роботов растащат, костюмы поставят вместо огородных пугал.
Он между делом задает и себе такие вопросы, и в голове всплывает почти мгновенно ласковое лицо Глории, подернутое рыжеватыми кудрями по такому знакомому овалу. — Не у меня железное сердце, Старк. А у тебя. - Заканчивает, наконец, патетично Ланнистер, понимая, что лучшая смерть для Старка - эта та жизнь, до которой он сам себя довел. [SGN]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/2b/38/0d/2b380d08572d4f3ac7f2c87a52813a7d.gif https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/b5/fb/3f/b5fb3f9dd5cebe65549d314d06dd8a37.gif[/SGN][AVA]http://sd.uploads.ru/GaA6W.png[/AVA][NIC]Eric Lannister[/NIC][STA]Time stood still[/STA]

+3

6

«Справедливости нет. Есть только я.» — Смерть
По лицу Старка проходит нечто вроде нервной судороги. Затем он усмехается. И наконец, раздаётся смехом, в котором нет ни капли веселья. - Воу, - саркастично тянет скромный изобретатель, задыхаясь от смеха, - неужели дошло? Лёгкие гудят от желанных полноценных вдохов, голова кружится от кислорода.
Стороннему наблюдателю наверняка было бы жаль Ланнистера - так долго и упорно идти к своей цели, выслеживать, выжидать ненавистную тебе персону, чтобы в конечном итоге растерянно наблюдать за тем, как смысл твоей жизни, переполненной жаждой отмщения, валяется на грязном полу с разбитым носом и хрипло, но нагло, на манер сумасшедшей гиены ржёт над тобой и твоим бессилием. Но Старк как заинтересованная сторона поистине наслаждается моментом. Однако этого ему мало.
- Знаешь, сколько раз я должен был умереть, Зубастик? - в припадке истеричного веселья риторически вопрошает Старк, натыкаясь на гневный акулий взгляд. Он загибает несколько пальцев на правой руке в попытке подсчитать заявленные случаи. - Чёрт, кажется, сбился со счёта, - Арктурус издаёт нервный смешок, очередное мистическое уклонения от визита на тот свет пьянит его не хуже приличного виски. И Старк как истинный алкоголик не знает меры.
- Но я не умер. Должен был, но вот он, я, здесь! Ты шёл за мной следом с намерением убить, и что в итоге? - едва договорив, Арктурус снова сотрясается от нервного веселья. - Сам себя убью? - капитолиец недобро усмехается, переводя взгляд на своего собеседника, находящегося в замешательстве. - О, ты думаешь, я не пытался? - Старк издевательски изгибает бровь, наблюдая за тем, как заурядный мозг Ланнистера усваивает новую порцию противоречивой информации. О том, что он, вполне возможно, подсознательный суицидник, гениальный, изворотливый, но всё же неудачный, Арктурус вычитал в бумажках мистера Крейна, когда психиатр имел неосторожность оставить своего шебутного пациента одного. Те случаи, когда Старк, не задумываясь о собственной жизни, бросался спасать другие, несомненно истекали из его природного альтруизма и дебилизма, приправленные затупленным вопреки природе инстинктом самосохранения. Но взрыв тюрьмы и настойчивое противление своему же спасению проливали свет на другую психотравму гения. И как лечить это чудо психиатрической практики, доктор Крейн не знал, к тому же сомневался, что всё это вообще поддавалось лечению.
Мысленно сочувствуя своему психиатру, Старк продолжает лежать на полу. Эрик всё ещё рядом, и это жутко раздражает. Арктурус чуть сдвигается в сторону, словно желая слиться со стеной, когда вдруг что-то крепко хватает его за палец и тянет куда-то вниз. Разумеется, всё это только кажется Старку и это странное ощущение он сразу же узнаёт. Что он, в конце концов, за изобретатель такой, если ни разу в своей жизни не натыкался на оголённые провода? Старк отдёргивает руку, скашивает взгляд вниз и обнаруживает его - своё оружие отмщения за сломанный нос. Можно ли назвать сие совпадение мгновенной кармой?
- Возможно, у меня и железное сердце. Но фишка в том, что твоё и правда из железа, Эрик, - губы кривятся в победной садистской ухмылке. Сообразить, в чем дело Ланнистер не успевает. Скромный изобретатель профессионально перехватывает провод, тянет на себя, крепления не выдерживают такого давления и летят в разные стороны. Оголённый конец соприкасается с рубашкой Ланнистера в том же месте, где мужчина прячет уродливый шрам, оставшийся после операции. Для любого человека встреча с электрическим током - событие малоприятное. Что говорить про того, кто носит в грудной клетке кусок материала, славящегося своей электропроводностью?
И вот они меняются местами. Старк с победной ухмылкой нависает над Ланнистером. Его очередь толкать осмысленные монологи. - Твои близкие умерли. Мои близкие умерли. А мы с тобой живы, Эрик, - я уверен, ты оклимаешься даже после этого. И несмотря на всю свою гениальность, я не могу ответить на вопрос, почему всё именно так. Всё, что я могу, это смириться и попытаться извлечь пользу из того, что имею. Заканчивай свои игры в неуловимого мстителя и займись уже делом. Пока ты мстишь за тех, кто давно мёртв, рядом умирают те, кого бы ты мог спасти, - напоследок Арктурус улыбается, примирительно похлопав Ланнистера по щеке, поборов в себе желание плюнуть ему прямо в рожу. Поднимается на ноги, оправляя на себе одежду, и шагает прочь, то исчезая, то появляясь в непостоянном освещении коридора. Альтруизм и пафицизм он двигает в сторону, сегодня тихо торжествует затаённая злоба. В конце концов Ланнистер был одним из его тюремщиком, одним из его палачей. Он пытал его, держал в заточении. Стал обличьем одного из его кошмаров. И вполне заслужил один отрезвляющий удар током. А вот смерть не заслужил. Так же, как и Арктурус.
Поэтому когда дверь выпускает Старка в общее помещение зала, он направляется к бару. Бармен старается не пялиться в открытую на побитого изобретателя. Капитолиец заказывает порцию виски, опустошает свой стакан одним залпом. И только после этого нехотя сообщает о том, что за дверью, на которую Старк лениво указывает пустым стаканом, находится человек, которому срочно нужна медицинская помощь. Потому что этот идиот имел неосторожность лезть к оголённому проводу. Старк улыбается, но бармен, глядя на эту улыбку, подозревает, что всё это не шутка. Наличные, чуть больше, чем за стакан виски, скорее, как за бутылку, небрежно падают на барную стойку, Арчи спешит выскользнуть на улицу, на мороз, незаинтересованный более в спасении шкуры Ланнистера. Луна приветственно освещает его путь, пока роясь в памяти, Старк пытается понять, как именно ему вернуться назад в бар к Роуди, который, наверное, уже поднял на ноги чуть более, чем половину всей столицы, и терпеливо выслушать все его сокрушительные нотации в адрес бессовестной старковской безответственности.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 27.12.3013. Capitol. We create our own demons.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC