Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Blood, tears and gold...


Blood, tears and gold...

Сообщений 21 страница 40 из 140

21

Люция пытается докричаться, и, ей-богу, она с таким успехом могла просто выйти на крыльцо, сложить руки рупором, и продолжить в том же духе. Короче, аппарат совсем плох и совсем издыхает, и, увы, Нерон ничего не может с этим теперь поделать. Люция зато в полном раздрае, ее беспокоит, что "Марик" будет переживать, не найдет себе места, поедет ее искать... тоже заблудится и так далее, хотя все это Нерон уже додумывает. Чашка чая действует успокаивающе, и Люция возвращается на своем место, снова подсовывая ноги под Нерона. И еще, видимо, на нее что-то такое накатило, раз она берется объяснять, что у нее с Марком за связь. Ну да, Сцевола ведь в курсе, только эмоции, конечно, ни в каком досье досконально не пропишут. И даже не ясно, что круче. То ли, что она делится своей жизнью, то ли, что она оценивает его способности к выживанию, которых ну никак не ожидала. Просто по юности они с друзьями много ходили в походы, высаживаясь где-нибудь в лесах Седьмого или горах Второго... Было весело.

А потом и вовсе происходит что-то странное, и Нерон подумывает, не превратил ли он чай в чифирь... Просто Люция вдруг протягивает руку и берет его ладонь, рассматривая, а после заключает, что он, видимо, не женат, раз на его пальце нет кольца, и спрашивает, что произошло. С его любимой. Сцевола смотрит на нее и, воистину, на душе даже теплеет от ее искренности. Она потеряла мужа, и теперь и его мерит по той же мерке, что и с его половиной случилось что-то, что развело их по разные стороны, лишило друг друга. И даже язык не поворачивается сказать, что Джесс не просто умерла, а сдохла от передоза, захлебнувшись собственной рвотой грязного зеленого цвета, которая трухой застыла у нее во рту к утру, к моменту, когда ее нашли.

- Я просто не встретил свою единственную, - пожимает плечами Нерон, не отнимая руки. Ее прикосновение теплое, легкое. - Всех свободных мэров разобрали, а те, кого не разобрали, под надзором верных Мариков, вот и суждено мне быть волком-одиночкой, - отшучивается, да. - И вообще, - оживляется Нерон, переводя тему разговора, - на сколько лет я, по-твоему, выгляжу, если ты надеешься, что мне было хотя бы двадцать! Мне тридцать четыре!

Люция что-то пытается сказать, завязывается разговор, и, признаться, он даже получается. И вот чтобы не портить этот момент, когда распечатаны галеты и открыто вяленое мясо, которое, к слову, очень даже съедобное при чувстве голода, которое подобралось вплотную, Сцевола потягивается, глядя на горящие угли.
- Все, давай спать. Надежды, что утихнет в ближайшие несколько часов, нет. Оставайся здесь, тут тепло от камина, а я лягу на кровать.

В конце концов, есть покрывало, да и на нем поверх рубашки тонкая куртка. Не замерзнет.

Угли тлеют, Нерон гасит керосинку, и становится темно. Пока они бодрствовали, шум бури казался уже привычным, а сейчас в тишине и темноте дом вдруг заходил ходуном, словно кто-то на чердаке плясал и колотился в стены и закрытые ставни, барабанил в дверь. О да, уснуть придется не скоро.
Сцевола складывает руки за голову, вытягиваясь и пытаясь рассмотреть потолок над собой. Если бы. Кромешная темнота.

...

Отредактировано Aaron Levis (Вс, 22 Май 2016 21:21)

+1

22

Мне кажется, мой вопрос застает Нерона врасплох, потому что он отвечает не сразу и как будто делает вдох, чтобы собраться с мыслями. Я особо не целилась, но неужели попала? Неужели с его девушкой что-то произошло? Потому что на мгновение мне кажется, что что-то такое, словно боль или сожаление проскальзывает на его лице. Или это просто тень от огня так упала?
Как бы то ни было, мне не узнать, что на самом деле произошло с девушкой Нерона, потому что он опять отшучивается и говорит о том, что он волк-одиночка. А еще всех мэров расхватали и даже намекает на то, что между мной и Марком как будто что-то есть. Знаю, многим так кажется, но это не так. И мне кажется, что за этой попыткой отшутиться Нерон действительно что-то скрывает, что-то болезненное. Я не рассчитывала особо на откровенность, хотя наверно, хотела бы услышать ответ. Это бы показало, что Нерон тоже когда-то любил или любит до сих пор. Что он не такой гад, каким хочет казаться. А может, я просто сама хочу сделать его лучше.
Однако я смеюсь, а Нерон переводит тему, заговаривая про мой комментарий по поводу его возраста. И я смеюсь еще больше, отпуская его руку и убираю волосы с лица.
- Я бы дала тебе за 40. – деланно серьезно говорю я, но все же не выдерживаю до конца и смеюсь. – Тебе было семнадцать, когда он родился. Теоретически ты сделал его в шестнадцать. Нерон, это ужасно! – я легко пинаю его под одеялом. – В смысле, ты же и сам был ребенком. Ты хоть понимал, что ты стал отцом? – подпираю голову рукой и смотрю на Сцеволу с улыбкой. – Это должно было быть самое счастливое событие в твоей жизни! Жаль, что ты этого тогда не прочувствовал. Ну может еще повезет. Не удивительно, что ты еще не повзрослел.
И эта тема не угасает и даже развивается. Под нее мы открываем долгожданные консервы с мясом и упаковку галет. Даже сок идет в ход. И ужин действительно кажется вкусным, то ли потому что мы очень голодны, то ли потому что идет под приятную беседу. Постепенно нас смаривает и Сцевола объявляет о том, что пора по кроватям. Мне достается диван, потому что он рядом с камином и тут теплее.
- Какая галантность с вашей стороны, мистер Сцевола. Еще немного и подумаю, что вы даже беспокоитесь обо мне. – смеюсь, хотя сама уже немного засыпаю.
Нерон гасит лампу и в доме становится темно. А значит все шорохи и звуки становятся громче и появляется это неприятное ощущение, когда только начинаешь погружаться в эту мягкую и вязкую дрему, когда какой-нибудь резкий звук или скрип вырывает тебя из сна. Внутри меня все дрожит и я испытываю такую тревогу, что не передать словами. Я ворочаюсь на диване и все поглядываю в ту сторону, где должно быть окно.
И когда в очередной раз что-то бухает, я не выдерживаю, подрываясь с дивана так, будто меня вытолкнули. На ощупь я пытаюсь добраться до кровати и по пути сваливаю все, что только можно. Нерон если и спал, то точно просыпается и спрашивает, куда это я сваливаю на ночь глядя.
- Можно я лягу к тебе? – осекаюсь. Двусмысленно звучит. – На кровать? У меня затекла спина на диване.
Ну да, Люц, отличная отмазка. Давай, притворяйся что тебе не страшно и ты пне ищешь спасение в единственном доступном мужском теле в этом доме и ближайших паре километров.
Нерон отзывается, бурча и посмеиваясь, выдавая очередной пошлый комментарий, что-то по поводу дресс кода, и я принимаю это как соглашение. Нащупываю подушку и уж не знаю, правильно ли мечу, но очень целюсь в то место, откуда исходит голос Нерона. И судя по его ойканью реально попадаю. 
- Я тебе не девочка для совещаний. Держите себя в руках, мистер Сцевола. – резко выдаю я и шикаю сама себе. – В смысле, не себя в руках, а свое красноречие…
Что я несу? Одной фразы было достаточно, чтобы он понял о чем я, но я сама все переиначила не в ту степь. Пусть. Даже если он там ржет и кровать сотрясается именно от этого, а не от моего тела, которое трясется от холода постели, пока я пригреваюсь, то хотя бы мне стало немного спокойнее. Я уже полтора года одна, должна бы уже научиться спать без кого-то. И все же… С кем-то спокойнее. Пусть этот кто-то сейчас Нерон.
Я не подбираюсь к Нерону, хотя не знаю, во время сна сложно себя контролировать. Во всяком случае, я надеюсь, что не подбираюсь. Но когда утром я проснусь от жуткого шума, что кто-то ворвался в дом, а это будет Марк, я обнаружу, что каким-то макаром мы со Сцеволой скатились с разных концов постели в середину. Нет, лежим мы не в обнимку, но гораздо ближе, чем я предполагала. И Нерон тоже это замечает, открывая глаза и встречаясь со мной взглядом. Боги, даже несмотря на то что у него такой сонный взгляд, но парадоксально, глаза такие ясные, такие прозрачные, как у ребенка. А по утру это видно как нельзя лучше.
Я бы хотела его поцеловать.
- Люц?
Из транса меня выводит знакомый мужской голос и я устремляя взгляд на Марка, который стоит прямо перед нашей с Нероном постелью и наблюдает с каким-то ужасом за нами. Что крутится сейчас в его мозгу. А потом срывается с места и подлетает к Нерону, хватая его за ворот куртки и трясет.
- Ты что, сволочь, думаешь, раз остался с беззащитной женщиной наедине, то тебе все можно? – я уже давно не видела Марка таким обозленным.
- Стой, Марк, эй! – я подрываюсь с постели и накрываю его руки своими, чтобы он отпустил Нерона. – Ничего не было. Перестань! Что на тебя нашло? Мы просто спали. Марк, отпусти его!
- А на диване он не мог поспать? – все так же резко.
- Я сама попросила его лечь со мной, потому что на улице была гроза и мне было страшно! Отпусти его наконец! – у меня какой-то внезапно хриплый голос. И я не понимаю, что происходит и откуда вдруг в Марке такой приступ гнева. Мы с Нероном одеты, мы не обнимались, не целовались. Что происходит? – В конце концов, я могу спать с тем, с кем хочу!
И вот эта фраза действует лучше прежних, потому что брат отпускает Нерона и смотрит на меня как будто с горечью во взгляде.
- Собирайтесь. Поедем в город. Машина ждет. – и уходит.
А я смотрю на Нерона и на его ошалевшее лицо.
- Прости. Не знаю, что на него нашло.

+1

23

И все же как бы ни грохотал дом от бури, грохот, который учиняет Люция, значительно от него отличается.
- Можешь пописать на ведро, не надо бежать в яму в лесу, - охотно комментирует происходящее Нерон, приподнимаясь на локтях и пытаясь разглядеть Люцию. - Куда ты? - уже серьезно, а она отзывается вопросом, может ли лечь к нему, потому что, видите ли, у нее все затекло.

- Я не привык спать с одетыми женщинами. Постой... и с неодетыми я тоже не сплю... ну, ты понимаешь... - и, что, она видит в темноте? Глаза-то у нее просто кошачьи. Короче, подушка прилетает точно в голову. - Хорошо.
Нерон перекатывается на край кровати, и нет, он смилостивился и не подкатился ради смеха туда, куда должна была лечь Люция. А стоило, пожалуй.

Она укладывается и, спустя какое-то время, по ее ставшему ровным дыханию, становится ясно, что она заснула. Сцевола тоже засыпает, и, надо же, просто проваливается в черноту до самого утра, а когда открывает глаза, то первым делом видит перед собой близко-близко лицо Люции, ее сонные глаза и только кончик вздернутого носа из-под одеяла. Красивая. Она внимательно смотрит на него, и у Нерона уже чешется спросить, проверяла ли она, что там под одеялом, но, кажется, это не его голос сейчас назвал ее. Он не называет ее так - "Люц". Ну а потом его хватают за грудки и трясут, обвиняя в том, что он воспользовался доверчивой женщиной. Да это же Марик! Злой, как взбесившийся хомяк, и Люция пытается его образумить, а Нерон болтается туда-сюда. Надо сказать, Люции удается, этот хорек отпускает свои лапы, и Сцевола встряхивается, глядя на госпожу мэра, которая точно уже проснулась и теперь таращится вслед своему "брату".

- О, так ты хотела со мной спать? - спрашивает он, растекаясь в улыбке и потягиваясь запоздало, а Люция смотрит на него испепеляюще, передергивая плечами. В доме холодно, от тепла камина осталась только память. Нерон снимает свою куртку и набрасывает на плечи госпожи мэра.

Обратно едут в полном молчании. Сцевола заваливается на заднее сидение, Люция садится вперед. "Марик" ведет сам. Молча. И Нерон просто засыпает до прибытия, где его встречает Арес.
- Улетаем через два часа, только приведу себя в порядок, - бросает он, дожидаясь, пока Люция подойдет. - Ну что, госпожа мэр, будете в столице - милости просим. А ужин оставим до другого раза.

И как же зыркает на них "Марик". Такой ли уж он брат-оберег? Нерону думается, что у него определенно есть виды на Люцию, и у мужика губа не дура. Просто, наверное, колется пока сильнее, чем хочется. Память о брате, все такое. Дурак.

Сцевола возвращается в Капитолий. Рем встречает его в гостиной, сидит, уткнувшись в ноут и даже не поворачивает головы.
- А ходят слухи, тебя смыло в Пятом.
- Я не тону.
- Поэтому я и не беспокоился.
Нерон падает рядом.
- А эта мисс мэр ничего, - усмехается Рем, разворачивая ему дисплей. Ну да, фото Люции сегодняшнего утра уже в сети. И на ней его куртка. Только сейчас Нерон соображает, что она так у нее и осталась.
Сцевола обхватывает Рема за шею, натирая ему волосы и приводя их в беспорядок.
- Иди к черту.

...

+1

24

Кое-как конфликт я заминаю и вообще-то даже не знаю, какой реакции ожидать от Нерона. Этот субъект очень неожиданный, когда дело касается ответного жеста. Но вместо того, чтобы высказаться по поводу действий Марка, он внезапно привязывается к моим словам о том, что я могу спать, с кем хочу. И, конечно, выкручивает их на свой манер. Ну вот куда, куда делось то, что я вчера в нем увидела?
- Ты ненормальный. – качаю головой и поднимаюсь с постели, потягиваясь и встряхивая волосы.
В доме стало совсем холодно и вообще охота вернуться под одеяло и в постель, чтобы оставили в покое. Эта хибарка была бы неплохим загородным вариантом от суетного города, для отдыха, если ее укомплектовать и сделать все с умом. Даже телефон можно не проводить. Чтобы просто был дом в отдалении от всех. Интересно, он кому-то вообще принадлежит?
И уж не знаю, то ли я так откровенно зябла, то ли дело опять в ненормальности Нерона, но он ловит меня, расхаживающей по гостиной и накидывает свою куртку мне на плечи. Смотрю на него и не понимаю, что происходит. Но не могу не поймать себя на мысли, что куртка теплая и мне нравится запах его одеколона, немного терпкий, ненавязчивый и какой-то уникальный.
Ни Сцевола, ни Марк ничего не говорят, пока мы едем в город, а я… Я подожду, пока мы с Марком останемся наедине, тогда и поговорим. А пока я прощаюсь с Нероном, от которого хлопот, как это ни грустно признавать, столько же, сколько и пользы.
- Думаю, я смогу найти у себя пару банок с мясом и галеты. Сок – с вас. – отзываюсь на его комментарий про ужин. Нет, я не отказываюсь. Если он будет таким же адекватным как вчерашний, то мне даже интересно. Главное, чтобы утро не повторилось. – Не прогорите на работе, мистер Сцевола. У вас очень напряженный график.
Так и расходимся, а я все кутаюсь в куртку Нерона, вовсе не замечая, что должна ее вернуть.
Пресса с интересом будет спрашивать о том, как это мы выжили с Нероном в такую бурю и где мы пропали. Ну конечно, как они могут упустить пропажу генерального энергомагната.
- Главное, что все живы и мистер Сцевола был под постоянно охраной. Так что вам нечего волноваться. Мы не допустим, чтобы с ним что-то случилось.
Вечером, когда я буду в доме у Марка, мы будем очень сильно ругаться, потому что он откровенно не мог понять, как я допустила все это и вот так добровольно осталась с Нероном в одном доме, в одной постели, а не выпихнула его на улицу, мол от него любая зараза отскочит.
- Он мог тобой воспользоваться? В Капитолии для таких как он – это норма!
О да, мне ли не знать.
- Я похожа на жертву изнасилования? Я не маленькая, Марк. Я могу постоять за себя!
- Ты не понимаешь! Такой, как он…
Какой?  О, боги, какой он, такой?
- … После того как Рема не стало, я должен тебя защищать!
- Я знаю! Я помню, что Рема больше нет. И это тяжело. – я до сих пор… я не знаю, почему, но я до сих пор ношу обручальное кольцо.  – Но это не значит, что я лишилась рассудка. Оставь Сцеволу в покое. Он не святоша. Но уж поверь, у него в Капитолии полно моделей. Зачем ему мэр Пятого?
- Ты очень красива, Люц. – вдруг спокойно выдает Марк и подходит ко мне ближе. Он берет меня за плечи и обнимает. – И я очень за тебя волнуюсь.
Да, нам обоим не хватает Рема и мы справляемся с этим как можем. Неожиданно именно его смерть меня подрубила. Марк говорит, что мне пора начать жить полной жизнью, он не обвинит меня, если я найду другого мужчину, которому доверюсь.
- Но я доверяю только тебе.
И на это круг моих знакомств с мужчинами заканчивается. Трудно поверить, что ты кому-то нужна, когда тебе самой не нужен никто.
И все же Сцевола будил во мне что-то спящее, что-то, от чего я оживаю и я чувствую это всякий раз, когда он рядом и достает меня пошлыми комментариями.
Через пару недель мне выдается поездка в Капитолий. Нужно встретиться с Пейлор, обговорить проделанную работу, я отчитываюсь перед ней. И нужно отдать Нерону новый вариант договора о найме. Он, конечно же, захочет его рассмотреть подробнее. Он же «не работает себе в убыток». В общем, я планирую задержаться в столице на три-четыре дня, так что времени должно хватить еще и на прогулку. Я слышала будет какой-то фестиваль в честь начала осени и я действительно хочу  там побывать.
И между делом, поднимаю себе настроение покупками. Мне уже выделили мою мэрскую зарплату и деньги неплохие, так что я могу себе позволить пару офисных костюмов и пару платьев. Я уже давно ничего себе не покупала, а в столице и мода другая. И я как будто заряжаюсь всем этим. Я приехала на праздник, так почему бы не уделить себе пару часов на наведение красоты? Может тогда во мне что-нибудь отзовется.
Так что к Сцеволе я иду при параде. И с его курткой. Хочу ее вернуть.
Очень хочу ее вернуть.
Сама не могу поверить, но я весь день не могла с ней расстаться и только вечером сподобилась понять, что она не моя. Забавный кстати случай. Я поняла, что она не моя только когда полезла по карманам и обнаружила там зажигалку, платиновую, на которой позолотой было выгравировано имя Нерона. Я не курю и имя мое точно не Сцевола. Не приведите боги.
Ну а потом и вовсе по наклонной пошло и я услышала какой-то шелест… Кароче, я залезла во все его карманы и в одном из них, в нагрудном обнаружила, так сказать, набор Ловеласа. А, в принципе, я думаю уже можно сказать набор быстрого реагирования Сцеволы. Упаковку презерватива и бумажку с номером телефона, запечатанную губной алой помадой.
Честно говоря, даже не знаю, почему меня это так разозлило. Куртка провалялась на моем диване все две недели, я ее так никуда и не повесила. Мозолила глаза и прикоснуться было боязно. Как будто я становлюсь причастна к тому, что было у Нерона с этой алой дамой.
Так что захожу с офис Нерона и наверно, секретутка меня не очень узнает, а может, она какая-то новая, я бы не удивилась. Но вопросы она задет мне все же. А я прохожу мимо нее с курткой Сцеволы в руках, как ни в чем не бывало.
- Но мисс, у него совещание.
- Я в курсе. Я приглашена. – отзываюсь я открываю дверь офиса.
Сама не знаю, откуда во мне столько смелости. Может быть, потому что по пути к нему в офис уже несколько мужчин хотели со мной познакомиться? В общем, мне везет, либо Нерон и его дама, которая сидит на его столе уже закончили, либо еще не начинали. Потому что все какие-то приличные и одетые. И оборачиваются, глядя на меня. Я прохожу к его столу, оставляю свои вещи на кресле, а дамочка что-то говорит о том, что она не соглашалась на тройничек. Охотно верю. Беру ее сумку и уже под ее вопросительные крики выбрасываю ее вещички за дверь. Дамочка кричит на меня и обещает сломать мне мои длинные и кривые ноги, но выходит из кабинета, чтобы собрать свою вывалившуюся косметичку. Я просто ловлю момент и закрываю дверь кабинета на замок.
Чувствую себя таким бодрячком. И даже если бы я хотела убрать эту беззаботную улыбку с губ, я бы не смогла. Возвращаюсь к Нерону.
- Решила воспользоваться вашим приглашением. А заодно переговорить о новом контракте с рабочими. Если вы не заняты, конечно, мистер Сцевола. – забираю его куртку и кладу перед ним. – Возвращаю. Надеюсь вам еще будет не поздно позвонить вашей подруге, которая этого очень ждет.

совещайтесь лучше с нами

http://savepic.ru/9841003.jpg

+1

25

Марианна как всегда бодра и весела, когда появляется в кабинете. Она привычно зашторивает выходящие в общий зал прозрачные стены и, оставив сумку, усаживается на стол прямо перед Нероном. Сцевола улыбается, разглядывая своего руководителя службы по связи со сми. Ну конечно она пришла не для этого самого и не любования ради, потому что на такие случаи у них есть номер в отеле, а потому что ей нужно как-то реагировать на фотографии из Пятого, слитых в сеть. И они уже улаживают дело, когда дверь вдруг распахивается и по глянцевому полу стучат каблучки. Из-за Мари Нерону почти не виден визитер, так что он откатывается в кресле, и каково же удивление узнать в гостье Люцию Сципион! О.Г.О.

Секретарша снова маячит в дверях, сообщая, что мисс без разрешения, пока сама мисс наводит свои порядки, вышвыривая сумку Марианны вон под вопли полного непонимания со стороны хозяйки. Руководитель службы по сми вспоминает все непечатные слова, бросаясь спасать свои пожитки, а Люция закрывает за нею дверь. Все происходящее происходит так быстро, словно в быстрой перемотке, но зрелищности в этом ничуть не меньше, чем в бывало в финалах Голодных Игр.

Сцевола так и не трогается с места, откровенно наслаждаясь сценой. И Сципион. Эй-эй, что за перемены с нею произошли? Золушка съела волшебную тыкву? Потому что ноги-то Марианна отметила не зря, хотя никакие они не кривые, это видно при такой-то длине юбки... И, черт, как же Люции идут эта прическа и неброский макияж, которые просто преобразили ее.
- Кто ты такая и что ты сделала с мэром? - Нерон следит взглядом за тем, как Люция укладывает его куртку перед ним. Про подругу он не понимает. Разве что она про выгнанную отсюда Марианну?
- Мисс Сципион, я ничего не имею против красивых девушек в этом офисе, - Сцевола откидывается в кресле, но весьма красноречивым взглядом скользит по ногам Люции, - однако кто дал вам право вламываться сюда и расшвыриваться вещами моих сотрудников? Или вы цените только своих?

Да, ему нравится этот шальной блеск в ее глазах от осознания ею своей выходки, но какой же кайф видеть, как под его давлением она опускается на грешную землю! Тогда румянец на ее щеках появляется совсем не от румян...
- Вы - только одна из моих деловых партнеров, на Пятом для меня свет клином не сошелся, но никто такого себе не позволяет, - неумолимо продолжает Нерон, поднимается и идет к двери, берется за дверную ручку. Проходя мимо мисс мэра улавливает едва ощутимый нежный флер ее духов.
- Согласуйте встречу с моим секретарем, на завтра... - пауза. - Конечно, мой вечер свободен, но только для свиданий.

..

Отредактировано Aaron Levis (Вт, 24 Май 2016 17:04)

+1

26

Конечно, я понимаю, какую наглость вытворяю, но у меня настолько хорошее настроение, что я и не представляю, что что-то может пойти не так. Нерон ведь тоже хамло и ему почему-то наглость позволяется. Интересно, как он отнесется к наглости с моей стороны.
Но, наверно, это не та информация, которую я хотела бы знать. Сцевола дает понять, что моя выходка замечена и более того, замечена смена моего имиджа. Только по мере его слов, я все больше цепляюсь руками в спинку кожаного кресла, на котором стоит моя сумка, а на лице застывает… я очень стараюсь держать лицо. Совсем, как тогда, когда мы встретились в этом же кабинете и я начала предъявлять ему условия, которые он с легкостью отбил. Вот и сейчас он возвращается меня на землю не только словесно.
Он открывает дверь и всем своим видом показывает, что он не шутит. Как не прискорбно, дамочка, которую я вытащила из кабинета и которую Нерон называет своей сотрудницей, во что мне мало верится, еще не успела уйти и она подлетает к Сцеволе, на повышенных тонах выспрашивая, какого хрена вообще происходит.
А мне ничего не остается делать, как под молчаливым взглядом мужчины, который внезапно решил обозначить свое положение и поставить меня на место и под возмущенным, вспыхивающим взглядом этой мисс или мадам, забрать свои вещи из кабинета и выйти. Я ничего не говорю. Я боюсь, что мой голос меня выдаст, настолько во мне все дрожит. Хорошего настроения, как не бывало, а так же и уверенности в себе. Что ж, этот день был слишком хорош. И пока мне остается только покинуть кабинет записаться у чертовой секретарши на следующий день, ближе к концу рабочего дня, потому что в обед у меня встреча с Пейлор. Нерон и его мадам обратно закрываются в кабинете и я уже не знаю, о чем они там будут беседовать и в каких тонах, но что-то мне подсказывает, что обо мне.
Мне дико неприятно. Стыдно и неловко. И я еду сразу домой, хотя было желание пройтись по Капитолию, но теперь у меня совсем никакого желания. В этот раз меня поселили в небольшую квартирку со всем необходимым. Но все что мне было необходимо – это холодильник с вином, которое я открыла, переоделась в домашнее, сняла макияж и завалилась в одеяло с бокалом вина. Включила музыкальный проигрыватель, поставив диск пост рока и больше меня совершенно ничего не волновало ровно до следующего дня.
Утром я проснулась с головной болью, как от похмелья. Вообще в Капитолии я предаюсь какому-то странному блуду, этот город плохо на меня влияет, именно поэтому я не хотела бы здесь жить. Все здесь как будто специально настроено против меня, чтобы унизить, показать насколько я нелепа и нескладна.
Я еду к Президенту, по пути в машине выпивая бутылку воды и запивая ею таблетки. Оклемаюсь. Мне сегодня еще к Сцеволе ехать и вот это куда сложнее для меня, чем Пейлор. Но я просто еще не знаю все катастрофы, которая для меня готовится.
Мы с Пейлор говорим о том, как проходят работы в Пятом и, в целом, она довольна успехами и тем, как все идет. У меня немного отлегло от сердца, потому что я боялась сделать что-то не так, но вроде для начала, пока справляюсь я неплохо. Пока разговор не заходит в опасную степь.
- Как вы сработались со Сцеволой?
- Первый блин был комом. – кривлюсь, вспоминая первую деловую встречу. – Как и второй. Я приняла правила его игры. Так проще с ним общаться. – провожу рукой по лицу, как будто я заколебалась. Ну да, уже только разговоры о Нероне отнимают много сил. Не представляю, как к нему поеду. – Передала ему новый образец договора о найме.
- И что?
- Рассматривает. – развожу руками.
На самом деле не знаю, что там он думает. Рассмотрел ли он их вообще. Я их оставила на его столе, но, конечно, не потрудилась с ним связаться и напомнить их посмотреть.
- Люция, до меня доходят слухи о вас с Нероном. – как бы между делом говорит Астрид. – Догадываешься, какие?
- Даже догадываюсь, откуда. – да, фотографии, после нашего возвращения из того дома. А может… А может это вчерашняя его «сотрудница» кому-то разболтала о моей выходке. Боги, мне хочется сдохнуть. Что только на меня вчера нашло? О каких тогда слухах говорит Астрид?
- Не объяснишь?
Пожимаю плечами.
- Пожалуй, я немного заигралась. С Нероном… трудно держать себя в руках. – мне сквозь землю хочется провалиться.
- Я предполагала, что у тебя могут возникнуть с ним проблемы. – кивает.
- Может, не надо было меня ставить на эту должность? – бурчу.
- Это было его предложение. – что? – Нерона. Ты была одним из кандидатов и мы разговорились про это. Он упомянул, что мне стоит задуматься на твой счет.
Это какое-то безумие. Это бред.
- Тогда тем более не надо было меня ставить. – и вот теперь у меня голос не пустой, а раздраженный и смотрю я на Астрид исподлобья. Только она, конечно, не боится. – Это был его план, ты знала об этом. Зачем повелась?
- Я думала, что его заинтересованность может сыграть тебе на руку.
- Ну не сыграла! – я хочу встать со стула, но вместо этого только раздраженно закидываю ногу на ногу. Даже думать о том, что все это значит, не хочу. Хотя, есть ли тут о чем думать? Нерон все с самого начала спланировал. Он с самого начала надо мной издевался и решил продолжить. Я просто подыгрываю ему и даже не в курсе. Я еще большая идиотка, чем я думала.
- И чем это грозит? – так же спокойно спрашивает Астрид, следя за мной взглядом.
- Нерон не причинит вред Пятому. – тут же выдаю я, как думая, отвечая на ее вопрос. Она ведь об этом? – Он хам и алчен, работает на свою выгоду, но… людям он нравится. Когда мы осматривали станции, никто  не хотел придушить его. Он не вселенское зло.  – мне невдомек, что Астрид думает о том, что еще пару месяцев назад я говорила диаметрально противоположное. – Он ничего не сделает Пятому.
- А ты? – я поднимаю на нее взгляд и не понимаю о чем она. – Твои ошибки, Люция, теперь могут сказаться и на дистрикте. Ты должна быть очень внимательна.
- Ты ищешь причину снять меня с поста мэра?
- Мне не нужно искать причину, чтобы сделать это. Просто я хочу, чтобы ты определилась. Играешь ли ты по правилам Нерона ради Пятого или ради своей собственной симпатии к нему.
Я даже не нашлась, что ответить. Потому что… Не знаю, то ли от похмелья, то ли от разговоров, но голова тяжелая. Симпатия у меня или нет?
Машина везет меня к корпорации Нерона, к нему, на запланированную встречу. Он вновь вчера намекнул, что я такая же как и все и должна играть так, как он скажет. И я понимаю, что не смогу сегодня разговаривать с ним, не смогу отбивать его подачи. У меня нет сил, а, может, никогда и не было.
Симпатия у меня или нет?
Меня тянет к этому мужчине. Он первых из всех за полтора года, после смерти Рема, в ком я вижу не товарища, не друга, не знакомого, не родственника, а именно мужчину. И от этого у меня срывает все предохранители. Марк говорит, что я стала на себя не похожа. Я была спокойной, степенной, как будто мои годы уже давно позади. Но сейчас я веду себя так, словно мне шестнадцать и я влюбилась в первого парня на деревне. Влюбилась? Нет. Нерон даже не хорош собой, ему так далеко до Рема, у которого были широкие плечи, сильные руки. Боги, как я стонала под этими руками, как я скучаю по ним. Иногда в ночные минуты слабости, я вспоминала о его руках, я думала о них и забывалась, уходила из реальности и только собственные стоны возвращали меня к пустой подушке рядом на моей постели.
И огромной неожиданностью для меня стало, когда однажды ночью я проснулась вся в поту, со сведенными бедрами и рукой между ними, дыхание сбилось и в теле еще отголоски оргазма. У меня и раньше были сны. Воспоминания. А теперь… Это скорее фантазия и главным ее героем был Нерон.
Я схожу с ума.
Возможно Марк прав, Астрид права. Мне просто надо отгородиться, вернуться к тому, кем я была. Если я перестану реагировать на Нерона, то и спадет его интерес ко мне.
Только почему-то мне так стыдно и так глупо, что весь оставшийся вечер я плачу. Я попала в глупую ситуацию, я не должна была стать мэром, это был вообще даже не план Астрид. Все сделала Нерон. Зачем она повелась? А ему просто хотелось поиздеваться.
Надо собрать себя в кучу. Но только не сегодня. Сегодня я уже не могу. Так что вино очень кстати.
А на следующий день праздник и, возможно, это меня как-то развлечет. Знакомых у меня в городе нет. Во всяком случае тех, с кем бы я хотела сходить. Марк тоже вроде хотел приехать, слыша в моем голосе тревожные нотки, но у него не выходит. Он много работает, помогая мне. Он лучше меня. Так что я гуляю одна. Погода хорошая и теплая, остатки лета, хотя ярмарка осенняя.
Я прогуливаюсь, когда меня ловит художник, умоляя позировать ему. Смеюсь, отказываясь и увиливая. Но мужчина чуть старше меня и с обаятельной улыбкой так просит, что я не могу отказать.

look и портрет

http://savepic.ru/9852938.jpghttp://savepic.ru/9833482.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Вт, 24 Май 2016 18:41)

+1

27

Проучить мисс мэр казалось забавной задумкой весь оставшийся день, хотя очень жгла мыслишка набрать ее номер (о, узнать, где она остановилась, не составило труда) и сказать, что вечер свиданий свободен без записи, но все же... Сцевола с удовольствием смаковал предвкушение момента, когда Люция Сципион появится в самой ею указанное время. Пожалуй, даже ночной покер, партия в который оказалась выигрышной как никогда, не приносил такого удовольствия. Однако в этой бочке меда все же была и ложечка дегтя - память о том, каким бесцветным и неподвижным стало лицо Люции, когда она выходила от него в полном молчании и даже не взглянув. Но все равно хотелось верить, что она отпыхнет, и все сложится, когда он встретит ее с... нет, романтической встречу не назовешь, но ко встрече все же был приготовлен небольшой столик с закусками и всяким таким. Все-так время было для ланча, и можно было бы угостить мисс мэра хорошим вином...

Только мисс мэр не пришла и даже не позвонила, чтобы отменить встречу. Конечно, Нерон быстро проверил, что к чему, и узнал, что после встречи с Пейлор, мисс Сципион поехала к себе и никуда больше не отлучалась. Эй-эй, что произошло? Однако больше никаких известий не поступало. Да, в очередной раз возникла мысль позвонить, и Сцевола даже несколько раз брался за телефон, но в какой-то момент его выдернул из размышлений Рем. Вечер они провели на баскетбольной площадке прямо на крыше. Впрочем, время еще было, ведь график визита мэра пятого в столицу тоже нетрудно узнать...

Первый ярмарочный день выдался отличным, теплым, солнечным. Улицы просто наводнились толпами разряженных и увешанных цветочными гирляндами людей. Кто бы мог подумать, что пришлая шантрапа умеет веселиться! Только вот и встает она рано, так что после полудня, когда Сцевол и его приятели вытащили задницы на эти самые переполненные улицы, яблоку негде было упасть. Прежде такие торжества в старом добром Капитолии ранее шести вечера и не начинались.

Центральная улица, ставшая пешеходной на эти два дня, гудит как пчелиный улей. Октавий свистит, что нашел местечко на летней террасе ресторана Capitol Gastro Pub, известного своей отменной кухней, и многочисленная компания заваливается на диванчики. Никаких девчонок, только свои.
- Ты такой страшный при свете дня!
- Ну конечно, я вижу тебя только ночью в сигаретном дыму...
- И за горой фишек.
- Откуда у него гора? Он проигрывается в пух!
- Я про свою гору говорю!

Сцевола ржет, закуривая и потягиваясь. Люди мельтешат туда-сюда, всюду гомон голосов, но среди этого живого людского потока он выхватывает знакомый силуэт. Да, точно! Это Люция Сципион сидит к нему в пол-оборота напротив художника. Только она постоянно скрывается за прохожими, и Нерон тянет шею, высматривая ее.
- Я сейчас, - кивает он ребятам и перемахивает через деревянные перила террасы, потискиваясь среди людей. - Сорри, чувак!

Он буквально выпадает из людской реки в тихую заводь.
- Ты сидишь здесь со вчерашнего дня? - спрашивает Нерон Люцию, но заглядывая за плечо художника. Тот допустил себе некую вольность в трактовке образа, но, пожалуй, это даже в плюс... И рисунок почти закончен. - А как же достойная оплата труда твоих рабочих?
- Мисс достойно платит, - буркает художник. - А ты проваливай.
Нерон смотрит на служителя муз, потом на Люцию...
- Я заплачу в десять раз больше.

дерзкий как пуля резкий

http://cdn01.cdn.justjared.com/wp-content/uploads/2016/04/paul-bootsy/aaron-paul-bootsy-bellows-pool-party-2016-coachella-32.jpg

...

Отредактировано Aaron Levis (Вт, 24 Май 2016 19:54)

+1

28

Я чувствую, что уже немного начинаю отпускать. День замечательный и вокруг столько улыбающихся лиц и очень многие, уверена, здесь из дистриктов, приехали на праздник, чтобы стать его частью, частью столицы. После победы Революции люди разделились большей частью на два лагеря. На тех, кто стремился в Капитолий, вкусить большой жизни, хотя ее с победой как раз и не стало. А коренные капитолийцы были очень жадными, чтобы впускать в свой круг недостойных дворняжек, как мы. А вторые же, как Марк, например, ненавидели столицу и не понимали, как можно переехать туда из своего дома, который сейчас, как никогда нуждается в тебе. Он и мне всякий раз соболезновал, когда мне грозила поездка в центр. Но сейчас, когда я смотрю на всех этих проходящих, счастливых людей, на семьи с детьми, где детки смеются, жмурясь на ярком солнце, а не плачут от взрыва бомб, мне кажется, что когда-нибудь и столица станет такой, какой мы и хотели изначально ее видеть. Будет смешение крови, да, коренные будут сторониться нас, тоже да, но вечно это делать не смогут. Их останется все меньше.
Но чей род, я уверена, никогда не прервется и ни за что, ни при каких условиях не сгниет, это род Сцеволы. Который появляется как грозовая туча, среди ясного неба. Возникает из ниоткуда, тут же комментируя мое положение, как всегда усмехаясь.
Я поднимаю на него ошарашенный взгляд и почти уверена, что вспыхиваю вновь. Мне припоминается и то, как он выставил меня и слова Пейлор.
Отворачиваюсь и чувствую, что улыбки на губах, как не бывало. Хмурюсь и взгляд начинает бегать, лишь бы на Сцеволу не смотреть. Не могу встречаться с ним взглядом, не могу. Эти его глаза и эта ухмылочка, развязная посадка, вырез футболки на груди, щетина, очки, хриплый голос… Боги, да что со мной происходит!
- Спустились в люди, мистер Сцевола? – стараюсь, очень стараюсь звучать сухо, но только мои бегающие глаза, думаю, выдают меня и мое волнение. Тревогу, которая поднимается внутри.
Вчера я совсем не позвонила ему, чтобы отменить встречу. Не посчитала нужным и… У меня не было никаких сил. Я уже едва сдерживалась в машине, чтобы не разрыдаться.
У него с Нероном происходит небольшая перепалка с художником, после чего…
Что? Что на него нашло? Что за выверт? Спокойно, Люц, он просто хочет в очередной раз тебя задеть. И отчасти у него выходит, потому что я вновь вскидываю на него голову и смотрю с вызовом.
А у художника загораются глаза.
- Он шутит. Он не купит картину. – тороплюсь объяснить. – Он просто пришел, чтобы поиздеваться.
- Не знаю, по-моему, мистер звучал уверенно. – художник поглядывает на Нерона, по видимому размышляя, можно ли вытянуть из него больше и что вообще может выгореть.
- Я заплачу за картину. Вы хотите реальных денег или нафантазированных?
- Я хотел бы обличить объем нафантазированных в реальные. – говорит мужчина.
Черт, что он о себе возомнил? Если я не куплю у него картину, то никто не купит. Нерон просто издевается. Но только что-то идет не так, потому что Сцевола достает кошелек и показывает среди множества кредиток разной расцветки, наличку крупными купюрами.
- Но картина была обещана мне. Я изначальный покупатель. – не устаю препираться. Чушь какая-то! Он не купит.
- Мисс права. Но я мог бы отдать вам картину без страха для себя за… - и он называет сумму, которая превышает даже ту, что предложил Нерон.
Сцевола вытаскивает деньги и вручает художнику, улыбаясь и глядя на меня. Тот факт, что на картине даже толком не я, я замечу позже, когда все официально закончится.
- Я художник, я раскрываю внутреннюю красоту.
Ладно, плевать на него. и только руки чешутся. Руки, которые я дико хочу протянуть к Сцеволе и придушить его, но вместо этого складываю их на груди и близко подхожу к нему.
- Чего ты пришел? Ждешь извинений за то, что я вчера не отзвонилась, что не приеду? Так их не будет. Как и благодарности, что посоветовал Пейлор сделать меня мэром Пятого. Все вышло так, как ты хотел. Что тебе еще надо? – его глаза так близко и, черт, он все еще улыбается. И так манит глаз эта цепочка с жетоном на его груди. Хочу притянуть его к себе за нее и поцеловать, лишь бы он не смотрел на меня так... – Хочешь поговорить о договорах прямо сейчас? Неужели в твоем плотном графике, между твоими сотрудницами, нашлось время, чтобы рассмотреть такие пустяковые дела, как рабочие Пятого?
... Так, будто уже полностью владеет мной.

+1

29

- Я не куплю картину? Я? А, постой, и правда... Ведь я ее уже купил, а второй раз купить ее невозможно. Не у самого себя же!
Торговаться с Нероном - проигрышное дело, потому что, когда он входит в раж, то и трава расти перестает. К тому же художник быстро перекидывается на его сторону, едва видит хрустящие банкноты, и вот уже хрустит сам, но только оберточной бумагой, в которую заворачивает картину.
- Еще сотню сверху, доставишь на... - Нерон называет свой адрес и засовывает тому в нагрудный карман еще одну бумажку с парой нулей.

Люция вскакивает, наблюдая за всем этим, и первое время даже не знает ,что еще такого добавить к сказанному. Зато Сцевола сполна наслаждается моментом и тем, что мисс Сципион открывается в очередной раз в новом свете. И в прямом, и в переносном смысле... На ней какое-то волшебное полупрозрачное легкое платье, и оно вьется вокруг нее словно облако.
- Извинения ни к чему, хотя я был расстроен, - Нерон наклоняется к ней. - Очень. И я тебя умоляю, я не так рассчетлив. Ну, не в этом случае, - он пожимает плечами. - Пейлор не похожа на ту, кто пляшет под чужую дудку, так что даже если бы ты спала со мной и я пробивал поэтому твою кандидатуру, сомневаюсь, что она бы повелась.

И тут Люция вдруг поминает его сотрудниц и работяг Пятого. И что-то ему сильно подсказывает, что это просто злость... Ведь так?
- Рабочих Пятого я буду обсуждать на работе и когда ты не будешь одета в это платье, отвлекающее мое внимание.
А она все смотрит на него волчонком и прячется за скрещенными на груди руками.
- Могу нарисовать ее без платья, - вставляет художник, про которого все забыли.
- О, - охотно отзывается Нерон, - спасибо за предложение.
Кажется, мисс мэр собирается бежать, но Сцевола ловит ее за руку и удерживает.

День потрясающий, яркий, громкий, карнавал шумит и гудит на все лады, движение повсюду, и как здорово затеряться в этом бесконечном хороводе. Скрипки, трубы, барабаны, хлопушки. Нерон держит Люцию на расстоянии вытянутой руки, и больше словно никого нет. Они как будто в пузыре, и даже звуки не доносятся.
- Давай снимем комнату где-нибудь в переулке и займемся сексом? - спрашивает он, и внезапно гул снова оглушает. Но нет, он спросил достаточно громко, чтобы она расслышала.

..

+1

30

Ложь. Все, что он говорит – ложь. Он расчетлив. Ему не нужно было продвигать меня ни потому что я якобы сплю с ним, ни для того, чтобы я спала с ним. Он выказал интерес, он знал, что Пейлор заинтересуется, поймет и сама выстроит свои планы. А он просто раскусил ее раньше, чем она его и поэтому все вышло именно так, как он хочет. Он умелый игрок, он знает, что надо сказать и что надо сделать.
Делал ли он когда-нибудь хоть что-то, потому что ему хочется этого сердцем, а не мозгом, который способен только и думать что о деньгах и девках.
Я не хочу с ним разговаривать. И все же…
- Ты преуменьшаешь достоинства своего внимания, потому что все равно не упустишь шанса поиздеваться. – скалюсь я.
Да, у меня кипит голова и такое ощущение, что на улице градусов под сорок, хотя не больше двадцати восьми. Просто обстановка накаляется и еще этот художник, который написал совершенно развратную картину, которую никто кроме меня и видеть не должен был, а в итоге, ее купил самый ненавистный мне человек.
А потом все вокруг замирает. Как будто я могу наблюдать столько всего и сразу, время действительно останавливается. И только губы Нерона шевелятся так, как надо и голос его такой четкий, такой резкий. Я отлично его слышу.
- Давай снимем комнату где-нибудь в переулке и займемся сексом?
Жаль только, звук пощечины никто не слышит. А рука так больно горит и я выскальзываю из хватки Нерона, оступаясь на несколько шагов назад.
И сама не верю в то, что я только что сделала. Не знаю, он почувствовал хоть что-то? потому что лицо Сцеволы всего лишь немного дернулось, но он как стоял на месте, так и стоит и только улыбки на губах уже нет. Как не было ее и тогда, когда он предлагал мне заняться с ним сексом.
Не знаю, внезапно, мне становится страшно. Я вздрагиваю и зажимаю рот рукой и понимаю, что еще немного и расплачусь. От обиды ли или от того, что сама только что сделала. Я никогда, никогда не давала мужчинам пощечину, потому что никто из них, никогда не предлагал мне такого, что предложил Нерон сейчас.  Я чувствую, что на глаза набегают слезы и все, что я делаю, это трусливо сбегаю.
И долго бегу, захлебываясь и пытаясь увидеть хоть что-то сквозь помутневший взгляд.
Вечером я обнаружу, что натерла ноги. Спустя четыре или пять часов, когда смогу привести себя в порядок, восстановить ход событий и, когда вино подействует.
Он предложил мне секс. Так откровенно, неприкрыто, развязно, как умеет только он. И все же в его голосе было столько серьезности, столько… если бы я сказала «да», он бы повел меня в эту комнату. Я знаю, что он в курсе таких комнат, я знаю, что наверняка, он не в первый раз вот так делает и я не первая девушка, которую он отвел бы в эту съемную комнату.
Боги…
Во мне все опустилось, когда я услышала от него эти слова.
Да, да, боги, да, давай снимем чертову комнату, я так хочу… Чтобы только мы и эти празднующие люди за окном, веселый смех и крики, пока мы с тобой утопаем в мягкой перине и двигаемся… я обвиваю твои бедра ногами и ты так глубоко во мне…твои теплые руки на моих ягодицах, мягкий, чуть хриплый шепот, от которого я готова кончить…
Боги!
Это все мне снилось! Как наваждение, как ночной кошмар, как сладкая фантазия.
Я лежу в ванной. Я немного перебрала и в голове такой туман. И все же я трезва, чтобы понимать, что я хочу и кого я хочу.
Я не могу кончить. Не получается.
И влажными от смазки пальцами я набираю короткое сообщение…
Приезжай.

+1

31

Пощечина что надо, от нее разве что искры из глаз не сыплются, но Нерон прикусывает щеку до крови, сплевывает, тряся головой и, когда оглядывается, Люции уже и след простыл. Она словно в реку канула, хотя это движение на улице и напоминает реку. И кровь стучит в висках в такт бою барабанов.
На него нашла какая-то херота, когда он предложил, но он понимал, что именно предлагает. Просто... Это было грязно, да. Вот об этом он не подумал. Она другая. Она может позволить себе читать ему мораль, а потом с жаром на щеках выслушивать то, как он кладет на все ее речи с прибором. Она может позволить себе выгнать его секретутку и потом поджать хвост, едва он делает щелчок по носу. Однако любой ее выпад - от чистого сердца, не на показ, а просто от веры в свою правоту или от хорошего настроения. А он обмазал ее сейчас грязью.

Блядь.

Сцевола плюет на художника, хотя тот доставит картину, правда, увидит это Нерон позже, когда вернется домой, но не сегодня. Он возвращается к парням, но у тех слишком хорошее настроение, чтобы долго акцентировать внимание на том, что у их приятеля оно куда-то улетучилось. Сцевола пьет крепкий кофе с лимоном и продолжает гулять. Калейдоскоп нарядов, ритмов и масок все-таки помогает отвлечься, а в какой-то момент появляются подружки, и впервые за долгое время ему снова тяжело быть единственным трезвым в компании... Он не слышит телефонных звонков, и входящее сообщение видит случайно. Оно пришло всего четверть часа назад...

Нерон узнает номер, потому что не давеча как вчера ему о нем доложили. Он пялится на дисплей, пока тот не гаснет, а потом, допивая горький кофе одним глотком и перешагивая через ноги и местами тела устроившихся на топчанах друзей и новых знакомых, валит вон, чтобы поймать такси. Черт, это не так-то просто сделать, нужно пробежать пару кварталов до проезжей и найти свободную машину, потому что все битком...

По пути он вертит телефон в руках, но новых сообщений нет, а ответа он не дает. Не пишет и не перезванивает, словно боясь спугнуть.

Нерон ищет глазами номер квартиры, в которой Люция остановилась, а когда находит, не может нашарить звонка, и поэтому тарабанит руками. И не узнает сам себя. Смешивается все сразу. Желание извиниться, желание все загладить поскорее, объясниться, что он идиот, что он не подумал, что у него одна извилина и та прямая... Вот только когда испуганная Люция открывает ему, то все эти желания уступают одному-единственному. Внутри все ноет от того, как он ее хочет. Поэтому он буквально сминает ее в объятиях, впиваясь поцелуем в пахнущие вином губы. Завязавшие алкоголики хорошо помнят этот вкус...

Ее губы мягкие, такие податливые... Захлопнувшаяся за спиной дверь - как выстрел - заставляет вздрогнуть. Его руки торопливо развязывают поясок ее халата, под которым ничего не оказывается, и Нерон стонет, накрывая ладонями ее ягодицы и сжимая, прижимая к себе, чувствуя, как твердеет член, когда она трется о его ширинку.
- По-хорошему, останови меня, - шепчет он, улыбаясь. Ее кожа пахнет цветами, а он чертовски взмок, пока бежал сюда. 

...

+1

32

Я уперто не позволяю телефону вернуться в спящий режим, постоянно обновляя входящие сообщения. Но даже спустя пятнадцать минут никакого ответа не приходит. Даже шутки или насмешки.
И с чего я решила, что он отзовется? Вероятнее всего он уже нашел себе пару на эту ночь и может, даже не одну. Посмеялся над моим посланием, победно удостоверившись, что я сдалась.
А хули? Я сдалась.
Телефон выскальзывает из руки и падает на кафель, а я погружаюсь под воду с головой.
Захлебнуться.
Я таращусь на себя в зеркало, долго рассматриваю, прежде, чем решить, что делать дальше, а, может, как раз для того, чтобы понять, что делать дальше. Хорошо, что он не написал и не позвонил. Плохо, что я признала свою слабость перед ним и хорошо, что он слишком высокого мнения о себе, чтобы поддаться. Плохо, что нам все равно придется увидеться. Впрочем, мне не впервой сносить его оскорбления и насмешки.
Быстрый и громкий стук в дверь вырывает меня из собственных размышлений. И от этого требовательного звука у меня внутри все дрожит от тревоги. Просто, кто может так стучать? И почему я не ожидаю увидеть на пороге квартиры Нерона? Я ведь сама его позвала и все же, мне все кажется, что у меня глюк или это сон, потому что я утопилась в ванне.
Но разве может быть сном то, как он порывается ко мне, как целует?
Боги, у меня ноги подкашиваются и мне кажется, он это понимает, совершенно точно понимает, потому что без всяких слов или препятствий, я отдаюсь ему сразу, отвечая на поцелуй и забираясь руками в его волосы. Как же я давно хотела это сделать! Как же жгло руки от желания прикоснуться к нему и все именно так, как я представляла. Даже лучше.
Я всхлипываю, когда он сжимает мои бедра, притягивая к себе и тянусь к нему, забираясь руками под его футболку, проводя пальцами по коже. Какой он горячий, хочу чувствовать его, чтобы кожа к коже. Только Нерон вдруг отрывается, глядя на меня пьяным взглядом, хотя пила тут только я. Его дыхание прерывистое, как будто он вынырнул из моря, чтобы глотнуть воздуха и так не хочется его отпускать. А ведь этого он и просит, чтобы я остановила его.
Зачем?
Я смотрю в его глаза, которые так близко, как никогда прежде и совершенно в них тону, меня затягивает этот небесный цвет, сейчас такой глубокий, блестящий, обещающий так много. Поддеваю пальцем его цепочку с жетоном, к которой еще днем хотела прикоснуться, наматываю на палец и притягиваю его к себе.
Он не хочет останавливаться. Я вижу по его улыбке.
- Не хочу.
И я не хочу останавливаться.
я избавляюсь от халата окончательно и тяну этого невероятного мужчину за собой, снимая с него футболку и прижимаясь. Мы целуемся горячо и так невыносимо трудно оторваться от его требовательных губ. Хотя зачем отрываться, если сегодня можно все? Я уверена, что можно. Если уж я сдалась, то и возьму свое по полной. Мы неуклюже двигаемся к дивану в гостиной, пока в четыре руки избавляем Нерона от ремня на брюках.
- Надеюсь, там нет еще и пояса верности… - быстро шепчу я. – Хотя, о чем это я…
Усмехаюсь. У меня дыхание перехватывает, так сильно я его хочу и стараюсь хоть что-то сказать, чтобы успокоить себя, притормозить. Но разве с Нероном это возможно, когда он так по хозяйски пробегает пальцами по моей спине, заставляя меня выгнуться к нему, когда он рычит в нетерпении, едва мы падаем на диван, спустив его брюки вместе с боксерами, но не сняв их окончательно, потому что от желания голову сносит.
Я забираюсь на него, касаясь рукой его члена и, черт, как же хочется его внутри. Как же я вообще все это время могла без этих ощущений? Я и представить не могла, как сильно тоскую по мужским рукам. Нерон тороплив, его теплые ладони скользят по моему телу, обжигая, а язык заставляет меня тянуться к нему навстречу.
Я ласкаю себя некоторое время, но только для того, чтобы увлажнить ладонь, а потом касаюсь его, направляя в себя и замираю, нависая над Сцеволой и глядя ему в глаза.
- Тшшш… Погоди… - я начинаю медленно опускаться на него и, черт, то, как он заполняет меня, как горят глаза это сексуального мужчины, который сводит меня с ума… Хочу видеть это. – Хочу прочувствовать каждое…
Я стону, опускаясь на всю длину и замирая, закрывая глаза. Как же давно, как давно я не чувствовала себя такой целой.
- Горячий…
Но Нерон нетерпелив и такая пауза невыносима для него так же, как и для меня, так что он подбрасывает меня на коленях и я вскрикиваю от неожиданности, цепляясь в его плечи и прогибаясь в спине. И с этого момента мы окончательно слетаем с катушек, двигаясь быстро и настойчиво, так глубоко, так резко, что я в какой-то момент и вовсе не могу даже стонать. Мы целуемся, иногда отрываясь друг от друга, чтобы глотнуть воздуха или… Мне так нравится скользить языком по его плечам. У него такие плечи, чертовски привлекательные, покрытые веснушками и мне нравится целовать и прикусывать каждую из них. Он держит меня крепкими руками, обхватывая за талию или сжимая бедра, раздвигая их и опуская на себя с силой.
Я шепчу его имя, выстанываю, выкрикиваю, потому что мне так нравится, как оно звучит, мне нравится то, с чем оно у меня теперь ассоциируется. Мне нравится его имя. И совсем невозможно выдавить из себя хоть какой-то звук, когда Нерон прижимает меня крепко в себе и ускоряется.
Черт!
Я кончаю и он замедляется, но только чтобы перевести дыхание и опрокинуть меня на спину, зависая надо мной и полностью овладевая. Я точно принадлежу ему, сейчас без каких-либо оговорок. И я хочу ему сейчас принадлежать.
- Делай, как ты хочешь…
Боги, какие же у него красивые глаза, какой невероятный цвет и мне кажется сейчас он стал каким-то насыщенным, как будто глубоким синим. Плевать. Если эти глаза сейчас смотрят так именно на меня, то мне уже ничего не нужно. Только бы он и дальше на меня так смотрел, позволял прикасаться. Мне так невыносимо хорошо, что я подстегиваю Нерона, сжимая его бедра, направляя его, ускоряя.
Мы достигаем второго оргазма вместе, сплетаясь крепко-накрепко и зависая в этих ощущениях на время. Я как будто на облаке, как будто парю и все вокруг уже настолько неважно.
- Как же я этого хотела…
Нерон поднимается с меня и садится, выдыхая и откидывая голову. В приглушенном свете ламп его тело блестит от испарины и мне так нравится смотреть, как вздымается его грудь под глубоким дыханием. И я наблюдаю за ним полуприкрытыми глазами, затуманенным от оргазма рассудком осознавая, что мне нравится то, что я вижу и то, что этот мужчина делает со мной. Вытягиваю ноги, растягиваясь на нем и улыбаюсь. Ни одно вино не сможет меня опьянить так, как наслаждение полученное с этим мужчиной.
Наконец, немного переведя дыхание, я подтягиваюсь к нему и усаживаюсь. Смотрю некоторое время на Сцеволу, ничего не говоря. Мы вообще неожиданно молчаливы, как будто все еще пытаемся восстановиться. Провожу ладонью по той щеке, по которой засветила ему сегодня.
- Болит? – тихо спрашиваю и тянусь к его лицу, чтобы легкими и невесомыми поцелуями покрыть его кожу. И делаю наконец то, о чем так давно мечтала, целуя его веки, лоб, нос, спуская к губам и увиливая от них, чтобы скользнуть губами к его шее, к этому невероятно притягательному кадыку, который так и манит провести по нему языком.
- У меня в холодильнике есть лед. – поднимаюсь с него. – Я принесу. – Нерон пытается меня удержать, ему не нужен лед или лед – совсем не то, что ему сейчас нужно, но я все равно выскальзываю. – Это не совсем для тебя. Но тебе понравится. – смеюсь, сходя на кухню и поднимая руки, потягиваясь. Мне так хорошо.
И возвращаюсь я уже с кубиком льда, держа его в ладони, а потом зажимая его между губ. Усаживаюсь на Сцеволу, качая головой и закрывая ему глаза. Начинаю водить кубиком по щеке мужчины на месте, куда пришелся удар. Хотя ссадины и не видно, но и не в ней дело. Я спускаюсь ниже и капельки воды стекают по шее мужчины, опускаясь на ключицы, на грудь. Мои руки мягко растирают влажную кожу, пока я не спускаюсь на колени. Беру в ладонь член мужчины и приближаю к нему лицо, чтобы провести уже ставшим совершенно небольшим кусочком льда, вдоль венки на органе, обводя ее контур по всей длине и возвращаясь обратно, чтобы поймать вместе с оставшейся прохладой оставшегося льда головку члена и вслед за ней, погрузить весь орган в рот.

+1

33

На его просьбу остановить его и не делать ошибок, о которых она пожалеет, Люция отвечает, что не хочет. И ведь как здорово звучит это ее "Не хочу!", потому что сразу становится понятно, чего она на самом деле хочет. Она тянет вверх футболку, стаскивая с него и отшвыривая в сторону, помогает ему разобраться с ремнем, и их руки путаются, случайные касания обжигают, и Нерону невыносимо хочется скорее попробовать ее...
- Верность? - шепчет он в ее губы. - Никогда не слышал.

Сцевола спотыкается о спущенную одежду, падает на диван, увлекая за собою Люцию, которая смакует каждый момент в предвкушении близости, и он касается большим пальцем ее полураскрытых губ, когда она, закрыв глаза и запрокинув голову опускается на него, шепчет о том, что он горячий. Чертовски долго... Больше нет сил терпеть и оттягивать это удовольствие... Нерон крепко сжимает ее бедра и подбрасывает на коленях.

Это что-то невероятное. Его ладони скользят по ее плечам, по спине, по плоскому животу. Нерон сминает ее груди, ласкает, целует, ощущая на кончике языка горошинки сосков, а Люция покусывает его, склоняясь над ним, забираясь пальцами в его волосы, выстанывая и выкрикивая его имя. Пульс стучит в висках, и пойманный ритм только ускоряет ток крови. Люция влажная, обжигающая, такая резкая и громкая, что от нее невозможно не потерять голову. Какая же она...

Она кончает, прижимаясь к нему, извиваясь в его объятиях, потому что Нерон крепко обнимает ее, обхватив за тоненькую талию. Она всхлипывает, утыкаясь ему в шею, оплетая руками, и он опрокидывает на спину, не выходя, не теряя этого ощущения жара внутри нее.
- Смотри на меня, - отвечает Нерон на ее разрешение делать так, как он хочет. Глаза у Люции пронзительные, зеленые, яркие, и они действуют как гипноз. А еще... У него было много и разных женщин, но в этот раз есть то, чего не было уже очень и очень давно. Есть это ощущение... Как бы его описать? Люция смотрит на него так, что внутри все замирает. Она смотрит на него... по-особенному. Он - особенный.

Оргазм накрывает стремительно как цунами. И Нерон тоже этого хотел, только у него не хватает дыхания сказать об этом, поэтому он только улыбается, садясь и запрокидывая голову, умывая лицо ладонью и встряхиваясь. Люция складывает на него ноги, а он стряхивает со своих боксеры и джинсы, потому что они чертовски мешают. Просто он был занят, и было не до неудобств...

Люция потягивается, восстанавливая дыхание, а потом садится рядом, вспоминая вдруг о пощечине, которую повесила ему сегодня. Заслуженно, пожалуй.
- Рука у тебя может быть тяжелой, но не настолько, чтобы до сих пор болело, - отзывается Нерон, обнимая ее. - Но мне нравится, продолжай, - подставляет лицо ее поцелуям. А Люция вдруг спохватывается, что у нее есть лед.
- Эй, зачем. Лучше погрей меня, - смеется Нерон, пытаясь удержать ее, но Люция выскальзывает, и он провожает ее обнаженную фигурку взглядом, отмечая рисунок тату на правой ягодице. Ох. Ты. Ж. Однако даже если он и заготовил комментарии на этот счет, все они тают в прямом и переносном смысле вместе со льдом.

Эрекция не заставляет себя долго ждать, потому что Люция творит что-то невообразимое, и, конечно, Нерона мало удивишь льдом и тем, что с ним можно делать, все дело в том, что с ним сейчас именно эта потрясающая женщина, которая доставляет ему такое удовольствие, что в который раз забывается, как дышать.

- Идем, - Нерон встряхивается, беря Люцию за руку и наугад отыскивая спальню. Впрочем, это не его лофт, заблудиться трудно. Он сдергивает покрывало и толкает Люцию на мягкую постель, устраиваясь между ее ног. - Как же я этого хотел, - улыбается он, ставя ударение на "я" и целуя ее. Там. А она слабо стонет от его ласк, но только в начале, а затем начинает извиваться, так что Нерон по-хозяйски переворачивает ее на живот, ставя на колени, и продолжает, проникая в нее пальцами, наклоняясь, чтобы провести языком по контуру рисунка, растягивая удовольствие, которое одновременно и пытка, и только затем входит в нее.

Люция всхлипывает, утыкаясь лицом в подушки, сотрясаясь от оргазма, а Нерон склоняется над нею так же.
- Ты знаешь, тот дед на свадьбе был прав. Мы можем сработаться, - шепчет он ей на ухо, толкаясь в последний раз и отпуская ее. Перекатывается на спину рядом, вытягиваясь и закладывая руки за голову. - Но сейчас я не готов обсуждать условия контрактов с рабочими, потому что в таком состоянии ты меня оставишь без нитки. Хотя, я ведь уже голый.

Нерон смотрит на Люцию, улыбаясь. Гладит по мягким растрепанным волосам. И все же как она на него смотрит... Словно ждет каждого слова. Да она как будто сама тянется к его руке, едва он протягивает ее. Да, мисс мэр определенно открылась с новой стороны, но все равно она все такая же чистая, такая же... нежная. Да, именно нежная.
- Мне нужно ехать, - шепчет он, словно извиняясь.
Да, Панем у них теперь свободный, но сдается, что лучше Нерону не выкатываться из апартаментов мэра Пятого ранним утром. Его репутации уже ничто не повредит, а вот ее...

....
.

+1

34

Нерон инициирует переход в спальню, к более удобным условиям, о которых говорилось еще днем, но то что он со мной делает не описать словами. Во мне взрываются мириады звезд и меня всякий раз подбрасывает от его действий, я совершенно не могу замереть, двигаясь ему навстречу и постанывая, тем громче, чем настойчивее и развратнее его ласки.
Мы снова занимаемся сексом и мне кажется, будто нет остального мира за стенами этой комнаты. Я цепляюсь в подушку, сминая ее и растягивая ткань от невыносимости ощущений, от того, сколько в Нероне настойчивости и… внимания. Я не чувствую в его движениях или словах чего-то потребительского, будто я должна была ему отдаться еще давно. Хотя ведь изначально он вел себя именно так. Но не знаю, что пошло не так, но сейчас нет ничего подобного. Он наслаждается мной так же, как я им и мы делим это чувство пополам.
Мне нужно время, чтобы остыть, а уже потом, все еще лежа на животе я подвигаюсь к Нерону и касаюсь губами его плеча, груди, скользя по татуировке дракона. Забавно, и у меня дракон, в том самом месте, которое Сцевола обводил языком и я сгорала от этих ощущений.
Он смеется, что снова не готов обсуждать договоры. Как будто кто-то собирался. Если бы я и завела разговор, то уж точно не о Пятом, хотя сейчас это единственное, что хоть как-то объединяет наши интересы и нас. Да, как-то о другом мы не успевали поговорить. Вспомнил Догэрти… Он бы еще вспомнил, что по правилам свадеб мы должны пожениться.
- Ты никогда не готов говорить о договорах. – смеюсь я, проводя пальцем по профилю. – То выставляешь меня из своего кабинета, то тебя отвлекает мое платье. Теперь ты голый. – я бы покачала головой, но мне так лениво и голос звучит шепотом. – И последнее, как я предполагаю, тоже моя вина? – да, скорее спрашиваю, чем отвечаю. – Придется мне снова записаться к вам на прием, мистер Сцевола. Может, на этот раз обойдется без последствий?
А что есть эти последствия? Я не хотела все усложнять, поэтому хотела дистанцироваться от Нерона. Теперь мы лежим голые в одной постели, после невероятного секса и что-то мне подсказывается, что если не для него, то для меня точно все усложнится. Или это я усложняю?
И тут Нерон говорит, что ему надо ехать, но при этом в его голосе я слышу будто тоску и извинения. Странно, совсем не ожидала услышать это. И что еще смешнее, не ждала, что он так быстро захочет уехать. Но и не представляла, как мы проснемся утром вместе. Пожалуй, мне бы не хотелось, чтобы он сегодня уходил. Правда, не хотелось. Он такой теплый и у меня сейчас такой мягкий взгляд. Не могу оторваться от него, положив свою голову ему на плечо.
И все же не могу его удерживать. Не имею права. Вряд ли для него эта ночь значит так же много, как и для меня. Но это даже лучше. Я смогу не строить себе иллюзий, что между нами теперь будет что-то особенное. В конце концов, может, меня перестанет клинить на нем, раз мы переспали. Я ведь утолила голод тела, поддалась соблазну этого мужчины. Все ведь не должно быть и дальше так сложно?
- Тебя наверняка потеряли. – соглашаюсь я, но не двигаюсь с места, точнее с Нерона. просто я слышу биение его сердца, такое мерное, спокойное и мне нравится. Мы очень близко. Хотя бы этой ночью. Не хочу думать об утре, когда все изменится.
Подтягиваюсь к нему и целую. Не хочу его отпускать.
- Раз уж ты согрелся…
Все наши вещички остались в гостиной. Я только подбираю халат, надевая на себя, и нахожу футболку Нерона, пока он натягивает брюки. А лучше бы меня.
Что?
В какой-то момент мужчина поворачивается ко мне спиной и я вижу его одну татуировку на его спине, чуть ниже шеи. И меня как магнитом тянет. Я протягиваю руку, чтобы коснуться контура рисунка и Нерон вдруг тоже замирает, пока я подхожу ближе и изучаю причудливый узор черепа. Хочется его поцеловать и это именно то, что я делаю.
Черт, надо себя как-то отвлечь.
- Я серьезно. В обед у меня встреча, но после нее я могла бы подъехать к тебе в офис и мы бы наконец возобновили наши попытки поговорить. Надену платье по скромнее. Освободишь для меня время? – наблюдаю, как Нерон расхаживает по квартире в одних джинсах и опять этот  чертов жетон на груди, он еще и без футболки… ничего не могу сделать с собой и когда протягиваю ему футболку, вместо того, чтобы отдать, притягиваю его к себе за нее и целую, обнимая и прижимаясь теснее. И дело даже не в сексе. Просто мне тяжело от него оторваться. – Слушай, не могу не спросить. Зачем ты все-таки купил эту картину? Художник развел тебя на сумасшедшие деньги. Ты ведь не ценитель искусства, но ты ведь знаешь, что это дешевка. Разве такое ценят олигархи?

+1

35

Люция не держит Нерона, но и не торопится отпускать. Ее голова лежит у него на груди, и трудно устоять, чтобы не позволить себе насладиться гладкостью ее кожи, проводя подушечками пальцев по ее спине.
- Да, потеряли, - фыркает Сцевола. - Мой великовозрастный сын наверняка не может уснуть без эротической байки.
Люция смеется. О да, он в курсе, что она думает о его отцовстве.

Она нехотя поднимается и идет в гостиную, находя свой халат и надевая. Нерон подбирает боксеры и джинсы. Ему безумно лениво шевелиться, тело все еще подрагивает при воспоминании о сладкой истоме, и глаза слипаются. На мгновение ему даже кажется, что он спит, когда чувствует прикосновение и поцелуй Люции. Это необычно, в этом столько непонятной ему нежности, что она и окрыляет, и настораживает одновременно. Ему вправду следует уйти, но не только из-за того, что позже его наверняка увидят, а потому что это идет куда-то, куда Нерон не может определить. Секс был потрясающий, но на большее он пока не готов пойти, чтобы не давать Люции кирпичиков для воздушных замков.

А она предлагает встретиться завтра, но, конечно, в офисе, чтобы обсудить дела, и не дает ответить, целуя его.
- Да, я освобожу любое время, - улыбается Сцевола, беря ее лицо в ладони. Ведь ничего серьезного, да? Просто два человека хорошо провели время, очень хорошо. Даже лучше, чем могло представиться. И Люция сама спасает ему положение, вдруг спрашивая про картину.

- Мне просто нравится тебя доводить, это бесценно, - смеется он, за что получает собственной футболкой, но перехватывает ее и продевается, встряхиваясь. Осматривается, находя обувь и вставляя ноги. - Повешу ее в спальне, ты на ней такая дерзкая. Знаешь, у него все-таки талант... - принимается размышлять он и, конечно, нарочно. - Ладно-ладно. Сдаюсь. Увидимся завтра.

Поцелуй на прощание... Он должен быть или нет? Нерон медлит на пороге, но переступает его, только потом оборачиваясь.
- Жду.
Сцевола не дожидается лифта, чтобы ни с кем не встретиться, и идет по лестнице. Бежит. Летит. Если отмести неловкость, то... все более чем классно. Просто сейчас вышло не как обычно, не было расставания из серии "Окей, было здорово. Классный секс" - и дальше даже не "До свидания", а "Прощай". И это непривычно. То, как Люция вела себя с ним, это даже серьезнее пробуждения вместе, когда никто не сбежал. Она же не считает, что между ними теперь роман, да? Потому что она... да, она честная и чистая (и то, что было в постели не в счет, тут речь об отношении к людям и себе самой), и наверняка для нее все выглядит иначе, со смыслом.
Выйдя из парадной, он закуривает, запрокидывает голову вверх. Где-то там окно ее апартаментов. Он еще может подняться, и...
Такси останавливается по взмаху руки.

...Как бы то ни было, на другой день они действительно встречаются, и как бы Нерон ни убеждал себя, что все как прежде, потому что это деловая встреча, вести себя так не получается. Или получается?
- Мисс мэр, какая встреча! Присаживайтесь. Сейчас я готов обсуждать контракты.
И таки эта разительная перемена в ее образе ему так нравится. Да, Люция красавица, но сейчас, при таком ее внимании к себе...
- Ты потрясающе выглядишь, - произносит Нерон, глядя на нее и не в силах отвести глаз. Даже если она что-то говорила, а он ее перебил, он не слушал.

...

+1

36

Нерон говорит, что ему очень нравится меня доводить и это стоит любых денег. Что ж, в это я легко могу поверить. Кажется, Нерон вполне способен выбросить приличную сумму, которая может быть в несколько раз больше зарплаты какого-нибудь работяги, только ради того, чтобы позлить оппонента. И как бы мне ни хотелось, но я все-таки принимаю это на личный счет. Не знаю, часто ли с ним такое бывает, но если у него такое чувство по отношению ко мне, пусть и на время, то почему мне не должно это нравиться. Мне бы только далеко не пустить свою фантазию.
Я действительно хочу поцеловать Нерона перед его уходом, но только он поворачивается ко мне спиной, предотвращая любые мои задумки и поворачивается уже только в коридоре, прощаясь. Что ж и это я принимаю спокойно и даже без особых болей в сердце. А с чего бы? Я понимаю, что такое секс без отношений, хотя у меня два брака позади и я вроде из правильного Пятого дистрикта. Но мы взрослые люди и, откровенно говоря, не представляю нас вместе. Нерон слишком капитолиец, чью мораль и правила я едва ли смогу принять. А моя жизнь вся в Пятом, который я должна восстановить как можно скорее.
Просто мне так нравиться его касаться и смотреть в его глаза, видя в них именно свое отражение. И мне просто кажется, что Нерон не так уж и плох, каким старается выглядеть. Он скот, да, но не злодей.
- Пока. – улыбаюсь я и закрываю дверь, едва Нерон поворачивается спиной.
В теле такая приятная усталость, что самое лучшее сейчас завалиться спать. И до самого утра. И как же приятно проснуться и каждой мышцей, каждой клеткой тела чувствовать все еще прикосновения мужчины, который был со мной этой ночью. Серьезно. В теле все приятно ломает и из-за этого я как будто все еще чувствую руки Нерона. Приятный бонус. 
У меня очень хорошее настроение и погода за окном замечательная, солнечная и теплая. Я быстро закидываюсь завтраком, притоптывая босыми ногами на холодном кухонном полу, жмурясь от вкуса кофе, который еще никогда не казался мне таким классным. И еда выглядит как никогда аппетитно. И я безмерно голодна. И вообще я пританцовываю, бурча мотив  играющей в голове песни под нос, пока одеваюсь. Изменения налицо.
Ну и пусть.
Первая половина дня у меня вся расписана, потому что надо встретиться с руководителями отраслей других дистриктов, чтобы согласовать поставки. Пообедать я не успеваю, так что несусь к Нерону, немного запаздывая ко времени и, собственно, поэтому не обедая. Нет, нет, не рассчитываю на обед или свидание. Просто реально хорошее настроение и во мне полно энергии.
Я не ловлю в кабинете Нерона никаких сотрудниц или типа того и секретарша проводит меня в кабинет к хозяину. Нерон встречает меня широченной улыбкой, как и всегда и не может не обойти внимание нашу «внезапную» встречу и то, то он готов обсуждать контракты.
- Тогда не будем упускать момент. –отзываюсь я и присаживаюсь у его стола в кресло.
Мы обсуждаем бумаги и контракты, общую обстановку на станциях и некоторые просьбы людей.
- … Я понимаю, что страховать все жизни не имеет смысла. Многие на таких должностях, которые не предполагают риска. Но меня очень беспокоят высотники и спецы, работающие с оголенными проводами. Они, конечно, отключают энергию на время работ, но… А?
Нерон вдруг прерывает меня и я не сразу улавливаю, что он говорит и поднимаю на него взгляд. И, черт, меня вновь немного ломает под его взглядом. Он сказал, что я потрясающе выгляжу, но это не звучала как очередная шуточка с пошлым замахом.  Он… Он серьезен.
- Спасибо. – выдыхаю я, убирая прядь волос за ухо и, честно говоря, совершенно теряя ветку повествования. И отчаянно стараясь ее вернуть. И неужели моя одежда опять его якобы отвлекает? – Сосредоточьтесь, мистер Сцевола. Я вам серьезные вещи пытаюсь втирать. – улыбаюсь, снова опуская взгляд на бумаги и грызя ручку. Последнюю вообще не выпускаю из зубов последние пятнадцать минут что распинаюсь. – Ты вообще меня слушал?
Не зря же я тут ко всему этому готовилась?
Что я чувствую сейчас к Нерону? Пожалуй, все это можно обличить в одну фразу.
- Я уезжаю через два дня. – собираю документы, так как наша встреча уже плавно подошла к концу и я оставила Нерону на рассмотрение кучу вариантов. – Может, приедешь сегодня? Я могла бы приготовить ужин.
Да, на свой страх и риск. Просто, наверно, дело не только в сексе. Я бы еще раз хотела попробовать с ним поговорить о чем-нибудь, кроме работы. А по факту у нас не было времени. И, наверно, мне еще немного не хочется проводить вечер в одиночестве с бутылкой вина.
- Не принимай на свой счет. Это не свидание. Это будет деловой ужин. – мягко предупреждаю его, но оба мы, наверно понимаем, что я имею в виду. Потому что напрямую я ни за что не скажу, но и это приглашение озвучиваю тихо и не глядя на мужчину.

+1

37

Люция удивленно смотрит на него, словно раздумывая, не ослышались ли она, а потом, честное слово, ее щеки вспыхивают, хотя она и пытается сохранить самообладание и даже делает ему замечание. Однако Нерон невозмутим, продолжая рассматривать ее и то, как она пытается съесть шариковую ручку. Однажды он так увлекся, что чернила вылились ему в рот... Пожалуй, Люции это было бы не к лицу, и вообще воспоминания о том, что было бы к лицу возникают совсем некстати, и теперь кровь приливает уже у Нерона, но совсем не к щекам.
- Не надо мне ничего втирать, оставь лучшие на твой взгляд варианты, пометь их, и все остальные. Моя кадровая служба рассмотрит их и после рассмотрения перешлет.

Вообще Нерон не то чтобы не слушал, ему бы, по чести, вообще не надо это слушать, потому что мелко, и самое то было бы делегировать кому-нибудь из тех же кадровиков, но... Но со своей стороны работу по трудоустройству мисс ни на кого не стала перекладывать, поэтому... Поэтому он здесь.

Люция кивает, собирая документы, а потом вдруг сообщает, что ее визит с столицу заканчивается через два дня, и нет, это не к тому, чтобы соглашения были рассмотрены как можно раньше, хотя она ведь наверняка была бы не против. Насчет чего она точно не против - так это того, чтобы он приехал к ней сегодня. На ужин. Деловой. Все эти уточнения, они... Они важные, хотя и не отменяют главного. Ей понравилось то, что было, и она не прочь была бы повторить... Нерон тоже. Черт, да еще как не против! Только все-таки это будет свидание, никакой не деловой ужин, и вот это-то и тормозит... Очень.

Сцевола медлит, не сводя с нее глаз, а вот Люция наоборот старается на него не смотреть, уж очень внимательно рассматривая свои бумажки.
- Не готовь на меня ужин, - отвечает он. Его прерывает секретарь, которая по корпоративной связи присылает на его лэптоп сообщение о том, что у него встреча с IT специалистами на сорок пятом этаже в конференц-зале.
Нерон поднимается и подходит к Люции. На своих каблучках она оказывается чуть выше его. Вообще, столица ей к лицу. Он присаживается на край стола.
- Но я бы приехал к тебе вечером, - его рука скользит под пиджак, обнимает за талию. - Ты знаешь, я люблю татуировки, и как-то не успел рассмотреть твою, так что, может... второй показ?
Нагло? Да. Пошло? Очень. Она может дать от ворот поворот, сказав, что он использует ее. Так было бы даже проще. Только так хочется, чтобы она не давала. Вернее, чтобы дала. Черт побери, он запутался.

..

+1

38

Я складываю бумажки, как-то маниакально вымеряя и выравнивая их по линейке, стараясь сделать как можно более непринужденный вид. Но по факту жду ответа Нерона. даже не знаю, что он скажет. В общем-то, если он скажет, что не приедет… Наверно, я не обижусь, но немного расстроюсь. Просто нам было здорово вместе и у меня столько эмоций. Наверно, он считает, что я нафантазировала себе какие-то отношения, которые ему обременительны. Напрасно.
Но Сцевола говорит, что мне не стоит готовить на него и для меня все становится яснее самого солнечного дня. Ужин испугал, да? Кто бы мог подумать, что его так пугает еда. И эта шутка едва не срывается с моих губ, чтобы замять неловкость, которую я испытываю. Но понимаю, что дело не в еде или в том, что он боится, что я его отравлю. Просто как ни крути, а это свидание. И Нерон показывает, что именно этого он и не хочет.
Как угодно. Я и правда не обижена.
Но потом он поднимается вслед за мной и подходит ко мне, протягивая руку, обнимая меня за талию, слегка прижимая и говорит, что глянул бы еще раз на мою татушку. Оба мы в курсе, что он еще вчера ее оценил. И сейчас звучит не что иное, как: детка, свиданки не мое, но перепухнуться можно.
И как мне на это отвечать? Еще вчера днем за такое предложение я отвесила ему пощечину. И признаться и сейчас рука чешется. Но ведь это я начала, обличив наш секс в более приличные посиделки. А он просто сводит все к одному. Мне просто остается разобраться в себе, настолько ли я его хочу, чтобы поступиться каким-то своими принципами чести. Впрочем, так же как я уверена, что Нерон не способен на серьезные отношения, так же я уверена, что и эта интрижка закончится там же, где и началась. Я уеду и все вернется на круги своя.
Убираю его руку со своей талии. Не хочу, чтобы нас кто-то увидел и не хочу смешивать работу и секс.
- Приезжай. – киваю я, глядя в его умопомрачительные глаза.
Нечего мне больше задерживаться, так что я без лишних слов покидаю кабинет. Прощаться нам не смысла. Мы еще увидимся сегодня.
Забавно, вчера у меня был внезапный секс и я как-то не парилась, подготовилась я к нему или нет. А тут даже устраиваю небольшую уборочку. И конечно, все-таки готовлю небольшой ужин, потому что мне-то как раз есть хочется, а Нерон там, наверно, на своих внутренних батарейках. Подсосал у кого-нибудь нервы и вперед на подвиги.
Я подправляю минимум макияжа, прическу, подбираю даже домашнюю одежду и как замечательно, что у меня есть эти шортики, абсолютно универсальные. В них и в запой уходить можно и гостей принимать. Смотря, каких гостей. Нерона вообще трудно назвать гостем, потому что когда он говорил, что может приехать, он звучал по хозяйски и разрешения спрашивал, будто условно. Для него было все вполне понятно, чем мы будем заниматься.
У меня шею сводит, когда я думаю о том, что между нами сегодня будет.
Главное не завестись раньше времени. Но от предвкушения и сладких воспоминаний меня отвлекает телефонный звонок. Марк звонит каждый вечер, удостоверяясь, что со мной все хорошо и я еще не прогнулась под этот город. Ну, под город может и нет…
В общем, мы во всю разговариваем, когда я слышу стук в дверь. Я открываю и Нерон стоит на пороге, с расслабленной мордой ожидая, когда ему откроют. Какой же он все-таки смешной, когда не достает меня. Что же его сделало таким хамом? Хотя почему у его поведения должно быть какое-то оправдание? Постепенно я понимаю, что Нерон – это Нерон.
- К тебе кто-то пришел? – спрашивает Марк, когда я жестом приглашаю Сцеволу войти.
- С чего ты взял? – спрашиваю как ни в чем не бывало.
- Мне показалось, ты открыла дверь.
- Ты, что, следишь за мной или знаешь, как звучат двери в столице? – смеюсь, наблюдая за Сцеволой и приглашая его на кухню. И одними губами спрашиваю, - Кофе?
Вообще-то я сама чаевничала. Но Нерон отказывается и я бы уже повела его в спальню, но пока, увы, веду только в кухню. так как я на проводе.
- Мне принесли пиццу. Мне было лень куда-то выходить. Да и ты знаешь, я не люблю есть одна.
- Кстати я хочу приготовить твою любимые ребрышки. Придешь?
- Я бы выехала к тебе прямо сейчас, но придется мне подождать. Ладно, Марк, я пойду есть свою огромную сочную пиццу. Завтра утром позвоню тебе.
- А что там Сцевола? Подписал документы?
- Он рассматривает предложенные пункты договора. Но надеюсь, что мы придем к компромиссу.
Нерон выразительно смотрит на меня и я не могу не показать ему язык, а потом ставлю турку на огонь. на автомате.
- Он знает о существовании такого слова?
- Не будь к нему строг. И мне правда надо идти. Целую.
- Пока.
Наконец я избавляюсь от телефона и могу протянуть руки к мужчине, который будет вытворять со мной всякие грязные вещи, от которых я в восторге, чтобы поцеловать его. И продолжаю целовать его шею, пока стягиваю с него пиджак. А еще мне нравится пройтись пальцами по пуговицам ворота. Нравится забегать пальцами за него, касаясь кожи. Не могу дождаться, когда проведу губами по покрытым веснушками плечам.
- Ты какой-то помятый. – хмурюсь. Нерон вроде выглядит уставшим. Тяжелый день? – Тяжелый день? Или ты просто устал сочинять сыну каждый день новые сказки? Еще вчера хотела узнать, ты из личного опыта делишься с ним сказками?

+1

39

Люция говорит, чтобы он приезжал. На ответ ей требуется несколько минут размышлений, и только ей известно, о чем они сейчас. Нерон улыбается, хотя его рука убрана.
- Я приеду.
Он не называет времени, потому что любое его появление будет вовремя. Он отменяет бильярд с приятелями, сказываясь, что у него другие планы, и не их песье дело, какие, но да, они связаны с женщиной.

Вчера Нерону не показалось, звонка на двери этой квартиры, выделенной Люции как мэру Пятого Дистрикта, нет. Интересно, почему? Поэтому он стучит, но не так рьяно, как накануне, и она открывает на этот раз уже точно ожидая, что это он и никто другой.

Нерон собирается заговорить, но видит, что к уху Люция прижимает телефонную трубку и разговаривает с кем-то. А, ну да, из содержания сказанного нетрудно догадаться, с кем именно. Зато Марку трудно догадаться, кто это наведался к дражайшей бывшей супруге его покойного брата, если она говорит, что это заказ пиццы.
Сцевола отказывается от кофе, проходя за нею в кухню, но, кажется, Люция слишком увлечена отказом выехать прямо сейчас, что ставит на огонь турку. Между тем речь заходит и о самом Нероне, правда, на ней все и заканчивается. Наконец-то!

Люция касается его, словно удостоверяясь, что это он, и высказывается насчет того, как он выглядит.
- Нет, обычный день, - Нерон тут же обнимает ее, привлекая к себе, затем протягиивает руку и гасит огонь под туркой. - Некоторые из сказок основаны на реальных событиях, но реальные события порой тоже требуют... фантазии, - он целует ее, подхватывая на руки и быстро неся в спальню, чтобы кинуть на кровать. - Никаких компромиссов, мисс мэр. Не со мной, - смеется он, ловя ее за ноги и стаскивая шортики и белье. Он получит свое сполна.

Ее нежная кожа так ароматно пахнет, запах духов кружит голову. Она так красива, так отзывчива, так... открыта. Куда это заведет, черт знает, но здесь и сейчас жизненно необходимо ощущать ее, целовать, быть с нею и в ней, двигаться в одном ритме, как в танце, соприкасаясь влажными разгоряченными телами.
- Эту сказку приберегу для внуков, а пока буду рассказывать сам себе, - Нерон падает на живот, переводя дыхание. Его рука - на груди Люции, скользит по покрытой испариной ложбинке между грудей. - А ты знаешь, - он подбирается к ней и зависает над ее разрумяненным лицом, - сейчас пицца была бы не лишней. Я люблю пиццу.

Он тянется до брюк, достает из кармана телефон и через приложение выбирает ту, что поострее.
- Я чертовски голоден.
Нерон снова вытягивается на простынях, рассматривая Люцию, которая устроилась на животе, обнимая подушку и рассматривая его. Кошка. Она как кошка. Такие же пронзительные зеленые глаза, такая же грация. Невозможно не хотеть или не фантазировать.
- Ну, расскажи, как твой Маркуша порывается приехать и вытрясти меня из твоей постели, - хотя, конечно, он понимает, что тот наверняка не в курсе, но как не вспомнить ту хибару в лесу! - Его бы сейчас хватил удар, - размышляет Нерон, поглаживая дракона. - Неужели у вас никогда ничего не было? Просто хочу представить, какой мощности тормозной системой он мог бы быть в тачке.

...

Отредактировано Aaron Levis (Чт, 26 Май 2016 20:16)

+1

40

Нерон тормозит меня и мой треп, рассказывая про сказки и фантазии и он до чертиков обаятельный сейчас. Как только в нем умещаются все эти качества? Как только не разорвало? Ну и хорошо, что не разорвало, потому что именно поэтому он может быть таким, какой он есть. Он выключает огонь под туркой, которую я и не заметила, как поставила, но между тем, огонь разгорается уже между нами.
Мне нравится быть с Нероном. Это как будто во мне просыпается что-то, чего во мне и не было никогда. Раньше казалось, что я просто вспоминаю, что такое отношения между мужчиной и женщиной, а вот в эту самую минуту, когда руки этого мужчины так по хозяйски блуждают по моему телу, когда я тянусь вслед за ними, к его губам и вижу этот горячий блеск в его глазах, мне кажется, что я сама открываю в себе что-то новое. Он открывает. Какую-то… развратность, что ли.
Мы вместе, в эти мгновения, которые растягиваются так сладко спазмируя в животе, мы совершенно точно вместе. И о том, что будем потом порознь и не думается вовсе. Прямо сейчас мне не хватает дыхания и Нерон становится моим воздухом, мне не хватает тепла там, где еще мгновение назад были его руки и я горю, там, где он касается меня. Я хочу, чтобы он укрыл меня всю, потому что в его руках, крепких, сильных я уверена сейчас, как ни в чем больше.
Удержать бы это ощущение. Не хочу с ним расставаться.
Нерон смеется на выдохе, говоря, что прибережет эту сказку пока для себя. Многим ли он так говорит? Его речи сладкие, их хочется слышать и они туманят разум, заставляют чувствовать себя особенной. Нельзя, нельзя им поддаваться. И так хочется.
- Пошляк. – так же на выдохе смеюсь я и закрываю глаза, когда его рука касается моей груди. В теле так спокойно и приятно, будто на волнах покачиваюсь и хочу зависнуть в этом. – А мою еду, значит, брезгуешь, да? – хмыкаю я, шутливо сбрасывая его руку, но не выпускаю из своей. Мне нравятся его ладони. И эта татуировка… Манит.
Сцевола действительно заказывает пиццу, а пока мы ее ждем, устраиваемся по удобнее в постели, рассматривая друг друга, будто видим сейчас не под призмой наших должностей и обязанностей, а совсем иначе. Будто и мы другие.
И он вновь говорит о Марке, будто тот… Забавно это слышать. Еще один человек, ошибающийся на наш с братом счет.
- Он не знает, что ты в моей постели. - и лучше ему не знать, - И не было ничего между нами! Такое даже представить трудно. – я морщусь. Совершенно не представляю себя и Марка рядом. – Хотя, до некоторых пор я и тебя в своей постели не хотела представлять. – но, черт, ты мне снился, знаешь? - Но вот ты здесь, разлегся и ждешь пиццу. – шутливо щипаю его и мужчина ойкает. Смешной. – Марк очень волнуется за меня. Думаю, после смерти Рема он считает, что я типа его младшей сестры и меня надо оберегать. У него никого не осталось. Жена умерла три года назад и у них так и не получилось с детьми.
Сама не знаю, зачем все это рассказываю. Просто Нерон так неизвестно почему жесток к Марку, смеется над ним. В самом деле, я не жду, что они поладят. А им и не нужно. Нерон не часть моей жизни, не мой парень, не мой жених, так что ему вообще до Марка не должно быть дела.
- Да и я после Рема… - на автомате начинаю вращать кольцо на безымянном пальце. – Когда даже второй брак заканчивается смертью, отбивает всю охоту строить отношения. Возможно, мы с Марком и состаримся, но точно не как любовники. Я надеюсь, он еще сможет найти кого-то, кого полюбит.
Что-то я заболталась. И как нельзя удачно в дверь стучат. Это принесенная пицца. Я потягиваюсь к Нерону и целую его.
- Откроешь? А то я очень голая.
Нерону тоже лень шевелиться, но он поднимается кряхтя. А я, довольная, что смогла сподвигнуть его к таким подвигам верчу попой, противно хихикая. За что и получаю по заднице. Вслед Нерону летит подушка. Смешной.
И это до чертиков забавно. Мы сидим на постели, сложив ноги и жуем супер острую пиццу, от которой все горит на языке. И я бегу в кухню за стаканами воды.
- Твой сын, он тоже гений и хам, как ты? – спрашиваю я, выкидывая со своего кусочка пиццы оливки и воруя у Нерона ломтик колбасы, потому что у меня совсем не осталось. – Я видела его только однажды. Он симпатичный. Это в мать, наверно, да? – смеюсь. – Тяжело было его воспитывать? Он так и рос без матери? Ты не женился повторно, ради него?
Блин, наверно, я лезу не в свое дело, но, думаю, Нерон может и завернуть эту тему, если не захочет говорить.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Blood, tears and gold...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC