Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 15.12.3013, DIST. 13, Medical confusion


15.12.3013, DIST. 13, Medical confusion

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://savepic.ru/9654441.jpg


• Название эпизода: Medical confusion;
• Участники: Madge Undersee, Rory Hawthorne, и чуть позднее Gale Hawthorne;
• Место, время, погода: медицинский отсек;
• Описание: Волей графика Мадж и Рори вместе оказываются на отработке в лазарете. На первый взгляд поставленная задача предельно проста - вынуть принесенные со склада коробки с медикаментами и разложить по шкафам. Но, как это обычно бывает, что-то пошло не так;
• Предупреждения: неловкие моменты, смущенные лица, агнст и немного юмора.


Отредактировано Gale Hawthorne (Вс, 8 Май 2016 01:13)

+3

2

Человек может привыкнуть ко всяким условиям - пусть полюбить их он может быть не в силах, но свыкнуться и адаптироваться - в пределах возможностей любого. Так и жители разрушенного 12-го Дистрикта постепенно вжились в военный образ жизни мятежного 13-го, научились находить комфорт в спартанской обстановке и перестали просыпаться и засыпать с чувством давящей на них громады земли вместе свободы неба над головой. Постепенно с лиц новоприбывших исчезло настороженное и несколько обреченное выражение, какое бывает у загнанных диких зверей, люди слегка расслабились, а недоверие к обитателям восставшего из мертвых центра повстанцев исчезло. Тем не менее, никто не стремился отделяться от своей группы и заводить новые контакты: замороженность и повернутость на военном режиме и санитарии отталкивала отличающихся от них по мировоззрению беженцев. То, что некоторые пытались понять и объяснить другим причины такого милитаристского образа жизни Дистрикта 13, не помогало наладить отношения.
Многим семьям, кроме боли утраты и радикальной смены обстановки, пришлось смириться с тем, что некоторые их члены активно участвовали в восстании и рисковали своими жизнями. В таких ячейках общества чувство безопасности и надежда были особенно хрупкими, и их сохраняли с большим трудом. К ним тянулись, как к неверному огоньку зажженной спички в лютый мороз, стремясь согреться и уберечь эти чувства от злого, морового ветра войны, который уже унёс жизни столь многих.
Рори закрыл объемный и перенасыщенный техническими терминами труд по системной инженерии, в частности компьютеров системы Капитолия, и поднялся из-за стола. Библиотека Тринадцатого была немноголюдным местом, и здесь всегда можно было найти тихий угол, где тебя никто не потревожит и где можно было заняться всем, чем угодно - в пределах правил, естественно. Расписание на его руке гласило, что сегодня ему выпало дежурство в лазарете, и Рори хотел придти туда чуть пораньше, чтобы узнать, что предстоит делать сегодня. К тому же, библиотеку от лазарета отделяло целых три уровня и длинные коридоры, поэтому путь туда был неблизкий и следовало включить его в расчёт времени.
С некоторым усилием вернув фолиант на место (подросток даже не предполагал, что такие огромные книги ещё существуют), Хоторн направился к выходу. Перед тем, как выйти в коридоры базы, он секунду помедлил, но затем выпрямился и начал свой долгий путь к лазарету.
Как и было всегда, его неестественная бледность привлекала внимание спешащих по своим делам жителей подземного убежища, которые чисто инстинктивно расступались и отходили подальше, не оборачиваясь. Рори скользнул рукой в карман, нащупывая успокаивающую тяжесть ингалятора, и нервно облизнул заживающую ранку на губе. Ему было не по себе уже тогда, когда врачи Тринадцатого практически заклеймили его, как ходячего мертвеца, неохотно выдав ингалятор. Теперь же парень начал замечать, что коренные жители подземной базы опасаются стоять рядом, а когда он обращается к ним по любому поводу - стремятся быстрее закончить разговор и отойти. И все это происходило каждый раз, стоило хоть кому-то услышать свист в его дыхании или увидеть ингалятор.
Это все было настолько странно, что Хоторн даже изучил пару книг о психологии и истории Панема, где описывалась, в том числе, и жизнь Дистрикта 13 после смутного времени первой войны. Оказалось, что в какой-то момент истории ядерный Дистрикт поразила эпидемия неизвестного вируса, унёсшего жизни каждого третьего жителя. Это объясняло и то, почему они сторонились явно больного Рори, и их манию стерильности: люди боялись повторения эпидемии и страшились любой инфекции, стремясь уничтожить их возбудителей полностью и без разбора.
Конечно, зная причину такого обращения к себе, Хоторн перестал искать в себе недостатки или про себя обвинять коренных жителей в предвзятости, однако свыкнуться с вечной ролью прокаженного, даже по оживленному коридору идущего в гордом одиночестве, было трудно. Вик, видя подавленность брата этим фактом, сразу нашёл ему пару плюсов: в него никогда никто не врежется и ему не нужно будет искать место за обедов. Конечно, это было слегка по-ребячески, но астматик оценил заботу обычно взбалмошного и самоуверенного младшего брата и искренне посмеялся вместе с ним тогда.
Двери лазарета с тихим шипением отворились и не успел Рори шагнуть внутрь, осматриваясь, как его тут же окликнул знакомый голос. Кабинет дежурного врача искать не пришлось: как оказалось, распределять практикантов по службам доверили миссис Эвердин, о чем она и уведомила юношу, когда тот подошёл к ней и тихо поздоровался.
- Надеюсь, ты помнишь Мадж? Ты сегодня в паре с ней, принесёте медикаменты со склада и можете быть свободны, - женщина выглядела измождённой. Рори задал только один вопрос:
- Куда их перенести, миссис Эвердин?
- Мадж покажет тебе, она уже на складе, - пояснила врач. Хоторн кивнул и направился к выходу, думая о том, сколько продолжает нести на себе эта сильная женщина и в целом семья Эвердин, и поражаясь силе характера.
Затем его мысли перекинулись на его партнёршу по дежурству. Мадж Андерси не была его подругой, но и неприязненных отношений у них никогда не было: Рори не склонен к конфликтам, а Мадж не горела желанием вечного общения. Они ходили в одну школу, но дочка мэра была старше сына шахтёра, и они редко разговаривали. В большинстве своём их короткие переброски парой слов происходили, когда Рори приходил брать или отдавать заказы по стирке, или доносил до Мадж добычу и/или землянику в тех редких случаях, когда Гейл не мог этого сделать сам или попросить об этом Китнисс.
Другими словами, они имели друг о друге только самую общую информацию. Например, Рори знал, что она любит землянику, и что её семья осталась в Двенадцатом; Мадж же точно знала, что он младший брат Гейла, страдающий астмой (когда-то он приходил к ней весной в самодельной маске и упомянул об этом).
Занятый подобными размышлениями, Рори завернул за угол и моментально врезался в человека, пытавшегося сделать то же самое в то же время. От неожиданности Хоторн схватился рукой за злосчастный угол, таким образом устояв на ногах, его же жертве повезло меньше. Сквозь шум крови в ушах от столь резкого моментального испуга до подростка донёсся хрустальный звон и всплеск: упала коробка, которую Мадж - а именно ею оказался незнакомец - несла в руках.
- Мадж, прости! Я не специально! - Рори сконфуженно протянул ей руку, предлагая помочь подняться; его бледные щёки заливал румянец стыда. Тут ему пришло в голову, что из-за того, что их последняя встреча была ещё два месяца назад в Двенадцатом, она могла и не вспомнить его, и счёл нужным добавить:
- Я Рори, брат Гейла. Мы с тобой не общались, поэтому ты можешь меня и не помнить. То есть, не то, чтобы мы вообще не общались...
Окончательно запутавшись в словах, Рори умолк, чувствуя себя дико неловко. У него произошёл его обычный конфуз с коммуникацией: вне семьи он совершенно не знал, как себя вести.
- Прости, что из-за меня ты разбила коробку, - пробормотал он, чувствуя себя последним идиотом.

+2

3

Утро еще никогда не было столь мучительным, как сегодня, когда вся тренировка пошла наперекосяк из-за одной маленькой ошибки, такой незначительной, словно пыль на зеркале: на первый взгляд она видна, но не настолько, чтобы стоить каких-либо усилий. Неправильно выбранная стойка, локоть, поставленный чуть правее, чем обычно, слишком отстраненные мысли привели Мадж к тому, что она не смогла справиться с отдачей учебной винтовки, хотя не впервые держала опасное оружие в руках. Последнее слишком неожиданно и более чем сильно ударило девушку в плечо, и в ту же секунду резкая, немеющая боль острыми иглами просочилась по руке до самого локтя. От такого не могло не потемнеть в глазах, а пальцы не смогли удержать тяжелое оружие, которое с глухим стуком упало на стол. Одна ошибка потянула за собой цепочку новых, оружие нельзя выпускать, в Тринадцатом их учили ни в коем случае не теряться в страхе и панике, быстро возвращаться в колею сосредоточенности, непрестанно твердили, что минута мешкания может стоить жизни. Еще со страшного дня подлого уничтожения Дистрикта 12 Мадж понимала последнее лучше всего, ведь спокойствие в стенах тренировочного центра никогда не сможет передать настоящего хаоса бедствия, однако научиться логично и спокойно мыслить в условиях неожиданного стресса не так просто, если вообще возможно. Однако с болью можно и нужно было справиться, только бы девушке дали минуту тишины и уединения, ей казалось, что онемела не только рука, но и голосовые связки — Мадж не покидало ощущение, что попытайся она что-то сказать, боль станет невыносимой. Настойчивые приказы продолжить выполнять задания настигали девушку словно из-за глухой пелены, она понимала, что, даже подняв оружие, не вынесет еще одного удара, а потому была отправлена с тренировки с наставлением «принести пользу хоть где-нибудь». Она представления не имела, куда можно было податься, ведь ходить и навязываться было той гранью, которую девушка еще не преодолела, несмотря на то, как изменилась после потери семьи. Ответственна она была теперь только за себя, но ведь это очевидно, что именно о себе будешь заботиться меньше всего. Этим, кажется, и отличаются жители Тринадцатого и Двенадцатого: первые скрупулезно заботятся о себе, тогда как вторые всегда озабочены своими близкими. И хотя приютившие беженцев жители во многом отличались, уважение к ним перебивало любые раздражающие мгновения, нужно было лишь вспомнить, как она отчаянно восстанавливались из пепла, и злость на них и их суровые порядки сразу утихала. А уж мысль о том, что и о беженцах они заботились в силу своих возможностей, точно не могла быть откинула в сторону.
Боль в плече не успокаивалась, и девушка решила на всякий случай показать его врачу — вдруг ее нежные, выхоленные косточки не выдержали удара и решили треснуть.
Коридоры были пусты, все занимались своими делами, строго прописанными правилами и расписанием. Идти в мед отсек вопреки временной татуировке на руке казалось чем-то вроде самоволки, нарушения правил, за что в любой момент рискуешь быть пойманным и получить выговор. Однако девушка спокойно и беспрепятственно дошла до металлических дверей, за которыми лицом к лицу столкнулась с мамой Китнисс. Та встретила Мадж изумленным возгласом, сменившимся теплым и внимательным взглядом. Девушка давно не виделась с ней и не могла не вспомнить о том, как мама рассказывала об их дружбе, с болью и теплотой в голосе, которые, как казалось девушке, сейчас и отразились в глазах миссис Эвердин. Невозможно было не думать о том, что когда-то ее мама, тетя и мама Китнисс были близкими подругами, поддерживали друг друга, когда одна из них — Мэйсили Доннер — была выбрана для участия в голодных играх, как оплакивали ее смерть. Взгляд миссис Эвердин был понятен Мадж — мама и тетя были близняшками, а по словам отца девушка была их копией.
- Я ударила плечо на тренировке, - девушка первая нарушила молчание, смягчив все полуулыбкой. Миссис Эвердин тут же кивнула, словно выйдя из оцепенения и провела девушку к одной из коек.
- Ушиб, ничего серьезного. Синяка можешь не пугаться — через неделю пройдет, - наконец подвела итог женщина, осмотрев плечо Мадж. На нем уже налился здоровенный синяк, выглядывающий из-за ворота формы и пугавший своим скорее своим цветом, нежели болью. - Не стоит тебе возвращаться на тренировку, но твоя травма не настолько серьезная, чтобы я могла дать освобождение. Знаешь, я сегодня распределяю практикантов, как раз есть несложное задание. Нужно просто принести несколько коробок с медикаментами, они не тяжелые.
Мадж согласно кивнула, решив не упоминать о том, что ее просто выгнали с тренировки. Отказаться было невозможно, поэтому девушка поблагодарила миссис Эвердин и направилась в сторону склада, когда женщина неожиданно окликнула ее.
- Мадж.. Я знаю о твоих родителях. Мне очень жаль, - тихо произнесла женщина, прежде чем развернуться и уйти в соседний кабинет. Мадж просто кивнула, ни к кому не обращаясь, просто принимая искренние слова. С тяжелыми мыслями она дошла до склада и увидела несколько наполненных до краев коробок, даже на вид казавшихся неподъемными. Оглядевшись тщательнее, девушка заметила несколько пустых и тут же решила носить все по половине. Пусть дольше, зато проще — сегодняшний девиз Андерси. Полупустая коробка довольно легко уместилась в левой, не обремененной ушибом, руке, поэтому девушка возвращалась в лазарет бодрым шагом, отвлеченная своими мыслями, когда и была застигнута врасплох. Неожиданность появления кого-то на своем пути выбила девушку из колеи, особенно когда коробка стала падать, еле удерживаемая одной рукой, поэтому вслед за медикаментами на полу оказалась и сама девушка. Оперевшись на руки, Мадж поморщилась от боли, когда ушиб поспешил напомнить о себе, поэтому девушка не сразу обратила внимание на человека, оказавшегося перед ней и устоявшего на ногах. А им оказался темноволосый бледный подросток, в котором девушка смутно узнала младшего брата Гейла. Правда, чаще она видела его в самодельной маске, закрывающей пол-лица, однако, кажется, семейство Хоторнов можно везде узнать по их взглядам. Не раз она видела эти глаза, уверенно окидывающих меня внимательным взглядом, в те редкие моменты, когда они пересекались. Стирка, земляника.. Это то немногое, что могла сделать для других ее семья. Конечно, по дому им помогали женщины, нанятые для ведения хозяйства — все же тоже работа, но ведь нельзя нанять весь дистрикт. Мадж знала, что у ее отца есть строгие распоряжения от президента по поводу денег, иначе он давно бы все поменял. Хотя порой Мадж и выпрашивала у него некоторые поблажки, например, в отношении Китнисс и семьи Гейла. Правда, отец категорически был против поддерживать их, как он выражался, браконьерство и наотрез отказывался покупать у них мясо, согласен был лишь закрывать на все это глаза. Уже большое дело, но вот ягоды были безобидны и не столь наказуемы, поэтому и было дано добро. Конечно, после морника никто так о ягодах не скажет, но тогда все казалось проще.
- Я тебя помню, конечно, - выдавила Мадж, потерев плечо, словно это могло приглушить боль в нем. Однако девушка приняла помощь парня и поднялась на ноги, после чего заметила на полу битое стекло. Чертыхнувшись, дочка мэра посмотрела на Рори и только потом заметила его бледность. Она, конечно, помнила о болезни, но отец тогда заверил дочку, что астма не заразна, иначе он давно получил бы распоряжения по поводу эпидемий. - Эй, ты в порядке? Почему ты не в маске?
Оглядев весь бедлам и прикинув масштаб выговора, девушка все же обратилась к Рори.
- Слушай, либо быстро уходи туда, куда шел и делай вид, что ничего не видел, либо помоги все это убрать, - девушка улыбнулась, увидев замешкавшийся взгляд подростка. Она пока не представляла, как будет выпутываться из этого, но получить на одно утро еще один нагоняй совершенно не хотела. - Ну, раз уж ты соучастник.
Девушка не представляла, как Рори отнесется к ее словам, но не хотела, чтобы они прозвучали грубо. Было непонятно, как он сам отнесется к девочке, попавшей из князей в грязи и теперь вынужденной просить о помощи, совершенно этого не умея.

+1

4

Смущение Рори только усилилось после того, как он заметил, что Мадж потирает плечо. Где-то ударилась или получила любую другую рану, а Хоторн умудрился потревожить. Парень смущенно запустил руку в свои тёмные волосы на затылке, избегая взгляда Мадж и просто слушая её, параллельно находя глазами все посверкивающие осколки стекла на полу. Привычка наблюдательного и заботливого брата, вынужденного быть помешанным на чистоте, что уж.
Однако после предложения помочь или бежать сконфуженность уступила место стыду и быстрому вычислению не только размеров выговора, но и просчитыванию возможности скрыть следы преступления и тем самым этот выговор не получить. Уж что-что, а мозги у Хоторна-младшего всегда работали превосходно, иногда даже принося этим больше вреда, чем пользы. Но сейчас нагоняй не хотелось получить никому, и для этого все средства хороши.
- Я надевал маску, чтобы защититься от пыльцы растений и угольной пыли, сейчас в ней просто нет необходимости, - скороговоркой объяснил он Мадж, опускаясь на одно колено и быстро собирая и сметая рукавом осколки в сравнительно уцелевшую мокрую коробку. - И я не собираюсь убегать. Если бы, правда, в этой форме были предусмотрены платки - было бы куда проще все убрать.
Подросток с досадой подёргал себя за чёрную рубашку из стандартного набора одежды, которые выдавал своим гражданам Дистрикт 13, и внезапно застыл. Идея пришла в голову неожиданно: обычно озарения случались не у него, шахматиста, привыкшего продумывать план и свои действия, а у Вика, который действовал всегда чуть ли по наитию. Однако в данной ситуации Хоторн-младший был только благодарен внезапно сошедшей на него мысли - простой, но одновременно смущающей.
Ткань была темной, и пятно на ней было бы не заметно в электрическом свете - капли жидкости на рукаве доказывали это. Голыми руками же Рори не решался трогать лужу медикаментов неизвестного назначения и точно не позволил бы этого Мадж. Однако её можно было вытереть чем-то, что потом можно застирать или оттереть. Более того, все дно коробки тоже было мокрым, и нести тару можно было, только обернув чем-нибудь. Следовательно...
- У меня есть идея, - Хоторн принялся спешно расстёгивать рубашку. - Но мне нужна твоя помощь. Я вытру лужу и отнесу коробку обратно на склад: я уверен, что там мы сможем хотя бы на первое время скрыть отсутствие... четырёх ампул, - быстро посчитал он, сбрасывая ткань и вытирая нижними передними краями рубашки разлившиеся лекарства. - Ты же переложила их из других коробок, чтобы тебе было легче нести? Я догадался, потому что они обычно полностью укомплектованы, а здесь половина, и я заметил твою больную руку. Более того, я был на складе раньше и заметил, что там всегда есть парочка запасных коробок на случай повреждения основной тары, - пояснил Рори ход своих мыслей. Такие простые логические заключения, основывавшиеся на простой наблюдательности, почему-то приводили многих в недоумение, что постепенно приучило подростка всегда объяснять, с чего он взял тот или иной факт. С чего ты взял, что этот человек много пишет и его почерк размашистый? Потому что чернила въелись ему в ногти, что означает, что он сильно давит на ручку, а между большим и указательным пальцем у него мозоль - он долго зажимает свой пишущий инструмент. Как ты отличил угольщика от шахтёра? У угольщика лицо и руки опалены огнём и отличаются по цвету от бледных лиц шахтеров, так редко видящих солнце. И так далее. Признаться, частенько это раздражало, но Рори не жаловался, лишь недоумевал, как люди могут быть такими невнимательными.
- Мы сможем там переложить все медикаменты в разные коробки и это будет выглядеть так, будто все так и должно было быть, - наконец закончил он излагать свой план и осторожно надел мокрую снизу рубашку. Следя за тем, чтобы не касаться мокрыми краями торса, подросток натянул расстегнутые плотные рукава на ладони и осторожно поднял коробку, обернув её теми самыми краями рубашки.
- Но мне нужна твоя помощь. Собственно, на тебя ляжет основная задача по отвлечению ненужного внимания, заранее извини, - он смущенно улыбнулся. - - Смотри. Когда мы будем идти до склада, я буду периодически кашлять, а ты будешь поддерживать меня и объяснять встречным, что у меня начался приступ и ты помогаешь мне добраться до моего блока и ингалятора. Обычно тринадцатых после слов "приступ" как ветром сдувает, - Рори хмыкнул. - Таким образом, они не заметят, что у меня рубашка мокрая, ведь ты будешь меня закрывать. Если увидят коробку - скажи, что не можешь разжать мои пальцы. Это правда: я однажды Гейлу ещё в Двенадцатом рубашку порвал, когда уцепился за него во время приступа.
Он нервно повёл головой: слишком много в плане могло пойти не так - но все же встал, выпрямляясь, прижимая коробку сухой стенкой к телу. Шершавый картон был неожиданно тёплым, но Рори все равно не нравилось то, что он стоит с обнаженным торсом в коридоре наедине с Мадж. Ну как не нравилось - он дико стеснялся, и румянец на его щека очень ярко это показывал. Тем не менее, он смог взять себя в руки хоть ненадолго:
- Согласна? Вообразим себя разведчиками с ценным грузом на вражеской территории. И у меня ещё есть просьба: застегнешь мне эту рубашку хотя бы сверху? А то как-то неуютно, - он прикусил язык, когда понял, о чем попросил малознакомую девушку, но слово - не воробей, вылетит - не поймаешь.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 15.12.3013, DIST. 13, Medical confusion


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC