Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Blood, tears and gold...


Blood, tears and gold...

Сообщений 41 страница 60 из 140

41

Люция отвечает, что Марк ну никак не ее кандидат в ухажеры, что между ничего не может быть, потому что они словно брат и сестра, и за его потугами не стоит ничего, кроме искренней опеки. Нерон хмыкает. Ну да. Люция таки очень слепа к этому брату, даже жалко мужика - он крепко во френдзоне, и вип-бидет ему, похоже, и не светит.

Между делом Люция заговаривается, и два неудачных брака совсем не тема для той ситуации, в которой они находятся. Однако помимо прочего она решает разговориться про Марка, и Нерон убеждается - она просто не видит, что чувак вокруг нее круги нарезает. Да, они виделись несколько раз, но Нерон знает эти пируэты. Бедняга Марк.

- Просто он тебе примелькался, - пожимает плечами Нерон, но решает не продолжать тему, и к тому же так вовремя доставляют пиццу. Люция просит его открыть, и, похоже, ей плевать, что в дверях увидят его. Ну да ладно.

Аромат просто потрясающий. В чем-чем, а в пицце Нерон знает толк, и все возможные в этом городе перепробовал, так что выбранная действительно одна из самых лучших, хотя для люции оказывается осторовата.
- Слабачка, - фыркает Сцевола, наблюдая, как Люция ставит кувшин воды и стаканы на прикроватный столик. Они сидят друг напротив друга. Она - завернувшись в простынь, Нерон - в джинсах. А может и вправду островато, потому что и у него слезы наворачиваются на глаза, и Люция смеется.
- Ты не понимаешь, именно так вкуснее.

В любой другой ситуации и при иных отношениях между ними вопросы про сына звучали бы... звучали бы к месту. Однако сейчас они совсем не нужны, и... И Люция спрашивает столько всего и сразу, что стоит, конечно, замять дело, но...
Нерон тянется за салфеткой, промокая губы и вытирая руки. Забирает часы и смотрит на время.
- Да, он гений и хам, - отвечает рассеянно, натянуто улыбается. - Мне пора, извини. Не слежу за временем, с тобою это сложно.
Да, можно было ответить пораспространеннее, а потом мягко увести на то, что самое то, чтобы уйти, но Нерон сильно режет сюжет, и теперь все выглядит действительно похожим на бегство. И еще как то, будто Люция открыла дверь в комнату, куда ей хода нет, и он щелкает замком перед ее носом.
Ему не нравятся ее вопросы и то, что за ними стоит. Он не хочет свидания. Он не хочет, чтобы она залазила туда, куда он никого не пускает.

Нерон собирается, говоря о какой-то чепухе, чтобы заполнить молчание по поводу поднятой Люцией темы.
- Звони, - уже на пороге, даже скорее за ним.

..

+1

42

В один момент все меняется настолько, как будто внезапно между мной и Нероном выросли ледники. Впрочем, Нерон сам их воздвигает. И это даже не стена. Стена слишком безличностное, нейтральное понятие. Но то, каким холодным тоном Нерон отвечает на мой вопрос до обидного кратко и как добивает свои слова спешкой уехать, не оставляет мне сомнений, что я не просто залезла туда, куда не надо, но мне еще и неплохо бьют по рукам, отбивая пальцы закрывающейся дверью. Ощущение именно такое, боли.
- Не извиняйся.
И правда, глупо вышло. Не надо было извиняться за то, что он хочет сделать. Я выгляжу жалко и все выглядит фальшиво. Все что было, выглядит фальшиво.
И уже на самом деле неважно, желание ли это не бередить старые раны или просто намек, что не стоит вести разговоров и не мешать хорошему сексу. Но он так спрашивал меня, заказал пиццу, по всем признакам я увидела, что он немного открылся. Показалось.
Я не такая уж и хорошая актриса, чтобы скрывать неловкость и ушедшее в ебеня настроение. А Нерон все болтает какие-то глупости. Уж ему-то точно не должно быть неловко. Это я тут переступила черту. Заигралась в который раз. И сама же себе говорила, не ведись, стоит подойти ближе, как он сразу отстраняется. Мне просто казалось, что мы можем стать… друзьями.
Я провожаю Нерона молча и только кивком отзываюсь на его слова. Это даже не прощание, а какая-то нелепая попытка оставить между нами что-то большее, чем было, когда я приехала сюда. Я не позвоню. Не теперь.
Возвращаюсь в спальню, собирая коробку с пиццей и отношу ее на кухню. Утром вся квартира провоняется ею. Не мои проблемы. Самым лучшим сейчас будет завалиться в постель и уснуть. Я бы сразу так и сделала, но перед глазами маячит подушка, на которой валялся Нерон и я почти уверена, что на ней даже остался его запах. Сталкиваю подушку в кровати и разворачиваюсь в другую сторону, накрываясь с головой одеялом.
Скорее бы вернуться домой. Все в этом городе меня отторгает.
На следующий день я завершаю все свои дела, так что перебиваю билеты на поезд и уже вечером еду в вагоне. За полночь буду в Пятом и никто меня не встречает. Не хочу вопросов Марка и его забота сейчас будет лишней. И только в поезде вдруг приходит смс от Нерона, в которой он спрашивает, как у меня дела и собрала ли я вещи. Наверно, я бы не ответила, если бы могла. Но если не отвечу, признаю, что для меня вчерашнее было чем-то серьезным и обидным. А не может быть серьезное и обидное в том, чего и быть то не должно. Да и нам еще работать вместе. Поэтому спустя некоторое время я пишу Сцеволе ответ, что уже уехала домой. А дальше разговор не продолжается.
Дни в Пятом становятся привычной рутиной. Я постепенно привыкаю к своей работе мэра, погружаясь в нее с головой. Благо, есть во что погрузиться, ведь дел достаточно и электростанции не единственная моя проблема. Да и то, не проблема, ведь есть кому за этим следить. Техники Нерона действительно приезжают как по часам и я встречаю их лично, но оставляю на работе. Там уже их стезя и мне там делать нечего.
Марк не может не отметить перемены во мне и замечает этот самым неожиданным способом. Он приносит мне цветы. Просто они с группой откуда-то вернулись и он в поле набрал осенние цветы и перевязал их какой-то лентой. Так и пришел.
- Я вернулась несколько дней назад. Какой повод?
- Если ты пообещаешь больше не уезжать, я буду приносить их хоть каждый день. – говорит он, улыбаясь и глядя на меня. Он такой добрый и такой отзывчивый, открытый, что я не могу удержать в себе этот порыв обнять его.
Боги, что бы я без него делала? Он – моя единственная опора сейчас. И всегда ею будет.
Мы часто зависаем друг у друга. Мы оба одиночки и, порой, ужинать в одиночества совершенно не хочется и как-то повелось, что-то Марк ко мне, то я к нему заглядываем на огонек. Тем более, что оба мы здорово готовим и Марк все же лучше, но это нам не мешает. Мы о многом разговариваем, вспоминая прошлое, обсуждая настоящее и фантазируя о будущем. У нас бывают прекрасные, веселые моменты, бывает и тоска, которую невероятно нужно разделить с кем-то таким же, как ты. С Марком я чувствую покой и совсем нет этого ощущения, что стучусь в заколоченную дверь.
- … Да, Рем был нетерпеливым. Вспомнить хотя бы, как он сделал мне предложение. – вспоминаю я, улыбаясь и закрываю глаза, вспоминая его лицо. Я все еще помню каждую черточку. – Он просто внезапно решил, что так надо. У нас не было ни колец, ни планов. Он как будто поставил меня перед фактом.
Это было так давно, а рана все еще свежая.
- Эй, Люц, ты чего? – Марк подбирается ко мне и видит, что я плачу. Тут же обнимает и я утыкаюсь в его теплую шею.
- Прости. Все еще тяжело вспоминать… - хнычу я, успокаиваясь.
- Я знаю, знаю. Это пройдет, когда-нибудь пройдет. И будет уже не так больно. Ну-ка, давай, угомони водопады, - он поднимает мое лицо, проводя по щекам пальцами, стирая слезы.
Мне так хорошо и тепло и я не понимаю, что на меня такое находит. Мы целуемся. Даже не знаю, кто к кому потянулся первым, а может, мы сделали это оба, но я среагировала запоздало. И поэтому ответила на поцелуй. А когда осознание дошло до мозга, то было уже поздно. Хотя я и стараюсь спасти положение, отрываясь от брата, о боги, и испуганно глядя на него.
- Марк, прости, я не знаю… Я не понимаю, что на меня нашло, прости. Я не хотела…
Я не знаю, куда деться от стыда и, черт, в последнее время я совершаю слишком много ошибок и я не хочу потерять еще и Марка. Он – все что у меня осталось. И я продолжаю извиняться, а мужчина берет меня за плечи и в его глазах столько надежды и, может ли быть?, радости.
- Эй, Люц, угомонись, все нормально. Послушай, ну слушай же… Люция, я этого хотел. И хотел бы повторить. – я смотрю на него как дурочка и не понимаю, как он может говорить такое. – Люц, я люблю тебя.
Честно, у меня язык отсыхает и все, что я могу сделать, это подскочить с дивана.
- Подожди, - он держит меня за руку не отпуская, - это не помутнение, не обстоятельства, как ты думаешь. Я уже давно… Черт, еще когда Рем привел тебя знакомиться, мне кажется, я уже тогда влюбился в тебя.
- Марк, ты что? Ты что говоришь? А как же Сара? Она же была жива тогда. Марк так нельзя!
- Сара… Так бывает, Люц, понимаешь? Меня тянуло к тебе. Но ты была с Ремом и я не мог разрушать ваши отношения. А потом он погиб, ты тосковала. Я ждал. - говорит рвано и путанно или это у меня голова кругом идет? - А потом появился этот Сцевола и ты стала какой-то другой, ты вернулась из Капитолия, такая красивая, такая желанная. Люция, он не будет дорожить тобой, как я, он не принесет тебе ничего, кроме бед, ты ему не нужна. Ты для него игрушка. А я люблю тебя. По-настоящему, понимаешь? Не потребительски, как он, а по-настоящему!
- То есть все эти полтора года, ты выжидал подходящего момента?
Марк не находит, что ответить, а я пользуюсь случаем и вылетаю из его дома.
Я просто не могу поверить в то, что он мне выдал. Как такое возможно? Все это время, вся его опека была не просто заботой, а любовью. Настоящей любовью, которая только может быть у мужчины к женщине. И да, я бы подумала что все это из-за нашего одиночества и смогла бы срулить с темы, но то, что у него это давно осложняет ситуацию. И в итоге слова Нерона о тормозной системе Марка и вообще все намеки теперь звучат набатом в голове. И только я не замечала.
Эту тему с Марком мы больше не поднимаем. Я стараюсь вести себя как обычно и игнорируя его какие-либо попытки заговорить о том, что произошло. Но к нему я не прихожу и не приходила бы это время. Только он забаливает, сваливается с горячкой и выглядит совершенно паршиво. И я не могу его оставить. Поэтому затаскиваю к нему домой врача, лекарства и сама заваливаюсь на самые тяжелые дни. Сплю в кресле или соседней комнате, чтобы быть рядом в любой необходимый момент. Он совсем плох и я откровенно боюсь его.
И я бы наверно, совсем не знала, куда себя деть, если бы не переписка с Нероном. Да, он однажды мне написал, о чем-то совершенно бессмысленном. Кажется, началось все с того, что он сообщил, что выслал мне документы, я ответила, что приняла к сведению, а он сказал что-то о том, что мисс мэр и по переписке все еще мисс мэр. Не знаю, как удержала себя от желания написать, что в переписке он как раз более разговорчив, чем в реальности. Но опять же, не хочу показывать, что меня как-то задел прошлый раз. Уже забыто и скорее всего, продолжения и не будет.
Я думала так и по поводу сообщений. Но это был не последний раз и Нерон начал писать, иногда присылая фото, иногда просто какие-то отдельные фразы. А однажды нечленораздельный набор букв. Я спросила, не душит ли его кто-то, потому что если это крик о помощи, то я могу помочь только убийце. Но это оказалась какая-то непонятная кошка, которая, оказывается, живет у Нерона в лофте. О, о кошке он может говорить? И опять же, надо держать себя в руках.
Я не понимаю, зачем он мне пишет, и явно у него нет недостатка в друзьях по переписке в Капитолии. Да и зачем ему переписка, если у него есть множество других вариантов, которые не будут готовить ужин на него и задавать ненужные вопросы. Но, тем не менее, я отвечаю, потому что мне это практически ничего не стоит и даже однажды высылаю ему фотографию знакомого нам обоим дома и прошу выяснить, чей это вообще дом и кому он принадлежит. Было бы неплохо его отреставрировать и довести до ума. Я бы, пожалуй, сделала его своей дачей, если она никому не нужна. В мою сторону летит комментарий по поводу моего дома, на что я отвечаю, что уже несколько дней не ночую дома, потому что Марк заболел и я сижу с ним.
Вот так однажды уже поздно вечером, когда Нерон делится впечатлениями о походе на природу с друзьями, Марк и застает меня. И лучше бы нам, наверно, и дальше так молчать, просто держась за руки. Он выкарабкается.

Отредактировано Lucia Varys (Пт, 27 Май 2016 01:41)

+1

43

То, что произошло, Сцевола по хорошему обдумывает только по пути от апартаментов Люции, и понимает, что здорово смудил, что разрубил веревку там, где и узла-то не было. Ну чего ему стоило сказать, что с матерью Рема давно ничего нет, и это давно уже пройденный этап его жизни, в память о котором у него семнадцатилетний трофей. В самом деле, что мешало обернуть все шутку, сделать несерьезным? Но он отчего-то тут же ощетинился, как еж, и предпочел свернуться в клубок. Да, и в итоге выкатился вовсе. Просто все эти разговоры, они... Они о чем-то большем, чем секс, а к отношениям Сцевола сейчас не готов, хотя и понимает, что Люция - не та женщина, к которой можно относиться потребительски, и которая точно так же не относится к нему. Вот в последнем-то и загвоздка. Он не хочет, чтобы она ждала чего-то от него, потому что он просто на это не способен. И Нерон пытается убедить себя, что изначально был честен с нею на этот счет, но все равно убедительности как-то мало... Очень мало. С чего бы?

Однако на другой день он решается набрать Люции сообщение, спрашивая в нескольких символах, как ее дела и готова ли она к возвращению домой. В ответ приходит короткое известие, что она уже по пути туда.
- Хорошо, - отвечает Нерон сам себе, но не ей. И что-то совсем не хорошо. К лучшему, что Люция уехала, ведь он хотя бы не подорвется к ней сегодня сам и без приглашения, а значит и не усложнит то, что уже заваривается в какую-то кашу. Сейчас пройдет несколько дней и отпустит. И вот он уже может отправить ей ничего не значащие смс и даже получать ответы, как ни в чем ни бывало, словно и не было этого напряжения в последний вечер и при их неловком прощании.

"Я отправил тебе документы, посмотри"

Люция отвечает коротко, но отвечает.

Зачем он пишет? Если бы он знал... Происходит все совершенно незаметно, и среди всех сообщений именно переписка с Люцией всегда выше всех, потому что обновляется порой даже чаще, чем его деловые заметки. Однажды Сцевола даже и не в курсе, что от него ушло сообщение. Он в душе, и его телефон лежит на столе у окна, а стол этот после полудня всегда занимает Регина, которая протаптывается по клавиатуре и отправляет "авлдпомчжЯАЗъф" на последний активный номер. Люции. Конечно, она спрашивает в ответ, что такое происходит.

"Это все она!" и в доказательство - фото королевы.

Вложенный файл

http://www.catlovers.co/wp-content/uploads/2016/05/beautiful-fluffy-cat-british-longhair-22.jpg

Да, у него живет кошак, который считает, что это с нею кто-то живет.

Его визит в Пятый, связанный с новыми станциями, запланирован только через две недели, а пока Сцевола отправляется в недельный ежегодный осенний поход-поезду с друзьями по диким уголкам Панема. Последние годы, те, что после лечения, он не пропускает ни один, и в этот раз снова к компании присоединяется Рем и его друзья, так что компания набирается большая и шумная, и это здорово отвлекает. Только оттуда он все равно регулярно пишет Люции и присылает фото.

"Нерон Сцевола прислал вам фото"

https://pp.vk.me/c628523/v628523935/3e89/-uRbie0Higw.jpg

https://pp.vk.me/c628523/v628523935/394b/G0I8-3zD7wo.jpg

https://pp.vk.me/c624019/v624019935/32789/e3FnA0xkNjU.jpg

Однажды он присылает ей фото с подписью "Не знаю, что меня должно волновать сильнее. То ли, что мой сын дурак, или то, что у него борода".

Вложенный файл

http://peopletalk.ru/bin.php?ID=2c9ec4f3-b4f7-4038-9fb8-eedf87ad88bc

Пока Нерон собирает коллаж, следя одним глазом за костром, другим за ребятами на холме, рядом оказывается Юлия, заглядывает за плечо. Она хорошенькая, и Рем подзуживает отца найти ему добрую мачеху вроде Юлии. В самом деле дурак, и борода ума не прибавляет. А жаль.
- Классные кадры.
- Да.
- Кому ты их отправляешь?
- Никому, - отзывается Нерон, сворачивая сообщение, но все же уже нажав отправку, и приходит оповещение о доставке.

До возвращения в Капитолий всего лишь день, и они тормозятся во Втором, а уже по возвращении Сцевола присылает Люции "Вернулся в гнездо. Оцени".

Вложенный файл

http://friendly.com.mx/news/wp-content/uploads/2015/04/c7737128f12e11e1ba4022000a1e8932_7.jpg

Новую татушку он набил по пути в Капитолий, во Втором, вернее, начал, а завершил уже в столице. Перо на спине и поднимающиеся от него птицы.

Нерон продолжал писать даже когда хотел оборвать и это общение после того, как Люция обмолвилась, что живет у Марка. Выяснилось, что она добровольно нанялась ему сиделкой, пока тот болеет, и это... Сцевола не понимает, почему, но не нравится ему. Слизнячок решил действовать? Ну еще бы... Впрочем, в самом деле, разве это не то самое плечо, которое мужчина должен предложить женщине? Потому что он-то предлагал точно не плечо, и Люция в самом деле достойна хорошего мужа, как это принято у нее дома. Такого, который из такого же, как она, теста, и... Да черта с два. Какие бы идиллические картины Нерон ни рисовал, ему она видится в его постели.

....
.

+1

44

Переписка с Нероном стала чем-то обязательным, неотъемлемой частью моего дневного, а порой, и ночного расписания. Меня смущало, что инициатором этой переписки являюсь не я, потому что тогда многое можно было бы объяснить. Но действия и мотивацию Нерона я обьяснить не могу. Мне казалось тогда ночью разговор был так резко прерван именно потому что я залезла в его жизнь, задавала вопросы о не , о его сыне. Но в смс Сцевола пересылал мне фотографии с их совместной поездки, он прислал фото коллаж его смешного и такого разного сына, будучи обеспокоенным бородой и дуралейством отпрыска.
Зато сразу ясно, что он твой.
Я старалась не задавать вопросов. С этим мужчиной я словно добровольно подставляла руку огню, всякий раз обжигаясь. И ведь знаю, что не стоит лезть, но так выходит, что только я пригреюсь, подумаю, что мне есть место, мне позволено быть рядом, как меня отбрасывают обратно в холод и темноту. А потом снова манит теплом и светом.
Я пытаюсь найти поступкам Нерона объяснения. Я говорю себе: он просто играется, ему нравится меня доводить, он говорил. Ему нравится исследовать пределы моего терпения. Я говорю себе: он и сам не понимает, чего хочет, не может разобраться как близко стоит меня подпустить. Ведь нам было хорошо и мне хочется думать, если бы для него все было посредственно, он бы не приехал во второй раз. Я говорю себе: он просто пытается загладить вину из-за того, что произошло той ночью. Он не такой уж и плохой и ему не чужды человеческие отношения. Просто он не умеет их поддерживать с кем-то не из его круга, кто не привык и не знает его поведения.
Я ищу причины и ни одна из них не кажется мне убедительной. Мне кажется он ждет что я вот-вот предложу ему съехаться и жить вместе. Но для этого вообще надо представить нас вместе, а я не могу. Хотела бы, наверно, попробовать, но не могу. Ничем хорошим это не закончится.
Я размышляю об этом, обгрызая карандаш и с запозданием ловя пробуждение Марка. На дворе глухая ночь, а он проспал с самого обеда.
- Сколько я вот так валяюсь?
- Три дня. - я откладываю телефон и сажусь к Марку на кровать, проверяя его температуру. Он перехватывает мою руку, улыбаясь.
- Как же ты без меня все это время?
- Город разрушен, станции взорваны, люди сбежали от голода. Без тебя и правда никак.
Он смеется, закрывая глаза и сглатывая с какой-то невысказанной болью, будто у него все тело ломит.
- А ты еще и отказываешь мне. - я пытаюсь выдернуть свою руку, но он удерживает меня, все так же не открывая глаз. Он знал что я попытаюсь вырваться. - Когда-нибудь нам придется это обсудить.
- Нечего обсуждать, Марик.
- Люц, ты ведь сама говорила, что любишь меня.
- Как семью. Как брата моего мужа. - главное звучать спокойно, хотя внутри все визжит, чтобы сбежать.
- А с чего ты взяла, что этого мало?
Мне даже не надо уговаривать его уснуть обратно. Его глаза закрываются сами собой и хватка ослабевает. А вот ком в горле стал только больше, затрудняя дыхание. Было бы лет сорок и была бы я одна и без вариантов, я бы задумалась. Но Марк старше меня и может, в его словах все же есть смысл. Разве мало? Что еще нужно для двух людей?
Когда Нерон присылает мне фото со своей обновочкой, я замечу это не сразу, а через пару часов. Внезапный прорыв трубы на котельной остановил отопление в той части города где находится госпиталь и школа. Поэтому я злая, как черт, ношусь по городу, отправляя рабочих на место аварии и оценивая ущерб. Спецы говорят, что труба не выдержала и что нужно проверить всю линию в этом районе, что займет время и средства.
Потрясно.
И когда в постели, уже к ночи, я просматриваю входящие, надеясь увидеть что-нибудь поднимающее настроение от Сцеволы, и вижу эту фотографию с его шее и новой татуировкой... Я очень долго пилю взглядом фото, высматривая этот участок кожи, по которому не раз скользил мой язык и губы. И у меня пальцы колет так, что я касаюсь ими экрана, ожидая почувствовать разгоряченную под моими прикосновениями кожу, но вместо этого тыкаюсь в холодное стекло дисплея. Мне хочется большего, мне хочется не просто видеть, я хочу обладать.
Хочу попробовать их на вкус.
Я нажимаю кнопку отправить, отбрасываю телефон и утыкаюсь лицом в подушку от безысходности и своей собственной слабости.
С чего я взяла, что нам мало того, что у нас есть, Марк? Потому что я не испытываю к тебе даже десятой доли того желания, которое я испытываю к ненавистному всеми капитолийцу.
Дни идут очень не простые и мы подолгу с бухгатерией сидим и разбираем, как нам перераспределить финансы на ремонт трубы. И я долго еще ломаю голову, сидя в офисе и подчас даже засыпая там до самого утра. Марк еще не вышел из больничного, но уже выгнал меня из своего дома, сказав, что в моем уже наверно, кто-то завелся похуже пауков. А еще он ведет себя так расслабленно и спокойно. Он сказал что после признания ему стало легче.
А мне вот ничуть.

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 28 Май 2016 17:58)

+1

45

Хочу попробовать их на вкус.
Нерон откладывает телефон в сторону, встает, не глядя на светящийся дисплей, но строчки и без того горят перед глазами. Он проходится вдоль панорамного окна, закладывая руки за голову, зажмуриваясь. Поехать к ней хочется прямо сейчас, этим же днем, но... Нужно остыть, нужно встряхнуться, и Нерон не отвечает ничего, только на следующий день отсылает ничего не значащее сообщение, которое с ответом Люции никак не связано, словно его и вовсе не было или отправилось оно не тому адресату. Почему так? Потому что писать о том, как невыносимо хочется приехать сейчас же, невозможно. Виртуальный секс не для Нерона, и ведь нужно-то дождаться дня, на который поставлен его визит в Пятый. Раньше - никак. В пятый он поедет не с пустыми руками, а с проектами реконструкции вышедших из строя ветряных мельниц и их апгрейда. Это - деньги для него и рабочие места для Пятого. Никто не в накладе.

В Пятый Нерон прилетает. Увы, поезда он не любит, так что местные снова озабочены тем, что требуется площадка для посадки. Мисс мэр у трапа нет, но есть ее помощник, и, к счастью, это не Марк Сципион, а парень, который, вероятно. тоже влюблен в босса, но, по крайней мере, так сходу не понять.

- Мисс Сципион в мэрии. Вам готов номер в отеле, - сообщает секретарь или кто он тут. Отель сейчас там, где когда-то была Деревня Победителей. Собственно, он и представляет собой ряд домов для приезжих специалистов, но с неплохой для здешних мест обслугой. - Позвольте вам помочь, - он тянется за большой, но очень плоской коробкой в руках Сцеволы, но ничего не получает.

- Отвези меня в мэрию, а затем доставь багаж, - Сцевола снимает с плеча и бросает на заднее кресло кожаную сумку с вещами, а сам садится со своим ценным грузом. - Сообщать обо мне не надо.
И никто, видимо, и не сообщает, потому что, когда Нерон входит, его и остановить не пытаются, так что Люцию он застает в весьма живописном пейзаже. Она дремлет, пристроив голову на кипу бумаг и обхватив ее обеими руками. Ее волосы собраны в хвост, так что лицо открыто и безмятежно, и она даже немного посапывает.

Сцевола присаживается на стол перед нею. Ноль реакции. Возникает идея... тряхнуть ее хорошенько, напугав, но... Он всего лишь трогает ее за плечо. Казалось бы безобидно...
- Мисс мэр, вы проспали. Все проспали, - говорит он не своим голосом и даже как будто тревожно. Люция вскидывает голову, озираясь, но натыкается на него. - Я привез пиццу. И кое-что по работе. Но вообще я здесь из-за пиццы.

Действительно, в привезенной коробке - пицца, которая только-только словно с пылу и жару, потому что хорошо сохранена в термоупаковке, так что тесто самое нежное, и начинка тает на языке. О нет, она не такая острая, как в тот раз, Нерон старался выбрать то, что, на его взгляд, пришлось бы Люции в по вкусу. Ей нравятся зелень и сыр, так что...
- Заканчивай дела, попробуем, - говорит он, соскальзывая со стола и идя открывать пиццу. Только вот его слова относятся не только к пицце, но и... да, к тому сообщению, что она прислала на его фото с татуировкой. Кстати, рисунок сейчас видно незначительно, разве что только самую верхнюю птицу. На Сцеволе куртка с воротником-стойкой, за которым он прячется в осеннюю непогоду. Очень выдалась пакостная, ветреная.

Люция смотрит на него ошарашенно. Не поняла, что проснулась?
Нерон улыбается:
- Очнись.
Ему бы тоже не мешало. Он вот глядит на нее и, черт возьми, он скучал. И ждал. И дело не в ее смс, которое обещало так много. Это ощущение просто есть и все, и его не объяснить, равно как и не отогнать.
Сцевола вскидывает руку и смотрит на часы.
- Странно, тревога уже должна была сработать, и твой Марик уже должен был примчаться контролировать мой визит, - смеется он, заполняя затянувшуюся паузу. - Ты задолжала мне ужин, - вдруг говорит он. И да, кажется, это похоже на свидание. - Тем более, что я узнал, чей дом, и мне точно полагается награда. Он мой.

....

+1

46

Я чертовски не высыпаюсь, но сегодня меня срубило прямо на работе, потому что дела более менее наладились и от этого напряжение, что держало меня все это время, все мышцы внутри затекли. Но стоило только ситуации относительно исправиться и у меня тут же отказал и мозг и тело и я не смогла противостоять адской усталости.
Поэтому пробуждение кажется мне таким резким, тем более, когда мне напевают, что я все проспала. Боги, что я проспала? Очередной взрыв трубы? Отравление едой? Восстание капитолийцев?
Я поднимаю прищуренный взгляд и вижу перед собой Нерона сидящего на моем столе. Ага. Понятно. Это просто очередной эротический сон. Уходи, я не готова, у меня болит голова. Тем более Нерон не может вот так вот запросто сидеть и не издеваться над тем, что я уснула за работой. И говорить о том, что он привез пиццу. Точнее, говорить может, привезти не мог. Как бы он это сделал?
Но по мере звучания голоса Сцеволы в моей голове, я начинаю понемногу выходить из сумрака. Я растираю глаза и наблюдаю за тем, как мужчина реально вытаскивает коробку и с пиццей и открывает ее. По кабинету сразу разносится аромат… Еда! Боги, как я хочу есть. Словно в первый раз, снова смотрю на Нерона и он видит, что я совершенно никакущая и смеется, предлагая мне очнуться. И в его голосе столько… может, мне кажется со сна, но столько нежности и какого-то не высказанного желания… не знаю, что сделать.
Я вот точно знаю, что с ним хочу сделать.
- Он еще на больничном. – отвечаю я, зевая.
Вообще, мне почему-то не нравится, как Нерон говорит о Марке, но я не подаю никаких опознавательных знаков. Наверно, потому что Нерон был прав на счет Марка и теперь эти разговоры о братской любви вообще не уместны. Разговоры о Марке с Нероном не уместны. Хотя, какая Нерону разница?
Я поднимаюсь, и потягиваясь подхожу к мужчине, зависаю над открытой пиццей и беру кусочек и откусываю. Стону от удовольствия, когда чувствую этот нежный вкус на языке.
- Ты был послан мне богами, - утыкаюсь носом в его плечо, - в награду за всем мои мучения. Спасибо. Это очень вкусно!
Хочу поцеловать его, хочу зарыться в его волосы и скользнуть по шее пальцами за ворот куртки. Но одергиваю себя и позволяю уже достаточно много, как мне кажется. Нерон тогда ничего не ответил на мое сообщение по поводу его тату и тогда меня как будто немного отпустило. Не знаю, чем бы все это закончилось. Не знаю, что он думает по этому поводу. Но он здесь, приехал с пиццей и явно еще нигде не был, не таскался по станциям. Смешной. Странный, но смешной.
Офисный телефон заливается трелью и я подскакиваю к нему, выслушивая, что мне рассказывают и отвечая в том же духе. Все по-прежнему, как налаживается.
- Жаль. – говорю я, подбираясь ко второму куску пиццы и садясь аккурат между пиццей и Нероном. – Что дом – твой. Я малодушно хотела забрать его себе. Там так тихо. – и нет, я не забыла его слова об ужине. Он понимает, о чем просит? В смысле, ужин, это еда и разговоры. Разве он готов к такому? И я решаю сразу выяснить, что он подразумевает под своим ужином. – Я готова вернуть тебе долг. Мне готовить еду?
Нерон смотрит на меня некоторое время, а потом все же кивает в знак согласия. И вновь я не понимаю его. Он просто идет на поводу, чтобы сделать мне приятное, чтобы я не думала, что он пользуется мной или что? Ладно, его решение. В любом случае, я уже не удивлюсь, когда он сбежит.
- Тогда я поехала домой, а ты приезжай через пару часов.
Решаю, да, решаю, что все будет просто и по моим правилам. Думаю, что Нерон хочет еще куда-то заехать. Он же с работой приехал, да? Но он вдруг предлагает поехать со мной и я не нахожусь, что ответить против. И Нерон просто пользуется моим замешательством.
Это будет в первые, когда у меня дома посторонний мужчина, кроме Марка. Поэтому сейчас я смотрю на свой дом под другим углом. Да, в нем куча всяких мелочей, типа картин, ваз, цветов, которые я притащила, чтобы хоть как-то оживить обстановку. Светлая мягкая мебель, но не так уж и много свободного пространства. Тесновато, пожалуй, для капитолийцев. Но мне нравилось, хотя в последнее время я редко здесь бываю.
- Проходи. Падай, где хочешь.
Я только хочу переодеться в домашнюю юбку и майку. Нет, не собираюсь напяливать какие-то супер платья, в которых была в столице. Нерон видел меня в разных состояниях да и… Чего мне тут выпендриваться. Я у себя дома.
Спускаюсь вниз и мы переходим на кухню. Я достаю продукты на готовку и попутно рассказываю Нерону о том, какой аврал у нас тут был с котельной. Пока некоторые развлекались на отдыхе, да, да. Фотографии Нерона с похода до сих пор хранятся в моем телефоне, хотя я их и не пересматриваю. Это не нужно, потому что помню каждую деталь и еще это плохо на мне сказывается. Я начинаю писать ему всякие извращенские смски.
Мы смеемся, пока я готовлю. Я стараюсь не задавать каких-то личных вопросов, которые могут спугнуть Нерона. только приплясываю отдавая Сцеволе какие-нибудь запчасти от еды, типа морковки, которые я не дорезала.
- Значит, ты вернулся настолько отдохнувший и обновленный с похода, что решил сделать себе новую тату? – спрашиваю я, нарезая помидор и облизывая сок с пальцев. Не порезаться бы. Просто чертов сок вытекает и я не могу правильно их порезать. – Как вдохновился? У тебя среди ночи украли палатку и ты наблюдал за полетом птиц? Холодно не было?

welcome

http://savepic.ru/9913702.jpg

+1

47

Люция не отказывается от пиццы, и Нерону трудно не заметить, как она голодна. И как она устала.
- Богами? - хмыкает он, глядя на нее. - Нет, я не из той конторы. Но ты права, я гожусь в салфетки, так что еще не потерян для общества.
Люция уткнулась в его плечо и теперь смеется. А еще ей жаль, что дом оказался его, потому что она его присмотрела для своего уединения. В само деле? Эту развалюху? На кой она сдалась? Да в ближайшую зиму, если снега выпадет побольше, она сложится как карточный домик!

- Забирай его себе, - он пожимает плечами. - У меня столько недвижимости, что я могу позволить себе отдать за бесценок ту, что годится только на дрова.

Люция спрашивает, готовить ли ей еду для ужина, и Сцевола понимает, что под его упоминанием ужина она посчитала не тот, что в кухне, а тот, который в спальне. И без еды. Он смотрит на нее и кивает. Да, он хочет поужинать с нею. Именно. Просто в глазах Люции на мгновение блестит легкое удивление.
- Не против, если я поеду с тобой сразу? - спрашивает Нерон словно между делом, и снова хозяйка дома удивляется, но отвечает, что да, конечно.
Они забирают пиццу, и их отвозят к дому Люции. Он, конечно, в престижном (да-да, в Пятом есть теперь такой) районе, и, как оказывается, отсюда совсем недалеко даже пешком до места стоянки самого Сцеволы.

Дом не выглядит большим снаружи, и не оказывается таким внутри, но это, наверное, только по меркам Капитолия, потому что среди местных он, конечно, сильно выделяется. Люция предлагает Нерону располагаться, пока она переодевается, и он проходится по гостиной, рассматривая интерьер. Уютно. И очень подходит Люции. Светло, чисто, просто.
Он устраивается на высоком стуле за столом для готовки, наблюдая, как Люция нарезает овощи для салата и зачем-то то и дело проверяет, разморозилось ли в печке мясо. Попутно она рассказывает, какое веселье у нее на работе, и как она забегалась с делами, пока кое-кто путешествовал и набивал под звездным небом рисунки на шею.
- Все прозаичнее. Увидел в каталоге татуировок у мастера во Втором. Все мои тату бессмысленные, - отвечает Нерон, и не может не проследить за тем, как она облизывает пальцы. Сам запускает пятерню в волосы и взъерошивает хорошенько.

Наконец звучит сигнал, что масо готово к тому, чтобы с ним работать. Люция было дергается оставить нарезку, но Сцевола, хрустя морковкой, опережает ее. Он засучивает рукава рубашки, выбирает нож и, бросив кусок на доску, принимается нарезать.
- Что? - спрашивает Нерон, не без удовольствия отмечая изумление на лице Люции. - Я не совсем бесполезен.
Люция, правда, высказывает сомнения на этот счет, но вызывается сделать соус.

- Я отлично жарю мясо, - он бросает все на сковороду, заливает вином и поджигает. - Да не переживай, не спалю я твой дом. И потом, в любом случае, та хибара в лесу твоя. Видела бы ты, как я жарю его на костре.
Нерон смеется, держа сковороду навису над огнем и перетряхивая мясо.
- Рем передает привет, - вдруг говорит он, но ловит какой-то очень странный, словно ошарашенный взгляд Люции. - Мой сын, - напоминает он. - Так и просил передать привет красотке мэру из Пятого. У парня такой возраст... Не удивлюсь, если под кроватью у него есть фото с тобой, - Нерон смеется. - Вообще, знаешь... Тебе было смешно, но я почему-то прежде не обращал внимания, растет у него борода или нет. Я вообще мало обращал на него внимания, - становится серьезным, с исключительным вниманием занимаясь мясом. - А между тем есть вероятность, что я стану дедом задолго до сорока, и это... Странно. Сразу дедом, не став отцом по-настоящему... Где у тебя перец?

...

+1

48

Нерон рассказывает историю появления татушки и оказывается, что никакого особого смысла она не несет. Похоже на Нерона. Похоже, что он живет в свое удовольствие, не задумываясь ни о чем и ни о ком. Чем больше общаюсь с ним, тем больше запутываюсь в нем, в его жизни и укладе. На первый взгляд кажется, что у него нет правил, кроме тех, что он выдумывает на ходу, что он не заморачивается ни о чем, живет легкой жизнью и наслаждается ею. Но стоит подойти ближе, как внезапно этот мужчина становится скоплением чего-то большего, глубинных то ли страхов, то ли ошибок. Он не похож на того, кто прошел через адские муки и постиг дзен. И вместе с тем, мне не кажется, что весь его путь до этого самого момента был таким уж легким.
Я бы сказала, что он приземленный. Но только ощущение, будто он такой только по необходимости. Будто он не позволяет себе того, чего хотел бы на самом деле.
Он удивительный.
И всякий раз удивляет меня чем-то этаким. Особенно сейчас, когда тормозит меня на подходе к мясу и перехватывает инициативу, начиная нарезать кусочки. И наверно, мой взгляд выдает меня с потрохами, потому что Нерон смеется и говорит, что на самом деле не такой уж он и неумеха в доме.
- Я бы скорее поверила, что твоя кошка умеет готовить, чем ты. – качаю головой и смеюсь.
Нерон не обижается, но говорит о том, что он вообще-то неплохо жарит мясо, особенно на костре. В котором, судя по его словам и видит мой домик, который еще днем обозвал дровами, когда дарил мне его.
Меня удивил его поступок. А может, и не удивил. Просто выглядит все очень странно. Я могу поверить, что у него полно домов и получше, чем этот, побогаче. Но то, с какой легкостью он отдал мне его… Это подарок или дар с барского плеча? Нерон мог забрать его себе и устроить там… не знаю, ночлег для того же сторожа, чтобы присматривал за станциями на расстоянии. Мог вообще ничего с ним не делать. Мог продать. Он же любит выгоду. Но наверно, это не та выгода к которой он привык. Не те деньги. Но все равно не могу понять…
- Сам ты… - Сцевола получает полотенцем, которое я держу в руках. – Еще завидовать будешь. Я такую конфетку из него сделаю.
Нерон жарит мясо и я перебираюсь на его сторону готовить соус и параллельно ставлю воду на макароны на огонь. Вся эта обстановка такая… естественная. То, как мы готовим и как болтаем ни о чем. Рассказы Сцеволы о походе смешат и я искренне наслаждаюсь тем, что у нас сейчас есть. Ради такого стоит помолчать и придержать неудобные вопросы, от которых Нерону захочется сбежать в окно.
Однако он сам заговаривает и когда он передает привет от Рема, меня перекашивает. Умом понимаю, что здесь что-то не так, но сердце замирает на секунду. А потом Сцевола уточняет, что говорит о своем сыне. Так его зовут Рем? А я ведь не знала до этого самого момента. И вслед за этим приветом мужчина договаривает еще столько всего. И за шутками вслед внезапно проскальзывает серьезность, как будто обеспокоенность. Не о том, что Нерон может стать дедом, а о том, что возможно, он уже упустил отцовство. Он жалеет об этом? Впрочем, если бы он хотел стать отцом, не завел ли бы он семью? Осознанно и по любви. Я далека от мысли, что Нерону совсем никто не нравится из женщин, просто сходится он тяжело. Но найти терпеливую, любящую его до беспамятства и все бы у него было хорошо. Мне очень хочется, чтобы у него все было хорошо.
Не прерываю его рассказ и даже не смотрю на него, занимаясь своим делом, чтобы не спугнуть эту хрупкую атмосферу откровенности. Мне ли не знать, как легко можно все испортить. И как ни в чем не бывало, передаю ему перец, продолжая затем помешивать соус.
- Зато у тебя будет полное право чудить со статусом дедушки. А все женщины, с которыми ты будешь спать автоматически будут становиться бабушками. – смеюсь. Не развиваю тему. Не хочу, чтобы Нерон думал, что я собираюсь воспользоваться его слабиной и завалить его кучей вопросов. Мне не нужна вынужденная откровенность. Я хочу, чтобы он сам хотел рассказать. Столько, сколько захочет. – Перспектива не очень, да? – Нерон кривится и я толкаю его плечом. – Прощай молодость и старость не радость. – и как бы между делом. – Попроси его убрать мои фотографии. Я для него старовата немного. Эх, где мои шестнадцать лет?..
Я дожидаюсь, пока мясо дойдет до нужной стадии, и смотрю на Нерона, в ожидании его отмашки, что можно добавлять соус в мясо. Он кивает и я слегка оттесняю его от плиты бедром, выливая все в сковороду.
- Часто вы катаетесь на природу? Наверно, тебе нет равных в готовке на огне. – сама я нигде не бывала, кроме Пятого и столицы, но никогда не страдала по этому поводу. Поначалу не было возможности, а потом и времени. – У вас была большая компания. Та девушка, что на фотографиях с тобой, случайно, не его подружка?
Мясо тушится и в какой-то момент я подбираюсь и беру кусочек на пробу и довольно жмурюсь.
- Это очень вкусно! Ты – мастер готовки. – улыбаюсь и, черт, совсем не контролирую себя, потому что целую Нерона быстро и мимолетно. Мне так давно хотелось это сделать. И провести пальцами по контуру птиц, заметив, что за воротом футболки рисунок уходит вниз. – Птицы – это не весь рисунок?

+1

49

- Семнадцать, - поправляет Нерон Люцию. - Рему семнадцать, и в его возрасте я стал отцом, - биологически - но это уже про себя. - Заберу эти фото себе, - он продолжает наблюдать за мясом, убавляя огонь, чтобы то томилось в собственном соку, а когда приходит время, разрешает Люции добавить соус. Аромат, наполнивший кухню, просто уносит прочь все мысли. Выходит очень дурно.

Мясо.
Ужин.
Этот вечер.
Все получается сейчас очень недурно.

Люция расспрашивает о походе с искренним любопытством. В том числе и о его участниках. К слову, не обо всех, а о конкретной, и звучит вопрос странно... Однако Нерон не придает этому значение.
- Да, осенью и весной мы бросаем все и укатываем куда-нибудь своим ходом, ночуем или в деревнях, или в машинах, или в палатках. Как придется. У богатых свои причуды, - смеется Нерон, глядя на Люцию. Ведь так она сейчас и думает, да? - Компания всегда большая, не меньше дюжины человек, - прикидывает он. - А что за девушка со мной? А, ты про Юлию, - Сцевола рвет травы и бросает в мясо, потом растирает в руках какие-то специи, принюхивается, отбрасывает, скривившись. - Если бы это была его подружка, то, наверное, она была бы на фото с ним. Насколько я в курсе, он сейчас один. По крайней мере, я не видел в доме посторонних женщин, если только он ее не прячет, а Мелита ему не помогает.

Люция рядом, и у них на удивление ловко получается жонглировать друг с другом на кухне.

Он упускает момент, когда Люция вдруг ухватывает кусочек мяса и дегустирует. И ей нравится. Очень. Настолько, что она целует Нерона. Мимолетно, словно украдкой, и теперь ждет его реакции. Сцевола улыбается, словно все именно так и должно быть, а она быстро переводит тему.
- Не весь, - подтверждает Нерон. Он гасит огонь под мясом и плотно накрывает крышкой. Макароны тоже готовы, и Люция, не дождавшись продолжения ответа, сливает воду, добавляет немного оливкового масла. Говорит, что ужин готов.
- Ты голодна? - спрашивает Нерон, становясь рядом с нею, обнимая за талию, привлекая к себе, целуя. - Моя татуировка, конечно, не остынет, но я хочу показать ее тебе прямо сейчас, - а его ладони спускаются к ее дракону и сжимают. Глаза у Люции блестят от света ламп, и она такая красивая. Красивая в своем доме, где она - хозяйка, а он ее гость, и он чертовски хочет наконец прекратить этот перерыв между ними...

- Поехали этой весной с нами, я тебя приглашаю. Нас много, так что тяжелее нас обоз не станет, - вдруг предлагает он. - Соглашайся.

..

+1

50

Нерон грозится отобрать мои фото у сына, но только для того чтобы забрать их себе и снова получает полотенцем. Нет, я знаю, что никаких фото нет и все это шутка. Во всяком случае, хотелось бы верить в это. Но радует уже хотя бы то, что Нерон может спокойно говорить о сыне, не сбегая и не пряча глаза.
- С языка снял. – смеюсь я, глядя на Нерона, когда он говорит про замашки богатых.
Он рассказывает, как проходят их поездки и что за компания обычно собирается. А конкретно, рассказывает мне, что за девушка была рядом с ним. Точнее, вообще ничего о ней не рассказывает, кроме того, что она не девушка Рема, иначе бы стояла на фотографиях с ним. Но она стоит с Нероном. И логично тогда предположить, что она подружка Нерона. Но потом этот миллиардер упоминает о какой-то Мелите, которая должна помогать Рему прятать подружек и я окончательно теряюсь в его женщинах.
- Хватит женских имен. – смеюсь, отмахиваясь и отказываясь вообще понимать что происходит и переводя тему. – То есть, ты блюдешь личную жизнь сына? Немного, но все же. Будь у тебя дочь, ты бы не рассуждал так спокойно о спрятанных в шкафу мальчишках.
На мой поцелуй Нерон реагирует… никак. Он просто улыбается и продолжает разговор, что татуировка действительно не вся. Боюсь даже представить, что там под футболкой. На самом деле, я в небольшом напряжении, потому что не хочу сделать что-то неуместное или сказать что-то лишнее, чтобы не спугнуть Нерона. Он в таком хрупком сейчас равновесии с самим собой и со мной, наверно, что немного боязно и не хочется лишаться этого уюта.
А вот он бы перешел к чему-то более неспокойному.
- Все? – отбрасываю полотенце и оказываюсь в руках Нерона, обвивая его шею руками и зарываясь пальцами в волосах. – Терпение закончилось? – улыбаюсь и отвечаю на его поцелуй, потому что это желаннее всего сейчас. И если я и голодна, то точно не до еды.
И вдруг он говорит… Я замираю, глядя на мужчину внимательным взглядом. Он действительно хочет, чтобы я поехала с ним, иначе, он не просил бы согласиться сразу. И говорит он об этой поездке так, будто она будет завтра.
Ты хоть понимаешь, что ты говоришь?
Я не испытываю такого же предвкушения, как и он. Потому что совсем не верю в то, что через полгода мы с Нероном все еще будем… мы даже не вместе.
- Лучше поцелуй меня. – улыбаюсь, проводя ладонью по его щеке и скольжу пальцами по шее. Спускаюсь ладонями вниз. – И покажи, наконец, свою обновку. Она, может, и не остынет, а я вот начинаю.
Сигнал проходит и Нерон точно не даст мне остыть. О, боги, как же я скучала по этим ощущениям. По моим скорым ладоням, которые расправляются  ремнем его джинс, по его рукам, так требовательно и сильно сжимающих мои бедра. Скучала по этому хриплому шепоту, который превращается в рычание, когда он усаживает меня на освобожденный от хлама кухонный стол и входит в меня одним резким движением. Я вижу его глаза, ловлю каждое движение, я все еще смотрю ему в глаза, каждый раз, когда мы вместе. Совсем как тогда, когда он велел мне это делать. Мне нравится целовать его плечи, цепляясь в них руками и проводить пальцами вдоль пера, из которого выбиваются птицы. Нравится цеплять их губами, покусывая.
- Они именно такие, какими я их и представляла по ночам. – стону, проводя языком по ласточкам и закусывая мочку уха Нерона. мои мысли сейчас разлетаются подобно этим птицам.
Марк зайдет в дом, потому что знает, что закрываюсь я только после девяти. Для нас это не было проблемой, мы ходили друг к другу часто. Но сейчас он с порога услышит мои стоны. И увидит мою обнаженную спину, выгибающуюся навстречу ласкам чужого мужчины, собранные в кулак Нерона волосы, и его руку, по хозяйски обхватывающую меня за талию. С коридора на кухню обзор напрямую и для моего брата уже не остается сомнений, чем и кем я занята. Он видит и Нерона.
Я сжимаю руками его ягодицы, подталкивая. Обхватываю его бедра ногами. Делаю все, только бы это ощущение целостности не прошло.
- Ты и представить не можешь, как я скучала. – не может, ведь он не скучал так, как я, для него все, что между нами происходит, не более, чем интрижка. Мне стоит помнить об этом.
И все же, я так сильно скучала, что готова ехать с ним, куда угодно.

+1

51

- До последней капли исчерпалось, - быстро отвечает Нерон, и вопрос о том, как будет продолжаться вечер, решается сам собой в одночасье. Его поцелуи так же торопливы, как и ее прикосновения, и это дурманит, опьяняет, кружит голову. Люция не отвечает на предложение присоединиться к весеннему походу, но время терпит, а этот вечер совсем нет.

Нерон стаскивает с Люции майку, накрывает ладонями ее обнаженные груди, забирается под подол, чтобы спустить ее трусики, которые тотчас же скользят по ее ногам вниз, а затем сажает ее на стол, смахнув в сторону посуду. Он входит резко, быстро и глубоко, под ее глухой стон.
- А ты точно такая, какой я тебя запомнил, - отзывается Сцевола. - И даже лучше...
Аромат ее нежной кожи сводит с ума, и короткие на выдохе стоны лишают рассудка. Он ощущает, как она цепляется за его бедра, подстегивая его, как крепче обвивает ногами, чтобы быть еще ближе. С нею он словно взлетает вверх, а затем падает вниз с самого крутого обрыва в самую глубокую пропасть, чтобы затем за дюйм до земли взмыть ввысь. Это все она, ее губы, которые она облизывает, глядя на него, ее блестящие зеленые глаза, кошачьи глаза.

Ее волосы собраны в хвост, и Нерон наматывает их на кулак, заставляя чуть отклониться назад, чтобы поцеловать жилку пульса на шее. Восхитительно. Слушать ее - восхитительно. Вдыхать ее - восхитительно. Пробовать на вкус - потрясающе. И он не видит вошедшего и замеревшего в оцепенении Марка, совсем не замечает, потому что видит только Люцию и ее невероятные глаза. Марк уходит, но его как будто и не было, зато есть оглушительный оргазм, которые всякий раз неповторим, и оттого так хочется переживать его снова и снова. Нерон кладет голову на плечо Люции, продолжая двигаться медленно, но всякий раз до конца, пока наконец не замирает, чтобы выйти.
Он наклоняется, чтобы натянуть боксеры и джинсы, подает Люции майку, подхватывает ее и легко ставит на ноги.

- Поужинаем? - как ни в чем ни бывало спрашивает он и оборачивается: - Знаешь, такой порядок вечера мне нравится. На сытый желудок я трахаюсь ленивей, - улыбается и предлагает есть прямо так, как есть. Не садясь за стол, стоя, пробуя все прямо из кастрюлек и сковородок, отламывая хлеб безо всякой нарезки. - По-моему отлично получилось? - Нерон облизывает лопатку, с которой и ел. Он не уточняет, что именно получилось отлично.

Вечер действительно удался.

- Извини, не могу остаться. Если я не явлюсь в отель, то меня потеряют, и объяснить, что я остался у мисс мэра обсуждать в ночь вопросы управления, не получится. Даже твоя репутация трудоголика  не перекроет моей репутации распутника, - смеется Нерон, прощаясь. У порога он останавливает, чтобы притянуть Люцию к себе и поцеловать. - Спасибо этом дому. Увидимся завтра, мисс мэр. Я привез с собой много дел, вы от меня устанете.

И снова он не заметит стоящего поодаль истуканом Марка Сципиона, пусть в темную ночь улица и освещена фонарями. Просто Нерону и в противоположную сторону, и мысли его совсем не о том. Да, можно наплевать на все и вернуться, затребовав непредложенный десерт, но все же... Его пропажа ночью точно бросится в глаза, а ему меньше всего хочется, чтобы кто-то совал нос туда, где он и так еще ни с чем не разобрался, и своим вниманием усложнил все еще больше.
На ходу он набирает сообщение.

Давно так вкусно не ужинал. Ты умеешь делать хотдоги? Могу научить. Пальчики оближешь. =)

Этот вечер был их лучшим вечером, и, закуривая, Сцевола останавливается, забирая в легкие побольше дыма и улыбаясь. Дом Люции виден отсюда, и какое-то время он так и пятится спиной, пока ее окна не исчезают.

...

+1

52

Оргазм сияет тысячей лампочек перед глазами и я могла бы ослепнуть, если бы этот свет был реальным. Но ослепляет меня Нерон такими настойчивыми и нежными прикосновениями. Его руки все еще обвивают мою талию, а голову он опускает мне на плечо и я с отстраненным, на грани нирваны, удовольствием, зарываюсь в его волосы, прижимаясь губами к влажному виску. Я тихо постанываю в такт его погружениям и мне не хочется терять это ощущение его внутри себя, не хочется отпускать этого мужчину из своих объятий. Потому что только так я чувствую себя по-настоящему целой, впервые за долгое время.
Мы разлепляемся и Нерон предлагает поужинать, не сервируя стол, еще и отмачивает пошляцкие комментарии. Переплетаю хвост, глядя на него исподлобья и качая головой. Он никогда не исправится, хотя это ему и не мешает, если это часть его обаяния. Идея есть из кастрюли и сковородки совсем дикая, такая же, как и ее хозяин. При всей принадлежности Сцеволы к высокому сословию капитолийцев, я ни разу не поймала его брезгующим простыми рабочими или на беспомощности в быту. Нерон вроде и очень капитолиец, но все же не такой, как все они.
Но получилось действительно неплохо и я смеюсь, вытирая со щеки Сцеволы остатки соуса.
- Поросенок! – хочется поцеловать его, но вместо этого подаю салфетку. – Как у тебя получается даже свинячить сексуально?
Нерон не остается на ночь и наверно, это хорошо, потому что не усложнит ничего между нами. Но объясняет это желанием сохранить мою репутацию. Вот как? Откуда в нем столько этой временами выстреливающей нежности и заботы? Иногда мне кажется, Нерон мог бы быть прекрасным семьянином, нежным мужем и заботливым отцом, но что-то у него не сложилось.
- Надо было оставаться в офисе. Тогда бы точно поверили. – отзываюсь я и, черт, ловлю себя на мысли, что едва удерживаюсь, чтобы не оставить Нерона у себя на ночь, наплевав на все. Но он прав, лучше эти непонятные отношения держать при себе. А еще перед самым порогом, он вдруг разворачивается и целует меня, притягивая к себе. Эй, так нельзя! Быть таким обалденным и желанным. Нельзя! И Нерон говорит, что привез много работы и я устану от него. – Очень на это надеюсь, мистер Сцевола. – это хорошо, что работы много. Значит, он задержится.
Я не сразу закрываю дверь, облокачиваясь на нее и все провожаю Нерона взглядом, пока в узкий проеме не теряю его удаляющуюся спину. А когда облокачиваюсь на дверь, даже вздрагиваю. Как же хорошо! Я уже давно не чувствовала себя так здорово и такой окрыленной. И еще больше я встрепенусь, когда на телефон придет смс от Нерона. Боги, он же только что ушел от меня. Ну что он делает? Я читаю строчки и смеюсь в голос, немного громче, чем нужно и падаю на диван.
Черт возьми, я кажется влюбилась. Как девчонка, как школьница влюбилась в учителя, зная, что запрещено и от этого распаляясь еще больше.
Завтра и научишь. Если будет так же вкусно, как ты обещаешь, на язык могут попасть не только пальчики.
Откидываюсь на спинку дивана и закрываю лицо ладонями. Черт. Все очень хреново.
Мне не снится эротический сон. И с чего бы, если предмет моих самых грязных фантазий появляется следующим утром на пороге моего офиса и растекается в такой улыбке, что я с трудом удерживаю себя на месте, чтобы его не поцеловать. А так хочется, будто это самое обычное, что мы должны делать, когда встречаемся. Не надо подходить ко мне так близко, не надо смотреть на меня такими, о боги мои, небесными и чистыми глазами.
Благо, в работу я погружаюсь так же с головой, как и прежде, до того, как поняла, что втюрилась, как малолетка в Нерона Сцеволу. Бывает. Надо просто перетерпеть.
- Давай посмотрим, что ты мне привез, помимо пиццы и себя. – говорю я и тяну ручонки к папке, которую мне отдает Нерон. – Не думай, что я снизила бдительность на твой счет. – предупреждаю, однако в моем голосе сквозит шутка. – Хот-догами не отделаешься.
Я знаю, что Нерон, помимо того, что привез документы мне, еще и по своим делам тоже наведался, поэтому, когда мне становится совсем тесно с ним в одной комнате, я предлагаю выехать на вертушки за городом, мотивируя не только неплохой погодой, хоть и серой и ветреной, но и расчетом встретить по пути еще какой-нибудь заброшенный дом и прибрать его к рукам. После инспекции, конечно.
- А на обратном пути поедем ко мне. Что скажешь? – поднимаюсь из кресла и оказываюсь нос к носу с Нероном, который снова удобно устроился на моем столе, показывая мне схемы строек.
Мы снова едем за город и встречаемся с прорабом, ответственным за реконструкцию станций. Смета была подготовлена им и техниками Нерона, так что работы должны начаться в скором времени.
- Вот эту, - мы заходим внутрь вертушки, - одну из первых начали латать. Пострадала меньше всех, но миротворцы знали, куда метить нужно, проворные сволочи. Она сейчас не работает, надо еще заделать дыры в лопастях.
- Я бы хотела взглянуть. – подаю голос и смотрю вопросительно на Нерона, но он как-то не разделяет моего энтузиазма. Да ладно? Метнемся туда и обратно, ну что тебе стоит прокатить девчонку на лифте?
- Да пожалуйста. – пожимает плечами прораб. – Только там, это... холодно и высоко.
Я торможу. Последнее слово немного сбило меня и всерьез погасило мой запал забираться на верхатуру. И поэтому пауза затягивается, а прораб смотрит, то на меня, то на Нерона, мол, хозяин, твоя женщина зависла.
- Переживу. – отвисаю.
- Тогда вы первые поднимайтесь на лифте, а я за вами.
На том и решаем. Поэтому мы с Нероном заходим в лифт, который работает в нештатном режиме, а следовательно, медленнее.
- Пейлор говорила, что неплохо было бы к Рождеству обеспечить все дистрикты полноценно и беспрерывным питанием. Она хочет, чтобы даже в Двенадцатом было не хуже и не темнее, чем в Капитолии.
Совсем скоро мне надо будет ехать в Капитолий, утверждать смету по игрушкам, гирляндам, елке и прочим атрибутам Рождества и Нового года для Пятого. Та еще морока, которой я пока что занимаюсь лично. В будущем, когда наберу полный штат людей, можно будет поручить это кому-нибудь. Хотя то заряжает на веселый настрой раньше времени.
- Подумываю загадать желание, чтобы твои станции никогда полноценно не работали и ты почаще привозил мне пиццу. – лыблюсь, толкая Нерона плечом и украдкой забираясь рукой под его рубашку.
Мы в лифте одни и нам еще ехать и ехать и можно было бы это время чем-нибудь занять. Но внезапно кабина как-то странно дергается, так что мне приходится опереться на стенку. На секунду мне становится страшно, но мы продолжаем ехать. Еще толчок и еще. Ощущение, будто лифт издает предсмертные звуки и звук такой неприятный, скрежет металла о металл. И в конце концов, он вовсе останавливается. И не двигается.
- Это не я. – неудачно шепчу я и вообще боюсь сделать лишний шаг, будто мы висим на волоске и вот-вот рухнем. И мне не было бы так страшно, если бы я не осознавала, что мы подвешены в воздухе. В высоте.
Добивается это все отключением света в кабине. Внезапно в тишину кабины врывается резкий и скрипучий голос и нас предупреждают, что аварийная батарея, на которой работал лифт – накрылась. И надо подождать, пока ее не починят. Как-то так.
- Ладно, пока я не начала задыхаться и верещать, сразу раскрою свою страшную тайну, что я боюсь высоты. И тот факт, что мы подвешены в воздухе весьма меня огорчает. – пытаюсь нащупать Сцеволу в темноте.

Отредактировано Lucia Varys (Пн, 30 Май 2016 19:56)

+1

53

Они встречаются на другой день в офисе Люции, и им обоим можно поставить по пятерке за усердие, потому что действительно получается поработать так, что запланированное на сегодня рассматривается быстро и без промедления. Нерон обрисовывает Люции свои планы, и, конечно, что бы между ними ни происходило, ни о какие его уступках речи не идет, так что мисс мэр может примеряться к тому, чтобы поторговаться, сколько угодно, все равно самые выгодные условия для нее уже обозначены.
- Ты слышала о невидимой руке рынка? Любая личность, стремящаяся к личной выгоде, как бы ни рыпалась, все равно будет действовать с выгодой и пользой для общества. Ведь только так и реализуется ее собственная выгода, - объясняет он, когда Люция, исчерпав все свои доводы, просто продолжает гнуть свою линию на его уступки. - Это - уже лучшее предложение из всех. Я не работаю себе в убыток, и если ты хочешь прибыли для Дистрикта, то тебе придется пойти на компромисс. Потому что эти условия - уже мой компромисс, и я не уступлю.

Она берет время на раздумья, и Нерон пожимает плечами. Пожалуйста.

Идея поехать на станции не спонтанна, она в планах, так что Нерон принимает расклад, и да, можно будет затем поехать к Люции... на ужин.

Они отправляются к ветряным, и для полноты картины и восприятия ситуации Люция внезапно предлагает подняться и взглянуть на степень повреждений лично.
- Думаешь разжалобить меня? - смеется Сцевола. Вообще, особой необходимости он не видит, но раз уж дама настаивает. - Ты здесь хозяйка.
Они становятся в лифт и, пока медленно ползут вверх, Люция говорит о пожеланиях Пейлор.
- Я знаю, - он поднимает голову. Они в глухой коробке, и кажется, будто не поднимаются, а опускаются куда-то в недра земли. - Она приглашала меня обсудить вероятность этой утопии. Я не оговорился. Утопии. К Рождеству все Дистрикты могут быть освещены, но не в полном объеме. Уличное освещение до сих поря является проблемой для большинства районов. Двенадцатому могу пока посоветовать почаще мыться, чтобы различать друг друга на темной тропке.
Нерон не романтик, не строитель прожектов. Он говорит по существу, и точно так же ответил Пейлор. У него нет волшебной палочки и источника бесперебойной энергии. Есть только рабочие руки и ресурсы, которые не безграничны, и для того, чтобы обеспечить все то, чего она желает, нужны средства и время. Вот и все.

- Поверь, твое желание - реальность, - улыбается Нерон. Ладонь Люции скользит под его рубашку. Вот как? Здесь? Однако что-то идет не так, кабина начинает дергаться, но они еще не приехали, и вдруг останавливаются черт те знает как высоко, и свет гаснет. Звучит голос монтера, а затем шепот Люции, в котором она едва глушит беспокойство.

- Закрой глаза и иди сюда, - он протягивает руку, цепляя ее за куртку и обнимая. В кармане звонит телефон. Нерон коротко переговаривается по существу, и техник рапортует, что делается все возможное. - Чувак, ты серьезно? Найди резервный генератор и подключи от него питание, чтобы вернуть нас на землю. Я не вечный двигатель прошу тебя сделать, - режет Сцевола стальным голосом. История и выеденного яйца не стоит, а из нее делают катастрофу века. Ну да, мэр и глава корпорации по энергообеспечению застряли в лифте хер знает как высоко, но чего бздеть из-за этого? Дело не в персонах внутри, а в том. что есть поломка, которую можно устранить, но вместо этого им лижут задницы по телефону, распинаясь, как они там беспокоятся.

- Я серьезно, закрой глаза, и представь... что ты в той холупе тогда ночью. Там было так темно, что хоть глаз коли.

Сцевола держит Люцию близко, находит в темноте ее губы и целует. Они и не в курсе, что приехал Марк, и уж тем более не могут даже подумать о том, чтобы представить, как меняется его обеспокоенное лицо, когда до него доходит, с кем там Люция.
А они просто целуются, стоя в темноте, в глухой кабине сломавшегося лифта, и теряют счет времени, так что даже вздрагивают и едва удерживаются на ногах, когда тот резко дергается и ухает на полметра вниз. Нерон прижимает Люцию, не давая упасть.
- Тш.
Кабина снова встала, затем дернулась и медленно поползла вниз.

Хотя и сумрачно по-осеннему, но свет кажется ярким. Сцевола жмурится, выходя следом за Люцией. Марк Сципион здесь, он видит его удаляющуюся спину.

....

+1

54

По поводу криков и истерик я, конечно, преувеличила, но я действительно немного тревожусь, потому что уверенности ситуация не придает. А вот Нерон совершенно не теряется, притягивая меня в темноте к себе и велит мне закрыть глаза и успокоиться. Я не дрожу, я не в панике, наоборот, становится так спокойно, так… Нерон рядом и мне не страшно.
Я утыкаюсь носом ему в плечо и закрываю глаза, вдыхая и выдыхая размеренно и глубоко, вслушиваясь в раздраженные нотки в голосе Сцеволы и где-то внутри себя даже посмеиваясь. Он такой нетерпеливый и суровый, когда дело касается работы. Не удивительно. Сегодня он был максимально собран и это помогло мне и самой сосредоточиться на деле. Просто, наверно, меня еще немного раздражает, как он выставляет свои условия, представляя их уступками. Не терплю этот его снисходительный тон. Наверно, если бы между нами не закрутилось все так сложно, я бы так и фыркала на него, ища подвох в каждой строчке договора. Как ни крути, а личные отношения все-таки накладывают отпечаток.
И мне это совсем не нравится. Но зато нравится вот так стоять в темноте и целоваться с ним, в абсолютной тишине и в ожидании какого-то чуда.
- Перестань называть мой дом холупой. – шепчу между поцелуями, но не развиваю тему, потому что разговор сейчас совсем не о доме. Да и вообще разговоры лишние сейчас.
Его губы такие теплые, властные и он полностью руководит ситуацией, а я отдаюсь ему в руки. Не из-за страха, уже нет, а потому что хочу отдаваться. Кажется, я очень сильно попала на этого человека.
Когда лифт дергается вниз, у меня все опускается вместе с ним и я крепче цепляюсь в Нерона, не издавая ни звука, но обрывая поцелуй и вжимаясь в него, зажмуриваясь до боли в глазах. А Нерон и держит. Он держит меня, успокаивая и ожидая, когда мы опустимся на первый этаж. И все, к счастью, заканчивается хорошо. Нас встречают.
Но не все. Я вижу, как Марк отворачивается и идет на выход из станции. Я окликаю его, но он как будто не слышит. Прошу Нерона подождать меня у машины, а сама иду за Марком и ловлю его уже на тормозя и хватая за руку. Он оборачивается но дергается как-то слишком резко, будто не ожидал, что я его догоню. А он убегал?
- Марк, почему ты не дома? Ты еще на больничном. – я тянусь рукой, чтобы проверить его лоб, но он останавливает меня и смотрит как-то странно, ничего не отвечая. – Ты приехал из-за меня?
- Я же знаю, как ты боишься высоты. – звучит он глухо, пиля меня взглядом и от этого мне не по себе.
- Тебе не стоило приезжать.
- Да, я уже заметил, что ты не одна. – он поднимает глаза и смотрит куда-то за меня, а я оборачиваюсь и прослеживая его взгляд, нахожу Сцеволу, прогуливающегося к машине.
- Марк, все нормально? Ты меня пугаешь.
Не знаю, то ли мои слова так действуют на мужчину, то ли он сам будто просыпается, но вновь переводит на меня взгляд и кивает. А потом проводит ладонью по моей щеке, адресуя мой вопрос уже мне. Да, все хорошо. Этого ответа ему достаточно. Он целует меня в макушку и уходит. Он приехал на машине сам, так что и уезжает сам, а я провожаю его взглядом.
Все это меня немного нервирует и пугает. И не дает мне покоя весь оставшийся день. Я бы хотела зайти к нему, но решаю, что лучше поговорю с ним обстоятельно уже после отъезда Нерона. Ведь со Сцеволой все хорошо, все отлично и нам очень здорово вместе.
- Ну что, ко мне? – спрашиваю я, возвращаясь к Нерону, когда Марк уезжает.
Мне очень хочется поговорить о Марке, но я понимаю, что Нерону эти разговоры будут совершенно не интересны, да и неуместно это будет. Поэтому я полностью погружаюсь в эти безумные и непонятные отношения с мужчиной, которого хочу так, как никого больше, о котором думаю чаще, чем следует.
А он все так же не остается у меня ночевать. И не знаю, думает ли обо мне иначе, чем об одной из своих любовниц или нет. У меня так много вопросов к Нерону, потому что… мы воспитаны по-разному. Мы, в Пятом, отнюдь не праведники, но у нас секс всегда определяет отношения между мужчиной и женщиной. Я знаю, в Капитолии другие правила и ценность тела не имеет никакого значения. В том-то наверно и дело, что в столице секс – владение телом, а у нас – доверие.
Мы скользим телами, расположившись в постели. В комнате темнота и только свет фонаря падает под углом, обрисовывая наш соединившийся силуэт. Я наклоняюсь к Нерону, продолжая двигаться на нем, чтобы поцеловать, покрыть поцелуями его лицо, каждый дюйм этой нахальной морды. Мне так нравится, мне нравится быть в него влюбленной, чувствовать этот эмоциональный детский подъем настроения. И это заставляет меня чувствовать мужчина, крепко сжимающий меня и опрокидывающий на спину, чтобы ускориться, потому что слишком невыносимо промедление. Мы взрываемся оба, сплетаясь и стискивая друг друга в объятиях, замирая вот так на время. И как же здорово чувствовать вес горячего и влажного тела Нерона, его дыхание на моей шее. Мне и самой трудно прийти в себя, но я на каком-то автомате целую его в колючую от щетины щеку.
- Мне будет тебя не хватать. – шепчу, когда мы разлипаемся и я все еще валяюсь на спине, как и Нерон, только поворачиваю к нему голову, проводя пальцами по его татуировке на груди. – В следующий раз, когда сделаешь татуировку, сжалься и пусть она будет в приличном месте, от вида которого мне не захочется к тебе. Хотя не осталось у тебя таких мест. – смеюсь. – Может мне тоже набить новую?
Я усаживаюсь на кровать, подбирая под себя ноги и беру руку Нерона в свою. Свет фонаря отражается в его глазах и мне нравится это магическое свечение. Я точно попала.
Я веду ладонь Нерона по своему животу.
- Где бы я могла ее сделать? Может, здесь? – поднимаю немного руку к груди. – А может, здесь? – чувствую, как отзываются пальцы Нерона на мою игру и как он скользит подушечками пальцев по коже. Поднимаю его ладонь по своей груди, к шее, подбородку. К губам и захватываю ими его большой палец. Не спускаю взгляда с мужчины, надеясь, что хоть так смогу удержать его подольше возле себя. – Если ничего не произойдет, то я поеду в Капитолий только в декабре, на отчет к Пейлор. Может, у нас есть шанс встретиться раньше? – я задумываюсь, но всего на секунду. – У меня в ноябре день рождения. Может приедешь?

Отредактировано Lucia Varys (Ср, 1 Июн 2016 11:39)

+1

55

Конечно, Люция бросается за Марком, а Сцевола идет к машине. Достаточно на сегодня работы, осмотров и путешествий. Да и погода меняется, облака становятся серее и тяжелее, и вот-вот лопнут и прольются ливнем.
Нерон закуривает, дожидаясь Люцию, и да, конечно, он не против поехать к ней на весь остаток вечера и, возможно, даже немного задержаться.
Когда они добираются, становится совсем темно, хотя стрелки часов едва ли минули семь. Накрапывает дождь, становится зябко до дрожи. Люция бежит в дом и предлагает Нерону развести камин, пока она придумает ужин. До хот-догов они не добираются, но делают омлет с беконом и сэндвичи. Пожалуй, сегодня они проголодались основательно, всю вторую половину дня промотавшись на воздухе.

Люция уплетает омлет, запивая его свежим соком, и жмурится, смеясь, когда в ее животе урчит. Извиняется.
- Какой кошмар, куда я попал, - хохочет Нерон с полным ртом.

А попал он очень неплохо, потому что за ужином следует десерт в спальне, и это новая потрясающая ночь с женщиной, с которой ему хорошо уже столько раз подряд. Он словно путник, затерявшийся в пустыне, который нашел источники и никак не может напиться. Люция восхитительная, соблазнительная, красивая. Она отзывается на его ласки порывисто, горячо и искренне, и они вдвоем раскачивают ее кровать, переворачивая ее вверх дном, чтобы потом упасть в этот хаос и затеряться среди простыней и подушек.
Нерон с трудом переводит дыхание, все еще ощущая на губах вкус губ Люции, их тепло и касание. Она лежит рядом, проводя рукою по его животу и груди.

- Да, я так хорош, что трудно, если нет возможности меня хватать, - улыбается Нерон, закрыв глаза. - Если я вздумаю отметить себя, я спрошу тебя о месте, - обещает он чистосердечно. Он так приятно расслаблен, что позволяет Люции делать с ним, что угодно, и поэтому скользит пальцами по ней там, где она сама проводит ими. Разве что невозмодно оставаться безучастным... Нерон открывает глаза, рассматривая ее силуэт против окна и света фонаря за нею. - Не нужно больше. Мне нравятся твои родинки. Здесь, и здесь... - Сцевола соединяет эти родинки касаниями. О да, он их запомнил.

А еще Люция заговаривает про их следующую встречу, которая согласна ее планам возможна только в декабре, когда случится очередная деловая поездка в Капитолий, но если бы была возможность раньше...
Нерон смотрит на нее, не переставая касаться ее, но раздумывая над ее предложением встретиться в ее День рождения, если бы он приехал. Да, нужно что-то решать, чтобы это не висело в воздухе, но приглашение Люции очень личное. Очень.

- Ничего не могу ответить. Посмотрим, - отвечает он после некоторой паузы. - Я знаю, что завтра мне нужно быть в Капитолии, а дальше не загадываю.
Ей будет его не хватать. Она так сказала. Сцевола думает об этом, укладывая ее на спину и целуя, а затем, пару часов спустя, когда мелкими перебежками бежит до отеля, набросив капюшон и слыша как крапает по плотной ткани куртки дождь. Он улетает утром, и они не видятся, попрощавшись накануне и растягивая это самое прощание.

Переписка не затухает, они регулярно обмениваются сообщениями, и это уже своеобразный ритуал хотя бы раз в день дать о себе знать. Они могут отвечать другу незамедлительно, а могут задержаться до следующего дня, но ответы приходят, и это... Это вызывает привыкание. Уж Нерону ли не знать, что это такое!
И он помнит, что близится День рождения Люции, но сообщает, что не сможет приехать. Да, дела можно было бы и подвинуть, но он этого не делает. Однако утром в день именин посыльный доставляет еще сонной мисс мэр специальную посылку. Букет и небольшое приложение к нему. К ним к каждому своем послание.

С Днем рождения, госпожа мэр. Нерон Сцевола.

https://pp.vk.me/c304110/v304110196/547d/NiFUhwvmI4k.jpg

С Днем рождения. Н.

http://g02.a.alicdn.com/kf/HTB1KFSoIFXXXXbBXpXXq6xXFXXXY/2015-New-Fashion-Sexy-font-b-Bikini-b-font-Heart-5-Star-Waist-Chain-Body-chain.jpg

....

+1

56

Нерон ненадолго задумывается над моим предложением, но отзывается неопределенно. Во всяком случае, он хочет звучать неопределенно, а я слышу отказ. На самом деле в его словах весь ответ. Он живет сегодняшним днем, моментом. Сейчас он здесь со мной, ему хорошо, завтра он вернется в Капитолий и ему будет хорошо там, с сыном ли или друзьями. Нерон любит глазами, это очевидно. И если выпасть из угла его обзора, то и легко выпасть из жизни.
Он немного дольше задерживается у меня, потому что на утро мы не встретимся и он улетит в свой дом, оставив мой. И, конечно, я не шутила, когда сказала, что мне будет его не хватать. Дело уже не только в сексе, мне не хватает его голоса, его смеха в моем доме, его взгляда и задумчивого цоканья, когда мы сидим в кабинете, обсуждая его бизнес. И стол мне кажется пустым, без этого наглого хлыща, который располагается прямо рядом со мной.
Поэтому сейчас так необычно видеть Марка, вышедшего с больничного и опускающего на мой стол какой-то листок бумаги. Не понимаю, что это, хотя улыбаюсь. Марк всегда вызывает у меня улыбку, он же мой родной человек. Но только происходит какая-то херня.
- Марк, это что? Я не понимаю.
Я таращусь на заявление об увольнении и не могу поверить в происходящее.
- Уверен, ты удовлетворишь мою маленькую просьбу. Я понял, что это все не мое. Хочу что-то по спокойнее.
Это его отмазка. Но я не верю. И наверно, задумалась бы глубже об этом, если бы меня не парализовал страх. Он не может уйти, он не может меня оставить. Я срываюсь с места, ловя уходящего брата за руку и разворачиваю его к себе.
- Марик, пожалуйста, не уходи. Не оставляй меня здесь одну. Я не справлюсь со всем этим сама. У меня кроме тебя никого нет.
- А как же Сцевола? – он сверкает черными холодными глазами и я чувствую какое-то напряжение в нем.
- При чем здесь Нерон? Я прошу не уходить тебя, а не Нерона.
- Я видел вас, Люц. Я видел, что между вами происходит. И не надо говорить мне, что у тебя никого нет. – спесь с меня немного спадает, и я ослабеваю хватку, но Марк уже не пытается вырваться. Я крепко попала в его расставленные сети, но не догадываюсь об этом. И я не уточняю, что именно видел Марк. Все и так ясно. – Ты любишь его.
- Я не люблю его. – вскидываю голову. Вру ли я сама себе? Мои чувства можно назвать влюбленностью, но это еще не любовь. Каждый раз, когда я приближаюсь к этому, Нерон обрывает мостик между нами. Очень вовремя. Но недостаточно, чтобы я вообще ничего к нему не чувствовала, кроме влечения. – Ты из-за него уходишь? Марк, послушай, - я умоляю, прошу его остаться и не уходить.
- Я готов был видеть тебя с Ремом, но с этим… Я ждал тебя достаточно. Больше находиться с тобой рядом я не могу.
Он вырывает руку и двигается на пути к двери, но я вновь хватаю его, хрипя не своим голосом.
- Марк, дай нам шанс!
- Кому, вам со Сцеволой?- насмешка в голосе больно бьет.
- Нам с тобой. – боги, что я несу? Я же не верю сама себе. – Мне просто нужно время…
- А до этого, ты будешь спать с Нероном?
- Я знаю, что я временный интерес для него.
- Но завершать это не собираешься. – подытоживает брат. В его словах столько истины для меня самой, но только как бы правдивы не были его утверждения, сделать с этим я ничего не могу. Да, я понимаю, что Нерону я нужна только до поры, до времени. Но и прекратить не могу, потому что мне Нерон нужен. Всегда. – Ты стала другой.
Он уходит. А я весь день не смогу выкинуть этот разговор из головы. Я не могу допустить, чтобы Марк ушел. Да, у меня были друзья в дистрикте, много и самых лучших, но Марк, он исключение из всех правил, таких как он больше нет. Мне бы хотелось, очень хотелось любить его так, как он этого желает. Но я не могу. И дело не в Нероне, не совсем в нем. Просто он будто разбудил меня ото сна, после смерти Рема. А Марк… Я никогда не видела в нем мужчину.
Но тем не менее, вечером я приду к нему домой. И даже… черт, я даже потянусь к нему для поцелуя, но он остановит меня, говоря, что так он не хочет. Не хочет, чтобы я переступала через себя, это выглядит жалко и ему обидно.
- Что мне сделать, чтобы ты остался? – но он молчит, так, словно я сама должна догадаться. – Дай мне время, Марик. Дай мне время увидеть в тебе не брата моего мужа, а мужчину, которого я полюблю.
Страх потерять Марка настолько сильный, что я готова все что угодно сделать, только бы он остался. Да, гадко и мерзко, но это работает. Он остается рядом со мной, продолжая мне помогать, просто наверно, статус наших отношений брата и сестры изменился в совсем другую сторону. По крайней мере теперь, я не могу этого отрицать.
Приближается мой день рождения и большого праздника я делать не хочу. Сейчас совсем не время. Но стол накроется для самых близких. Мы с Нероном хоть и переписываемся, каждый день, но ни разу за все время я не задаю ему вопросов о том, приедет ли он. Я пригласила его и я знаю, что он услышал меня. И все же, я жду его, очень жду, что он приедет лично. Так что, когда в дверь утром стучат, я в душе надеюсь, что это Сцевола, сейчас подхватит меня прямо с порога и мы точно сегодня никуда не выйдем, проведя весь день у меня, в постели, ведь погода такая мрачная. А если он задержится, я могла бы показать ему мою «холупу», которую укрепляют и на которой перекрывают крышу.
Только это не Нерон. Не совсем он. Черт возьми, подарок правда мне нравится и он очень интимный, очень в духе Нерона. Так что я отправляю ему фотографию того, как смотрится его подарок на мне и приписываю:
Спасибо! Жаль, что тебя нет лично, чтобы оценить. Замок заедает, придется носить до самой нашей следующей встречи.
Только встречи в Капитолии не получается. Не знаю уж, специально Нерон бегает от меня или так совпадает, но мы не видимся даже, когда я приезжаю в столицу с докладом к Пейлор. На этот раз она не ведет никаких поучительных бесед со мной. Но приглашает на Новогодний Бал в столицу, хотя ей эта суета не очень нравится, но капитолийцы требуют праздника. Не устраивать же праздник только для них.
Я все же отправляю Нерону фотографии реставрации дома и показываю кровать, которую уже собрали в доме. Ремонт в самом доме еще не ведется, но в виду отгороженности спальной зоны, я решила сделать ее раньше. Крыша уже готова, так что по крайней мере, если мне вздумается туда поехать, то мне будет где спать.

Как тебе кровать в холупе?

http://savepic.ru/9896605.jpg

И конечно, я не могу не выяснить у Нерона, где он будет праздновать Новый год.
Пейлор пригласила на Новогодний Бал. Не удивлюсь, если она отправит тебя в Двенадцатый лично вешать гирлянды и поддерживать их бесперебойную работу. А если нет, может, пересечемся?
Не пересечемся. Нерон не скрывает, что уезжает за город на все каникулы и на празднике его не будет. И я…
Я приглашаю Марка поехать со мной. Он не может не отпустить комментарий по поводу Нерона, что ему нечего там делать, если я сбегу. Но я не сбегу, не к кому будет сбегать. Мне вообще начинает казаться, что это все. Что между мной и Нероном все закончилось и он поддерживает переписку просто для вида или держит меня как запасной вариант.
Просто не видеть его трудно и я не чувствую его желания увидеть меня. Мы не виделись уже два месяца. Слишком малый срок, чтобы забыть его совсем, но достаточный, чтобы подумать, что между нами больше ничего не будет. И это шанс для меня взглянуть на Марка с другой стороны. Тяжело, да, до сих пор не представляю его, как своего мужчину и похоже, не представлю никогда. Но это не меняет того факта, что мне с ним уютно и тепло. Этого хватает. И на балу мы очень даже неплохо проводим время. И Марк так крепко обнимает меня, удерживая возле себя, будто боясь отпустить и потерять в этой толпе. Ему здесь не комфортно и он хочет домой. Поэтому и держимся мы вместе. А я сквозь тонкую ткань платья чувствую прикосновение его пальцев. И мне... неловко.
Только почему я тогда все равно взглядом пытаюсь отыскать в толпе до боли знакомую спину и услышать любимый хрипловатый смех?

вот, чего вы лишились

http://savepic.ru/9897628.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Ср, 1 Июн 2016 11:41)

+1

57

Люция мгновенно отзывается о подарке, высылая фото в нем, и Нерон залипает, глядя на него. Наверное что-то такое чувствовала она, когда увидела рисунок его татуировки? Наверное, да. Если только представить, как скользит металл под пальцами, если провести ими по ее влажной от испарины коже... Подушечки пальцев покалывает от этой мысли... Боги...

Однако они не видятся. В срок, когда Люция приезжает для отчета перед Пейлор, Нерон даже не в столице, и не переносит время своей поездки в Двенадцатый. Да, малодушно. Да, трусливо. Просто все вопит о том, что их отношения либо должны завершиться, либо выйти на новый уровень. В обоих случаях Люция достойна этого. В первом - потому что она не та женщина, которой можно пользоваться ради секса, во втором... то же самое, что и в первом. Она заслуживает большего, а Нерон не способен соответствовать. Однако понимая все это, Сцевола не решается ни на что, просто плывя по течению, полагаясь на то, что все решится само собой...

На Новый год Германик приглашает их старую компанию поехать в его дом в Четвертом, а потом отправится в горы Второго. Недавно судьба едва не вытряхнула его из рубашки, в которой он родился, и новый этап своей жизни он решил встретить в кругу тех, кто всегда был с ним рядом. И это оказалось таким удачным поводом написать Люции, что его не будет в столице почти пару недель, и пересечься не удастся. Малодушно? Да. Трусливо? Да.
"Меня не будет в городе, уезжаю. До встречи уже в новом году."

Люция ничего не отвечает в этот раз, и вообще их переписка становится эпизодической. Наверное, все наконец-таки свелось к сексу, а для него прелюдия в виде обмена сообщениями не нужна. не о такой ли простоте и думал Нерон? Никаких обязательств. Он волен встречаться, с кем пожелает, как и она - с кем захочет. И у него даже происходит небольшой роман с Тамарой, но все очень скоротечно. Не роман даже - новелла на несколько ночей, а потом затухает так же, как и вдруг возникло. Просто она вырвалась к Германику пережить размолвку со своим бойфрендом, и как-то так сложилось... Но и Люция, судя по всему, переживала кое-какое разнообразие в личной жизни. Нерона нет на Президентском балу, но есть Рем, который остался тусоваться в столице. Ну еще бы! Все самые громки вечеринки именно здесь, и кто-то должен представлять фамилию на вечере Пейлор. Поэтому Нерон в курсе, что Люция присутствует не одна, а со спутником, и на фото, присланном Ремом, он узнает, конечно, Марка. Тот держится рядом с нею как верный пес, готовый защитить ее от любых посягательств.

"Отлично выглядишь."

Сообщение уходит на номер Люции. Остается надеяться, что Марк не увидит. А если увидит, то что?

По-хорошему, Марк, наверное, и есть тот человек, который должен быть рядом с Люцией. Хороший, добрый, верный, понимающий, без багажа проблем и скверного характера. Почему-то ообо всем этом можно судить по одному взгляду на него, у него просто на лице все написано. Все-таки порочность и непорочность накладывают свой отпечаток, и на Нероне тоже есть. Наверное, Марк очень хороший, и именно такой и заслуживает ее.

И это бесит. Увидеть ее с каким-нибудь гадом тоже бы было дико, но вот хороший-добрый... С первым вариантом хотя бы можно было состязаться на равных, а со вторым...

Нерон вертит в руках телефон, глядя в огонь камина. Запустить бы в это пламя этим телефоном, но фото не вытравить из памяти.
- Что за нервы, брат? - Германик падает рядом в кресло, оставляя ребят за столом.
- Есть дело в столице. Я уеду завтра после полудня.
- Дела первого января? - фыркает приятель.
- Интимные, - отзывается Нерон, улыбаясь и закуривая.
- Тогда чего так поздно? Не опоздаешь? - хохочет друг, прикуривая от его сигареты.

Узнать расписание Люции не составляет особого труда, и Арес быстро присылает примерный план времяпрепровождения мисс мэр. Например, вечером первого января она записана в спа. И ого-го-го какая неожиданность встретиться в бассейне после медового обертывания!

- Кто бы мог подумать, мисс мэр, что вы здесь будете! Одна, - Нерон встряхивается, выныривая перед ней, уже приготовившейся спуститься по лесенке в воду. На ней купальник, и цепочка поблескивает на животе. Сцевола незаметно сглатывает. Это были чертовски долгие два месяца, и ничего они не изменили. Не остыло.

....

Отредактировано Aaron Levis (Ср, 1 Июн 2016 17:06)

+1

58

Благодаря тому, что мы не единственные приезжие из дистрикта, обстановка получается весьма комфортной. Просто капитолийцы тусят своим кругом, а мы – своим. И во многом, именно поэтому не возникает никаких форс-мажоров, от которых Марк бы начал нудеть, что нам пора ехать. Есть в нем эта черта, он же не может быть идеальным. Он нетерпим к капитолийцам и любое слово от них воспримет в штыки, с подтекстом. Не понимаю только, каким чудом он еще не столкнулся с Нероном в какой-нибудь перепалке. Потому что Сцевола тот еще балабол и особая неприязнь к нему кого-то звучит для него как прямой вызов. А Марк тоже за словом в карман не полезет.
- А по-моему все прошло не плохо. – говорю я, пока мы с Марком прогуливаемся на пути к нашим апартаментам. Нас, конечно, поселили в разные номера, но довольно близко, чтобы не потерялись.
- Тебе нравится Капитолий? – спрашивает он, но слышно, что старается спрятать удивление.
- Не придирайся к словам. – смеюсь я, подхватывая брата под руку и немного повисая на нем, от усталости. – Хочешь сказать, что все было плохо?
- Хочу сказать, что с домом ничего не сравниться.
- Да, - киваю, когда мы уже подходим к моему номеру. – Но дома есть работа, а здесь можно отдохнуть.
Я смеюсь. У меня неплохое настроение и, пожалуй, вечер действительно прошел неплохо. Все очень неплохо. И Марку, видимо, кажется так же, потому что он внезапно притягивает меня к себе у двери и целует. Наверно, я не успеваю подготовится, поэтому реагирую так резко и отстраняюсь. И только потом понимаю, что сделала. А что? Просто наверно, я отнеслась бы спокойнее, если бы знала о намерениях Марка. А теперь и ему обидно и мне неловко.
- Спокойной ночи.
Я бросаю клатч на кровать и бросаюсь следом. Как же это все было нелепо и нескладно. И как мне теперь смотреть Марку в глаза? Каждый раз, когда он пытается сделать ко мне шаг, я шарахаюсь на два назад. Ладно, со временем станет привычнее. И либо я приму его, либо нет.
Лезу в сумочку и достаю телефон. Только сейчас обращаю внимание, что мне пришло сообщение. От Нерона. Он пишет, что я хорошо выгляжу. На секунду у меня пересыхает горло и мне кажется, что я что-то упустила. Он был на вечере? Он видел меня? Но почему не подошел? А потом до меня доходит, что он просто увидел фотографии в каком-нибудь светском отчете о проведенном празднике. И от его немногословного комплимента и сомнительного интереса к моей персоне, становится не так приятно, как должно было. Не надо этой игры, нам ведь обоим понятно, что все закончилось.
Хотя внутри все ухает вниз, да. От невыносимого желания, чтобы он сейчас оказался здесь и чтобы эта ночь была нашей. Хочется написать ему ответ, но я этого не делаю.
Мы задержимся в Капитолии еще на несколько дней. Я – ради отдыха, а Марк – ради работы. Мы встретимся на обеде, потому что утром я буду отсыпаться и между нами будет еще небольшая неловкость, но это пройдет. А уже далеко после обеда я еду в салон красоты, чтобы немного себя побаловать на праздники. А когда выхожу в бассейн…
Мое удивление точно такое же, как и у Нерона, с той лишь разницей, что оно настоящее. Фальшь Сцеволы прочитать не трудно даже по его словам, он подгадал встречу со мной. Не понимаю, значит, он все-таки был в Капитолии вчера? Не приехал же он первого января только, чтобы меня увидеть. А до этого отговаривался поездкой, всякий раз, когда я предлагала встретиться.
Мне очень многое непонятно и это начинает меня немного злить. Да, даже не то, что Нерон динамил меня все это время, а его поведение сейчас. Будто мы расстались только вчера.
- Скорее удивительно видеть здесь тебя. – не играю в его игру и даже не пытаюсь скрыть прохладного тона. А Нерон располагается рядом с лесенкой в бассейн, хватаясь за нее. – Или ты всем сказал, что уедешь за город, а сам заперся здесь, в своем логове и поддерживаешь красоту и молодость? Кто бы мог подумать, что Марк окажется прав. – забавно, внезапно вспоминаю шутку Марка про ухоженность Нерона еще в то время, когда я была не знакома с этим мужчиной, которого теперь так сильно хочу.
Забираюсь в воду по пояс, привыкая к прохладной воде и остужая тело, а заодно было бы неплохо и мозг. Слишком сильные сейчас чувства во мне вызывает Нерон, глаза которого сейчас как никогда блестят. Что в них за блеск?
- Спасибо за вчерашний комплимент. - говорю уже спокойнее. - Как ты встретил Новый Год? Не рассматривал же фото отчет прессы?
Опускаю руку в воду и уже влажной ладонью провожу по шее. Мне нужно остудиться. А еще лучше, уйти отсюда. Я не понимаю Нерона, не понимаю его появления здесь.

+1

59

Люция медлит, но все же спускается вниз. Она комментирует его вчерашнее смс, и ясно, что она подозревает, будто он был на вечере, но не показался.
- Если бы я был на балу, то ты бы точно меня заметила. Меня трудно не заметить, - Сцевола держится на плаву. - Там был Рем, он прислал мне фото, и ты вправду выглядела очень здорово.

Он рассматривает ее. Купальник на ней по меркам Капитолия весьма целомудренный, но это Люция, и эти тряпочки чертовски разжигают аппетит.
- Я вернулся из Второго сегодня, - иногда Нерон говорит правду как есть, но это иногда не сегодня, потому что сейчас он точно умалчивает, какая муха его укусила, чтобы вот так сорваться с места. Да и наверное и так ясно, что он здесь ради нее, а не случайно оказался мимоходом.

- Ты приехала не одна, - не спрашивает, констатирует. - Я могу украсть тебя на несколько часов?
Ну в самом деле, все уже отпарились, почистили поры, и... блядь, он хочет остаться с нею наедине, где-нибудь, где халаты не с эмблемой клуба спа, а его собственные. Да, черт побери, он бы пригласил ее к себе. Желательно, прежде, чем она убьет его своим внимательным пристальным взглядом изумрудных глаз.

.

+1

60

Нерон отнекивается, что был на празднике и говорит, что я бы его заметила. Да я скорее поверю, что он был, но избегал меня, чем в то, что он сейчас приехал сюда специально из-за меня. А впрочем, я кажется все же немного ошибаюсь.
Да, его не было на банкете, но был Рем. А он действительно был за городом и приехал вот только сегодня из Второго. И прям сюда, что ли? Прям сразу ко мне? Кажется, все-таки ко мне, потому что Нерон предлагает мне уединиться на пару часов. Только в начале зачем-то говорит, что я приехала не одна. Да, я приехала с Марком, а ему какое дело? Ах да, по его мнению между мной и Марком должно что-то быть. Но разве его это как-то останавливает? Он все так же ведет себя, будто все спят и видят оказаться с ним в койке.
Да, я хочу его, безумно хочу. Но он относится ко мне как к вещи, дешевке, одной из его любовниц, которую может поманить пальцем и она пойдет к нему. Со мной такое не прокатит. Я думала, что между нами все закончилось, а оказалось, что заканчиваться и нечему.
- Ты бегал от меня два месяца и теперь имеешь наглость предложить мне по-быстрому перепихнуться. Я, по-твоему, кто? – сцеживаю слова быстро и резко, держась за поручень лестницы и нависая над Нероном. Я ему не девочка по вызову. – Да иди ты… к черту, Сцевола!
Я выхожу из бассейна и у меня больше нет желания здесь находиться, разговаривать с Нероном. Да и что толку с ним разговаривать, если он, кроме себя никого не слышит? Я давно приняла его манеру общения, его наглость, его ленивый тон голоса и замашки богача. Но удивительно трудно принимать это по отношению к себе. Вся моя медитация на тему моей затухающей влюбленности в Нерона коту под хвост.
Я возвращаюсь домой и отфыркиваюсь под своим собственным душем. Мне надо привести себя в порядок. Сегодня вечером я иду в театр и хотелось бы прибыть туда в нормальном настроении. Хотя  пока не очень получается. Марк заходит ко мне в гости и докладывается о том, где он был и с кем он виделся. Я рассказываю очень вкратце и откровенно нехотя.
- Что с настроением? Ты была в таком предвкушении отдыха.
- В бассейне обнаружились паразиты. Не смогла поплавать. Это и испортило весь настрой. – даже не паразит, а паразитище! – Ну, так что, готов к театру?
- Если ты не против, я не пойду.
- Да ладно! – умоляю я, - Будет здорово. Тебе понравится.
Но уговорить Марка никак не выходит. Он ссылается на усталость, а на самом деле я откровенно понимаю, что он не хочет лишний раз выходить в люди. Он уже вчера отфыркивался от галстука-бабочки, как от ошейника. Говорил, что в Пятом ничего этого не нужно, чтобы понять, хороший человек или плохой.
Если бы все было так просто…
Тем не менее, в театр я, хоть и одна, но иду. И пустующее место рядом очень даже кстати, потому что никто мне не мешает и не ноет о том, как это все богемно и как в Пятом гораздо лучше.

культурный выход

http://savepic.ru/9951839.jpg

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Blood, tears and gold...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC