Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » what goes around comes around


what goes around comes around

Сообщений 41 страница 60 из 99

41

Этот момент, когда Регина спускается со своих шпилек и складывает голову на его плечо, по другую сторону от головы Отиса, односекундно впечатывается в память. Нерон смотрит в их отражение в зеркале, и ощущение такое, будто так оно и должно быть.

Сцевола относит малыша в спальню, и Регина принимается переодевать его, хотя для сна еще рано, но кое-кто сбил сегодня весь ритм, откушал от пуза сладостей, набегался и теперь не чувствует ножек. Правда, сквозь сон Отис не хочет отпускать Нерона и озвучивает приглашение на все свои дни рождения и вообще зовет в гости. он уже даже было начинает озвучивать программу развлечений, но засыпает, едва выговорив "форт". Пожатие его ладошки слабеет, и Нерон целует маленькие пальчики, а затем снимает часики с руки, оставляя их на столике.
- С Днем рождения, малыш.

Они с Региной спускаются вниз, и она предлагает выпить.
- Воздержусь, - Нерон усаживается на диван, потягиваясь. Черт, выдержка выдержкой, но он, кажись, таки стареет. - Думаю, у Вали вся выдержка и терпение уходит на тебя, - усмехается он. - Смотри, какого он папку тебе подогнал.
Регина мерит его каким-то нечитаемымы взглядом, подходя к нему и вдруг устраиваясь на его коленях.
- Чего тебе, девочка? - Нерону не нужно разрешения, чтобы его руки сами собой поползли по ее коленям и вверх под подол. "В виде исключения" он получает поцелуй, и, блядь, так же нельзя! Нерон уже было загорается от того, что что-то будет, и это должно быть тихо и быстро, а это просто-таки вызов им обоим, но Регина шепчет о долгой неделе впереди. И словно подытоживая, что на поцелуе на сегодня все, Регина благодарит за Отиса.
- Спасибо, что позволила, - отзывается Сцевола, рассматривая ее, убирая с ее лица упавшую прядь волос. И в голове его зреет план.

На самом деле, Регина преувеличила его выдержку и терпение. Ну, может, насчет мелкого правда, а вот что до нее...
- Встретимся завтра? Часиков, скажем, в... - и он называет время на полчаса раньше чем то, о котором она условилась со своими старичком. О да, Нерон слышал, хотя вроде бы и был занят с Отисом. Просто они крутились рядом, и... И ему сильно не нравится этот старпер. Нет, может, для своего возраста он хорош, но не для Регины. - Или, постой, ты встречаешь со своим отцом? Ты не задумывалась, что этот чувак на самом деле твой отец, просто не знает, как сказать? Я бы не исключал. Сколько ему лет? Ты только прикинь! - его рука скользит по ее плечу. - Ну так что? Я могу заехать.

..

+1

42

Нерон не может забыть Антона и то как удачно мне его подогнал Валентин, а мне честно говоря, уже по барабану и на Антона и на Валентина. Я уже и забыла о том, что мы завтра встречаемся. В самом деле, я согласилась на встречу только чтобы Валентин успокоился, чтобы я отработала программу, типа, смотри, я встречаюсь с теми, с кем ты хочешь, но не выходит у меня с ними. Просто лучше я сейчас встречусь, чем потом мой менеджер будет проедать мне мозги.
А Нерону не нравится. Не могу только понять, что именно. Сам Антон или то, что мне его «подогнали».
А еще мне безумно важно знать, что Нерон так спокойно принимает мой мягкий отказ в развлечениях на сегодня. Кто другой бы уже закапризничал, что он весь день провел с ребенком и заслуживает хотя бы маленький минет. Но Сцевола очень спокойно относится к моему заявлению и для меня это много значит. Хотя бы то, что он нянькался с Отисом не ради приза.
И тут он предлагает встретиться завтра и у меня уже было загораются глаза, потому что, черт возьми, приятно, когда мужчина тебя хочет и предлагает выбиться из графика. И, честно, я забыла о том, что почти в это время встречаюсь с Антоном. Только вот Нерон напоминает и в его словах столько яда, столько язвительности, как будто я не на ужин с ним иду, а сяду на его член с порога ресторана.
Мне не нравится то, как все это выставляет Нерон.
- То есть, ты предлагаешь мне встретиться раньше не потому что тебе хочется, а чтобы я не пошла на ужин с Антоном? – конечно, я делаю свои выводы. Может, закрученные, но то, как подал мне все Нерон, звучит именно так. – Он старше меня вдвое и что?
Честное слово, я не имею ничего такого в виду. Антон мне безразличен, а вот Нерон – нет и именно поэтому я сейчас завожусь. А лучше бы не стоило. Пока дело касалось только меня и Нерона, все было гораздо проще. А теперь есть еще Отис с его абсолютной любовью к Нерону и казалось бы этого уже хватает, чтобы задуматься, стоит ли нам дальше встречаться или нет.  Но Сцевола припоясывает сюда еще и абсолютно левого Антона.
Я выдыхаю. Нерон, конечно, высказывает свою точку зрения по поводу всего происходящего, но мне не хочется ругаться. День был таким здоровским и таким светлым.
Беру лицо мужчины в ладони и затыкая его, целую. Не хочу слушать бред, который он говорит и не хочу нести бред сама. Зная, что его слова не смогут оставить меня равнодушной, я лучше вызову молчаливый гнев, чем потом буду жалеть о том, что сказала.
- Я трахаюсь с тобой. А с ним я просто иду на ужин. Неужели я похожа на ту, кто заскочит на член к первому же, кто поманит пальцем? В свете и так много болтают о нас. Нужно же мне как-то отвлекать их внимание. – трусь носом о щетину Нерона.
Ну, милый, никогда в жизни не поверю, что это ревность, потому что так же не поверю, что у Нерона развито чувство собственности. Он – человек широкой души.

+1

43

Регина внимательно смотрит на Нерона, и он понимает, что ей сильно не нравится сказанное им. Ну, ок, раз начистоту разговор, так начистоту.
- Да, я не хочу, чтобы ты с ним пошла, - отвечает Нерон совершенно спокойно, но не дает ей увериться в ее вредности. - Я хочу, чтобы ты пошла со мной, вот и все. - Он наблюдает за ее реакцией. Дело обстоит не в том свете, как Регина выставила. Нет или-или, есть и.

Она медлит с ответом, и хорошо, что не закатывает тираду насчет того, что он хренов собственник и не фиг вставлять ей палки в колеса, потому что она свободная женщина.
- Ничего не имею против, если этот первый - я, - Нерон пожимает плечами, а Регина фыркает, целует его и трется носом. Черт, все же хорошо идет, да? Тогда почему она хочет отвлекать чужое внимание от них? Почему не направит собственное, в конце концов? Он теперь свободен, она - была свободна и есть. И все вроде неплохо. Или нет?
Впрочем, кажется, до Нерона доходит. Дело в Отисе. Они могут налаживать отношения сколько угодно, но только Регина хочет быть уверена, что оно того стоит. Они-то разбегутся и переживут, а вот мелкий не поймет, потому что больше всех потеряет он. Ладно, пока, наверное, действительно стоит притормозить.

- Много не ешь, тебе потом на мне скакать, - говорит Нерон, повисая на прощение между створками лифта и не давая тем сомкнуться. Регина толкает его ладонями в грудь, отправляя вовнутрь и нажимает на закрытие дверей.

Удивительное ощущение. Уже столько всего произошло, но время совершенно детское, и даже до ужина еще пара часов.

Нерон едет домой переодеться, потому что у него ужин с друзьями в баре. Стейки с кровью, хорошая выпивка, бильярд. Светские сплетни.
- Ну что, все новое - хорошо забытое старое? - Германик раскуривает сигару, разваливаясь в кресле.
- Ты о новой пассии Нерона? - посмеивается Октавиан. - Отличные фотографии в последнем номере!
- Ну так как, все серьезно? - вставляет Тиберий.
- Не терпится сбыть меня с рук? - отзывается Нерон, затягиваясь сигаретой. Среди приятелей он единственный, кто не женат.
- Радуемся, что ты сбежал от злой колдуньи, - гогочет Германик, и его смех подхватывают. Остальные парни держались с Мэри нейтрально, но не сказать, что сильно опечалились и соболезновали разрыву.
- Но ты же из-за Регины сбежал, да? - Тиберий лыбится. - Она хорошенькая. Всегда была.
- И осталась, - вставляет Германик многозначительно. Тиберия и Октавиана не было на его дне рождения, так что есть публика, которая не в курсе, а повода потрещать за эту душевную тему не было. Парни тут же чувствуют интересную историю, и Нерон даже не тратит сил на то, чтобы заткнуть "свидетеля событий".

- Ого!
- Неплохо!
Еще бы. Нерон никак не комментирует историю, но и не опровергает ничего. О том, как регулярно они с Региной теперь спят, он тоже молчит. Достаточно того, что идет оживленное обсуждение их совместных фото и прогулок с Отисом.
- Судя по всему, пацан от тебя без ума, - говорит Тиьерий.
- Он славный парень, - соглашается Нерон.
- И как на заказ похож на тебя! - спасибо, Германик. - Ну серьезно же! Похож!

Примерно в тех же самых словах думает Корнелия. Она всегда начинает день со свежей прессы, и празднику в честь Дня рождения Отиса, конечно, посвящен репортаж. Угадайте, кто есть на всех фотографиях рядос с Региной и мальчиком?

...

+1

44

К счастью, скандала не случается и Нерон, видимо, и сам не хочет развивать эту тему. Я услышала его, он не хочет, чтобы я пошла с Антоном на ужин, потому что хочет, чтобы я пошла с ним. В этом есть что-то… нет, не собственническое.
- Обещаю, если он окажется моим отцом, я не буду тебя заставлять с ним общаться. – шучу, пока мы обнимаемся у входа в лифт.
Нерон смешной и я провожаю его взглядом, и честно говоря, с трудом выпихиваю из дома. Потому что хочу, чтобы он остался.
Я падаю на диван и не могу понять того, что происходит. Сегодня был потрясающий день и хотя, мне бы тревожиться на тот счет, как сильно привязывается Отис к Нерону, но я не тревожусь. Мне почему-то начинает казаться, что Нерон не сделает ему больно и ему не плевать. Это было видно по тому как он заботливо снял часы с ручки моего мальчика, как поцеловал крохотную ладошку. Знаю, о чем я сейчас должна подумать. О том, не поступила ли я глупо тогда, не сказав Нерону о своей беременности. Но я не жалею об этом, потому что тогда все было иначе и Нерон был другой. Как и я.
То что сейчас происходит между мной и Нероном очень странно. Наверно я просто отвыкла от мысли об отношениях. Таких серьезный длительных отношениях. Меня устраивало что мы трахаемся по расписанию, меня устраивало что у Нерона была Мэри. А теперь он свободен и кажется, судя по прессе больше ни с кем так не близок, как со мной. И это его нежелание меня отпускать на свиданку с Антоном… Куда как ярче горят его слова о том, что он хочет, чтобы я была в этот вечер с ним.
А я? А я хочу быть с ним сейчас.
На следующий день Нерону на телефон придет фотография с обсыпанной и широко улыбающейся мордахой Отиса. Сын не сдал, кто ему дал лишнюю порцию торта, но тут и без слов все было понятно.

Мелкий отстранен от сладкого на две недели. Как наказать тебя?
P.s. Он тебя не сдал. Можешь ходить с ним в разведку.

А вечером я встречаюсь с Антоном, как мы и уговаривались и ужин течет тихо и спокойно. Не без приятных улыбок, вежливого смеха и случайных касаний рук. Впрочем, я никак не отвечаю на действия Антона, когда он перехватывает мою ладонь и начинает ее гладить.
- Знаешь, вечер просто отличный. И мы могли бы его продолжить у меня. – предлагает Антон глядя на меня своим глубоким взглядом.
- Чем тебя не устраивает здешняя кухня? – невозмутимо отзываюсь я. Как-то вчерашний эффект гипноза спал и я совершенно адекватно не поддаюсь на мягкий голос мужчины.
- Многолюдно.
- Ммм. – отвечаю я, допивая вишневый сок. Я сегодня не на алкоголе. Не хочу, чтобы Антон рисовал себе кино.
- Ну так что?
- К сожалению, не могу. Обещала сыну уложить его спать.
Антон как будто пытается повлиять на меня, пересаживаясь на стул рядом со мной и скользя ладонью по моему колену.
- Ты – замечательная мама, Регина. Но нужно же иногда давать себе отдых. Расслабиться. – он ведет рукой по моему бедру вверх и боги, хорошо что я закинула ногу на ногу, иначе бы точно скользнул между ног. Он настойчив.
- Как ты и сказал, я – замечательная мама. И не могу позволить себе расслабиться. Хочу, чтобы все знали, какая я образцовая мать. – я встаю из-за стола, всем своим видом показывая, что вечер окончен. – Спасибо за ужин, Антон.
- Я так понимаю, это «нет»?
- Ты сообразительный. – улыбаюсь я, собираюсь уйти, но мужчина останавливает меня, удерживая за руку. В его движении или взгляде нет ничего злобного. Он как будто изучает меня.
- Ты набиваешь себе цену? Потому что я не привык получать отказ.
- Сюрприз! Все когда-то бывает впервые.
- Не пожалей. Кому ты сдалась такая? С довеском.
О, в прессе потом будут говорить о том, каким громким получился звук пощечины. Но разве это будет иметь для меня какое-то значение?
Высвобождаю свою руку из его и ухожу. Я еду домой и мелкий рад, что я приехала раньше обещанного времени, потому что он тут же тащит меня к себе в комнату, выключает свет, просит забраться под одеяло и показывает, как светят часы, которые подарил ему Нерон.
- Круто, да?
- Круто. – поддакиваю и сгребаю мелкого в охапку, начиная щекотать его и целовать в мордочку. Сын смеется и, черт возьми, за этот смех я готова с жизнью расстаться, лишь бы мой сын всегда был так счастлив.
- Мама!
- Что?
- А можно я как-нибудь приглашу Нерона к нам в гости?
- Можно. – с небольшой паузой отвечаю я и сын радостно хихикает.
Впрочем, его мысль наталкивает меня на свою. На следующий день я сижу на диване и листаю журнал в котором мелькают мои фотографии то с Антоном со вчерашнего вечера, то с Нероном в парке, раздумывая над той аферой, которая пришла мне в голову. Это чертовски соблазнительно и так желанно! Но не перейду ли я границу?
- Зайчик, а ты не хочешь на выходных поехать в гости к Косте и Оливии? Я могла бы отвезти тебя в пятницу вечером и забрать в воскресенье днем. Что скажешь?
О, сын в восторге от этой идеи. У Оливии меньше года назад родилась малышка и Отис чувствовал себя старшим. Обожал болтать с младенцем и рассказывать ему как и что надо делать. Он даже однажды заикнулся о том, как бы он хотел брата или сестричку.  Только это было невозможно. Совершенно невозможно ни в моем положении, ни при тех слухах которые ходили о моем бесплодии.
- Спасибо, Кость. Ты очень выручаешь. Он точно вам не помешает? Знаю, вы там с Антонией замотались, наверно.
- Все нормально, Регина. Мы будем только рады. Но, откровенно говоря, мне кажется, что Отису, в свете недавних событий, будет интереснее с Нероном, чем со мной.
- Нерон не сможет. – быстро отзываюсь я и в трубке повисает пауза.
- Я знаю, это не мое дело, но тебе не кажется, что уже поздно отгораживать Отиса от Сцеволы? Они так поладили.
- Нет, нет. Дело не в этом, просто… я знаю, что он не сможет.
И снова пауза.
- У вас все серьезно?
И теперь уже моя очередь молчать и Костик даже представить не может, как напряженно крутят шестеренки в моей голове.
- Нет. Не думаю. – коротко отзываюсь я и в конце концов выдыхаю. – Не знаю…
- Ладно, Регина, прости что спросил. Я знаю, как ты переживаешь по поводу Отиса, но, мне кажется, что и о себе тебе тоже подумать надо.
Так и сговариваемся. А в четверг я отправляю Нерону смс:

Хозяин дома уедет в гости на все выходные. Я буду совсем одна, стирать пальцы в мозоли. Может, составишь мне компанию? Приедешь?

Я накидываю время, в которое буду ждать Нерона у лифта, совершенно голая.

Отредактировано Lucia Varys (Вс, 14 Фев 2016 14:57)

+1

45

О нет, старикан не оказывается ее отцом. Это ясно по фотографиям, которые появляются в столичной хронике. Нерон бы вытряс из этого скота остаток лет, который ему остался, честное слово. И это просто увидел фото и выражение лица Регины. Комментарий мало вносил подробностей, но то, что вышло звонко и привлекло внимание, подчеркивалось красочными эпитетами.

"Вот видишь, ты приняла неверное решение!" - набирает в смс Нерон, отправляя Регине селфи с газетой на развороте. Она ничего не отвечает, но это в ее духе. Она наверняка вынашивает какой-то коварный план, не иначе. Впрочем, поживем - увидим, а пока приближались выходные, и мать звонит ему насчет того, чтобы составить ей компанию на пикнике в компании друзей семьи. Друзья семьи... Они всегда не чаяли души в Реме и отце, а вот что до Нерона, то, скорее, воспринимали его как урода, без которого ни одна приличная семья не обходится. Просто в случае Сцевол уродство было в концентрации нескольких поколений. Теперь мать всячески стремилась вернуть Нерона в круг, получалось это с переменным успехом, и в этот раз должно было состояться очередное погружение.

- Хорошо, я поеду. Прими приглашение за меня.
Мать пытается убедить, чтобы Нерон поблагодарил лично, но, получив отказ, соглашается, что, пожалуй, для него и просто согласие - уже много. Но зато на другой день Нерон готов лично ехать сообщать о грустной необходимости простить его за то, что планы поменялись, и он не сможет быть на пикнике. Регина прислала смс, приглашая его провести уикэнд вместе и на ее территории. Отис будет в гостях, и, черт побери, как бы он ни любил мальчика, провести несколько дней с его мамочкой... Ох, черт, да!

Нерон приезжает минута в минуту и, хотя он и готов ко всему, но Регина застает его врасплох, встречая сразу обнаженной в шаге от лифта. И можно бы пошутить, только слов нет. Или есть? Нерон подхватывает ее с ходу и идет наверх, пока Регина осыпает его поцелуями.
- Могла предупредить, я бы разделся еще на парковке, - кажется, он помнит, где тут спальня, входя и угадывая с первого раза. Регина летит на кровать и тут же садится, в нетерпении наблюдая за тем, как он быстро расстается с одеждой.
- Скучала по мне, мамочка? - Нерон хватает ее за ноги, притягивая к себе, нависая, целуя ее и чувствуя, как она забирается пальцами в его волосы и прижимается к нему всем телом. Он уже чертовски готов, а Регина уже такая влажная, что войти в нее не терпится.
- Расскажи, как прошел ужин? Стоил он того, чтобы променять меня? - спрашивает он, толкаясь раз за разом.  Издевается? Да. Вообще, и ответ не важен. Важно видеть горящие глаза Регины, чувствовать, как она плавится. Она пахнет духами и сексом, горячая и скользкая.

Они по-быстрому закусывают друг другом, и оргазм настигает быстро. Регина вскрикивает и стонет, опускаясь на Нерона, целуя в подбородок. Он остается в ней, и она еще немного двигается, всхлипывая и содрогаясь от последних волн.
Нерон убирает волосы с ее лица, целует.
- Славная... - его ладони скользят по ее спине, сминают ягодицы. - Я отказался от пикника, тебе точно хватит на меня сил?

...

+1

46

Нерон приезжает, хотя казалось, что он может взбрыкнуть, после того, что я отказалась проводить с ним вечер, предпочтя Антона ему. И никак ему не объяснить, что сделано это было не из вредности или нелюбви. Просто мне надо было встретиться и откреститься. Конечно, Нерон поржал, что я неплохо облажалась, приняв неверное решение. Послушала бы я, что он мне сказал, если бы я рассказала ему, что выдал мне Антон. Впрочем рассказывать я, конечно не собираюсь.
У нас на это и времени нет. Потому что шалость моя удается и Нерон с порога сгребает меня в свои руки без лишних слов. Мы соскучились по этой свободе и голодны друг до друга. Но Нерон не просто горяч и желанен, он еще и смешной, простой парень, который не может не подколоть меня на предмет того, как я его встретила.
- Побоялась, что замерзнешь в лифте.
И Нерон очень жесток. Это настоящая пытка припоминать мне мою ошибку с Антоном и при этом быть таким настойчивым, резким, твердым. Я стону под его движениями, не хочу ничего говорить, не хочу ничего слышать. Хочу целовать его, сжимая его бедра и подталкивая их, чтобы он входил глубже.
Мы утоляем первый порыв и я растекаюсь на Сцеволе, целуя его плечи, шею и поднимаясь к губам. И его прикосновение пальцем к моим горячим щекам такое невесомой и не сравнить с тем, как яростно он сжимал мои бедра, насаживая меня на себя. Черт, каждое его прикосновение обжигает и заставляет плавиться все внутри. И даже сейчас, когда он шепчет о том, что ради меня отказался от пикника, когда сжимает мои ягодицы я как будто вновь кончаю, но это только отголоски первого оргазма, но какого сильного.
Я вздрагиваю, вытягиваясь на Нероне, выпуская его из себя. Нависаю над ним на вытянутых руках и смотрю в его бесстыжие голубые глаза, которые горят наглостью и развратом. Вот черт голубоглазый.
- Я признаю свою вину, что ошиблась с выбором. – шепчу я проводя пальцами по его губам и улыбаясь, когда он пытается меня куснуть. – Потому и позвала тебя, чтобы загладить свою вину. – моя рука опускается по его животу к члену и я начинаю его ласкать. – И я вся в твоем распоряжении. А то мамочка начнет отбиваться от рук.
Я скольжу языком по его плечу, покрывая каждую веснушку крохотным и невесомым поцелуем, и как же мне нравятся его плечи, татуировки, нравится то, как едва касаемо он направляет меня вниз.
- Я так устала от матриархата. И мне не помешает мужская рука.
Все это, конечно, двусмысленности, которые стоит читать только с самой развратной стороны, потому что ни о чем другом я его не прошу и не могу просить. Я и сама не знаю, хочу ли от него что-то. Так легко вспоминать, что он был мне не нужен 4 года назад, когда Отис только появился на свет. А теперь не знаю. Нерон совсем другой и мне с ним чертовски хорошо. Как и Отису. Остался вопрос в том, стоит ли связывать наши пары в трио.
Мы никуда вообще не выбираемся эти несколько дней. Питаемся у меня, я готовлю, а в какой-то момент заказываем еду в ресторане. Мне нравится что никто не лезет, никто не смотрит с кем я, с кем Нерон и мне нравится, что никто не спрашивает что между нами.
Я знаю только то, что мне нравиться будить Нерона утром, скользя поцелуями по его плечам. А когда он поворачивается на спину с довольной улыбкой, мне нравится покрывать поцелуями его лицо и он совершенно спокойно это сносит, терпеливо, смиренно. И более того, я вижу, что ему это нравится.
Не нравится, что внезапно город накрывает ливень и капли отбивают ритм, опускаясь на прозрачную крышу спальни, а я кемарю на плече у Нерона, пока он бездумно щелкает каналы на выдвижной плазме. Нравится, как он перебирает мои волосы, усыпляя меня и порой целуя в макушку. И черт, это так…
- Мне нравиться быть с тобой.
Я боялась, что Нерон как-то обнадежит Отиса, но профукала момент, когда уже и сама на что-то надеюсь. Во всяком случае, я понимаю, что между нами уже не просто секс. Если и была возможность все усложнить между нами, то я сама сделала ей шаг навстречу, пригласив Нерона на эти выходные к себе. Я никогда прежде такого не делала.
Мы прощаемся в воскресенье утром. Прощаемся, лениво двигаясь на постели, не торопясь, так, будто у нас впереди еще несколько дней.
- После таких выходных, мне понадобятся еще одни выходные. Ты искалечил меня, я ходить нормально несколько дней не смогу. – притворно жалуюсь я, вздрагивая, когда Нерон толкается во мне медленно и чертовски глубоко, задерживаясь внутри. Это чертова сладкая пытка, под которой я готова выдать все свои тайны. Я растекаюсь под этим мужчиной.
Мы не устраиваем долгих прощаний у лифта, хотя они такие тесные, что я готова была повести Нерона обратно в спальню.
- Увидимся? – я в общем-то и не спрашиваю, но все равно мой тон звучит вопросительно. Нет, не с тем вопросом, что, ты же не кинешь меня после всего этого. А со смыслом: я уже хочу встретиться.
Отис возвращается домой и по нему я безумно соскучилась, как ни крути. Мой сыночек тоже рад вернуться домой и весь вечер рассказывает мне, чем он занимался у Кости и как он играл с мелкой.
Пока что на этом все и заканчивается. Конечно, я не смог вечно отправлять Отиса к кому-то в гости, я это понимаю. И у нас с Нероном все еще есть уроки рисования, которые мы проводим с толком, купаясь в красках и рисуя свои картины сплетения тел.
Не проходит и недели, когда на прогулке в парке с Отисом, я вдруг встречаю миссис Сцеволу, которая тоже гуляет, но одна. Она живо со мной здоровается, обнаружив меня на скамейке. Я копаюсь в телефоне, переписываясь с Нероном, пока Отис носится как ошалелый между деревьями. Мы с женщиной разговариваемся о том, о сем и мне это общение не в тягость.
- Видела фотографии с дня рождения Отиса. Кажется, было весело.
- Не скрою, порой я бы сменила погоню с пистолетами на чаи с куклами, но выбирать не приходилось. Да и на меня всего лишь повесили роль принцессы. – смеюсь я.
- Всегда должна быть принцесса, чтобы…
- …чтобы спасти ее. – мы договариваем одновременно и улыбаемся. – Да. – соглашаюсь я и подзываю Отиса, чтобы он попил немного воды.
- Мама, я не хочу пить!
- Давай, Отис, не капризничай. – сын подходит к нам и выпятив обидчиво нижнюю губу сложил ручки на груди. – Поздоровайся с тетей.
- Здласте. – я качаю головой и смеюсь.
- Вообще-то он уже выговаривает «р». Но мы очень вредные, да? – хватаю сына и начинаю его щекотать и он сдается, начиная хохотать и тянет ручки в сторону Корнелии, чтобы она вытащила его из моих пыточных рук.
Пока Отис пьет, я поднимаю глаза на миссис Сцеволу и вижу каким ошарашенным взглядом она смотрит на Отиса. В ее глазах… черт, это боль и тоска, а еще шок. А может мне кажется. Эмоций в ней так много и они такие молчаливые, чтобы прочитать их. Я отправляю сына гулять дальше, а сама пытаюсь переключить ее внимание.
- Вы, наверно, очень расстроены, что Нерон и Мэри расстались? Они были красивой парой.
- Мэри мне очень нравилась. – соглашается, немного тормозя Корнелия и переводит взгляд от спины Отиса – на меня. – Но если Нерон чувствует, что это не его женщина, я не могу его заставлять. Но Мэри была безупречна во всех отношениях.
- Очень перспективная партия, я согласна. – киваю, как будто разделяю ее трагедию. Нет, мысли о Мэри не вызывают никакого отклика или ревности. Не знаю, почему. Просто у меня язык не поворачивается сравнивать меня с нею. Мы очень разные, как лед и пламень.
- Но это не значит, что я против ваших отношений. – вдруг говорит она.
- Что? – что? – Ну я… - я в шоке. То есть о наших отношениях, которые вообще непонятно какие заговаривает даже не Нерон, а его мама. Вот это шутки. – Даже не знаю, кто лучше Мэри выдержит его нрав. Вы же знаете, какой Нерон.
Пожалуй, она знает лучше меня, потому что задумывается на некоторое время, вновь глядя на Отиса, а потом заговаривая как-то совсем тихо.
- Нерон очень изменился после лечения. Он повзрослел. Да, в нем есть недостатки, но три месяца забытья и полной пустоты, кого угодно выпотрошат. Авария очень сильно повлияла на него. – вижу, что эти слова даются ей с большим трудом. Она не переболела. Никто не переболел. Да и возможно ли? – На всех, кто остался здесь.
Здесь. Кто не ушел в этой аварии, да?
Я не знаю, что сказать.
- Соболезную.
Нужны ли ей мои соболезнования? Не знаю. Ничего уже не вернуть.
- Пережить своих детей – самое страшное наказание для родителей. – и я верю ей, сама не могу представить, что буду делать без Отиса. И она как будто читает это. – Отису повезло, что у него есть вы, Регина. Ведь он даже не знал своих родителей, так? О них что-нибудь известно?
Наверно, была бы я чуть менее параноиком, то ничего бы такого не услышала в ее вопросе. Но по поводу Отиса я всегда параноик. И тем более что Корнелия  – его бабушка.
- Со всем уважением, миссис Сцевола, с чего такой вопрос? – мгновенно подбираюсь я.
- Мама, смотри, где я! – я бросаю взгляд на Отиса и не сразу нахожу его. Он забрался на дерево и сидит на ветке. Он любил это дело. Но мне не нравится.
- Отис, слезь оттуда, зайчик.
- Просто мне показалось, что вы могли бы знать, раз взяли Отиса к себе. Может вызнали родителей?
- Нет, я их не знала. Насколько я помню из дела, это был несчастный случай.
- А какой?
Что?
- А это имеет значение?
- А разве вам не выдали всю информацию?
- Я… У меня не было необходимости знать все.
- А вдруг Отис был с ними в этот момент.
- Нет, его не было. Отис, слезай сейчас же, я повторять не буду больше.
- А в каком приюте вы его усыновили? Почему именно в Четвертом?
Честно, у меня срывает крышу от паники, потому что Корнелия внезапно становится… не знаю, что-то такое в ней мелькает. Это не просто любопытство. Никто никогда не интересовался такими подробностями. Куда занимательнее, почему в 18 я решила усыновить ребенка. Для этого и была придумана байка, что я бесплодна.
- Миссис Сцевола, не знаю, к чему ваши вопросы, но они неуместны и вас не касаются. – довольно резко отзываюсь я.
Корнелия что-то хочет мне объяснить, но мы слышим вскрик и кто-то окликает меня. И этот голос навсегда отпечатается в моей голове.
Я даже не помню, как оказываюсь рядом с толпой, а потом и рядом Отисом. Мой маленький лежит на земле и не двигается. Рядом с ним ветка дерева, на которой он сидел и которая обломалась по несчастному случаю.
- Вызовите скорую кто-нибудь.
- Ох, бедный мальчик, он такой юный.
- Мама, а что с ним? Он жив?
- Отис. Отис!
Столько голосов и такой сильный гул в голове и одновременно пустота. Я трясу Отиса за плечи, зову его, но меня останавливают.
- Регина, не надо. Нельзя его трясти. Если что-то с позвоночником, ты сделаешь только хуже. Надо везти его в больницу.
Точно, надо вести его в больницу. И мне так страшно, так страшно, что я ничего вокруг себя не замечаю. Только прижимаю сына к себе и думаю о том, что он до безумия легкий, мой мальчик, совсем крошка. Но висит на моих руках так, будто что-то из него ушло. Боги, пожалуйста, я все, что угодно сделаю…
- Регина, здесь недалеко больница, в которой работает мой хороший друг. Я подвезу вас.
Это оказывается Корнелия. И это потом я вспомню, что она мне говорила. Сейчас я неадекват. Она видит мое состояние, мои сцепленный в тонкую полоску губы, мои огромные глаза, шарящие по улице. Я знаю, что надо делать, но не могу сообразить, как это сделать. И женщина оказывается рядом, как нельзя кстати.
Мой сын. Мой маленький. Потерпи немного, кроха, скоро тебе помогут.

+1

47

Выпроваживаться от Регины спустя этот сумасшедший и одновременно ленивый уикэнд - сущая мука. Они никуда не выбирались, валялись в постели или в ванной, обедали вместе, когда захочется, и ни грамма скуки. Болтовня обо всем, полудрема, сон.
- Мне тоже нравится быть с тобой, - соглашается Нерон, улыбаясь и потягиваясь от макушки до пяток. Он с охеренной женщиной, чего еще надо для счастья и чувства полного удовлетворения? Блядь, в конце концов, ему двадцать пять, а он и забыл, скакнув лет на пятнадцать минимум вперед. Просто с Мэри положение обязывало, что ли... А может она так влияла. Или он после клиники потерял заряд. Хрен знает. Просто сейчас все по-другому. Как прежде, до клиники, только по трезваку. Как-то так.

Они говорят обо всем, но в это все не входит мелкий и не входят, что удивительно, они сами. Они обсуждают знакомых, новости, фильмы, друг друга, но ничего из того, что их сейчас на самом деле связывает. ни слова об отношениях и о том, что дальше. Да, сейчас все хорошо, но, когда Нерон выйдет за дверь, несмотря на "Увидимся?" Регины, все может внезапно пойти не так и закончиться. Просто, тут или-или, потому что ничто не определено.
Однако ничего не заканчивается, потому что они возвращаются в привычный ритм, и уикэнд действительно воспринимается как тест-драйв на совместимость. Совмещаются, и можно теперь двигаться дальше.

Несколько раз Нерон присоединяется к Регине и Отису где-нибудь в кафешке, когда они на прогулке, но всегда все обставляется так, словно это случайно, и только радость мальца нельзя разыграть, потому что восторг его всякий раз не знает границ. И вот все бы так радовались...

Нет, Корнелия не читает нотаций, не пытается влезть в голову, но и делать вид, что ей все равно, не может, поэтому за воскресным ужином, который у них традиционен, спрашивает сына о Регине и о том, как она поживает.
- Все отлично, - отвечает Нерон. - Почему ты спрашиваешь?
- Ну, с газетами не поговоришь, хотя именно из них я узнаю о тебе и Регине.
- Хорошо, - сдается Нерон. - Что ты хочешь узнать?
Корнелия откладывает вилку, внимательно рассматривая сына.
- У вас все серьезно?
Хороший вопрос.
- Смотря что ты под этим подразумеваешь. Роман ли у нас? Пожалуй, да.
- Те выходные, когда ты не поехал на пикник, ты провел с нею?
- Да.
Корнелия кивает. Она предполагала, но хотела убедиться. Просто сложно было не заметить, каким сияющим приехал к ней на ужин сын в то воскресенье, но отчего-то спросить по горячим следам она не осмелилась. Да и понял ли бы он ее вопрос, витая в облаках?

- Мы видимся регулярно, мы любовники... Что еще сказать? Суди сама, насколько это серьезно.
- Но почему вы как будто скрываетесь? Нигде не появляетесь вместе? - осторожно спрашивает Корнелия.
Нерон откладывает приборы, промокая губы салфеткой, и теперь его очередь внимательно рассматривать мать. Только у нее-то секретов нет. Просто он собирается с мыслями.
- Дело в Отисе. Сейчас мы с Региной только привыкаем друг к другу, и... Короче, я думаю, она опасается того, что, если все откроется, Отис начнет питать ложные надежды, а если потом не получится, объяснить ему будет непросто. Как-то так... - да, чертовски сложно все. Они и разобраться-то не могут, а тут еще попробуй объясни. - И потом, ты теперь знаешь, зачем еще кому-то?

- Регина красивая девушка, смелая и ответственная, но ты уверен в себе? Ты сам понимаешь, что ее ребенок - большая ответственность. И потом, Нерон... А как вам быть с вашими детьми. Ведь если все зайдет далеко, то однажды ты задумаешься о детях, а как известно Регина имеет проблемы со здоровьем.
Сложно не закатить глаза.
- Мама, - Нерон очень хочет звучать не раздраженно, - рано планировать детей, хорошо?
- Нерон, ты не понимаешь. Регина - мать, и она не может не рассматривать своих избранников с точки зрения того, какими они могут стать отцами ее сыну. А ты должен подумать о том, чего ты хочешь от отношений с женщиной. Важно понимать, что вы можете дать друг другу. Вам не по восемнадцать лет, когда ни один из вам ничем не обременен.
- Мама, если мы женимся, то внук у тебя будет в любом случае, верно? Не волнуйся. И давай закончим этот разговор.
- Нерон... ты еще мальчишка, а Регина - взрослая женщина, как бы абсурдно это ни звучало, но это так... - продолжает Корнелия.
- Мама, мне хорошо с этой женщиной. Вот что важно. И если она считает, что я стою ее внимания, значит, так и есть? Не похоже, чтобы ты считала, будто я для нее последний шанс устроиться в жизни с ребенком, который даже не ее.

И Нерон считал, что на этом действительно все закончится, но Корнелия неожиданно делает ход конем. Однако, в чем суть да дело он разберется потом, а пока важно, что он приносится в больницу, куда доставили Отиса после того, как он упал с дерева. О том, что они гуляют в парке, Нерон был в курсе. Регина переписывалась с ним, наблюдая за сыном, а вот теперь вдруг звонит Корнелия и сообщает о случившемся.

Видеть в приемном покое мать неожиданно, но на расспросы об этом времени нет. Она говорит, что Регина с малышом, что ему делают снимки и что по пути сюда он был без сознания. Все ухает вниз.
Он растряхивает врачей. Док упирается пускать его в палату, потому что пройти могут только родственники.
- Я друг семьи, док!
- Мистер Сцевола...
- Док!
Честное, слово, если бы не мать, Нерон бы врезал ему и все равно прорвался. Однако Корнелия уговаривает пропустить Нерона, и он даже не слушает, как ей это удается. Ему важен результат.

Он входит и видит, что Регина сидит, склонившись над сыном, и что-то тихо ему говорит. Отис не спит, а только хлопает глазками, держа маму за руку.
- Эй, привет, котенок. Говорят, ты решил проверить, умеешь ли летать? - Нерон улыбается, подходя. Малыш поворачивает к нему личико, и Регина успокаивает его, чтобы не было лишних радостных эмоций.
- Тшш... Приятель, тебе надо отдыхать. Ты цел? Шепни, да или нет.
- Да... - Отис улыбается. Он принимает это за игру.
Нерон мельком смотрит на Регину. Она все еще бледна и, кажется, плакала.
- Док сказал, что тебе пару часов нельзя спать.
- Я не хочу спать. Я упал. Напугал маму... - сознается мелкий. - Ветка обломалась. Я так испугался.
- Еще бы.

Малыш, может, и говорит, что не хочет спать, но глазенки его норовят закрыться, и Нерон принимается развлекать мелкого разговорами. Регине как-то не до них. Она устраивается на постели с сыном, а Нерон садится на ее место. Он даже и забыл, что его мать в приемном покое.
- Я хочу домой... - признается мелкий. - Когда мы поедем домой?
- Когда разрешит доктор. Вот скажи, ты же большой?
- Да.
- Все большие лечатся в больницах. и потом, мама же будет с тобой. И я буду приезжать.
- Но тут нет игрушек.
- Я привезу все, что ты скажешь. Поверь, есть больницы совсем без игрушек, - доверительно сообщает Нерон. - Я в такой был. Мне не понравилось. А здесь даже неплохо, да? Можно смотреть мультики.

....
...

+1

48

Я шепчу какую-то ересь, только бы мой сын не уснул, потому что ему запрещено спать в следующие несколько часов. Держу его ладошку и, черт возьми, чувствую, как мои ладони дрожат, поэтому прижимаю его пальчики к губам, чтобы хотя бы он не чувствовал этой дрожи. Врачи уже сделали все необходимые снимки, взяли анализы, на всякий случай и через час уже будет результат. Нас приняли как своих благодаря Корнелии. 
Нерон появляется неожиданно и я не помню, когда бы написала ему смс или позвонила, чтобы рассказать о случившемся. Но это не я. О доставке информации тоже позаботилась Корнелия. Но для меня так же неожиданно видеть Нерона, как и желанно. Потому что едва я вижу его, как с моих плеч спадает какой-то груз. Не полностью, нет. Но я чувствую, что не одна.
Я держу сына на груди, держа его ладошку и целуя в мягкие волосики, пока Нерон делится шутливыми впечатлениями по поводу больницы, в которой он побывал. Должно быть, ему непросто это вспоминать и ничего смешного там не было, но то, как он говорит с Отисом, как отвлекает его, как подбадривает, это дорого для меня.
- Могу вас обрадовать. На снимках все чисто, по анализам крови – тоже. Ни трещин, ни переломов, ничего серьезного. Небольшой ушиб в области поясничных позвонков, но это пройдет через пару недель. Небольшое сотрясение. И это тоже пройдет через пару недель. Волноваться не о чем. Завтра вечером уже выпишем вашего сына домой.
Врач выдает все на одном дыхании и совершенно спокойно, обнадеживающе.
- А сегодня нельзя? – спрашивает мой сын, который не понял ни слова, кроме тех, где его отпустят домой завтра.
- Прости, приятель, но нельзя.
Сын смотрит на Нерона, а потом на меня.
- Зайчик, я останусь с тобой и мы вместе завтра уедем, ладно?
- Но я хочу игрушки…
Нерон повторяет, что он привезет все, что нужно и пока Отис перечисляет ему все игрушки, которых он хочет к себе, я выхожу в коридор, где все еще сидит Корнелия.
- Вы еще не уехали? Вам нужно было зайти в палату. Простите, я не подумала…
- Ничего страшного, Регина. – мягко говорит женщина, поднимаясь с кресла. – Как Отис?
- Все обошлось.
- Могу я зайти к нему?
- Конечно. – киваю я, как будто забывая, что она задавала мне странные вопросы днем.
А сейчас она молчалива. Она только всматривается некоторое время сначала в Отиса, потом в Нерона и желает Отису скорейшего выздоровления. Откровенно говоря, мне сейчас не до загадок, что она там выискивала. Мне сейчас не важны все эти тайны, даже если бы она развопилась, что Отис – сын Нерона. Я просто хочу, чтобы с моим сыном все было хорошо.
- Спасибо вам за помощь. – мы вновь выходим в коридор вместе. – Вы позвонили Нерону? Зачем?
- Мне показалось, ты бы хотела, чтобы он знал, что с Отисом беда.
Мы расходимся и я возвращаюсь к Нерону. Я безумно устала и у меня болят глаза, потому что я все никак не могла угомонить панику до слов врача. Я говорю ему, что нужно привезти из дома и мне бы самой поехать за вещами, и я об этом говорю, но я не могу оставить сына. Да и Нерон ничего не хочет слушать.
Он уезжает, но очень скоро возвращается. И как раз успевает к тому моменту, когда Отис уже засыпает. Малой не хотел засыпать без Нерона и едва чувствует руку мужчины на своей ладошке, как тут же закрывает глаза.
Черт возьми… Я откидываюсь в кресле и все равно не могу расслабиться, взять себя в руки. Я так перепугалась за него. И мне даже вслух не надо это говорить, да, Нерон? Ты же видишь это? Видишь, что твой сын для меня дороже всего на свете?
- Спасибо, что пришел. Я не сказала потому что… черт, я так переживала за него, что замоталась и не соображала. – мы сидим в палате, но в углу, подвинув к креслу стул. Из света, только тусклая луна в окне, но и этого хватает. Я кладу голову Нерону на плечо и не чувствую ничего. Пустота полнейшая. – Спасибо.
Нерон уезжает к полуночи, а я остаюсь на всю ночь. Вечером следующего дня нас действительно выпишут из больницы и Нерон заберет нас домой. А дома…
Уже после того, как мелкий будет уложен в постель и я повалюсь на диван без сил, вот тогда я более менее соберусь с мозгами.
- Останешься сегодня у нас? – вдруг спрашиваю я, протягиваю руку, чтобы Нерон передал мне подушку под спину. Я проспала сидя и у меня теперь все чертовски болит. – Скажем, что ты приехал утром навестить мелкого. Или… - я вздыхаю, откидывая голову и в итоге переворачиваюсь на диване так, чтобы устроиться на мужчине. – Не знаю. Что-нибудь скажем. Останешься?
Впрочем, есть еще и другая тема, которую я хотела обсудить.
- Корнелия рассказала тебе, как оказалась с нами в больнице? – спрашиваю я Сцеволу, перебирая его пальцы в своих руках. – Нерон, я не имею ничего против нее и уважаю ее, я благодарна ей. Но она… - и как я сейчас все это обставлю? – Она не говорила тебе о нашем разговоре?

+1

49

Малыш очень не хочет оставаться в больнице, особенно когда док улыбается и говорит, что все хорошо, но почему-то оставляет его. Регина успокаивает сына, что будет с ним, а Нерон привезет им все, что только потребуется. Ну конечно привезет! К сожалению, остаться ему нельзя, но он непременно вернется!

Отис перечисляет, что ему нужно из игрушек, и все никак не может определиться, а Регина пока выходит из палаты.
- Я прлосто боюсь ночевать тут, - признается мальчик, приманив Нерона и прошептав на ухо.
- Мама будет ночевать с тобой, так что вдвоем вам не будет страшно, - заверяет его Нерон. Малыш кивает и решает, что ему обязательно нужен его жираф, а живет он на диване в детской.
- Будет доставлен, - обещает Нерон.
В палату входит мать, и это неожиданно. Она улыбается мелкому, и он тоже ей в ответ, хотя ее внимание ему явно удивительно. Как и Нерону. Впрочем, Корнелия ничего не говорит и прощается, осведомляясь, какие планы у сына. Сцевола отвечает, что съездит за вещами к Регине и потом поедет домой. Корнелия кивает и удаляется, желая спокойной ночи и выздоровления.

Регина не менее обстоятельно, чем Отис, тоже объясняет Нерону, что и где взять из ее вещей.  - Мм, домашний костюм... Это то, что я думаю? - тянет Сцевола, поигрывая бровями, и хоть это наконец заставляет Регину действительно улыбнуться и назвать его дураком.

Нерон возвращается как раз ко сну, и наблюдает, как Отис, обняв жирафа, устраивается под одеялом.
- Спокойной ночи, Нелон... - шепчет он, зевая.
- Спокойной ночи, Отис.
Они с Региной сидят еще немного, пока док к полуночи напоминает, что все временные рамки превышены. Она прочит прощения, что он узнал о случившемся не от него.
- Это, случайно, не ты с дерева упала? - спрашивает Нерон. - Не думаю, что тебе было до меня дело, - улыбается он, целуя ее. - Все будет хорошо. Мальчишка, не падавший с дерева, считай, прожил без детства. - Регина тихо смеется, утыкаясь носом в его щеку. Одним богам известно, как она испугалась.

Нерон звонит им утром, и Отис по видеосвязи выглядит совершенно отдохнувшим, чего не скажешь о Регине. Наверняка она с трудом сомкнула глаз, все переживала этот случай, вертя в голове так и сяк и рисуя страшные картинки. Ох, Регина... А вечером он забирает их из больницы, и Отис счастлив. Ему не понравилось в больнице, он хочет в свою кровать. Они и укладывают его почти сразу, а сами отправляются вниз.

Регина наконец расслабляется и устраивается рядом с Нероном, складывая голову на его колени и неожиданно предлагая остаться и то, как объяснить все утром Отису. Против ли Нерон? Ничуть! Хотя... Хотя это очень важное для Регины решение оставить его на ночь. И дело не в сексе, когда Отис дома, потому что вряд ли Регине сейчас до утех, а в том, что он в принципе остается, когда Отис здесь, спит наверху.

- Я останусь. Постелешь на диване? - спрашивает Нерон, перебирая ее волосы. Регина что-то бормочет, но волнует ее не место, где он будет спать, а его мать и то, беседовали ли они после больницы. К слову, о да, тема занимательная, потому что увидеть мать он точно не ожидал. И он бы непременно озадачил ее объяснениями, но в ту ночь они больше не связывались, а сегодня тоже было не досуг. Правда, мать послала Отису в больницу леденцы на палочках с открыткой для Регины с пожеланиями всего доброго. В ее духе. а еще она как будто оттягивала встречу и разговор с Нероном.

- В общих чертах. Когда она звонила, то сказала, что встретила вас в парке, но я не верю, что это была случайность. Что она говорила тебе? Мне есть, за что ей прочитать лекцию о том, что я вырос и могу сам решать за себя? - устало усмехается Нерон. Сегодня был какой-то дикий день, и он к тому же неважно спал. - Послушай, она пробовала говорить со мной на тему наших с тобой отношений и к чему они идут. Говорила об ответственности, о том, что важно помнить об Отисе и все такое. Чтобы я не брал ответственности, которую не считаю, что потяну... Как будто ты двадцать лет спустя, да? - улыбается он. - Не думаю ,что она говорила тебе что-то вроде "оставь моего сына, он совсем мальчик, и пойми меня как мать...", но все же... Если что-то такое было, прости ее. Она беспокоится за меня. Так уж вышло, я не внушал доверия очень долгое время, и она опасается, что я натворю глупостей. Увы, я вышел из возраста, когда забраться на дерево было моей самой опасной шалостью.

....

+1

50

Нерон говорит, что останется и я слышу его и мне этого ответа достаточно, чтобы совершенно расслабиться. В самом деле, поговорить о том, где он будет спать можно и попозже. Сейчас меня интересует, что сказала ему Корнелия о нашем разговоре.
И из слов Нерона я понимаю, что она, то ли не стала, то ли еще не успела ему ничего сказать. Впрочем есть и другая важная информация. Сцевола не думает, что встреча в парке была случайной и теперь мне не нравится это еще больше. Нерон полушутлив, но слышу в голосе, что он все же, если что сможет поговорить с матерью по поводу ее слов мне, если она сказала что-то не так. Она много чего сказала не так, Нерон, но совсем не о наших отношениях, про которые разговаривала с тобой.
Наши отношения… Могу представить, о чем она думает. Ее сын мог бы быть мужем светской воспитанной красавицы, а вместо этого встречается тайком с девушкой, у которой уже ребенок, да в придачу и не ее, потому что сама она бесплодна. Ох, мамуля, знала бы ты… Думаю, правда не обрадовала бы тебя.
- Мальчик… - фыркаю тихо я, когда мужчина предполагает, чего его мать точно не могла мне сказать.
Да, она и правда волнуется о нем и я могу ее понять. И я не об Отисе, а о Нероне. Я тоже переживаю за него, за нас. Что не получится, что не выйдет из этого непонятного неизвестного комка отношений то, что в итоге станет нашим укрытием от других. Мне нравится то, что между нами. И я бы хотела перестать прятаться, наверно, со временем. Но спешка – не наш случай.
- Нет, они ничего такого не говорила. – тут же успокаиваю я Нерона, глядя на него снизу вверх. – Она сказала, что опечалена вашим с Мэри разрывом, потому что Мэри, - кривляюсь, - была безупречна во всех отношениях. – Нерон закатывает глаза, а я смеюсь. Нет, мне не обидно, ведь не ей же выбирать, а Нерону. – О! Так ты с ней из-за меня расстался? Или из-за минета?
Надуваю щеки от гордости и смеюсь, вытягивая руки и обнимая Нерона за шею. Мне нравится вот так дурачиться, потому что все самое ужасное позади, мой сын здоров, со мной рядом хороший человек и уж точно, раз он сейчас здесь, а не с Мэри, значит, дело не только в минете.
Я подтягиваюсь и усаживаюсь на диван, забрасывая ноги на мужчину и утыкаясь ему в шею. От него так классно пахнет, запах сигарет и парфюма, совсем как я привыкла. Уже привыкла.
- Нет, она… Она говорила, что ты очень изменился после клиники. И еще одобрила наши отношения. – да уж, что бы я делала без ее одобрения. – И все же в чем-то она права, Нерон. По поводу ответственности. Просто она хочет для тебя лучшего. И еще не знает, что лучше меня уже не бывает.
Почесываю мужчине подбородок, когда он фыркает от моего самомнения  и мне безумно нравится этот момент. С Нероном можно не только кувыркаться в постели до потери сознания и перенагрузки вагинальных мышц. Но можно еще вот так, запросто, сидеть и ничего не делать.
- Я знаю, что у нас странные отношения, но для меня очень важно, что ты рядом. – шепчу ему в висок, закрывая глаза. – Такой терпеливый и безумно, охеренно сексуальный. – и не переводя дыхания, - Давай скажем Отису. – отклоняюсь и смотрю на реакцию Нерона. – О нас. Все равно твоя мать в курсе, а народ шепчется. Не хочу, чтобы это дошло до сына в неправильной форме, будто я ищу ему папу или вроде того. Если ты, конечно, готов взять ответственность.
Улыбаюсь, но в моей шутке только доля шутки, потому что это очень важный шаг и несет за собой некоторые обязательства. Не столько даже перед Отисом, сколько перед обществом, которое уже слюнями истекает, лишь бы вцепиться нам в глотку.

+1

51

Регина успокаивает Нерона на тот счет, что его мать не заводила речь о том, что женщина с ребенком не самая лучшая для него пара, что начинать ему лучшего с чистого листа, а не продолжать кем-то до него написанное. Удивительно, но Регина говорит даже, что Корнелия не просто не против их отношений, но одобряет их, хотя понимает всю ответственность, которая вырисовывается ввиду Отиса и того, что нужно учитывать чувства мальчика.
- Точно, - соглашается Нерон, смеясь и целуя ее в ухо. - Она просто не в курсе, какая ты невероятная.
В самом деле, надо отдать матери должное. Насчет Мэри она не проедала мозг, а просто спросила, уверен ли Нерон в своем решении. Да, мама, уверен. И еще ему показалось, что разрыв не стал для Корнелии неожиданностью. Она приняла его как что-то предполагавшееся. В самом деле, это рано или поздно бы произошло. Поздно - не встреть Нерон Регину, но тогда, кто знает, до чего бы в итоге дошло. Может, уже в браке и, возможно, с детьми, он бы понял, что не может делить с Мэри жизнь.

Регина спрашивает, не она ли стала причиной разрыва, и Нерон пожимает плечами, улыбаясь. И да, и нет, и все сразу, наверное. Просто все сложилось как нельзя лучше, и хватит об этом. Однако...
- Я просто дождался женщину, ради которой стоило встряхнуться.
Глаза Регины загораются, и это его слова делают с нею. Она прижимается к нему, целуя в висок, и вдруг шепчет о том, как для нее все это важно, и что...
Нерон отстраняется, всматриваясь в ее лицо. Он действительно не ослышался? А если не ослышался, то правда ли понял все так, как следует? Регина тоже изучает его лицо, наверное, убеждаясь в том, что он услышал ее и понял.

Предложение рассказать Отису и есть та черта, которую они подводят под осознанию своей ответственности за отношения, потому что теперь их действительно станет трое, и если будут проблемы, то и разыгрываться они будут на троих, и малыш будет самым беззащитным перед ними. Впрочем, ведь мосты по сути уже сожжены? Нерон присязался к Отису, но привязанность к нему мелочи несравненно сильнее и выше.
- Давай расскажем. Завтра.
Регина словно это повторяет его "Завтра". И еще немного они сидят в молчании, раздумывая о своем решении, прежде, чем пойти спать.

Нерон шутит насчет того, что Регина ломается, когда для начала пускает его к себе, но просит, чтобы перед пробуждением мелкого он ушел в гостевую.
- Чью честь ты блюдешь? Мою в глазах твоего сына? - смеется Нерон, и Регина шикает, зажимая ему рот рукой. Да, он так же понял, что сегодня ему не обломится. Да и Регина засыпает сразу, едва касается головой его плеча. А вот Нерону сон долго не идет. Все эти мысли крутятся в голове снова и снова, и толку от них никаких. Просто иногда радость тоже мешает заснуть, как и тревога.

За полчаса до пробуждения мелкого Регина расталкивает Нерона и отправляет в другую спальню досыпать, но получится это не очень-то, потому что совсем скоро Сцевола чувствует, как кто-то взбирается к нему и садится перед носом. Даже не нужно открывать глаз, кто это. Детская рука осторожно гладит его по щеке и тихо смеется, говоря кому-то:
- Колется.
Кому-то - это маме, которая стоит рядом.
Отис тихонько расталкивает Нерона, который отыгрывает, что спит, а потом так радостно и удивленно просыпается.
- Ого! Кто тут! Доброе утро!
- А мама сделала завтрррак! - сообщает мелкий. У него ушки как затряслись, когда мама сказала, что Нерон ночевал у них, так и подрагивают радости. Еще бы! Нерон спал у них в гостях! Совсем как друг! Вот ребята позавидуют!

Регина наставляет Отиса пойти теперь умыться и почистить зубки, пока Нерон будет умываться и одеваться.
- А чистить зубки? - искренне удивляется Отис.
- И чистить зубки, - добавляет Нерон, клацая этими самими зубками.
- А пойдем со мной! Мама, дай Неррону мою новую щетку! Она совсем новая, я даже не отклывал! - это уже Сцеволе с выражением "честно-пресчестно!" Малыш улыбается, и это самая счастливая в мире улыбка.
Регине под обещание, что Нерон непременно придет к нему спустя пять минут, удается выставить сына. Она наблюдает, как тот бежит из спальни, довольный и вприпрыжку, напоминая, чтобы он был осторожен.

- Решила, как мы скажем? - спрашивает Нерон, одеваясь, но не успевает получить ответ, потому что прибегает мелкий с этой самой обещанной зубной щеткой, и не остается ничего, как идти за ним. Малыш просто светится, забираясь на стул, сам распечатывает упаковку и вручая Нерону свое сокровище. Стоит ли упоминать, что размер у щетки совсем детский?

Они спускаются к завтраку вместе, и... Наверное, Регина его убьет, но Нерон просто садится за стол, и, когда Отис занимает свое место, целует ее. Из бесед с мелким, он в курсе, что любовь - "это когда мальчик и девочка целуются долго в губы".

....

+1

52

Меня немного поражает, как быстро Нерон соглашается рассказать о нас Отису и не знаю, права я или нет, но мне кажется, что будь это воля Нерона, он бы давно рассказал. Выходит, он ждал моей готовности. Совсем как тогда, когда я спросила у него, пойдет ли он на день рождения Отиса. Тогда Нерон тоже быстро согласился и у меня было ощущение, будто он только ждал моей отмашки, чтобы поговорить о сыне.
Юмора Сцеволе не занимать и поводом для шутки может послужить что угодно и на этот раз, это моя просьба, ретироваться в гостевую спальню утром, до того как мелочь проснется. Спать совсем в разных спальнях глупо, но и позволить сыну увидеть, как Нерон выходит из маминой спальни, тоже не фонтан.
- Не хочу, чтобы твоя мама подумала, что я растлеваю ее мальчика. – кусаюсь я. – Ой, забыла, что ты до меня встречался со старушкой.
Я засыпаю мгновенно и, черт возьми, я уже давно так хорошо не спала. С тех самых выходных, которые мы с Нероном провели вместе. Мне даже ничего не снится и это к лучшему. Я просто чувствую порой, как Нерон вошкается в темноте, шаря по постели в поисках моей груди. И не выходя из сна, я сама направляю его руку. Нет, дальше тема не идет, хотя так и хочется сказать, что прицел у Нерона еще пока не набит. Нужна практика. Но все это во сне, на уровне интуиции.
А утром я прихожу к мелкому и бужу его, спрашиваю, как он себя чувствует, не болит ли что-то и уже только тогда говорю мелочи, что у меня для него сюрприз и надо вести себя очень тихо. О, у сына это получается, такое тихое абсолютное счастье и он аж поднимается на цыпочки, пока идет к постели Нерона.
Мальчики веселятся и я наблюдаю за ними и ощущение, как будто все так и должно быть. Не знаю, как у Нерона выходит все так естественно, как будто они с Отисом уже давно знакомы. С рождения. Отцовский инстинкт? Не думаю. Но совру, если скажу, что не задумываюсь о том, было бы оно сейчас вот так же, если бы я тогда сказала Нерону, что беременна.
Нет, Нерон, я еще не знаю, как сказать ему. Буду исходить из ситуации.
Жду всех внизу и тоже, как будто самый обычный завтрак на свете. Но он очень необычный, хотя бы потому что впервые занимается третий стул, впервые ставится на стол третья тарелка. Впервые Отис видит, как кто-то целует маму в губы.
- Ого! Кррруто!
Я бы совершенно пропала в этом поцелуе, но восклицание сына меня возвращает в реальность и я отстраняюсь от Нерона, запоздало глядя на него с немым укором.
- Ну, спасибо, гений. – шепчу, отворачиваясь от Нерона и глядя на сына.
Мелкий, кажется, сейчас из стула выпрыгнет, так он вытянул шею, глядя на нас с Нероном. Его радости нет предела, хотя я и не думала, что он так обрадуется этой новости.
- Мама, почему ты ланьше не сказала, что любишь Нерррона? – возмущается Отис внезапно. – Я бы чаще с ним гулял!
Хорошо, что я еще к завтраку не приступила, потому что такой вывод точно бы свернул мой желудок в узел.
- Ну, теперь Нерон будет часто с нами гулять, приезжать к нам в гости и ночевать у нас. – отзываюсь я с улыбкой.
- И будет со мной иглать? – от восторга он даже «р» перестал выговаривать.
- Ну, сначала с тобой… - тихо отзываюсь я не продолжая и кидая взгляд на Нерона.
- А давай оставим его насовсем? – предлагает сын гениальную идею, а я смеюсь.
- Нет, сын, нерон же не щенок, которого можно оставить. У него и свой дом есть.
- Есть? – Отис как будто не верит, что такое может быть и смотрит на Нерона вылупив глазенки.
И правда, сама только сейчас задумалась о том, что у Нерона есть свой дом. Просто о нем как-то никогда речь не шла. Мы всегда встречались на нейтральной территории, чтобы не было слухов. А потом как-то ко мне перешли, потому что Отиса я оставить не могу. И тут Нерон делает выверт и предлагает приехать к нему в гости на ужин уже в ближайшие выходные. Мелкий тут же осведомляется, есть ли у Нерона игрушки и обязуется притащить с собой все необходимое, чтобы было с чем играть и как провести время.А потом…
- Нерррон, ты любишь мою маму?
- Зайка, - тут же выхожу я на передний план, - мы с, - твоим папой… что? – с Нероном теперь просто будем чаще гулять вместе. И ночевать друг у друга.
- Мама, я хочу поговорррить с Неррроном серррьезно.
Мой малыш смотрит на Нерона, фактически пилит его топазовым взглядом, сжав ручки в кулачки и я понимаю, что мне надо выйти и оставить их одних. Целую в макушку сначала сына, потом Нерона и последнему шепчу:
- Только не смейся.
Не знаю, о чем они беседуют, но через пару минут мне позволяют вернуться. Нерон читает мой любопытный взгляд и я так же читаю по его глазам, что как в тот день с пропажой Отиса, он ничего мне вновь не скажет. Ладно. Пусть будет так.
А на следующие выходные мы действительно приезжаем к Нерону с кучей вещей, половина из которых не пригодится. Отис искренне восхищается лофтом.
- Как у нас дома, да, мама?
Да, есть схожее в стиле, в просторе. Мне тоже нравится. У Нерона неожиданно… минималистично. Думаю, мой комментарий будет в тему.
- Мне совсем не в чем спать. – шепчу на ухо Нерону, когда прохожу мимо мыжчины и принимаюсь бегать за сыном по лофту.
В доме тут же раздается звонкий десткий смех и мы носимся, пока мелкий не запрыгивает к Нерону на руки с визгом:
- Я в домике!
- Это точно. – смеюсь я подходя к мужчинам. Целую мелкого в щеку и он прячется на плече у Нерона. А потом целую и Сцеволу. Мне очень нравится здесь, с тобой, ты знаешь?
Это потом, когда мелочь будет сидеть в своей отведенной под него спальне и рассказывая Мелите, прислуге Нерона, что и где должно стоять, я спрошу у моего, уже официально, мужчины, зарываясь в его волосы:
- Ты не пожалел? Ты ведь не привык, наверно, к такому шуму. Уж точно не к детским крикам. Скорее к женским стонам. – тяну мужчину за ухо, но смеюсь.

+1

53

Отис реагирует даже лучше, чем можно было представить. Он искренне восхищается, беззастенчиво глядя на них, и дальше делает такие выводы, от которых хочется смеяться. Для него все предельно понятно в отношениях мамы и Нерона, и он это незамедлительно озвучивает, ставя Регину в тупик. Зато Нерон ловит кайф, подвигаясь к Регине и приобнимая ее за плечи.
- Ты же не против, что я дружу с твоей мамой, да? - спрашивает он.
- Как мальчик с девочкой?
- Как мальчик с девочкой, - подтверждает Нерон.
- Дружите, - отвечает Отис, и выходит у него забавно-великодушно.

Регина обрисовывает сыну, как теперь они все вместе будут существовать, и малыш смешит своей непосредственностью. Черт, смышленый мелкий не по годам, и иногда вещи, которые он выдает, просто сумасшедше классные. Например про то, чтобы оставить Нерона насовсем.
- У меня есть дом, - смеется Сцевола и смотрит на Регину. - Что скажешь насчет ужина в выходные? Вы могли бы остаться у меня.
Она в свою очередь смотрит на мальчика, который тут же делает щенячьи глазки и складывает ладошки. И Регина соглашается.
- Вот и отлично, - Нерон хлопает. - Мелита приготовит ужин, а ты, - Сцевола поддевает мелкого за кончик носа, - прихвати с собой игрушки, потому что у меня совершенно ничего нет.

Вопрос мелкого про отношение Нерона к маме застает врасплох. Малыш все спрашивает по существу, и в его детской головке просто невозможно, чтобы мама и кто-то были вместе не по любви. А вот для взрослых все не так однозначно, и поэтому Регина принимается объяснять ему, как все будет дальше, уходя от темы чувств. Отис вдруг становится очень серьезным, и явно он от кого-то слышал подобное выражение, потому что уж очень похоже, что это слизано, но все равно очень к месту. У мальчика есть серьезный разговор, и Регина улыбается, понимая, что ей, видимо, надо выйти.

Малыш еще не начал говорить, но Нерону, несмотря на данное Регине замечание, уже смешно. Он старается изо всех сил быть таким же серьезным, как Отис, но проигрывает в ноль.
- Обещай, что ты не обидишь маму, - говорит мальчик.
- Обещаю, - кивает Нерон, и с мелкого всю его забавную серьезность как ветром сдувает. Его личико светлеет, и у Сцеволы внутри ноет. Как же мало надо малышу, чтобы поверить, и каким неожиданно важным вдруг становится в одну секунду данное ему обещание.
- Отис, мне очень нравится твоя мама, и я рад, если ты разрешаешь мне ухаживать за нею, - он протягивает ему руку, и мальчик важно пожимает ее.

Маме позволено вернуться, но она ни за что не узнает о деталях их мужского разговора. Так и решено, что в выходные они приедут к нему в гости.

Их отношения переходят в новый статус, однако пресса все равно ничего не пронюхала, и даже матери Нерон сообщает только накануне приезда Отиса и Регины к нему, да и то между делом. Корнелия спрашивала о здоровье малыша, но не заходила дальше. Вообще, она как-то стала реже заговаривать о самой Регине, но всякий раз Нерона не покидало ощущение, что она что-то не договаривает или раздумывает о чем-то, но списывал это на то, что ей просто нужно привыкнуть, и не больше. А в том, что мать не пыталась напроситься в друзья был даже плюс. Им с Региной нужно пообвыкнуться на новом этапе.

Мелкий входит в лофт, держа маму за руку, и осматривается. Первые его шаги неуверенные, очень вежливые, но хватает его ненадолго. Энергия прорывается, и он радостно принимается бегать по лофту, знакомясь со всем, что только в нем есть. Регина включается в игру, но только чтобы проконтролировать прыть сына, и из беготня заканчивается тем, что Отис взлетает на руки к Нерону, и им обоим достается по поцелую.
- Кто в домике? Ты в домике? - он опрокидывает мальчишку на диван и принимается щекотать. Отис заливается смехом, отбиваясь, но не так уж отчаянно.
Мелкому нравится все, он всему удивляется, и все кажется ему очень красивым и необыкновенным. Регина шепчет, что для него это большое событие, и, блин, Нерону даже не по себе. В хорошем смысле. Просто в его жизни оказался человечек, который совершенно из иного теста, маленький, добрый и доверчивый, и для которого Нерон самый лучший и самый добрый. И действительно хочется быть таким, но так осознаешь свое несоответствие идеалу, который о тебе нарисовали...

Отису очень нравится его комната. Он сразу так и называет эту спальню, взбираясь на большую "как у взрослых" кровать и ожидая, когда принесут его сумку с игрушками. Мелита помогает ему разобрать их, а Нерон и Регина остаются наедине.
- Ни о чем не жалею, - Сцевола обнимает ее. - А что ты там говорила про одежду? Повтори, пожалуйста...
Регина повторяет, не понимая, к чему это он.
- Мне нравится, как это звучит... Тебе совсем не в чем спать... Ммм... - он щурится. - Как удачно совпало... Тебе не в чем спать, а спать тебе и не придется...
Нужно только дождаться, чтобы мелкий уложился, и он быстро закемаривает после ужина, так что Регина крадется из спальни, ведя за собой Нерона. Она обещала мелкому прийти к нему чуть попозже.
- Я соскучился, ты знаешь? - он прижимает ее уже в коридоре. - Безумно...
И вроде бы Регина не против, если они будут вести себя тихо и... Они правда как мышки, только пару часов спустя Отис кричит, и Регина подрывается с места, на ходу напяливая футболку Нерона, а он бежит следом, заскакивая на ходу в трусы. Ничего серьезного не произошло, просто малыш проснулся и испугался. Еще бы... Ведь мама обещала прийти, а ее нет.

- Вы целовались, да? - спрашивает Отис, снова укладываясь.
- Совсем немножко, - отвечает Нерон. Немножко поцеловались, немножко кончили... Регина всклокоченная и шальная до сих пор и просит принести ей белье.
- Прости, украл твою маму на немного, - Сцевола игнорирует ее просьбу, присаживаясь на кровать и проявляя живейшее участие в разговоре с мелким.
- Ложись с нами? - Отис сонно хлопает ладошкой рядом с собой.
- Хм, а почему бы и нет? Да, мам?

....
..

+1

54

Не знаю, к чему мы придем с Нероном потом, но сейчас я абсолютно счастлива. Я вижу, что мой сын любим и сама чувствую себя не столько матерью, сколько женщиной. В каждом из нас с Отисом, Нерон раскрыл какую-то новую потребность. Потребность в нем самом, в этом мужчине, который и сам не понял как, но стал олицетворять отца и мужа. Мужа, как мужчину. В семье. И это ощущение чертовски не хочется терять.
- Только не придави случайно Нерона во сне, малыш. Нерон ведь хрупкий мальчик, а он нам еще нужен.
Отис устроился между нами и улыбка не сползает с его сонной мордашки, а я наблюдаю, как сын засыпает, и поднимаю взгляд на Нерона. знаком велю ему сохранять молчание и приподнимаюсь на подушках, потягиваясь к нему. Мы встречаемся за макушкой сына и целуемся, как нам кажется совсем тихо и весьма невинно.
- Ну хватит вам уже целоваться. – растягивает мелочь, не открывая глазок.
И у меня почти слетает с губ о том, что сын весь в Нерона, все-то знает. Но не слетит, конечно. И дело не то чтобы в тайне, а в том, что я привыкла жить с сыном без кого-то, чтобы вот так говорить, что Отис на кого-то похож. Другая проблема в том, что мне все чаще хочется говорить Нерону о том, как сильно похож на него сын.
Мы так и засыпаем втроем на кровати и первой просыпаюсь я, а потом уже Нерон. Мелкий совсем пригрелся между нами, забросив ножки на Сцеволу, а голову устроив у моей груди. Да, да, Сцевола, я помню, что у моего сына чуйка на женские прелести. Опять же, как и у тебя. Впрочем, пора уже будить сына и я делаю только первую половину работы, а все остальное достается Нерону, потому что мне сейчас не до игр. Мамочке нужно найти одежду поприличнее и я жестом велю моему любимому отвлекать мелочь, пока я встаю с постели, натягивая футболку и прикрывая ею светящую задницу, несусь в спальню. Именно там мои вещи.
Мальчики быстро кооперируются и ладят свои умывальные дела сами, пока мы с Мелитой на кухне. Вообще служанка отказывалась от моей помощи, но я все равно не могу утром без дела. Привычка, так что я сварила нам с Нероном по кофе, а мелкому досталось какао. Сегодня у кого-то будет праздник желудка, потому что после каши, сыну будет позволено съесть пару гренок и запить это все вкуснейшим горячим какао.
В общем, как-то с этого момента и начинается наша официальная жизнь на троих и СМИ подмечают наши прогулки и приезды друг к другу в гости, но все же ждут, когда последует официальное заявление или наш с Нероном выход.
Мы готовимся выбраться куда-то вместе и пока мелкий возится с репетитором, я сижу у Нерона практически на шее, а фактически на спинке дивана и показываю то одно, то другое платье, которое я могу надеть на вечер.
- Какое бы платье могло сказать всем, что я взрослая самодостаточная женщина, с ребенком и крутым парнем, который украл мою одежду темной ночью и совратил меня?
Нерону вообще по барабану на платье. Ему вообще все равно в чем я пойду. О неужели?
- То есть я могу пойти в этом?
«В этом» - это абсолютно голой, разве что с марафетом на лице и прической. Есть у меня в портфолио такая фотография, ее я и показываю Нерону. Знаю я, куда я могу пойти «в этом». В спальню. Но это будет уже вечером, а пока что у Отиса занятия, в доме посторонние и вообще нельзя заниматься развратом.
- А ты как думал? Жизнь с ребенком тяжела. Первые пару лет я даже вздрочнуть нормально не могла. – целую мужчину в макушку, только все равно оказываюсь завалена на диван. Совершенно невинно.
Одним только богам известно, что ждет нас с Нероном на вечере. Публика очень разношерстная в последнее время. Адекватов было много, переселенцев из дистриктов, но и коренных хватало. И вот последние искренне рады за нас и желают нам добра.
- А ты пошел по легкому пути, дружище. – смеется Виталий, крутя в руках бокал с мартини. – Стареешь. Не думал, что тебе даже детей лень будет делать самому. А весь с такой, как Регина, я бы от этого процесса не отвлекался.
Это, кстати, был комплимент в мою сторону. Ну спасибо.
Мы с Нероном стоим легко обнявшись и мои пальчики бегают под его пиджаком по ткани рубашки.
- Я чертовски соскучилась по искренней радости наших друзей. Нам надо было давно сойтись, ради таких комментариев. – ну да, я воспринимаю все это не всерьез, да и Нерон тоже. Ему-то точно не привыкать.
- А есть ли смысл стараться их делать? – вставляет Веста и многозначительно смотрит на меня, но как будто тут же понимает свою ошибку и торопиться объясниться. – В смысле, Отиса и так не отличишь от Нерона. Ты наверно, безумно рад такому совпадению?
Детка, я прекрасно помню, что бесплодна. Кстати об этом. Мне нужны таблетки, а то вчера я выпила последнюю, а мне еще неделю их пить.
Я готова слушать восторги и зависть сколько угодно, потому что каждый из них в свое время думал или говорил, что я никому с ребенком не сдалась, тем более не способная к деторождению. Кстати, Антон тоже где-то на вечере, не хотела бы я с ним столкнуться. И с кем я еще не хотела бы столкнуться, так это с Ангелиной Люцией. Не знаю, где она забыла отца, но сама приехала. И как-то неожиданно для всех, мы оказываемся в одной компании. Я не напрягаюсь, но мы с матерью рассматриваем друг друга спокойным взглядом.
- Представлять вас не нужно, к счастью. – говорю, обращаясь к Нерону и маме. – Мэри умудрилась перехватить у меня и эти лавры. Хотя, возможно, для тебя будет сюрпризом, Нерон, узнать, что Ангелина – не моя однофамилица, а – мама.
- Рада за вас, Нерон. Надеюсь, моя дочь не приносит вам хлопот. – отзывается Ангелина с мягкой и прохладной улыбкой. Она не хочет выносить сор из избы.
- Но, несомненно, очень трудно догнать, что мы родственники, потому что папа даже сделал пластическую операцию, чтобы мы с ним не были похожи.
- Регина, ради богов, не неси чушь! – голос Ангелины выходит стальным, но все таким же спокойным. А я… я затыкаюсь.
Я зла на них, очень зла. А разве можно не злиться на отца, который бросил тебе деньги в лицо, чтобы ты сделала аборт? И на мать, которая молча все это приняла. Если бы я тогда назвала фамилию Нерона, они бы… кстати, не знаю, может папа бы даже образовался, что можно привязать к нашей семье такого перспективного богатея, как Сцевола-младший, раз старший брат уже женат. И отцу не было бы никакого дела до того, какой образ жизни ведет Нерон. Зато Сцевола!
- Как ваша мама, Нерон? Ее сегодня нет, здорова ли она?

+1

55

Первый визит Отиса и Регины к Нерону проходит на ура, и незаметно в лофте Нерона появляются их вещи: пижама мелкого, его игрушки и принадлежности, в гардеробной селится кое-что из женских шмоток, а в ванной нарисовывается большая вместительная косметичка. Регина советует туда даже не заглядывать, чтобы не пугаться.
- Да? А я думал, что, если ее открыть, меня в нее засосет как в зыбучий песок, - охотно раскручивает мысль Нерон, и на него шикают.

Сми регулярно палят их прогулки, а несколько раз даже просто выход Нерона с мелким, когда из-за занятости Регины он забирает и развлекает Отиса после его занятий с педагогами. Удобно быть главой компании и ни от кого не зависеть, решив, что рабочий день заканчивается тогда, когда захочешь. Регина не была против, даже наоборот, а малыш ждал таких встреч с воодушевлением.

Однако они пока не выходят вместе, и выбирают, на какой прием это лучше сделать. Благо, выбор есть всегда, и сложнее оказывается подобрать платье для столь знаменательного события.
- Я тебя умоляю, они все красивые, - стонет Нерон, и Регина упрекает его, что ему все равно. - У тебя отличный вкус, я верю в тебя. Иди, в чем захочешь.
Он прекрасно понимает, что она способна решить за него, и не удивится, если у нее уже есть вариант, только вот... Только вот она из вредности донимает его. Зараза. Красивая сногсшибательная зараза.

- Тяжело было? - со сверхпонимающим участием спрашивает Нерон. - Странно, думал, что "дрочить" - это для нас, а у вас у девочек другое какое-то слово.
Кстати о словах. Если Отис и заимствовал у Нерона лексикон, то процесс был и в обратную сторону, незаметно для Сцеволы. Например, "девочки" это точно от мелкого. Только, правда, у Нерона все равно это звучит как "телочки".

Они выходят в свет в один из благотворительных вечеров в честь какой-то выставки, и, конечно, их встречают множеством комментариев самого разного характера. Нерон давно привык держаться от них особняком, если это было возможно, потому что после клиники бывало всякое, и, пожалуй, теперь цапнуть так же больно уже ни у кого не получится.
Регина сногсшибательно хороша и собирает себе все комплименты и завистливые взгляды. Нерон обнимает ее за талию, приближая к себе и не отпуская.

Виталий и Веста не самые лучшие собеседники. Виталия Нерон в принципе недолюбливал, и ему даже имя его претило, а Веста всегда была дурой, и хоть в этом отношении революция ничего не поменяла кардинально.
- А кто сказал, что я отвлекаюсь от процесса? Как ты думаешь, почему нас редко видно? - Нерон и бровью не ведет, но проскочить тему здоровья Регины не удается. Как же, разве бы Веста забыла напомнить! - Очень рад, - поддакивает он. - Да что мы все о нас да о нас? Расскажите, как ваши успехи в деланьи бейбиков? Видимо, ты часто отвлекаешься, Виталий? - Сцевола возвращает подачу и делает это с отскоком. Веста подбирается, но, благо, тут все внимание переключается на Ангелину Люцию, которая возникает в их кругу с кем-то еще из гостей. Она без мужа, так что поэтому, видимо, и отважилась приблизиться к дочери. Интересно только, зачем? С таким выражением лица, какое у нее сейчас, ей только скорбные новости зачитывать.

- Здравствуйте, Ангелина, - Нерон кивает. никаких "рад", "приятно" и поцелуев рук. - А если бы приносила, что бы вы сделали? - улыбается Сцевола, рассматривая Ангелину. Регина же как будто слегка заводится, это чувствуется, и ее мать старается не реагировать.
- Корнелия уехала по каким-то своим делам в Четвертый и останется там немного отдохнуть перед осенью, - отвечает Нерон на ее вопрос. - А где ваш муж?
- Дела.
Нерон хмыкает.
Ангелина не спрашивает о внуке, беседует на нейтральные для всех темы, и если и встречается взглядом с дочерью, то как будто случайно или по ошибке. Нерону в конце концов надоедает и он уводит Регину танцевать.

- Расслабься, - он целует ее. Завтра фото будет повсюду. К счастью, больше никого особо занимательного с точки зрения ухудшения настроения не намечается, кроме разве что древнего во всех отношениях ухажера Регины. Нерон замечает его наблюдающего за ними. - Надо же, я думал ему после вечерних препаратов уже положено спать. - Регина смеется.

Они отрабатывают положенную программу и решают, что наступление полуночи вполне себе время, чтобы распрощаться и поехать домой. Малыш звонил уже несколько раз, и в последний раз сообщал, что ложится спать. Они сегодня у Нерона.
Они едут в машине, когда Сцевола вдруг нарушает тишину.
- У меня к тебе три вопроса, не знаю, какой они сложности, но отвечай в любом порядке. За что ты тогда отвадила своего старичка? Что у тебя вышло с родителями? И... - он улыбается, - может, съедемся? К тебе, ко мне или, может, выберем совершенно новое место?
О да, он понимает, какой вопрос тут самый важный, просто он по любому не останется без ответа, а что до двух других - Регине решать, хочет она рассказывать или нет. Нерон примет все.

....
.

+1

56

В целом, даже можно сказать, что вечер проходит отлично. Ругаться с моей матерью, это все равно, что орать на стену. С отцом вот забавнее всегда, с отцом ругаться – это как плевать против ветра. Он, сука, умел поставить на место. Маму всегда считали забитой под жестким нравом мужа, но на самом деле, это только внешне она мягкая. Внутри – серый кардинал. Нет, она не злая, не надменная, просто вот какая-то… В общем, ласки мне в детстве не додали и хрен его знает, в кого я такая любящая и пышащая жаром. В деда, скорее всего.
Он был мировой мужик, вредный, колкий, не гнушался грязных приемчиков и любил меня больше, чем мать. Может, поэтому она и не долюбила меня.
В любом случае, Нерон рядом и мне больше от вечера ничего не надо. Черт возьми, я чувствую себя абсолютно целой в руках этого мужчины, целой и любимой, нужной. Он говорит мне расслабиться и я так и делаю. Это правда, мы пришли сюда не для того, чтобы портить себе настроение, а чтобы портить его другим. У Антона точно портится настроение и Нерон не может это не отметить.
- Ты не в курсе, но в этом возрасте мужики не спят. Их мучает простата. – ну да, я немного в курсе мальчишеский проблем. У Отиса проблем с простатой, конечно, не было, но подгузники он пачкал регулярно.
Наконец, мы сваливаем домой и это чертовски круто. Мы с Нероном так и мотались между двумя квартирами и мелкий понемногу начал обживаться у Нерона, оставляя там свои игрушки. Там поселились и мои вещи, потому что столько средств по уходу за собой, сколько мне нужно, я задолбаюсь каждый раз таскать. Я немного переживала по поводу того, как Нерон ко всему этому отнесется, но он вроде оказался не против. Даже стебал.
В общем, мы были в неумолимом прогрессе и мне нравилось то, как все складывается. И задумываться еще о чем-то мне не хотелось. А вот Нерон, оказывается, задумался, да еще и крепко, потому что у него целых три вопроса. Да, мне становится немного стремно, но подвоха я не вижу.
- Так много? Ты мстишь мне за то, что у меня месячные? – смеюсь, гладя мужчину по колючей щеке.
Не сказать, что вопрос про Антона я ждала, а вот про родителей весьма логично. Ведь тайна наших отношений так и не раскрыта. Просто в один момент Регина Люция перестала существовать как часть семьи и стала отдельной персоной. Еще пару десятков лет и я совсем перестану париться на эту тему.
Но все это не идет ни в какое сравнение с третьим вопросом, который застает меня врасплох и я так и застываю с открытой челюстью. Честное слово, я бы меньше сейчас удивилась третье Революции или падающему метеориту, чем предложению Нерона. У нас все так хорошо идет, что я дышать порой боюсь, чтобы не спугнуть это охеренное чувство покоя. Съехаться…
- Ты хочешь съехаться? – от моего смешливого и уверенного тона голоса не осталось и следа. Мне кажется, что мне все послышалось и, наверно, поэтому я переспрашиваю. – С нами? Со мной?
Второе звучит не столько, как конкретика… Я как будто проверяю, все ли в порядке с головой у Нерона, раз он хочет съехаться со мной. И с Отисом. С нами, да. Не знаю, кто к кому прилагается. Да и вообще, если вдуматься… Нерон хочет съехаться, жить со мной, прям по серьезному, как взрослые.
Сцеволы улыбается моей реакции и подтверждает свое предложение, наблюдая за мной.
- Давай…
Я наверно как блаженная сейчас выгляжу, потому что выдыхаю согласие. На улыбке, на полусмехе даже.  И не могу удержаться, чтобы не поцеловать моего мужчину. Думала ли я, что когда-нибудь, что буду жить с Нероном в одном доме? Нет. Я и не предполагала что вообще с кем-то могу жить, кроме Отиса.
- Только… Я думаю, что Отису будет лучше дома. Он привык к своей спальне и к обстановке. Лофт он тоже любит и мне нравится, но не хочу его вынимать из привычной среды. Ты же видишь, его и так все еще трясет от радости, что ты рядом. Боюсь как бы он не лопнул. – опускаюсь рукой на живот Нерона и забираюсь под его футболку, скользя по коже. Как жаль, что нам сегодня не светит. Впрочем, кого-то стопудово ждет подарок.  – Так что если ты готов переехать к нам… Сын с радостью оставит тебя насовсем. А я найду место рядом со мной в постели.
Как-то всем этим мы забываем про остальные два вопроса. На это время. Потому что уже подъезжаем к лофту и я просто так обожаю Сцеволу сейчас и так хочу его любить, что люблю. Ну или хотя бы часть его, в нашей спальне. Знаю, смотрится так, будто я убегаю от ответа на другие два вопроса, но это не так. Потому что после того, как Нерон кончает и я подтягиваюсь на подушку, ложась рядом с ним и наблюдая, как он отходит от оргазма, вспоминаю, что хотела рассказать.
- А знаешь, есть определенный кайф делать тебе минет. – смеюсь я, скользя пальцем по его плечу. – Ты такой… в моих руках. И не только.
Даю мужчине небольшую передышку и уже тогда завожу разговор.
- По поводу тех двух вопросов… Антон тогда на ужине предложил мне поехать к нему. И когда я отказала, он сказал, что он оказывает мне услугу, потому что на самом деле никому я такая и с ребенком не сдалась.
В общем-то я не считаю, что это какая-то страшная тайна, поэтому и рассказываю Нерону. Все равно я слышу такое не впервые и за моей спиной это говорилось множество раз. Что такого, что мне это сказали в лицо? Антон смелый, за смелость и получил.
- А с родителями все немного сложнее. Но раз мы будем жить вместе… – переворачиваюсь на живот, подкладывая под голову подушку. Собираюсь ли я врать? Ну… - Однажды я залетела. Отец такого позора принимать не хотел и вынудил меня сделать аборт. После этого я потеряла возможность иметь детей и... усыновила Отиса. Ему не понравилось ни первое, ни второе. Он не хотел бесплодную дочь, не хотел в семью чужого ребенка, так что мы решили разойтись как в море корабли, раз я не удовлетворяю его запросы. – пожимаю плечами. – Как-то так.
Нет, мне не трудно соврать, тем более, что фигурально все было практически так.
- Так что тебе нет необходимости, ждать благословения моего отца. Спорю, родителям Мэри понравиться было труднее. - хмыкаю в подушку и провожу рукой по волосам Нерона. Он так внимательно смотрит на меня, что я невольно съеживаюсь под его взглядом. Не знаю почему. То ли от вранья, то ли от той части правды, которую выдала. Никто не знает об этом, кроме Валентина. - Почему вы с ней встречались? Она ведь такая... Она тебе не подходит. - ну да, чего церемониться.

Отредактировано Lucia Varys (Вт, 16 Фев 2016 18:49)

+1

57

- Конечно, я не в курсе! Мне двадцать пять! - фыркает Нерон. На самом деле ему нет дело до этого чувака, просто его цель - посмешить Регину и помочь ей отойти от встречи с матерью. Кажется, получилось, раз даже насчет своих критических дней она способна пошутить. Да, и такое бывает... У Регины несколько дней воздержания, и Нерон переносит это стоически, правда, утром все-таки не мог удержаться от комментария, когда увидел в туалете вскрытую упаковку тампонов на столике.
- Все! - он победно взмахивает руками, словно только что просвистел свисток по окончанию матча, в котором за ним осталась полная победа. - Теперь я видел все! Я полностью получил доверие! - а Регина хохочет и говорит, что он балбес.

Однако шутки шутками, но и за ними не спрячешь удивления и изумления. Регина во все глаза смотрит на него, беззвучно шевеля губами, словно повторяя за ним его предложение и пробуя его на вкус. Ну что у нее за глаза! Нерон обожает их цвет, их разрез, их блеск...
Регина не отвечает даже, а словно бы вздыхает, но то, что нужно, он слышит, и целует ее. Да, важный шаг, но, черт подери, разве они не готовы? Разве не сейчас, когда все хорошо, самое время, а?

Регина предлагает остановиться на их с Отисом территории, и Нерон ничего не имеет против. Мелкому и вправду будет комфортнее дома, у себя, да и сам Сцевола чувствовал себя у них уютно.
- Решено. Освобождай место в ванной, - Нерон откидывается на спинку кресла. - У меня несколько кремов для бритья... Целых... два.
А у Регины замечательное расположение духа, и ему достается отличный минет на десерт. Нерон кончает, и требуется время перевести дыхание и прийти в сознание, чтобы понимать, о чем заговаривает Регина.

Она без утаек рассказывает про "Антона", фе, и то, как он заработал пощечину. Вот ведь скот.
- Как будто он нужен кому-то, доходяга, - усмехается Нерон. - Отис бы быстро скоротал его деньки, ага.
Отис... Да вообще сложно представить, как бы это все выглядело. "Отис, это твой дедушка?" или "мэм, а ваш отец не замерз? Не подать ему плед?" Херня на постном масле.

Нерон поворачивается и укладывается на бок, чтобы хорошо видеть лицо Регины. Она как-то странно рассказывает про родителей, будто это вовсе не ее история, а пересказ чье-то, когда-то ею слышанной. Впрочем, не удивительно, если об этом всем не хочется вспоминать. И так вот откуда ее бесплодие, о котором все в курсе... Воу... Все так серьезно.
- Наверное, порвать с ними - было самое верное решение, - говорит Нерон, обнимая ее. - Неужели это так легко - взять и отказаться от ребенка? Хотя, признаюсь, мне одно время хотелось, чтобы мои от меня отъеблись. Вот бы нам поменяться, - усмехается он. И надо отдать должное, Регина читает его тон и не заостряет внимание на его словах, зато припоминает Мэри и неожиданно объявляет, что Мэри ему не подходит.

- Считаешь? - отзывается Нерон с интересом. - Так и быть... Сотру ее номер... - и получает легкий пинок. - Ауч!

Переезд происходит в следующие несколько дней. Отис в большом восторге встречает эту новость и даже участвует в том, чтобы помочь Нерону разобрать его вещи, правда скорее мешает, но не это главное.
Отис... По идее ведь Нерон должен стать ему кем-то вроде отца, да? Однако они с Региной не поднимали такой вопрос, и, надо сказать, Сцевола ни на что не претендовал. Ему было достаточно, что малыш называл его своим другом, и, пожалуй, дружеские отношения это именно то, что подходило им обоим. Нерон не очень знал, что такое быть отцом, и где та черта, за которой им становишься. Биология не в счет, это не их случай. Просто ему казалось, что он еще рановат для такого статуса, а вот быть с мелким приятелями, это здорово.

Нерон сообщает матери, что переезжает, уже по факту, когда вещи в пентхаусе Регины. Она ни слова не говорит о спешке или чем-то таком, не пытается завести речь о том ,что еще можно одуматься.
- Я просто хочу знать, что ты счастлив.
- Я счастлив.
- И ты понимаешь, какая это ответственность?
- Да, понимаю.
Мать долго смотрит на него, а Нерон терпеливо ждет, решится она говорить о том, что ее на самом деле беспокоит, или нет.
- Когда я была в Четвертом, я решила узнать, что известно о родителях Отиса... - начинает она, и Нерон закатывает глаза.
- Мама, ну зачем? Ну да, я в свое время там покуролесил, и что, ты считаешь, что Отис - мой неизвестный сын?
- Нерон, погоди. Я нашла имена родителей.
- Не думаю, что это тайна, под которую нельзя было копать, - усмехается Нерон. Вот великое открытие. Захотел бы он узнать то же самое - даже не вышел бы из лофта, сделав несколько звонков.
- Я не нашла этих людей. Не нашла родственников. Но это не важно... - она поспешно поднимается и достает альбом с фотографиями. Оттуда выпадает фото Нерона и Рема, когда им по пять и восемь лет. Нерон подбирает его.

- Мама, - он смягчается. - Я понимаю, ты тоскуешь по Рему, - и он не уточняет, по которому из, потому что все равно боль одинаковая об обоих, - но не сходи с ума.
А она подает ему карточку, на которой он играет с мягким жирафом, сидя на краю песочницы.
- Надо же... Не помню эту фотографию, - смеется Нерон. - Кто бы мог подумать, что потом из меня полезет столько дерьма.
- А ты не можешь помнить эту фотографию, - пожимает плечами мать, и тут Нерону действительно кажется, что она выживает из ума. - Это не ты. Это Отис. - И она сует ему другое фото, которое он припоминает. И это он. Ну да, сходство поразительное.
- Забавно, да, - усмехается Нерон, - я возьму? Не хочу, чтобы ты продолжала строить теории заговора, - он убирает обе фотокарточки в карман.
- Нерон, я тоже не относилась всерьез к газетным заметкам, пока не увидела мальчика. Это же словно ты... - принимается Корнелия. Пора заканчивать.
- Мама, мне пора. Был рад тебя видеть. А то, что Отис похож на меня в детстве, просто хорошее совпадение. Думаю, это судьба, - Нерон смеется, целуя мать в лоб.

Когда он возвращается к Регине, малыш уже спит, но Сцевола заходит к нему, чтобы пожелать спокойных снов. К слову, ему самому бывает снятся не очень хорошие, и недавно ночью его подорвало. Авария иногда возвращается, словно вспышка воспоминания.
Нерон сидит на краю кроватки и вдруг вспоминает про фото. Он достает фотографии и протягивает Регине, говоря шепотом:
- Мама предложила найти хоть одно отличие. Забавно, да? - он улыбается, потягиваясь. - Я в душ.
Беседа с мамой кажется забавной, да, но все-таки эта ее маниакальность его беспокоит. Может, стоит проконсультироваться с психологом?

....
..

+1

58

Нерон не распространяется на тот счет, почему он встречался с Мэри, которая по моему мнению ему так не подходит. Вместо этого он только отшучивается, что сотрет ее номер, шутник такой.
Шутки шутками, а тему с родителями мы закрываем. Зато можно сколько угодно говорить о переезде Нерона. Я освобождаю Нерону шкаф и тумбочки, место в ванной, потому что как бы кое-кто не утверждал, что у него всего два флакона для бритья, но он умудрился занять ими такое пространство, которое мне бы хватило на несколько коллекций косметики.
И сам Нерон стал занимать значительную часть в нашей жизни. Он приезжал с работы и мелкий обожал его встречать, если не со мной, так один. Тема папы не затрагивалась, в основном, потому что затрагивать было нечего. Отис не бросился называть Нерона папой, Нерон не называл Отиса сыном. Они были друзьями, но каждый находил в этих отношениях что-то для себя.
Разве что однажды сын приходит с прогулки с Кирой очень задумчивый. Нерон тогда уехал в Пятый по делам на один день и обещал вернуться ночью, так что мне предстояло его дождаться. Я сначала подумала, что Отис просто скучает по Нерону, но его вопрос, заданный мне, застал меня врасплох.
- Мама, а Нерон теперь мой папа?
Когда я начала выспрашивать у сына, почему он вдруг сделал такие выводы, оказалось, что в парке мальчишки спросили у него то же самое. И оказалось, что раз Нерон живет с мамой Отиса, значит по логике вещей должен называться папой.
- Зайка, ты хочешь называть Нерона папой? – спрашиваю я откровенно, потому что в такой теме недомолвок быть не может.
- Но он же не мой папа. – выдает аргумент мой сын и хлопает своими большими глазками.
Ну, конечно, когда-то я сказала Отису, что папы у него нет, что так вышло, что бывают семьи без пап и сын воспринял это так, что если папы нет в самом начале жизни, то и потом его тоже не будет. Как-то я не учла. Просто не думала, что все выйдет вот так.
Я забираю сына к себе на колени и обнимаю.
- Сын, Нерон ведь твой друг, так?
- Да! Самый лучший!
- И для Нерона, я уверена, ты самый лучший. Вот и дружите. – ебать, все просто. – Со временем, ты поймешь, хочешь ли называть Нерона папой или нет.
- Но что мне сказать друзьям? – ну да, друзья. Честно говоря, меня немного беспокоит то, как Отис серьезно относится к общественному мнению. Разве он не взял похуизм к своей репутации от отца?
- А что бы ты хотел сказать?
Мальчик молчит и мне уже кажется, что эти вопросы для него слишком сложные. Он такой крошечный, а вопросы чувству такие большие и ему трудно разобраться в себе.
- Я хотел сказать, что он мой папа. Ведь у других с мамами живут папы.
- Тогда так и скажи. Что Нерон – твой папа.
И наверно, мелочь с самого первого слова хотела услышать от меня этот ответ.
- Можно? – загорается он, поднимая голову и глядя на меня. – А Нерон не будет ругаться?
- Можно. – киваю я. – Не будет. Может, взамен, ты разрешишь ему когда-нибудь назвать тебя сыном.
Отис на секундочку хмурит лобик, задумываясь над моими словами.
- Я подумаю! – выдает он и я смеюсь, целуя его в макушку и щекоча.
Я рассказываю об этом случае Нерону, чтобы у него не было на всякий случай потом непоняток.
- Только пойми меня правильно, я не навязываю тебе эту историю, не намекаю ни на что. – шепчу я уже глубокой ночью в плечо сонного Сцеволы. – Просто ты же знаешь, какими жестокими могут быть дети.
И мне кажется, что Нерон меня понимает. Во всяком случае, не устраивает скандал, что он не нанимался отцом чужому ребенку. Я не обязываю его называть Отиса сыном, отзываться на папу, усыновлять мальчика. Усыновлять… Это дико забавно. Только что-то не смешно нихера.
Не всегда все так просто. Однажды Нерон приходит домой, мы встречаемся в детской и он отдает мне две фотографии, говоря, что они от матери, а сам уходит в душ. Освещение в детской тусклое, только от ночника, поэтому чтобы понять всю иронию ситуации, мне сначала приходится выйти из сумрака. И тут-то меня накрывает понимание комментария Нерона.
Они похожи. Они, блядь, не то что похожи, они – одно лицо. Те же голубые огромные глаза, те же пухлые щеки, светлые волосики, улыбка. У меня ощущение, как будто я родила долбанного клона, но их реально не отличить. Отиса и Нерона. Как много его мать знает? Хотя что она может знать? Просто она догадывается. О чем? Очевидно о том, что Отис – сын Нерона, но знает ли она, что я – его мать? И будет ли она еще искать какие-то доказательства и убеждать сына, что их схожесть не просто совпадение?
А Нерон? Он отдал мне фотографии. Он знает? Он догадывается? Нет, если бы он имел хоть малейшее сомнение, он бы спросил. Я уже неплохо его знаю, он ножа за пазухой не держит, все высказывает сразу и в лоб. И он бы спросил меня сразу, насколько велика вероятность счастливого совпадения.
У меня руки подрагивают и я цепляюсь в фотографии, как ненормальная. Блядь, что делать? Что делать? Захожу в спальню и слышит как шумит вода в ванной, а я сажусь на постель, все еще глядя на фотки, как будто мне мало. Надо подумать…
Для Нерона будет приятным сюрпризом, когда я суну сначала нос, а потом и всю себя к нему в душевую кабину. Впрочем, о сюрпризе он узнает, когда я обниму его со спины, скользя руками по его торсу. Мужчина поворачивается ко мне с похабской улыбкой.
- Отличные фотки. – говорю я с улыбкой, без тени тревоги. – Покажи мелкому завтра, он будет в восторге. Мальчишкам похвастается. – мои руки медленно сползают с лопаток на ягодицы моего милого. – А у Корнелии не завалялись те, где ты с голой попкой? Я бы глянула.
Мы целуемся под душем, распаляясь и нам, конечно, не до фоток и в этом мой план. Просто не надо поддаваться панике. Нельзя, чтобы Нерон хоть на секунду понял, что меня волнует эта тема. Я касаюсь щеки моего мужчины пальцами и заставляю его посмотреть на меня под каплями душа.
- Эй, я люблю тебя.
И это не для отвлечения внимания, это чистейшая правда. Я действительно люблю Нерона. То, как он терпелив ко мне и к сыну, как отзывчив и добр, как открыт и не боится признаться, что у него и своих демонов полно.
Иногда ночью он подрывается в постели, весь мокрый, словно его холодной водой окатили и дышит так, будто только что вынырнул из воды. Я не знаю, что ему снится. Авария ли или клиника. У Нерона было много тем прошлого, на которые мы не говорили. Я не настаивала, потому что знала, что Нерон не из тех, кому нравятся вопросы, на которые он не хочет отвечать. Это была для него больная тема и все, что я могла сделать, быть рядом.
Я поднимаюсь на постели и подсаживаюсь к моему мужчине со спины, обвивая его руками, прикрывая тыл, если хотите, и, целуя плечи. Ни за что не отпущу.
- Как на счет того, чтобы взять небольшой отпуск и съездить в Четвертый? Там вроде все еще тепло. – ну да, хотя за окном уже ранняя осень, но это не мешает нам отдохнуть. – Подумай об этом. - шепчу ему в ухо и утягиваю за собой обратно в постель. – А сейчас давай спать.
И, черт возьми, все-таки сын, даже не имея примера перед глазами, пошел в папу. Потому что однажды мелочь залетает к нам спальню, когда мы к этому совсем не готовы. Ночка была той еще и чертовски трудно было сдержать стоны. Зато ничто не могло удержать на мне белье. Например тот лифчик, который Отис, пока мы с Нероном шустро прикрываемся одеялом и ищем, что напялить, чтобы прикрыть наготу… В общем, я слышу гогот Нерона, надеваю его футболку и только потом смотрю на сына. Отис примерил мой лиф себе на голову и теперь вполне комфортно с ним смотрится.
- Отис! Что ты надел на голову? Сними немедленно!
- А что это? – спрашивает сын и Нерон начинает ржать еще громче, а я изо всех сил пихаю его.
- Просто сними. Тебе это не нужно. – подрываюсь с постели и снимаю с сына лифчик, а потом самолетиком бросаю сына Нерону.
И кто бы мог подумать, что сын не забудет, зачем пришел.
- Нерррон, а ты же спишь вместе с мамой?
Ну очевидно, да.
- Значит, у меня скоро будет блатик?
И вот тут аж я застреваю в трусах и выглядываю из ванной.

сынок твой

http://savepic.ru/8662963m.jpg

Отредактировано Lucia Varys (Ср, 17 Фев 2016 16:48)

+1

59

Нерон  мокнет под душем, когда Регина заглядывает к нему и становится рядом, обнимая.
- Грязная мамочка решила составить мне компанию? - лыбится он, с удовольствием подаваясь к ней, когда Регина складывает руки на его заднице. Она говорит, что фото отличные, и что нужно показать их Отису, чтобы он оценил. - Я спрошу у нее. Наверняка ,у всех мамочек есть такие фотки, чтобы потом показывать невестам и заставлять парней краснеть. Ты уже приготовила Отису такую? Советую не тянуть.

Регина смеется, целуя его, а потом признается в любви. Первой из них двоих. Нерон улыбается, беря ее лицо в ладони и приближая к своему.
- Я тоже люблю тебя.

А Отис любит их обоих. Нерон в курсе, что за глаза перед своими мелкими друзьями он называет его папой. Регина рассказала однажды о разговоре, который между ними состоялся, и очень просила не считать их поспешившими и не судить.
- Регина, все в порядке, - он прижимает ее к себе, закрывая глаза. - Я ничего не имею против этого.
Да, неожиданно, и, наверное, однажды Отис станет называть его папой лично, но сейчас пусть все будет так, как идет, и если малышу комфортнее так объяснять себе и другим положение Нерона в их семье, то, значит, это именно то, что нужно. В конце концов, у малыша правильное представление о семье. Хуже было бы, назови он его любовником.

Кстати о любовниках. Теперь, когда мелкий всегда был, что называет, за стенкой, в спальне приходилось быть тише. Да, Отис мог проспать всю ночь, и оставалось только не разбудить его, но иногда он поднимался сам и имел привычку заявиться к ним неожиданно. Вот, например, как в этот раз, когда Нерон и Регина забылись о времени. Мелочь возникает как ни в чем ни бывало, и, пока взрослые ищут, чем прикрыться, он находит кое-что для себя.

Нерон натягивает под одеялом трусы, а Регина впархивает в его футболку, потому что халат, видимо, позабыт в гардеробной. В общем, она не сразу обращает внимание на то, что Отис на полу ее лифчик и примеряет на голову. Сцевола хохочет, Регина меняется в лице, мальчик не понимает, в чем дело. Нерону достается, а предмет интимного гардероба изымается. О боги, неужели мамочка покраснела?

Отис оказывается на постели, и, хотя он удручен тем, что его находку у него забрали, у него есть, чем восполнить потерю. Мальчик шел к ним с вопросом, от которого... Нерон задумывается, а Регина высовывается в дверной проем. Нерон треплет мальчишку по волосам.
- Ну, почему это? Если взрослые спят вместе, не обязательно появляются дети, - отвечает он, не вдаваясь в расспросы, откуда у мелочи такие познания, дабы не погрязть в объяснения, которые пока еще можно избежать. Отис вздыхает.
- А я бы хотел... Блатика.
- Ну, приятель, как получится. Может и не получиться, - Нерон укладывает мальца с собой. Он не собирается объяснять, что мама уже выполнила программу, или что там еще можно придумать для метафоры, чтобы не копаться в сути. Просто вот так выходит.
- Тогда, может, щенка? - тихонько спрашивает Отис, поднимая на Нерона большие глаза, а тот, хотя и не смотрит на Регину, будто видит ее лицо. Что, мамуля, готова к живности?
- Надо обсудить вопрос с мамой.
Отис не видит мать, потому что она за спиной, и поэтому считает, что они только вдвоем.
- Надо. Только ты ее попроси. Как мужчина. Я ведь еще маленький, - рассуждает он, и Нерону хочется плакать и смеяться. - Маленького такого щеночка...
- Обсудим этот вопрос, - обещает Нерон.

- А так что это за штука? - что, думали, он забыл про лифчик? Да сейчас! Как забыть, если мама уделила столько внимания!!!
Регина возникает из-за спины и говорит, что это просто взрослая вещь и что Отису она никогда не пригодится. И это мелкого почему-то обижает.
- Ой да ладно, - встревает Нерон. - Отис, эта штука называет лифчик, и их носят только  взрослые девочки. На груди. Это просто такая одежда. У мальчиков только трусики, а у девочек еще лифчики.
- Потому что у девочек вырастают тити, - поддакивает малыш. Только. Нужно. оставаться. Серьезным.
- Да, - подтверждает Нерон.
- Я это знаю. А у мальчиков есть пиписи.
Регина закатывает глаза и, кажется, ей нужна нюхательная соль.
- Да, мальчики и девочки различаются, - отвечает Сцевола.
Кажется, Отиса вполне все устроило. Он сползает с кровати и объявляет, что ему пора идти, потому что у него дела. Дела - это строительство железной дороги. Он часами мог с нею возиться.

Нерон провожает его до двери, закрывает за ним, и ползет по стенки вниз, рыдая от смеха.
- Тити и пиписи!
Боги, он обожает этого мальчика, обожает повисшую в состоянии шока Регину, которая сидит, раскрыв рот, и вообще всех их. Остановиться бы в этом мгновении.

Странно, некоторые мгновения хочешь остановиться, а они проносятся, а некоторые застывают сами. Например, застывает то, в котором отец Регины говорит, что Отис - это ее щенок, которого она пригуляла. Эта встреча случайна, в закрытом мужском клубе, и все бы обошлось, не выскажись Люций о дочери. Нерону не нужно много, чтобы завестись.

....
.

+1

60

Тема бесплодия довольно острая. Это я теперь понимаю, что она острая, когда задумываюсь о том, что с Нероном у нас все довольно серьезно. Я думала о том, что Нерон однажды захочет своих детей. Своих… Ну да, у меня все сложно, но суть в том, что он действительно однажды мог бы захотеть карапуза. Хотя мы еще не так долго вместе, чтобы планировать такие вещи, но это же логично.
Я бы и сама родила бы от него. Наверное. Еще раз…
Блядь.
Короче эти вопросы о будущем сейчас отходят на второй план, потому что Нерон объясняет мелкому, что ребенка может и не выйти и это, как не странно, больно режет слух. Мне кажется, что в голосе Нерона какая-то горечь. Каким бы родным ему не был Отис, но своего все же хочется, да? От женщины, которую любишь, да? Своего, родного. Но ведь Отис не чужой!
Блядь.
А потом тема плавно переходит на лифчики, тити и пиписи и пока я вся краснею от праведного гнева, мой болван парень скатывается у двери и ржет, не способный удержать истерику.
- Не описайся от смеха, воспитатель. – рыкаю я и ухожу в ванну с шепотом под нос. – Весь в отца.
Мне кажется, Отис чем старше становится, тем больше похож на Нерона, пусть речь идет о днях, а не годах. Но то ли от близкого нахождения с ним родного отца, то ли в принципе, потому что Нерон рядом, но мелкий раскрывается с других сторон и все больше становится Нероном по поведению. А я и радуюсь, что не вырастила сына маменькиным сынком.
- Ну какой щенок, Нерон? Кто за ним будет смотреть? Ты на работе, я на работе.
- Мама, ну пожалуйста! – вмешивается мелкий, когда разговор о щенке ведется уже на троих.
- Отис, зайка, с ним же надо будет гулять, убирать за ним, кормить его. – и я так рассказываю, как будто это я все буду делать. Нет, делать это все будет Кира и в этом-то вся проблема. -  Это ответственность, сын.
- Я очень отвестный! – мелкий запинается, выговаривает слово совсем не так как надо.
А еще подключается Нерон, который от меня эти фразы об ответственности слышал уже тысячу раз и еще больше от своей матери и в итоге они меня уламывают. Мы идем в зоомагазин и пока я тихо пускаю слюни по йорику, очаровательному щеночку, который облизывает мне пальцы, сидя у меня на руках, мальчики присматриваются к более мужской собаке.
- А не слишком ли это? – с сомнением выдаю я, глядя на зверюгу, которая вымахает в перспективе.
- Мама, ну это же собака для мужчин! – о, у мелкого уже глаза горят.
- А эта тебе не нравится? – показываю на йорика и Отис отрицательно машет головой.
- Тогда берем собаку для мужчин.
Я бы взяла и йорка, но я элементарно боюсь, что доберман раскусит псинку пополам. Да и на кой мне эта меховая сумка. С собой ее что ли таскать?
В общем, так у нас в доме появляется щенок добермана и скоро у всего семейства уже руки и ноги в царапинах. Пару раз мелкий таки нарывался на укусы и хныкал. Ну, заигрывался щеночек, ну что сделать. Но и Отис научился на ошибках. Больше в раж не входил. Да и Нерон нужно отдать ему должное начал воспитывать псину, как надо. Так что за лаской щенок в итоге бежал ко мне и по вечерам Нерон мог застать Отиса и псинку, лежащих на его месте рядом со мной.
- Тебя выживают из дома. – смех смехом, но все же занимательно, как псинка реально покушается на место Нерона. Это он зря.
А однажды Нерон приходит домой совсем странным. И хотя Отис как обычно запрыгивает к нему на руки, но Сцевола реагирует очень странно на нас с сыном. И у меня нехорошие ощущения.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Callida junctura » what goes around comes around


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC