Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 8.12.3013, Capitol, I can't believe my heart


8.12.3013, Capitol, I can't believe my heart

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

Только не надо... Иллюзии - это яд.
Вредно мечтать - такое бывает тоже.
Просто есть люди, готовые все отдать
тем, кто такой подарок принять не может.

Передав слово Рэйгану, Кашмира с облегчением налегает на куриные рулеты, но к разговору прислушиваться не перестаёт. Поначалу опасается, что Лерман может сказать что-то не то. Но мужчина ведёт себя на удивление похвально. Речь вполне нейтральна, а слова дышат такой уверенностью, что Фрайзер сама бы в них поверила, не показывай ей Сноу парой дней ранее на примере бокала шаткое положение Капитолия. Мама, кажется, успокаивается. Кашмира через стол посылает Рэйгану быструю улыбку:

-А мы придумали имя котёнку. Тама. Это девочка - у неё не было времени отреагировать на рассказанную Лерманом легенду, но имя и история котёнку вполне подходили. Интриговал и образ гейши. Если Тама - храбрый зверёк из легенды, то сама Кашмира, получается, гейша? Умная и прекрасная? В пору бы порадоваться комплименту, но взгляд Фрайзер вдруг становится отсутствующим и в синих глазах словно проходит тень. "Ты умная и красивая женщина. Многие мужчины отдали бы свою честь за то, чтобы быть с тобой рядом и обладать тобой" звучит в мыслях размеренный холодный голос, вызывая желание вскочить из-за стола и броситься прочь. Но суть этой пытки в том, что убежать от неё невозможно и некуда. Никто не может отказаться от своих воспоминаний. Единственное, что возможно - не повторять ошибок. Не искать за словами нечто такое, чего там нет, но что тебе хотелось бы увидеть... Про еду девушка вновь забывает и поглаживания, которыми она проходится по шерсти Тамы, становятся более нервными.

-Ваши бы слова... Хочу снова увидеть детей вместе. Рэйган, у вас есть братья или сёстры? - спрашивает Эмбер, ловко управляясь с ножом и вилкой и превращая свой рулет в ломтики. Мясо сегодня удалось - сочное, мягкое. Само застолье тоже не может не радовать. Улыбнувшись гостю, женщина с заговорщическим видом добавляет:
-Кашмира и Блеск с детства были неразлучны. Мы сначала не хотели отдавать её в академию, думали приставить к ювелирному делу. Но оказалось, что они не могут обучаться по отдельности. Кашмира закатывала истерики, даже если брата просто выносили из детской - Эмбер уже готовится к очередному протесту со стороны дочери, не очень-то любящей рассказы о своём детстве, но та сидит тихо, уставившись в одну точку:
-Милая? Всё хорошо?

Голос матери возвращает сознание девушки из тренировочного зала в Тринадцатом назад за стол. Кашмира встряхивает волосами, словно очнувшись от сна, и несколько невпопад отвечает:
-Я оставлю Таму у вас? Чтобы ей не приходилось подолгу быть одной. Да и вам будет веселее - это была последняя мысль перед тем, как слова Рэйгана заставили провести очередную треклятую параллель. Кажется, мама спросила о чем-то ещё...
-Всё очень вкусно. Тебе нужна была помощь с пирогом, да? Я займусь - Кашмира передаёт матери сонного котёнка, поднимается из-за стола и идёт в кухню. Вроде бы в тесто кладут яйца, муку, масло... Яблоки уже нарезаны. Разберётся. Маминого запаса историй хватит, чтобы позволить ей немного прийти в себя.

-Она что, сама пошла готовить? - обеспокоенно спрашивает Эмбер у Гелиодора и в голосе женщины сквозят настороженность пополам с удивлением. Кашмира в кухне открывает первый подвернувшийся под руку шкафчик, к собственной радости обнаружив там бутылку вина. Точный удар ножа вбивает пробку почти до дна - опершись спиной о стол, девушка наливает вино в ближайшую кружку и делает глоток. Всё из-за недавнего ужина Сноу. Воспоминания померкнут и она снова успокоится... Наверное. Встреча с семьёй действительно радует Кашмиру, но всплывающие в мыслях образы мешают находиться в стабильном состоянии, будто яд, циркулирующий по венам. С какой там стороны подойти к этому дурацкому пирогу?

+1

22

Рэйган немного смущается, отводя взгляд в сторону, словно снимая слепок с настроения Кашмиры, с противоположной части стола. Девушка не выглядит грустной, глаза по прежнему, если не светятся, то точно поблескивают от радости обретение семьи, пусть даже на короткий миг - это великое счастье для ребёнка, практически каждый человек готов отдать всё что у него есть, что б вновь оказаться рядом с родными людьми, если судьба-злодейка разбросала их по разным сторонам. Тем лучше, но тем труднее осознание, что для для кого то, сколько он ни готов был бы отдать это ничего не изменит. Мужчина хмурится, но лишь мгновение. Его история была наполовину стёрта.

-  К сожалению, нет миссис Фрайзер, я единственный ребёнок в семье. Родители... в общем не смогли более иметь детей, но я всё же надеюсь, что меня им вполне хватало.

История о детстве близнецов заинтриговала его, и Рэйган всё более оживлённо включается в беседу, потускнелый было взгляд вновь наполняется живыми искрами, еда во рту помогает мозгу отвлечься, получается даже несколько раз передать Гелиодору соль, не сжимая её в руках, точно последнюю надежду.

-  Чудесное имя, дочка. Вместе придумали? А помнишь, милая, как их первый раз поставили спарринг?

Подмигивает, отвлекаясь от тарелки, посылая жене полный благодарности взгляд, обед и правда был потрясающий, Рэйган уже подумывал взять у Эмбер рецепт, после чего отодвигает тарелку чуть в сторону, явно готовясь продолжить начатое.

-  В тот день Кашмира вернулась домой верхом на Блеске, громко и в подробностях рассказывая, как получилось уложить брата на лопатки. А ведь он уже тогда здоровый, как гора был, она его какой то хитростью взяла, не то под руку скользнула, не то с ног сбила, уже и не припомню. Блеск конечно долго утверждал, что просто поддался, из солидарности, но по его взгляду я сразу понял, провела его плутовка.

Слишком много в этот день они узнавали по глазам. Добродушно смеясь над детской историей, Рэйган краешком глаза заметил, как в одно мгновение взгляд Кашмиры похолодел, словно через её тело пропустили заряд жидкого азота, а после, под аккомпанемент всеобщего недоумения, прежде всего мамы, справедливо опасающийся за свою кухню, покинула стол, якобы помочь с пирогом. Седалищным нервом чувствуя надвигающуюся бурю, Рэйган решает, что двум смертям в его жизни точно не бывать, а коль уж одной не миновать...

-  Не переживайте, я помогу.

Уже у входа услышав звон бокала, мужчина делает предположение, что некие слова вызвали у Кашмиры болезненные воспоминания и теперь она активно заглушает их самым известным способом не только в напыщенном Капитолии, но и самом последнем закоулке любого дистрикта.

-  Ты когда-нибудь имела дело с готовкой выпечки? Если нет, позволь помочь, ибо кое какой опыт я всё же имею.

+1

23

Вкуса вина Кашмира практически не ощущает, но оно кажется довольно крепким, потому что сразу вслед за большим глотком приходит чувство слегка качнувшегося фокуса. Отлично. Из гостиной слышно, как переговариваются родители, однако переговариваются они уже без гостя, потому что Лерман как раз входит в кухню. Сделав ещё глоток из кружки, девушка довольно резко отвечает:
-Жалеешь победителей, котят купаешь, ещё и готовишь. В каком пиджаке нимб оставил? - словно не было между ними момента краткого потепления.

Впрочем, стыд почти тут же приходит на смену раздражению. Рэйган вовсе не обязан был устраивать сегодняшнюю поездку и мог бы просто отмахнуться от проблем поехавшей крышей девицы, как это делали все... Он действительно старался быть милым. И не виноват, что его слова напомнили ей Гектора. Кашмира вовсе не считает себя глупой дурнушкой, не думает, что Рэйган пытался накормить её ложными комплиментами. Но некоторые раны затягиваются очень долго. Особенно, если с них то и дело сдирают корку. Девушка тяжело вздыхает, запуская в волосы пятерню и растрепав уложенные Марсом локоны:

-Извини. Не принимай на свой счет. Я просто... Вроде бы здесь, а ещё через секунду - там. Там, где совсем не хотела бы быть - она сама не знает, правда ли это. Может, в глубине души Кашмира хочет вернуться в какой-то из раздражающих её прошедших моментов. В первую встречу с Клериком, когда она обрабатывала его раны виски? В тренировочный зал, когда он говорил с ней, как с равной? Когда был честен... Если, конечно, был. А не нарабатывал фундамент для готовящегося предательства. В этом-то и проблема. Никогда не знаешь наверняка.

-Хочешь? - спрашивает Кашмира, указывая подбородком на бутылку вина. Рэйган что, правда умеет готовить? Или это был предлог, чтобы пойти за ней? Лучше бы остался слушать мамины рассказы. Потому что Кашмира не уверена, что девочка из историй Эмбер по-прежнему имеет к ней какое-то отношение:
-У тебя бывало такое, что ты не можешь отпустить ситуацию, которая причиняет тебе боль? Всё вокруг напоминает о ней и начинаешь теряться. Совпадения это или ты сам хватаешься за неё, боясь отпустить - где-то Фрайзер слышала, что люди держатся за боль, когда кроме неё у них ничего не остаётся. Но в гостиной сидят её родители, любящие и принимающие свою дочь любой. Кашмира по-прежнему любит их и печется об их благополучии. Брат всё ещё может вернуться в Капитолий, Сноу не тронет его, пока она выполняет своё обещание. Что тогда заставляет её снова и снова ходить по этому кругу до такой степени, что уже и глаза закрывать страшно... Третий глоток. Опершись ладонями о стол, девушка прыжком садится на столешницу:
-Неважно. У меня недавно было сотрясение мозга и я до сих пор несу чушь. А с пирогом могу справиться только в его готовом виде - чуть успокоившаяся под действием вина, Кашмира смотрит на Рэйгана. Он по-прежнему в майке, с расцарапанными Тамой руками, и его день наверняка мог бы пройти гораздо лучше. Но почему-то он здесь. А у неё с плеча опять сполз свитер.

+1

24

Любимый друг не умирает. Лишь рядом быть перестаёт
Одну резкую фразу Рэйган вполне способен пропустить мимо себя и даже через себя, особенно если сказана она в порыве наплывших воспоминаний, не самым приятным штрихом перечеркнувшие жизнь. Даже интересно становится, что же такого могло произойти в жизни девушки, что каждое неосторожное слово вызывает внутри похолодание, до минусовых температур эмоционального потока? Да что угодно, учитывая в каких условиях приходилось этой самой девушке сосуществовать на территории наиболее вероятного противника. Да хоть в родном дистрикте, ситуация везде стабильно тяжелая.
На прямую Рэйган конечно же не спросит, чувство такта забивает любой, даже самый смелый порыв, однако внутри он всегда способен логически порассуждать, тем более готовка не раз способствовала его активной мозговой деятельности.

-  Ничего страшного, я понимаю, бывают в жизни такие моменты, когда выдержка отказывает нам. Я мог бы предложить тебе выговорится, не мне, тому, кому ты по настоящему доверяешь, кому можешь открыться, станет легче. Но, кажется это пока не то, что тебе может помочь, это не то чего ты хочешь.

О чём жалеет женщина? О любви! Старая старая сказка, она безнадёжна стара, как этот мир, как те самые свитки, на которых древние легенды словно оживают, окрыляя своими историями, или же наоборот, безнадёжно разбивая последнюю хрупкую надежду, навсегда оставляя нас блуждать в темноте всеобщего безразличия.
Рэйган проходит в глубь кухни, берёт с кухонного стола формочку для торта, пакет с мукой, пару яиц, сахар и начинает замешивать тесто. От вина, он отказывается лёгким кивком головы, в глубине души надеясь, что Кашмира ограничится за вечер только одним бокалом.

-  Мало, что в этой жизни по настоящему причиняло мне боль.

Мужчина неопределённо пожимает плечами, в то время, как его руки, ловко орудуют с тестом, словно перед ним не бесформенный комок замешанной клейкой муки, а какая-нибудь телекамера, однако уже через несколько мгновений, пшеничный куль обретает форму.

-  Я отношусь к своей жизни с философской точки зрения. Многое не принимаю близко к сердцу, стараюсь взглянуть под другим углом, но... Да, было в моей жизни, кое что, что сколь бы сильно я не старался - забыть никак не выходит.

Руки на секунду замирают над готовой массой, затем перекладывают её в форму и только когда Рэйган принимается нарезать яблоки, скорее просто для того, что бы чем то занять руки, он продолжает свой рассказ, Кашмира всё это время терпеливо выжидает.

-  Мой отец умер от неоперабельной опухоли мозга. Сколько мы не старались, но шансы на выживания у него таяли с каждым месяцем. В конце концов его боли стали слишком невыносимыми и ему провели эвтаназию. Он бы мог прожить ещё пол года, но, даже не боль, потеря разума, привела его к такому эгоистичному решению. Он даже не дал с ним попрощаться, наверно понял, что я не смогу этого допустить.

Твёрдый, словно гранит голос вещает историю, а руки тем временем окончательно заполнили форму, отправляя в духовку, точно сошедший с картинки пирог. Кажется, Рэйган так и не успел заметить когда успел разделаться с ним. Болезненные воспоминания осколками врезаются в череп, продавливая его своды, но не смертельно, а словно стараясь уколоть по-больнее, продлить агонию до бесконечности, сводя с ума, свербя, точно надоедливый шуруп.

-  Я хотел бы отпустить это, но не могу. Быть может, у меня никогда не было сотрясений.

Пальцы инстинктивно поправляют съехавший свитер Кашмиры, несколько раз скользнув по гладкой кожи.

+1

25

Предложение выговориться лишь вызывает у Кашмиры раздраженную усмешку. Тому, кому она по-настоящему доверяет... И правда. Кому, например? Брату, которому она не нужна? Или мужчине, который продал её на убой ради генеральских погон и более удобного кресла? Может, родителям? Которым и так хватает проблем по её милости. Есть ещё лучший друг. Тот после её попытки выговориться шагнул из окна (спасибо первого этажа) и меньше всего в озвученной истории был озабочен тем, что пришлось пережить Кашмире. Нет, спасибо. Подальше положишь - поближе возьмешь.

Чего Кашмира по-настоящему хочет - так это стереть себе какую-то часть памяти. Увы, Капитолий на сей случай пока располагает лишь ядом ос, что не является достаточно вдохновляющей альтернативой. Поэтому приходится идти проверенной временем тропой... Украшенной указателем "In vino veritas". Кружка с очередным глотком пустеет уже на две трети. Фрайзер сидит на столе, наблюдая за тем, как руки Рэйгана удивительно ловко управляются с тестом. Да, непохоже, чтобы он готовил впервые. Неужели у него нет прислуги? Или ему нравится готовка? Набор ингредиентов в миске превращается в тесто, оно, в свою очередь, из бесформенной массы распластывается в форме в основу для пирога. Девушка молча слушает откровения Лермана.

Значит, он потерял отца... Преследуемая неотступным страхом потерять близких, Кашмира может понять, что это значит. В голосе Рэйгана звучит горечь - скитаясь в статусе игрушки по капитолийским домам, Фрайзер привыкла видеть совсем другие столичные семьи. Семьи, где всем плевать друг на друга, где отношения строятся прежде всего на материальном базисе, а родители едва знают своих детей и наоборот... Может, оно вполне объяснимо. Людям, выросшим и воспитанным в нормальной (странное для этого города слово) атмосфере не придёт в голову покупать себе живые игрушки. Привыкшей отталкивать от себя Капитолий, Кашмире трудно даже допускать мысль, что здесь могут существовать иные люди. Но Рэйган стоит перед ней - мужчина, пожалевший и выкупавший котёнка, нарезающий яблоки для пирога, не боящийся запачкать руки в муке и сменить дорогой костюм на чью-то непафосную майку.

-Мне очень жаль - тихо откликается девушка. Боль, причиняемую ощущением неспособности изменить что-либо, она тоже знает. Перекрывающее кислород давящее, тёмное ощущение... А кто-то не испытывает его, даже убив жену. Что уж говорить о предательстве случайной сумасшедшей девицы:
-Возможно, твой отец хотел, чтобы ты запомнил его здоровым и сильным. Каждый сам волен выбирать, как ему уйти. Понять и уважить его выбор - единственное, что ты мог здесь сделать - как человек, у которого выбор редко существовал, Кашмира способна оценить всю его значимость. Если бы она знала, что болезнь скоро превратит её в неразумную обузу - она бы тоже предпочла умереть, как профи. По собственному желанию, в твёрдом уме. Вот только логика паршиво работает, когда теряешь дорогого человека.

-Почему ты рассказал это мне? Ты совсем меня не знаешь. А это... Очень личное - синие глаза вопросительно смотрят на Рэйгана и Кашмира, занятая размышлениями и вином, даже не отстраняется, когда его пальцы поправляют ткань свитера. Пирог вот-вот начнёт подрумяниваться в духовке. Девушке вдруг хочется спросить, жена ли научила Лермана готовить... Но мгновением позже она вспоминает, что два месяца назад, в своём кабинете, Рэйган на вопрос о наличии у него семьи покачал головой. Хотя за два месяца и у Лермана могло многое измениться. Сколько ему лет? За тридцать? Не возраст для мужчины в Капитолии. Однако большая часть её поклонников в этом возрасте были семейными.

+1

26

- Я?
Это тесто в духовки зашипело, или это внутри что то наконец сорвало с предохранителя, и теперь давно копившиеся эмоции вскипают, словно мутное зелёное зелье в ведьмином котле?
Эмоции наша слабость! Эмоции наша сила! Так что же на самом деле? Ведь так не бывает, что бы всё и сразу было верным. Лишь одно Рэйган знал наверняка — если хоть один из двух путей ведёт в пропасть, нужно обязательно искать третий. Да только в Капитолии нет путей, одни направления.
Удивления Кашмиры были вполне понятны, по сути оба друг для друга являются совершенно посторонними людьми, и объединяет их в лучшем случае нелюбовь к родному правительству, да и то у Рэйгана было несколько отличное мнение, сложенное из одних лишь наблюдений, в то время, как Кашмира доверялась испытанным эмоциям. Жертвам мало бывает доступен холодный рассудок, их слишком часто трепали, выбивали остатки человечности, предавали, убивали на Арене, оживали в лабораториях и снова бросали на нужды собственных эгоистичных целей, никогда не спрашивая мнения последних. Кто они для них — безвольное пушечное мясо. По сути, его добродушие должно быть напускным, под личиной добропорядочного мужчины должен скрываться хищник, для которого личная выгода превышала любые риски, закоренелый скептик, треклятый лгун и невероятный собственник. И это было бы совершенно нормально, в Капитолии так принято и всё чаще Рэйгану казалось будто вся эта добродетель не более чем, инородное тело в слаженной, годами отточенной мясорубке Капитолия. Она старается, кряхтит, пытается перемолоть его, подстроить под систему, а он отчаянно, из последних сил сопротивляется, в конце концов слыша над ухом тихий шепот — Зачем? Почему? Ради чего ты борешься? И он поднимает глаза, безропотно, смотря в самую черноту и чуть подумав, отвечает короткое — я?

-  И хотел бы я его принять, но не смогу. Много раз пытался, убеждал себя, но так и не принял. Мы всё же в ответе за тех кого приручили.

Духовка издаёт оповещающий сигнал и Рэйган надевает на руки перчатки-прихватки, ловко извлекая из душных недр плиты подрумяненный яблочный десерт. От пирога валит густой пар, запах печеных яблок смешивается с тонким ароматом теста, вызывая внутри какие то приятные воспоминания связанные с глубоким детством. Немного подумав, мужчина делает движение рукой вверх, чуть задевая плечом Кашмиру, открывая шкаф и извлекая оттуда баночку корицы. Малюсенькие крошки летят на горячий пирог, предавая ароматному коржу новые вкусовой оттенок.

-   А собственно почему бы и нет? Ты ведь выслушала меня, смогла понять, пропустила через себя слова и приняла их. Мне стало легче, я ведь никого до этого не решался посвящать в тайны моей семьи. Ты ведь тоже впустила меня в свою. А значит, так будет правильно. Готово.

Помогая себе лопаткой, Рэйган ловко перемещает пирог на большое фарфоровое блюдо, сверху украсив его несколькими дольками свежих яблок.

Приятного аппетита

http://v.img.com.ua/b/600x500/6/85/b225e5309fb833080e12125929ebb856.jpg

+1

27

И плевать, что я девушка,
Главное, что внутри.
Я сейчас ощущаюсь Принцем,
От которого Лис ушел.
Он сказал напоследок:
"В глаза больше не смотри,
Потому что когда приручаешь
- это не хорошо."

Кашмира сомневается в том, что способна кому-то помочь или кого-то утешить - для этого необходимо то, чего у неё нет. Вера в лучшее и светлое будущее, вера и доверие, как таковые. Но весь опыт последних месяцев доказывал - надеяться можно лишь на себя и на случай. Благодаря случаю она спаслась с арены, благодаря себе - не пропала, вновь очутившись в Капитолии. Тем не менее, услышав что-то важное, девушка не сводит с Рэйгана задумчивого взгляда. "В ответе за тех, кого приручили" - в самом ли деле он так считает? Природное любопытство и необходимость поддержки, неизменно существующая у таких изломанных, потерянных людей, борются со здравым смыслом, одно отступление от которого уже дорого им обошлось.

-Но это не одно и то же... - качает головой Фрайзер. У неё не было выбора - пускать или нет Рэйгана в свою семью, ведь она даже не знала, куда они едут. А потом всё само завертелось из-за Тамы... Лерман же добровольно выбрал откровенность. Последний мужчина, поведавший ей семейную тайну... Таймер духовки по счастливой случайности не позволяет мыслям вновь уйти на круг. Звонок пронзительно дребезжит и Рэйган, надев прихватки, извлекает итог своей кулинарной деятельности. Выглядит пирог замечательно - не хуже маминого. Румяный, ароматный. Словно под влиянием вдохновения, Лерман открывает шкафчик, достаёт оттуда баночку с чем-то, оказавшимся, судя по запаху, корицей.
-Пахнет восхитительно - отдаёт Кашмира должное пирогу. О семейных коллизиях и болезненных ситуациях ей разговаривать больше не хочется, потому что поделиться с Рэйганом девушка не может, а вести игру в одни ворота было бы некрасиво. В то, что Лерман ей первой решился рассказать детали смерти отца, Кашмира просто не верит. Она отталкивает всё, не вмещающееся в созданную ею защитную картину.

-Нас, наверное, заждались. Неси пирог, а я возьму тарелки - не глядя на Рэйгана и отчего-то чувствуя себя смущенной, Фрайзер достаёт из посудного шкафчика четыре тарелки, лопаточку, чистые ножи и вилки, со стола берёт салфетки. Вроде бы сделав шаг навстречу, Кашмира тут же спешит сбежать, нарушить установившийся было контакт. Как дикий зверь ходит вокруг человека, но не решается взять угощение с раскрытой ладони.

-Рэйган, вы сами его приготовили? - восхищенно ахает Эмбер, глядя на идеальный пирог. Конечно, она, зная кулинарные "таланты" дочери, ни на секунду не поверила в её участие в процессе. Разделив пирог лопаткой (яблочный запах становится ещё соблазнительнее), миссис Фрайзер раскладывает куски по тарелкам:
-Вовсе не обязательно было... Кашмира совсем вас загоняла. Дочь совершенно не приспособлена к быту - подкладывая кусок на тарелку девушки, Эмбер снова гладит Кашмиру по волосам, показывая, что не хочет обидеть её этими словами. Победительница и не обижается. Она действительно не испытывала ни малейшего влечения к хозяйственным хлопотам - дома всем занималась мама, а у них с Блеском в академии был очень строгий график... Девушек-профи учили пробивать яблоки ножом с солидного расстояния, а не готовить из них пирог. В деревне победителей же у Кашмиры и Блеска была приходящая прислуга. Кроме того, в Первом полно ресторанчиков, где можно заказать еду. Это ведь не Восьмой или Двенадцатый.

-Вашей жене невероятно повезло - одобрительно подаёт голос Гелиодор, попробовавший свою порцию пирога. Кашмира, еле удержавшись, чтобы не закатить глаза, тоже отвлекается на дегустацию десерта. Затем косится на Таму, задремавшую на единомордно занятом диване, и с большим пылом кромсает пирог, оказавшийся чертовски недурным. Если бы не видела, что его приготовил капитолиец - ни за что бы не поверила.

+1

28

Не одно и то же, не одно и то же, а на что в таком случае это похоже? На взгляд Рэйгана вполне себе равноценные обмен — в отсутствии выбора впустить в семью, на одну из личных тайн, собранных за годы жизни. По сути под всем пластом моральных принципов и у него не было выбора, сколько бы там не говорили, что только мы решаем, что и когда говорить, нас не принуждают, это наш выбор, нас не подстригают и не стимулируют маленькие серенькие клеточки, давай команду на старт! Ещё как стимулируют, ещё как подстригают, вы даже не поверите кто — собственные моральные принципы. Этот голос сильнее всего не свете, правительства, телевидения, любви, преданности, хитрости, потому что этот голос и есть мы сами.

-  Может быть. Но это мой выбор.

Рэйган вновь неопределённо дёргает плечами и перемещает остывший пирог на более широкое блюдо, белоснежное, фарфоровое, с тоненькими красными розочками по бокам и тонкой золотой каймой по кругу. От пирога исходит яркий аромат яблок, смешивающийся с корицей, печеной мукой и сахарной пудрой, а от Кашмиры он опять чувствует шлейф смущения и страха, ну что ж, наверно ещё не судьба.

-  Да, идём скорее.

Они следуют в комнату, под восхищенным взглядом Эмбер, Рэйган немного смущается, легко опуская десерт на середину стола, он уже как то отвык от похвалы своих кулинарных навыков, ибо дома это уже давно стало само собой разумеющимся, а на стороне он готовил второй раз в своей жизни.

-  Ничего страшного, миссис Фрайзер, Кашмира неплохо справилась на кухне, мне кажется у неё талант, но только очень очень глубоко зарытый.

Каждый за этим столом занимался тем, для чего изначально годами затачивал навык, руки Рэйгана как то сами собой заваривают чай, разливая по чашкам черный, как дёготь и крепкий, как совесть грешника напиток, Кашмира ловко орудует ножом, разделывая пирог на несколько ровных кусков, Эмбер находит минутку что бы поблагодарить неожиданного повара, параллельно ласково журя дочку за непригодность в быту, а Гелиодор....

-  О, нет, я не женат, а кулинарные навыки идут скорее бонусом. После работы очень хочется занять чем-нибудь руки.

Считать ли этот ход тактическим прощупыванием почвы или случайно брошенным любопытством, было непонятно, но и Рэйган не стал копаться в хитросплетениях интонаций, желая по прежнему легко и бесхитростна наслаждаться атмосферой уютной, домашней обстановки.

-  В таком случае, поднимем тост за то, что бы каждый однажды нашёл своё счастье.

Гелиодор салютует чашкой вверх и каждый за этим столом был абсолютна согласен с формулировкой. Счастья всем! И пусть никто не уйдёт обиженным.

+1

29

Обсуждение семейного статуса Рэйгана Кашмира просто игнорирует, полагая, что пирог - более предпочтительная тема. Родители, конечно, отчаялись выдать её замуж... Но ведь не настолько, чтобы оценивать капитолийцев как потенциальный вариант? Хотя Эмбер и Гелиодор едва ли знали об истинной роли Капитолия в судьбе своих детей - Кашмира и Блеск берегли родителей от этой грязи. Фрайзер косится на Лермана, услышав о своём глубоко зарытом таланте (видимо, она сама не подозревала в себе таких глубин), но непохоже, чтобы он издевался. Глядя на серьёзное выражение лица Рэйгана, легко поверить, что Кашмира действительно помогала в готовке, а не пила сидя на столе вино.

Капитолиец, который приходя домой с работы из телестудии собственноручно готовит? Если, конечно, не занят спасением или купанием очередного котёнка. Или потерявшейся победительницы. Даже звучит бредово. А её пытаются заставить поверить, будто подобный индивид действительно сидит напротив...
-Я уверена, мистер Лерман с таким обилием талантов скоро найдёт, кем занять руки после работы - улыбается девушка, намеренно слегка исказив фразу Рэйгана. Гелиодор только вздыхает, глядя на своё упрямое чадо. Но разговор от обсуждения семейного статуса вновь возвращается к детским историям и обсуждению текущих новостей.

Время с семьёй летит незаметно... Кажется, только пересекла порог на подгибающихся ногах, прижимая к себе дрожащего безымянного котёнка - и вот уже восемь вечера. Сытая, чистая, урчащая Тама спит на диване, пирог и куриные рулетики съедены, Кашмира чувствует себя сытой и спокойной впервые за долгое время. А Рэйган, надевший свою высохшую, но чуть помятую одежду, оповещает о подаче машины.
-Я, наверное, ещё приеду. Присматривайте за Тамой и берегите себя - девушка целует спящего котёнка в макушку, затем крепко обнимает мать и отца, стараясь наглядеться на них до рези в глазах, запомнить их такими, какими видит сейчас. Просто... На всякий случай.

-Будь осторожна, милая. И помни, мы тебя любим, несмотря ни на что - шепчет Эмбер и Кашмира чувствует, как глаза вновь начинает пощипывать. Ей так необходимы были эти простые слова... По пути к машине победительница пару раз оглядывается, глядя на уютный домик со светящимися окнами. Но оказавшись вновь в кожаном салоне, Фрайзер чувствует себя куда увереннее. Сильнее. Будто осколкам, из которых она состояла утром, на время придали форму. Трещины никуда не исчезли, но каркас всё же держится...

-Рэйган? Я не знаю, зачем ты так со мной возишься. И не хочу затевать дискуссию о доверии... Но сегодняшний день много для меня значил. Спасибо за то, что устроил эту поездку. Я счастлива узнать, что они в безопасности. И за Таму тоже спасибо. У меня никогда не было животных - она улыбается, так же, как в ванной, когда наблюдала за борьбой Лермана и котёнка. Кашмира умеет быть благодарной. Подпустить кого-то близко ей тяжело, но это не значит, что она не увидит или не оценит усилий. Впервые за долгое время обретя хотя бы шаткое состояние покоя, победительница очень скоро засыпает. Во сне она может подольше оставаться в сегодняшнем чудесном дне, не думая пока ни о необходимости достучаться до брата, ни о грядущей роли символа... Кашмира просто спит, откинувшись на сиденье. И во сне черты её лица смягчаются, теряя напряженность, а голова клонится к плечу Рэйгана, пока вовсе не устраивается на нём.

0

30

-  Я тоже думал над этим вопросом. Скоро отпуск, быть может заведу себе котёнка. Живое существо в доме всегда хорошо.

Подхватывая общее настроение, Рэйган мигом переводит всё в шутку, пододвигая ближе кусочек сочного яблочного пирога. Хотя в каждой шутке, как известно... Когда там на улице в его руках оказался маленький комочек меха, еле живой, дрожащий от холода, у кого вообще рука поднялась оставить в такой мороз на улице крохотное существо, внутри будто что то прояснилось, помогло отвлечься, забыться, на миг почувствовать себя живым, полностью, по настоящему. Прямо, как появление Кашмиры в тот далекий осенний день в собственном кабинете, жаль только просто так молодые девушки в доме не заводятся, строго говоря на дороге они тоже не валяются.

-  Кашмира, доченька, ну где приличия?

Гелиодор смотрит на дочь строго, но больше с примесью сочувствия. Отец без сомнений уловил тонкий посыл душевных терзаний дочери, старающуюся всеми силами укрыть от родных людей весь тот гнёт и грязь, что пришлось пережить не только будучи капитолийской игрушкой. Теперь Рэйган окончательно убеждается - во всём виновата любовь. Ну, может не совсем это слово, но нечто близкое — доверие, надежда, и все же это лишь бесконечно малые разновидности одного и того же. Рэйгану бы очень хотелось узнать подробности, не праздного любопытства ради, скорее дабы хоть как то помочь, быть может утешить, и в то же время, он никогда не заговорит первым, бередя и без того не затягивающиеся раны.

Прощание с родителями занимает у Кашмиры несколько больше времени, Рэйган обходится всё тем же коротким рукопожатием, поцелуем на тыльной стороне ладони, да разве что парой шуток с главой семейства, как знак окончания тёплого дружеского приёма. Но Кашмира немного тянет и Рэйган настойчиво рекомендует водителю немного подождать в машине, как обычно, под его личную ответственность. А на улице хорошо, вьюга уже успела проскользнуть по городу своими мощными порывами и теперь землю не тревожил даже самый лёгкий ветерок, огромные белые снежинки хлопьями покрывали каждый сантиметр городской площади, а Рэйгана так и подмывало сравнить происходящее с сувенирным хрустальным шаром, кажется дома где то стоит такой же, в центре с причудливым средневековым замком.

-   А я просто рад, что сегодняшний день ты провела именно так, как хотела бы провести. О моих мотивах не думай, быть может я просто подчищаю карму.

С этой мыслью девушке, привыкший видеть в капитолийцах живое воплощение угрозы и всех казней Египетских, будет гораздо проще свыкнуться, нежели с мыслью о внезапной влюблённости.
Машина мягко трогает, шурша колёсами по гравию, в окне четы Фрайзер по прежнему поблёскивает огонёк, и Рэйган прикрывает глаза, мягко откидываясь на сиденье, дремя под стук часто бьющегося сердца.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 8.12.3013, Capitol, I can't believe my heart


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC