Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 25.12.3013. Distr.13. Friendly fire


25.12.3013. Distr.13. Friendly fire

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

здесь опять будет изображение


• Название эпизода: 25.12.3013. Distr.13. Friendly fire;
• Участники: Rory Hawthorne, Gale Hawthorne, Melanie Leeg, Melody Leeg, Angerona Cleric, Robert Cleric;
• Место, время, погода: 25.12.3013, около 10 утра, тренировочный центр;
• Описание: Родственники на базе стараются тренироваться вместе, когда выпадает возможность: всегда приятно, когда тебя поддерживает кто-то, с кем можно переброситься парой шутливых слов между выпадами и выстрелами. К тому же, они и так не видят друг друга целыми днями. Но кому пришла в голову "прекрасная" мысль послать братьев Хоторнов в ту же часть тренировочного центра, что и сестёр Лиг? А когда в дело вступают ещё и Клерики - наступает катастрофа локального масштаба.
• Предупреждения: соперничество, доходящее до смешного.


Отредактировано Rory Hawthorne (Пт, 3 Июн 2016 20:16)

+3

2

Во время тренировочного рукопашного боя крайне трудно сосредоточиться, и приходится доверять инстинктам: за два месяца тренировок тело уже само знает, куда уходить и как уклоняться. От кого-то Рори слышал, что честный бой похож на танец, настолько плавны и хищно красивы движения соперников, их реакция друг на друга. Однако Хоторн не был идеалистом или романтиком (ну, почти) и знал, что настоящие бои крайне редко бывают чистыми и похожими на слаженную отработку; к тому же, какие рукопашные бои в век оружия?
Вот в этом он жестоко ошибся: кулаками люди махали с древних пор и будут махать всегда, очевидно. Больно род человеческий любит создавать самому себе проблемы и грызться из-за них, с садистским удовлетворением правого проливая чужую кровь, ломая желтоватые кости и уродуя многоликого врага, раз за разом встающего на его пути. Следовательно, хочешь мира - готовься к войне, неважно как: учись стрелять из лука, пращи, арбалета, обращаться с автоматическим оружием, делать ловушки, уворачиваться по возможности, - от войны ты не уйдёшь, даже если будешь под землёй.
С тех пор, как отношения братьев Хоторнов нормализовались, Рори всерьёз занялся военной подготовкой. Наставники тренировочного центра настороженно относились к нему после ознакомления с медицинской карточкой, и стремились давать ему облегчённые нагрузки, чтобы не дай Бог не угробить хрупкого, болезненного паренька. Один, правда, все же разглядел в нем потенциал после того, как подросток недурно справился с заданиями на реакцию и показал, что он умеет обращаться с луком. Конечно, он не Гейл и не Китнисс, белке в глаз стрелой не попадёт, но что сама белка от него не уйдёт - это можно было гарантировать. К сожалению, этот признанный потенциал скорости реакции, меткости, сильных рук и хорошего глазомера дополнялся таким ворохом слабостей, что Рори было откровенно трудно тренировать. Он категорически не был вынослив; несмотря на силу в руках, парень все равно был слабее многих соперников, чей один правильный удар мог отправить его если не в больничный отсек, то надолго на пол точно; его некоторая заторможенность была недопустима в битве; и "вишенкой" на этом "торте" боли было то, что Рори постоянно был вынужден следить и за противником, и за своим дыханием, чтобы успеть остановиться при признаках надвигающегося приступа, из-за чего ему было сложно уследить за движениями соперника.
Конечно, подросток не собирался сдаваться: он бы продолжил оттачивать свои навыки, сам находил бы партнёров по спаррингу, с которыми мог бы тренировать уклонение и меткость ударов, но этого, к счастью не понадобилось. Вовремя вмешался Гейл, безапелляционно заявивший, что младший без присмотра и нормального наставника скорее угробит своё тело, чем разовьёт его, и пообещавший сам гонять его по возможности. Рори, порядком уставший от того, что никак не мог войти в ритм тренировок, с радостью принял предложение, тем не менее отдавая себе отчёт, что миндальничать старший на спаррингах, стрельбище и разнообразных гимнастических стенках и канатах не будет.
Впоследствии Хоторн-младший осознал, что ещё преуменьшил своё негативное ожидание от тренировок, после которых болело абсолютно все, даже голова. Гейл прекрасно знал все его слабые и сильные стороны, и заставлял брата выкладываться на полную. На тот случай, когда он не мог присутствовать лично, Рори попросил его помочь составить программу и неуклонно ей следовал, как бы ему не было тяжело. Надо - значит надо, и если хочешь добиться результата, то будь готов терпеть неудобства. К тому же, Хоторна порядком достало то, что Тринадцатые в его возрасте были настоящими боеспособными солдатами, которые смотрели на него снисходительно, с толикой жалости и собственного превосходства, как смотрят на умалишенных или на неизлечимых инвалидов. От таких взглядов даже у хладнокровного Рори начинали чесаться кулаки, а внутри поднималась обида и хихикала низкая самооценка.
Однако пережив первые две недели, подросток заметил, что боль начала уходить, а мышцы - привыкать к нагрузкам, и постепенно требовать их. Ему стало легче уклоняться от выпадов, удары стали быстрее, а дыхание как будто отошло на второй план. Рори приноровился считать и регулировать вдохи и выдохи как бы фоном, в то время как он находился сознанием в бою, анализируя движения соперника и вычисляя слабости. Тренировки постепенно укрепили его ноги, позволяя ему как бы танцевать вокруг партнёра по спаррингу, ни на секунду не останавливаясь, чтобы не схлопотать какой-нибудь серьезный выпад. Это и стало новой тактикой Хоторна - выжидать возможность, утомляя и раздражая противника вечными "плясками" вокруг его атак, а затем наносить быстрые удары в оставшиеся без защиты уязвимые места. Против особенно тяжеловесных противников Рори мог использовать и силу инерции: просто толкал их в сторону направления удара, и смотрел, как они беспомощно пытаются восстановить равновесие.
Однако сейчас против него был Гейл, и подростку приходилось очень несладко. Да, брат уступал ему в скорости и был неудобно высоким, но он был мощнее и в куда лучшей физической форме, плюс знал его, как облупленного, поэтому Рори с трудом уходил от его непрекращающихся выпадов. О нападении думать пока не приходилось.
После двадцати минут схватки Хоторн-младший вскинул перебинтованные ладони на уровень своего лица, сигнализируя о перерыве, и расслабился, упираясь руками в колени и тяжело дыша. Эластичные бинты вокруг пальцев были необходимы, чтобы не разбить костяшки и зафиксировать кисть для предотвращения вывиха: Рори не был хрупкой мимозой, но он все же почти никогда целенаправленно не занимался собой, поэтому перестраховывался.
- Я в порядке, - заверил он Гейла, выпрямляясь и вытирая пот со лба. - Но над выносливостью мне ещё работать и работать. Хотя до Тринадцатых, вроде них, мне как пешком отсюда до Капитолия.
Подросток кивнул на другую часть зала, отгороженную невысокой баррикадой из матов. Там тренировались две девушки-близняшки, которые так же, как и они с Гейлом, кружили друг вокруг друга, наносили удары и оборонялись. В их движениях присутствовала та самая хищная грация, о которой так много слышал Рори, и которая достигалась явно только путём упорных тренировок. Плюс, солдаты были так похожи, что это завораживало, и на этот танец-бой хотелось смотреть и смотреть, не отрываясь.
- Это даже красиво - то, как они старательно пытаются избить друг друга, - чуть иронично хмыкнул Хоторн-младший, но без зависти. Он вопросительно взглянул на Гейла. - Извини за этот эстетический перерыв. Продолжим?

+3

3

Даже когда я не разговаривал с Рори, и тому, возможно, казалось, что мне на него абсолютно наплевать, я все равно переживал за него. Я догадывался, что он хотел найти свое место в жизни, занять свою нишу, понять, кто он и чего стоит. Но я не мог отпустить злость и протянуть ему руку помощи. Нет, я вовсе не считал, что раз я тут главный, младшие братья должны оставаться бессловесными и нерешительными, и делать все, что я говорю. Но я надеялся, что они будут советоваться со мной. Во многом я был противоречив, это так. Я хотел, чтобы они стали самостоятельными, и одновременно всегда опекал их. Я желал, чтобы они получили опыт, но не давал им и шагу ступить во взрослую жизнь. Я надеялся, что они помогут мне сохранить семью, а не разрушать ее, но не подсказал, как это сделать. Но я всегда думал, что делаю все, что в моих силах. Теперь я понял, - это было не так. Они видели во мне пример, а я был плохим примером. Мне стоило поучиться у Китнисс. Вот кто действительно заботился о своей сестре и знал о ней все. Ее привычки, ее страхи, то, что она всегда забывает заправить блузку на спине, оставляя кусочек ткани, который старшая сестра зовет утиным хвостиком, и кем хочет стать в будущем. Я же о Рори и Вике не знал ничего. А про Пози и говорить нечего.
Но наше с Рори примирение не только мне открыло новый взгляд на вещи. Брат тоже сделал выводы. По крайней мере, я на это надеялся, и убеждался в этом, когда он приходил ко мне за советом, делился своими достижениями и неудачами. Он рассказывал о тренерах, о своих навыках в военной подготовке. В какой-то момент мы даже вместе составили программу каждодневной нагрузки. Но я все равно попросил переформировать мой личный график, чтобы мои занятия в зале совпадали с тренировками Рори. И с тех пор, как мне казалось, его успехи пошли в гору.
Во всем этом была только его заслуга. Я лишь знал предел его физических возможностей и не давал ему спуску, будучи уверенным, когда именно надо остановиться, а когда стоит продолжать. И если бы не его настрой и серьезное отношение к тренировкам, он бы не смог добиться таких результатов. Он даже выработал собственную тактику, - брать противника измором, что меня иногда начинало раздражать и в такие моменты я старался закончить поединок раньше.
Но сегодня я вознамерился ответить брату тем же, стараясь вымотать, и заодно заставить отработать защиту со всех возможных сторон. Вскоре он устал, жестом предлагая мне сделать перерыв. Пожалуй, после таких «плясок» и я был бы не прочь отдохнуть. В последнее время я и сам был не в лучшей форме из-за того, что произошло десять дней назад на развалинах двенадцатого. Пит с нечеловеческой силой ударил меня в живот, и последствия этого ушиба до сих пор иногда давали о себе знать, постепенно сходя на нет. И пока брат переводил дыхание, я воспользовался возможностью выпить воды из предусмотрительно захваченной нами из комнаты бутылки. Сделав несколько больших глотков, я покосился на Рори, который уже выпрямился. В ответ на свой взгляд я получил заверения, что с ним все нормально, а значит мы можем продолжать, а также очередную попытку брата сравнить его уровень с уровнем жителей тринадцатого. На этот раз объектом сравнения выступили близняшки Лиг. И я в очередной раз собирался сказать, что сравнивать себя с местными «солдатами» неправильно, ведь они тренируются с малых лет, живя в таком режиме постоянно. Но тут Рори продолжил, отмечая, как «красиво» выглядит спарринг сестер. Отчего я растянул губы в понимающей улыбке.
- Ты хотел сказать, сексуально? – заметил я, многозначительно поднимая брови и протягивая брату незакрытую бутылку воды. – На, охладись, - ухмыльнулся я, тем временем сам переводя взгляд на блондинок в обтягивающих трико, и слушая их крики и рычание в моменты, когда они лупили друг друга. – Знаешь, а ты прав. Пожалуй, на них можно смотреть бесконечно, - добавил я. – Особенно когда… О-о, - я отвернулся, поняв, что Мелоди (или это была Мелани?) заметила мой откровенный пялящийся взгляд. – Давай продолжать, - коротко предложил я, бросая Рори крышку от бутылки с водой, чтобы он смог закрыть ее и отставить в сторону. – Ударь меня... И только не говори, что они идут сюда, - шепотом произнес я, так чтобы слышал только брат, потому что мне показалось, что за моей спиной послышались шаги двух пар ног.

Отредактировано Gale Hawthorne (Вт, 24 Май 2016 14:32)

+3

4

[AVA]http://s1.uploads.ru/wos4Y.png[/AVA]Вот не любила Мелани так рано подниматься, не смотря на то, что это обычное расписание, и оно никогда не менялось. Мелани всё равно всегда еле-еле вставала с кровати и топала на завтрак. Даже Мелоди не было под силу растормошить сонную девушку, нет, ну конечно если той не приходило в голову окатить сестру водой, подножка, кстати, тоже неплохо действовала. Правда такое было всего раз, и случайно, но проснулась Мелани тогда точно, ещё бы. Когда твоё лицо отпечатывается в стенке, это знаете ли, очень бодрит. Но в это утро экстремального пробуждения не было, поэтому прийти в себя Мелани смогла только на тренировке. Вообще-то она не была фанатом тренировок, но так было нужно, она же солдат, да и повеселиться с сестрой получалось не так часто, а на тренировках как раз можно было это восполнить. За то вот Мелоди была истинный фанат тренировок, получая от них истинное удовольствие, попутно гоняя и Мелани. Что не сделаешь для любимой сестры и выживания? А та безозрения совести пользовалась этим. Ещё одним любимым занятием Мелодии было дразнить близняшку, а Мелани постоянно велась на это и сбивалась, пропускала довольно болючие удары, но всегда отвечала тем же. Всё это было без злобы и агрессии, и то и дело можно было услышать веселый смех одной из сестер.
С концентрацией у Мел было получше, от чего та постоянно давал советы, кстати, довольно действенные, хотя слушая их Мелани, всегда, строила какие-нибудь мордашки и закатывала глаза. Но только дело доходило до драки, как Ани всё старалась последовать совету. И вот опять, очередной совет и удар, от которого Мелани удалось уйти, второй третий, и каждый раз, уходя от удара, Мелани радовалась. А уронить сестру на маты, так это вообще невероятно, и губы сами по себе растянулись в торжествующей улыбке. Но Мелоди так быстро не сдастся, да и скучно бы это было. Ведь она тут же поднимается и вновь идёт в атаку.
Как бы ни хотелось остановиться  и отдышаться, а лучше так вообще растянуться на матах и попялиться в потолок, но приходится вновь и вновь отражать удары и нападать.. Сдаться? Да никогда! Это же потом терпеть долгие усмешки и ехидные замечания от горячо любимой сестрицы.
Но даже Мелоди далеко не бессмертный пони, поэтому уставшие, но очень довольные  сестры переглянулись и решили устроить себе передышку.
Ещё во время боя, Мелани заметила парочку знакомых лиц, поэтому сейчас, когда выдалась минутка, она обратила своё внимание в их сторону. Пихнув сестру в бок, Мелани махнула головой в сторону братьев Хоторн, которые тоже пришли на тренировку, притом, по-видимому, уже довольно давно. Их взгляды девушка чувствовал тогда, во время боя, но отвлекаться было нельзя, иначе она обязательно бы им подмигнула.
- Гляди, а мальчики то на нас засматриваются, пошли подойдём, поздороваемся…- предложила Ани сестре, хитренько так улыбаясь и глядя на то, как на её лице расцветает точно такая же улыбка, поняла,  что парни попали, а у Мелани будет шикарное настроение.
- Рори, Гейл, а что это вы прохлаждаетесь?
Конечно, это было не правда, девушка видела, как они тренировались, но нужно было начать с чего-то разговор. К тому же Гейл так смешно хмурится, а Мелани нравилось его доводить, даже учитывая их редкие столкновения.

+3

5

[AVA]http://savepic.ru/9975158.jpg[/AVA]Одно из любимых занятий Мелоди были тренировки, и не, потому что она такой заядлый солдат, а из-за возможности подурачиться  сестрой. Да, как бы  странно не звучало, это было так. Совсем, как в детстве здесь можно было ее поддразнивать и подначивать, заставляя выходить из себя и делать ошибку за ошибкой.  Видеть ее такой же маленькой и легковерной, как лет десять назад, когда ее можно было взять на слабо. Бросить это слово ей в лицо и наблюдать, как забавно она сужает глаза и морщится в знак протеста, желая гневно возразить нелепому обвинению, доказать, что ни черта ей не слабо. Это было странное ощущение, будто дразнишь сове отражение и в точности до секунды знаешь, какая реакция за этим последует. Что только не творила Мелани, желая показать, что она все может и ей не страшно. Мелоди, будучи старшей, всегда приглядывала за ней, не мешала, но приглядывала. Шишки нужно иногда набивать сов, чтобы знать, куда лезть совсем не нужно. И вот теперь совсем, как тогда, старшая Лиг вовсю забавляется, укалывая сестру то одним слово то другим.  Только сейчас между Ани тогда и Ани сейчас большая разница, эта умеет давать сдачи гораздо лучше, так что Мел приходится уворачиваться гораздо чаще, когда ее слова заставляют младшую Лиг двигаться быстрее и яростнее.
Мелани  понравилось танцевать после увиденных движений беженцев из дистрикта 12, но Мелоди нравился этот вид танца. Полный грации, боевой и невыразимо смертельный танец. Мышцы буквально пели, выполняя движения за движением. Когда с малолетства учат быть бойцом, тело просто не может без того, чтобы не дать организму нагрузку. Он сам без особого труда воспроизводил все нужные движения до того, как девушка могла подумать об опасности. Свист ветра в ушах, направление воздуха от ударов, малейшее движение – все это мозг обрабатывал с невероятной скоростью, позволяя отразить удар или нанести.
Внутри все было спокойно, как в тихой заводи. Ничего не может потревожить спокойную гладь воды, ни ветер, ни рыбы, ни даже опавший лист. Ни гневу, ни злости тут места не было. Эти эмоции слишком закрывают разум, и боец начинает ошибаться и слабеть. Именно это хотела показать Мел своей сестре, доводя ту до бешенства. Хотя возможно дело было лишь в том, что они слишком хорошо друг друга знали, а соответственно знали слабые места друг друга, но Ани не спешила этим воспользоваться.
- Закрой свои уши и просто двигайся. Ты не должна ни на что постороннее реагировать. Слова пустое, тебя могут пытаться отвлечь, сбить. Дашь один шанс, одну только секунду и все. Ты труп,- с этими словами Мелоди с разворота нанесла удар ногой, но Мелани оказалась проворнее. Старшая не сдавалась и наступала с насмешливой улыбкой. Снова удар с разворота, прямой удар ногой, а теперь в ход пошли руки.  Но Ани схватив сестру за руку, сделала ей подножку. Мелоди почувствовала, как затылок ее стукнулся с глухим звуком. А сестра нагло усмехалась, думая, что победила.  Но Лиг так просто не сдаются.  Старшая со всей силы оттолкнулась от пола  и одним грациозным рывком оказалась на ногах. 
И снова две девушки закружились, выбирая слабые места и пытаясь победить друг друга. Обе уже изрядно устали, но признаться в этом никто не хотел. Ани, чтобы избежать добродушных насмешек, Мел, для того же. Иначе будет ей, потом младшенькая напоминать, что не так уж она и сильна, как хотела казаться.  Мелоди пристально следит за Ани, потому что когда та устает, то может подкинуть какой – нибудь неожиданный сюрприз. А из чистого ребячества старшая не хочет проигрывать. Только победа. Только со щитом.  На щите ее не устраивает вовсе.  Внимание привлекают двое, которые тоже тренируются совсем рядом за небольшой баррикадой из матов. Гейл Хоторн и его младший брат.   Девушка уделяет им всего пару секунд и переключается на бой, прокручивая в голове, что знала. Мелоди слышала, что Рори нельзя тренироваться в полную силу по той программе, что была для подростков его возраста в дистрикте 13. Но и отсиживаться было не в его духе, так говорили.  Что же Мелоди понимала его стремления. Быть в стороне, когда другие заняты делом, мало кому понравится. Если только трусу. Хоторны трусами точно не были. Толькой старшей не всегда мог держать себя в руках. Как видно, Гейл начал сам  тренировать брата. Ведь он знает не только  его слабые, но  и сильные стороны.
Думать о постороннем во время боя чревато последствиями, не этому ли она учила Мелани? И если бы та, сам не отвлеклась бы точно на те же объекты, что и старшая, то не сносить бы ей головы. Позорно бы проиграла после кучи нравоучений. Но так как Гейл интересовал ее меньше, чем Мелани, которая испытывала к парню симпатию, то в этот раз Мелоди не сплоховала. Зато Ани получила урок.  Лиг резко наклонилась и выбросила ногу в скользящем  движении по полукругу, делая неожиданную подножку.  Ани с полным изумлением на лице упала, не успевая ничего понять. А Мелоди завалилась на пол, сотрясаясь от хохота. Они еще некоторое время дурачились, делая такую необходимую для себя передышку после длительной тренировки. Но внимание  Мелани то и дело отвлекали братья Хоторн. Снова Гейл? – подумала Мел и внимательно посмотрела на хитрое выражение лица сестры. А она, явно, на что – то намекала. Долго сестра держать в себе идеи или идиотские планы не могла и поэтому сразу все озвучивала.
Подойти к ним? – Мелоди с сомнением посмотрела в сторону братьев, но представив, как можно повеселиться, расплылась в улыбке. Они часто устраивали розыгрыши, используя свою почти полную схожесть. Девушка поднялась и вместе с сестрой направилась к цели, позволив сестре самой начать разговор. А она пока понаблюдает.

+3

6

- Я не это имел в виду, придурок, - смущенно пробормотал Рори, принимая из рук Гейла бутылку и досадуя на выдавший его голос. - И вообще, хватит искажать мои слова!
Признаться честно, Рори посещали мысли подобного рода, благо он все же был подростком, переживающим пубертатный период. К счастью, ему повезло, и на его характере переходный возраст сказался мало. Пора неуклюжести и мучительного ломания голоса была позади, растительность на лице пока не спешила пробиваться, чему Хоторн был только рад, но вот сигналы перестроившегося тела по-прежнему смущали его.
Однако в данный момент юноша действительно не вкладывал в свои слова никакого скрытого смысла, поэтому реплика старшего брата вкупе с его выразительной мимикой застали его врасплох, и он не смог сдержать эмоции. К чести Гейла стоит сказать, что подловить Рори на чем-либо, ещё и неожиданно для самого подростка, было крайне трудно из-за вечной сосредоточенности младшего на себе и своём окружении.
Он глотнул ещё прохладной жидкости, сжимая бутылку чуть сильнее, чем было необходимо. Шорох бинтов о пластмассовую поверхность и тихий треск позволили ему снова сосредоточиться и загнать смущение обратно в себя.
- Не знал, что ты так увлекаешься подглядыванием за девушками, - усмехнулся Рори, проследив за взглядом брата. Одна из сестёр сделала другой безукоризненную подсечку, заставляя её упасть на маты, но и сама последовала за ней, сотрясаясь от смеха. Хоторн поднял брови и кинул насмешливой взгляд на Гейла, разглагольствовавшего о том, как приятно смотреть на близняшек.
Это и позволило ему уловить момент, когда старший резко переменился в лице и отвернулся от их соседей по залу, кидая ему крышку от бутылки и приглушая голос. Не скрывая ехидной, пусть и понимающей усмешки (нечего пялиться), Рори закрутил на место крышку и отставил бутылку в сторону. Так как угол его обзора покрывал область за спиной Гейла, он прекрасно видел, что близняшки прервали свои тренировки и теперь направляются к ним. Судя по напряжённой позе брата, он так же был осведомлён об этом, слушая звук их шагов.
Рори знал сестёр Лиг лишь понаслышке: упоминание тут, упоминание там, короткие встречи в столовой, в тренировочном центре и редко - в съёмочном центре. В царство Крессиды Каннингем Хоторн заходил с завидной частотой в последнее время: режиссёр-документалист уж больно полюбилась Пози, да и сама прониклась к его сестренке. Во время своих же коротких визитов подросток часто наблюдал за работой съемочной группы, в которой иногда принимала участие не только Китнисс, но и "звёздный" отряд 451, как его уже успели окрестить. В состав этого отряда входили как сама Китнисс, так и Гейл, и близняшки Лиг.
При всей своей наблюдательности Рори было трудно отличать Мелоди от Мелани, особенно когда они двигались так же быстро, как сейчас в спарринге. Однако стоило им заговорить - и разница становилась куда очевидней. Мелоди, была более спокойной и больше отмалчивалась (по крайней мере во время своих коротких и несистематических наблюдений Рори почти не видел, чтобы она говорила), зато Мелани была более... авантюрной? У подростка недоставало данных, чтобы сделать точный вывод, однако если бы его попросили назвать любое ассоциирующееся с ней слово - это было бы первое, что пришло ему в голову. К тому же, подросток так и не был уверен, кто из них старше, а кто младше, однако предполагал, что Мелоди старше в силу её хладнокровия. С другой стороны, Гейл тоже был его старше, но назвать его спокойным не повернулся бы язык и у того, кто только познакомился с ним.
Кстати, о Гейле. Рори поднял кулаки перед собой на уровень груди, чуть сгибая колени, чтобы быть готовым в любой момент сорваться с места. В голове он быстро рассматривал варианты.
Возможно, старший был достаточно отвлечен шагами за спиной, чтобы опустить защиту, однако целиться в корпус по-прежнему было бы верхом недальновидности. Если бы он заставил Гейла сделать выпад и затем вывести его из равновесия... Нет, он должен атаковать сам.
Рори сделал обманный выпад вправо, тут же пригибаясь от любой защиты или контратаки Гейла, и снова лёгким движением обошёл его справа, со стороны стенки из матов, когда Хоторн попытался предугадать направление его атаки. Невольно опираясь на мягкую преграду, Рори перенёс вес на одну ногу, стремясь сделать подсечку, как до этого её сделала одна из сестёр Лиг.
И в этот момент его и настиг громкий вопрос Мелани неожиданно и пугающе близко от него самого.
Парень вздрогнул и потерял концентрацию буквально на пару секунд, и этого вполне хватило Гейлу, чтобы воспользоваться его уязвимой недоделанной подсечкой и уложить его на маты, точнее, на матную стенку. Всего-то и требовалось, что одним точным и даже позорно несильным ударом выбить у него почву из-под опорной ноги. Рори попросту сполз по плотной, пусть и мягкой преграде, сдавленно кашляя (удар спиной о маты временно вышиб воздух из лёгких), и негодующе задрал голову, смотря на близняшку, которая так "удачно" его отвлекла.
- Я в порядке, - он глубоко вздохнул, зная, что кашель может заставить Гейла волноваться, и поднялся с пола, опираясь на стенку. Немного неуверенно подойдя к брату, он молча, но с праведным негодованием воззрился на потревоживших их спарринг сестёр, предоставляя старшему самому начать разговор. Это ни в коем случае не было признаком раболепия перед Гейлом; просто в отличие от Рори он знал их лучше, и младший это прекрасно понимал.
-...и кто тебя дёрнул на них смотреть, - еле слышно, только для ушей Хоторна-старшего.

+4

7

Я конечно же понимал, что в словах Рори не было никакой эротической подоплеки. Но мне нравилось его дразнить. Так для профилактики, чтобы не расслаблялся. Нельзя же каждый раз смущаться, когда речь заходит о девчонках. У себя дома, в двенадцатом, мы пытались выжить, зачастую забывая, как жить. Озабоченные тем, что будем есть на ужин, и разговорами о том, чью жизнь снова унесли взрывы в шахте, мы редко позволяли себе быть обычными мальчишками. В этом плане Вику и Пози повезло куда как больше – с детства взвалив на себя обязанности взрослых, мы старались дать младшим как можно дольше побыть детьми, оберегая их от сложностей взрослой жизни, тягот и лишений. После смерти отца я взял на себя его роль, воспринимая это как должное и само собой разумеющееся, но упустил из виду, что Рори тоже пришлось стать старше раньше срока и взвалить на себя часть моих прежних обязанностей. Помогая маме, присматривая за младшим братом и сестрой, и переживая тяжелую болезнь, он всегда получал слишком мало времени для себя. Он не мог позволить себе невинные шалости, вроде дерганья симпатичных девчонок за косу и общения в кругу сверстников. Рори как будто родился сразу взрослым – и до этого дня я не задумывался о том, чему ему самому пришлось пожертвовать, обретя всю присущую ему сознательность и серьезность. Теперь же, когда я смотрел на то, как младший затравленно поглядывает в сторону девчонок, меня не отпускало острое желание дать себе по лбу. И все же, я был уверен, что еще не все потеряно. Правда, при мысли о том, что мне, на правах старшего, придется рассказывать ему о пестиках и тычинках, меня немного знобило и бросало в холодный пот, но я считал эту проблему меньшей из зол. В цветах я всегда разбирался паршиво, но зато знал толк в охотничьих силках. Оставалось только придумать, как связать все это вместе и не выглядеть при этом полным идиотом, и дело было практически в шляпе. В конце концов, в его возрасте я уже вовсю заглядывался на девчонок. А он только издалека на них смотрит. А если они вдруг заметят его взгляд, отводит глаза.
Выслушав ответный колкий комментарий Рори и возмущения о том, что я искажаю его слова, я не стал спорить, ведь так оно и было. Несмотря на то, что к нам явно приближались сестры Лиг, а я предложил ударить меня, только чтобы сделать вид, что мы продолжаем спарринг, а вовсе не пялимся на них, Рори к моим словам отнесся серьезно и сделал выпад в мою сторону. Все дело было в том, что он очень ответственно подходил к тренировкам, стремясь добиться результата, а не просто поддерживать форму, как я. Я не хотел укладывать его на лопатки при сестрах, но видимо мои рефлексы работали быстрее, чем голова. Поэтому, как только Рори сделал движение в мою сторону, я на автомате выставил резкий блок рукой, сбив младшего с ног. Впрочем, не я был в этом виноват, а Мелани с Мелоди, которые как раз «вовремя» появились.
- Прости, - прошептал я в адрес Рори одними губами в ответ на его привычное «я в порядке». – Да и как не смотреть? Ты видел, за сколько секунд они собирают автомат? Или фирменный хук справа Мелани? Пропустишь один такой, и пол жизни будешь размачивать солдатский паек в кружке с чаем, – иронично заметив, шикнул на него я, принимая самый что ни на есть независимый вид. Во всем, что касалось отношений, я всегда чувствовал себя как слон, в посудной лавке, но конкретно сейчас мне никак нельзя было облажаться. Под моей ответственностью находился младший брат, и какая-то пара, пусть и весьма симпатичных, девчонок, не могла сместить семью Хоторнов с их орбиты.
Но моим ожиданиям было не суждено сбыться. Сестры Лиг, сделав нам пару замечаний насчет того, что мы ту «прохлаждаемся», прошли мимо, выходя из тренировочного зала.
- Ну что, продолжим? – пожав плечами, предложил я. – Почему бы нам не отработать тот обманный выпад, что ты только что пытался изобразить? – с улыбкой поинтересовался я, одобрительно хлопнув младшего по плечу.

+2

8

От Гектора Клерика можно было ожидать чего угодно, но даже в такой ситуации он умудрился превзойти себя. Если бы не прикованный к больничной койке Роберт, чудом выживший после серьезного отравления, то Ангерона бы рвала и метала, в первую очередь расправилась бы с собственным воспитанием и устоявшимися привычками. Во всяком случае, ей так казалось, когда по дистрикту разнесся слух о том, что Клерик сбежал, прихватив с собой весьма ценный трофей. Но вместо того, чтобы выплескивать всю свою злость, девушка приходила к брату в свободную минуту и сидела с ним. Много лет назад она поняла, что дороже и важнее Роберта у нее в жизни не было (за исключением матери) и, возможно, не будет (Маркус попадал под другую категорию). И если тогда её избавили от тяжести сообщения младшему брату о смерти матери, то месяц назад ей пришлось сказать о предательстве отца самой. Но Роб уже успел сделать определенные выводы о бросившем их (даже ни сколько детей, сколько революцию и дистрикт) человеке и сообщению, казалось бы, не удивился.
А Ангерона злилась. В ней кипела жидкая ярость, которую раньше она в себе не ощущала. То поведение, от которого она страдала в детстве, когда их мать погибла, было лишь попыткой уменьшить боль и не показать свои чувства брату и отцу, поэтому одиннадцатилетняя девочка загоняла себя до стертых в кровь костяшек пальцев, невозможности бе тремора в руках держать автомат или более легкий пистолет, и обмороков, сейчас же желания двигались в другом русле - Ангероне хотелось отнимать жизни. Она по прежнему оставалась адекватной и холодной на заданиях, но попадание пули в живую мишень доставляло удовольствие. Ангероне не представляло труда представить на месте цели отца, который виноват во всем, и, который должен понести наказание. Она даже была готова принять версию брата о причине гибели шесть лет назад Мери Клерик, но не принимала, потому что не было прямых, неоспоримых доказательств.
В остальном же все было как обычно. Роберт, пролежав в лазарете чуть меньше недели, вернулся к военной службе, она продолжала заниматься, улучшая свои боевые навыки и исправно посещая занятия и придерживаясь расписания, а свободное время проводила с Маркусом на дополнительных тренировках-состязаниях или просто общаясь с ним там, где было не так много народа, все ещё помнящего предательство её отца. Но в целом, если рассматривать общую ситуацию и отбрасывать её собственные эмоции и жажду мести, дышать без Гектора в отсеке стало легче.
Это утро ни чем не отличалось от предыдущих, но и рутиной не становилось. Подъем, завтрак, тренировки... из года в год такое расписание не напрягало, всегда можно было научиться чему-то новому, особенно, если в дистрикт некоторое время назад завезли "свежую кровь".
На новеньких в зале Ангерона обратила внимание ни сразу - рядом был брат, которого по воле случая сегодня занесло сюда же, и за которым не нужно было присматривать, но сестринский долг не давал покоя, да и грех было не сделать хоть какое-то замечание Роберту.
- Слабо размял шею. Двух поворотов вправо и влево недостаточно, - растягивая уже плечевой пояс, заметила девушка и слегка улыбнулась, - Не отлынивай, Роб, вот думаешь, будут на тебя девушки внимание обращать, если шею будет зафиксирована, - она преувеличивала, конечно, но знала, что брат ее поймет.
Потянувшись так, что в плече что-то хрустнуло, девушка с облегчением опустила руки и нагнулась, укладывая обе ладони на пол возле ног и прижимаясь лбом к коленям. С гибкостью проблем нет, с выносливостью тоже, точность так же не отстает, а вот над силой все-таки нужно поработать. Раньше с Робертом было интересно устраивать тренировки по рукопашному бою, но сейчас младший при большом желании мог быстро с ней справиться, чего Ангерона не могла себе простить, ведь она старше и опытнее! Даже утешения в плане "я лучше его стреляю" - не помогали.
- Я хотела сегодня ближний бой вспомнить. Составишь компанию? - выпрямляясь, поинтересовалась Гера, глядя на брата, а потом чуть сместила вектор взгляда и фокус, наконец заметив тех самых новичков. - У нас сегодня семейные тренировки, судя по всему. Это Хоторны же? Старший из грязи в князи быстро пробился, - тихо говорит она, глядя поверх плеча младшего брата, а потом переключает внимание обратно на Роберта. - Так что, позволишь мне тебя сегодня на лопатки уложить?

+4

9

Его всегда увлекали тренировки. Дело даже не в жажде отточить мастерство рукопашного боя до совершенства или подтянуть хромающую стрельбу по движущимся мишеням. Только здесь, в тренировочном центре, можно довести себя до изнеможения, тем самым вынудить сознание оставить лишние мысли в стороне. Когда мышцы ноют от чрезмерной нагрузки, глаза пронзает острая резь, сердце колотится с такой силой, что кажется, вот-вот прорвется сквозь грудную клетку наружу, сил на размышления просто не остается. На лишние, неуместные, болезненные размышления. Их, к слову, в голове у юного Клерика было предостаточно.
Недавняя выходка отца не осталась незамеченной, впрочем, его поступок, датирующийся шестью  годами ранее затмить не так-то просто и бегства в Капитолий недостаточно для того, чтобы произвести неизгладимое впечатление на сына. Наверное, именно по этой причине Роберт, услышав об исчезновении Гектора, лишь сильнее сжал губы, не сумев выдавить из себя ни слова. Удивлен? Разочарован? Опечален? Нет. Все было слишком предсказуемо, этот человек -  некогда именовавшийся отцом – способен на подлость, на предательство родных людей. Закипающая злоба по отношению к Гектору норовила перелиться в настоящую, неприкрытую ненависть. Очередное предательство лишь подлило масла в огонь, пусть и осталось воспринято достаточно спокойно, без эмоционального выплеска в виде гневных изречений в адрес Клерика старшего. Иногда, безразличие страшнее самой бурной реакции. Подавленные эмоции неизбежно оседают в подсознании, затихают, выжидая подходящего момента. Несомненно, внешнее равнодушие способно породить немыслимые последствия.   
К сожалению, время, проведенное в лазарете  (читать - потраченное в пустую) не лучшим образом отразилось на душевном состоянии Роберта. Целыми днями он практически ничего не делал, полностью погрузившись в себя, прокручивая в голове последний, роковой разговор с отцом, простите, с  Гектором.  Чтобы окончательно не погрязнуть в неприятных переживаниях, юноша старался переключать внимание на сестру. Она приходила по несколько раз в день, демонстрируя  неподдельное сопереживание, искреннюю заботу, которой раньше Робби так часто одаривала мать. Теперь Ангерона переняла на себя эту роль, за что брат ей безгранично благодарен, хоть и не произносит вслух теплых слов. Здесь они лишние, ведь Клерики без того прекрасно понимают, что им необходимо держаться друг за друга железной хваткой, иначе поражение в битве с их главном противником неизбежно.

- Вообще-то еще четырех круговых, - он запрокидывает голову и неспешно проделывает упомянутые круговые вращения. – Конечно, только ради девчонок я тут стараюсь, надрываюсь, больше то незачем. – Переходя к разминке плечевого сустава, Роберт одаривает сестру многозначительным взглядом. Всего несколько дней прошло с момента выписки Клерика из лазарета, и вопреки рекомендациям врачей, он уже приступил к тренировкам. Затяжной «больничный» никак не входил в планы молодого бойца, он намеревался уже сегодня выжить максимум из отведенного для занятий времени. Снова ощутить целебную усталость, снова отодвинуть в темный уголок сознания, мешающие здраво мыслить, эмоции. 
- Гера, - протягивает юноша, вернувшись в исходное положение после разогрева мышц спины, - Я не буду тебе поддаваться, мне нужно возвращаться в форму после тех неудачных ягод, - он кривится, стоит только вспомнить ту злополучную вылазку на поверхность с ее плачевными последствиями. – Если готова снова оказаться на лопатках, я не против.
Хитрый прищур на мгновение превращает лицо Роба в лицо мальчишки, который нашкодил и оказался очень доволен результатом. Он прекрасно знал, как сестра относится к их спаррингам, в особенности к тому, чем они обычно заканчивались. Бывали дни, когда Роберт то ли из-за невнимательности, то ли из-за хорошего настроения, оказывался в проигравших, но чаще всего поражение настигали  Ангерону. Едва ли их бой можно было назвать равным.
- Хоторны? – Стоявший все это время спиной к братьям Роберт, тут же обернулся, всматриваясь в знакомые лица. – Да, похоже, они. – Клерика внезапно посещает гениальная, по его мнению, идея. Сходиться в рукопашной схватке с давно знакомыми напарниками, кончено, полезно, однако не очень продуктивно. Отыскать в тринадцатом нового противника было достаточно проблематично в силу явных причин. Зато теперь, когда прибыло пополнение, была возможность добавить в тренировки немного разнообразия.
- Знаешь, пойдем-ка лучше подыщем тебе нового противника, - заговорщицким тоном проговаривает Роберт и, не дождавшись одобрения сестры, направляется в сторону Хоторнов. – Только не говори, что ты еще недостаточно размялась, не настроилась или не хочешь продемонстрировать свои способности нашим «новичкам». Я все равно не поверю.
Где-то в глубине души, колыхаясь, начал проявляться озорной огонек, отчего легкое волнение посетило разум Клерика. Столкновение двух семейств могло принести неплохие плоды, так почему бы не воспользоваться таким шансом.
- Привет, - рука замирает в приветственном жесте. –  Меня зовут Роберт, а это моя сестра Ангерона. - Он не оборачивается, чтобы не натолкнуться на неодобрительный взгляд девушки. - Не против, если мы к вам присоединимся?

+5

10

Рори проводил взглядом выходящих из зала сестёр Лиг и незаметно выдохнул. Раздражение, которое он испытывал в связи с неудавшимся поединком, быстро рассеялось, поэтому парень закатил глаза, поворачиваясь к брату.
- Прохлаждаемся, как же, - передразнил он Мелани, сделав пару круговых движений ушибленным плечом, разрабатывая его. - Сами вообще не так давно в истерике от смеха на матах лежали.
Однако по тону, которым был сказан данный комментарий, было понятно, что Рори говорит это не от злости, а скорее от желания восстановить подобие справедливости. Хмыкнув, он выслушал предложение Гейла, радуясь про себя, что старший оценил обманный приём (пусть и неудавшийся). Не то, чтобы он был особенно новым или придуманным лично Рори, однако даже для того, чтобы выполнить его и не останавливаться ни на секунду, парню пришлось много тренироваться. Он вообще старался не медлить и не стоять возле противника, находясь в постоянном движении. Так было удобнее наносить удары, и ещё удобнее - уворачиваться от них.
Способность уворачиваться в рукопашном бою вообще было больной темой для среднего Хоторна - во всех смыслах. Этому можно было научиться только в поединках с незнакомыми противниками, при которых один занимает исключительно атакующую позицию, второй же пытается отразить и выдержать удары. Рори прошёл через десятки таких спаррингов за то время, что он пробыл в Дистрикте 13, и стабильно возвращался в их блок с синяками - уставший, но довольный любым прогрессом. Он даже тихо смеялся над тем, как они с Виком поменялись ролями: приходить домой с "боевыми ранениями" раньше было исключительно его фишкой - если, конечно, старшие братья не вмешивались. Тогда синяки были у нападавших, иногда они бежали даже с более серьезными травмами (так как Гейл бил сильно), или встречали дома вместо утешения ещё более серьёзные проблемы. Последнее объяснялось тем, что Рори не испытывал угрызений совести и сообщал родителям обидчиков о драке, если они вызывали её без причины или пользовались каким-то подручным оружием - и такое бывало. О том, что получал дома Вик, если он сам устраивал драку, за пределы семьи Хоторн не распространялось, но на следующий день нетерпеливый подросток очень старался быть тише воды, ниже травы. Ему уж точно не хотелось схлопотать ещё какое-нибудь наказание.
Сейчас Рори был на военном обучении и при этом подал прошение на разрешение на обучение в качестве IT-специалиста. Если он пройдёт тест и заявка будет удовлетворена, он станет куда реже помогать в медицинском отсеке, но оно того стоит. Стройная логика компьютерных систем понравилась ему с того момента, как он нашёл в библиотеке и открыл один из учебников по IT, которые использовались Дистриктом для обучения своих техников. Символы и коды складывались в понятные системы, чьи слабые места прикрывались сильными алгоритмами, и в целом построение и взлом системы можно было отдалённо сравнить со столь любимыми Рори шахматами.
Гейл первым из семьи узнал о его увлечении и намерениях, и, как казалось младшему, поощрял их. Это на самом деле было важно для подростка: он хотел, чтобы старший видел, что он тоже нашёл себя, пусть и в совершенно другой сфере, нежели брат. Он не солдат, как Гейл, не лидер восстания но он тоже может внести свой вклад в дело революции.
- Когда у тебя есть время подумать, куда ты собираешься двинуться, у тебя тело на секунду буквально застывает. Как будто ты запоминаешь последовательность моих движений, - заметил Рори, улыбаясь. - Затем ты делаешь выпад в ту сторону, где я по твоим расчетам окажусь. Это забавно на самом деле, учитывая, что когда у тебя нет времени на размышления, ты двигаешься очень точно и скупо - ни одного лишнего движения.
Он отстранился, кивая на предложение Гейла, и снова встал в стойку, поднимая кулаки на уровень груди. Его задача сейчас была предельно простой: попытаться обмануть старшего и скользнуть ему за спину или к незащищенному боку, пока тот будет предугадывать его движения и ловить его. Затем они поменяются, однако тогда следует учитывать разницу в росте и весе: Гейлу достаточно его схватить, в то время как Рори явно придётся ткнуть его под колени, чтобы остановить уже его попытку обманного манёвра.
Тренировка проходила в быстром темпе: обмен тычками и смена позиций происходила постоянно, Хоторны кружились друг вокруг друга, постоянно пытаясь зайти друг другу за спину и снова провозгласить свою победу. Удары ни в коем случае не были сильными, больше раздражающими и заставлявшими желать немедленной мести. Но Рори внимательно следил за своим состоянием, усилием воли успокаивая свой азарт и дружеское соперничество и заставляя следить за Гейлом холодными, оценивающими глазами стратега-шахматиста.
Был вариант использовать гамбит: специально подставиться под удар, затем тут же выбросить подножку ещё двигавшемуся по инерции брату. По расчёту он должен был близко познакомиться с матом благодаря свахе-физике и небольшой помощи от младшего. Пожертвовать малым, чтобы достичь большего - в этом и была суть гамбита. При этом нужно помнить, что Гейл может использовать его в качестве поддержки, и необходимо отпрыгнуть от него сразу же после подножки.
Уже решившись и высматривая подходящую возможность, Рори вздрогнул и с тщательно скрываемой досадой поднял ладонь, останавливая их с братом поединок. Кажется, сегодня сама удача против того, чтобы он уложил Гейла на лопатки, или хотя бы носом в мат. Сначала сестры Лиг, теперь брат и сестра Клерики.
Эту фамилию Рори не слышал, а скорее, читал: Роберт, стоящий перед ними, долго лежал в больничном отсека, где Хоторн давно и прочно обосновался. Рори изучил его медицинскую карточку, чтобы отобрать из припасов прописанные ему лекарства от пищевого отравления, но сам с парнем никогда не разговаривал, если не считать традиционного извещения о том, что нужно пить таблетки или идти на процедуры. Он был медбратом, и работа у него была всегда, поэтому он вообще редко с кем из пациентов вступал в длительные разговоры. Его сестру он тоже видел: она часто приходила к брату и подолгу сидела с ним. Рори, помнится, ещё про себя порадовался тому, что и в Тринадцатом есть столь крепкие родственные связи, и что парень не сойдёт с ума от скуки в отсеке.
Хоторн выпрямился, поправляя бинт на правой ладони, но смотря на Роберта и Ангерону.
- Привет, - как обычно тихо ответил он, подходя чуть ближе к ограждению. Он действительно редко повышал голос, но говорил всегда отчётливо, так что обычно проблем не возникало. - Я Рори, это мой брат Гейл, - он усмехнулся. Действительно, Гейл в представлении не нуждался. - Я лично не против. Гейл? - он обернулся посмотреть на брата, вопросительно поднимая брови. Собственно, как старший решит, так и будет.

+3

11

А я и не заметил, как Рори повзрослел. Он всегда был для меня младшим, а младших я часто не воспринимал всерьез, считая, что они многого не понимают, живут в розовых очках, не отдавая себе отчет в том, какова наша жизнь в действительности. Но это было не так. И Рори, и Вик, и даже Пози, всегда смотрели на окружающий их мир открытыми глазами. Они видели голод, несправедливость, неравенство и жестокость. И оба моих брата работали с малых лет, чтобы заботиться о семье, привносить свой вклад. Я заботился о них, они – обо мне, и только благодаря родным, все мы еще не сломались. Забота о них всегда придавала мне сил, заставляла идти вперед с целеустремленностью дикого зверя, ищущего пропитание. Бывали моменты, когда мне хотелось опустить руки, и тогда я начинал стараться в два раза сильнее ради них. Но я всегда был слишком занят, чтобы увидеть, как быстро они меняются, обретая опыт и уверенность в себе. Вот и сейчас Рори оказалось совершенно безразлично мнение сестер Лиг. Его не тронуло ни его фиаско, когда его спина вжалась в маты от моего удара, ни их слова о том, что мы тут «прохлаждаемся». Ему не нужно было самоутверждаться ни перед кем, в свои почти шестнадцать он уже был самодостаточным молодым человеком. Он просто отвернулся от них, и перевел разговор на тему наших успехов в тренировке. И я не мог не гордиться им в этот момент.
Рори был наблюдателен. Он старался подмечать детали, линию поведения в драке противника. Вот и сейчас уже рассказывал мне, какие стандартные выпады он заметил у меня. Правда на одном анализе далеко не уедешь, нужно еще и уметь бить.
- Но ты ведь не знаешь, каковы мои предположения о том, где ты окажешься? – поддел я его, становясь в стойку, чтобы продолжить практиковаться. Но у нас вновь появились «гости». Обернувшись, я увидел Клериков. Мы не были представлены лично, хотя визуально отлично знали, кто из нас кто. А детей Клерика тут вообще знали все. После поступка их отца они не могли не стать «знаменитыми». Мне всегда было интересно, думал ли Клерик о том, что когда он покидал своих детей, он подвергал их опасности? О том, что Койн могла бы попробовать шантажировать его ими? Или он был уверен, что она не причинит им вреда? Или ему было все равно? Ангерона и Роберт в каком-то смысле были в том же положении, что и Мадж, на которую показывали пальцем за то, кем был ее отец – мэр двенадцатого, который мало что сделал для людей своего дистрикта. Хотя мог ли он действительно сделать что-то или нет, никто не задумывался, априори считая его подлецом. А вот отец Клериков и правда этим самым подлецом был, в чем вообще никто не сомневался.
Я редко видел Роберта, зато периодически в местах общего пользования пересекался с Ангероной, впрочем, каждый из нас всегда был занят своим делом, но она всегда казалась мне какой-то холодной, злой, и ее выражение лица говорило: «я всех ненавижу», а за выдающимся скулами, как я предполагал, наверняка скрывались скрипящие от негодования зубы. Кому-то могло показаться, что в этом можно найти сходство между Ангероной и Китнисс, обе как будто смотрели на всех свысока, обе отталкивали людей, но для меня это было не так. Ведь я полюбил Китнисс не за это, она никогда не была такой со мной. А вот кем на самом деле была Ангерона, и что скрывалось за этим каменным и горделивым выражением лица, я мог только догадываться.
Поприветствовав обоих Клериков, я согласно кивнул на предложение присоединиться. Расшаркиваться друг перед другом никто из нас не собирался, так почему бы сразу не перейти от слов к делу? Я догадывался, что Ангерона была более слабым противником, чем Роберт, и по идее, мне нужно было бы отправить ее драться с Рори, а Роберта взять на себя. Но также я понимал, что с моей стороны это было бы сродни унижению младшего. Все распознали бы мои мотивы. И младший вряд ли бы сказал мне за это спасибо. Во-первых, потому что он не потерпел бы жалости, приняв за нее мою заботу. А ведь жалость - это то, что его всегда бесило. А во-вторых, ему было бы обидно, что я не верю в него, а именно так он бы и подумал. Хотя это было неправдой. Я верил в его силу, мужество и способности, он многому научился, просто я всегда боялся за него, и это было то, что нельзя было отключить. Ну а в-третьих, Рори и самому наверняка хотелось бы сразиться с ровесником, - отличный шанс, чтобы проверить, чего он стоит. Так что я сделал свой выбор в пользу Ангероны, останавливаясь напротив нее. Я хотел бы сказать Роберту, чтобы был помягче с Рори, навряд ли он знал про его астму, но вместо этого только проглотил эти слова, убеждая себя, что Рори знает, что делает, когда находится в тренировочном зале, и сможет контролировать ситуацию. Ведь он уже не ребенок, и не нуждается в моей защите, - повторял я себе снова и снова, как только порывался открыть рот.
- Предпочитаешь без прелюдий, или?.. – я намеренно не закончил вопрос, адресованный Ангероне, делая резкий выпад в ее сторону, одновременно ставя подножку, чтобы девушка, в случае, если сделает шаг назад, обороняясь от моего удара, потеряла равновесие и упала спиной на маты. Я люблю без прелюдий, вот теперь и она об этом знает.

Отредактировано Gale Hawthorne (Пн, 27 Июн 2016 14:37)

+4

12

Ангероне хочется забыть этот случай и заставить брата сделать то же самое, ведь эта накладка с, казалось бы, безобидными ягодами, могла стоить ему жизни и относительной чистоты рук самой девушки. В свои семнадцать лет она убила достаточно людей и их кровь на руках не беспокоила, но гибель Роберта Гера бы себе не простила. Только не его. Правда, брат извлек из этого случая урок и теперь стремится наверстать упущенное. Глядя на его хитрую улыбку, слушая подколы, девушка ощущает, что на душе становится теплее, а уголки губ подтягиваются вверх. Он не сердится на неё за невнимательность, не злится из-за поступка отца, не переживает из-за сложившейся ситуации.
- Давай-давай, зли меня, Роб, - с такой же хитрой, но мягкой интонацией отвечает Ангерона, не спуская с Роберта взгляда. Он хороший мальчик, иногда (хотя тут уместнее употребить слово "часто"), правда, страшно раздражает, но на то ведь он и брат, к тому же, младший. - Быстрее сам окажешься на полу, - здоровая конкуренция всегда шла им на пользу. Но что больше всего Клерик нравилось в компании брата, так это то, что часто им не нужны были люди со стороны. Они никогда не замыкались, совершенствуясь в соревнованиях с другими партнерами, но только в случаях необходимости, потому что понимали - их уровня достигают немногие, а те, кто достигают, имеют другие цели. Либо девушка просто максимально сводила до минимума круг своего общения, всеми силами пытаясь сохранить семью. Вернее, то, что от нее осталось.
- Знаешь, пойдем-ка лучше подыщем тебе нового противника, - вся легкость настроения оторвалась от опоры и куда-то улетела. Нахмурившись, Ангерона уставилась в затылок брата, а когда он вовсе направился в сторону замеченных ею Хоторнов, продолжая подкалывать, вовсе закатила глаза, молча выругалась, но все-таки пошла за ним. Не бросать же, уподобляясь сразу двум своим близким родственникам?
Натянув на лицо маску холодного безразличия, Гера, держась на полшага позади Роберта, приблизилась к братьям из Двенадцатого и, сцепив руки за спиной, молча кивнула в знак приветствия, оценивающе глядя больше на заговорившего Рори, чем на Гейла. Со старшим все было понятно, с младшим же раньше контактировать не удавалось. На первый взгляд он выглядел хило: худой, с какой-то болезненной бледностью. Нечего ему делать в тренировочном зале, зашибут и не заметят, но война - неизбирательная дама, даже если Рори и окажется по распределению в отряде военных медиков, навыки борьбы за жизнь, как свою, так и другого, у него должны быть. Чего вот не скажешь о его брате.
Слегка прищурившись, девушка окидывает Гейла взглядом с ног до головы, оценивая комплекцию, выделяя возможные слабые стороны, и, в итоге, зафиксировав внимание на глазах, тихо усмехается, поворачивает голову к Роберту и кивает:
- Пошли? Или передумал? - слегка подтолкнув брата меж лопаток, Ангерона опирается одной рукой на столб и, оттолкнувшись ногами от земли, перепрыгивает через веревочное ограждение. Что ж, тренировка, так тренировка, пусть Роберт решает в этот раз, как все будет проходить.
Предчувствия не подводят, а желания исполняются. Оказавшись довольной соперником, Клерик отмечает, что Роберту, у которого нет проблем с ближним боем, будет просто справиться с Рори, но в этом уже его проблемы. Гейл, возвышавшийся над ней сантиметров на двадцать, а то и больше, казался достойной кандидатурой для тренировки, но признать верность решения брата - извольте, но нет. Описав плечом окружность, девушка отставляет опорную ногу чуть назад и слегка сгибает колени, даже в неподвижном состоянии ощущая легкость и устойчивость. В груди, в тугой узел руками адреналина, связывалось предвкушение грядущей битвы. Гера не знала, как поведет себя Гейл, какой стиль боя выберет, но это незнание и порождало подобного рода удовольствие.
Мир вокруг перестает существовать, все внимание приковано к старшему Хоторну. Он готов, Клерик видит это: дыхание замедляется, зрачки сужаются даже при хорошем освещении, мышцы на руках и ногах крепнут, а плечи немного опускаются вниз.
Пять, четыре, три... Гейл что-то говорит... два, один. Старт!
Легко наклонившись вперед и сделав шаг в сторону, Ангерона уходит от удара и, отскочив в сторону, усмехается.
- А тебе разминка не помешает, Хоторн, - наклонив голову набок, тихо произносит девушка, но не нападает - ей интересно посмотреть, как будет двигаться и действовать Гейл, в остальном же она не переживает. На лице сохраняется обычное спокойствие, только уголки губ немного растягиваются и поднимаются вверх, замирая в какой-то недо-улыбке. "Давай, мальчик, нападай. Пусть ты и сильнее меня в физическом плане, но я легче, быстрее, проворнее", - внимательно следя за реакцией его тела, движениями и взглядом, чтобы в случае следующего рывка снова избежать удара или, если это будет невозможно, снизить урон до возможного минимума, девушка заставляла себя пока бездействовать, хотя хотелось тоже занять активную позицию.

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 25.12.3013. Distr.13. Friendly fire


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC