Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Blood, tears and gold...


Blood, tears and gold...

Сообщений 61 страница 80 из 140

61

Нерон ждет, что сейчас в довесок к своим резким и хлестким словам Люция еще и влепит пощечину, но он обходится без этого. Да и так все более чем звонко прозвучало, хотя говорила она тихо, сквозь зубы, сцеживая каждое слово. Никогда прежде он не видел ее такой, и, видимо, он действительно слишком задел ее тем, как себя вел. Люция как ошпаренная взмывает вверх и исчезает за дверями, а Сцевола остается в бассейне, медленно опускается под воду, задерживая дыхание и всматриваясь в расцвеченное дно, имитирующее морское. Люция права, высказав ему все это. Он действительно использовал любую возможность как непреодолимое препятствие увидеться, а сейчас его слова звучали именно как предложение потрахаться пару часов в удовольствие.

Он выныривает, и от расслабленности, которая была вот только что, когда он плавал напротив Люции, не остается и следа. Сцевола бьет по воде, поднимая столп брызг, и выходит. Он чертовски зол.

Он уже знает расписание Люции, знает, где она будет через эти несколько часов, на которые он приглашал ее побыть с ним, и ему вроде бы ничего не стоит отправиться в чертов театр и на всех парах попортить ей и ее "Марику" вечер, но Нерон ничего этого не делает. Он едет домой, чтобы переодеться после возвращения. Рема нет, его теперь, пожалуй, днем с огнем не сыщешь, по крайней мере ближайшие несколько дней... Даже звонить бесполезно - все звонки уходят в голосовую почту, если вообще дозвонишься. Впрочем, уже большой мальчик, и в феврале ему будет восемнадцать.

Однако и дома Сцевола не остается, он берет машину, отказываясь от водителя, и едет к гребаному театру, дожидаясь финала постановки и стоя чуть поодаль от главного входа, выстланного красной дорожкой для дорогих во всех смыслах гостей. Он стоит, оперевшись спиною о колонну, раскуривая сигарету и пряча лицо под капюшоном куртки. Не стоит, чтобы его узнали. Зачем Нерон здесь? Черт знает, он поймал себя на осознании того, куда направляется, уже по пути сюда. Он решил просто дождаться Люцию, а там как пойдет. Может, "Марик" засветит ему в глаз, защищая ее честь, а может он первый - ему, потому что очень хочется... Как бы то ни было, что-то с несчастным воздыхателем придется сделать, иметь какое-то дело. Вот только к удивлению Нерона Люция выходит одна, он узнает ее издалека. На ней черная шубка, и она прячет руки в перчатки, ежась на прохладном ветре. Неужели ее никто не встречает и нет необходимости кого-то опережать?

Сцевола отлипает от колонны, идет среди гостей наперерез, уворачиваясь от знакомых лиц и притворяясь незнакомым. Кого-то встречают личные водители, кого-то - такси.
- По-моему мы не закончили разговор, - говорит он, возникая перед Люцией. - Я был там, куда ты меня послала, но ничего не изменилось и понятнее не стало.
А ведь он мог оставить все так, как получилось. Посчитать случившееся в бассейне поставленной точкой в их плотской и стремительной истории, лишенной всякой романтики. Только вот нет, Нерон здесь зачем-то. Зачем-то ему все это нужно.

...

+1

62

Спектакль проходит отлично и актеры выкладываются на полную. Даже если они всю ночь праздновали Новый Год, то сегодня этого не видно. И мне удается отпустить и Марка, и Нерона. В конце концов, мне всего лишь двадцать восемь и у меня многое еще впереди. Опыт со Сцеволой был полезен. Для себя поняла, что не способна на эту непонятную схему капитолийских отношений. А так же, что я не способна заставить себя кого-то полюбить. Да, понимание моего отношения к Марку, выливается из понимания моего отношения к Нерону. Да, влюбилась, да, не вышло. Но из-за удачных отношений я не готова бросаться на шею даже тому, кто мне дорог, если не могу полюбить его как мужчину.
На улице морозно и сыпет мелкий снег. В голове пусто, как после смерти Рема. И потому, когда передо мной возникает Нерон, я сначала не узнаю его и вообще принимаю за какой-то призрак. Он натянул капюшон куртки на голову и лицо скрыто тенью, но это не мешает ему говорить.
Разве не похоже было, что разговор окончен? И что же ему непонятно?
Во мне разрывается много чувств. Он приехал. После того что произошло, он мог воспользоваться моими словами и прекратить все. Отличная была бы причина, по моей, якобы, вине. Что я все разорвала, а не он и мне бы кусать локти. Но он приехал, выяснить что-то, что ему непонятно, хотя все как раз таки ясно, как день.
Но от меня не укрывается то, как он прячется от других за капюшоном. Он не хочет, чтобы нас видели вместе и для меня это лишает смысла все его потуги на ненужный, казалось бы, разговор.
Даже не знаю, почему это делаю.
- Ладно. – киваю я, оборачиваясь и глядя на проходящих мимо людей. – Давай закончим этот разговор.  – хочет, чтобы не было недоговоренностей? – Есть на примете тихое место? А то, не приведи боги, тебя узнают.
Нерон ведет меня к машине, но усаживаясь, я сразу предупреждаю.
- Не твоя квартира. Никаких апартаментов. Просто место, где мы сможем поговорить. – да, ставлю условие и мне кажется, я имею на это право.
Мы едем не долго. Я так понимаю, просто отъезжаем подальше от театра и останавливаемся на какой-то подземной парковке. Не знаю, где мы. Нерону лучше знать, где можно поговорить без свидетелей. А из-за того, что путь наш был недолгим, я не успеваю продумать, что вообще хочу сказать. В голове крутится только одна мысль: зачем я вообще согласилась? Ответить ему отказом было бы самым правильным решением, чтобы дать понять, что с меня хватит, что мне надоело, что ко мне относятся как к вещи. Но я уезжаю с ним, предлагая поговорить. И если покопаться, то причина может быть только одна.
Я не хочу разрывать эти отношения.
Но кроме всего этого… Я хочу больше. Я не хочу быть запасным вариантом, не хочу быть одной из любовниц. Я хочу быть единственной. Да, я крепко подсела на этого мужчину, он нужен мне, я хочу быть с ним. Только возможно ли это в нашем случае? Отношения на расстоянии? Проще сразу все закончить.
Я все еще размышляю, с чего начать, когда мы останавливаемся и именно поэтому начинаю говорить не сразу.
Делаю глубокий вдох.
- Ты же знаешь, как я терпеть тебя не могла в начале нашего знакомства. Но все полетело к чертям, после той ночи в заброшенном доме. Мне показалось, что ты не такой уж и плохой, каким хочешь казаться. И после этого… - я вспоминаю ту ночь, нашу первую, в Капитолии, когда я сорвалась и мотаю головой, отгоняя наваждение. – После Рема у меня ни с кем не складывалось. Ты был для меня как бутылка для алкоголика в завязке. Я думала, что если мы переспим, то это наваждение пройдет. Но мне было очень хорошо с тобой. Даже без секса. И все так закрутилось… Но стоило мне сделать к тебе шаг, как ты сбегал. Я понимала, что я для тебя лишь интрижка на время, пока интерес не пропадет.
Чертовски трудно подобрать нужные слова, чтобы объяснить, что со мной вообще происходило в период наших непонятных отношений. Поэтому наверно, я говорю медленно и с расстановкой, обрывочно, будто мысли разлетаются в стороны и я не могу за них схватиться.
- Я старалась придерживаться того же настроения, но…  - выдыхаю как-то раздраженно, а потом поворачиваюсь к Нерону и смотрю на него. Он слушает меня, я точно знаю. – Ты мне нравишься, Нерон. Так, как мужчина может нравиться женщине. И я не могу тянуть секс без отношений. По крайней мере, не с тобой. Так что… - пожимаю плечами и с губ срывается какой-то нервный смешок. – Я не хочу быть одной из твоих любовниц. И если ты не хочешь большего… если ты не готов к большему между нами, то нам лучше разойтись.
На парковке тихо и безлюдно. И машин не так уж и много. Наверняка, народ разъехался кататься по городу, наслаждаться праздником и зимней прохладой. У кого-то сейчас все довольно просто, но точно не у нас.
- Потому что я хотела бы большего.

+1

63

Люция соглашается, что им нужно поговорить, но ставит свои условия. Только нейтральная территория. Спрашивать, почему так, не нужно, Нерон и так понимает, что к чему, и трудно сдержать усмешку. Люция опасается, что он попытается свести все на секс, а затем закрыть тему. Ведь так?

- Хорошо, - соглашается Сцевола, провожая ее к машине. Они минуют театральную площадь и сворачивают с центральной улицы в ту сторону, где мириадами огней горят высотки престижного района. Жизнь здесь всегда на виду, а потому есть столько укромных мест.

Сцевола останавливается на подземной парковке, глушит мотор, и Люция вдруг заговаривает, хотя ведь это он являлся инициатором, а она всего лишь не отказала ему, дав шанс. Выходит, и ей есть что сказать ему? Видимо да, потому что каждое слово она взвешивает, прежде чем озвучить.

Так вот, значит, как все начиналось для нее? Как неприязнь, а потом интерес и влечение, словно к запретному плоду, и Люция надеялась, что, утолив интерес, она перестанет думать о нем? И только это не главное. Ей было хорошо с ним. Он ей нравится. И после мужа он видится ей именно тем мужчиной, с которым она хотела бы попробовать построить отношения.

Сцевола слушает ее, хотя казалось бы внимательно наблюдает за тем, как осторожно паркуется вон та белая тачка через пять рядом от них. И он слышит условие, которое ставит Люция, пусть голос ее и тих. Она не желает быть подружкой от ночи к ночи, она хочет отношений, в которых все ясно.

Нерон оборачивается к ней. Люция смерть как хороша, как бы она ни любила столицу, она определенно ей к лицу с тех самых пор, как она вдруг изменила свой образ, добавила в него цвета и дороговизны. Она вызывает желание. А еще она из тех женщин, по отношению к которым Нерон ощущает, что его "знак качества", если можно так выразиться, гораздо ниже их.
Сцевола берет ее за руку. Для этого приходится расцепить ее собственные, сложенные замком. Да, она лучше его. Целее. Однако от его прикосновения она не покрывается струпьями, не чернеет. Может, это он становится с нею лучше, а не она - хуже? Он и вправду бегал от нее, едва она делала шаг навстречу, но не потому что чурался ее намерений как чумы, а потому что сам для себя - чума. Секс приятно расслабляет, ни к чему не обязывает, но с Люцией только так невозможно. Она не хочет с ним секса, если это только секс.

- Давай попробуем, - произносит Нерон, глядя на нее. - Попробуем отношения, попробуем большее.
Еще накануне ему казалось, что он к этому не готов, а сейчас, сидя в машине в полумраке, глядя на эту женщину рядом с ним, которая признается, что он ей нравится как давно никто прежде, он понимает, что он ничего не теряет, что напрасно шугаться, если впервые за долгое время появилась та, с кем он может представить себя завтра, через неделю, через месяц... Тогда чего ждать?

- Ты красивая, ты умная, ты сексуальная, и я просто не мог представить, как ты можешь видеть себя со мной. Ты меня не знаешь.
Нерон умывает лицо ладонью. Если бы она не осмелилась заговорить об отношениях первой, он бы не осмелился ни за что. Так ему кажется.

...

+1

64

Сердце бьется спокойно и мерно, не выпрыгивает из груди. Мне вообще кажется, что на какое-то время я словно умираю, в ожидании ответа Нерона. Этот тот самый момент, когда я действительно не знаю, что он сделает, как ответит на мои слова. Он может посчитать их непозволительной наглостью и сказать, что до этого все ограничивалось только постелью и он никогда не давал намеков на большее. Может сказать, что я нафантазировала. Что ж, это будет правильный ответ, потому что из нас двоих так далеко до влюбленности, кажется, дошла только я. Раз уж мысль об отношениях не пришла Нерону прежде.
Я просто думаю, как давно он вообще не был в отношениях? Помнит ли он, что это такое. Это объяснило бы, почему он так избегает серьезностей.
Но он внезапно соглашается попробовать, беря меня за руку и словно возвращаясь в реальность. И наверно, если бы он этого не хотел, то не предлагал бы. А потом Нерон еще добавляет столько всего обо мне и, да, это звучит приятно, но я не очень понимаю, к чему он ведет. Звучит так, будто он считает, что не достоин меня. Глупости какие-то. Разве может Нерон так думать? Это не похоже на него, но он прав. Я ничего он нем не знаю.
Я разворачиваюсь к нему.
- Ты не даешь себя узнать. – выдаю я и мне не хочется, чтобы звучало как обвинение, поэтому смягчаю тон, протягивая руку и касаясь щеки Нерона. – Я вижу себя с тобой, но в этом нет никакого смысла, если ты этого не хочешь. Я не могу заставить тебя довериться мне, Нерон. Я не знаю, не доверяешь ли ты людям в принципе или у тебя есть какие-то причины. Я не прошу рассказывать мне все и сразу. Я просто прошу не убегать. Лучше сразу скажи, что не хочешь говорить, но не убегай.
Все это время меня действительно беспокоило, что он так сбегает от меня, трусливо не решаясь продолжить отношения и поднять их на новый уровень или завершить все одной смской. Я не знаю, что случилось с Нероном и почему он такой, какой он есть. Но и какой смысл бояться, что я чего-то не знаю? Или он волнуется, что когда узнаю, мое мнение может измениться о нем? Ему не плевать на мое мнение?
- И не делай себя хуже, чем ты есть. Я уже успела оценить масштаб твоих недостатков. – улыбаюсь, глядя ему в глаза и внутри что-то отпускает. Кажется, я действительно рада, что Нерон согласился попробовать. – Сомневаюсь, что что-то напугает меня больше, чем твой юмор.
Я тянусь к нему, чтобы поцеловать и, наверно, впервые я почти уверена, что это не последний наш поцелуй, после которого все закончится. Но есть и еще один деликатный момент.
- Ты точно этого хочешь? Все-таки, ты в Капитолии, а я в Пятом. Отношения на расстоянии и сильно влюбленным тяжело тянуть. Я, конечно, не буду следить за тобой сутками, спрашивать, где ты и с кем ты, но тебе придется вспомнить, что такое верность.
Когда-то он говорил, что понятия не имеет, что это. Да, я понимаю, что это было сказано в шутку. Но в шутке есть доля правды, если его женщины соглашались на те условия, на которые не согласилась я. Ведь теперь Нерону придется пересмотреть свой образ жизни. И меня рядом с ним в такие моменты может и не быть.

+1

65

Нерон улыбается в ответ на ее "не даешь себя узнать". О да, в этом он преуспел путем бегства, тут сложно что-то возразить. Люция продолжает говорить, и ощущение такое, словно она боится его спугнуть. О нет, Нерон не чувствует, что его хотят окрутить и заполучить. Уж скорее - приручить. Потому что Люцией движет не азарт, не шкурный интерес, а ей это действительно важно. Он верит каждому ее слову, и верит себе. Верит, что все происходящее сейчас - правильно.

Однако из них двоих, хотя Сцевола поменял немало женщин, как ни странно опыта касательно отношений больше все же у Люции, и именно она указывает на то, что помимо прочего между ними будет расстояние, и она вполне обоснованно намекает, что с его стороны потребуется вспомнить, что такое верность. Нерон смотрит на нее долго-долго.
- Тогда придется тебе обустроить взлетно-посадочную площадку в своем Дистрикте, - отвечает он. - Мой самолет будет часто летать, мы можем даже копить на нем мили в личный зачет в обмен на... на что-нибудь.

Нерон улыбается, ловя ее ладонь, которой она касается его щеки, и целует. Целует и замирает.
- Я вспомню, что такое верность, но тебе придется снять кольцо, - говорит он. Да, Люция все это время носила обручальное кольцо так, словно бы ее муж был жив, и Сцеволу это мало смущало. Потому что все упиралось в секс, а значит параллельно каждый мог крутить романы с кем угодно, хотя это и память о муже. Да, кощунственно, но это так. Теперь... Ха, даже забавно. Она просит его вспомнить о верности, а он... а он ее в некотором роде забыть о ней. По отношению к прошлому.

Сцевола смотрит на часы. Одиннадцать часов вечера, начало двенадцатого.
- Твой ультиматум насчет апартаментов еще действует? Просто я живу недалеко, и мог бы пригласить тебя на кофе. Серьезно. Не обещаю, что не будет поползновений, но, думаю, тогда есть шанс, что к нам не ворвется твой Марик и не вытрясет из меня душу за твою кражу. Потому что в этот раз я действительно как будто тебя украл.
Люция ненадолго задумывается и соглашается, что это неплохая идея - поехать к нему.
- Поехать? Ну... - Нерон выходит из машины, быстро обходит ее и открывает дверь со стороны прекрасной и ничего еще не понимающей дамы. - Поездка на лифте считается поездкой? - он читает удивление на ее лице и как будто даже возмущение тем, что он не послушал ее и все-таки привез к себе. - Ну а откуда мне иначе знать, где можно поговорить без чужих глаз, как не на моей парковке? - невозмутимо возражает он в ответ на все ее невысказанные возражения.

Они едут вверх до самого последнего этажа. Лофт Нерона выходит на крышу, так что вид отсюда потрясающий, и Люция его отметит, тем более, что просматривается та часть города, о которой мало говорят ввиду того, что чужие не из избранного круга просто не бывают здесь - излучина реки, обставленная фешенебельными небоскребами, словно другая сторона столицы за волшебной дверью, но пока... Сцевола входит в апартаменты, а навстречу ему спешит смуглая красивая девушка, которая застывает на месте в замешательстве, потому что видит, что он не один.
- Мелита, моя служанка, - объясняет Люции Нерон, помогая снять шубку, а девушка жестами спрашивает, чего изволит хозяин. Она не в рабочем костюме, а в платье, и на руке у нее пальто. Сцевола отпустил ее на несколько вечеров, и она собирается на танцы.
- Иди, твоя помощь не понадобится.
Мелита благодарит, смущаясь, и проскальзывает в лифт, тихая и бесшумная. Они остаются одни, как будто никого здесь и не было, кроме них.

- Мелита работает у меня очень давно, начала еще до Революции. Ее лишили языка за предательство ее семьи, и она досталась мне от одной из моих бывших. Хоть что-то полезное от нее и досталось, - усмехается Нерон, приглашая Люцию пройти. - После Революции она сама захотела остаться.

Они проходят в гостиную с единым окном от пола до потолка и от края до края, но сейчас оно закрыто. Нерон откупоривает бутылку вина и наливает Люции. Теперь он может полюбоваться ею сполна в этом свете и в этом интерьере. На ней элегантное черное платье с умопомрачительным декольте, которое хотя и весьма  выразительное, но ничуть не вульгарное. Сложно удержаться, чтобы не поцеловать сейчас Люцию, и Нерон не собирается проявлять силу воли. Он подходит и целует женщину, обнимая за тонкую талию. Ее глаза блестят, и точно не от вина, потому что она едва ли пригубила и глоток.
Он берет ее лицо в ладони, рассматривая его. Проводит пальцами по губам, скулам. А потом вдруг сам меняется в лице, глядя куда-то позади нее.
- Не двигайся. Она нас застукала... - правда страшные глаза он держит всего ничего, смеясь.  Рыжая с изумрудными глазами кошка, похожая на меховой шар, сидит на стеллаже и внимательно наблюдает за ними. Нерон оставляет Люцию и идет, чтобы сгрести живность в охапку. - Мы покажем тебе дом.

....

Отредактировано Aaron Levis (Чт, 2 Июн 2016 22:19)

+1

66

- Я что-нибудь придумаю. – шепчу я, улыбаясь, когда Нерон говорит, что будет часто прилетать, но мне нужно будет оборудовать для него площадку.
Честно признаться, меня окрыляет его ответ и вдохновляют его намерения. Я очень хочу, чтобы у нас все получилось и Нерон именно тот мужчина, с которым я хочу попробовать начать новую жизнь, после всего, что произошло со мной. И хотя условие Нерона про кольцо звучит неожиданно, но на самом деле, оно обосновано. И это тоже многое говорит о его желании, чтобы я стала его женщиной, без закольцованного прошлого на пальце.
Между тем выясняется, что апартаменты Сцеволы где-то недалеко и он приглашает меня на кофе, но под моим прищуренным взглядом признается, что загадывает и дальше. Не злюсь, ведь и я хочу того же, я сильно соскучилась по нему, по его руками, по этому взгляду, которым он окидывает меня. Я чувствую себя желанной. И так, как с Нероном, уже давно и ни с кем не было.
- Тогда лучше и правда поехать к тебе.
Он говорит про моего брата, называя его Мариком. Снова этот язвительный тон. Он всегда шутил, что у Марка ко мне что-то есть, но сейчас не подходящий случай это обсуждать.
Впрочем, про Марка я очень быстро забываю, когда Нерон покидает машину, открывает мне дверь и говорит, что до его дома всего лишь надо прокатиться на лифте. И его отговорки звучат не слишком убедительно.
- Ты можешь хоть раз отпустить контроль над ситуацией не продумывая все на пару шагов вперед?
Конечно нет, иначе он не был бы так хорошо в своем деле.
Нерон – удивительный мужчина. Он абсолютно парадоксально балансирует на грани между хамством и обаянием, сплетая эти разные понятия и обращая одно в другое, пользуясь ими так, как ему удобно. Как же я терпеть не могла эту его манеру, его поведение еще порой вызывает у меня нервный тик. Он вызывает во мне столько противоречивых чувств и каждое из них так болезненно дорого мне, я цепляюсь за эти ощущения, потому что именно они делают мою влюбленность к Нерону такой… отчаянной.
Мы поднимаемся наверх и, едва входим в лофт как нос к носу сталкиваемся с той самой Мелитой, которую Нерон представляет мне как служанку, которая досталась ему от бывшей подруги. Досталась… Сколько времени пройдет, прежде чем капитолийцы начнут видеть в безгласых людей? Они так долго жили по своим правилам. Но я не поднимаю эту тему, не для этого мы сейчас здесь. И совсем одни.
Нерон провожает меня в гостиную и я не могу не раскрыть рот, рассматривая огромную комнату. В ней столько света и столько пространства, что легко потеряться и я не удивилась бы, если бы услышала эхо слов Нерона, отскакивающее от стен.
- Теперь я понимаю, почему ты назвал тот дом холупой. Серьезно, Нерон, здесь же потеряться много. Вы, капитолийцы, такие неженки, привыкли к собственному пространству.
В самом деле, столько простора для человека, который… Он вообще часто бывает дома? Потому что я бы даже поверила, что он и половины своего лофта не видел. Музей. Я еще никогда не видела таких больших квартир и мой дом в сравнении с двухэтажным лофтом, просто коробка с мебелью. Даже не представляю, что думал Нерон о моем доме.
Нерон угощает меня вином, но долго напитком мне не приходится наслаждаться, да и не этого я хочу. Честно слово, когда Нерон подходит ко мне у меня словно, ноги подкашиваются и в теле такая дрожь, как будто это мой первый раз с мужчиной. Что-то такое сквозит в его движениях, совсем незнакомое, но безумно, чертовски, невероятно хрупкое. Такая нежность и такая ласка. Меня затягивает его взгляд, которым он скользит по моему лицу. И я накрываю его ладонь, которой он гладит мои губы и скулы, потому что у меня перехватывает дыхание и если он продолжит, то дальше гостиной мы не уйдем.
Однако Нерон же и тормозит свой гипноз, так сладко и невыносимо томно влияющий на меня, вдруг делая страшные глаза и говоря, что «она нас заметила». Она? Количество женщин Нерона меня начинает действительно пугать. Но когда я оборачиваюсь, то обнаруживаю пушистый ком с внимательными зелеными глазами на руках мужчины и он смеется, представляя мне свою сожительницу.
- Так это та самая красотка, которая отправляла за тебя смски? Может, не все, что я получала оттебя, были действительно от тебя и ты не в курсе? – смеюсь я, пытаясь погладить животное, но кошечка сначала отворачивается, а потом принюхивается к моей ладони. Еще мгновение она рассматривает меня внимательным взглядом, а потом тычется холкой в ладонь, чтобы я ее погладила. – Как же зовут хозяйку дома? – хозяйку представляют Региной и я смеюсь. – Подходящее имя. Слушай, а разве Рем не дома? – но Нерон говорит, что сын, наверняка, где-то отгуливает. Праздники же. – Молодость.
Нерон так легко говорит о том, что Рем где-то пропадает и он даже не знает где. Не похоже, чтобы он волновался. Доверяет или в принципе не задумывается? Впрочем, не мне судить. У меня своих детей нет и едва ли я что-то могу говорить по этому поводу.
Нерон предлагает осмотреть его лофт, но я удерживаю его ловя за руку. Кошку он уже отпустил и теперь пушистая хозяйка наворачивает вокруг меня круги, обнюхивая и тихо мяукая. Очень расслабляет и еще немного и я точно свалюсь вот прямо тут. Вся эта обстановка гипнотизирует. И теплая ладонь Нерона в моей.
- Подожди. А что за этой шторой? Или это секрет? – Нерон предлагает мне самой посмотреть, раскрыв штору. Но я не сразу понимаю, где она открывается, нащупывая пальцами пульт и тогда Нерон перехватывает мою руку, направляя и помогая нажать кнопку. И этот жест так остро обжигает, что я выдыхаю.
И совершенно теряю дар речи, когда штора бесшумно открывается и перед глазами открывается вид на ночной Капитолий, на реку, зажженную огнями района, такую яркую, освещенную теплым желтым светом. Манит, невероятно манит. И я бы точно опустилась на ноги, если бы мой мужчина не поддерживал меня, стоя позади и любуясь видом вместе со мной.
Стекло такое прозрачно, ощущение, будто его и вовсе нет. Кажется, если я шагну, то в тот же миг провалюсь в эту магическую атмосферу, утону в ней, растворяясь. Я уже тону, протягивая руку и касаясь пальцами стекла, удостоверяясь, что оно есть и в какой-то степени желая прикоснуться к этой красоте. Невероятно. И страшно. Немного страшно, что я даже вздрагиваю от захватывающей высоты.
- Нерон, это очень красиво... - выдыхаю я наконец, не в силах оторвать взгляда, от растекающегося света фонарей вдоль реки. – Невероятно.
Я оборачиваюсь к Нерону и ловлю его внимательный взгляд на себе. И с этого момента меня уже перестает волновать все вокруг, весь окружающий мир и даже это потрясающее видовое окно. Я ничего не говорю, только тянусь к Нерону, чтобы поцеловать его, прижаться к нему ближе и наконец почувствовать это забытое тепло между нами. Мне так этого не хватало. Мне не хватало его в моей постели. Иногда по утрам я просыпалась и долго рассматривала соседнюю подушку, представляя этого мужчину, представляя каждую черточку его сонной морды, я видела его ленивую улыбку, закрытые глаза и чувствовала его руки, скользящие по моей спине. Я так хотела однажды проснуться с ним и узнать, каково это. Он же позволит мне сегодня остаться у него?
Мы изрядно увлекаемся и я руками уже забираюсь под рубашку, которая так оттеняет его глаза, сейчас какие-то невероятно глубокие, синие с блеском, который обещает так много. Я схожу с ума поэтому мужчине. Я тону в нем, в синеве его глаз, задыхаюсь от его поцелуев и дышу его прикосновениями, обжигаюсь касаниями. А его рука скользит в вырез моего платья…
Резкий звук нарушает всю атмосферу, но я не сразу понимаю, что это мелодия телефона. И так не хочется отвечать, не хочется лишаться Нерона и он даже шепчет о том, чтобы я проигнорировала звонок. Но я не могу.
- Извини.
Я поправляю верх платья, возвращая его на место и роюсь в сумочке, чтобы достать телефон. И замираю.
- Это Марк. – зачем-то сообщаю я. – Мне нужно ответить.
Марк обеспокоен. Уже полночь, он приходил ко мне в комнату, но дверь оказалась закрыта и он переживает, где это меня носит. Он может приехать за мной, куда бы я ни сказала. Я прошу его не приезжать и говорю, что со мной все хорошо. Я не уточняю, где я, но предупреждаю, чтобы он меня сегодня не ждал. Он ничего не говорит. Сначала молчание в трубке и я окликаю его, пытаясь добиться хоть какой-то реакции, но он только бросает трубку.
Черт.
Я просто не знаю, что мне с ним делать. Он всякий раз так реагирует, будто я ему изменяю, а до того давала надежду, что у нас все серьезно. Неужели я действительно не заметила, как переступила черту между нами, мною же и проведенную. Наверно, не стоило просить его ждать. Но я думала, что между мной и Нероном все кончено.
Черт.
- Ты был прав на его счет. – вдруг говорю я, поднимая глаза на Нерона. – Он признался мне, что любит. – не знаю, зачем я говорю все это Нерону, ведь это не его проблема, не его дело. – Это дико. Он хотел, чтобы я перестала воспринимать его как брата и у него получилось. Он ведь и правда хороший.
Наверно, это со мной что-то не так, раз я влюбилась в этого избалованного капитолийца с потрясающими глазами.

+1

67

Люция останавливает Нерона, уже намеревающегося провести экскурсию, и Регина выскальзывает из рук. Она не любит, когда ее самовольно хватают, она приходит сама, а сейчас у нее тем более есть важное занятие. Она решает завоевать себе расположение нового человека в доме. Ну а Люция спрашивает, что Нерон прячет за шторой.
- Посмотри, если не боишься скелетов, - шепчет он глухим голосом, нагоняя таинственности, и подает пульт. Люция с подозрением смотрит на него, пытаясь разобраться с управлением, и он сам помогает ей. Шторы мягко разъезжаются, словно портьеры в театре, и они оба вдруг оказываются среди мерцающих огней города, отражающегося в подсвеченной воде реки. Люция замирает, всматриваясь завороженно, а затем протягивает руку, касаясь стекла и ошарашенно улыбаясь. Нерон уже привык к этому виду, он перестал быть для него чем-то особенным, но сейчас... Стоя позади нее, обнимая ее, он словно смотрит ее глазами, и их отражение словно парит над ночной панорамой. Да, это невероятно красиво. Он никогда не замечал этого.

Люция оборачивается, чтобы поцеловать его, и Нерон отзывается, не размыкая рук, не нарушая объятия. Наконец все встало на свои места, и все правильно. Люция бы наверняка очень сильно удивилась, узнав, что в его доме много лет не было посторонних женщин. Ну, не считая подружек Рема, которых тоже было немного, ну или Нерон не со всеми сталкивался. Просто со своими пассиями он всегда встречался где-то на нейтральной территории, откуда по утру всегда можно было смыться безо всякого прощания, и только оставив прислуге на чай. Сейчас здесь Люция, и ему нравится, что она здесь. Более того, он сам замечает, что следит за ее реакцией на его дом, потому что ему это важно. Кажется, ей здесь нравится, да?

Его пальцы скользят по коже вдоль кромки выреза декольте, забираются под дорогую ткань, и Люция тоже не теряет времени, выдергивая его рубашку из-за ремня и принимаясь разбираться с пуговицами. Она разрывает поцелуй, нетерпеливо облизывая губы, тянется к ремню на его джинсах, и от одного взгляда на нее сейчас кровь закипает. Она околдовывает, и все ее движения - это часть колдовского обряда. Он готов сделать все, что она скажет... Но резкий звон входящего вызова нарушает волшебство, и Люция, словно пойманная на чем-то предрассудительном, выпархивает из рук. Да, совсем по-кошачьи.

Звонит Марк. Нерон пожимает в ответ плечами.
- Нужно ответить, - сообщает он Регине, устроившейся на спинке дивана и уставившейся на него во все глаза. Он присаживается рядом, наблюдая за Люцией, пока она разговаривает по телефону, и ясно, что беседа совсем не клеится. Люция ходит туда-сюда, пытаясь добиться от Марка ответа, но, видимо, так и не получает ничего. А потом она вдруг говорит, что Нерон был прав насчет его к ней чувств.
- А ты мне не верила, - усмехается Сцевола. Он хочет звучать беспечно, но кое-что в ее комментарии ему не душе. Что, простите, ему удалось? Она стала смотреть на него иначе? А ведь Нерон думал о чем-то таком. Что Марк - ее кандидат, и что тягаться с ним на равным ему будет непросто. Однако, конечно, ничего подобного Люция не услышит.

Нерон отрывается от своего насеста, идет к ней, забирает телефон и разбирает его, вынимая аккумулятор и в таком виде оставляет на журнальном столике.
- А я плохой, и ты здесь, - он целует ее, наконец-то делая то, чего очень хотелось. Он вынимает заколки из ее волос, и прическа распадается мягкими волнами. Шпильки и прочие штучки падают на пол, и Регина тут как тут и принимается изучать их, осторожно трогая мягкими лапами и перебрасывая с места на место. Только Нерону и Люции все равно.

Его спальня на втором этаже, и Люция поднимается, подбирая подол, оставив туфли еще у первой ступеньки. Они то и дело останавливаются, целуясь, прежде чем добраться до постели. Нерон помогает ей расстегнуть платье и снять его. Люция остается в одних трусиках и чулках, чертовски красивая, неземная. Волшебная. Он стоит перед ним, и он целует ее груди, живот, опуская тонкое кружево вниз, касаясь ее между стройных ног, заставляя против воли сжать бедра от удовольствия. Вид из его спальни ничуть не хуже, чем из гостиной. Более того, она угловая, и две стены застеклены, а не одна. Но даже упираясь руками в изголовье кровати, лицом к лицу с городом, который лежит словно на ладони, Люция вряд ли сполна может оценить открывающуюся панораму ночной вечно бессонной столицы.
Никаких лишних слов, их прикосновения и движения в унисон говорят лучше всяких слов. Они сплетаются и расплетаются, теряя губы друг друга и словно забывая в этот момент, как дышать. Нерон чувствует это, растворяясь в Люции без остатка.

... - Не бери с меня пример, - он проводит рукою по ее влажным волосам. - Не сбегай.
Люция улыбается, жмурясь. Ее глаза сейчас матовые, их цвет глубокий, насыщенный и какой-то совершенно невероятный.
- Спи. До утра еще далеко. Для справки... - Нерон закрывает окна, и в спальне становится совсем темно, - утро в этой части Капитолия не начинается раньше полудня.
Он обнимает ее, укрывая простынями, находит ее губы и целует легкими едва ощутимыми поцелуями.
- А к черту, не поспим еще немного, - Нерон входит медленно и движется лениво, словно уже полусонно. Люция постанывает, раскинувшись на подушках, сладкая, пленительная.

....
.

1500 сообщение для вас, моя!

Отредактировано Aaron Levis (Пт, 3 Июн 2016 23:38)

+1

68

Этот мужчина затягивает меня в свой омут. Именно омут, потому что в нем столько тайн, столько невысказанных, наверно, страхов, переживаний, опасений. Иногда мне кажется, он неуверен в каких-то своих действиях, что так разнится с его вечной самоуверенностью. Впрочем, я видела его в основном, только в работе, которую он знает от и до. Что я знаю о нем?
- А я плохой, и ты здесь.
И я с тобой.
Мне так хочется это сказать, но я не успеваю, потому что Нерон целует меня и я совершенно пропадаю, а все слова разлетаются и не остается ничего, кроме его губ и жара его дыхания. Он сводит меня с ума и когда-нибудь я пожалею об этом. Потому что с Нероном я забываю обо всем, о своей работе, о доме в Пятом, о необходимости быть осторожной, совершенно безнадежно растворяясь в этом человеке, который привязал меня к себе своим хамским поведением на свадьбе, своей рекомендацией Пейлор и этой хрупкой, непривычной и оттого бесценной нежностью, которую он мне дарит.
Мы перемещаемся в его спальню и ночь совершенно невероятная, магическая, долгая. Мы не можем оторваться друг от друга, а каждое прикосновение обжигает. Это какая-то пытка, потому что быть с Нероном это всякий раз будто оказываться на краю высокого обрыва, глядя на то, как раскидывается мир под ногами… Да, как в его гостиной. Но стоит нам оставить друг друга пусть и на короткое время, я будто срываюсь в эту пропасть.
Я дрожу от сладких спазмов, пробегающих по телу, чувствуя Нерона все еще в себе, чувствую его руки, скользящие по моему влажному от испарины телу и это невероятно продлевает дикий, всепоглощающий оргазм. Я падаю на постель, силясь восстановить дыхание. В голове все еще гудит от наступающей тишины, которая так разнится со стонами и шумным, прерывистым дыханием, которые раздавались в комнате еще мгновение назад.
Нерон обнимает меня, укрывая меня собой, забирая в свои руки и шепчет, чтобы я не сбегала, как он прежде. И предупреждает по поводу утреннего расписания. Я смеюсь, проводя пальцами по его шее и, черт возьми, сходя с ума от его слов, в которых столько нежности и надежды, что у нас и правда все получается.
- А я гадала, почему капитолийцы такие медленные по утрам. Ты поэтому не оставался у меня? Боялся, что разочаруюсь, какой ты соня? – шепчу в ответ, шутя.
Нерон целует меня и внутри все дрожит от этого, от того, какой он сейчас. Таким я еще никогда его не видела. Не просто расслабленным, но как будто что-то внутри него успокоилось и он перестал метаться. Он предлагает продлить ночь еще немного и я не против, замирая и закрывая глаза, когда он входит в меня так неторопливо, но полностью. Его движения ленивые, а я отдаюсь ему полностью, чувствуя, что увязаю в этом мужчине прочно и безвозвратно.
Мы засыпаем не расцепляя рук и объятий и впервые за долго время я сплю без кошмаров, без ярких снов, которые заставляют метаться по подушке. Без ожидания, что когда я проснусь в холодной постели, рядом никого не окажется, чтобы поцеловать и сказать ему «доброе утро».
Утром я тоже этого не сделаю. Но только потому что когда я открою глаза, в комнате будет темно, как ночью и я только через время, привыкнув к темноте, различу моего мужчину рядом со мной в постели, так же крепко держащего меня в руках. Что-то говорит мне, что вот это самое ощущение неодиночества по утрам важно Нерону не меньше, чем мне.
Спать мне больше не хочется и я очень боюсь потревожить сон Нерона, некоторое время оставаясь в постели, прижимая его руку к губам и оставляя легкий, невесомый поцелуй. Но у меня действительно уже все затекло лежать, так что я выбираюсь из рук мужчины и опасаюсь напрасно, потому что он спит очень крепко. В темноте на ощупь отыскиваю рубашку Нерона и выхожу из комнаты, закрывая за собой дверь.
И для меня оказывается шоком, что во всем доме уже очень светло, хотя в спальне была такая темень, будто я спала всего несколько часов. Но тело не обманешь, я уже выспалась. Едва я оказываюсь в коридоре, поспешно застегивая рубашку на пуговицы, как рядом материализуется Регина, которая тут же увивает у моих ног, скользя мягкой шерстью и мявкая. Здоровается, наверно.
- Привет, красотка. – подбираю животное на руки и она охотно устраивается в руках, тычась мордой в мое плечо. А я прохаживаюсь по коридору. – Чем мы с тобой займемся, пока твой хозяин спит, а? Может, устроишь мне небольшую экскурсию по своему дому, что скажешь?
Я прохаживаюсь по огромному второму этажу и мне кажется, что он как весь мой дом в Пятом. Очень просторно, только не понимаю, зачем Нерону так много всего. Я не захожу в закрытые комнаты, опасаясь нарваться на спальню Рема и мало ли, может, застать его самого. Нахожу ванную для гостей и умываюсь. А вообще в лофте очень много комнат, больших и маленьких. У него есть небольшая библиотека и кабинет и еще несколько гостевых, без особого назначения. Я спускаюсь вниз и вновь залипаю на уже дневной город и картина не менее захватывающая, чем ночью. А вообще, я ловлю себя на мысли, что мне нравится этот вид.
Перебираюсь на кухню, все еще держа Регину на руках, потому что она никак не хочет уходить и устроилась довольно удобно, мурлыча и дремля, пока я чешу ее за ухом. И на кухне сталкиваюсь с Мелитой, которая второпях жестами спрашивает у меня что-то.
- Прости, я не понимаю. – неловко говорю я.
Тогда она показывает на аппарат с кофе.
- Кофе? Предлагаешь мне кофе? – она кивает, но еще показывает как будто есть. – Завтрак? – и снова кивок, полный радости, что я ее поняла. – Нет, спасибо. Я, пожалуй, дождусь Нерона.
Мелита вновь кивает и возвращается к уборке и легким приготовлением к завтраку. А я наблюдаю за ней.
- Может, тебе помочь? – девушка удивленно смотрит на меня, видимо, не привыкшая к таким заявлением от подруг Нерона. Интересно, как часто она вот так предлагает женщинам завтрак? Мелита быстро машет головой отказываясь. – Нерон сказал, что ты добровольно осталась у него, после Революции. Тебе нравится у него работать?
Мелита немного думает, а потом кивает, поднимая на меня глаза. Не похоже, чтобы она была запугана или вроде того, так что верю на слово.
- А есть шоколад? – спрашиваю я внезапно и Мелита кивает, доставая одну из плиток.
Вообще, у меня давно эта манечка, после секса мне хочется шоколада и это как вишенка на тортик. Так что немного перекусив, я возвращаюсь в спальню Нерона. здесь все еще темно и я как будто вновь попадаю в нашу ночь, которая будет тянуться столько, сколько мы захотим. В этом есть какая-то романтика. Но только мне действительно хочется посмотреть на спящего Нерона и поймать этот момент его пробуждения. Так что я забираюсь обратно к нему в постель, садясь рядом, прежде находя пульт и открывая шторы.
В дневном свете его лицо кажется таким беспечным, спокойным. И я не могу удержать себя, чтобы не провести рукой по его волосам, перебирая торчащие в разные стороны пряди. Он совсем не такой, каким я привыкла его видеть, когда спит. Есть в нем что-то ребяческое. В том, как дрожат его губы, когда он пытается сдержать улыбку.
- Ты не спишь… - шепчу на улыбке, раскрывая его. Не теряю минут, которые у нас не бывают лишними, и забираюсь к нему под простынь, усаживаясь на него. – Просыпайтесь, мистер Сцевола. Рабочие уже в поле.
Наклоняюсь к этому мужчине, чтобы поцеловать его, пробегая пальцами по его лицу, покрываю поцелуями его глаза, щеки, колючий подбородок и шею. Боги, я схожу от него с ума и это ненормально для наших только что начавшихся отношений. Со мной уже давно такого не было. Нерон отзывается на мой поцелуй, пока мои руки уже скользят по его животу. Я все еще в его рубашке и тут мой взгляд привлекает единственная стена в комнате.
- Я поверить не могу. – говорю ему в губы и в моем голосе сквозит возмущение и удивление. – Ты не просто ее купил. Ты еще и повесил ее в спальне!
Тот самый мой портрет, сделанный развратным художником, висит у Нерона в спальне так, будто на своем месте. И, черт возьми, даже по стилю комнаты подходит.
- Ты ненормальный! – но не могу сдержать улыбки. Все это похоже на какой-то бред. – Ты совершенно сумасшедший!
Но если я и сошла с ума, то я не хочу возвращаться в реальность.

+1

69

Нерон спит крепко и долго, поэтому не слышит ни когда Люция выскальзывает из постели и уходит, не теряет, пока ее нет, и не улавливает, когда именно она возвращается, и только ощущает, как она усаживается совсем близко к нему и замирает, а затем сквозь веки пробивается полуденный зимний солнечный свет. Нерон не открывает глаз даже когда она касается его волос, и очень не хочет выдавать, что он уже не спит, но не выходит. Люция забирается на него, усаживаясь и требуя к себе внимания поцелуями, которыми принимается осыпать его лицо. Сцевола наконец разлепляет веки, глядя на нее сонными глазами и обнаруживая, что она в его рубашке.
- Правда? И что они делают в поле в январе? Прокладывают лыжню? - смеется он, но Люция уже теряет интерес к тому, чтобы разбудить его, замечая свой портрет на стене. Ну да, он же купил ее и решил, что в спальне ей самое место, тем более, что интерьер принял ее весьма здорово.

- Здорово смотришься, да? Слушай, художник провидец, в этой кровати ты именно такая, - улыбается он, садясь. Люция по-прежнему верхом на нем, но он умудряется не просто сесть на постели, но и встать с нее и вместе с женщиной на руках пойти в душ. Нерон ставит ее на ноги, расстегивая рубашку и снимая ее с нее, затем тянется к крану и включает воду.

- Отлично, - жмурится он, подставляя лицо хлестким контрастным струям, а затем смотрит на Люцию и тянется, чтобы поцеловать. - Сколько тебе нужно времени, чтобы переодеться? Во что-нибудь менее эффектное, но не менее сексуальное? Пойдем сегодня в одно потрясающее местечко, послушаем хорошую музыку, поужинаем...
Люция возвращается в Пятый завтра, но до завтра еще столько времени... Однако Нерон не просто предлагает провести время вместе, а провести его на виду, обозначив их отношения для окружающих. Люция готова? Потому что Сцевола точно знает правила столицы - хочешь меньше шумихи, лиши прессу возможности первой раскрыть твою тайну. Но тут еще дело и не только в чужих, но и в своих. В Марке, например, который сохнет по Люции. Нерон бы с удовольствием посмотрел на его реакцию, когда он увидит, что объект его вожделения увели из-под носа. Буквально.

- Что скажешь?

Прием душа немного затягивается, но зато бодрит чрезвычайно, и к завтраку Нерон спускается голодный как волк. Мелита накрывает на стол и оставляет их вдвоем, напоследок указывая Люции на чашу с шоколадом. Сцевола что-то упустил?
Люция в мягком халате, с чалмой из полотенца на голове, и такая классная, что просто глаз невозможно отвести! Нерон уплетает завтрак, а Люция лакомится тостами на любой вкус и аромат, потягивая кофе из большой стеклянной чашки.

Рем замечает их не сразу. Он идет, отчаянно зевая, прямым курсом к холодильнику, отыскивает кувшин с апельсиновым соком и пьет долго и жадно. Нерон смотрит на него, ожидая, и, когда все-таки оказывается замечен, жестом предлагает объясниться.
- О, привет, - Рем неопределенно машет рукой, и, увидев Люцию, здоровается еще раз. Его ничуть не смущает ни ее облик, ни вообще присутствие. - Ну, допустим, Санта смилостивился и преподнес ему такой подарок, но ты-то чем провинилась? - смеется он, утаскивая с тарелки один из сэндвичей. - Я - Рем, мы вроде не представлены.
Он трезв, ходя взгляд и шальной. Он гулял всю ночь, затем немного проспался и явился домой.
- Пусть Мелита наберет тебе ванну, замочит на несколько дней, а потом погладит, - Нерон как никогда любезен.
- В точности мой план, - поддакивает Рем.
- Иди уже.
- Люция, беги, - шепчет вдруг Рем заговорщицки, но лыбясь. - Я никогда не видел здесь прежде женщин. Я подозреваю, что, если он их приводил, они не уходили живыми...
- Рем!
- Нерон!
Однако Рем таки слазит со стула. Он я вправду начинает дремать на ходу, и ванна ему бы не помешала, чтобы отойти от бессонной ночи.
- Был рад. Всего хорошего.
Откуда ни возьмись появившаяся Регина увивается за ним.

Нерон провожает его взглядом и оборачивается к Люции.
- Честное слово, не знаю, в кого он такая скотина! Ну не в меня же! - улыбается.

....

+1

70

Это просто потрясающе! Столько гордости по поводу приобретения и ни капли стыда, что я спалила его на горячем. Еще и умудряется высказаться по поводу моего сходства с картиной.
- А по-моему сходства никакого. – бурчу я, заливаясь краской.
Бесстыжий сексуальный мужчина.
Нерон в буквальном смысле забирает меня с собой в ванную и, вот же чудак, именно там предлагает сегодня куда-нибудь сходить и хорошо провести вечер. Видимо, он окончательно проснулся именно под душем, потому что у него внезапно просыпается жажда активности.
- Не так уж и много, как может показаться. Заедем ко мне, много времени это не займет. – пожимаю плечами. – Часа три или четыре. – но Сцевола отлично угадывает мою шутку и прижимает меня к себе, целуя.
Впрочем, я не настолько увязаю в этом абсолютном покое и счастье, чтобы не понять, что именно предлагает Нерон. Теперь ни намека на его вчерашний таинственный вид, когда он прятался под капюшоном куртки, подходя ко мне для разговора. Теперь он хочет выйти со мной в люди, показать всем, что я не просто любовница, а его женщина. Официально. И это заставляет меня немного нервничать, даже не знаю, почему. Наверно, потому что исходя из нашей совместной работы, не очень хорошо, когда мэр Пятого встречается с тем, против кого боролась и кто выкачивал деньги из ее же дистрикта. В общем, слухи могут пойти разные, не говоря о том, что обо всем этом подумает Пейлор. Нерону она не указ, а вот я…
Но сейчас меня это действительно мало волнует. И опять же, во всем виновато влияние Нерона на меня. Просто с ним я чувствую себя, как это ни странно, защищенной в этом городе. Но что будет, когда я вернусь?
Мы завтракаем. Я сижу с ногами на стуле и я действительно проголодалась, уплетая за обе щеки тосты с джемом и воруя изредка шоколадные конфеты, которые Мелита специально для меня оставила в вазочке. Невероятно вкусно! И вообще обстановка такая, что мне не кажется, будто я в доме Нерона, просто нам так уютно и нет никакой неловкости или воспоминаний о вчерашнем разговоре в бассейне. Все хорошо и я улыбаюсь, не в силах сдержать улыбку, до чертиков боясь спугнуть эту атмосферу.
Однако атмосфера в кухне все равно меняется, когда появляется Рем и совершенно не замечает нас с Нероном. Теперь я могу рассмотреть его поближе и совершенно удостоверяюсь, что они с Нероном очень похожи. Не знаю, какой была мать Рема, но от отца он взял гораздо больше, генетика ли это или вездесущее правило «с кем поведешься…», но факт остается фактом, Рем – копия Нерона.
В конце концов он обращает на нас внимание и я с удовольствием наблюдаю за их разговором, не прерывая, не вмешиваясь, только представляясь. У этих двух, не побоюсь этого слова, мальчиков, полное взаимопонимание, они кривляются друг перед другом, а Нерон если и пытается сделать из себя строгого отца, то понимает, что это бесполезно. Рем сдает папу с потрохами, говоря, что не видел прежде женщин, которых бы приводил Нерон и подозревает, что тот их просто убивал. Или съедал. Не знаю, что крутится у него в голове.
- Может, ты их не видел, потому что редко бываешь дома, добывая для него фото отчет приезжих женщин? – спрашиваю я, не способная не припомнить ему фотографию, которую он отослал Нерону с Новогоднего бала.
- Я подумаю над твоими словами. Может, мне стоит начать брать за это деньги. – хмыкает Рем, глядя на отца и удаляясь.
Старший Сцевола провожает младшего взглядом, а потом деланно удивляется, в кого его мальчик такой скот. И вот в этот момент до меня доходит, что Нерон не просто согласился на наши отношения, но он пустил меня на свою территорию, в свой дом, где он живет с сыном. И если Рем не привирает по поводу невиданных им прежде подружек отца, то это говорит о доверии, которое Нерон испытывает по отношению ко мне. И черт, это очень важно для меня.
- Нет. – я спешно мотаю головой, в знак отрицания его слов. – Не, не, не. Что ты! Не в тебя, конечно. И речи быть даже не может. Нет, нет и еще раз нет.
Но все же улыбка ползет на мои губы, потому что Нерон делает такое строгое и как будто обиженное лицо, но тоже смеется.
- Но вы все-таки очень похожи. – да, я понимаю, что в молодости Нерон был примерно таким же, как и Рем и ничуть не удивляюсь теперь словам моего мужчины, когда он опасался стать дедушкой раньше сорока. – Он не называет тебя папой? – как бы между прочим.
Их отношения трудно было назвать отеческо-сыновьими еще с того момента, когда я впервые услышала от Нерона о Реме. Слишком беззаботный был тон. Нерон как будто и сам удивлялся, что у него есть сын. Он либо не чувствует своего возраста, либо не может поверить в то, что может быть папой. Странные отношения, непонятные для меня. Но видно, что друг другу они не безразличны.
Мы еще немного проводим времени за завтраком, перемещаясь обратно в спальню, заваливаясь в постель и переваривая завтрак. А мне нравится вот так просто сидеть и смотреть на город за окном. Сегодня солнце по-зимнему яркое, отражается от белоснежного снега и стеклянных высоток. Все так блестит и река невыразимо красивая.
- Я воспользуюсь твоим феном? – спрашиваю разрешение, выбираясь из рук Нерона и направляясь в ванну. – У тебя же есть фен? Или твои волосы всегда в таком творческом беспорядке?
Через пару часов мы выдвигаемся ко мне и перед самым уходом, я проверяю, что ничего не забыла. Не хочу, чтобы казалось будто я незримо мечу территорию. Собираю телефон обратно, как конструктор, но на дисплее ни одного пропущенного звонка или смски. Мне это не очень нравится. Но сделать с этим я уже ничего не могу.
Хотя, когда мы приезжаем ко мне я все же изредка поглядываю на входную дверь, ожидая, что Марк зайдет. Но он не заходит. А когда я отпрашиваюсь у Нерона на пару минут, чтобы зайти к брату и проверить, как он, его дверь закрыта и никто не отзывается на мой стук.
- Надеюсь, он не наделает глупостей. – задумчиво выдаю Нерону, выходя из спальни уже в платье. – Я готова. Куда мы поедем?
Ресторан, в который мы едем, оказывается на крыше очередной высотки и ничуть не проигрывает видом лофту Нерона. Заведение под открытым небом, но окружен невидимым куполом с климат контролем, так что мы в тепле можем наслаждаться скользящими облаками по вечернему небу. Я наверно, выгляжу так, будто я вышла из дикого леса, но я не могу оторвать глаз от пейзажа, держась рядом с моим мужчиной.
А вот окружающие не могут оторвать взгляды от меня. Точнее, бросают заинтересованные взоры, провожая нас со Сцеволой до самого столика. В их любопытстве нет навязчивости или я просто не чувствую ее, потому что совершенно поглощена роскошью, окружающей меня. Дело не в убранстве, серебре или драгоценностях, на мне сейчас никаких украшений, кроме простых сережек и обручального кольца. Я так и не сняла его, забыв о нем совершенно.
Нам приносят меню и я совершенно не понимаю, что значит то или иное блюдо и совершенно теряюсь, глядя в него большими глазами.
- Это на латыни? – спрашиваю я, издавая нервный смешок, а потом закрываю книжонку. – Закажи ты. Я совершенно не разбираюсь. – не сомневаюсь, что здесь очень вкусно, но понимаю, что заведение это скорее для избранных, кто наизусть знает, что и как. Чувствую себя неловко в этом обществе. – Думаешь большая будет шумиха? В прессе? Мне стоит чего-то опасаться? Я не очень привыкла к огласке. – передергиваю плечами,  довольно нервно. - Я все думаю о том, что скажет Пейлор по поводу того, что мы вместе.

мы хотим быть вас достойной

http://savepic.ru/9996408.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 4 Июн 2016 20:01)

+1

71

Люция смеется, убеждая Нерона, что, несомненно, не понять, в кого его сын таким вышел, но что они все равно похожи. В самом деле? Нерону так не кажется. Ну, в смысле, внешне, потому что по части багажа говна за душой они точно родственники.
- Скорее не называет, - отчечает Нерон на вопрос о том, называет ли Рем его папой. По его воспоминаниям, слово "папа" вообще не из словаря Рема. На крайней случай он мог окликнуть его "отцом", разве что, а в остальное время называл по имени, и Сцевола ничего не имел против.

Они возвращаются в спальню понежиться после завтрака, ловят новостной канал и от нечего делать смотрят репортажи из новогодней жизни столицы, сами не замечая, как время тикает, и Люция спохватывается, начиная собираться. Нерон следит за ее сборами, вертя в руках ключи от машины и дожидаясь. Они едут в отель, где Люция остановилась, чтобы она переоделась, но помимо этого она еще пытается добраться до Марка, который никак не отзывается ей.
- Не наделает он никаких глупостей, он большой мальчик, - Нерон подходит к ней, чтобы поцеловать. Люция вообще понимает, как она красива сейчас? Невероятно! Этот макияж и это платье - волшебство. - Кто ты и что ты сделала с мэром Пятого? - кажется, он однажды уже так удивлялся тому преображению, которое пережила вдруг Люция? У нее глаза светятся.

Они едут в ресторан, который, пожалуй, самый лучших из всех, что когда-либо существовали в столице. Он находится на самой высоте небоскреба Sky Pillar и занимает несколько этажей для залов. Нерон заказывает столик с лучшим видом - под открытым небом. Невидимый купол создает атмосферу теплого летнего вечера, и приятная живая музыка разливается в воздухе. Люция в некотором замешательстве осматривается и берет Нерона под руку, словно завороженная идя за ним и опуская в кресло, не в силах отвести восхищенного взгляда от горизонта. Она покоряет своей искренностью и заставляет Нерона чувствовать себя особенным, словно никто прежде так не поражал ее и не удивлял. Ей подают меню, но даже выбор блюда она отдает на вкус Сцеволы.
- Бутылку вашего лучшего красного вина для дамы, мне - лимонад из клюквы, из блюд... - Нерон перечисляет закуски. Они не так чтобы голодны, поэтому только самое легкое. - С Новым годом.

В самом деле, они ведь так и не поздравили друг друга лично. Люция кивает, чокаясь, и Нерон скользит взглядом по ее безымянному пальцу с кольцом, но ничего не говорит. Он отзывается на ее тревогу, высказанную по поводу их появления вместе.
- Мы могли бы держать все в тайне, и рано или поздно все бы раскрылось, наделав шуму еще больше, и Пейлор будет одной из тех, кто будет среди этого шума. Что она сделает? Снимет тебя с поста? За что? За конфликт интересов? Сомневаюсь.Выскажет неодобрение? И что тебе с него будет? В конце концов, не Пейлор осуждать тебя за связь с капитолийцем, - смеется Нерон, имея ввиду роман Пейлор с Цинной. - По крайней мере, я не крашу глаза.
Он смотрит на Люцию, которая улыбается, но все равно видно, что ее очень тревожит этот момент.
- Вообще, даже хорошо, что завтра ты улетаешь. Дома читать о себе столичные газеты будет проще. Столичные слухи всегда остаются в столице, а у себя дома ты найдешь, как с ними справиться. Кстати, ты путешествуешь поездом? Слышать не хочу. Завтра полетишь на моей пташке, она все равно свободна. 

Нерон отправляет за щеку виноград.
- И послушай бывалого человека. Любые слухи рано или поздно утихают. Например, уже никто и не озирается, когда я прихожу сюда. А ведь этот ресторан принадлежит нынешнему мужу матери Рема.

...

+1

72

Я делаю пару небольших глотков вина, чтобы хоть немного расслабиться в этой ситуации. А Нерон отзывается на мои слова, рассказывая тонкости капитолийских слухов и советует, как лучше на них реагировать. Да, у Нерона неплохой груз опыта за плечами и он-то точно разбирается, как лучше вести себя. Говорит, что Пейлор не снимет меня с должности. Именно за это я и переживаю. Не то чтобы мне была дорога власть или вроде того. Но помощь Пятому нужна. Может, я и не лучший мэр, но я делаю свое дело так, как могу. И это невероятные ощущения, понимать, что ты делаешь свой город лучше.
А еще Нерон мягко намекает, что Астрид и сама подгорает на том же самом, встречаясь с Цинной. Согласна, но Цинна, в отличие от Нерона не имеет такого состояния и интересов к работе Астрид.
- А тебе бы пошло. К твоим глазам. И образ... – отвечаю на слова Сцеволы про крашенные глаза.
Мой мужчина морщится, отфыркиваясь, а я передразниваю его и смеюсь.
Разговор неплохо продолжается и мой родной вводит меня в курс дела и подбадривает, что в Пятом, в дали от слухов и сплетен, мне будет легче справиться с переживаниями. Наверно, но мне кажется, с ним мне было бы легче это сделать. Просто по ощущениям мне было бы спокойнее с Нероном, он ведь совершенно не пробиваемый. Посоветовал бы, как ему это удается.
А еще предлагает, а точнее, ставит меня перед фактом, что завтра я поеду не поездом, а полечу на его «птичке».
- Наземный транспорт в меня вселяет больше доверия. – улыбаюсь я, ловя руку Нерона и слегка сжимаю. – Ты же знаешь, что я не люблю высоту. Не заставляй меня. Тем более, что Марк едет поездом, а я не могу вернуться отдельно от него. Не хочу добавлять слухов еще и Пятому.
И все бы ничего, но только Нерон вдруг заговаривает о себе и слухах о нем. В детали не вдается, но я все равно слушаю внимательно, потому что мне очень хочется узнать его лучше, потому что обо мне, кажется, он знает все, что ему нужно, а о себе так часто молчит. Поэтому эти моменты его откровенности особо ценные для меня. Я чувствую, что он мне доверяет. Только внезапно речь его не столько о прошлом, сколько о настоящем. И в этом настоящем есть ресторан, принадлежащий мужу матери Рема.
Нет, вином я не поперхнусь, но уставлюсь на Нерона в полном удивлении.
- Матери Рема? Она жива? – не контролирую своего порыва и, конечно, не контролирую слов. И одновременно теряю дар речи. – Я думала она… Боги… Какая же я дура, Нерон. – черт, мне дико неловко, потому что я там себе нафантазировала одно, а сейчас не могу удержать себя, чтобы перенастроиться. Слишком я была уверена в своих фантазиях. Я закрываю лицо ладонью и чувствую, как горят щеки. – Я думала, она мертва и именно поэтому ты не женат.
Ну да, мне в голову не приходит, что они могли просто разойтись, даже если ребенок был не желанным. Мне казалось все куда более… трагично, да. По себе просто меряю, в который раз.
- Я просто... Ты тогда в доме так сказал... Не знаю, почему подумала, что с ней что-то случилось. - решаюсь задать вопрос на свой страх и риск. - А какие у Рема с ней отношения?

+1

73

Люция отказывается от его предложения отправиться в Пятый персональным рейсом, говоря, что наземный транспорт ей приходится по душе гораздо больше, да и не дело ехать порознь с Марком.
- Как скажешь, - Нерон уступает, но не из-за Марка, а из-за признания о страхе высоты. В конце концов, он бы стерпел, если бы вторым пассажиром стал этот чувак, только бы Люция была спокойна. В конце концов, куда деваться, раз он так дорог. Между тем его упоминание о матери Рема вдруг вызывает у нее бурю эмоций, и Нерон даже не понимает, в чем дело, пока она сама не объясняет, что к чему. Оказывается, в ее представлении с той что-то случилось, и поэтому Нерон избегал говорить о ней. Люция даже заливается краской, и ему становится смешно.

- Что ты, она жива и очень даже, - он делает глоток лимонада. - И отношений... - Нерон задумывается, но боле точных вариантов все равно нет, поэтому продолжает: - Никаких. Ни в одном из документов она не указана как его мать. Видишь ли, мне было семнадцать, ей - шестнадцать, и, когда оказалось, что мы попали, то сыр-бор поднялся нешуточный. Ее мать была против аборта, но настаивала, чтобы ребенка отдали в другую семью, лучше даже в какой-нибудь Дистрикт типа Четвертого, посытнее. Наверное, так она пыталась замолить грешок перед собой. Ее отец настаивал на аборте, но это после того, как я объявил, что жениться не собираюсь. Мой отец в принципе недолюбливал всю их семью, поэтому не настаивал на моем честном поступке, так что под венец меня никто не толкал. Однако и ребенка сдавать черт те знает куда он тоже не хотел, сказал, что раз со мной не получилось, то из внука вырастит человека. Корнелия выносила Рема в Четвертом, родила здесь, и передала моему отцу с рук на руки. Так оказалось, что в свидетельстве о рождении есть мое имя, но имени матери нет. У нас с нею на этом все закончилось, даже еще раньше, и с той поры ничего не было. Она вышла замуж, сейчас у нее свои дети. Отца не стало пять лет назад, и он действительно растил Рема все это время. Мне было не до мелкого.

Нерон рассказывает все так, словно это вольное изложение истории из какой-то книги.
- Рем знает, кто она, и даже однажды пытался заговорить, но получил от ворот поворот, и с той поры остыл.

..

+1

74

К счастью, Нерон не настаивает, чтобы я полетела его самолетом в Пятый и принимает мой отказ. Это хорошо. Он прислушивается к моим желаниям, это хорошо.
Мне все еще немного неловко, что я думала, будто мать Рема умерла и Нерон вполне обосновано смеется. Впрочем, насмешки я не слышу, просто действительно странно слышать такие ошибочные выводы. Но что важнее, взамен Нерон не заминает тему, отнекиваясь. Он рассказывает свою историю, но так, будто она случилась с каким-то его приятелем.
Я слышу, что эти воспоминания уже не вызывают в нем никаких эмоций, все это было очень давно и если когда-то и горело, то теперь уже нет. Так что рассказ его получается суховатым, но не менее интересным для меня, потому что это как целая глава в жизни Нерона, которая позволяет мне понять его еще лучше. Хотя, с другой стороны, рассказ не без неприятных сюрпризов. Бедная девочка, которая забеременела в шестнадцать, Нерон, который отказался жениться. Разговоры об аборте и отказ Корнелии общаться с сыном. Такая она, капитолийская жизнь?
А еще мне немного обидно за Нерона. Он рассказывает так, будто это совсем неинтересная, случайная история. Ведь это же его сын! Его родной человек. А он и не заикнулся о его рождении, думаю, он и не был на родах. Говорит, что ему было не до Рема. Я знаю, сейчас может, что-то и изменилось, Сцевола повзрослел, но если даже собственный сын у него не вызывает восторга, способно ли вообще что-то в этом мире сделать Нерона Сцеволу счастливым? Кажется, что в этом мире его совершенно ничего не способно тронуть за душу.
- Вау, - отзываюсь я в финале его истории  и делаю глоток вина, чтобы обдумать, что сказать. – А ты был плохим мальчиком. Не буду спрашивать, почему тебе было не до Рема. – улыбаюсь. – Хочу думать, что ты был занят учебой.
Нам уже принесли закуски и я пробую мед с сыром и то очень вкусно, особенно под вино. Приятная музыка очень расслабляющее действует и я совершенно перестаю нервничать, тем более, что разговор с Нероном проходит очень спокойно и без напряжения. Мне нравится, что он рассказывает о себе, нравится слушать его и вместе с тем понимать, что у него огромный багаж за спиной. Пусть он и выставляет это все так, будто ничего такого не произошло. Хотя по меркам Капитолия, наверно, так и есть. У нас в Пятом таких запутанных историй не случалось, да и трудно их представить.
- Шестнадцать лет… - задумчиво верчу бокал пальцами. – Я бы тоже ничего не понимала, если бы со мной такое произошло. – со мной и не могло такое произойти. Мой первый раз случился только через 2 года с будущим первым мужем. - Я в шестнадцать лет, - припоминаю, что я делала в этом возрасте и на самом деле ничего такого и припомнить не могу. – Даже не знаю, у меня ничего такого веселого не происходило. Я училась, подрабатывала в больнице и ждала, что мое имя выпадет на Играх. Но пронесло. Мама тогда умерла во время родов. И мы с папой остались вдвоем, а через год и его не стало. Ему трудно далась потеря и жены и сына.
Меня как-то клонит совсем не в ту сторону, а вечер такой хороший, что не хочется вспоминать то, что отчаянно хочется забыть. Так что я меняю тему довольно резко.
- И все-таки, как ты сумел уговориться с Пейлор? Она таких, как ты на дух не переносит. Включил свое обаяние и подкрасил глаза? – смеюсь.
И с этого момента разговор не касается нашего прошлого или каких-то таких деликатных тем, о которых не хочется говорить и от которых надо увиливать в нейтральную сторону. И вообще ужин проходит очень здорово, Нерон очень приятный собеседник даже со всеми своими кривляниями и своеобразным юмором, иногда пошлыми намеками. Нас прерывают лишь однажды, когда к столику подходит какой-то друг Нерона и пользуясь моментом, интересуется по поводу их общей работы. Рамки приличия были соблюдены и я была представлена незнакомцу, который выразил большую честь. Не заметила в нем ничего плохого, поэтому особо не напряглась.
На эту ночь я снова останусь у Нерона, а Рема снова не будет дома, так что мы будем совершенно одни. Впрочем, есть один вопрос, который меня очень слегка тревожит.
- Я только что поняла… - говорю тихо, пока мы с Нероном идем в спальню. – Думаешь, Рем мог нас слышать? Мы же не знаем, когда он пришел. А если он слышал? – вообще-то, это было бы жутко неловко.
Но я так понимаю, Нерона это не очень волнует, потому что этой ночью он не делает ничего, что могло бы как-то сбавить громкость моих стонов, напротив, доводя меня до такого безумия, что невозможно сдерживать это в себе. Он как будто пытается взять свое впрок, перед моим отъездом. И я ведь действительно не знаю, когда мы теперь увидимся, потому что едва разойдемся, у нас опять будет своя куча работы. Как мы все это переживем?
Впрочем, важно ли это сейчас? Потому что не имеет значения ничего, кроме поцелуев мужчины, от которых я схожу с ума и его движений во мне, сильных и доводящих до оргазма. И мы вновь заснем вместе, но утром разъедемся в разные стороны, потому что мне надо собрать вещи, а Нерону нужно скататься по каким-то делам. Но он обещает, что приедет на перрон проводить меня.
- Не дашь поезду уехать, пока не попрощаешься? – смеюсь, целуя моего мужчину и выходя из машины. – Жду тебя.
По пути в свою комнату я еще раз пытаюсь достучаться до Марка. Накануне вечером я ему пыталась позвонить, но трубку он не брал. Зато дверь открывает сейчас, полуголый и немного взъерошенный.
- Я тебя обыскалась. – возмущаюсь я. – Ты что, все это время спал?
Но тут из-за его спины выныривает молодая девушка, сталкиваясь со мной взглядом, но ничуть не краснея. Она, напротив, льнет к Марку, они целуются и она убегает, напоминая, чтобы он ей позвонил. И все это у меня на глазах, пока я стою как идиот и не могу поверить в то, что происходит. Марк, мой Марик и какая-то капитолийка? Это все очень странно.
- Я не спал. – запоздало говорит он и уходит в комнату, оставляя дверь открытой, очевидно пропуская меня.
- Я заметила. – сдавленно выдаю я, оглядывая комнату и натыкаюсь взглядом на перевернутую вверх дном постель. Сегодня утром постель Нерона выглядела так же. – А мне казалось, капитолийки не в твоем вкусе.
- Я изменил свое мнение.
- Ясно. – ага, понятно, да, все вообще очень понятно.
- Ты что-то хотела? – и его тон такой холодный, отстраненный, что я начинаю чувствовать какое-то раздражение.
- Хотела убедиться, что с тобой все нормально и что мы уезжаем вместе.
- Со мной все нормально и мы уезжаем вместе. – повторяет он мои слова и я еще больше раздражаюсь, но стараюсь этого не показывать.
Киваю и выхожу из его комнаты, идя к себе. Мне надо переодеться и собрать вещи в чемодан. Мы выезжаем через пару часов, так что времени не так уж и много. Только из головы все никак не выходит эта девушка, которая вышла из номера Марка. Я уже давно не видела его с женщиной, хотя очень хотела, чтобы он нашел такую, с которой ему было бы хорошо. Но здесь, мне кажется, отношениями и не пахнет. Впрочем, кто я такая, чтобы его судить?
Мы приезжаем на перрон и наши вещи относят в вагон, пока мы стоим на улице переговариваясь о предстоящих делах. Неловкость с моей стороны не прошла, зато со стороны Марка вообще никакой неловкости. Он расслаблен и в весьма приподнятом настроении. Только это все равно уже не тот человек, которого я знаю.
Раздается предпоследний гудок перед отправкой и Марк тянет меня в вагон.
- Ты кого-то ждешь? – спрашивает он и я оборачиваюсь к нему, а он смотрит куда-то за меня. – Не отвечай. Я догадался.
Я оборачиваюсь, прослеживая его взгляд и вижу Нерона. И улыбка моя становится еще шире, по мере того, как мой мужчина приближается ко мне с букетом роз. Он подходит ко мне, а я не могу поверить, настолько мне все это непривычно.
- Как романтично. Не припомню, чтобы до этого он провожал тебя с цветами. Не помню, чтобы он вообще провожал тебя. – настроение и голос Марка неуловимо меняется и хотя на улице мороз, но мне кажется, градус между нами троими немного повышается. – Ты всех своих коллег по работе так провожаешь? А как же букет для меня?

+1

75

История производит на Люцию впечатление. Нерон улыбается, наблюдая за ее реакцией, и молчанием соглашается, что не стоит спрашивать, чем он был так занят, что упустил начало своего отцовства. Затронь он эту тему, пришлось бы рассказывать о том, как он докатился до клиники и все такое, а вечер слишком хорош для таких историй.
- А что, не каждая девчонка рожает в шестнадцать? - делано изумляется Нерон, а Люция всерьез задумывается о своих шестнадцати. Да, пока он игрался, ее жизнь была совсем другой.
- Но твои родители воспитали отличную девушку, - серьезностью за серьезность и внутри даже немного... Да, ноет от белой до рези в глазах зависти, которая самому Нерону удивительна. У Люции была семья. Его сосуществование с отцом вряд ли назовешь семьей. Видимо, в его взгляде, устремленном на Люцию, что-то едва уловимо меняется, потому что она меняет тему и заговаривает о менее личных вещах.

- О нет, я просто был убедителен, - смеется Сцевола. - Я честно признался, что работаю с тем режимом, который выгоден мне и которому выгоден я. Она заметила, что в таком случае мне доверять нельзя, ведь может появиться режим, который меня перекупит. Я спросил, что, неужели, она настолько в себе не уверена и в своей революции. После этой прелюдии я показал ей проекты восстановления и сколько я готов инвестировать, но думаю, к тому моменту я уже ее покорил, - Нерон от души смеется. Конечно, все не так легко, он много что утратил в своей самостоятельности, но с новыми временами приходится считаться.
Вечер проходит чудесно. В какое-то время подходит поздороваться Красс, и Нерон представляет ему "свою спутницу".
- Очень приятно познакомиться, мисс Сципион. Пятому Дистрикту очень повезло иметь на посту мэра и умницу и красавицу. Но все же берегитесь этого проходимца.
Красс прощается, возвращаясь к себе.
- Все в порядке? - Нерон улыбается, спрашивая Люцию. Была заметна ее небольшая неловкость, когда она поняла, что к ним вторгаются.

После ужина, сполна насладившись хорошей музыкой, они возвращаются к Нерону. В доме тишина. Мелита должно быть снова со своим ухажером, а Рема просто не может быть, но Люция вдруг спохватывается.

- Я тебя умоляю. Он мог нас слышать только если стоял, прижавшись ухом к двери. Его спальня далеко от моей, - смеется Нерон. - Лучше иди ко мне.
Однако Люция высказывает сомнения, и он берет ее за руку, проводя по этажу до комнаты Рема, толкает дверь. Внутри никого.

- Его нет!
Они возвращаются в спальню, но Люция не унимается. Что если Рем их застанет?

- А для таких случаев... - Сцевола велит Люции снять туфли, берет одну и ставит по ту сторону двери. - На случай, если сегодня тот самый день, когда он внезапно придет пожелать мне спокойной ночи!
И все. Он закрывает дверь и закрывает тему. Эта ночь только их, завтра Люция уезжает, и они должны попрощаться сполна.
...Завтракают они тоже вместе, а затем она быстро собирается, и Нерон сам отвозит ее в отель.

- Конечно. Я отключу электропитание.
Нерон говорит это так, словно ему ничего не стоит это сделать на самом деле.

Он помнит, ко скольки должен быть на перроне центрального вокзала, так что сворачивает все свои дела. Правда, не обходится без форс-мажора, и пробка крадет драгоценные минуты, так что появляется Нерон с небольшой задержкой, ищет на табло поезд Люции и мчит на платформу. Он видит ее, озирающуюся по сторонам, но не замечающую его. Зато Марк, который уже стоит на подножке, встречается с ним взглядом и мрачнеет. Зато Люция расцветает. На ее щеках румянец горит ярче роз, которые в руке Нерона. К слову, и раздражение Марка такого же оттенка.
- Так они для тебя! - Сцевола ни на мгновение не теряется, взмахивая букетом. - Люция, передашь? - и смотрит только на нее, наклоняясь, чтобы поцеловать. И видит, как исчезает в вагоне Марк.
- Наши фото уже в утренней прессе.
Он говорит между поцелуями.
- Оцени по пути, журналы наверняка уже включены в купе...Позвони... когда приедешь... Удачи...
Он помогает ей подняться, и идет рядом, пока поезд набирает ход. Наконец перрон просто заканчивается.

Они видятся через две недели, когда Пейлор вместе с Нероном приезжает оценить восстановительные работы. По пути в Пятый они не обсуждают сердечные дела, но она между делом интересуется, где остановится Сцевола.
- Мы взрослые люди, президент, и спим вместе.
- Это рабочая поездка, мистер Сцевола.
- Мой рабочий день заканчивается в полночь. И при всем уважении, то, что происходит за дверями нашей спальни, только наше дело.
- Но это не должно мешать работе.
- Каким образом оно может?
Разговор завершается, эти несколько дней, пока Нерон и Люция на глазах у президента, они ведут себя образцово-показательно.
Об их романе в курсе все, о нем пишут много, но все одно и то же, потому что поводов немного. Иногда комментарии едкие и здорово проходятся по Люции и ее якобы шкурным интересам.
- Это потому что я некрасивый. Они ищут, что ты во мне нашла, - улыбается Нерон, рассматривая однажды грустную от всех этих сплетен моську Люции по видеосвязи. Хотя грустная она еще и от поломки программного обеспечения безопасности вспомогательной станции, относящейся к ГЭС, которая все же приказала долго жить, и аварийная система едва справлялась. Техническая компания выставила непомерный счет, согласно которому требовалась полная ревизия программ дистанционного управления. А денег, конечно, нет.
- И тебе кажется, что тебя наебывают и раскручивают на деньги? - резюмирует Сцевола, и Люция невесело кивает. Она выглядит уставшей. Нерон смотрит поверх монитора на слоняющегося Рема. Мысль приходит сама собой.
- Отпрыск, не хочешь попробовать силы и помочь? Люц, хуже ведь уже не будет? Пусть Рем посмотрит твое ПО, независимо и бесплатно. Мы с ним рассчитаемся. А?
Рем присаживается рядом, попутно драконя Регину, грызущую его с безумными глазищами. Нерон коротко обрисовывает ему ситуацию.
- Ну окей. Гляну. А Пятый - это где?

....
..

+1

76

Выпад Марка довольно резкий и контрастирует с его недавним настроением. Но я совру, если скажу, что не понимаю, откуда растут ноги этого небольшого конфликта. Нерон не теряется и тут же отвечает Марку в его же тоне и последний то ли теряет запал, то ли не хочет разводить скандал. А я уже вообще ни на что не способна, потому что Нерон обнимает меня и целует и внезапно, так не хочется от него уезжать.
- Это жестоко. Не тебе ехать с ним домой. – тихо смеюсь, между поцелуями.
А Нерон советует мне глянуть свежую прессу уже в поезде, потому что мы уже, если не в центре внимания, то, по крайней мере это самое внимание к себе привлекли. Не хочу об этом сейчас думать, потому что Нерон такой замечательный, такой нежный и я прижимаюсь к нему, нежелая расставаться. И снова этот глупый страх, все ли у нас получится, если мы живем в разных городах и ведем совершенно разный образ жизни. Мы ведь и сами по себе разные, но почему-то так тянет друг другу. Хорошо бы дело было не только в сексе. Хотя прошлые два вечера показали, что мы неплохо общаемся.
- Я буду очень скучать.
Я поднимаюсь по ступенькам, но остаюсь в проходе, провожая взглядом удаляющегося Нерона и только потом, когда мой желанный мужчина пропадает из виду, захожу в купе, где уже расположился Марк. Он листает газету и не поднимает на меня взгляд.
- Так у вас теперь все официально или это был маленький комплимент с его стороны за проведенные с ним две ночи? – спрашивает он холодно.
- Мы теперь вместе. – спокойно отзываюсь, не реагируя на его провокацию.
- Охотно верю, что ты именно так и думаешь. А он в курсе, что значат отношения?
- Я не буду с тобой говорить о Нероне, Марк. Мне очень жаль, что я дала тебе ложную надежду.
- Ничего. Я ждал два года. Могу еще подождать. – он хмыкает и я очень надеюсь, что это просто такой злой юмор. И, черт, я не узнаю его.
А Нерон был прав. В купе уже лежат свежие журналы и мы на одной из первых страниц, сидим в ресторане и улыбаемся друг другу. Несколько фотографий, как мы покидаем ресторан и садимся в машину. И рядом статья о том, что завидный жених и миллиардер, Нерон Сцевола, обзавелся новой подругой, кажется постоянной (и надолго ли?) и выбрал себе не кого-нибудь, а мэра Пятого дистрикта, избранную недавно и партнерствующую с ним. Продвижение ли это по карьере или большое светлое чувство, покажет время, а пока что пресса обещает держать зрителей в курсе событий.
Класс.
Отбрасываю журнал в сторону и закидываю голову, закрывая глаза. Началось.
С этого момента у журналистов были самые разные догадки и фантазии на тот счет, что же свело нас с Нероном. Проснулось ли в Сцеволе желание помогать Пятому с новой силой и связано ли это с его пока что недолгим периодом завязки с наркотиками. Это становится для меня маленьким открытием, потому что я не имела никакого понятия, что Нерон когда-то принимал и я не знала, как сильно он завяз с этим. Впрочем, спрашивать не торопилась, понимаю, что это тема деликатная и рано еще бередить такие раны. А еще много говорили о том, что для меня это отличный способ выбить деньги для любимого Дистрикта и что я готова лечь под известного покорителя женских сердец, лишь бы помочь родине.
- Это мерзко и грязно. Если бы такие люди, как они, работали на благо Панема, то мы бы быстро выбрались из кризиса. Их теории каждый раз все абсурднее. С такой фантазией можно было бы построить город мечты. Я не понимаю, откуда такая злоба.
В моем доме сейчас пусто, но еще пару недель назад, по комнатам слонялся Нерон, который приехал вместе с Пейлор. Да, перед ней мы вели себя целомудренно и я боялась лишним словом или движением как-то выдать себя, боялась, что Астрид подумает, что я потакаю желаниям Нерона, раз мы вместе. Но в целом, кажется, осталась довольна.
Но теперь я сижу в пустом доме и как-то даже непривычно. Всего за несколько его визитов сюда, я привыкла к его смеху, к его голосу, к запаху еды, которую он готовит. Мне не хватало его очень сильно. Его поддержки и теплых рук, не хватало его в постели по утрам. Но сильнее, конечно, по ночам. Я медленно осознаю, что скучаю по Нерону в любое время суток и все это очень серьезно.
Мой мужчина подбадривает меня, предлагая не заморачиваться над поиском ответов, зачем прессе все это делать.
- Я очень скучаю по тебе. – устало улыбаюсь и рассеянно провожу пальцем по экрану там, где щека Нерона. Так хочется к нему прикоснуться и почувствовать его реального и теплого, я скучаю по его запаху и голубым глазам. Каким бы хорошим ни было качество картинки, оно не передаст того, что мне нужно.
И помимо моей тоски по этому мужчине, есть и рабочие проблемы.
- Люди дежурят в три смены, а мы не можем себе позволить такой расход ресурсов. У нас есть и другие проекты. – полетела система безопасности одной из подстанций ГЭС и мы буквально сидим на бомбе замедленного действия, потому что не знаем, насколько серьезная проблема. Если мы опоздаем и случится перегрузка, масштабы катастрофы будем подсчитывать в трупах. – Мы работаем с этой компанией давно, и не удивлюсь, если они найдет проблему, которая потребует замену всей системы. Работа встанет, не говоря о сумме оплаты. – Нерон подытоживает мои слова. – Я почти уверена. – киваю.
И в который раз, решение моей проблемы, которое находит Нерон удивляет меня своей быстротой и простотой. Он предлагает отправить Рема на проверку ПО и Рем соглашается, задавая в конце самый потрясающий на свете вопрос.
- Я закрою глаза на твое знание географии, капитолийское дитя, если ты поможешь мне. – и мой тон не соответствует моим словам, потому что слышится какое-то отчаяние и мольба. – Серьезно, я буду тебе очень благодарна.
- Пока не за что. – пожимает Рем плечами и уходит.
Я не ставлю под сомнение уверенность Нерона в том, что его сын сможет помочь. Я в принципе не могу поверить, что Нерон может соврать мне в этом вопросе, облагородив сына. Во-первых, ему это будет невыгодно, если Рем оплошает, во-вторых, ему нет нужды выгораживать Рема. На Пятом карьеры не сделать.
- Ты приедешь с Ремом? – спрашиваю я моего любимого и он отвечает уклончиво, мол, посмотрим. Не воспринимаю на свой счет. – Постарайся. У меня тут… Рем ушел? – Нерон улыбается кивая. – У меня тут трубы сохнут. Приходится справляться вручную.
Черт возьми, как я по нему скучаю. И каждый раз кусаю себя за язык, чтобы не сказать на прощание, что люблю его. А ведь люблю. Знаю, мне очень хорошо знакомо это чувство. Не думала, что меня вновь когда-нибудь так накроет, после Рема. Но у Нерона вышло без особых усилий и он этого даже не заметил наверно, что влюбил меня в себя.
Через пару дней Рем приезжает и я катаюсь с ним на ту самую подстанцию, с которой проблемы. Мне жизненно необходимо знать, в чем проблема, даже если я не сразу понимаю всех терминов и понятий. Парень долго ковыряется в компьютере, подключив его к системе и то и дело грызет электронный карандаш, выхватывая его из зубов и подмечая что-то в планшете. Сижу рядом с ним, наблюдая за его работой.
- Ты и за работой Нерона так внимательно наблюдаешь? – спрашивает младший Сцевола, не отрывая глаз от экрана.
- За его работой я наблюдаю еще внимательнее. – отзываюсь тихо и делаю короткую паузу. – Можно вопрос? – Рем молчит и я принимаю это как согласие. – Почему ты не называешь Нерона папой?
Я думала это как-то дистабилизирует поведение Рема, но он остался невозмутим.
- Так получилось. Мммм, давление.
- Что? – не понимаю, о чем он.
- Все из-за постоянного нарушения давления. Образовались усталостные повреждения узлов крепления.
Смотрю на Рема полными непонимания глазами. Он выдыхает и начинает объяснять мне как ребенку.
- Из-за постоянно нарушения давления и динамических нагрузок, воздействующих на крышку турбины, шпильки – крепления, которые удерживают крышку, разрушаются. Отсюда и проблема.
- И что делать?
- Замените шпильки и все будет заебись. Работу на несколько дней и лучше проверьте и другие станции. Если ремонт был сделан в одно время, то там может вылезти такая же херня.
Я-то сама нихрена не понимаю, но зову наших техников и узнаю у них, может ли с этим кто-то справиться. Обещают найти мастера, если не здесь, то в Капитолии в крайние сроки. Раз проблема найдена, то все должно наладиться. Я знаю, рано еще выдыхать, но меня немного отпускает и я кладу руку на голову Рема, который все еще сидит на полу и делает какие-то контрольные проверки.
- Спасибо. – целую его в макушку, а он будто отфыркивается и смеется.
У Рема ушло несколько дней, чтобы найти проблему и сегодня она наконец решена. И каким же сюрпризом для меня окажется, когда выходя вечером со Сцеволой младшим из станции, нас будет встречать никто иной, как папа семейства. И казалось бы и сил у меня никаких уже нет, но я со всех ног бросаюсь Нерону и попадаю в его руки, сначала обнимая, а потом целуя.
- Ты снова послан мне богами. – смеюсь я и трусь носом о его шею. – Как же я соскучилась по тебе. У тебя гениальный сын, ты в курсе? Он нашел проблему и мы даже можем ее решить за меньшие деньги, без сильного ущерба для бюджета. Я обожаю твой генофонд.
- Сомневаюсь, что он планировал меня таким, какой я есть. – ржет Рем, закуривая и становясь с нами. – Не помешает какое-нибудь вознаграждение за мою важную работу.
- Как на счет ужина? – спрашиваю я, оживляясь. – У твоего отца прекрасно получается готовить мясо, а у меня как раз найдется отличный мясистый кусок свинины.

+1

77

Очевидно, Люция вряд ли уверена в возможностях Рема, но слова Нерона для нее лучшая гарантия. Кажется, он когда-то говорил, что Рем талантливый программист? Ну так этот случай, когда от него точно не будет вреда, а вот что касательно пользы, то тут не угадаешь, пока он своими глазами не увидит, что к чему. Рем и не отпирается, помимо шумных гуляний он любит заниматься делом, для него это что-то вроде разнообразия в жизни. Более того, он даже выражает желание отправиться в Пятый поездом, чтобы развеяться.
- Кто ты и что сделал с моим сыном? - косится Нерон, а Рем отвечает, что никому не удастся раскрыть подмену, потому что он очень удачный клон. Он уходит, а Люция интересуется, покинул ли он зону слышимости, шепотом сообщая, что она безумно истосковалась, и с самой собой ей совсем не интересно. Приедет ли он с Ремом?
- Если выгорит, то постараюсь. У меня несколько встреч в эти дни, - он улыбается, наблюдая, как Люция скользит пальцами по экрану со свой стороны. - Я очень постараюсь, - обещает он. - Я вяну без тебя и твоей живительной влаги.
Люция смеется и говорит, что он пошляк.
- Кто первый начал?

Рем отправляется на следующий день, прихватив пару своих ноутбуков и сумку с вещами, и в следующий свой звонок Люция сообщает, что Рем приехал и устроился в отеле, а назавтра они поедут на диагностику систем.
- Спасибо, что доверила ему. Это его первое серьезное дело, так что это здорово. Пусть попробует себя, хорош учиться, - смеется Сцевола.

И он по-быстрому обстряпывает свои дела, потому что, хотя и не признавался Люции, но тоже безумно истосковался. Она словно приворожила его, и эти их сеансы связи не только ли не облегчали расставание, но и усугубляли его. Картинка была такой четкой, такой крутой, будто вот она, Люц, сидит напротив, только не прикоснуться к ней никак!
Нерон заказывает рейс сразу после последней деловой встречи и вылетает в Пятый, переодеваясь на борту. По прилету ему сообщают, что мисс мэр и мистер Сцевола (мистер Сцевола!) находятся на ГЭС, и вызывают туда машину. Нерон приезжает туда как раз в тот самый момент, когда эти двое выходят. Люция издалека замечает его, но, видимо, не сразу верит глазам, потому что медлит некоторое время, прежде чем броситься навстречу.

Сцевола ловит ее и обнимает. Как. Же. Он. Скучал.
- У меня только один сын, о каком гении ты говоришь? - смеется Нерон, протягивая руку подходящему Рему, и тот пожимает ее, а потом достает сигарету и прикуривает, ежась на зимнем ветру.
Рем заговаривает за вознаграждение, и Люция мгновенно отзывается, предлагая ужин.
- Давайте уже поедем, этот гул меня уже задрал, я даже во сне его слышу.

- Едем, - соглашается Нерон. - Эй, ты как будто похудела, - замечает он, открывая перед Люцией дверь машины.
- И похудеет еще, если ты не накормишь нас мясом, - торопит Рем, туша окурок носком ботинка и садясь позади.
Они приезжают к Люции, разводят камин, и Рем присаживается перед открытым огнем, подставляя руки.
- Милый домик, - хмыкает он.
Нерон между тем расправляется со свининой, отбивает ее, совершает какие-то манипуляции с приправами и прочим и отправляет на противне в духовку, пока Люция строгает салат и делает сэндвичи на закуску.
- Когда ты обратно? - Рем пересаживается на высокий стул. Он спрашивает Нерона, но наблюдает за Люцией. - Захватишь меня?
- Думал оставить тебя здесь, где ты приносишь пользу обществу, - отвечает Сцевола-старший. - Завтра вечером, - отвечает он и ловит быстрый взгляд Люции. Знаю, дорогая, но так получилось.
- Отлично, я высплюсь.

Вообще ужин проходит неплохо, за перепалками Нерона и Рема, и заканчивается прощанием на крыльце.
- Бывай, - Рем машет рукой. Он в курсе, где останется Нерон на ночь, и принимает это в порядке вещей. - Пока, мэр.
Люция закрывает за ним дверь и оборачивается к Нерону.
- Я рад, если он действительно смог помочь. Это классно, - он подходит к ней и обнимает. - давай выпьем еще кофе? Ты же не собираешься спать? - улыбается, целуя ее. Восхитительная женщина.

Они устраиваются в кухне под приглушенным светом абажура, и Нерон рассматривает ее лицо в полумраке. Ее зеленые глаза кажутся сейчас совсем темными, но так блестят... А еще блестит ее кольцо, и Нерон позволяет себя протянуть к ней руку, взять ее пальцы в свои и стянуть его. Он кладет кольцо перед нею. Люция не противится его действиям, просто следит за каждым движением и только крепче сжимает ручку чашки. Нерон не хочет ее напугать, только не это. Но он уже давал понять, что не хочет видеть это кольцо, что бы оно ни значило. Началась другая история, и ему не нужна эта двусмысленность. Он не ревнует к призракам, он просто не хочет видеть наглядную память о нем. Впрочем, когда-то этого кольца нет, а когда-то оно появляется. Наверное. Люция забывается.
- Расскажи о нем. Не буду скрывать, я с самого начала навел о тебе справки и в курсе, что это был твой второй брак. Скажешь, что я ужасный? О да. Но мне было интересно.

....
.

+1

78

Мое предложение принимается единогласно и мы едем ко мне домой, чтобы устроить небольшой ужин. Пока Рем располагается в гостиной и наслаждается заслуженным отдыхом, мы с Нероном стряпаем на кухне и я вкратце рассказываю ему, в чем была проблема со станцией. Затем к нам присоединяется Рем, уже верно отогревшись у камина и спрашивает у отца, когда тот возвращается в Капитолий. Слышать о том, что Нерон уезжает уже завтра вечером неприятно, но я ничего не могу с этим сделать. Если уезжает, значит надо. В конце концов, мне грех жаловаться, он же вырвался сюда сегодня, всего лишь на день.
Я с удовольствием наблюдаю за общением Рема и Нерона и не скрываю смеха. Вечер действительно проходит хорошо и в теплой обстановке, но за столом никто не задерживается, задушевных разговоров не ведет. А, впрочем, не это и важно. Все хорошо в меру, да? Мне просто хотелось посмотреть на этих двоих в более домашней обстановке, чем как это было в первые дни нового года.
Наконец, мы расходимся. Точнее, Рем уходит, а Нерон остается у меня. Интересно, как младший относится к тому, что у его отца появилась женщина, более менее постоянная? Хотела бы я знать. Рад он за Нерона или ему безразлично, с кем он и где.
В общем, едва сын за порог, как я оказываюсь в руках Нерона и с готовностью отвечаю на его поцелуй. А вот предложение еще попить кофе даже немного неожиданное и подозрительно.
- Спасть с тобой? – притворно удивляюсь я, выпучивая глаза. – Ни за что!
Я чувствую небольшую тревогу, потому что Нерон кажется хочет со мной о чем-то поговорить. Ну уж точно его не грязная посуда интересует.  И вот эта неизвестная мне тема для разговора очень беспокоит. Он хочет поговорить о нас? Что-то не так? Я что-то сделала не так?
Нерон смотрит на меня некоторое время, а потом берет мою руку в свою и снимает с моего пальца обручальное кольцо. Поджимаю губы, но ничего не говорю. Я помню о просьбе Нерона, но отвыкнуть от кольца оказалось сложнее, чем я думала. Я просто иногда снимала его и одевала на автомате, как будто мне чего-то не хватало. Я понимаю, что Нерону это не нравится, но дело вовсе не в нем, а в моей собственной памяти.
И вдруг он спрашивает меня про Рема. Моего Рема, спрашивает каким он был и говорит, что пробивал обо мне информацию, о моей прошлой жизни. Говорит, ему было интересно, и признает свою ужасность. И уж не знаю, это ли его спокойное заявление внезапно заводит меня, или то, как он спрашивает в лоб, заставая меня врасплох, но я раздражаюсь. Подбираюсь,  хмуро глядя на моего мужчину.
- Думаешь, любопытство с твоей стороны достаточное оправдание, чтобы влезть в мою жизнь? – мне не понравилось то, как он запросто оправдал себя, мне не понравилось то, что он все знает обо мне, что он выяснил это за моей спиной. – И что случилось с моим первым мужем ты тоже знаешь? – Нерон кивает, а я фыркаю, забираясь свою руку из его и принимаюсь вертеть в пальцах кольцо. – Что тогда рассказывать, если ты все знаешь.
Но Нерон знает лишь общеизвестные факты. Даты смерти вряд ли много могут сказать о человеке. Я знаю, что Нерон не просто так спрашивает. Он ценит свою личную жизнь, так что и мне бы вопросы из праздного любопытства не задавал. Так что же, он хочет узнать, как сильно я любила Рема и нет ли шанса, что я его еще не отпустила?
- Рем был миротворцем. – начинаю я резко и голос звучит слишком громко в тихой кухне. Я никому не рассказывала эту историю. Не приходилось, потому что все и так знали. – Мы познакомились, когда он стегал меня палкой. – о да, шрамы до сих пор иногда горят. Но теперь уже под прикосновениями пальцев Нерона к моей коже. – И это не метафора. – издаю недобрый смешок. - Он был за систему, я – против. Мы регулярно собачились. Все закрутилось как-то внезапно, мы просто потеряли голову.  Потом три года отношений, настолько, насколько возможны отношения с миротворцами. Я ходила к нему в казарму, он дико бесился. У нас это было непринято и к миротворцам ходили только неофициальные проститутки. Но сделать ничего было нельзя. Нельзя держаться за руки, нельзя показывать отношения на людях, нельзя жить вместе, нельзя заводить детей. – нервно передергиваю плечами.
Вообще не знаю, все это было так давно, что сейчас уже кажется, что три года пролетели как мгновения. А тогда они были невыносимой вечностью, полной неизвестности.
- А потом, когда разгорелась Революция, Рем встал на нашу сторону. Затребовал, что нам немедленно надо пожениться и мы расписались. А через 2 дня я стала вдовой во второй раз. Рем и еще группа повстанцев погибли под бомбежкой Двенадцатого. Кольцо я так и не сняла. – я замолкаю и прекращаю терзать единственную ощутимую память о моем муже и провожу ладонями по лицу. Голова внезапно становится тяжелой, а вместо раздражения – усталость. – Смерть Рема стала последней каплей. Мне повезло, что Марк был рядом.

+1

79

Слова Нерона о том, что он порылся (а именно так все и выглядит, да и так и есть) в ее личном деле, вызывают у Люции вполне понятную реакцию. Ей неприятно, и она не скрывает этого - все в ее взгляде, устремленном на него. Кажется, она на какое-то мгновение вовсе забыла о том, что он снял с ее пальца кольцо. Она не без вызова спрашивает о его осведомленности о первом муже. Нерон согласно кивает головой. Да, о нем он тоже читал, иначе как бы он пропустил? И вполне резонно Люция спрашивает, зачем ему вообще задавать вопросы, если в любое время он может обратиться к информации о ее жизни, собранной в одной папке.

- На тот момент была занозой в моей заднице, и я поступил ровно так же, как поступил бы с любым другим на твоем месте, - отвечает Нерон. Ведь Люция понимает, о чем он? Теперь все это - личное, и говорить о таком и узнавать нужно лично, иначе к чему доверие? Как бы то ни было Люция переводит дыхание и начинает говорить. Сначала - чеканя каждое слово, словно дает отчет, а потом что-то меняется. Становится более интимным, и это отражается в ее взгляде и том, как она цепляется за свое кольцо, словно в нем - ее батарейка.

О том, откуда взялись эти затянувшиеся до белых полосок шрамы, можно было догадаться. Миротворцы умели обращаться с розгами. Но то, что Люции их нанес ее будущая любовь... Вот уж игра судьбы.
Нерон слушает внимательно, наблюдая за Люцией, а та завершает свой рассказ. Она до сих пор переживает все так, словно это случилось вот-вот. Сцевола медлит. Он может сказать, что ему очень жаль, но ему не жаль. Ему никак. Муж - это прошлое Люции, и рассказ о нем нужен Нерону не для того, чтобы узнать о нем, а для того, чтобы понять ее. И то, почему она носит это треклятое кольцо, которое почему-то раздражает его чем дальше, тем больше. А ведь когда-то он вообще не обращал на него внимания, и оно не имело для него никакого значения.

А да! И еще Марк! Тоже тот еще субъект. Цены бы ему не было, если бы он не был влюблен в Люцию. Однако ничего этого Нерон, конечно, не говорит. И не повторяет свою просьбу не надевать кольцо. Он и так уже дал понять, что тому больше не место на ее пальце.

Сцевола поднимается и обходит стол, становится рядом с Люцей и наклоняется, целуя.
- Ты устала. Идем в постель, - заставляет ее подняться и пойти за ним. Конечно, не спать...

Он целует ее закрытые веки, виски, скулы, губы. Помогает расстаться с одеждой, пуговица за пуговицей расстегивая ее блузку. Он чувствует, как напряжение в ней от воспоминаний проходит, отходит волнами как море от берега.
- Я соскучился, - целует ее плечи, ключицы, ложбинку между грудей. Кофе остался остывать на кухонном столе. И кольцо.

..

+1

80

Не знаю, действительно ли я ждала какого-то отзыва Нерона мой рассказ или же напротив, не хотела бы услышать, что он думает о моем неудавшемся браке и слишком скоропостижной кончине моего второго мужа. Тем не менее, когда я замолкаю, Нерон, молча поднимается и… Почему мне кажется, что это не просто желание закрыть тему, после того как большинство моих карт раскрыто? По моим ощущениям, Нерон как будто укрывает меня. От этих переполняющих вновь эмоций, от болезненных воспоминаний, от боли, которая все еще жива и жжется осознание, что тело моего мужа стынет в земле уже второй год. Нерон забирает меня к себе из темного прошлого, пусть в непонятное, нестабильное, но именно в это мгновение, счастливое настоящее.
И я подчиняюсь ему, ничего не отвечая вслух, но мои поцелуи говорят ярче слов. Он мне нужен сейчас, его руки, его тихий шепот и дыхание на коже, от которого мурашки бегут по коже. Этот мужчина нужен мне весь, потому что и я хочу отдаваться ему вся. Нерон делает меня целой и забирает меня без остатка. Я люблю его, я совершенно точно люблю его. Поэтому я так легко реагирую на его желание, чтобы я оставила кольцо и память о Реме, и если не забыла окончательно, это и не возможно, то убрала эти воспоминания дальше, чтобы они не мешали настоящему. Да, я помню Рема и как любила его, но теперь я с Нероном.
Я пялюсь в потолок, восстанавливая дыхание и медленно проводя пальцами по груди Нерона, скользя по татуировке. Я точно знаю, где рисунок, потому что выучила его расположение и могу коснуться его губами не открывая глаз и в полной темноте комнаты.
- Когда я с тобой, я не думаю о Реме. – вдруг говорю я, полностью оклемавшись и собирая мозги в кучу. Нерону не нравится то, что я ношу кольцо и сегодня было последнее предупреждение. А я не хочу ругаться с моим мужчиной из-за моего прошлого. – И это меня не тревожит. Потому что… Ты можешь шутить и язвить сколько угодно, но я действительно думаю, что я встретила тебя в награду, после всего, что со мной было. Ты дорог мне, Нерон. И я очень хочу, чтобы у нас получилось. – последнее звучит на выдохе. Я поворачиваюсь к нему и подбираюсь ближе, целуя его плечо и замирая вот так на мгновение.
Я действительно устала за эту неделю, что провела в совершенной нервотрепке и теперь, рядом с Нероном наконец могу отпустить себя, потому что он дает то необходимое мне чувство покоя и защищенности. Не то чтобы я прячусь за него, но я знаю, что если что, он поможет мне.
Утром мы задерживаемся немного дольше в постели, а потом по быстрому завтракаем, потому что как бы мне ни хотелось продлить эту нашу ленивую утреннюю дремоту, но мне нужно работать. Нерон вообще сутра очень смешной, такой взъерошенный, как птенчик и мне нравится еще больше доводить его волосы до беспорядка. Он потрясающий, мой мужчина, пока медленно пережевывает завтрак, стоя у стола и отказываясь сесть.
- Ты как конь, всегда ешь стоя? Что за привычка такая? – смеюсь я, обходя его и обнимая, целуя в плечо. От него пахнет кофе, а от меня - шоколадом, потому что я уже приговорила несколько конфет и теперь рассасываю кусочек, отломленный от плитки, растягивая удовольствие. – Я приеду через неделю на переговоры с представителями других дистриктов о поставке ресурсов. Будет целое совещание. Но зато потом, на два дня – вся твоя. У тебя получится никуда не уехать?
Я бы очень хотела, чтобы получилось. Мы и так редко видимся и чем дальше заходят наши отношения, тем сложнее переносить разрывы. Я просто невероятно скучаю по Нерону. И он – по мне, он сам мне вчера сказал и мне было важно это слышать. Мой мужчина немного скуп на эмоции и проявляет их весьма своеобразно, иногда его трудно понимать, но я очень стараюсь. Я хочу его понять.
Я провожаю их с Ремом на самолет, благодаря и первого и второго, но за разные вещи. Марк зачем-то тоже присутствует на проводах. Ничего не говорит, но просто стоит позади меня, чуть поодаль. Не понимаю, зачем ему оно надо, но не придаю значения.
- Я буду очень скучать. – тянусь к губам Нерона и обнимаю его так крепко, как могу, если бы это только позволило удержать его насовсем.
Через неделю мы хоть и видимся, но раньше этого момента, в газетах и журналах успевают выставить напоказ читателям фотографии, где я провожаю Рема и Нерона. При этом журналисты предлагают своим читателям как всегда разные теории, от знакомства сына с будущей мачехой, до попытки мэра Пятого подобраться ближе к двум золотым, во всех смыслах, мужчинам. И еще пишут, что я очень коварная и некоторым капитолийским женщинам стоило бы брать с меня пример. В тихом омуте…
Мне очень это не нравится, но сделать я ничего не могу, а опровергать что-то нет никакого резона, Нерон прав. Просто самое противное, что писаки начали капать и под меня, выяснив обстоятельства гибели обоих моих мужей и зацепив тему детей, что я так и не успела ни от кого обзавестись ребенком.
Впрочем, я очень стараюсь не показывать Нерону, как меня волнуют эти сплетни. Не они важны, а то, как я скучаю. С Нероном я обо всем забываю и это должно бы меня волновать. Но не волнует. Единственное о чем я думаю, как Пейлор относится к этим слухам.
Как бы то ни было, скоро у журналистов появится еще один повод посудать. Примерно это мне и говорит мой милый, когда требует меня на свой день рождения. Оказывается он у него в марте, первого числа и моей любимому исполняется аж…
- А сколько тебе будет? – Нерон не признается, увиливая и я не ленюсь пробить в интернете информацию, не отключаясь от видеоконференции. – Да тебе же целых 35 годиков. Какой большой мальчик. – смеюсь. – Очень большой.
Но каким бы старым ни был мой дорогой, я, конечно, беру несколько дней отпуска и еду к нему. его подарок я заберу уже в Капитолии, а пока что, мой звездун встречается меня на перроне. Я все еще отказываюсь перемещаться по воздуху.
- Итак, карапуз, - заговариваю, после долгих поцелуев по пути к машине, - К чему мне следует морально подготовиться?

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » Blood, tears and gold...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC