Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 30.12.3013. Capitol. По тонкому льду.


30.12.3013. Capitol. По тонкому льду.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://49.media.tumblr.com/tumblr_mcmqgb93TR1r3rvfao4_250.gif http://45.media.tumblr.com/tumblr_mcmqgb93TR1r3rvfao6_r1_250.gif


• Название эпизода: 30.12.3013. Capitol. По тонкому льду;
• Участники: Hector Cleric, Arcturus Stark;
• Место, время, погода: Дворец Сноу, время ближе к вечеру, на улице холодно;
• Описание: А началось всё с случайной встречи в коридоре президентского дворца в этот роковой вечер...;
• Предупреждения: осторожно, мокрый пол.


+2

2

Код:
<!--HTML-->
<table style="background-color: #000"><tr><td><center>
<iframe frameborder="0" style="border:none;width:353px;height:125px;" width="373" height="140" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/15773859/1728195/black">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/1728195/track/15773859'>Angels & Demons - 160 BPM</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/11818'>Hans Zimmer</a> на Яндекс.Музыке</iframe>
<img src="http://49.media.tumblr.com/7a36332e4ae3b7c307a9a65a66a9c2cf/tumblr_nfw5rsCkPz1r7i70vo8_r1_250.gif" />
</center></tr></td>

Гектор сидел за столом. Пальцы его то и дело нервно постукивали по поверхности. Потом он брал в руки карандаш, менял лицо с ожесточенного на более ожесточенное и жирными линями рисовал поверх других жирных линий на карте Панема кривые. Потом коротким, хлестким движением выбрасывал карандаш из тонких пальцев и, скривив губы сильнее, смотрел на полученный результат.
Почему-то сильно билось сердце. Уже давно открытое окно вагона, впускающее снежный ледяной воздух, всё равно не могло помочь Клерику освежить мысли. Он не понимал, что с ним происходит, почему он мечется в клетке как зверь, чующий катастрофу.
Мужчина поднялся с места и принялся нервно ходить взад вперед по своему купе. Туда, сюда. Туда, сюда. Он чувствовал что-то незаконченное. Что-то мешало ему спокойно работать, думать, быть. Или наоборот - эта поездка в Капитолий... Он ненавидел Капитолий всё также, как прежде, всего месяц назад. Но не понимал, что просто его боялся. Капитолий мог его раздавить.
Гектор прошёлся ещё раз туда-сюда по помещению и усадил себя обратно, решительно беря в руки карандаш, будто на этот раз точно собираясь записать окончательный вариант своего решения. Минута длится, тишина скрепит около Гектора как натянутый канат. Ещё одна со скрипом, с напряжением... И вдруг тихий деревянный щелчок: карандаш ломается в ладони Клерика на две половины. Гектор с ветром вырывается из осточертевшего купе.

В Капитолий вечерний кортеж приезжает около восьми вечера. Клерик сходит с поезда и садится в поданное ему авто до Президентского дворца. Гектор рад, что столицу уже затянула вьюжная тьма, позволяя ничего не замечать вокруг машины. В черной кожаной перчатке Клерик сжимает черный платок - на всякий случай. Приступы кашля иногда усиливались, когда он нервничал. Но сейчас Гектор совладал с собой и взял себя в руки. Полный контроль над собой, над эмоциями, над разумом. Сейчас было не до глупых беспричинных эмоций. Всё было слишком серьезно, и визит к Сноу пророчил судьбоносную будущность всему Панему. Завтра начнется война. Завтра продолжится война. Но теперь первый шаг делают белые.

Дворец Президента был великолепно иллюминирован. В любое время, в любой сезон - это был бриллиант Панема, завораживающий взгляд своей красотой. Гектор отпустил машину, сообщив, что останется в апартаментах Президента до завтрашнего вылета к месту военных действий. Гектор волновался, но с другой стороны он чувствовал, что это лишь тремор перед боем. Скоро, наконец, он получит возможность разрешить всё, что весит над головой столько лет недосказанным, неиспытанным. Он слишком давно не использовал оружие, слишком давно не чувствовал запах пороха, огонь, что опаляет ресницы. Гектор жил войной. Без войны он умирал. Погибал, точно в пустыне нежный цветок.

Наверное, об этом тоже упомянуть стоит. Сегодня Гектору Клерику исполнился 37-ой год. Ровно в этот день 37 лет назад мир впервые увидел своего героя.
Клерик ненавидел этот праздник. Он предпочёл забыть о нём. Относился к нему лишь как к восьми сухим цифрам в личном деле, абсолютно не означающим ничего, кроме... кроме преждевременного старения. Да. Гектор боялся старости. Он боялся стать бессильным. Стать слабым и беспомощным. Он знал, что должен умереть молодым. Чувствовал это. Но годы медленно ползли выше и выше по линейке, говоря Клерику о том, что и его молодость не вечна.
Личного адъютанта он накануне предупредил о том, чтобы юноша по возможности оградил его от любых притязаний по поводу поздравлений. Потому как сюрпризов Гектор Клерик не мог терпеть ещё больше. И адъютант Генерала неплохо справился на сегодня со своей задачей.

Снег падал на лицо. Вместе с кусающим за неприкрытую кожу морозом щипал шею и щеки. Гектор сжал и разжал руки, медленно с шипением втянул воздух, а затем медленно и очень спокойно направился к парадному входу. Точно тень, точно призрак, медленно плывущий по широкой парадной лестнице в полном одиночестве.
Сноу уже ждал его и дружелюбно предложил выпить чашечку горячего чая. Гектор сухо поблагодарил его, но пить ничего, как и всегда, не стал. Он держался строго устава, никогда не позволял себе вести себя с начальством панибратски. А распивать чаи как раз входило в список недопустимых фамильярностей.

- ...военное положение в стране. - Гектор коротко кивает, его лицо красиво, серьезно. Он точно статуя искусной руки мастера - мрамор вечно призван хранить незыблемую его красоту.
- Вы уверены, что Ваш шаг оправдан? - Сноу искоса бросает взгляды на Гектора, точно беседует со старым другом.
- Несомненно. - Коротко отвечает Гектор, кивнув. - Капитолий должен быть готов к любому ходу мятежников. Им лучше знать врага в лицо. - Говорит Гектор намекая на то, что мягкотелости и изнеженности Капитолия нужно положить хотя бы временный конец. - Если гражданские готовы к войне, мне проще защищать их. Чем объяснять каждому, кто враг, а кто друг. - Сноу одобрительно искривляет губы, как бы соглашаясь с Клериком. Но ничего не говорит, явно ожидая продолжения.
- Наша цель - пятый дистрикт. Мы нападем первого числа, после полуночи. - Гектор смотрит Сноу в глаза совершенно без всякого стеснения и заминок. Он владеет собой - в этом ни у кого не должно быть сомнений. Даже боль в груди сейчас ему удалось подчинить своей воле. - Я уже дал необходимые распоряжения на этот счет. Все войска мобилизованы и переведены в готовность. Наши солдаты будут отдохнувшими и полными сил. Враг - напротив. Ночь послужит нам союзником. - Мышцы на лице Гектора медленно появляются и исчезают, точно акульи плавники на поверхности океана. - Наша цель - взять дистрикт с наименьшими человеческими потерями как с нашей стороны, так и со стороны гражданского населения.
- Вы защищаете повстанцев? - Как будто о количестве ложек в стакан чая спросил Сноу.
- Нет, сэр, - безэмоционально, сухо и спокойно ответил Клерик, точно был готов к этому вопросу. - Но выжигать напалмом население, которое кормит Капитолий и обеспечивает всем необходимым просто неразумно. Они напуганы и растеряны. Нам лишь необходимо убедить их в ошибочности выбранной стороны.
Сноу улыбается себе куда-то в бороду, пряча глаза от Клерика. Что он думает? Что Генерал слишком наивен?.. Что он всё ещё играет черными?..
- Что ж, доверяю Вашему мастерству, генерал Клерик, - говорит Сноу, отпивая из чашки чай. - И желаю удачи. Пусть она всегда будет на Вашей стороне. - Сладко, даже приторно произносит Сноу. Сейчас он больше, чем когда-либо похож на змею. Гектор мог бы застрелить его прямо сейчас. Прямо здесь. Но он добровольно сдал своё оружие ещё при входе во дворец.
Гектор поднимается на ноги, коротко и неспешно кивая. Сноу кивает в ответ и немой монолог завершен - Гектор свободен. Получасовой беседе о стратегии, наконец, пришёл конец, и Гектор выдержал свой отчет перед Президентом.
- Гектор, - у дверей вдруг Сноу окликает Генерала. Клерик застывает, затем медленно оборачивается на Президента. - Не подскользнитесь.

Гектор чувствует, как кружится голова. Он держит кулаки сдавленными, точно бы держась за невидимые перила. Дышать становится всё труднее. Надрывные, хриплые стоны при попытках вдохнуть разрезают коридоры - будто бы кто-то задыхается. Перед глазами начинают плыть черные пятна, Гектор почти теряет управление над собой. Он врезается плечом в стену и начинает неистово кашлять, перегибаясь. В правой ладони уже оказывается черный платок, который Клерик прижимает к губам. Он черный. Не потому, что черный кафтан. Не потому, что Гектор любит черный цвет. Потому что на черном не видно крови.
Кашель рвет легкие Генерала сильнее и сильнее. Сегодня не так, как прежде. Сегодня по-особенному. Гектор кашляет кровью и пытается вдохнуть, борясь с черными пятнами перед глазами. В воспаленном мозгу вдруг совершенно отчетливо формируется одна короткая мысль - сейчас он ни в коем случае не должен встретить Старка. Он не должен видеть его таким. С другой стороны - откуда бы ему здесь взяться, вероятность крайне мала. Гектор продолжая кашлять, вдруг резко берет над собой контроль и выпрямляется, упираясь лбом в стенку. Отпускает. Он сипло втягивает воздух, вытирая платком губы. И вдруг чувствует. Почти что кожей, затылком, ощущает какие-то невидимые звуковые волны. Или... запах металла. Стали. Он коротко дышит, напрягаясь.
А потом медленно, неторопливо, степенно оборачивается...

Отредактировано Hector Cleric (Пн, 2 Май 2016 20:19)

+2

3

-... А потом она вытягивает руку и добивает своих врагом репульсорным лучом. Бах-бах. Ба-бах, - полностью увлечённый тем, что происходит на белой плоскости бумажного листа, Арктурус Старк довольно умело имитирует звуки оружия. Двухмерная Кашмира Фрайзер в его исполнении, конечно, нехило уступает по красоте настоящей, да и узнать её можно по весьма примитивным приметам вроде светлых волос, на рисунке Старка отражённых желтыми спагетти, торчащими из её головы. Впрочем, мисс Фрайзер грех жаловаться - её врагов Арчи почти не прорисовывает, а изображая выстрелы репульсорного луча, и вовсе кровожадно перечёркивает карандашом на несколько раз. Закончив с насилием в двухмерном мире, скромный изобретатель поднимает глаза на свою юную слушательницу, ожидая вердикта для своего творения.
- Она не очень-то похожа на Кашмиру, - девочка оценивающе глядит на рисунок и корчит стыдливую рожицу, словно жалея о том, что приходится говорить откровенно. Но подобные заявления всё равно огорчают Старка. Он ведь так старался.
- Обидеть художника может каждый!  Между прочим, Кашмира Фрайзер - мой хороший друг. И если я попрошу её сделать в тебе несколько лишних дырочек репульсорным лучом... - Мистер Старк! От вскрика секретаря президента Сноу дёргаются оба - и названный мистер Старк, и девочка рядом с ним.
- Мистер Старк, - уже спокойнее повторяет секретарь, неврно оправляя на себе одежду. - К сожалению, президент Сноу не сможет принять вас сегодня. У него уже назначена встреча. С генералом, - словно предугадывая допросы Старка, последнее уточнение женщина делает с крайне недовольной миной. Зато в карих глазах мгновенно загораются фейерверки.
- С генералом Клериком? - Старк аж подскакивает на ноги, переуточняя, словно ему могло послышаться. Помощница президента Сноу с той же неохотой кивает, надеясь, что этим пресечёт дальнейшие расспросы. Но Арктурус и не собирается ничего уточнять. Этой информации ему вполне достаточно.
- Генерал тоже твой друг? Арчи уже вылазит из-за стола, совершенно позабыв про своё творение и пытливого слушателя, когда последняя спешит напомнить. Старк так и замирает в странной позе, обдумывая ответ на этот вопрос.
- Ну... Можно и так сказать, - пожимая плечами, всё же отвечает Арктурус, выбираясь из-за стола. Однако когда он бросает случайный взгляд на лицо девочки, у него самого рождается вопрос, связанный с генералом. - Ты его боишься? - пряча улыбку, спрашивает капитолиец, чуть наклонившись вперёд, чтобы их откровенная беседа осталась только между ними. Блики дрожат в широко распахнутых детских глазах. Похоже, она и правда его боится.
- Хочешь, я открою тебе секрет? Почему генерал всегда такой серьёзный? Она задумывается на мгновение, но потом всё же нерешительно кивает головой. Арчи склоняется ещё ближе и заговорщически шепчет:
- Помнишь, твоя мама сделала операцию и некоторое время не могла улыбаться? Девочка шустро кивает, но ещё не совсем понимает, к чему скромный изобретатель вспомнил про её маму. - У генерала Клерика такая же проблема. Так что не надо его бояться, - Арчи усмехается и выпрямляется. - Просто вспоминай это каждый раз, когда его видишь, - на прощание они обмениваются улыбками, он оправляет на себе пиджак и удаляется.

Шарахаться по президентскому дворцу несколько часов без особых на то причин и должных разрешений почти невозможно. За исключением того случая, когда ваша фамилия - Старк. Арктурус пулей пролетает мимо миротворцев через парадные двери прочь из дворца для того, чтобы вернуться сюда примерно через час. Встречают его привычной недружелюбной миной, но выпереть его отсюда на законном основании не могут. И всё же потрёпанный внешний вид Старка, после его недавней встречи с тайным почитателем, немного греет души парням в белой форме. Значит, Бог есть. Значит, и у него кончилось терпение и он решил лично прописать по роже этому кареглазому дьяволу с наглой ухмылкой. К слову, нос до сих пор болит, несмотря на все старания доктора Роуди. Даже очки на лицо не нацепишь.
Впрочем, как раз отсутствие очков и играет Арчи на руку - он убеждает охрану президентского дворца в том, что потерял здесь контактную линзу. Некоторое время они неуклонно следуют за ползущим по шикарным коврам на четвереньках Старком, чересчур уж вжившимся в роль человека-потерявшего-линзу. Но носиться по пятам за этим безумцем людям в форме надоедает. И они лишь изредка провожают его скучающим взглядом.
Арчи, увлечённый поисками гипотетической линзы, на какой-то момент даже забывает об истинной причине своего визита, уже не на шутку расстроенный своей выдуманной потерей. Ровно до того момента, как слышит в соседнем коридоре чей-то кашель. Старк, до этого почти соприкоснувшийся лицом с ковром, который разглядывал, вытягивается в лучшей манере гончей, взявшей след. Ударяет себя по лбу и поспешно вскакивает на ноги, возвращаясь в нормальный человеческий облик. Отряхивается, оправляет на себе пиджак, глядит на себя в отражении какого-то серебряного блюда и направляется прямо на источник противного кашля. Другими словами, на не менее противного генерала Гектора Клерика.
Словно почувствовав, что уединённый интим его личного пространства нарушен, генерал оборачивается, стоит только Старку вырасти за его спиной.
- Генерал? - спрашивает Арктурус так, словно этот покер-фейс вообще можно перепутать с кем-то в этой стране. - Какая встреча! - удивляется скромный изобретатель, словно это вовсе не он несколько часов разыгрывал спектакль только для того, чтобы подловить Клерика в одном из коридоров. И подловил же!
- Простыл? - с максимальным равнодушием интересуется Старк, а внутри всё замирает. Арчи всё знает. По его просьбе Роуди даже провёл тестов чуть больше необходимого, словно страшный диагноз мог быть ошибкой. Скрывать такое от пациента было мягко говоря незаконно, но и на этом Старк настоял, пуская вход весь бесконечный запас своего природного упрямства. Поэтому Клерик ничего не знал, хотя не исключено, что подозревал. Арчи успокаивал свою совесть тем, что тупая констатация факта не спасла бы Гектору жизнь. Пусть он лучше об этом не знает. Живёт дальше и занимается своими делами. Эту проблему Старк возьмёт на себя. И, возможно, решит её раньше, чем Клерик обо всём догадается.
- У меня как раз есть отличное решение проблемы! Закрой глаза, открой рот, - Арчи и не ожидает, что генерал последует его инструкции, он просто хочет поглазеть на выражение его лица после этой фразы.
- После прыжка в окно можно было бы доверять мне чуть больше, - с наигранной обидой бурчит Старк, увлечённо ищет что-то по карманом своего пиджака, силясь спрятать улыбку. И наконец находит.
- Инновация от Старк Индастриз. За основу взяты эвкалиптовые пластинки, но химический состав лекарства куда интереснее. Избавляют от болей в горле, кашля и помогают дышать при подобных приступах. Кроме того, способствуют восстановлению слизистой, неплохо обеззараживают, а так же освежают дыхание. Ну мало ли соберёшься с кем-нибудь целоваться, - Старк игриво пожимает плечами. - Вообще Старк Индастриз не занимается фармацевтической промышленностью, но совсем недавно мы взяли под крыло одну крохотную, но ужасно перспективную компанию и теперь пожимаем плоды. По истине золотая жила. Я уже сейчас думаю - купить мне ещё парочку домов или поставить свою золотую статью в центре городе? Пластинки оставь себе, если нужно будет, я себе ещё раздобуду. Будем считать, что это подарок, - Арчи выдерживает паузу, изучая лицо генерала, а после небрежно бросает: - Скажем, на Рождество? Оно же вроде было недавно, да? Он трещит без умолку в вполне свойственной ему манере, а карие глаза жадно проходятся по генералу, пытаясь оценить его состояние. Сердце тревожно жмётся ближе к реактору. Хочется оглушить Клерика ближайшей вазой эпохи Мин и утащить на осмотр к Роуди, лишь бы тот сказал что-нибудь утешительное. Привязать к больничной койке плотными трубками капельниц и кормить с ложки всеми необходимыми лекарствами. А всех, кто заявится по генеральскую душу и всё к ней прилагающееся, с порога слать на три буквы и в ближайшие к ним окрестности. Но, увы.
- Ладно, не буду тебя задерживать. Я слышал, у тебя встреча с президентом. Бывай, - Старк небрежно похлопывает генерала по плечу, улыбается и, обогнув его, движется дальше по коридору. Разумеется, он отказался от всех планов на сегодняшний день не для того, чтобы просто передать Клерику таблетки. Нет, его истинный замысел весьма коварен. Но для начала жертва должна самостоятельно загладить наживку. И Арчи изо всех сил старался, чтобы тень от поплавка не спугнула случайно рыбу его мечты.

+2

4

Код:
<!--HTML-->
<table style="background-color: #fff"><tr><td><center>
<iframe frameborder="0" style="border:none;width:372px;height:121px;" width="300" height="100" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/152488/1608748">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/1608748/track/152488'>Strangers In The Night</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/3989'>Frank Sinatra</a> на Яндекс.Музыке</iframe>
<img src="https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/06/75/e2/0675e2a502e18833614170ec443102ae.gif" />
</center></tr></td>

Если Старк всё время трещит без умолку, то встретившись с изобретателем нос к носу Клерик начинает туго соображать. В груди ещё елозит наждак, воздух кажется обжигающим и сухим, как бы сейчас не пошла горлом кровь. Но Клерик упрямо таращится на Старка, который появился как раз тогда, когда Гектор этого меньше всего хотел.
Последняя их встреча закончилась... неясно. Гектор пролежал некоторое время в больнице после своего зимнего турне. Старк не навещал его, и тем было лучше. Потому что Гектор не хотел, чтобы кто-то был свидетелем его собственного фиаско. Его слабости. Хотя и был несколько удивлен.
И сейчас при виде Старка, Гектор отчетливо вспомнил последние свои минуты там, в снежной буре на огромной высоте, вдали от дома. Он не знал, было ли это миражем или наяву, оттого становилось чуть более неловко, чем обычно. Старк столько делал для Гектора... но он бедняк, и у него лишь грёзы. Ничем он не может расплатиться за добро, которое причинил ему невероятно неравнодушный человек.
Гектор напрягается после каждой неаккуратной фразы, сказанной Арктурусом. Но никак не относится к ним, к уровню их искренности - ни верит, ни опровергает. Он смотрит ему в лицо, смотрит за его движениями и ловкой эмоциональной игрой, несколько раскованной и вроде почти такой, как раньше. Гектор теперь видел мало людей которые улыбались. Теперь почти никого, кто в его присутствии бы обронил неловкую улыбку. Всюду были лишь слезы и боль, искренние. Спокойная же, веселая манера Арктуруса сжимала Клерику сердце - эта безмятежность не была достойна военного положения в стране, изобретатель как всегда шагал прямо в противоположную сторону толпе, не готовый к грядущим событиям абсолютно. Точно беззаботный турист, бодро шагающий собирать ракушки на пляже с надувной уткой вкруг пояса, не замечающий (причем упрямо не замечающий), что на горизонте стоит стеной волна цунами.
С одинаковым, не меняющимся, пусть и несколько смягчившимся, выражением лица Гектор смотрел на Старка, будто разговаривал с ним ментально, на другой волне. Вот так, случайная встреча. Что, если последняя? Завтрашняя ночь продолжит ломать. С Кашмирой он уже простился, когда же он, наконец, решится проститься - уже навсегда - и с изобретателем? "Завтра война, Арктурус..." - думал Клерик, "уходи отсюда," - не приказом, просьбой звучали в голове слова, но он знал, что Старк никогда не послушает его. И сам не мог представить этого. Потому молчаливо взял из рук пластину с таблетками, разглядывая её как ребенок.
Клерик думал о том прыжке за ним в окно. Ведь костюм был не испытан до конца - Старк сам говорил об этом на собрании, а что, если бы они разбились оба? Да, чёрт возьми, они бы совершенно точно оба разбились, здесь нечего и думать. На что надеялся Старк, беря разбег, ощущая поток ледяного воздуха в лицо?.. Крупные мурашки пробирают Гектора от основания спины до самого затылка. Он вспоминает своё свободное падение вниз. Брови сдвигаются к переносице, под кафтаном точно задувает горячий воздух, Гектору становится жарко, он инстинктивно расстегивает один крючок на узком вороте своего пиджака. Арктурус уже прощается, а Гектор до сих пор не сказал ни слова, только как немой водил глазами по болтливому собеседнику.
Пусть на сегодня он, Старк, говорит ему правду. Пусть в это сегодня Гектор, махнув рукой, поверит.
- Была. - Тихо произносит Гектор, когда луна прорезается через облака и освещает пол под его ногами. Освещение коридора достаточно яркое, но за этот настоящий свет, робко и беспомощно борющийся с электричеством, отчего-то зацепляется взгляд Гектора. Прежде, чем он поворачивается вслед Старку, который уже почти-почти скрылся - слишком долго Гектор тянул. К горлу подкатывает кашель, но Клерик сглатывает его насильно. Интересно, Старк обратит внимание на изменение в его, Гектора, голосе?..
- Была встреча, Арктурус, - Гектор, наконец, поворачивается всем корпусом вслед уходящему. В одной руке он всё ещё сжимает таблетки, как будто не знает, куда их положить. Клерик делает мягкие шаги прямо по ковру по направлению к Старку, догоняя его. Он идет неторопливо, как будто несет в себе чашу, полную до краев. Он опускает взгляд, предпочитая не смотреть изобретателю в глаза и не думать о том, с какой целью он всё-таки его окликнул.
Оказавшись рядом, он все-таки осознанно смотрит Старку в глаза. Когда Старк шутил и ёрничал - всё было в порядке. Когда он был испуган или серьезен - смотреть ему в глаза становилось абсолютно невозможно. Поэтому Гектор напрягает желваки и отводит взгляд в сторону - в дальний угол. Как сказать человеку что-то важное, если ты всю жизнь изъясняешься короткими и сухими фразами, в 90% случаев обозначающими приказ?..
- Разбил нос? - Буквально выдавливает из себя Гектор вместо того, чтобы сказать, что знает, что это Старк вытащил его, умирающего, из ледяной пустыни. И волнительный кашель грозит настигнуть. В кулаке угрожающе поскрипывает пластина с таблетками.

+2

5

Арктурус останавливается почти у самых дверей, позволяя генералу Армии Панема сократить образовавшееся между ними расстояние. Честно признаться, он уже думал, что Гектор позволит ему уйти, не сказав при этом ни слова. Но еле слышный, незнакомый, почти чужой голос нарушает тишину коридора, просит его остановиться. И Арктурус внемлет этой просьбе. Он останавливается почти у самых дверей и всем корпусом разворачивается, заинтересованно выгнув бровь. Карие глаза внимательно следят за каждым шагом приближающегося генерала, а сердце бьётся, почему-то, учащённо.
- Отлично, - с энтузиазмом комментирует Старк, хотя Клерик выдаёт ему самый минимум информации о прошедшей встрече. Но зная немногословность, присущую генералу, Арчи, как обычно, довольствуется малым. - Мне тоже необходимо увидеться с ним тет-а-тет. Не сегодня, дак возможно завтра, - капитолиец равнодушно пожимает плечами. - Костюм почти готов. Провожу последние тесты. И можно будет проверить его на поле боя, - силясь, чтобы всё его самодовольство за проделанную работу не отразилось в голосе, Арчи начинает раскачиваться на носках, засунув руки в карманы брюк, а генерал тем временем оказывается совсем близко. Если дети любят игру "гляделки", то Старк и Клерик предпочитают прямо противоположную ей версию, где, согласно негласным правилам данной игры, соперники ни в коем случае не должны глядеть друг другу в глаза. Поэтому когда взгляд голубых радужек скользит по его лицу, Арчи с интересом рассматривает фикус в ближайшем к нему горшке с незамысловатой греческой росписью.
- Могло быть и хуже, - сглатывая, сухо отзывается Старк на вопрос о его травме. То же самое он сказал в тот вечер Роуди, когда нашедший его друг несколько раз требовательно спросил о том, что произошло. Но Арктурус лишь адресовал ему разбитый, загнанный взгляд, и Джеймс понял, что ответа на свой вопрос не получит. Возможно, скромный изобретатель и мог претендовать на титул самого болтливого человека Панема, но когда Арктурус Старк не хотел чем-то делиться, выбить правду из него было практически нереально. Об этом же свидетельствовало его длительное заключение на Острове.
Старк несколько раз моргает, всё так же завороженно глядя на фикус. Из обшарпанного коридора с плохим освещением назад в реальность его возвращает странный звук. Арчи поднимает взгляд, выглядит немного растерянным, потому что на мгновение выпал из этой реальности. Но находит источник странного шума - противно скрипит в руках генерала пластинка с таблетками. Старк закатывает глаза и выхватывает пластинку обратно.
- Гектор, лекарство не работает, если ты его не принимаешь, - голосом матери, уставшей от своего слишком проблемного сына, поучает Старк. Он ловко выдавливает пару таблеток себе на ладонь, после чего заискивающе глядит на генерала: - Или ты добровольно возьмёшь это в рот, или я зажму тебе нос, в итоге мы подерёмся, а судя по тому, что в физической подготовке я тебе уступаю, сломан у меня будет не только нос, - на полном серьёзе угрожает Старк. И судя по всему, угроза действует.
- Не могу уже смотреть, как ты сдерживаешь этот кашель. У тебя глаза скоро на лоб вылезут, - угрюмо бурчит скромный изобретатель, впрочем довольный хотя бы тем, что лекарство Гектор всё же принял. Арктурус делает шаг ближе, сокращая расстояния до неприличного, но лишь за тем, чтобы засунуть таблетки в карман генеральского кафтана. А то в скором времени Старк будет ползать по президентским коврам в поисках этих пластинок, если Клерик и дальше будет упрямо игнорировать существование карманов в своей одежде.
- Подвиг в мирное время хуже преступления, генерал, - запрокинув голову, Старк улыбается, тыкает генерала где-то в районе напряжённого пресса и отступает на шаг назад. Напряжение, скопившееся в под диафрагмой, медленно растворяется как шипучая таблетка в стакане воды.
- Знаешь, если ты уже свободен, ты бы мог меня подвезти, - помолчав с минуту, предлагает Старк, вытаскивая из кармана пиджака связку автомобильных ключей и заманчиво потряхивая ими прямо перед генеральским лицом. - Я отпустил своего водителя, потому что не знал, насколько задержусь, и хотел прогуляться до дома. Но мне надо в ещё одно место. Что скажешь? - с надеждой в карих глазах Арчи виновато улыбается, вновь принимаясь раскачиваться на носках.

+1

6

Код:
<!--HTML-->
<style type="text/css"> 
.ankl {       font-family: century gothic;
    text-transform: uppercase;
    font-size: 9px;
    color: #F5F5F5;
    text-shadow: 3px 2px 1px rgb(187, 19, 24);
    letter-spacing: 2px;
    text-align: center; }
 </style>

<table style="background-color: #000"><tr><td><center>
<iframe frameborder="0" style="border:none;width:500px;height:100px;" width="500" height="100" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/63830/478721/black">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/478721/track/63830'>Tangled</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/26046'>Maroon 5</a> на Яндекс.Музыке</iframe>
<img src="https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/cd/48/46/cd4846072312309d8bfe63945ba58729.gif" />
</center></tr></td><tr><td><div class="ankl">
And I've done you so wrong</br>
Treated you bad</br>
Strung you along</br>
Oh shame on myself</br>
I don't know how I got so tangled
</div>
</td></tr></table>

Гектор ежедневно видит своё отражение в зеркале. С каждым днём собственное лиц кажется ему менее выразительным, менее красивым. Больше слабым, уставшим и... стареющим. Но Гектор ничего не может поделать с этим. Его лицо лишь отражение всего того, что в действительности происходит сейчас внутри него.
Давайте подведем короткий итог тому, что на сегодня из себя представляет Генерал Гектор Клерик.
После того, как мужчина переметнулся на сторону Капитолия, он держал себя в ежёвых рукавицах ещё больше, чем прежде. Да, персональный диктатор в голове Клерика сгинул после того, как погиб Старк. После того, как его понизили в должности, после того, как он потерял ту команду, в которую больше всего верил и которой больше всего доверял. Он бросил тренировки, бросил себя, бросил всё, что знал и умел. Ради чего жить - думал Клерик, когда те, кто шёл рука об руку отвернулись, а тот, кто и не прочь был протянуть свою - умер.
Гектор превратился в тень, стал невидимым - и неважно, что всегда таковым был. Его постамент пошатнулся, вдоль по ноге к самому сердцу пошла трещина.
Но Гектор не был бы собой, если бы за долгие десять дней не смог обрести силы. Он понял кое-что важное, понял, что должен теперь делать. Он почувствовал, впустил в своё сердце эмоции. И они стали диктовать свои правила.
Таким образом Гектор сменил одно противостояние на другое, одну гражданскую войну - на другую. Сплошной парадокс: эмоции разрывают тебя, питают тебя, но их непрерывно нужно сдерживать, укрощать... что же тогда для Гектора изменилось? Кое-что...
Пафос, огни, разврат, золото, изыски. Гектор пил Капитолий медленно и аккуратно. Он знал, что он - мышь под колпаком, куда в любую минуту могут пустить нейролептический газ, как в свое время это сделал Старк (этого, кстати, Гектор до сих пор не простил изобретателю). Сноу следил во все глаза, Сноу ждал, когда же Гектор оступится. И он оступился, неосторожно и, возможно, преднамеренно. Сперва он нашёл мать своей жены, проявив своё сожаление, извинившись. Потом поддался роскошному подарку - Роксане, распробовав её как следует. После Старк и Кашмира. Это было труднее всего. Выживший изобретатель и несломленная после предательства победительница на той же стороне доски, что и он. Сейчас, смотря на Старка, Гектор понимал, что где-то именно с этого дня, с ужина у Сноу, он и потерял счет времени. Происходили какие-то события (например, ещё один визит Роксаны - его он помнил хорошо), мелькал Кейн, но всё было подернуто тусклой дымкой... Нет, был ещё одна веха. За которую он мог уцепиться, точно тонущий за соломинку. Плечи ещё помнили тяжесть женских рук, и отчаянно вжавшееся в грудь тело, точно пытающееся его, Гектора, защитить. Кашмира, конечно.
Эти двое, Старк и Фрайзер, старательно, точно сговорившись, ломали Клерику всю выстроенную систему защиты от лишних эмоций. Когда всё существо должно было быть сконцентрировано на деятельности головного мозга, Клерика то в одну, то в другую сторону рвали на части победительница и ученый, заставляя чувствовать, чувствовать, чувствовать. Это путало все карты, но вычеркнуть обоих из своей жизни пытаться было уже слишком поздно, их имена въелись чернилами в мясо, в кости.
Кашмира сказала, что любит его. И Старк - Гектор был уверен - тоже любит его (не так как Кашмира), пусть и не говорит об этом. По-своему, конечно, как никто другой не умеет, но тем не менее он точно не равнодушен, он переживает, он спасает его каждый раз, будто бы самому есть до этого дело.
Гектор же не любил ни одного из них. Любить он не умел. Но никто не мешал придумать этому чувству новое имя.
Последнее, что было сейчас важно - война. Война в пятом дистрикте должна была начаться со дня на день, и от этого сердце Генерала колотилось чаще, чем у молодоженов в первую брачную ночь. Вечная жена Клерика - война - готовила для него свою белую фату, сменив на неё черную.

Гектор опустил взгляд на протянутые таблетки. Изнутри обжигающая дыхательные пути лава уже подбиралась к самому рту. Некоторое время он одаривал взглядом два леденца, затем поднял взгляд на Старка - и только после этого медленно стянул черную перчатку с правой руки - потянув за каждый палец в отдельности - и взял с ладони изобретателя пастилки. Чаши весов качались из одной стороны в другую, но Гектор вроде как решил, что пока что можно пойти на поводу у ученого. В конце концов, весьма глупо спасать несколько раз его, Гектора, жизнь, чтобы потом отравить пастилками. Злобно двинув челюстями, Клерик отправил в рот две таблетки и принялся их рассасывать как ребенок.
- Подвиг в мирное время хуже преступления, генерал, - Старк подходит несколько ближе, засовывая палетку в карман, за что едва не получает крепкий захват на собственном запястье. Но Гектор немного приучился разбираться, когда Старк шутит, а когда кто-то, нарушающий его личное пространство - не Старк. Гектор только сглатывает накопившуюся от конфет слюну и опустив голову смотрит на Старка.
Гектору нравится разглядывать людей вблизи, порой детали, которых не видно издали, раскрывают всё самое важное и интересное о человеке. А Клерик очень любил детали - ведь весь дьявол был как обычно в них.
Смуглая несколько кожа, синие, как будто нарисованные карандашом, вены на висках и под глазами. Царапины, синяки на лице. Ресницы короткие, черные и густые - совсем не мужские, думается - обрамляют белые яблоки глаз, подернутые красной капиллярной сеткой. Поперечная полоса на носу видна Гектору недостаточно хорошо, поэтому когда Старк отходит от Клерика, Гектор слегка щурится, пытаясь разглядеть именно её, тем самым отодвигая слова Арктуруса в сознании на второй план.
Он без всякого видимого стеснения возвращает Старку его упущенный шаг, и берет захватом правой ладони изобретателя за челюсть и основание шеи у подбородка. Чуть резче, чем стоило бы, он заставляет Старка запрокинуть голову, подставляясь дорожке света близвисящего канделябра.
Полминуты Гектор придирчиво осматривал лицо Старка, наконец отпустив и внимательно поймав взгляд двух идеальных радужек карего цвета, открытых Генералу навстречу.
- Тебя били, Арктурус, - он будто только сейчас вспоминает про вторую часть речи Старка и переводит взгляд на ключи в руке мужчины. Соблазнительно. Крайне. Он медленно надевает перчатку обратно на ладонь. - К чему быть изобретателем высокотехнологичных костюмов, если любой дурак в состоянии набить в подворотни тебе морду, - Гектор переводит взгляд с ключей на Старка и в его взгляде проскальзывает что-то похожее на добрую иронию и усмешку. Совсем-совсем отдаленно. Он делает шаг прочь, и лишь поравнявшись со Старком, вырывает у него из ладони ключи.

Гектор не знал ничего из того, какие физические травмы пережил Старк за то время, что он отсутствовал в его жизни. Потому разбитое лицо казалось Клерику унижением для мужчины. С другой стороны Старк было всего лишь ученым, а не солдатом, и защищать себя был не обязан. С третьей, опять же, стороны - он всё-таки был мужчиной. А вообще - это было сугубо Старка дело, и вмешиваться в этой Клерику было неправильно.
Приглушенный сигнал оповестил Клерика о том, где припаркована машина Старка. На последнего, рассекая холодный воздух, Гектор взглянул с опаской, адресовав в сторону Аркутурса скользящий взгляд. Одной морозной ночью Гектор уже водил чужую машину. И странные параллели встретили в голове Гектора стену непонимания.
Он открыл дверь и сел внутрь на водительское сиденье, резко снимая перчатки и кладя их в углубление удлиненной приборной доски справа от себя.
Это был легендарный Авендатор, уникальная реконструкция прошлого тысячелетия. Гектор слышал о ней кое-что, но не догадывался, кто именно владелец этого уникума, который руками собрали умельцы Капитолия так, чтобы он идеально совпадал с копией ушедших лет, но был начинен всякой всячиной (мог и поесть приготовить, и погладить белье, и сказку на ночь рассказать). Гектор на несколько мгновений забылся, стоило ему положить обнаженные ладони на удельной формы руль. Он медленно скользнул сомкнутыми ладонями вниз, чуть крепче сжимая пальцы. Всё ещё не замечая, что в груди стало легче от проходящего кашля, Клерик бросил нервный взгляд на Старка и воткнул ключ в замок зажигания, выжимая сцепление. Несколько механичных движений - мужчина поправляет стекло заднего вида  с учетом своего роста, коротко регулирует спинку (более вертикально), стекла бокового вида с помощью датчиков, после чего вспоминает какой из датчиков за что отвечал в машине Роксаны. Найдя, наконец, нужную кнопку, выпускающую на волю рычаг переключения коробки передач, Гектор переключается на первую, резко отводя локоть назад, и отпускает плавно педаль, позволяя машине катиться на дорогу.
Да, такой метод вождения в столице едва ли часто использовался. Но Гектор предпочитал контролировать ситуацию сам.
Он выворачивает руль, съезжая со стоянки, и выезжает на главную магистраль, контролируя ситуацию точно сокол, выискивающий в поле бегущую мышь.
- Говори, куда нужно ехать. - Командует холодно Гектор, стараясь не думать о том, что едва ли холодность уместна Генералам, опустившимся до извозчиков.

+4

7

What if I fell to the floor,
Couldn't take this anymore?
What would you do, do, do?

Прикосновения. К ним он ещё не успел привыкнуть. Но одно дело, когда он сам трогает кого-то или же позволяет кому-то дотронуться до себя. И совсем другое - когда его вот так грубо, по-хозяйски, не спросив разрешения и не предупредив, хватают за челюсть. Тело Старка протестующе напрягается, мгновенно реагируя на вторжение извне. Он плотно, до напряжённой дрожи, прикрывает веки, крепко сжимает челюсти, а как только чужая рука против его воли вздёргивает его голову за подбородок, пальцы с силой обхватывают вражеское запястье. Рябь ещё раз проходится по плотном сжатым векам перед тем, как он, наконец, открывает глаза. И карие глаза смотрят отчуждённо, почти враждебно, с вызовом и немым укором. Арктурус всё ещё крепко сжимает руку, пальцы которой не отпускают его подбородок. Наконец, хватка слабеет в одно мгновение, и высвобожденный Старк мотает головой, отступая на шаг назад - прочь от генерала и света, под которым его так внимательно рассматривали.
В какой-то мере Арктурус даже благодарен Эрику Ланнистеру за встречу - тот освежил в его памяти урок, который скромный изобретатель посмел забыть. Нельзя расслабляться. Нельзя терять бдительность. Нельзя забывать о том, что может последовать за прикосновениями. Наученный жизнью Арктурус знает: затягиваются царапины, проходят синяки, срастаются сломанные кости, но что-то изувеченное, переломанное, наспех собранное абстрактное меж ребер и легких всё продолжает ныть хронической болью.
- Это не твоё дело, Клерик, - враждебно огрызается Старк, натыкаясь спиной на стену. Идея попросить генерала подвезти его кажется теперь просто отвратительной, и Арчи готов от неё отказаться, но только он открывает рот, как тяжесть автомобильных ключей покидает его ладонь. Клерик со свойственной ему грацией проскальзывает в двери вперёд него. Арктурус смотрит ему вслед, снова крепко сжав челюсти, и с некоторым запозданием тоже срывается с места.
Пожалуй, Старк слишком уж психованно плюхается на пассажирское сидение, но благо Гектор слишком занят любованием машиной, чтобы это заметить. Дверца изящно закрывается. Старк пристёгивается, нервно сглатывая. Ладонь привычно ложится на дверную ручку, пальцы судорожно сжимаются. Арктурус знает, что при аварии это его не спасёт, но от этого своеобразного обряда ему спокойно. Когда Гектор выезжает с парковки, Старк смотрит только в боковое окно рядом с собой. И поворачивается лишь, когда водитель осведомляется у него о месте назначения. Не глядя на Клерика, Арктурус тянется к навигатору, вопреки привычки используя не голосовое управление, а упрямо тыкая по сенсорному экрану. Через минуту навигатор возвращается на место, готовый указывать путь, а Старк снова отворачивается к окну.
Едва только автомобиль тормозит в нужном районе, дверца пассажирского сидения взмывает верх. Арктурус торопится покинуть транспортное средство, словно оно охвачено огнём. Однако, увы, ускользнуть молча нельзя.
- Можешь бросить автомобиль у президентского дворца. С днём рождения, Гектор, - несвязной нелогичной скороговоркой бросает Старк. Автомобиль складывает поднятое крыло, от холода Арктурус вжимает голову в плечи, удаляясь прочь по идеально вычищенному асфальту.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 30.12.3013. Capitol. По тонкому льду.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC