Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » what goes around comes around


what goes around comes around

Сообщений 21 страница 40 из 99

21

Происходит какая-то херня, и Гектор с воплями проносится мимо, с высокого береги, минуя пологий спуск в воду, ухает в озеро. Он определенно очень пьян, как и именинник, который так и не успевает предотвратить выходку. Да, вечер стал на удивление теплым, но вода явно еще не предполагает водных процедур. Хотя, кому какое дело сейчас? Градус в теле помогает забыть о градусах вокруг.

Германик орет во всю свою луженую глотку, сгребая Сцеволу и Регину в охапку словно маленьких детей.
- Прыгни следом, а?
Приятель ржет, успевая и повоспитывать их и проследить, что Гек выбирается из воды, а не идет ко дну как мешок дерьма. Отборного такого дерьма.
Накрапывать начинает незаметно, и на черном небе и не разберешь, откуда подошла туча. Германик вручает бутылку виски, уже кем-то лишенную девственности, и сообщает, что можно разбежаться по коттеджам, которые чуть подальше огибают озеро. Собственно, все так и делают, с визгами разбегаясь. Все, кроме Регины. Она приговаривает бутылку вина, которую забрала у Нерона, и, видимо, ей вдруг дает в голову выпитое, потому что у нее и на уме нет бежать прятаться.

Первые несколько минут лило действительно как из ведра, так что они вымокли в мгновение ока, но потом дождь успокоился и теперь крапал хотя и часто, но не хлестко.
Нерон наблюдает за тем, как Регина некоторое время смотрит на него, не сводя взгляда, а потом вдруг приближается и несет что-то про то, что у них два варианта развития событий. Он не трогается с места, когда она зарывается пальцами в его волосы и вдруг целует. Что за новая тактика против него?
У ее поцелуя вкус красного полусухого.

Нерон не пытается образумить ее, когда Регина принимается раздеваться прохладной майской ночью. Он позволяет ей войти в воду, и она оборачивается, глядя на него. Чертовски глупо, но...
- Знаешь, мои гениталии гораздо лучше чувствуют себя в тепле! Я буду в крайнем коттедже. Приходи, когда захочешь согреться! - Сцевола приглашающе отпивает из бутылки с виски и... И аккуратно подбирает всю оставленную ею одежду. Всю-всю, включая трусики. - Пока посушу это!
И неторопливо удаляется вон. Костер потух, и теперь совсем залит. Кто-то забыл пледы, и теперь они вымокли.

Сцевола минует коттедж, куда все сбежались, и действительно идет в крайний. Да, вид обнаженной Регины, признаться... воодушевил. Но то, что она осталась в озере, а ее одежда у него, поднимает настроение еще выше. Черт, а вечер не так уж и испорчен!

..

+1

22

Моя шутка… не прокатывает. И ладно если бы Нерон просто взял и ушел. Я бы не много потеряла. В конце концов, если во мне и есть интерес припомнить, было ли нам так хорошо, как рассказывает Германик, то он вполне может потерпеть еще лет 30, когда я сдохну. Наверно, когда рожаешь ребенка от мужика и всеми силами пытаешься их не знакомить, это как-то отвлекает от секса.
Короче… этот мудак тупо забирает мои вещи и отваливает в крайний коттедж. Играть со мной решил? Вообще-то это я тут хозяйка положения, разве нет? То есть он тупо не дал мне выбора. Мне так или иначе придется идти за ним. Либо для того, чтобы трахнуть, либо для того, чтобы придушить собственными трусами. И вот во второй вариант мне не то что верится, мне этого хочется. Потому что Сцевола способен убить все либидо и увести его в минус.
Мое появление абсолютно голой при друзьях не рассматривается, потому что хотя инфа и не должна утечь из тесного коллектива, но мне потом это будут припоминать всю жизнь, а между прочим мать. Боги, о чем я только думала, когда связывалась со Сцеволой. Я же знала, какой он мудила.
Я иду за ним. И нет, мне нихрена не холодно, потому что я киплю как чайник и злость подогревается во мне тем больше, чем ближе я подхожу к коттеджу. Сука, урою. Я иду вдоль берега, в воде. Так безопаснее.
А вот когда выбираюсь на землю, вот тогда чувствую, как неприятно прохладный ветер холодит кожу и мне реально становится холодно. Закопаю тварину. Утоплю и закопаю. Никто не найдет и не всплакнет.
- Ты, блядь, конченный придурок!
Нерон в гостиной. Он пришел в дом раньше меня, потому что как ни крути, а по земле добираться быстрее, чем в воде. Я ступаю босыми мокрыми ногами по мягкому белому ковру и сходу толкаю Нерона. Мою одежду одежду он уже успел бросить на диван и я натягиваю джинсы, даже не парясь о трусах и путаюсь в штанинах, застреваю, потому что ноги мокрые.
- Сука! Ты больной, Сцевола! Теперь понятно, почему девки рядом с тобой долго не задерживались. Конченный!
А не легче ли просто забрать свои вещи и одеться уже на улице? Определенно легче.

+1

23

Нерон только-только разжигает камин и поднимается, когда влетает Регина легкого синеватого оттенка. Наверное, она была совсем синяя, а сейчас белеет от каления, да? Потому что она рвет и мечет, сотрясая воздух ругательствами и толкая Сцеволу. Ее вещи валяются на диване, и Регина хватает джинсы, пытаясь запрыгнуть в них, но тщетно. Ткань вымокла так, что для начала не мешало бы ее выжать как следует.

- Ты чего орешь, а? - "искренне" интересуется Нерон, даже уж очень учтиво, наблюдая, как Регина прыгает на одной ноге. - Ты захотела искупаться и заодно поднять мне настроение, так тебе удалось и то, и то другое, - широко лыбится он, держась на безопасном расстоянии. С волос Регины течет вода, у нее зуб на зуб не попадает, и, блядь... Он, наверное, и вправду больной, потому что это заводит. И куда делась мамочкина спесь, а? Соблазнительные мурлыканья? Она похожа на кошку, брошенную в воду.

Нерон подходит, когда Регина тянется за майкой, и ловит ее руку, отводя. Она смотрит с недоумением, поджав губы, и, наверное, уже сцеживает яд во рту.
- А ты не думала, что девки долго не задерживались, потому что конкуренция была высокой, и все старались выбить друг дружку с местечка рядом со мной? - Нерон поигрывает бровями, в то время как Регина прищуривается опасно. Его взгляд скользит по ее обнаженной груди, и что это за грудь, боги!
Он не дает ей ничего ответить, впиваясь поцелуем в ее губы и притягивая к себе за пояс джинс. Пуговица расстегивается будто сама собой, а молния сама ползет вниз. А его руки сами забираются под холодную мокрую ткань и сжимают ягодицы.

- Снова твой ход?

.

+1

24

В доме тепло и от этого меня колотит и, блядь, это тупо унизительно, то, как я выгляжу сейчас и то, что я на глазах у Нерона именно в таком виде. И все это дело именно его рук. Сука, ненавижу. До этого момента у меня было к Нерону совершенно ровное отношение. Если говорить обо мне лично, не касаясь сына. А теперь вот я уже не могу так ровно дышать при нем. Я убить его хочу и в данную минуту, надеюсь, боги удержат и Нерона подальше и меня, чтобы сегодня не случилось трагедии. Хотя почему трагедии?
- Да пошел ты! Всралось мне твое хорошее настроение! Ты мне его испортил, козел!
Я с трудом застегиваю джинсы и уже тянусь за майкой, когда Сцевола имеет наглость остановить меня, перехватив мою руку. Он говорит, что от девчонок у него не было продыху и каждая мечтала занять место бывшей. Правда? Не помню за собой такого? Хотя сколько мне тогда было 17-18? У меня тогда жизнь только начиналась и я уж никак не планировала залететь от одного из моих любовничков. Сколько мы вообще тогда были вместе? И были ли? Германика послушать, так мы прям в отношениях были, а он известный сказочник. А я и не помню, угарные были деньки. Да и на память Нерона не приходится полагаться. У него на баб память короче, чем у золотой рыбки. На который месяц он начал запоминать имя своей Мэри?
На майке Сцевола не тормознул и теперь его очередь притянуть меня к себе и поцеловать. И руки у него дохера горячие. Я вздрагиваю от его прикосновения и от того, сколько жара в его действиях.
Мой ход? Да? И что я теперь должна сделать? Раздеть его и забрать одежду? Или мы переходим на новый уровень? Завести и обломать?
- Я думала о том, что ты - самовлюбленная скотина, Сцевола. И что тебе плевать на то, чья задница крутится на твоем члене. – а как тебе такая правда? А впрочем, ты ведь и так все знаешь и без меня. – Главное, чтобы было, как тебе нравится.
О, я адекватно понимаю, что у него просто загорелось в заднице, хочется утолить зуд в члене. Как не печально, но у меня тоже легкий зуд и именно это меня сейчас оставляет в этой комнате, вместо того, чтобы развернуться и уйти. В конце концов, если все свести в одну точку, мы оба можем просто заткнуться и неплохо трахнуться. И все будут довольны, да?
Я целую его, задирая руками его футболку и стягивая с него.
- Лучше не называй меня по имени. Не хочу, чтобы ты случайно перепутал меня со своей подружкой.
Звонко щелкает бляха ремня и звук расстегивающейся молнии тоже какой-то нереально громкий.
- Пора твоим гениталиям оказаться в тепле. – шепчу я и уже забираюсь рукой в его боксеры, стягивая джинсы, когда останавливаюсь. – Хотя стой, у меня руки холодные. Придется найти место потеплее.
Подбираю бутылку виски, стоящую на столе. Опускаюсь на колени, отбрасывая на спину мокрые волосы, чувствуя, как капли воды стекают по позвоночнику.
- Это месть за мою одежду. – делаю глоток, а затем…
Нихрена не месть, знаю. Но дело в общем-то не в этом. А в том, что сегодня – это сегодня. А завтра уже будет новый день.

+1

25

Признаться, Нерон бы не удивился, если бы Регина сейчас, вспыхнув гневом из-за столь вольного с нею обращения, влепила бы ему по обеим щекам и запретила не только к Отису приближаться, но и к себе заодно. Однако она даже не дергается. Но очень много болтает.
- Ты всегда так много болтаешь или только когда пьяная? - спрашивает Нерон, и трудно спрятать за шутливым тоном нетерпение. Да, Регина пьяна, но теперь самую малость. Ее здорово отрезвило озеро и его выходка.

Регина принимает его слова как руководство к действию, видимо, потому что подцепляет его футболку и сдирает налипшую ткань, словно кожу.
- Я понял, разговоры - твоя прелюдия, - отзывается Нерон, только поднимая руки, когда она возится с ремнем. Лучшая помощь сейчас - не мешать. Регина горит, он это чувствует, и хочется верить, что дело в нем, а не в лихорадке, которую она вынесла из воды. - Из нас двоих о моей подружке вспомнила только ты, - говорит он. И это правда. Регина напомнила ему о Мэри. Стыдно ли ему теперь? Охладило ли пыл? Ведь Мэри можно прикладывать к синякам вместо льда, а упоминания о ней, по идее, должны иметь примерно такой же эффект. Он ничего не чувствует. Даже представить невозможно, как бы она отреагировала на вести о его измене. Удивилась бы? Почему-то только вариант с удивлением или его отсутствием и приходит в голову. Злость - не про Мэри. Слишком сильное чувство для нее.

Впрочем, о чем он только что думал? Неважно, потому что все мысли улетучиваются, когда Регина берет его член в ладонь, и тем более - в рот. Даже шутка насчет того, что у него есть много вариантов причин для ее мести в будущем, так и не срывается с языка. Это кайф. Влажный, горячий и охуительный. Нерон готов как штык. Во всех отношениях.

Он забирается руками в ее влажные волосы, и выдыхает. Регина стаскивает с него джинсы вместе с боксерами, и Нерон за хвост поднимает ее, помогая и ей расстаться с мокрой и чертовски холодной одеждой. Он толкает ее на диван, нависая, целуя и спускаясь поцелуями по ее животу вниз. Регина дышит часто и быстро, и протяжно стонет, когда его язык касается ее клитора. Нерон ласкает ее, и разгорается, слыша, как она постанывает.

- Регина? - он снова оказывается над нею, заглядывает в блестящие зеленые глаза. Зря она просила не называть ее по имени, теперь это будет использовано против нее.
Нерон входит резко и одним резким движением.

..

+1

26

Нерон шумно выдыхает и, что ж, если ему нравится как горячо у меня во рту, то ему определенно понравится во мне, когда мы перейдем к делу от предварительной ласки. Он прав, было и так много сказано и, наверно, пора бы отработать практическую программу, вместо теории. Не знаю, к чему все это приведет в итоге. Главное, что сейчас мне хорошо.
Мне больше, чем хорошо. Мне офигенно! Даже при том, что одежда была мокрая и сейчас неприятно холодит кожу, но я очень быстро согреваюсь под руками и языком Сцеволы. Зарываюсь в его волосы, двигаясь ему навстречу и это просто нереальная пытка, потому что мне нравится то, что происходит сейчас, но я хочу больше, глубже, яростнее.
И оказывается мы неплохо чувствуем друг друга. По крайней мере, наши желания очень совпадают, потому что едва я делаю вдох в небольшом перерыве, как меня пронизывает от нерва до нерва.
Он хоть и засранец, но то, что он назвал меня по имени, да еще с неуверенной интонацией не злит. Заводит. Мне понравилось, как он произнес мое имя, вбирая дыхание сквозь зубы, врываясь одним толчком, не сводя взгляда с того, как меня подбрасывает. Черт, мне нравится…
Я бы что-нибудь и сказала ему в ответ, у меня это запросто. Но я тупо не могу, потому что мычу от его движений, сжимая зубы и двигаясь ему навстречу. Отталкиваюсь от подлокотника дивана, а потом цепляюсь в его бедра, прижимая теснее, хочу его глубже. И, черт, я вся просто стекаю вниз, где он во мне. И мне ничуть не холодно.
- А ты симпатичнее, чем мне казалось. – сбивчиво шучу я. – Наверно дело в ракурсе.
Я обхватываю его бедра ногами и подаюсь вперед, целуя его и заставляя сесть. Соскальзываю с него, вновь беря в руки и ускоряя темп движений, двигая ладонью по всей длине и лаская языком, погружая в рот. Нерон очень заведен и я чувствую пульсацию на своем языке. Я тоже близка к оргазму.
- Я потому так много и болтаю. Тренирую язык. Думаешь, работает?
Ввожу его в себя и опускаюсь на всю длину так глубоко, как только возможно. Двигаюсь, опираясь на его плечи, чувствуя в каком нетерпении Нерон держит меня под бедра и опускает на себя. Как его язык скользит по груди и я могла бы кончить только от этого. Забираюсь рукой в его мокрые волосы и сжимаю, отклоняя голову и наклоняясь для поцелуя. Провожу языком по его губам, в жаре кусая их и тут же зацеловывая. И так же плечи и шея. Ни один дюйм его покрытых веснушками плечей не остается без внимания.
- Глубже, Нерон. – шепчу ему в губы с нетерпеливым стоном. – Сильнее. Хочу тебя. Нерон, пожалуйста, пожалуйста. Нерон!
Мой первый оргазм за этот вечер носит его имя. Имя мужчины, с которым я уже когда-то трахалась и теперь не понимаю, как могла забыть о таком. Хотя, за четыре года много может измениться.
Опускаю голову на его плечо, прижимаясь губами и закрываю глаза, глубоко и быстро дыша. Вау. Кто бы мог подумать, что в этой скотине действительно столько… секса. Провожу пальчиками по его волосам, спускаясь к шее ноготком. Он все еще во мне, пока я не приподнимаюсь и он не выскальзывает. Внизу все еще приятно пульсирует после оргазма и я сладко потягиваюсь, вытягиваясь в руках Сцеволы.
- Беру свои слова назад. Твоим гениталиям действительно лучше в тепле. – целую Нерона, вставая с него и проходя к камину, чтобы достать два стакана.
Наливаю виски в каждый, только чтобы немного утолить жажду. Отдаю один Нерону, а сама присаживаюсь на него, как будто там медом намазано или как будто он – мой мужчина. Ну, кто знает, может, на сегодня это и так. Да и чего греха таить, намазано же. В одной руке держу алкоголь, другой провожу по влажным плечам мужчины, спускаясь вниз и ненавязчиво лаская его рукой. Невзначай. Хочу посмотреть на его реакцию.
- Значит, первая за вечер? – невозмутимо говорю я, без каких либо обид. – А сегодня я тоже первая за вечер? Потому что, вряд ли кто-нибудь еще вот так запросто разденется перед тобой и полезет в воду, чтобы ты смог украсть одежду. Ну разве что Германик. Он кажется, об этом только и мечтает.

+1

27

Регина творит что-то фантастическое, и неважно, поддается ли она его резким толчкам, цепляясь за плечи, или берет инициативу в свои руки. Буквально в свои руки.
Нерону невозможно сдерживать стон, когда она ласкает его, становясь на колени, прогибаясь в спине, поднимая глаза, чтобы увидеть его реакцию.
- Тогда мне все свое мастерство. Считай, это экзамен... - отзывается Нерон, запутываясь пальцами в ее мягких волосах, привлекая к себе и закрывая глаза, когда Регина направляет его в себя, опускаясь на него. - О да, малышка... Регина... - выходит какая-то хриплая смесь стона и глухого рычания.

Ей нравится, что он называет ее по имени, это видно по улыбке, блуждающей по ее губам, и во взгляде. Она и сама отлично помнит его имя, когда повторяет его снова и снова, умоляя не останавливаться и быть в ней глубже и дольше.

Нерон посасывает ее упругие груди, проводя языком по горошинкам сосков, и Регина мычит, облизывая припухшие губы. Нерона сводит с ума то, как она это делает. Хочется провести  пальцем по этому влажному блеску, но зачем довольствоваться малым, если можно распробовать его на вкус?
Они то замедляются, целуясь жадно и горячо, то снова ускоряются, смыкаясь тесно, словно срастаясь грудными клетками.  Она движется на нем все быстрее, и он помогает ей опускаться резче и скорее, чувствуя приближение оргазма.

Регина выгибается, и дрожит каждой клеточкой покрытого испариной тела. Она прижимается к Нерону, а он проводит ладонями по ее спине, пробегает пальцами вдоль позвонков, и его самого накрывает, так что он стискивает ее в объятиях. Нужно несколько минут, чтобы более менее вспомнить родную речь. Потрясающе. Не "Вау! Как круто! Хочу еще!" - с фонтаном радуги, а "Потрясающе... Надо повторить..." с приятным ощущением опустошения.

Регина соскальзывает с него и идет к камину. Хочется курить, но сигареты промокли и испорчены, так что виски как нельзя кстати.
Нерон следит за тем, как Регина проходит. Обнаженная, ленивая, расслабленная.
- Тебе тоже тепло на пользу, сладкая, - Нерон беззастенчиво рассматривает ее, но не похоже, что Регина смущается. Ей нравится. - Твоя попочка вызывает повышенное слюноотделение, когда она розовая и упругая, а не поджатая от холода и твердая как орех.

Она смотрит на него, возвращаясь обратно и присаживаясь на колени. Мамочке нравятся комплименты?
- Сегодня ты можешь зарезервировать всю ночь. - Чем больше Нерону нравится, тем бессовестнее он становится. Кажется, с Региной та же самая история? - Так это был твой план или ты хочешь поговорить о Германике? - о да, детка, немного твоей помощи, и он будет готов ко второму раунду.

Нерон забирает у Регины стакан и шлепком  сгоняет с колен.
- Здесь должна быть постель. Чтобы ты не поймала простуду, надо хорошенько попотеть.
Он не уточняет, кому именно надо - ему или ей. Наверное, обоим.

Плевать, что там думают остальные насчет их пропажи, хотя этот случай, когда все правы в догадках. А если кто-то не уверен, то Германик убедит, рассказав, как он лично раскладывал одежду "малюток" у камина, чтобы та высохла. Ну, рассказывает он только Юлии, но у нее как раз и были самые невинные представления о том, что они где-то просто укрываются от непогоды. Настолько невинные, что про доносившиеся из спальни весьма характерные звуки Германик промолчал, ограничившись описанием пейзажа лежавших рядом боксеров и трусиков.

Конечно, ни Нерон, ни Регина не слышали появления Германика, потому что были слишком заняты друг другом.
Она засыпает рядом, и Нерон следом проваливается в сон. Может, они проснутся вместе, или кто-то из них раньше. Просто они были достаточно трезвы, чтобы потом сгорать со стыда.

- Приятно возвращаться в места, в которых было хорошо... - шепчет Нерон, приведя в порядок дыхание и скатываясь на спину. Регина лежит, раскинувшись, возвращая себя в чувство. ПОТРЯСАЮЩЕ.

И нет и мысли о Мэри или угрызений совести. Нет ни Мэри, ни совести. Чего таить грех, ему хотелась Регина. Она зажигала то своей вредностью, то внезапной непосредственностью, когда была то всезнающей мамулей, то сумасшедшей сучкой.

....

+1

28

- Может, мой план был в том, чтобы поговорить о Германике. – хмыкаю я, отпивая из своего стакана, чувствуя, как напрягается член Нерона под моей рукой. О, а он шустрик. Мне нравится, как быстро он загорается. Потому что я уже передохнула.
Шикаю на Сцеволу, когда он шлепком подрывает меня с себя, бросаю на него вспыхнувший то ли от злости, то ли возбуждения взгляд, но ему вообще по барабану. Он притягивает меня за руку к себе, сжимая меня в руках и говорит о том, что нам надо бы перебраться в постель, чтобы я не разболелась.
- Какая трепетная забота о моем здоровье. – смеюсь, обвивая его шею руками и скользя грудью по его груди.
Это великолепно! Это на самом деле так, потому что не помню, когда в последний раз у меня была такая горячая ночь. Иногда я позволяла себе расслабиться с кем-нибудь и все это были одноразовые встречи, после которых я и партнер разбегались в разные стороны. Не думаю, что этот раз будет исключением, но черт, я впервые ловлю себя на мысли, что можно ведь было бы и повторить. Точнее, ловлю себя на том, что я именно думаю о том, что хочу повторить.
Мы унимаемся к глубокой ночи и я чувствую, как каждая клеточка тела сладко спазмирует от полученного кайфа. Это невероятно. И шевелиться вообще не хочется. Хотя Нерон еще находит силы что-то сказать, а я, ловя последнее эхо оргазма только и делаю, что закидываю на него руку, куда попаду, чтобы хоть как-то выразить свое недовольство его фразой.
Значит, он помнит, что нам было хорошо? Хотя ведь тоже был не очень трезвый. А я не помню. Но проблема состоит в том, что этот случай, я уже вряд ли забуду, настолько великолепен он был.
Мы так и засыпаем. Не обнимаясь, не прижимаясь друг другу, но все равно я на протяжении всей ночи чувствую тепло его тела. Тоже странное ощущение. Я не помню, когда в последний раз засыпала с мужчиной на всю ночь. Не было такой усталости, что даже ноги не поднять.
Зато утром я бодрячком, а в теле приятная истома после ночной зарядки. Нерон еще спит и я не бужу его. Только принимаю душ, одеваюсь и когда выхожу к остальным за стол, то трудно не заметить с каким интересом все на меня смотрят.
- А вот и первая из наших потеряшек. А где ты забыла второго потеряшку? – ржет Германик, ничуть не стесняясь.
Ну, я тоже не из стеснительных.
- Не понимаю, о чем ты. – закидываю в рот бутер с сыром и на ходу запиваю соком.
- Ух, мамочка голодная. Да брось, зря я что ли заботливо развешивал ваши вещи возле камина? Только ради деталей старался.
Я подхожу к Герману и он шутливо прячется за Юлию. Выуживаю его за ухо и целую в щеку.
- Заботливый ты мой, спроси у второго потеряшки. Он сможет рассказать все в красках.
В общем, я сваливаю очень быстро. Буквально тут же. Отчасти, чтобы не натолкнуться на Нерона, отчасти, чтобы Германик доставал не меня, а, опять же, Нерона. Ну и плюс ко всему, вечеринка закончилась, пора возвращаться к своей жизни. Мне – к сыну, Нерону – к Мэри и никто из нас, конечно, не будет делать из нашего потрясного секса большое событие. А секс и правда был потрясный, во всех смыслах. Было здорово.
И мне кажется, на этом и закончится. Типа, утолили любопытство и все.
Я забираю сына и мы едем домой и всю дорогу он рассказывает мне, как они с Аргусом устроили большой форт из подушек и оборонялись от вражеских войск в виде няни. Я понимаю, что мелкому бывает одиноко в моей компании, но и выбирать абы кого я не хочу. Я должна почувствовать, что да, вот этому человеку я готова доверить сына. И дело не в моих чувствах. Хотя, весь этот вопрос довольно сложный. Просто еще ни один мужчина в Капитолии не вызывал у меня желания встретиться еще раз.
А вот с Нероном мы встречаемся и без желания. Просто то, что он встречается с Мэри, моделью круга, в который я попала, так или иначе сводит нас с ним в одну компанию.
Сегодня грандиозная благотворительная вечеринка для сливок общества и устраивает ее «Capitol Fair» - один из престижнейших журналов, который делает деньги на хороших и качественных статьях, на достоверной информации и верной политике. Попасть на обложку этого журнала чертовски тяжело. Но мне повезло, благодаря моему взлету. Помимо этого были и короткие интервью с фотографиями.
Именно фотографии сегодня и уйдут с молотка, за баснословные деньги. Это было одной из благотворительных фишек журнала и на этом они зарабатывали себе неплохую репутацию. И я встречаю кучу своих знакомых и незнакомых, но очень дорогих людей, которые когда-то стали частью столичного глянца.
Фотосессии развешаны на стенах зала, чтобы каждый мог полюбоваться успехами своими или чужих. Одна из моих любимых висела с другими в центральном зале. Капитолийская гламурная тусовка во всей красе. Рядом с ней, не менее пышная, но уже без меня. Зато с Нероном. И его тушка когда-то загремела на обложку. Мне было интересно, кто купит его фотки сегодня.

Capitol Fair

http://savepic.ru/8636314m.jpghttp://savepic.ru/8594331m.jpg

Валентин ушел кого-то обрабатывать, а я блуждаю от компании к компании по залу. Пока на глаза мне не попадаются... Я сейчас умру от смеха.
Мои родители стоят с бокалом шампанского и мило, с сухими улыбками на губах, беседуют не с кем-нибудь, а с Нероном и Мэри. В частности с Мэри, потому что ее губы очень активно шевелятся. Как и губы моего  отца. Я отсчитываю пару минут, но никто так и не дохнет от снобизма моего отца. Удивительно. Хотя, нет, не удивительно. Мэри наверняка нашла его неплохим собеседником. Редко встретишь такого павлина, как папа, который так умело скрывает любовь к себе.
Судя по тому, что я вижу, Нерон и мама мало что вставляют в разговор. Мэри держит Нерона под руку, как и положено. Это забавно, как они дублируют, специально или случайно, моих родителей. Потому что мама тоже держит отца под руку ровно так же, как это делает Мэри.
Я выдвигаюсь к ним. Зачем? Ну хотя бы потому что меня всегда забавит, как лицо отца меняется с интеллектуального на жесткое, когда он видит меня. Внутри, конечно, все разрывается от боли, когда я вспоминаю, как он обозвал меня «позорной шлюхой, не достойной называться его дочерью». Но внешне я невозмутима. И вы смотрите, как шустро родители раскланиваются и исчезают в толпе ровно за секунду до того, как я оказываюсь на их месте.
Провожаю их взглядом.
- Регина. – спокойно здоровается Мэри и я перевожу немного жесткий взгляд на нее. Хотя улыбка у меня на губах милейшая.
- Мэри. – киваю ей. – Нерон. Прекрасный вечер и столько занимательных людей.
- Как раз беседовала с твоими родителями. – хватается она за мой крючок. – Твой отец – очень интересный собеседник.
- Неужели? – только не скалься, Регина, только не скалься. – Хотя, не удивлена. Похоже в этом городе только ты и можешь беседовать с ним дольше пяти минут, чтобы не умереть от тоски. – мне не хватает только кинопремии за лучшую женскую роль в номинации «мне похуй на то, что мои родители только что сбежали от меня». – Ну что, готова продаться в руки какому-нибудь извращенцу с жирными пальцами? Говорят, секретный комплект фотографий, прилагающийся к обложке весьма горяч у всех.
- Звучит так, будто тебе есть о чем волноваться. – а вот Мэри звучит так, будто ей волноваться не о чем. Ну да. Ее фотки всегда безукоризненно чисты.
- Есть парочка. – киваю, отпивая из бокала и обращая взор на Нерона. – А что, Нерон, готова поспорить твои экстра включают интересные кадры. Есть ли там что-нибудь новое, чего я еще не видела? - ну, Мэри же в курсе, что между мной и Нероном кое-что было много лет назад. - Германик сказал, ему пришлось самому развешивать твою одежду, после того внезапно мокрого ливня, который застал нас на берегу. Так что не обижайся, Мэри, в силу обстоятельств мне пришлось обновить впечатление о твоем парне. Но только краем глаза. Мои руки чисты.
- А где же твой сын, Регина. Ты сегодня без него? – вмешивается Мэри невозмутимо, как будто я только что не задала Нерону вопрос.
- Сказала ему, что на вечеринке будет слишком много злых ведьм.

мой товар: обложка, экстра и мой вечерний наряд соответственно

http://savepic.ru/8626074m.jpg
http://savepic.ru/8604570m.jpghttp://savepic.ru/8608666m.jpghttp://savepic.ru/8629149m.jpg
http://savepic.ru/8600474m.jpg

мэээриииии

http://savepic.ru/8587162m.jpg
http://savepic.ru/8590234m.jpghttp://savepic.ru/8633245m.jpghttp://savepic.ru/8645533m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Чт, 11 Фев 2016 16:52)

+1

29

Когда Нерон просыпается утром, Регины нет. Она ускальзывает не только из постели, но и в принципе, потому что за завтраком ее нет. Зато есть множество глаз, которые наблюдают за Сцеволой, словно за хомяком. Давайте посмотрим, как он умывается, как ест!
- Что? На моем лбу нарисован член? - интересуется Нерон, наливая стакан сока и хватая сэндвич. Он не садится за стол, говоря, что через пять минут уже уезжает.
- Регина забыла туфельку, и ты спешишь за ней? - Германик проваливается на барную стойку рядом с ним и доверительно шепчет, что удивительно. Здоров ли он? Что-то тут не так, если он не голосит на всю округу о том, что его малыши нашлись, прошлявшись где-то всю ночь. Но это Нерон просто не в курсе еще, что Германик был в доме, и одежда - его рук дело. Впрочем, выясняется все быстро.
- Ну ты и ублюдок, - вздыхает Нерон, надевая куртку. О нет, он не зол. Он даже не удивлен. Просто... Просто ночь была охеренная, жалеть ему нечего и не о чем. Ну и что, что кто-то в курсе? Мэри не общается ни с кем из этой компании, да и вряд ли кто-то бы взболтнул за него. У каждого рыльце в своем пушку. Короче, это не то, о чем хочется думать.

Нерон ловит себя на мысли, что настроение охуенное, и погромче врубает музыку, выжимая газ. Дорога сырая, но тачка летит как птица. Ночью было потрясно, и Регина не идет из головы. Каждая клетка ноет по ней. Блядь. И кайф, и мука.

Да, не встречаться по возможности как можно дольше, возможно лучший вариант, но все-таки они видятся тогда, когда все свежо. А может, все свежеет просто потому, что они увиделись.

Нерон знает родителей Регины и в курсе, что в семействе нелады, но что настолько... Едва дочь появляется в поле зрения, как Люции ретируются вон. Отец даже меняется в лице.

Признаться, в беседе с ними Нерон участвует поскольку постольку, чувствуя, что очков ему в их глазах прибавляет Мэри. Когда-то Люций требовал, чтобы Нерон не думал кружить его девочке голову. Тогда они нет-нет да мелькали в тусовочной хронике, хотя и недолго. Короче, все, о чем Нерон думает, это то, что мать Регины красотка, и ничего удивительного, если иногда держит за член какого-нибудь любовничка, умом попроще и поприятнее, чем ее снобский супруг. Как только у них получилась такая дочь?

Регина приветствует его и Мэри, и Нерон возвращает любезность, но со своей интонацией:
- Регина? - промачивая горло. Мэри тут же заговаривает про отца, но Регину хотя и не застанешь врасплох, тему она переводит.

О да, нынешние фото - счастье извращенцев. Отличный формат, будет на что кончить.
- Держу пари, твои купят исследователи Севера. Прикладывать к обмороженным конечностям, - Нерон откровенно задорит Регину, а она охотно подхватывает его игру. И пытается втянуть Мэри.

На что она рассчитывает? Что Нерон заюлит? Покраснеет? Или что Мэри влепит ему пощечину?
- Дайте угадаю, оргия удалась? Надо же, Регина, я считала, ты выросла из таких развлечений. - Мэри не нравится то, что она слышит, но она скрывает это за непробиваемой снисходительностью. Нерон же смотрит на Регину, улыбаясь и не сводя глаз, прежде, чем сделать глоток.
- Рад, что произвел на тебя впечатление. Хотя бы вспомнила, как выглядят взрослые мужчины. Не удивлюсь, если ты тайно купишь мои фотографии! - и Мэри подхватывает, хотя делает вид, что его реплики не было, справляясь об Отисе.
Черт, Нерон сто лет не видел мелкого. Странно, что Регина припугивает ведьмами, а не людоедами. Интересно, мелочь спрашивает о нем?

Такие вечера - благодать для возможности уединиться, поймав друг друга наедине. Так Нерон и застает Регину. Или она его? Потому что она смотрит на него, отходя от горстки фотографов и уходя в галерею с выставленным глянцем, и словно приглашает.

Ох, черт.

Нерон идет за нею и находит у своей групповой фотографии.
- Не лучший вариант для столовой, а для гостиной... Не при ребенке.
Он смотрит на нее.

- Про руки ты соврала. С меня можно было снимать отпечатки пальцев. И слепки губ. - Говорит он чертовски тихо, но слышно для Регины. Точно слышно. - Решила подразнить меня? - спрашивает Нерон о том, что она позволила себе при Мэри.

- Если ты хочешь повторить, достаточно сказать об этом. - Сцевола щурится, слишком уж пристально рассматривая чье-то лицо. Знакомое, конечно, но он бы мать сейчас не узнал, которая, кстати, где-то здесь.

Регина красива. Ей идут это платье и эта  прическа... И этот румянец на острых скулах. И он бы променял всю эту богадельню с благотворительностью на час в доме у озера.
- Нерон, познакомь нас. - Мама как всегда сама учтивость и любопытство. О, мама, это женщина, которой я только что предложил потрахаться еще разок.
- Регина, моя мама. Корнелия Сцевола. Мама, Регина Люция.
- Регина, очень рада наконец познакомиться лично. Видела ваши фото с сыном. Вы очаровательны! - Корнелия совершенно искренне говорит это. - Такой чудесный мальчик!
Нерону почему-то становится неловко. Наверное из-за того, что он знает, откуда у матери этот блеск в глазах. Рем тоже был чудесный.

....
.

+1

30

Я не удерживаюсь от улыбки, когда Нерон возвращает мне комментарий, но уже про мои фотографии. Не знаю, почему, но вот именно сейчас разговор с Нероном мне как никогда интересен. В сексе ли дело или в том, как незабываем был этот секс, но что-то между нами зажглось.
О, я поняла это еще в тот момент, когда Нерон приснился мне ночью. Нет, раньше всякое бывало, но здесь была не фантазия, а чистейшая реальность, воспоминания. Все было как наяву и проснувшись… Ну, мне нужно было завершить сон, такое тянущее, горячее и влажное желание я испытывала в тот момент.
А сейчас есть азарт и удовольствие, от того как каменеет еще больше лицо Мэри от неприязни к этом разговору и от того, как Сцевола не сводит с меня глаз, так же улыбаясь. Эй, дружок, мы охеренно палимся, ты знаешь? И мне нравится это.
- Ты был на Севере? – искренне, то ли удивляюсь, то ли спрашиваю я и конечно, оба мы понимаем, что я имею в виду. Наверно и Мэри понимает. Но разве есть сейчас до нее дело?
А она кстати вмешивается, говоря про оргию.
- Мэри, побойся богов. Я – мама, а не модель на закате карьеры. – собственно, не адресую это персонально ей, потому что она-то не на закате, но разница в возрасте очевидна. Да и кто сказал, что я повзрослела, став матерью. Разве что материнство изменило меня в лучшую сторону. – Быть мамой, не значит стать снобкой. – а вот это уже о ней. Или нет. Она и без детей снобка.
Я не успеваю ответить Нерону на слова о его фотографиях. Наверно, это и хорошо, потому что ответила бы я явно с намеком, нахрена мне твои фотографии, если у меня есть ты.  А у меня его нет. Он есть у Мэри, которая так безукоризненно держится. Не понимаю только как она может сохранять такую холодность, если у них такой секс. В смысле с Нероном такой потрясный секс. А с Мэри?
Мы разводимся по разные стороны зала, чтобы встретиться потом наедине с Нероном. Он ловит мой взгляд или я ловлю – его. Хотя вообще у меня ощущение, как будто мы недоговорили и только и ищем возможность, чтобы уединиться. И у нас выходит, потому что Нерон верно читает мой взгляд и находит меня в зале, где практически никого и мы можем спокойно поговорить.
Ну не знаю, я бы повесила это даже и не дома, а где-нибудь в офисе, чтобы показать насколько крутой у меня статус.
- Уверена, Мэри купит эту фотографию и будет рыдать над ней, что хоть где-то ты в рубашке и галстуке.
О да, Сцевола не из тех, кто любил деловые костюмы. Не помню, чтобы когда-то видела его в таком. А Мэри наверно, реально рыдает. Удивительно, за столько времени вместе, она еще не умудрилась воспитать его под себя. Хотя разве Сцевола вообще поддается воспитанию?
Я улыбаюсь, облизывая губы, когда Нерон говорит о том, что он был весь во мне в ту ночь. В смысле в моих отпечатках. Но как ни крути, смысл и тот и тот верный.
- Решила. – соглашаюсь я тихо, хотя на самом делает хрен его знает, чего это я прикопалась к Нерону. Просто я бы и обычно прикопалась, но с другой интонацией. Само собой вышло. – Но ты крепкий мальчик. Во всех отношениях.
Вообще, черт, от его тихого и низкого голоса у меня у самой все опускается и я чувствую, как пульсирует внизу. Как же хочется почувствовать и его пульсацию.
И тут Сцевола говорит о том, что, если я хочу, то мне достаточно только сказать. Это значит, что он тоже хочет? Впрочем, если бы он не хотел, он бы не пошел за мной, да? Это не похоже на тщеславное и самовлюбленное желание увидеть, что телка тебя хочет. Он тоже горит. Я каждым нервом это чувствую, стоя рядом с ним, но не касаясь его. И я смотрю на Нерона, уже собираясь ответить, но нас прерывают.
Я весьма отдаленно знаю Корнелию. Я о ней слышала, но лично мы не были знакомы никогда. У нее мягкое лицо и теплый взгляд, тихий голос, который настраивает на беседу с ней. От нее не ждешь беды или уколов. И потому что ее комплимент в мою сторону и сторону сына, я читаю без всяких подъебов.
- Приятно слышать это от вас. – улыбаюсь я. – Ведь вы-то разбираетесь в мальчиках. – бля, бля, бля. Я же ни на какую больную мозоль не наступила? А если и наступила, то не сильно? Просто я не знаю, как с ней говорить, чтобы случайно не ударить по больному. – Ваш мальчик тоже ничего. Чем вы его кормите? Мой напрочь отказывается есть шпинатное пюре. – искренне выдыхаю я.
Корнелия не сразу ловит мой юмор и я, наверно, дико тупо смотрюсь со стороны и уже хочу извиниться, когда женщина вдруг подхватывает мой тон.
- Нерон по сей день не любит овощи. – смеется женщина, глядя на сына и стряхивает с его плеча невидимую пыль. – Никак было не заставить. Приходилось их маскировать, но к третьей ложке он все понимал.
- Интеллект не шел ему на пользу. – шучу я, кидая взгляд на Нерона. О, я б ляпнула еще о том, что мастерство Нерона выросло и от ложек с овощами он перешел к девкам. Но это рядом с Мэри можно было бы так пошутить. А с Корнелией нельзя. Я так думаю, что Нерон теперь ее свет в окошке. Хотя она и понимает, каким ее сын был. – Ничего не изменилось. – могу еще язык ему показать, но не делаю этого, только широко улыбаюсь.
- Он был не в меру умен. Отис, наверно, такой же?
- Он смышленый. – стоп. Что значит «наверно, такой же»? – Завтра поведу его на рисование. Не могу представить, чем они могут там заниматься три часа. Зато есть немного времени на себя.
Ну, допустим, сказала я это не просто так.
- Дети очень творческие в этом возрасте. – кивает понимающе Корнелия и смотрит на Нерона. – Нерон тоже неплохо рисовал в свое время. - что-то теперь мне не нравится ее тон.
К счастью, ее от нас отвлекают и забирают на какое-то короткое интервью, потому что она – одна из организаторов благотворительного вечера.  Она курирует куда пойдут деньги с продаж фотографий. Мы прощаемся с ней и остаемся с Нероном одни.
- Трудно поверить, что ты – ее сын. – отзываюсь я и не переводя дыхания, продолжаю, - У меня завтра два с половиной часа свободных. – ох, черт, что же со мной творится, если я это говорю. – Могу оставить на тебе еще парочку своих следов. Если ты свободен, конечно. – перевожу взгляд с толпы на Нерона и прослеживаю его реакцию.
Наверно, я совершаю ошибку, но просто это не то, в чем я сейчас могу ему отказать. Порастресемься, поуспокоимся и сами разбежимся, ведь так? Потому что сейчас это нереально. У меня сейчас дрожат немного колени от того, как сильно я себя сдерживаю, чтобы не коснуться его. И все-таки касаюсь, чуть дрожащей рукой, когда поправляю ворот его куртки, пальцем будто случайно скользя по его горячей коже шеи.
Ты чувствуешь это, Нерон?
В этот момент нас ловит девушка-журналистка и быстро тараторит о том, что возьмет у нас короткое интервью. Не спрашивает, а именно утверждает. Да я и не успела бы возразить.
- Ты сегодня без Отиса, Регина. Тебе не бывает тоскливо без него на таких вечерах? Не думаешь, что жертвуешь своими отношениями с сыном, ради карьеры.
Ох, какой интересный вопрос, на который я не хочу отвечать.
- Вопрос карьеры и материнства всегда очень сложный. Но неизменным остается одно: если завтра передо мной встанет выбор между сыном и карьерой, то я выберу сына.
- Вы, ребята, в последнее время попадаетесь прессе часто на глаза вместе. Нерон, ты очень хорошо относишься к Отису и однажды модная пресса даже отметила, что вы очень похожи. Не наталкивает ли тебя это на мысль о собственных детях? Личного миниНерона?
И, надеюсь, у меня не написан откровенный интерес на лице, потому что мне реально интересно, как ответит Нерон. Я не исключала тот факт, что у него когда-нибудь будут свои дети, но как-то не задумывалась.
И конечно, нельзя обойтись без другого вопроса.
- Когда-то вы уже были вместе, но недолго. Совпадение ли это, что в последнее время мы видим вас так часто вместе?

+1

31

Какое-то мгновение Регина смотрит на Корнелию с тенью подозрения, словно ждет подвоха. Наверное, не что иное как опыт общения с Нероном подсказывает ей, что со Сцеволами нужно держать ухо востро, однако в отношении матери действительно нечего опасаться, и это она считывает быстро, отвечая ей с улыбкой. Мамочки быстро находят общий язык на почве опыта с сыновьями, правда, сама того не желая, Регина все-таки немного задевает больное, но смекает, что сделала, и продолжает дальше. О да, очень забавная тема про "чем вы кормите вашего мальчика", самое то даже спросить, не пучит ли ему животик от виски.

- Когда ты успела измерить мой интеллект? - интересуется Нерон между прочим, и ловит блестящий взгляд Регины, и ощущение, словно нож просвистел.
Тема переходит на обсуждение мальчуковых талантов, и оказывается, что Отис неплохо рисует. Интересно.
- А теперь мой мозг усох и если и богат фантазиями, то эротическими, - поддакивает Нерон, и Корнелия одергивает его:
- Нерон! - и она просит прощения у Регины за то, что он себе позволяет. - Не допускайте моих ошибок, Регина, не позволяйте сыну слишком много, - Корнелия улыбается и извиняется, потому что ей нужно уйти. - Надеюсь однажды познакомиться с вашим чудесным сыном.

Они выдерживают паузу, дожидаясь, пока Корнелия отойдет, и Регина переходит к делу. Ну да, о чем это они? О рисовании? Нерон, кажется, снова начинает обожать рисование, потому что два часа занятий им несомненно пойдут на пользу Отису. Развитие воображения, творческого мышления, мелкой моторики... Чего еще? А неважно, потому что за эти же два часа они с Региной потренируют другую моторику. Нерон называет ей адрес. Его бывший пентхаус. После революции он переехал в лофт подальше от раскуроченного в Революцию своего богатенького квартала. Да и оказался ближе к матери.

Вместо согласия Регина тянется, чтобы поправить ворот его куртки, словно невзначай касаясь щеки, и облизывает губы, словно ей внезапно стало жарко. О да, даже на этот прием Нерон не послушался надеть костюм. Впрочем, он и так неплохо смотрится в темных брюках и черной рубашке, верно? Верно. Это видно по глазам Регины. Однако, что еще в них можно увидеть, остается неузнанным, потому что репортер прерывает идиллию, тут же осыпая вопросами.
Регина не теряется, и Нерону нравится то, что она говорит. Она действительно полюбила своего мальца, и не стесняется признавать, что он для нее всегда будет высшим приоритетом. Честно, Нерон бы так и постоял в стороне, а в идеале бы потом совсем улизнул под шумок, но его тоже берут в оборот, огорошив весьма странной логической цепочкой, которая включила в себя упоминание, что в последнее время их с Региной часто видят в вместе, он отлично ладит с Отисом, и не означает ли это, что он задумывается о собственных детях.

И завершается все вопросом о том, не совпадение ли все вышесказанное.
- МиниНерон - звучит у вас как кличка для собаки. Нет, я не задумываюсь о детях, по крайней мере, не в ближайшее время, но общение с моим маленьким приятелем, - Нерон бросает взгляд на Регину, улыбаясь широко, - мне по душе. Он не задает глупых вопросов.
Репортер улыбается так, что, гляди того, треснет, понимая, что ничего больше от него не добьется.

Аукцион фотографий открыт и является открытым в том смысле, что покупатели не могут быть анонимными и ими являются все присутствующие. Лот Мэри слетает с молотка сразу. Оказывается, ее фотографии хотят видеть в какой-то галерее, и она улыбается снисходительно, салютуя бокалом с шампанским своему "покупателю". То же самое происходит с фотографиями Корнелии, которые необычайно хороши и вообще больше похожи на живописные полотна. А вот что касается Регины... Какой-то хлыщ из благотворителей отваливает охеренную сумму, и по залу прокатывается вздох удивления и воодушевления. Ну еще бы, такой набор дополнительных снимков... Нерон смотрит на выставленные экземпляры, и, блядь, если может быть среди постановочных фото живые моменты, то это именно тот, в котором Регина играет с Отисом за кадром. Мелкий совсем мелкий, нескольких месяцев отроду, и удивительно, как она дала добро на то, чтобы снимок использовался. Впрочем, задумка удалась, фото действительно производит фурор своей непосредственностью. Кто бы ни был фотограф, он настоящий мастер.
Нерон вскидывает руку и перекрывает названную цену в полтора раза. Да, об этом будут шушукаться и это будут обсуждать, но сейчас...

- Дайте мне побыть героем дня, я только что стал самым щедрым благотворителем. - Отмахивается Нерон от интервью. Мэри не нравится его ход, она даже не скрывает.
- Неужели ночь с нею обходится так дорого? - она поджимает губы, но пытается улыбаться, чтобы не привлекать ничье внимание. А что он может ответить? Да, он всех поставил в двусмысленное положение своим шагом.
- Ну да, перебил у того чувака в шляпе. А ты, что, теперь будешь спать со всеми сотрудниками галереи? График уже есть?
- Что за чушь ты несешь? - Мэри дергает плечами.
- Чушь несешь ты, говоря, что я купил фото Регины, чтобы с нею переспать или потому что я уже с нею сплю.
Корнелия снова спасает положение своим появлением. Или нет?
- Нерон, тебе не следовало делать такой щедрый шаг. Что скажут люди?
- А ты не привыкла, что обо мне постоянно говорят? Не хочу, чтобы меня забывали.
И он сваливает в другую компанию. А затем и с вечера.

....
.

+1

32

Нетрудно было догадаться, что Нерон был не из любимчиков прессы. Что касается поводов, он, конечно, был наверняка на первом месте. Но вот по части комментариев был скуп и бесполезен.  Издание хоть и престижное, но как не заполучить клубничку во время всеобщего веселья. И как только Сцевола попал на обложку? Ах да, он же богат.
Впрочем, вся эта история интересна мне только ответом Нерона. Я просто убеждаюсь в своих догадках и большего мне слышать не нужно. Кстати, зачем мне нужно было подтверждение, что Нерон не хочет и не думает о детях? Наверно, таким образом я успокаиваю себя, что Отиса у меня никто не заберет.
Мы расходимся в разные стороны, я получаю адрес нашего с Нероном рандеву и, собственно, больше нам говорить не о чем. Зачем распаляться на двусмысленность и взгляды, если завтра можно получить сполна?
Фотки Нерона уходят молодой женщине, которая уже довольно давно занимается скупкой красавцев мужчин. У нее сто-то вроде коллекции. Но экстра Нерона действительно заводят. Плащи ему очень идут оказывается. И снова ни одной, где бы он был в костюме. Кажется, у меня это превращается в эротическую фантазию. Но вот то, что происходит во время продажи моих фотографий… На это даже я не рассчитывала.
- Твоих рук дело? – шипит Валентин, пока публика ошарашено уставилась не на кого-нибудь, а на Мэри, разглядывая ее реакцию. А я пытаюсь высмотреть Нерона.
- Нет! – одними губами отвечаю я.
- Регина, мне не нравится вся та происходящая хрень. Слухи о вас и прочее. Скажи мне, что между вами происходит?
Блядь, если бы я только знала.
- Ничего между нами нет!
Ну разве что охеренный секс, от мыслей о котором у меня руки подрагивают, пока я укладываю рюкзак с вещами Отиса в художку. Утром у меня была небольшая запись интервью, на которой не смогли обойти вниманием этот маленький курьезный случай и все, что я смогла сказать это то, что мистер Сцевола волен распоряжаться своими деньгами так, как он хочет. Но не буду лукавить, мне приятно, что такой ценитель искусства оценил мою работу.
Впрочем, не хочу связывать его заинтересованность с той фотографией, где я с Отисом. Лакомый кусочек для публики, да. Мне не очень нравилась эта затея, но я понимала, что лучше пусть это будет так, чем пресса бы полезла вытаскивать мое белье. Мне не спрятать Отиса от всех, тогда я буду показывать его в меру, утоляя всеобщее любопытство.
- Мама, а можно мы закажем на мой день рождения большой-прибольшой торт?
- Конечно можно, зайка. Но до твоего дня рождения еще целых два месяца. Так что хорошо подумай, какой торт хочешь.
У Отиса в августе будет день рождения и моему мальчику будет целых четыре года. Забавно, когда я вчера увидела фотографию, где я его совсем крошку держу на руках, у меня было ощущение, будто он был таким только вчера. Я может и звучу как старуха, но дети и правда быстро растут.
- Пойдем одеваться, малыш, мы уже опаздываем.
- А когда мне станет четыре, можно я сам буду одеваться? – спрашивает сын с вызовом. – Я ведь буду уже большой. Стефан говорит, что его мама уже не одевает.
- Я уверена, что Стефан немного преувеличивает. Но мы поговорим с тобой о твоем желании, ладно? – беру сына на руки и изображаю самолет. – А пока что полетели одеваться, капитан!
Я отвожу сына в художную школу сама. И забирать его буду тоже сама. Не потому что у меня какие-то причуды или работы нет, а просто я так хочу и мне кажется, если у меня есть возможность это делать, то почему бы и нет. Многих забирает прислуга. Кира порой забирает Отиса, это правда. Но сегодня хочу побыть с сыном.
Тем более, что как только он скрывается за дверьми школы с преподавателем, то у меня как будто лопается терпение и я выезжаю по адресу, указанному Нероном. В его апартаменты ведет лифт и это очень удобно, потому что звонок прибытия груза в лице меня, оповещает об этом хозяина. И едва я вхожу в просторный пентхаус, как в гостиной вижу Нерона.
- Со вчерашнего дня интересуюсь, какие же эротические фантазии могут быть в усохшем мозгу? – улыбаюсь я, замедляя шаг и медленно подходя к Нерону. – Я бы с удовольствием их разделила. – я развязываю пояс плаща, расстегиваю пару пуговиц и распахиваю его, оказываясь совсем вплотную к Нерону. – Не поможешь снять?
На мне под плащом ничего кроме белья нет и именно поэтому глаза Нерона так быстро загораются и едва плащ падает на пол, он кладет руки на мой зад, сжимая ягодицы и притягивая к себе. Я и сама притягиваюсь, целуя мужчину и постанывая ему в губы, потому что это черт возьми, нереально здорово, быть в его руках. Да, мой дорогой, я подготовилась к нашей встрече.
У нас всего два часа и этого должно хватить чтобы… чтобы что? Чтобы утолить первый порыв и второй. И кроме этого нам сейчас ничего не нужно. Мы очень быстро оказываемся в постели.
- У тебя очень просторно. – шепчу на выдохе, пока разбираюсь с ремнем на брюках Нерона. футболка уже с треском куда-то улетела и не успела коснуться земли, когда я уже покрывала поцелуями плечи и шею мужчины. А сейчас я стою в одних только трусиках, чувствуя, как руки Нерона забираются под ткань и все, чего я хочу это… о да, папочка в моих руках и я чувствую, как он возбуждается.
Мы двигаемся как сумасшедшие, переворачивая постель вверх дном и путаясь в простынях. И ничего не изменилось, потому что все внутри горит и плавится, как и в прошлый раз. И от того, что времени у нас не так много, как тогда в доме, мы скорые, громкие. И я наверно просто недотраханная или что, но мне нравится. Мне просто безумно, до осточертения нравится.
Оргазм так близко и я всхлипываю, умоляя Нерона не останавливаться, прогибаюсь в спине двигаясь ему навстречу, когда меня накрывает и в глазах проносятся искры. Я не могу перестать вздрагивать, потому что Нерон все еще движется, продлевая мой оргазм и наконец кончая следом. Черт, и внутри так горячо и мне кажется, я растекаюсь вместе с Нероном.
- То есть, тебя не обязательно мочить дождем, чтобы разогреть? Осторожно, я могу подумать, что дело во мне. – смеюсь я, восстановив дыхание первая и приподнимаясь и подбираясь к Нерону.
У него сейчас офигенно небесные глаза. Я как будто проваливаюсь в эту голубизну и кто-нибудь, помогите мне. Мне нравится.
- Надеюсь, ты не вздумаешь повесить мои фотографии у себя. Боюсь, Мэри наведет порчу и у меня грудь сдуется. Или задница. – я забираюсь на Нерона и невинно двигаюсь на нем, делая легкий массаж плеч. – А тебе ведь нравится моя задница, да?
Наклоняюсь к мужчине и спускаюсь поцелуями к его животу, посасывая кожу, проводя по ней языком.
- Вообще-то я немного удивлена, что ты еще с членом. – провожу языком по всей длине члена и мне нравится то, какой он влажный после первого раунда.  – От одного только взгляда твоей красотки, даже у меня усыхает то, чего нет.

я пришла к тебе с приветом

http://savepic.ru/8598373m.jpg

+1

33

Фото Нерона тоже кто-то покупает, и делает это за весьма щедрую сумму. Впрочем, сам Сцевола в подробности не вдается, ему плевать. Куда важнее оказаться в пентхаусе ко времени, когда Регина приедет. К нему ведет частный лифт, так что особо о тайне встречи беспокоиться не приходится.

Нерон ждет ее, но, признаться, не удивился бы, если бы она не пришла, обведя его вокруг пальца. Однако Регина приезжает минута в минуту, и, едва войдя, оказывается в его объятиях. Два часа слишком мало, чтобы тратиться на прелюдии, тем более, что Нерон взвинчен с утра. Даже если бы он хотел до времени забыть о Регине, ему бы не позволила мать, с которой он завтракал. Мэри сказалась занятой, сообщив, что у нее ранняя съемка, так что от матери доставалось за двоих. Она отчитывала его за его покупку фотографий Регины. О нет, разговор не шел о сумме, его денег мать не считала. Все дело было в Регине.
- Нерон, подумай, что будут говорить.
- Что я кручу роман с Региной под носом Мэри? - невозмутимо интересуется он, расправляясь со стейком.
- Об этом уже говорят, и это очень неприятно.
- И что еще они могут добавить к этому?
Корнелия качает головой, глядя на сына. Ну да, ее младший, и теперь уже единственный сын, всегда приносил головную боль и переживания.

- Мне нравится доводить Регину. Я знал, что ее это взбесит. Вот почему я купил эти чертовы фотографии, - сдается он. - Это понятно? Больше ничего нет.
- Ты обидел Мэри.
- Тогда хвала богам, если она еще способна обижаться! - срывается Нерон.
- Пожалуйста, не кричи. Я беспокоюсь за вас. Нерон, - она берет сына за руку, - быть может, уже стоит задуматься о предложении?
- Не может быть.
- Может быть, тебе понравилось доводить Регину? - спрашивает мать, стараясь звучать как будто между делом.
- Понравилось, - соглашается Нерон, и она вскидывает на него настороженный взгляд. - Но с моим решением не делать предложение это никак не связано.

Ну, допустим, когда Нерон стягивает с Регины трусики и берет ее на руки, сложно поверить его заверениям матери.
Они валятся на постель в спальне, и ставят все вверх дном. Регина дерзкая, страстная, голодная, и это ровно то, что нравится Нерону в сексе. Она заводит своими стонами и короткими вскриками, шепотом и всхлипами, когда скулит под его языком. Оргазм накрывает ее, и он чувствует ее дрожь, продолжая двигаться в ней, толкаться. Нерон кончает, опускаясь на нее, вдыхая запах ее кожи и волос, разметавшихся по подушке.
- Достаточно намокнуть тебе, - отзывается он хрипло, переводя дыхание и потягиваясь. Регина еще шутить изволит?

У нее вид довольной кошки, когда она усаживается сверху, принимается разминать его плечи.
- Мне нравится твоя задница, - соглашается Нерон, рассматривая ее. Его руки на ее бедрах. Регина быстро меняет объект своего внимания, и он вытягивается, закрывая глаза и, блядь, все нервные окончания сейчас только в его яйцах. Ох ты ж, блядь...
- Тебе правда хочется обсуждать Мэри? - спрашивает Нерон, забираясь в ее волосы и притягивая за них к себе. Глаза у Регины блядские. Горят огнем, и, черт, ее до смерти хочется трахать.

Он переворачивает ее и укладывает под себя.
- Она не делает минет, - шепчет Нерон и, не давая Регине времени справиться с удивлением, переворачивает ее теперь на живот, коленом раздвигая ноги и входя. - И так она тоже не позволяет... - он целует ее между лопаток, начиная двигаться.
Оргазм накатывает быстро, опустошая до последней капли. И неужели их время вышло? Потому что стрелка точно минула два часа.

- Можешь принять душ, - Нерон потягивается на постели, наблюдая, как Регина выпутывается из простыней. Ее волосы в хаосе, и она блестит от испарины. И она чертовски хороша сейчас.
А еще хочется спросить про Отиса, но... Он не хочет портить момент, потому что Регина точно переменится в лице, а ей идет это выражение, что есть сейчас.
- Мы еще встретимся? Я считаю, на том, чтобы сделать Отиса художником, экономить время нельзя.

....

+1

34

Не то чтобы мне хотелось обсуждать Мэри. Скорее мне хочется услышать от него, почему он купил мои фотки. Но Нерон то ли не понимает моего посыла, то ли не хочет понимать… Впрочем, как можно вообще что-то выведывать окольными путями у мужика, которому делаешь минет и он весь в этом ощущении. Я просто чувствую, что весь.
Я смеюсь, поддаваясь Сцеволе, когда он опрокидывает меня на спину и обвиваю его шею руками, когда он вдруг говорит, что Мэри не делает ему минет. Шутит? Я бы поверила если бы он сказал, что она не так хорошо делает минет, как я. Блин, и вот не знаю, то ли я сейчас дофига офигенная, то ли дофига распущенная. Между прочим, я не всем подряд на первом сексе делаю минет. Это, знаете ли, порыв души такой.
А потом Нерон переворачивает меня на живот и прижимает к постели. Черт, мои бедра приподнимаются сами собой. И, эй, она не позволяет? У меня ты сейчас вообще-то не особо спрашивал разрешения.
- Чем же вы занимаетесь в постели? – хрипло смеюсь и тут же стону, потому что Нерон начинает толкаться.
Сминаю простынь в кулаки, прогибаясь и подставляясь Нерону. Невыразимо. Это просто не описать словами, как круто мне сейчас. Я сдохнуть готова вот прямо сейчас, потому что кажется, круче уже не бывает. Оргазм сильный и накатывающий и живот сокращается глубокими спазмами, так что все тело сладко ломает.
Я валюсь на постель и мне нужно некоторое время, чтобы перевести дыхание.
- Не хочешь принять его со мной? – мурлычу я, проводя пальчиком по влажному плечу мужчины. – Хотя нет, оставайся тут. Тебя нельзя во влажную среду пускать. Ты распускаешься.
Я смеюсь. Ох ты ж блядь, хохотушка какая. Но мне так охеренно, что даже вставать лень и я с такой тоской поднимаюсь с постели, хотя на губах играет расслабленная и довольная улыбка. Потягиваюсь и поднимаюсь, чтобы действительно сходить в ванну. А Нерон вдогонку мне предлагает встретиться еще. Точнее, спрашивает. Да, эта деталь очень важна. Говорит, Отис – прирожденный художник, нельзя бросать талант.
Ничего ему не отвечаю, только легкой пританцовывающей походкой отправляюсь в душ, посылая Нерону улыбку.
- Пожалуй, послушаюсь твоего совета. На искусство вообще нельзя экономить время. – сажусь на Нерона уже в белье и забрав волосы в пучок. Наклоняюсь, чтобы поцеловать мужчину и вздрагиваю от того, как его руки гладят меня по спине, цепляясь за крючок лифа. – Не провожай меня.
В гостиной подбираю плащ и стоя у зеркала привожу себя в порядок. Далековато до того, что было, но лучше уже не будет. А мелкий, если и заметит в маме перемены, то подумает, что я была на работе. Он знает, что я домой в разных состояниях приходила. По-разному бывало. Но Отис знает, что его мама – модель и она часто переодевается. Ох, детка, я надеюсь, ты никогда не узнаешь, как часто маме приходилось раздеваться.
Собственно, так мы и начинаем с Нероном встречаться. И довольно регулярно, раз в неделю. Это уже было как святое расписание и никто из нас не пропускал этого. И про Мэри мы больше не беседовали, как и про Отиса. Во-первых, потому что нам было как-то не до этого. А во-вторых, пентхаус Нерона стал каким-то маленьким отдельным мирком, в котором мы укрывались на пару часов от беготни по нашим личным делам.
Конечно, помимо наших встреч, мы еще обязательно пересекались на каких-нибудь тусовках или показах. И, честно говоря, ожидание встреч становилось еще более невыносимым, чем больше мы встречались без возможности коснуться друг друга. Я не знаю, как мы не попались и каким чудом нас не спалили, на вечере было очень много гостей, мы затерялись в толпе, найдя какой-то дохера далекий и темный закоулок. Но однажды, да, мы так тесно сплелись, пока Мэри и Валентин были где-то в зале, с кем-то говорили. А мы с Нероном целовались, жадно глотая воздух с губ и в невозможности остановиться. Черт, я едва успела остановить Нерона прежде чем он бы вышел на публику с моей помадой на губах.
Не знаю, что с нами происходило и когда это должно было остановиться, но мы будто сходили с ума. И нам все было мало.
Я обгрызаю яблоко, сидя на диване и залипая на мысли, что завтра с Нероном мы вновь встретимся. Слегка залипла, ага. Просто думаю, какое белье надеть. Хотя есть ли смысл вообще?
Мой зайчик только что покушал и сидит рядом водя пальчиком по картинкам в книге и пытаясь прочитать отдельные слова.
- Мама!
- М?
- А я же могу пригласить кого угодно на день рождения?
- А кого ты еще хочешь?
Вообще, я без задней мысли. У ребенка через полторы недели праздник и я готова обеспечить ему кого угодно. Кроме проститутки. Хотя есть у него пара подружек, чьи родители вызывают у меня сомнение.
- А можно я позову Нерона?
Яблоко не встает у меня посреди горла, иначе бы мой малыш остался сиротой. Но тут я безусловно включаюсь в разговор.
- Зайка, мы же говорили об этом. Тебе лучше не общаться с Нероном.
- Ну сколько еще? – ноет мой ребенок жалобно. – Мы и так уже давно-давно не общались. Я хочу его пригласить. Хочу, чтобы он был со мной в команде и чтобы мы выиграли, потому что день рождения у меня. Он сказал тогда, что мы поддались Аргусу. Но теперь не надо!
Блядь, блядь, блядь. Блядь. Мой ребенок начинает хныкать и в этот момент мне кажется, что я совершила какую-то огромную хрень. Да, мелкий и Нероном виделись не так уж и много. Кажется всего трижды. Но кто бы мог подумать, что Нерон умудрился так запасть к сыну в душу. Впрочем, кто бы говорил. Я вообще не предпринимала попыток завершить наши предательские по отношению к Мэри отношения.
- Ну и как тебя бросить, несчастного? Без минета. – смеялась я, когда наслаждаясь минутами покоя после секса, ластилась к Нерону. Мне нравилось. Нравилось растягивать его щеки в улыбку, нравилась его колючая щетина, нравилось тереться о него носом. Блядь, не было бы Мэри, можно было бы сказать, что у нас роман. Но это не так. – Ты пользуешься тем, что я слаба к обделенным.
Сын хлюпает носом и смотрит на меня. Понимает ли он, что я не могу ему отказать в таком случае? Наверно, понимает. Дети – неплохие манипуляторы на подсознательном уровне. Но все дело еще и в том, что я реально понимаю, что Отис хочется увидеться с Нероном.
- Ладно. Пригласи Нерона.
Стоит отдать сыну должное. Он больше не заводит разговоров о том, что ему надо увидеться с Нероном или позвонить ему. Как будто чувствует, что если переборщить, то я пойду на попятную. Я отвожу сына как положено на занятия и еду в пентхаус Нерона. Я обкусала губу от нервов, даже не представляя, как все это провернуть и что сказать Нерону. Я была категорически против, а теперь… Поддаюсь ли я потому что сплю с Нероном? Не знаю. Но вчерашний разговор с Отисом меня немного подкосил. Одно дело, когда только я и Нерон. Другое дело, когда Отис между нами.
То ли к счастью, то нет, но Нерон не хочет выслушивать никакие мои слова, потому что забирает меня в охапку и тащит в спальню на плече, похлопывая по заднице. Да, на прошлой неделе Отис не ходил на занятия, потому что мы ездили на аттракционы. И встреча сама по себе накрылась. И кажется теперь Нерон намерен в двухкратном размере забрать то, что я ему не додала на прошлой неделе.
И я не могу ему отказать. Я теряю рассудок, когда он начинает меня раздевать и целовать, когда его рука скользит ко мне в трусики и, черт… Сам напросился.
- А перерывчик пошел тебе на пользу. Мне казалось, ты начал халявить. – кусаю мужчину за мочку уха, а потом целую. – в общем-то у нас не так много времени и я не могу больше ждать, так что сажусь на постели, обхватывая колени и глядя на Нерона. – Нам надо поговорить. – Страшно? Мне вот немного. Потому что если сейчас я пойму, что Нерон охладел к Отису… Он ни раз не спрашивал про него, так что, кто знает…
- Нерон, у Отиса скоро день рождения… И он хочет позвать тебя на праздник. – Нерон как будто немного хмурится, а я тороплюсь с объяснениями. – Нет, я не собираюсь говорить тебе, чтобы ты и близко не подходил к нему. Просто мне надо понимать, хочешь ли ты пойти? Если ты остыл к Отису, это ничего между нами не изменит, мы будем так же дальше встречаться раз в неделю. Мне нужно знать, что сказать сыну, на случай твоего отказа. – выдыхаю, отирая шею и закрывая глаза, а потом вновь глядя на Нерона. – Тебе решать. Поэтому спрашиваю: ты пойдешь к моему сыну на день рождения?

+1

35

Все закручивается само собой... Все происходит как само собой разумеющееся... Регина приезжает к нему лофт, и теперь это реально похоже на отношения, которые, правда, никак не обсуждаются. Ее устраивают такие встречи, происходящие в полной тайне, без обязательств и по расписанию, а что до Нерона, то Регина действительно становится его любовницей при существовании Мэри, которая ему не то что не жена, но и не невеста даже. Тогда, спрашивается, что его еще держит подле нее? Может, любовь? Сомнительно. Их связь странная, непонятная, изначально лишенная головокружений и сумасшествия от влюбленности. Просто так сложилось. Они познакомились после его клиники, и как-то так пошло, что между ними что-то наладилось. Мэри устраивала Нерона как раз тем, что была спокойна и невозмутима будто Ледовитый океан. Он был опустошен, а ей не требовались бурные эмоции.

Лечение, связанное с абсолютным нахождением в клинике, заняло три с небольшим месяца, с середины ноября по февраль. В августе он будет чист уже год и девять месяцев. Двадцать один месяц... Очко.
Нерон сидит в кабинете доктора Грин и переживает странное дежавю. Она чертовски похожа на Мэри. Нет, не внешне, а по содержанию, что ли. Полная невозмутимость.
- Вы давно не были у меня. Что побудило вас прийти?
- Не могу определить, - усмехается Нерон.
- Как поживает ваша мама?
- Отлично. Мне кажется, она перестала определять размер моих зрачков, когда видит меня, и окучивает меня насчет женитьбы.
- О, и как ее успехи?
- Я собираюсь расстаться с Мэри. - Да, пожалуй это именно то, из-за чего он здесь. Только, важно, дело не в разрыве, дело в том, что он о нем задумался.
- Что между вами происходит, по-вашему?
- Ничего, - Нерон пожимает плечами. - Ничего не происходит.
- Нерон, когда мы разговаривали с вами в прошлый раз, вы говорили о том, что с Мэри спокойно. Вас это устраивало. Что изменилось?
- Я не знаю, - Нерон встает, прохаживаясь по кабинету и ероша волосы. - Наверное, я. Я начинаю чувствовать, что тухну. Мне хочется драйва, док, понимаете? Я понимаю, почему мать хочет пристроить меня в надежные руки. Она боится, что все повторится...
- Есть основания?
- Я чист док. Просто мне воздуха не хватает, я не знаю, куда себя деть, а еще, что Мэри - это не та женщина, которую я мог бы любить.
- Может, достаточно ее уважать? Достаточное основание для успешного в вашем круге брака.
Сцевола смотрит на нее, что-то решая про себя.
- Я трахаюсь с другой, - выдает он наконец. - Регулярно. Жду этого дня. И не чувствую угрызений совести.
- Тогда сказать о разрыве Мэри - сущая формальность, не так ли? Почему вы этого не делаете?
- Потому что если с той другой ничего не выйдет, то... То я вернусь в тихую гавань и пришвартуюсь на вечную стоянку.
- Тогда я не знаю, чем я могу вам помочь.
Нерон тоже. И зачем он пришел - и вправду не ясно.

Зато приходит Регина, с которой они не виделись две недели. Ну, в смысле, не виделись здесь, на их территории, потому что обжиматься в кулуарах званого вечера - это совершенно другое, у них было всего десяток минут. За которые можно было кончить.

Регина отдыхает некоторое время, сладко потягиваясь рядом с Нероном, но потом вдруг садится, и ее словно обуревают какие-то мысли, которые ей совсем не нравятся. И Нерону не нравится, как именно она начинает заговаривать с ним. Обычно "Надо поговорить" ничего хорошего не сулят, поэтому он невольно хмурится. И да, если дело касается Отиса, то добра не жди. Вообще, неожиданно, что Регина первой нарушает табу на темы о сыне, и по мере того, что она говорит... Лицо Нерона снова меняется. Наверное, он еще не до конца уловил все нюансы, когда отвечает:
- Конечно я приду!
А какие могут нюансы? Например то, что Регина против его близости с Отисом, потому что это может обнадежить малыша на то, чего Нерон не может ему дать. Или то, что теперь они спят, а это накладывает некоторый оттенок на ее разрешение на общение с мальчиком, будто доступ к телу открыл все двери. Короче, тут много чего намешано, но Нерон думать об этом не хочет.

Сцевола не спрашивает, насколько по шкале от нуля до десяти Регина против того, чтобы он соглашался. Да, она не ставит вопрос ребром, чтобы Нерон отказался, но ощущение такое, что ее расстройство отказом было бы невелико. И его согласие Регина воспринимает со всей выдержкой побежденного.

Они договариваются, что для Отиса все будет выглядеть как встреча с Нероном, на которой он бы мог лично его пригласить. Это будет назавтра в парке, так что, провожая Регину, Нерон говорит:
- До завтра, детка. Буду с нетерпением ждать.

И погода выдается отличная. Регину и Отиса Нерон видит издалека. Они идут за руку, и мелкий что-то увлеченно болтает маме. Сцевола останавливается, кладет два пальца в рот и свистит. Малыш замирает и оглядывается.
- Нерррон!
Он вырывается от матери и стремглав бежит к Нерону, взлетая на его руки.
- Привет, приятель! - Регина идет к ним, и очень хочется, чтобы она не раскалывала взглядом его череп.
- Твоя мама сказала, что у тебя для меня что-то есть? - Нерон держит мальца на одной руке, а второй нажимает на кнопку носа.
- Прилходи на мой день ррождения!
- О, у тебя день рождения! Круто! Конечно, я приду!
- Правда? - малыш обнимает его.
- Правдее не бывает. - Нерон смотрит на Регину поверх прижавшегося к нему мальчонки. Эта фотография к ужину будет в ряде журналов, в том числе и в тех, что читает Мэри. Она скажет, что, кажется, Нерон нашел себе пассию и даже не собирается скрывать это, только почему она сама должна узнавать об этом из прессы. Нерон ответит, что для личного разговора у него осталось только предложение закончить их отношения. Собственно, так и закончится ужин.

Но то вечером, а пока...
- А я учусь лисовать!
- Да ты что? Ты занимаешься с учителем рисования? - Нерон сидит с мелким по одну сторону столика в уличном кафе.
- Раз в неделю! Мы лисуем вот по столько часов, - малыш показывает три мальчика. - По тли часа!
- Ого! Ты молодец! - изумляется Нерон. - А что твоя моя мама делает? Рисует с тобой? - он смотрит на Регину. Перед нею апельсиновый сок, тогда как Сцевола и Отис точат мороженое.
- Мама оставляет меня с учителем. Я уже взрлослый.
- И что же она делает, пока ты занят? - не унимается Нерон. Отис глубоко задумывается.
- Работает над собой.
Сдержать смех трудно. Работает над собой.
- Ого! И что же это значит? - Сцевола чувствует, как Регина пинает его под столом.
- Она красиво одевается, много думает.
Нерон ничего не может поделать, начиная смеяться в голос.

look at me, babe

https://pp.vk.me/c606530/v606530586/56584/fo6eQ__Euq4.jpg

....
..

Отредактировано Aaron Levis (Пт, 12 Фев 2016 23:53)

+1

36

Нерон так быстро соглашается пойти к мелкому на праздник, что у меня тухнет всякое желание говорить с ним более основательно. Эти разговоры были и уже не раз и толку никакого не принесут.
- Тогда завтра мы с мелким будем в парке в обед. Приезжай. Он хочет пригласить тебя лично. – киваю я и мы заканчиваем эту тему.
Нерон ждет завтра, а я… Это будет первая наша встреча на троих. Только на троих и я переживаю, как все это скажется на Отисе, куда зайдет его фантазия. Я  ничего не говорю сыну, пусть это будет ему сюрприз и, конечно, не делаю никаких предупреждений и прочего. Хватит уже пророчить. Буду смотреть по ситуации.
На другой день Нерон и правда приходит в парк и я невольно вздрагиваю от его свиста. Зато мелкий вырывается из моих рук и тут же запрыгивает Нерону на руки. Я и представить не могла как он соскучился. И я вижу, что Нерон тоже соскучился, у него даже голос как-то теплеет. Он вообще с мелким, хоть на первый взгляд и такой же, как со всеми, но все же другой. Теплый, заботливый. Он обещает придти на праздник и сын растекается у него на шее от удовольствия. Я ловлю взгляд Нерона и улыбаюсь, наверно, слегка извиняясь, что мой сын вот такая маленькая липучка.
Мы немного прогуливаемся и Отис не желает слазить с рук Нерона, перебираясь к нему на шею. И удивительно, но Нерон ничего не имеет против, только под моим взглядом, крепче держит мальчонку, пока тот болтается сарделькой.
- Отис, не балуйся. Твоя лошадка и так небольших размеров. Нерон хрупкий дядя, его надо беречь.
- Моя лошадка!- кричит радостно Отис, обнимая маленькими ручками голову Сцеволы и смеется.
- Я погорячилась. – фыркаю я тихо. – Ты скорее пони.
Месть мне прилетает немногим позже, когда мы сидим за столом и мальчики трещат на какие-то свои темы, а я подперев голову рукой, слушаю их болтовню. Нет, не слежу. Как не странно, наслаждаюсь. Во всяком случае, пока Нерон не начинает допытываться у мелкого, чем же занимается мама, пока Отис рисует рисунки с учителем. И даже мой пинок под столом не возвращает мужика на землю. А потом Отис выдает, что я красиво одеваюсь и много думаю.
Надеюсь у меня не особо заметно, что я немного краснею от праведного гнева. А с языка едва не слетает, что Нерон смеется, потому что процесс раздумий ему и вовсе не знаком. Но впрочем, есть у меня и другие способы ответа.
- Замечательная идея. – отзываюсь с улыбкой, глядя на сына и переводя взгляд на Нерона. – Начну ходить на занятия с тобой, зайчик. Научусь рисовать.
Конечно, Сцевола всерьез мою реплику не воспринимает, растягивая губы в улыбке и у меня ощущение, как будто он хочет меня поцеловать. Или это я хочу? Потому что это необычно встречаться вот так наедине, без толпы людей, учитывая то, что между нами происходит раз в неделю.
- Нет, мама! Я уже большой, не надо со мной сидеть! Тебе нельзя! Нерон скажи ей!
Мой ребенок активно протестует, что мне нельзя с ним сидеть на уроках и вообще, ему нужна свобода и независимость.
- Получишь свободу, когда перестанешь измазываться мороженым, поросенок.
Я встаю из-за стола и подхожу к сыну, доставая салфетки и начиная вытирать его моську, а он что-то бурчит и все норовит посмотреть на Нерона.
- Не крутись, мелочь, никуда твой Нерон не денется. Еще меньше уже стать невозможно. – бросаю взгляд на Нерона и вот уже моя очередь растянуть губы в улыбке. Сцевола клацает зубами, как будто намекая мне на что-то. – Ты тоже испачкался, Нерон. – достаю салфетку и впечатываю в морду Сцеволы и пока мелки занят мороженым, шепчу мужчине на ухо, - Откушу яйца.
Как-то так и развлекаемся, пока мелкий не выматывается от такой насыщенной прогулки и не засыпает. Мы доходим до машин и Нерон передает мне сына и помогает усадить его в детское кресло в машине.
- На следующей неделе увидимся уже только на дне рождения. Много заморочек с организацией. – предупреждаю я сразу Нерона и то что я говорю реальная правда. И дело не в том, что мне хочется его поцеловать перед уходом и это все немного осложняет. – Спасибо, что пришел.
А вечером фотографии с нашей прогулки облетают большинство столичных изданий и все задаются вопросом, не намечается ли у Отиса новый друг и как ко всему этому относится Мэри. Припоминают сразу все, и фотографии, купленные Нероном и его прошлые прогулки с Отисом.
- Регина, какого хера между вами происходит?
Валентин уже второй час капает мне на мозги, пытаясь вывернуть из меня страшную правду, что я пытаюсь вернуть Нерона. Не пытаюсь. У Нерона есть Мэри и меня это успокаивает.
- Ничего между нами не происходит. Отис хотел пригласить Нерона на день рождения и я не могла ему в этом отказать.
- То-то теперь ваши фотографии хоть на обложку журнала про идеальную семью можно пихать! Детка, мне это все очень не нравится. Ну признайся, что у вас с ним.
Я выдыхаю.
- Секс. У нас просто секс.
Чертовски охеренный секс. Черт, да я в последние два месяца будто ожила. Как ни крути а регулярный секс – это важно.
- Твою мать, Регина. Что ты творишь? Мы так долго избегали этого поддонка, чтобы в итоге ты начала с ним трахаться. Прекращай! – и тон у Валентина очень злобный. Да, теперь он еще больше ненавидит Нерона. – Детка, давай я найду тебе хорошего парня.
- Ты уже нашел мне однажды хорошего парня, Валентин. Хватит с меня. – и тут уже я звучу резко, прекращая обмазывать себя кремом.
- Ну кто ж знал, что чувак немного руки распускает…
- Распускает руки? Он меня чуть не изнасиловал! – и нет, я не преувеличиваю. Выбралась чудом. – Я до сих пор его шугаюсь, он больной!
- Малышка, честно, я тебе обещаю, в этот раз все будет нормально. Просто позволь мне о тебе позаботиться.
Я делаю паузу как будто раздумываю.
- Нет. Хватит с меня мужиков. – категорично. И я опережаю возгласы Валентина. – А по поводу Сцеволы… Знаешь, если мой сын рядом с ним счастлив, то я просто не имею права вмешиваться. А если он уйдет… Я все равно не смогу уберечь Отиса от потерей. Мне главное, чтобы Нерон не узнал, что Отис – его сын. А остальное не имеет значения.
Однако, творится какая-то хрень, потому что через пару-тройку дней я из прессы узнаю, что Мэри и Нерон расстались. А ведь все так ждали новостей о помолвке, они вместе так долго. Кажется, с того самого момента как Нерон вышел из клиники, но всех подробностей я не знаю. Пресса в шоке, хотя им есть куда направить фантазию, ведь я в их лице – разлучница. И теперь они задаются вопросом, как скоро мы с Нероном объявим о своих отношениях.
Внутри что-то неприятно дрожит и какая-то тревога заставляет меня написать Нерону смс.

Соболезную вашему расставанию. Теперь мне некем тебя доставать.

Нерон ничего мне не сказал о своем расставании с Мэри. А должен ли был? Вообще, все правильно. Мальчик взрослеет, возвращается в форму. Он никогда не был постоянен. Не удивлюсь, если еще через пару месяцев, помимо меня у него будут еще две подружки. Или вместо меня.
В любом случае, я не хочу думать о том, что как-то причастна к разрыву.
День Х настает и все приглашенные собираются в парке аттракционов. Родители и их дети. Каждые в своей компашке. И я тусую с мамочками, когда Нерон появляется на горизонте, блистая своим желтым кабриолетом. Конечно, вовремя этот позер придти не мог.
- А вот и твой парень, Реджи.
- Вообще, тебе дико повезло. Ты с чужим ребенком, да еще и увела его от такой красотки как Мэри.
- Между нами, Мэри была слишком дурой, раз отпустила Нерона просто так. Очевидно же, что он хочет детей. Могла бы и залететь и он бы точно был в ее руках. Я бы так и сделала. Н хорошо, что они расстались. Как холостяк он нравится мне больше.
Нерон подходит к нам, потому что Отиса не видно. Ну да, мелочь принимает подарки от других детей. Но вот-вот появится с криками и налетит на Нерона, как на любимую игрушку.
- Ты снова отоварился в Детском мире? – спрашиваю я сходу, вручая Нерону стакан с лимонадом. Там немного ликера и это неплохо освежает. – Я привезла морковку и поводья, лошадка. Тебе предстоит нелегкий день. - перевожу взгляд на мамочек. – Знакомься. Энни, Аманда, Беатрис. Девочки, Нерона представлять не нужно. – оборачиваюсь к Нерону. – Беатрис только что заявила что непременно бы залетела от тебя, чтобы ты от нее никуда не делся. Но думаю, Август будет против. – ох, милый, вообще-то ты в курсе, что я очень хочу тебя поцеловать сейчас? Потому что мы не виделись так давно и мне нравится твой распиздяйский вид и эта кепка. – Тусовка пап в другой стороне и напитки там крепче.
- Нерррон! Ты приехал!
Отис несется, чуть ли не спотыкаясь к Сцеволе и улыбка от уха до уха. Как щенок лабрадора, увидевший хозяина после долгой разлуки, ей-богу.

look

http://savepic.ru/8608474m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 13 Фев 2016 13:27)

+1

37

Отис взбирается на плечи Нерону и пребывает в совершенном восторге от того, что выше всех. Регина напрасно пытается утихомирить сына и сама поддается его настроению. Она даже шутит насчет роста Сцеволы и тут же вздрагивает, когда мелкий свешивается.
- Да ты что, с меня невысоко падать! - поддевает невозмутимо Нерон.
Они разъезжаются по домам и уславливаются увидеться уже на Дне рождения. Ох, давно Нерон не ждал так  Дней рождений... Как в детстве, в самом деле.
Да, Регина драконила его насчет того, что тоже подастся на уроки рисования или угрожала лишить его яиц, но важнее всего было ее "Спасибо, что пришел". Ну это же ради Отиса! И к тому же, Нерон был рад увидеть мальчика наконец. Честное слово, с последней встречи он подрос! Малыш вообще был смышленым не по годам, но тут он еще реально прибавил внешне. Как быстро он растет!

Нерон приезжает с опозданием, но не по своей прихоти. Небольшой форс-мажор, не больше. Зато он вливается в самую гущу праздника, и гостей столько, что среди мелкотни не найти виновника торжества. Зато Регину Сцевола видит издалека. Мамочка в белом платье, вся такая деловая... И праздничная.
Они видятся впервые после его разрыва с Мэри. Да, Регина узнала обо всем от третьих лиц, но с чего бы ему сообщать? Нерон не хотел придавать этому никакого значения. Было и было. Как будто Регина опечалился или обрадуется! От нее только приходит смс, на которое он отсылает: "У меня есть пара твоих горячих фото. Не пропаду".

Мамочки потягивают лимонад, и стакан подается и Нерону. Регина внезапно говорлива, тут же одаривая и его шуткой, и сдавая свою подружку. Ну, допустим, она всегда много болтала, но сейчас в этом есть что-то неловкое, она будто хочет что-то скрыть. Их друг к другу отношение? Тогда подколы это не самый лучший способ, потому что действует скорее в обратку. Может, это потому, что Нерон выдает двусмысленно:

- Отоварился. Слышал, тебе нравятся парни помоложе, лет эдак четырех.
Ну конечно Отис любимый мальчик, ас известно. Просто в его словах есть намек на его желание понравиться. Шутка только наполовину.

Регина представляет ему подруг, но Нерон тут же забыл, кто из них кто.
- Сочту за комплимент, - Нерон чокается со всеми, потому что не уверен, кто тут Беатрис. Однако выпить он не успевает, потому что влетает Отис и тут же повисает на нем с радостными воплями. Сцевола поднимает его на вытянутых руках и пару раз подбрасывает к вящему восторгу мелкого и хватаниям за левую грудь мамочек.
- У меня День рррождения! Мне четырле годика! - сообщает Отис. - Я покажу тебе все подарки!
- Какой ты большой! Скоро будешь отбивать у меня красивых девочек! - смеется Нерон.
- Не буду, - отмахивается Отис деловито. - Я потом на маме женюсь.
Дамочки смеются, мелкий не понимает, почему, только обиженно зыркает и меняет тему. Пора открывать подарки, и ему не терпится уже. Ведь так мучительно видеть все эти разноцветные коробки и не иметь возможности посмотреть, что там!
- Я хочу покататься на атакцонах. - Отис очень доверительно сообщает Нерону о своих планах, пока идет с ним за руку. - Можно я с тобой? Не хочу с Валей.
- Я бы тоже с ним не хотел. - Нерон поддакивает.

Они подходят к горе подарков, и Регина предлагает Отису заняться ими дома, потому что их просто огромное количество. И если прежде мелочь канючила, то сейчас появился лучший друг Нерон, и все эти коробки уже не интересны. Вот только...
- А где твой подарок? - шепчет Отис, пока Регина благодарит гостей от лица сына и себя лично. Нерон указывает на маленькую коробочку пять на пять дюймов в синей бумаге и с подвязанным воздушным шаром в форме вертолета. Отис срывается с места, деловито шурует мимо матери, взбирается до подарка и возвращается, потряхивая коробку и прислушиваясь. Нерон смеется:
- Открой.
Регина подходит как раз тогда, когда он, высунув язык, расправляется с упаковкой. Внутри - футляр, а в нем детские часы. Ну, детские только по размеру, а выглядят они вполне по-взрослому. На голубом циферблате контуры вертолета, а стрелки - как лопасти. Под шестеркой устанавливается дата. Обратная сторона прозрачная, так что можно рассматривать, как работает механизм. Ремешок из мягкой черной кожи, а все крепления платиновые. Отис с изумлением смотрит на часы, а потом прижимает к уху, зажмуриваясь. Когда он снова открывает глаза, то шепчет:
- Тикают!

Идея пришла случайно. Когда они сидели в кафе, Отис проявил небывалый интерес к часам Нерона и все прислушивался к их ходу. Было забавно.
- И светятся в темноте. Проверишь вечером.
Малыш кивает и поворачивается к маме:
- Мама, надень мне.
Регина присаживается и застегивает пряжку. Отис любуется часами на вытянутой руке, а потом встает перед Нероном, раскинув объятия.
- Ты можешь меня обнять.
Нерон смеется, нагибаясь и поднимая его. И внутри что-то екает, когда малыш шепчет:
- Спасибо.
- С Днем рождения, приятель.

Отис отрывается на всю катушку, потому что с мамой на ее шпильке и в платье не покатаешься на качелях и не порезвишься на всяких крутых штуках. И уж тем более не взберешься на огромную надувную горку, которая заканчивается бассейном с мягкими шарами.
- Не бойся, мама поймает тебя внизу.
Отис так горел, а теперь сник, когда они стоят наверху. Мальчишки внизу подбадривают, но это только хуже. Отис боится, что они начнут смеяться.
- Хочешь, я буду ловить тебя внизу?
Мальчик упрямо качает головой, поджав губы. Нерон отходит и садится на край.
- Тогда прокатимся вместе.
Мелочь не верит своим ушам, в его глазенках столько изумления и счастья! Осторожно он усаживается перед Нероном, к нему на колени. Сцевола обнимает его крепко и чувствует, как мальчик сжимает его руки.
- Готов?
Нерон отталкивается, и они несутся вниз, ухая в бассейн. Малыш оказывается у Нерона на груди, лицом к лицу.
- Крруто!
- Ты сейчас как твоя мама, - и как хорошо, что Регина не слышит, а Отис не придает значения, а то было  бы Нерону не до смеха.

Регина вынимает мелочь, и видно, как она бегло осматривает его. Блин, с мелким она совсем другая, чем когда они наедине, и Нерон не может сказать, какой она нравится ему больше. Обе нравятся. И, похоже, не ему одному, а еще престарелому хлыщу, который оказывается рядом и одобрительно отзывается о храбрости Отиса. Нерон выбирается из бассейна, пока его не погребли под собой мелкие гости Отиса.

....
..

Отредактировано Aaron Levis (Сб, 13 Фев 2016 17:27)

+1

38

Ни от кого не скрыть, как сильно Отис привязан к Нерону. Он везде таскает мужчину за собой, но все же держится с ним рядом, держа его за руку. Со спины они еще больше похожи, хотя куда уж больше. И почему-то меня задевает это зрелище, как они держатся за руки и Отис что-то увлеченно рассказывает Нерону, а Нерон живо кивает и поддакивает мелкому.
- Готова поспорить, Регина, здесь что-то большее, чем просто любовь к детям. – говорит Энни, стоя рядом со мной и наблюдая, как ее мелкий резвится со своим папой. Энни неплохая, домашняя женщина. Ей уже далеко за тридцать и ребенок у нее довольно поздний. И единственный. Энни больше не может иметь детей, она и своего еле выносила. И поэтому относится ко мне очень хорошо. Знает, что это такое, быть бесплодной. Ох, Энни, а я и не догадываюсь об этом, знаешь.
- Наслушалась завистливое кудахтанье наших гламурных наседок? – спрашиваю я, наблюдая, как Отис и Нерон и все остальные мелкие с папами, наворачивают на машинках в павильоне. Энни качает головой с улыбкой. Интуиция? А я вот ничего не понимаю. - Не знаю.
В конце концов я пожимаю плечами и отхожу. Не хочу говорить о Нероне ни с кем из присутствующих. Антон, к слову единственный, кто не болтает о Нероне и Отисе и том, как они близки. Валентин привел Антона и я так подразумеваю, что это все-таки партия для меня. Мужчина был значительно старше меня, ему было уже за сорок, но в этом была его прелесть. С ним было о чем поговорить и он… развивал, скажем так. Во всяком случае, с ним даже пошлить не хотелось.
Я наблюдаю за тем, как мой сын сомневается, стоя на вершине горки и мне очень не хочется, чтобы он считал себя трусом. Хочу пойти к нему, но не уверена, что не испорчу все. И вдруг Нерон садится на край горки и Отис перебирается к нему на колени. Они скатываются вместе с веселыми криками.
Я ловлю их внизу и вытаскиваю сына из шариков, быстро осматривая его. А сын смотрит на свои новые часы, на которые то и дело бросает взгляд и показывает мальчишкам. О, совершенно точно, другие подарки можно не проверять, потому что этот останется самым любимым. Да и вообще мне начинает казаться, что сам Нерона для сына, как подарок.
- Ты видела, мама? Видела как мы с Нероном скатились? Это было так кррруто!
- Я видела, зайчик. И это действительно было круто. Нерону, наверно, было очень страшно скатываться одному и ты большой молодец, что подбодрил его.
Сын смеется и гордо поднимает голову, глядя на Нерона.
- Я могу еще раз с тобой скатиться, Неррон!
- Ты – очень храбрый. Я бы точно не смог скатиться с такой высоты. – вставляет Антон, подходя к нашей компании.
Отиса раздувает от гордости, хотя и незнакомого человека. Я представляю Антона Нерону, как ни в чем не бывало.
- У него наверно, в тебя такое бесстрашие, Регина?
- У меня это называется глупостью. – отзываюсь я со смехом. – А у Нерона  – борзота. – кидаю взгляд на Нерона, улыбаясь.
- Так Отис – твой сын, Нерон? – недоуменно спрашивает Антон, глядя на Сцеволу.
Я подвисаю в панике. Откуда он знает? Откуда он мог узнать? Валентин никому не рассказывает об этом, он поклялся.
- Что? – как-то хрипло спрашиваю я.
- Прости. Ты просто так сказала про Нерона… - оправдывается Антон. – Я сказал что-то не то?
Он не в курсе? Как можно быть не в курсе?
- Отис – усыновленный.
Антон принимается извиняться и говорить, что он уже давно не следит за хроникой светских сплетен, хотя должен бы знать. Но он и подумать не мог, что Отис не сын Регины, ведь мы с сыном похожи. Кстати, на моем веку первый, кто говорит об этом.
Возникает неловкая пауза, которая нарушается криком моего сына, что пора есть торт. О боги, как никогда вовремя.
- Полагаю, тебе достанется второй самый лакомый кусок. – поворачиваюсь к Сцеволе и толкаю его в сторону стола. – Ну хоть где-то ты не первый. Только не плачь. О кстати, забыла тебе выделить обязательный дресс код. – я торможу посреди пути и надеваю на Нерона праздничный колпак, щелкая резинкой по его подбородку, отчего Сцевола недовольно шипит. – Я бы поцеловала, где бо-бо, но знаю я твои наиболее болючие места.
В общем, я оказываюсь права и второй лучший кусок действительно отходит Нерону, хотя он как-то не очень уплетает его. Я реально хочу подначить его на эту тему, только между нами садится Валентин и всячески перехватывает внимание на себя. А по другую сторону от меня оказывается Антон и как-то само собой выходит, что мне с Нероном не потрещать. Зато вот мелкий трещит без умолку, перемазываясь в креме.
- Нерон, вытри его, пожалуйста. – прошу Сцеволу, указывая на щеки Отиса и подавая мужчине салфетку. Мы касаемся пальцами, но Валентин наклоняется вперед разрывая наш контакт и движение выходит оборванным.
Потом снова кутежи и веселье и мальчишки запасаются водяными пистолетами и носятся по парку, стреляя друг в друга. Они разделились на команды и готова поспорить, Нерон и Отис выигрывают.
- Мама, а ты поцелуешь победителя! – кричит Отис, перед началом охоты. – Поцелуй принцессы всегда награда!
Я даже не комментирую, как будто у меня есть выход. Так и быть, поцелую кого угодно, потому что все равно сыну достанутся обнимашки и поцелуйчики. Уж его-то не могу обойти стороной. И я наблюдаю за всем в стороне, когда рядом вновь рисуется Антоний и замечает, что праздник выходит очень интересный и он никогда прежде так не веселился на днях рождения детей.
- Отис – очень смышленый мальчик. – и Антон звучит так формально, что я бы прыснула в любой другой ситуации, но его возраст и какой-то странно влияющий и успокаивающий меня статусный взгляд, удерживают от сарказма. Я просто благодарю мужчину. – Не представляю, как тебе тяжело его растить.
- Не тяжело. Он – мое солнышко и это настоящий подарок, то, что он у меня есть.
- Ты – удивительная женщина, Регина, хотя так молода, но рассуждаешь так мудро. У тебя очень светлый образ матери, знаешь? – он аккуратно поправляет прядь моих волос и заправляет за ухо. – Могу я пригласить тебя на свидание завтра?
Я как-то колеблюсь. Не потому что не знаю, как ему ответить, а потому что он как-то гипнотизирует, мягким голосом, спокойный взглядом. И меня как будто холодной водой окатывают.
Хотя стоп, меня реально окатывают. Точнее не меня, а Антона. На меня отходят только брызги и когда я оборачиваюсь, то вижу Нерона.

+1

39

У мелкого горят глаза, когда он рассказывает матери о своем подвиге, и она с удовольствием подхватывает его настроение. Нерон показывает большой палец, одобряя:
- Признаться, сто лет не катался, так что один бы точно не смог! - и все бы ничего, но встревает дедуля, который решает подмазаться к пацану. И если бы не Отис, Сцевола нашел бы, что сказать старичку насчет того, что в его возрасте горки может выписывать только его сердечный ритм. И, пожалуй, стоило бы сказать и навлечь на себя что-нибудь, потому что высказывается Регина, и вот вроде в ее словах ничего такого нет, но у пенсионера вдруг возникает странное умозаключение. Хотя, не он первый, кто решает, что Нерон и Отис уж очень похожи. Регина быстро берется замять дело, и выясняется, что все это недоразумение, да и вообще самое время есть торт.

Регина вытуривает Нерона подальше, цепляет на него колпак к восторгу Отиса, надо сказать, и оказывается провидицей - на раздаче сладостей он фаворит. Только вот дед как бельмо на глазу, потому что получается, что у Регины нет-нет да возникнет возможность урвать момент куснуть Сцеволу, а ему и секунды не остается тявкнуть, как на них сразу обращают внимание.
Нерон сидит между стариканом и Отисом, и втроем они как бы иллюстрируют весь жизненный путь человека.
Малыш вымазывается в креме, и Сцевола на няньках.
- Вкусно, прлавда? - спрашивает мелкий с блестящими глазами.
- Очень! - соглашается Нерон, хотя совершенно равнодушен к тортам и прочему такому. - Поможешь мне?
- Пс... Только чтобы мама не видела... Я сегодня не пил бульон, потому что обещал не есть много сладостей... - шепчет он страшную тайну, и Сцевола показывает "рот-на-замок" и подмигивает.

Все правда идет очень здорово. Дед куда-то теряется, но только, увы, не насовсем. Нерон видит его снова рядом с Региной, пока они бортуют конкурентов на аттракционе с тачками. Отис радостно руководит процессом, держа обеими ручонками руль, но ведет все равно Нерон. Его ладонь между лапок мелкого.
- Как здоррово, да, Неррон?! - кричит он, смеясь.

Мелкий потом уносится с ребятами смотреть на клоунов, а прибегает с водяными пистолетами, потому что объявлена войнушка, и грех не поучаствовать. Да тем более за поцелуй принцессы! И вот ведь какая незадача... Честное слово, Нерон целился не в предка человеческого рода...
- Ого! - восхищается Отис, пробегая мимо и тормозя, но замирает под взглядом дядьки и осторожно спрашивает Нерона. - Наверное, будет ругаться...
- Прости, чувак. Я метил в мелкого! - Нерон поднимает руки, словно сдаваясь, и получает струю в лицо под заливистый смех Отиса. Вот же негодник! Нерон срывается с места, отлавливая сорванца, и тот визжит, брыкаясь и хохоча.
- Это не я! Не я!
- Я тебя видел!

Он не слышит, как Регинин ухажер просит его извинить и не терять, пока он найдет полотенце промокнуть лицо и шею, но, щекоча Отиса, все же видит, как старикан уматывает.
- Что он вообще здесь делает? А вдруг он педофил? - спрашивает Сцевола, падая на скамейку рядом с Региной, пока мелкий снова уносится куда-то. Какой заряд у его батареек? - К слову, для него и ты - как девочка, так что я о тебе забочусь.

Регина фыркает и отвечает что-то насчет того, что и он сам в зоне риска, потому что не очень-то отличим от детей. Разве что бородой.

- Отличный праздник, - Нерон вскакивает на ноги. Он передохнул, а Отис уже кричит его. Малыш на горке и радостно ухает вниз сам, так что Сцевола должен ждать его внизу. Однако какие бы батарейки ни были у мелкого, он наконец выдыхается, да и праздник подходит к концу. Гости начинают разъезжаться, подарки собраны и отправлены домой. Старичок тоже куда-то рассосался. Наверное, на электрофорез поспешил.

- Я отвезу, - вставляет Нерон, подходя. Валентин, который собирается вызвать Регине шофера, смотрит на него как на клопа, поэтому приходится повторить. Валя тоже упертый.
- Я вызову водителя.
Регина даже не успевает вмешаться, потому что Нерон разыгрывает джокера.
- Отис! Хочешь я отвезу вас с мамой домой? - малыш сидит на скамейке, болтая ногами, потому что ему велено не теряться. 
- Да! - кричит он и бежит к ним. - Мама, поехали с Нерроном!
- Мама, поехали? - поддерживает Нерон.

Погода отличная, но Регина все-таки прижимает ладонями мелкому ушки, когда он счастливо озирается у нее на коленях, впервые прокатываясь в машине без крыши. По меркам Нерона, они плетутся как улитки, по мнению Отиса - мчатся. По мнению Регины - несутся на сверхзвуковой. Или она преувеличивает. И хотя восторги сильные, все-таки мелочевка клюет носиком, да так и засыпает у матери на груди.
- Ты смотри, знает, куда приложить голову, - Нерон скользит взглядом по вырезу платья. - Ты отлично выглядишь, кстати.
Комплимент, да. Они трахаются как кролики, но с комплиментами у Нерона не так быстро.

Он не спрашивает Регину, а просто забирает у нее спящего мелкого, тот открывает глазки, видит его и улыбается, обвивая шею ручонками.
- Я донесу.

....
.

+1

40

Нерон отнекивается, что это он не специально попал в Антона, но что-то мне подсказывает, он не очень расстроен из-за своего промаха. Впрочем, ситуация не перерастает в конфликтную и Антон ретируется, говоря что наш разговор еще не закончен и ему все же интересен мой ответ.
А Нерону интересно, откуда на празднике вообще взялся Антон. Сцевола немного запыхался и теперь немного отдыхает, падая со мной рядом на скамейку.
- Он какой-то хороший друг Валентина, насколько я поняла. – без особо интереса говорю я. – Сам понимаешь, праздники – неплохое место для бизнеса. – пожимаю плечами.
Честно говоря мне все равно, что там Валентин задумал и что крутится в голове у Антона. На празднике моего сына меня занимает только мой сын и обстановка вокруг, которая делает его счастливым. Или люди. А Нерон сегодня – главный фаворит и я на все сто процентов уверена, что теперь Отис совершенно накрепко привяжется к Нерону. И это дохера херово.
- Учитывая, что ты пытался выглядеть как четырехлетний, то в группе риска скорее ты, чем я. – смеюсь я, проводя пальцами по мокрым волосам Нерона. Так спокойно, так хорошо. И вдруг Нерон резко подрывается, будто мое прикосновение его обжигает или подбрасывает и говорит, что праздник удался. – Все для тебя. – улыбаюсь, возвращая руку на скамейку и провожая мужчину, идущего вразвалочку к моему сыну.
Кстати Антон меня все же находит и так разводит на свидание.
- Я заеду за тобой.
- Нет. Встретимся там. – не люблю пускать на свою территорию, пусть речь и идет о подъездной дорожке к высотке.
Между Нероном и Валентином выходит небольшой спор по поводу того, как мы с сыном доберемся домой. Эй, ребята, вы чего? Только не на празднике моего ребенка. И Нерон вообще делает финт ушами и использует запрещенный прием – любовь моего ребенка к нему и вызывается нашим шофером.
Из материнских чувств, я против, по причине неуверенности в безопасности. Я представляю, что Нерон будет гнать. По той же причине, что я уже немного знаю Нерона, я так же понимаю, что из-за Отиса он будет крайне внимателен и осторожен. Лично я очень даже за кабриолет и Нерона. а та часть меня, которая настроена против Сецволы, конечно, всеми ногами цепляется за Валентина. Но в этом бое я проигрываю, даже не участвуя, потому что Нерон меня не спрашивает, а ставит перед фактом. Я прекрасно знаю этот его тон победителя, который бесит, но которому невозможно сопротивляться. Особенно сейчас.
- Мы поедем с Нероном. – поддакиваю Сцеволе я, потому что ко всему прочему еще и чертовски устала. И сегодня уже не намерена выслушивать Валентина и его наставления. – Завтра я встречаюсь с Антоном, как ты и хотел. Можно мне домой? – канючу я и Валентин только устало фыркает, мол, со мной каши не сваришь, но спасибо и на том, что я пойду с Антоном на свидание.
- Развлекись с ним как следует, детка. Он надежный мужик. – Валентин целует меня в лоб, бросает злобный взгляд на Нерона, прощается с мелким и уходит.
А мы несемся домой и есть в этом кайф, когда чувствуешь ветер в голове. Как будто я пьяна, а я ничуточки не пьяна. Просто довольная и уставшая, потому что мой сын именно такой. Абсолютно счастливое, сонное чудо.
О да, сын весь в отца. И это едва ли не срывается с моего языка. К счастью, я вовремя себя контролирую.
- Не завидуй. – и тут Сцевола говорит, что я сегодня хорошо выгляжу и, блядь, мне приятно это слышать. Хотя Антон говорил мне сегодня то же самое, но от Нерона это звучит по-другому. Откликается внутри на это по-другому. – Надо было сводить тебя в парк аттракционов, чтобы ты сделал мне комплимент?
Нерон забирает у меня Отиса и тот с готовностью обвивает ручки вокруг шеи своего нового лучшего друга и героя, а я снимаю каблуки и даже сама настолько устала, что в лифте лбом приваливаюсь на плечо Нерона. Он же выдержит такой тяжелый груз, как моя голова? Не могу стереть блаженной улыбки с лица.
Мы относим мелкого в спальню, я его переодеваю в пижаму, и сын совершенно забывает о том, что сам собирался это делать после того как ему исполнится четыре. Он вообще как кукла без ниточек и только устало смеется, когда Нерон щекочет его.
- Сегодня был саааамый лучший мой день рррождения. – тянет шепотом мелочь, подкладывая ладошки под щеку. Но прежде протягивает Нерону, чтобы тот пожал ее. – Приходи и в следующем году. И потом тоже. И ко мне в гости приходи. Мы построим форт…
Почему-то это очень щемящая картина, то, как Отис не хочет выпускать руку Нерона из своей и крепко обхватывает ладонь мужчины своей маленькой ладошкой. Я стою в стороне и не мешаю им болтать, хотя сын уже и не болтает. Он засыпает прямо посреди своей фразы.
Мы с Нероном встречаемся глазами и думаю, что чувствуем сейчас одно. К Отису невозможно не проникнуться. Он такой светлый мальчик, что к нему потянется любой, даже с самой черной душой.
Мы выходим из спальни сына и спускаемся вниз. Я снимаю пояс с платья и встряхиваю волосы.
- Снимаю шляпу, у тебя крепкая выдержка и терпение. Выпьешь? – я предлагаю Нерону виски, но он отказывается. – Даже Валентин так долго не может терпеть мелкого, а ведь он знает его с первого дня. Никогда еще не видела сына таким счастливым.
Я отхожу от бара и подхожу к Нерону, который уселся на диван и сажусь к нему на колени. Почему-то это уже так привычно, видеть его здесь. Как будто он – частый гость, как будто он и не уходит отсюда никогда.
- В виде исключения. – предупреждаю я и вообще-то никогда не вожу к себе домой мужиков и уж тем более не целуюсь с ними под носом у сына, но сейчас мне реально хочется это сделать. – Весь день хотела это сделать.
Целую Нерона, забираясь ладонью под ворот его футболки и чувствую, что несмотря на усталость, очень его хочу. Черт, если бы сына не было дома, мы бы совершенно точно не слезли с этого дивана в ближайшие полчаса. И как же мне не хочется отпускать его. Мне так нравится, как Нерон скользит рукой под юбку, как проводит по бедру.
- Неделя будет чертовски долгой. – мягко намекаю я, что сегодня ему ничего не перепадет. - Спасибо, что ты был сегодня с Отисом. Для него - это очень важно.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » what goes around comes around


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC