Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 26.12.3013. distr. 13. Lost to be found


26.12.3013. distr. 13. Lost to be found

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://savepic.ru/9728708m.gifhttp://savepic.ru/9718468m.gif


• Название эпизода: Lost to be found;
• Участники: Rory Hawthorne, Lucia Varys;
• Место, время, погода: 26/12/3013, Дистрикт 13, время прогулки на свежем воздухе, метель, сильный холодный ветер;
• Описание: Рори и Люц неплохо знакомы по работе в госпитале. Но иногда судьба сталкивает людей при таких обстоятельствах, которые никак не входили в план. За общением время летит быстро, так же быстро, как и снег заметает следы за путешественниками и все вокруг сливается в белое пятно;
• Предупреждения: тут как пойдет.


+1

2

Этот день для Рори был наполнен какой-то светлой, радостной суетой, приятными мелочами, в которых он находил приятное разнообразие и отдых от одинаковых, серых будней Дистрикта 13. Началось все с Пози, которая разбудила его и братьев радостным возгласом, что она принесла подарки. На занудство невыспавшегося Вика, что давно отменённое в Панеме Рождество было вчера, она весело откликнулась, что у неё есть особые, после-рождественские подарки.
Ими оказалась небольшая тарелка уродливых, но удивительно вкусных печенюшек и рисунки, на которых девочка старательно изобразила каждого члена семьи в виде птицы. Почему именно птицы Пози не уточнила, как и то, как она подбила поваров помочь ей сделать печеньки или почему Рори сова, но пушистый воробей Вик заставил старшего Хоторна рассмеяться, за что он тут же схлопотал подушкой по голове. Сестра восприняла это, как сигнал к действию, и с боевым кличем давно вымерших индейцев кинулась в самую гущу событий. Разнимать счастливых и раскрасневшихся драчунов пришлось Хейзел, которая как раз собиралась идти получать новое расписание, когда ей пару раз прилетело в спину несчастной подушкой. Тщательно расчесав взъерошенных Вика и Пози (второго по старшинству она считала все же достаточно самостоятельным) и попросив не буянить, мать ушла работать на благо дистрикта и революции, а дети потащились в ванную, чтобы затем одеться и последовать за ней. Гейла уже не было: иногда Рори подозревал, что брат и не приходил ночевать, либо спал максимум два-три часа в сутки. Он беспокоился, но успокаивал себя тем, что Гейл - не ребёнок, которого нужно опекать, и он сам решит, что лучше для него.
Убравшись в практически разгромленном блоке, Рори получил расписание и порадовался, увидев, что на этот раз запланирована вылазка на поверхность. Приступы в последнее время были все чаще, и даже ингалятор уже с трудом купировал их: сухой, застоявшийся воздух Тринадцатого давил на больные лёгкие подростка, а он не был на поверхности уже достаточно давно. Чем дольше длилось пребывание Хоторна-младшего под землёй, тем больше ухудшалось его состояние: периодически ему даже приходилось прерывать указанные в расписании часы занятий и покидать помещение, так как ему было неловко тревожить занятых людей своими манипуляциями с лекарствами.
Ему необходимо было на поверхность. Пара часов наедине с морозным чистым воздухом - и лёгкие проветрятся от слизи, которая вечно забивает судорожно сжимающиеся бронхи. Он снова сможет дышать без свиста и спокойно спать ночью, а братья и мать могут наконец расслабиться и не прислушиваться к его вдохам и выдохам, боясь, что они прекратятся.
Сегодня Рори успел помочь перетаскать какие-то запасы на кухню, потренироваться в стрельбе из пистолетов и пострадать на предмет необходимости рассчитать отдачу и соотнести её с весом пистолета и траекторией пули. Апофеозом стало то, что он действительно сел в библиотеке и приложил немало усилий к тому, чтобы рассчитать все это, хотя физика не была его сильной стороной. Как выражался сам подросток, у него с ней была взаимная антипатия. Однако, помучившись, закопавшись в учебники и потратив на это все своё свободное время, Хоторн умудрился получить то, что хотел, и, уставший морально, но очень довольный собой, захватил свои расчеты, глянул на расписание и покинул обиталище книг. Работавшие посменно библиотекари уже знали его в лицо и по имени, как и он их. Они всегда кивали и улыбались ему, и подросток так же вежливо приветствовал их и прощался с ними.
Перед вылазкой Рори зашёл в их блок и даже успел шутливо переругаться с Виком по поводу задачи по математике, пока переодевался в утеплённый комплект одежды. Брат не ставил под сомнение авторитет старшего в математике, но его упрямый и временами невыносимый характер требовал проявить себя хоть в чем-то, хоть как-то. Ничего лучше, чем придраться к формулировке ответа Вик не нашёл, но только он начал читать лекцию с важным видом, как получил щелчок по носу и смех в ответ на искренние возмущения.
Попрощавшись с ним, Рори сунул ингалятор в карман куртки на искусственном меху и вышел из блока, направляясь на верхний уровень. Все экспедиции и прогулки наружу начинались оттуда; Хоторн проходил на такую вылазку как больной, хотя де-факто являлся солдатом. Тем не менее, подобные проветривания были ему рекомендованы именно врачом, поэтому он с подавленным вздохом приблизился к небольшой группе людей, так же, как и он, ждущих выхода наружу, и продемонстрировал свою тату-расписание вооруженному мужчине. Окрестности не были спокойными, как и погода, поэтому их сопровождала пара вооружённых повстанцев. Слова "конвоировали" Хоторн старательно избегал для своего и чужого спокойствия, но оно все равно пряталось глубоко внутри.
Мужчина осмотрел расписание и кивнул, пропуская его к группе. Отойдя слегка в сторону, Рори поёжился, привычно сжимая в кармане куртки ингалятор и бросая взгляд на часы на стене. У опоздавших оставалось ещё три минуты, чтобы успеть к ним, прежде чем время уйдёт и они нарушат своё расписание. Рори всегда казалось, что страшнее этого преступления в Дистрикте 13 может быть только разбазаривание ресурсов, или, что точнее, не использование всего, чего можно и чего нельзя прежде, чем выкидывать.
Сопровождающие попросили выходящих собраться у выхода, и подросток подошёл ближе к группе. Внезапное движение слева отвлекло его, и он инстинктивно повернул голову следом за мелькнувшей тенью. Успев подумать, что это скорее всего был Лютик, судя по тени и её скорости, Рори случайно наткнулся на невысокую женщину прямо перед собой и ухватил её за локоть, не давая упасть и создать эффект домино из сгрудившихся около сопровождающих людей.
- Простите, я не специально... мисс Варис, - узнал он, смущенно улыбнувшись. Они пересекались несколько раз в больничном отсеке и разговаривали за работой, так что можно сказать, что Хоторн-младший знал её.

Отредактировано Rory Hawthorne (Вт, 17 Май 2016 16:41)

+1

3

Не знаю, ощущали ли праздник в воздухе жители Тринадцатого, но я определенно его ощущала. Хотя работы в последнее время становилось все больше, мы были в самом разгаре войны и это можно было понять по числу пациентов в мед блоке. А еще по участившимся вылетам Аарона на задания. Он слегка обмолвился, что недавно его вызывала Койн, но в детали, конечно, не вдавался. Я понимала, что существуют секретные миссии и много всего Аарон не может мне рассказать. Но я понимала. Только понимание не делало ситуацию проще. Если миссия секретная, значит, опасная. И я до чертиков боялась за Аарона. И не могла дождаться, когда эта треклятая война закончится.
Сегодня была в расписании одна маленькая приятность в виде прогулки. Хотя и эта в последнее время превратилась скорее в ходку строевым шагом по кругу, чем в вольное плавание по степям. После того, как была совершена на нас атака Капитолием, нас выпускали теперь гораздо осторожнее и с конвоем. А учитывая погоду, на слишком длительные прогулки рассчитывать не приходилось. И все же, небо было приятно видеть, серое оно или голубое. Было безумно тоскливо без этого чувства чрезвычайно далекого неба, вместо бетонного потолка над головой, которого можно коснуться рукой при особо желании.
Нас строят парами, чтобы не потерять никого в бушующей метели и если обычно я была с Аароном, то сегодня нам не очень везет, потому что мой родной сейчас не задании и я весь день занимаю себя работой, лишь бы не думать о том, что может сейчас происходить с ним. Все никак не привыкну. Даже не знаю, с Ремом было проще. Наверно, потому что война была только в его голове.
Я пячусь назад, пытаясь отыскать кого-нибудь из знакомых, чтобы встать в пару, но на глаза никто не бросается, а вместо этого кто-то бросается под ноги, так что мы оба едва не валимся. Я оборачиваюсь, когда меня подхватывают под локоть и обнаруживаю Рори. Он извиняется, что натолкнулся на меня.
- О, привет, Рори. – улыбаюсь, кивая в знак приветствия и маша рукой, мол, да ладно. – Ничего. Рано еще ломать ноги. Для этого надо хотя бы выйти на улицу. У тебя есть пара? – мальчик отрицательно качает головой и я в одночасье принимаю решение. – Пойдем вдвоем? Не против, если я за тебя схвачуть? – протягиваю юноше руку, чтобы он взял меня за нее.
На нас уже комбинезоны и теплые шапки с шарфами и варежками. Мы экипированы не хуже альпинистов и нас сразу предупредили, что метель на улице лютая и лучше держать свою пару за руку, чтобы не затеряться в снегах. Униформа ведь тоже белая, чтобы враги нас не раскрыли. И предупредили далеко не заходить.
- Как в детском саду. – усмехаюсь я. – Хорошо бы еще кашу по наваристее давали и дневной сон. – но тут же осекаюсь, потому что… Черт, в Двенадцатом уж точно детям не приходилось ходить по струнке за руководителем группы и отказываться от ненавистной овсяной каши. – Прости, чушь несу.
Рори – замечательный парень и брат Гейла. Хотя парни были похожи внешне, но характеры диаметрально разные, что было для меня, не скрою, очень приятным сюрпризом. С Гейлом у нас отношения так и не задались, взаимное непонимание возводит стены. А Рори часто помогал нам в мед блоке с лекарствами, и сам неплохо разбирался в них, миксуя травы для больных и для себя. Бедный, ему приходилось нелегко с его болезнью. Тринадцатый был для него как газовая камера. Не представляю, какие мучения он теперь испытывает. Но всякий раз, когда вижу его, думаю о том, что мы воюем именно за таких как он, за тех, кто мечтает однажды вдохнуть свежий чистый воздух и не бояться получить палкой по спине за это.
А еще Рори многому и меня научил. Его знания в травах и в том, как их использовать много дало мне, ведь с медикаментами в Тринадцатом было не очень и в хо шло все, что только могло принести пользу. И я часто обращалась к парню за советом, когда нужно было наложить какой-нибудь травяной компресс или сделать ингаляцию кому-нибудь из раненых при газовой атаке.
Редко, и хорошо, что редко, я осматривала и брата и сестру Рори на предмет каких-нибудь всплывающих заболеваний. Но все обходилось. И чем больше я знакомилась с семьей Хоторн, тем больше сомневалась, что Гейл – родной.
- Как там Пози? У нее больше не болит горло?
Вопрос я задаю прямо перед тем, как нам дают отмашку, что можно выходить на улицу. Черт, это пьянящее чувство наслаждения и адской боли, когда чувствуешь на своем лице морозный воздух и снежинки острыми иголками впиваются в кожу.
- Зато свежий воздух. – кричу парню, пока мы выбираемся из бункера.

0

4

- Разве лучше сломать их снаружи и замерзнуть насмерть, чем здесь, где тебе сразу помогут? - Рори вопросительно поднял брови, глядя на Люцию. В его словах не звучал сарказм: Хоторн-младший был искренне озадачен ответом знакомой. Право, в чем был смысл ломать ноги непременно снаружи? Если только, конечно, это не было шуткой, смысл которой ускользнул от подростка: изредка достаточно сухое чувство юмора подводило своего обладателя, с его до безобразия логичным складом ума.
Когда женщина спросила, есть ли у него пара, подросток, все ещё занятый своими мыслями, лишь отрицательно покачал головой. Он слышал предупреждение о метели и о необходимости найти пару и держаться за неё, но не подошёл ни к кому сразу, как только пришёл, так как все люди в группе были ему незнакомы. Сейчас же от этой необходимости его избавила Варис, за что он был ей благодарен: знакомство с кем-то у Рори вызывало, мягко говоря, затруднения. Иногда все было хорошо; но иногда он умудрялся за три секунды выставить себя идиотом, неправильно начав, и затем корил себя за это днями напролёт. "Эффект лестницы"? Хоторн-младший знал о нем куда больше, чем хотелось ему самому.
Он взял женщину за руку, крепко, но не больно сжимая её пальцы в толстых варежках. Их пара смотрелась весьма странно, учитывая, что Рори был выше Люции на целую голову, а его темно-карие, почти черные глаза и выбивающиеся из-под шапки волосы  цвета воронова крыла были единственным тёмным пятном на всей его фигуре. Утеплённая одежда была абсолютно белой в целях конспирации, от головного убора вплоть до тяжёлых и явно водонепроницаемых ботинок на шнуровке. Хоторн с невольной ноткой сарказма подумал, что он похож на долговязый дождевик с черными пятнышками приставшей земли на шляпке. Он видел их много раз, но не столько в лесу, сколько возле дома: эти белые грибы были неприхотливы к условиям и росли даже на щедро удобренной угольной пылью бедной земле Шлака. Он вспомнил, как мать строго наказывала ему и Вику аккуратно срезать грибы под корень, а не выдергивать их, чтобы не повредить грибницу, и задумчиво сравнил с этой системой развёрнутый под землёй Дистрикт 13, и находящихся в разных частях Панема мятежников. Если уничтожат всех, кто будет на поверхности, делу восстания будет нанесён серьёзный урон, однако сердце революции будет жить, и постепенно оно снова склонит другие Дистрикты на свою сторону - точно так же, как из грибницы вырастут новые грибы.
Посмеявшись над самим собой за подобное детское сравнение, но отметив для себя запомнить его на тот случай, если придётся объяснять все это Пози, Рори слегка повернул голову к Варис, внимательно слушая её.
- В Двенадцатом не было детских садов, - просто ответил он, пожав плечами. - Были только школы, в которые мы шли в шесть, редко пять лет и учились там вплоть до восемнадцатилетия. Затем подавляющее большинство шли работать в шахты, - Хоторн привычно опустил свободную руку в карман, сжимая лежащий там ингалятор. Его иногда посещали мысли о том, что было бы, если бы те Игры обошли семью Китнисс стороной, и Двенадцатый не был бы уничтожен. Рори не смог бы работать в шахтах: пыль и вечный недостаток кислорода, по сравнению с которым вентилированный воздух Тринадцатого была благословением свыше, убили бы его меньше, чем за месяц. Понятное дело, он бы смог найти себе занятие: в конце концов, матери нужна была любая помощь, да и парень сам был не безрукий, - но он сомневался, что когда-либо смог бы прокормить даже одного себя без охоты. Конечно, подобные мысли были чересчур пессимистичны: Рори всегда мог бы найти несколько подработок, и в целом хвататься за любую работу, мог бы охотиться, пусть и с трудностями.
В конце концов, он мог бы обратиться к миссис Эвердин и попросить её научить его различать целебные травы и смешивать их для получения лекарств. Рори никогда не был травником: у него не было дара различать травы и то, какими свойствами будут обладать порошки, компрессы и смеси из них. Конечно, это не означало, что он не мог выучить все это, как он выучил рецепт и технику приготовления настоя из зверобоя и достаточно запутанного лекарства на основе мать-и-мачехи. Но это были два основных раствора, которыми Хоторна пытались лечить большую часть его жизни: он просыпался и засыпал с горечью настоек и капель во рту, и рано выучился готовить их на тот случай, когда мать или миссис Эвердин не смогут пополнить запасы лекарств самостоятельно. Вик, и даже Пози тоже хотя бы примерно представляли себе, как варить эти настои - всегда могло случиться такое, что сам Рори будет не в состоянии это сделать.
Однако то, что Хоторн умел готовить практически с закрытыми глазами эти два настоя, не означало, что он был травником, поэтому, когда спрашивали его совета по поводу каких-то трав в медицинском отсеке, он всегда либо сразу отправлял ищущих к Кейтлин или Примроуз, либо внутренне смущался и прямо говорил, что не знает. Почему-то жители Тринадцатого считали, что беглецы из угольного Дистрикта, помогающие в медицинском блоке, все поголовно разбираются в травах. Конечно, иногда это было правдой; но в случае Рори все обстояло по-другому, и та же Люция не раз в этом убеждалась.
Собственно, он и познакомился с ней во время дежурства в медблоке. В тот день пограничный отряд 13-го столкнулся с отрядом миротворцев; враги были уничтожены, но среди своих было много раненых. Хоторн тогда был за санитара: подавал докторам свежие бинты и вату, подносил лекарства и инструменты, вытирал кровь и грязь на полу шваброй и пот салфетками с бледных лиц сосредоточенных врачей. Одним из таких врачей и была Люция. Впоследствии они достаточно часто попадали вместе на дежурства, и, так как у обоих не было много друзей, общались и постепенно узнавали друг друга.
- Спасибо, все хорошо. Она уже не жалуется, - Рори повысил голос, перекрикивая ветер, ворвавшийся в обитые металлом коридоры после того, как открылся люк. Он был пронизывающе-ледяным и нёс с собой острые осколки крупных снежинок, но это был свежий воздух, кристально-чистый и не пропущенный через десяток фильтров. Хоторн с трудом унял дрожь предвкушения: он испытывал эти чувства бессчетное количество раз во время зимы, но в подземной "грибнице" Дистрикта 13 они стали редкими, запланированными другими за парня, и от того особенно дорогими.
Выбравшись наружу вслед за предыдущей парой, Рори быстро поморгал, снимая мутную пелену с моментально заслезившихся от ветра глаз, и позволил сопровождающим их вооруженным мужчинам встать около люка, немного торопливо отходя от них.
Площадка, на которой жители бункера занимались спортом на свежем воздухе, была практически не видна за плотным покрывалом кружащегося снега. По металлу возле люка, который маскировали мужчины, бежала позёмка; неясные силуэты пары людей перед ним и Люцией смутно маячили впереди. Рори прикрыл открытый нос и рот рукой, приспосабливаясь дышать под напором ветра, и чудом услышал возглас Варис.
- Свежий, зато убийственно колючий, - он улыбнулся, показывая, что жалуется не всерьёз, и снова прикрыл рот и нос. Дыхание постепенно восстановилось, так что теперь Хоторн просто уберегал открытую часть лица от царапающихся снежинок. - Поторопимся, а то потеряемся!
Он потянул Люцию за руку, преследуя то, что казалось силуэтами идущих впереди людей. Они уже порядком отстали от группы, и Рори надеялся, что им за это ничего не будет.

0

5

Вообще, не могу представить, каково Рори и его семье здесь жить.  Конечно, условия в Тринадцатом были лучше чем в Двенадцатом. И хотя с разнообразием работы было скудно, но была возможность действительно работать на благо других людей, а не по указке за гроши, как прежде. Хотя, раньше за гроши, сейчас – за еду, за кров, за защиту. Все мы делаем одно дело на благо Революции и мне кажется, еще никогда прежде дистрикты не были едины так, как сейчас. Даже если учитывать, что Тринадцатый не может принять всех раненных и мы разъединены расстоянием и все же, мы – вместе.
Рори отзывается, что воздух может и свежий, но все-таки слишком холодный, но улыбается. И я понимаю, что как бы то ни было, но рад тому, что выбрался на свет божий. Да, когда сидишь взаперти в четырех стенах и только и видишь перед глазами что бетонные стены, то начинаешь сходить с ума. Первое время, когда я только попала в Тринадцатый, меня не выпускали вообще. Но зато, когда сообщили о том, что я могу пойти и забрать свой пропуск на поверхность… Это были самые прекрасные слова, которые я когда-либо слышала. Могла ли я вообще когда-нибудь подумать, что буду так рада выходу на улицу, на свежий и колючий воздух. Да, холодно, но зато ты хоть что-то чувствуешь, в отличие от безвкусной вентиляции подземки.
Рори тянет меня вперед, потому что мы немного отстали от нашей группы.
- Только не беги. По снегу тяжело, а у меня ноги короткие. – смеюсь. - Да и тебе может стать плохо.
Впрочем, он, наверно и без меня все знает. Он взрослый парень и не первый год имеет дело со своей болезнью. Знаю, мне грех сравнивать с собой, но дело даже и не в сравнении. Моя боязнь высоты хоть и не такая опасная штука, как астма Рори, но к ней я привыкла. Знаю, что не нужно делать. Вот думаю и Рори так же, привык и уже знает, что и чем ему грозит. Он очень самостоятельный парень, заботливый. Пока Гейл воюет, именно Рори выходит за старшего в семье, помимо его матери. Даже не знаю, хорошо ли это.
Однако, что-то я совсем задумалась о своем, а тем временем, мы все куда-то идем и дороги совсем не разобрать. И только темных очертаний в метели все больше и больше. Это либо очень плохо, либо очень-очень плохо.
- Погоди, что-то мне это не нравится. – в дороге нам пару раз встречались елки, которые нам приходилось обходить и теперь меня терзают смутные сомнения.
Я подбираю снежок, укрепляю его, сжимая в ладонях и бросаю вперед. И никто не отзывается, хотя по логике вещей, я должна была попасть в чью-то спину.
- Почему у меня ощущение, что мы на Голодных играх? – наверно, потому что мы попали в какую-то дерьмовую ситуацию и мы пока не понимаем этого. – Нам вообще-то нельзя кричать, но… Рой! Эй! Есть кто-нибудь рядом? - закашливаюсь, поспешно закрывая рот.
Но то ли рядом никого нет, то ли шум ветра перекрывает мой голос и уносит мои слова в неизвестном направлении. Никто не отзывается, вообще никто. Я крепко держу Рори за руку и не отпускаю. На данный момент нам нужно держаться вместе.
- Как думаешь, мы заблудились или остальные заблудились? – спрашивая у парня, то и дело пряча губы от холодного ветра. – Следы замело, по ним не вернуться. Можем зайти в лес, там будет теплее и от него сможем ориентироваться в какой стороне вход. Если не вернемся вовремя, нас хватятся и больше никуда и никогда не отпустят. – качаю головой. Пытаюсь шутить, да. По крайней мере, это лучше чем совсем паниковать.

0

6

Рори закашлялся, на мгновение позволив тугому порыву ветра ударить ему в лицо, и тут же снова прикрыл нижнюю половину лица слегка обледеневшей варежкой. Влажная от его дыхания гладкая поверхность предмета отд быстро покрылась тонкой корочкой льда, и парень теперь отогревал её заново. Ответить на просьбу Люции идти медленнее не представлялось возможным, поэтому Хоторн просто слегка замедлил шаг, показывая, что он её услышал, и сжал другой рукой в кармане ингалятор. Это уже стало привычкой: ощущение гладкой, даже слегка потертой от частого использования поверхности прибора успокаивало и придавало некой уверенности в себе. Это было иронично, учитывая, что Рори использовал его только тогда, когда его жизнь в очередной раз висела на волоске.
Периодически оглядываясь, чтобы проверить, поспевает ли за его шагом женщина, Хоторн пытался догнать ближайших к ним людей. Тем не менее, чем дольше они шли, тем больше Рори подозревал, что они сбились с курса: между прогулочной площадкой и люком не было такого расстояния. Когда же на их пути стали появляться елки, то парень осознал, что его опасения были верны: метель закружила его и Люцию, и в какой-то момент они свернули, скорее всего, на запад. Именно в этом направлении от люка была ближайшая линия леса, как он помнил по своим вылазкам с группой и отдельно Гейлом.
С другой стороны, он даже не мог предположить, петляли они или нет, и сколько раз сменили направление. Без часов он не мог определить и время их "бродилок": с таким же успехом они могли оказаться и у южной или восточной кромки леса. На севере простирались руины наземного Дистрикта 13, уничтоженного ещё в Тёмные дни, так что хотя бы одно направление можно было исключить.
Люция явно думала в том же направлении. Проверив с помощью снежка наличие впереди людей, или вообще каких-нибудь препятствий, женщина поделилась своими подозрениями, и громко позвала их группу вопреки своим же словам о том, что кричать нельзя. Впрочем, Рори её понимал: его самого перспектива потеряться нисколько не вдохновляла, и лучше уж получить нагоняй за крик, чем забрести в лес и остаться там ледяными истуканчиками.
Смерть от холода не была чем-то необычным в Дистрикте 12: хотя его жители занимались добычей угля, им самим этого топлива много не перепадало. Все отправлялось в жадную пасть Капитолия, часть скупо выделялась другим Дистриктам для обогрева в обмен на ресурсы другого рода - все в соответствии со специализацией регионов. В угольном Дистрикте жителям приходилось либо умыкать остатки, либо покупать или выменивать добытое ими же горючее, либо работать в угольных ямах, чтобы иметь возможность урвать приготовленное "свежее". Однако некоторым не везло капитально: ни угля, ни дров, которых в Дистрикте 12 был дефицит (что вообще было в достатке?), ни еды.
Рори видел умерших от голода людей; ещё отец вынужден был объяснить ему, что такое смерть. Высохшие, измождённые каркасы скелетов, на которых кое-как натянули желтую как воск, сухую кожу, долго являлись ему в кошмарах. Трупы умерших от голода принимали разные позы: иногда люди надрывались, неся груз, падали на пыльную чёрную дорогу и не вставали; иногда кто-то сидел возле стены своего дома, выйдя насладиться мутным от угольной дымки солнцем в последний раз; иногда они прятались в канавах и подворотнях города, не решившись вернуться домой с пустыми руками или решив избавить семьи от ещё одного голодного рта. Это не было чем-то необычным.
Позднее, зимой, Рори увидел и то, как "милостиво" обходится с жертвами холод. Он не скручивал внутренности отвратительным прожигающим чувством, не отяжелял ноги и руки смертельной усталостью, не призывал дать отдохнуть уставшим мышцам. Мороз вначале кусался, заставляя сердце биться быстрее и сподвигая к действию, затем просто убаюкивал, шепча колыбельные потрескиванием снега. Трупы замёрзших насмерть были того оттенка белого, который был только возможен в Дистрикте 12, и Рори находил в этом пугающую до чёртиков нелогичность.
Кто-то называл их гротескно красивыми, по сравнению с умершими от голода. Хоторн же, достаточно равнодушно относящийся к смерти животных (ради пропитания) считал, что именно человеческая смерть трагична и отвратительна во всех её проявлениях. Эти страшные статуи с замерзшими глазами и покрытыми инеем ресницами, с руками и ногами, откалывавшимися при прикосновении, постепенно вытеснили желтых голодающих скелетов в его худших сновидениях и галлюцинациях, которые он видел во время самых жестоких своих приступов.
Теперь, когда метель замела их следы, и снег забивался всюду, где было возможно, Рори не смог не вспомнить бедных замёрзших жителей Двенадцатого. Поёжившись и крепче сжав ладонь Люции, он молча поклялся, что такого не произойдёт ни с ним, ни с ней. Он не так хорошо знал её, но был уверен, что и ей было, к кому возвращаться в подземный бункер под названием Дистрикт 13.
- Все потеряться не могут, это невозможно, а вот у нас с Вами сбой курса. Пойдёмте пока в лес! - громко ответил Хоторн, чтобы женщина его точно услышала. - Только, мисс Варис, смотрите внимательнее по сторонам и над собой: метель сильная, ветки могут ломаться, - он оглянулся и сбил внушительную шапку снега с еловой лапы, под которой готовилась пройти Люция: ветка моментально выпрямилась, избавившись от груза. - Получить кипу снега за шиворот тоже будет неприятно, правда?
Он спокойно улыбнулся, заметив, что и она старается не паниковать, одобряя этот подход. Рори не впервой было держать хорошую мину при плохой игре: когда у тебя двое младших непоседливых родственников, очень ответственный и темпераментный старший брат и заботливая мать, которую ты все же стараешься не беспокоить по пустякам, этот навык из разряда "искусство" переходит в разряд "необходимость". Но ему импонировала эта способность в других, и Люция не была исключением.
Рори ненавязчиво тянул знакомую за собой, на правах более опытного первым прокладывая дорожку следов, чтобы ей было, куда наступать, и сбивая снег с казавшихся ему ненадежных веток. Он вспоминал, как это делал Гейл, когда они сами выбирались в лес - не в метель, конечно, но принципы безопасности были одинаковыми, - и старался копировать.
Через какое-то время впереди показался сонм молодых ёлочек, и Хоторн наконец смог сориентироваться. Эти деревца росли так густо, что Рори умудрился застрять, когда попытался пройти через них в свой прошлый раз на поверхности, поэтому и запомнил их в качестве опознавательного знака.
- Мы сейчас к югу от люка, - он повернулся к Люции. - До него около семи-десяти минут, но я не рискну идти обратно в такую метель без ориентиров: заблудимся совсем. Нам нужно укрытие - дождаться, пока ветер хоть немного утихнет.
Рори задумчиво огляделся.
- Пещер тут нет, оврагов тоже. Но есть огромная елка, под которой можно хоть немного укрыться от снега, - он ободряюще сжал ладонь Люции, указывая на действительно большое дерево справа. Его массивные и густые лапы клонились вниз едва ли не до земли, и когда Хоторн сбил с них снег, они поднялись лишь немного, позволяя увидеть покрытую опавшей хвоей землю. Снега по сравнению с "внешним" миром там было мало.
- Забирайтесь, мисс Варис. Все лучше, чем мёрзнуть здесь на ветру. Только берегите голову, - Хоторн развёл нижние ветви, пропуская Люцию вперёд.

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Altera pars » 26.12.3013. distr. 13. Lost to be found


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC