Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Bellum » Госпиталь


Госпиталь

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

http://s7.uploads.ru/BN9DZ.png

- Дистрикт 5. Госпиталь -distr. 5 hospital


http://funkyimg.com/i/2c4dt.png


[float=left]http://s4.uploads.ru/t/wkjpx.png
*карта кликабельна*
[/float]Госпиталь располагается почти в центре дистрикта, в переоборудованном здании, принадлежавшем ранее геологической станции. Здание похоже на ангар - одноэтажное, длинное. Повстанцы разделили его пополам, перегородив коробками. В одной половине госпиталя - койки пациентов, в другой - приёмный пункт, зона отдыха персонала и склад медикаментов. Все медикаменты расходуются строго учетно, так как неизвестно, когда их получится пополнить. Особенно не хватает обезболивающих и антибиотиков. С приходом холодов количество пациентов резко возросло. Теперь это не только военные, но и гражданское население с простудными заболеваниями. Мест в госпитале хватает не всегда, но повстанцы стараются пополнять его ресурсами. Например, притаскивают новые койки из оставшихся без присмотра домов или организовывая лежанки на полу, иногда достраивая верхние ярусы кроватям. Персонал официально работает в две смены, но на деле частенько перерабатывает и спят доктора здесь же, в стенах госпиталя.


Что здесь есть:
1. Одна большая общая "палата" пациентов.
2. Зона хранения медикаментов и продовольствия (небольшое помещение, отделенное коробками, вроде склада).
3. Зона отдыха персонала (отделенное коробками помещение, здесь есть стол, антрисоли, когда-то была и пара кушеток).
4. Главный и черный (для эвакуации) выходы. Главный - большие ангарные двери.
5. Система оповещения на случай бомбежки.
6. Трое-четверо повстанцев обычно охраняют периметр госпиталя, пара патрулируют крыши.
7. Во внутреннем дворе под навесом оборудована небольшая полевая кухня. Отсюда медсёстры разносят еду пациентам. Пища в виду ограниченности ресурсов небогата - крупы, консервы, травяные отвары.
8. Есть площадка для планолета.
9. Рядом течет река.
Расстояние с учетом местности:
1. До Арсенала  - 20 минут на авто, 1,5 часа пешком;
2. До ГЭС и ЭС II, I - 1 час на авто, 3,5 часа пешком;
3. До Дома правосудия - 30 минут на авто, 2 часа пешком;
4. До Деревни Победителей - 40 минут на авто, 2,5 часа пешком;
5. До Старого города - 25 минут, 1,5 часа пешком;
6. До жилых кварталов - частично находится в них. До окраин от 5 минут пешком до 50 минут на авто;


Система игры - локационная.
Очередь свободная


http://s7.uploads.ru/qwVmO.png

0

2

Из Тринадцатого планолет с бригадой медиков вылетает в четыре минуты второго глухой морозной ночью первого дня нового года. Даже те скудные торжества, которым нашлось место в жестком военном расписании, и те были прерваны военной тревогой, когда пришло оповещение о нападении Капитолия на Пятый дистрикт ровно в полночь.

Левий был вызван в распоряжение своего Отряда и назначен пилотом, который должен был доставить медицинскую службу на место боевых действий. Только накануне он вернулся из Пятого, доставив туда Кашмиру Фрайзер, и тотчас был отправлен в Тринадцатый с несколькими тяжелыми из числа больных Госпиталя Дистрикта, а теперь снова прогревает машину, ожидая на борт Люцию, которая тоже была вызвана в медчасть, Кейт, Прим Эвердин и Рори Хоторна, Мадж Андерси и боги-помилуйте Эффи, эту странную, но, видимо, совсем отчаянную капитолийку, которая рвалась в бой. Команда мечты. Его женщина, его лучший друг, трое детей и Эффи. В самое пекло.

- Капитан, доставите медиков и медикаменты в Госпиталь, он нам понадобится, - чеканит полковник. - Ваша задача доставить их в целости и сохранности. Посадку осуществите на площадке, она там имеется. Поступите в распоряжение боевого отряда по месту прибытия.
Левий боевой пилот. Да, странно боевому пилоту в разгар боя служить доставщиком, но... Когда боевого пилота назначают на такую службу, то его пассажирам следует пристегнуться крест на крест, потому что значит, что дело плохо. 

Полковник сказал "доставить", а на деле оказалось, что "протащить". Едва они приближаются к воздушному пространству Пятого, идя на предельно низкой высоте, чтобы их не взяли перехватчики, занявшие небо, как на хвост садится коршун с капитолийским гербом на крыле.
- Сохраняйте спокойствие, цыплята. В курятнике лиса, - передает Левий по внутренней связи.
Кто-то спрашивает, насколько все плохо по шкале от одного до десяти, и он отвечает:
- На десять. Будет трясти.

И швырять. И вращать. Зато пять часов в пути в легкой дреме не кажутся теперь в сравнении с этими маневрами такими уж томительными. Планолет, на котором они находятся, легкий и мобильный, но вооружение у него не самое сильное, так что приходится подпустить врага поближе на свой страх и риск, чтобы, затаив дыхание, между ударами сердца, выпустить ракету, которая подбивает крыло и сбрасывает изрядно затянувшееся и досаждающее огнем преследование. Есть! Для Левия такая ситуация не первая и не последняя, для него она и пролетела как мгновение, а вот для тех, кто у него на попечении...
- Целы? С боевым крещением, - и они не видят и не слышат, как Левий вздрагивает. Одному в небе не страшно, а вот когда у тебя такой экипаж...

Отклонение от маршрута вышло значительное, и Левий возвращается к курсу, но не становится на него. Если о его нахождении в воздушном пространстве капитолийцам теперь известно, они просчитают его путь.

- Время - семь часов утра и три минуты. Расчетное время п-прибытия через шесть минут двадцать секунд.

Левий видит под собой площадку и людей размахивающих ему цветными тряпками. Планолет опускается медленно и с инерционным толчком становится на месте.
- Хозяева нас встречают. Быстро внутрь.
На часах семь десять утра.

ХРОНИКА
01:04 вылет в Дистрикт 5
01:04-07:10 - время в воздухе, между 05:20 и 06:00 болтанка
07:10 - высадка на площадке у Госпиталя


...

Отредактировано Aaron Levis (Чт, 26 Май 2016 18:35)

+6

3

Служащие медицинского отсека праздновали новый год, если это можно было так назвать. Празднования были очень скромными, хотя в такое время даже подобное вполне можно назвать праздником. Люди веселились, радовались, поздравляли друг друга. Доктор Бретт ждать наступления нового года не стала и отправилась к себе в отсек с окончанием рабочего времени. Последние несколько дней выдались для нее тяжелыми, ей требовался отдых.
 
Отдых оказался не долгим. Сон ее был прерван в 0:10, в коридоре раздалась сирена тревоги. Примерно через пять минут Бретт уже была в мед отсеке, где той было приказано отправляться в Пятый Дистрикт в составе группы под командованием Люции Варис. Бретт отправилась в арсенал, где получила оружие, патроны и все необходимое.
На площадку Кейтлин вышла  вместе с медбратьями, несшими ящики с медикаментами, которые те загрузили в планолет. Информацией она почти не располагала, только самой главной: Капитолий напал на Пятый Дистрикт. Остальное, что может ожидать впереди, стало ясно, когда на взлетной полосе она увидела Левия. Он должен был доставить их отряд в Пятый, а значит дело плохо.

Быстро собрался весь остальной отряд, и честно говоря, женщине данный состав не понравился, она даже не сразу восприняла это в серьез. Издеваются? Два врача, из которых только один имеет нужную специализацию, трое совсем еще дети и Эффи, последнее неожиданно, но, во всяком случае, она, все-таки, взрослый человек. В способностях каждого она не сомневалась, каждый был по своему хорош и были полезны в мед отсеке, но там в Пятом – война, дети не должны видеть и тем более участвовать в подобном. Очередной приступ гуманизма Кейт пришлось усмирить, приказ отдан, деваться ни ей не им некуда.
 
В положенное время планолет покинул Дистрикт Тринадцать. Полет предстоял быть долгим, поэтому, как только машина поднялась в небо, почти все продолжили прерванный сон. У Кейт он получился тревожным. Время от времени она просыпалась, словно кто-то, без конца будил ее.

Очнувшись ото сна, в очередной раз, Бретт посмотрела на свои наручные часы, 5 утра, заснуть снова у нее не получилось, а через двадцать минут на хвост к ним сел планолет Капитолия. Тут сердце сжалось. Иллюминаторов в планолете не было, летели они в грузовом отсеке  словно в металлической коробке, не видя того что происходит снаружи, а неизвестность, как правило, пугает больше всего. 

- И на сколько, все плохо, от 1 до 10? – Интересуется Бретт, в душе надеясь, что Левий пугать «цыплят» не будет, но честность города берет, и Аарон обманывать не стал, назвав последнюю цифру.  И даже не преувеличил. Карусель не для слабонервных.  Рядом с доктором сидел Рори, видя бледное лицо парня, Кейт взяла того за руку, стараясь поддержать, успокоить в такой болтанке почти не реально, только поддержать. Доктору было страшно, как обычно, больше за других, чем за себя, хотя и ее сердце рвалось из нутри, отдаваясь в ушах звонким набатом.

-Вы молодец, товарищ капитан! – Похвалила Бретт друга, когда все закончилось, и машина вновь приняла горизонтальное положение. На «ты» друга доктор предпочла не называть, все-таки субординация,  боевое задание, а не милая беседа.

Они выбрались, они остались живы и вот уже планолет мягко сел на площадке около госпиталя.

Рампа медленно, с характерным звуком открылась, и отряд один за другим покинул летающую машину.  Их здесь уже ждали. Стоило им войти в ангар, как сразу же к ним подошла одна из местных медиков и спросила командира отряда.

Хроника
00:10 - Тревога
00:15 - Построение в медицинском отсеке
01:04 - Вылет в Пятый Дистрикт
05:20 - 06:00 - Болтанка
07:10 - Высадка на площадке у Госпиталя

Отредактировано Caitlin Brett (Сб, 28 Май 2016 23:08)

+5

4

Глупо было рассчитывать, что хотя бы в праздник Капитолий оставит свои атаки и даст людям желанные часы затишья. Нет, едва сердце отпустило, что все может обойтись, как по всему Тринадцатому загудела тревога и врачей созвали в мед отсек. Положение было до безобразия простым, но не менее серьезным. Нас собирались уже через час отправить в горящий под бомбами Пятый, чтобы помочь с раненными.
- Ящики с медикаментами уже погружают на борт. Скрывать не буду, этого может не хватить, поэтому оцените обстановку, прежде чем действовать.
- Есть ли там санитарные условия для операции? И что делать с тяжело раненными?
- Оцените по ходу событий, мисс Варис. Вы назначаетесь командиром мед группы, так что очень рассчитываю на вас.
Не думаю, что здесь работает принцип про инициативу и наказание, так что я просто киваю в ответ на мое назначение. Честно говоря, думала, назначат Кейт, она все-таки всю жизнь в Тринадцатом и опыта больше, но то, что она едет с нами это хорошо. Мне спокойнее.
Аарона ставят нашим пилотом и я не представляю, как много у него сейчас работы и через какие условия ему приходится продираться. Война в самом разгаре и я не хочу думать, что он уже видел и в какой опасности побывал. Я доверяю ему как пилоту и этого достаточно. И к счастью, в непростую ситуацию мы попадаем только под конец полета и Аарон сразу предупреждает, что будет нелегко. Я готова перетерпеть все что угодно, лишь бы не видеть высоты под ногами. Так что болтанка меня пугает не особо сильно и желудок у меня крепкий. Чего не скажешь об остальных, которым действительно страшно.
Наше «страшно» еще впереди.
- Ты как, нормально? – спрашиваю я у Мадж, глаза которой закрыты от страха. – Держись. Мы уже близко.
Мы приземляемся и вот-вот должны перейти, что называется из одной локации в другую. Здесь мы с Аароном расходимся каждый в свою степь и вот сейчас я, наверно, как никогда понимаю, что можем не встретиться. Хотя об этом стараюсь не думать.
- Спасибо за доставку. Мы с драконом будем скучать по тебе, капитан. – говорю в микрофон наушников, улыбаясь и закрывая глаза. - Когда увидимся в следующий раз, я тебе кое-что скажу. - нет, сейчас не скажу ему, что люблю его. Не хочу, чтобы было похоже на прощание и пусть я буду суеверной.
Аарон быстро отвечает на мое тайное послание и только тогда я поднимаюсь вместе со всеми и мы живо переходим в большой ангар, который и служит теперь госпиталем Пятого. Это как будто переход из одного мира в другой. Потому что если снаружи был слышен шум гул боевых действий и аппаратуры, то внутри все разрывается от стонов боли. И едва я вошла у меня словно ноги под этой атмосферой грозили сломаться, так это тяжело. Такого я не видела никогда.
- Отряд медиков из Тринадцатого? – к нам подходит сурового вида женщина, с пятнами крови на белом халате. – Кто у вас командир?
- Я. – подаю голос. – Люция Варис. Насколько все плохо?
- Пока терпимо. Надеюсь, вы привезли медикаменты, потому что без них очень туго придется.
- Привезли все, что смогли.
Я оглядываюсь на команду и у меня в голове полнейший хаос. Надо понять, как много у нас тяжелых, разместить лекарства и, насколько сейчас рассказывает местная врачиха, у них еще и много простудных. Вообще нехорошо, что инфекционные рядом с раненными. Я понимаю, что других вариантов нет, но с такими успехами вирус может оказаться бомбой с часовым механизмом для раненных.
- Рори, Мадж, займитесь доставленными лекарствами и сверьтесь с документами, что из родного есть в наличии в госпитале. Помогите персоналу, если нужно что-то приготовить из отваров. Нам нужна любая помощь. И я думаю, нужно много жаропонижающего.– прошу я ребят. – Эффи, узнай, пожалуйста, как обстоят дела с теми, кто простудился, переохладился. Не дошло ли еще до эпидемии. И не забудь надеть маску. Расскажешь о том, что узнала Мадж и Рори, чтобы они знали, какие лекарства готовить для больных. – черт, объем работ колоссальный и одним богам известно, справимся мы с этими проблемами или нет. – Кейт, если ты не против, я бы хотела с тобой обойти тяжелых и понять, что нам с ними делать. – поворачиваюсь к женщине-медику. – Здесь можно оперировать?
- В конце ангара мы отгородили небольшой участок. Там стерильно настолько, насколько возможно.
Подальше от заразных. Это хорошо. Это очень хорошо.
- Не пускайте туда никого, кроме мед персонала.

ХРОНИКА
00:10 - Тревога
00:15 - Построение в мед отсеке
01:04 - Вылет в Пятый дистрикт
07:10 - Высадка у Госпиталя
07:20 - Оценка обстановки

Отредактировано Lucia Varys (Сб, 28 Май 2016 09:09)

+5

5

Рори был приятно удивлён тем, что в милитаризованном Дистрикте 13 празднуют Новый год. Скромно, естественно, но даже это было большим шагом для такого сурового места и общества, живущего исключительно по напечатанным расписаниям. Сегодня он все время, которое не было отведено на еду, военную подготовку и занятия в Обучающем центре, провёл в медицинском отсеке, ухаживая за больными и помогая докторам. Рори квалифицировался, как медбрат и санитар, хотя его знания о купировании приступов удушья и панических атак, которые изредка переживали больные после кошмаров, уже пригодились ему не раз и не два. Также он был полезен, когда обитателями мед.отсека были жители уничтоженного Двенадцатого, а Прим и Кейтлин были заняты: знакомое лицо всегда успокаивало людей и располагает их к сотрудничеству, если они артачатся, не желая принимать лекарства.
Тем не менее, в основном обязанности Рори были достаточно стандартны: поддержание чистоты, разнос еды и лекарств, уговоры принять последние (иногда), перевязка, изредка приём пациентов, у кого были чисто физические несерьезные травмы, хотя пули и вообще инородные предметы вытаскивать Хоторна учили. Подобная, достаточно монотонная работа не раздражала его: во время неё он спокойно мог думать, о чем угодно, пока уже знающие руки делали своё дело. Выпадавшие минуты отдыха он проводил над принесённой с собой тетрадью: кое-какая задачка по программированию, которую он выпросил у учителя в качестве дополнительного задания, не давала ему покоя. Захваченный азартом как минимум математика, почти нашедшего способ построить квадратуру круга, он чувствовал, что решение где-то рядом, но никак не мог его поймать, что лишь заставляло искать разгадку с ещё большим энтузиазмом.
Однако после ужина и последней своей смены Рори решил, что будет неправильно праздновать Новый год не с семьёй. В конце концов, у них всех настолько различные графики, что они стали встречаться всей семьёй лишь утром, перед тем, как получить своё новое расписание. А учитывая роль Гейла в революции, он проводил ещё меньше времени с ними всеми, пусть Рори и встречал его в Тренировочном центре с завидной регулярностью.
Таким образом, Хоторн даже не стал дожидаться начала торжеств в медицинском отсеке. Быстро, но от того не менее искренне поздравив всех, кого знал и досадуя на то, что мало того, что поздравил Прим последней, так ещё и не смог смотреть на неё, опасаясь выдать смущение, подросток направился в жилой отсек семьи. Называть три комнаты, в которых они ютились впятером, язык не поворачивался до сих пор.
Рори с радостью обнаружил, что все уже были на своих местах. Кроме Гейла, естественно, но, как пояснила мать, его местонахождение загадкой не являлось: "звёздный отряд" вылетел в Пятый дистрикт для постановочных съёмок, и должен был вернуться завтра. Услышав новости, Хоторн привычно мысленно пожелал брату удачи, ощущая неприятное тянущее чувство: он не любил, когда Гейл срывался с места безо всякого предупреждения, оставляя их гадать, в каком виде члены семьи увидят его снова. Самый худший вариант никогда не озвучивался, но он всегда предполагался всеми.
Вот и сейчас Рори казалось, что мамины встревоженные глаза не отражают ту же ласку, которая сквозила в её улыбках и словах, что Пози была тише обычного, а Вик шутил как-то слишком много. Вид аккуратно застеленной кровати Гейла заставлял всех думать о старшем, и даже Хейзел и Пози, которые сидели на ней, разговаривали и смеялись с мальчишками перед сном, не могли развеять наваждение.
Хотя Рори боялся, что долго не сможет уснуть, сон сморил его практически сразу, как он коснулся щекой подушки: усталость за день дала о себе знать. Однако вой сирены заставил его проснуться и вскинуть голову, непонимающе смотря в темноту: ему показалось, будто он не спал вообще. Позднее, правда, подросток узнает, что все же успел урвать два часа сна.
- Мам, я должен быть в мед.отсеке максимум через пять минут, - хрипло известил он Хейзел, выбираясь из кровати и стряхивая остатки дремоты. - Я к нему приписан.
Это было абсолютной правдой. Ни Вик, ни Пози, ни Хейзел не были военнобязанными, но Гейл и Рори автоматически стали солдатами (в случае Рори - ещё и санитарами), когда прибыли в Тринадцатый. Возраст позволял, да и желание защищать семью и революцию было у обоих. Так как в открытый бой Рори пускать не решались (никто не хотел терять солдат до начала реального боя), его записали в медики под предлогом того, что он все ещё только проходит военное обучение. Хоторн и не возражал: он приносил пользу там, где был.
Быстро одевшись и попытавшись привести в порядок волосы, Рори быстро обнял Хейзел, шутливо велел Вику отоспаться за них двоих, успокоил Пози тем, что это вряд ли надолго и покинул жилой блок, торопясь в медицинский отсек. Люди вокруг него в состоянии организованного хаоса бежали каждый на свой пост, девушки на ходу забирали длинные волосы в хвост или доплетали косы. Хоторн бросил взгляд на часы над дверьми мед.отсека, прежде чем войти и занять своё место среди санитаров. 0:15, он не опоздал.
Однако мимолетное облегчение сменилось настороженностью и страхом, когда Рори услышал, что на Пятый дистрикт напал Капитолий. Мало того, что там гибли люди и это была одна из стратегически важных точек, захваченных огнём революции, так именно туда незадолго до этого улетел Гейл. Чертов братец, если он не лез навстречу приключениям, то приключения скучали и находили его самостоятельно.
Решение было принято практически мгновенно: он не мог просто так отсиживаться под землёй, когда мог принести пользу. Вик досрочно взрослый, чтобы присмотреть за Пози, да и у мамы теперь есть свободное время, чтобы приглядывать за ними. Плюс, он не собирается лезть на передовую, а в лазарете им понадобится каждая пара рук.
Выступая вперед и называя себя на вопрос глав.врача, будут ли добровольцы, Рори прекрасно понимал, что изобретает оправдания. Неважно, что в лазарете - он все равно отправлялся на войну, на которой может произойти все, что угодно. Шальная бомба - и нет походной больницы. Шальная пуля - и нет его самого. Но Хоторн так же ясно осознавал, что если он не сделает так, как велит ему его повернутое на справедливости и желании приносить пользу подсознание, он вечно будет грызть себя за это.
Захватив целую пачку антибактериальных масок, так как в Пятом был всплеск инфекционных заболеваний (ещё одна галочка на листе "почему туда не стоило лететь астматику"), Рори направился сначала в арсенал, получив оружие и пару косых взглядов, затем в их жилой блок, где его встретила бледная мать. Пози, несмотря на возбуждение, вызванное сиреной, уже успела снова беспокойно уснуть: она все же была ребёнком. Вик ждал новостей, стоя чуть поодаль от Хейзел, и Рори наблюдал, как менялось выражение его лица, пока брат рассказывал о том, что случилось и о своём отлёте. Позднее, уже попрощавшись с ними и подходя к планолету, Хоторн с раскаянием думал о том, с каким грузом он оставил их и как он понимает не любящего прощаться Гейла теперь.
Команда медиков подобралась откровенно странная, но ни одного незнакомого лица среди них не обнаружилось: Кейтлин Бретт, Люция Варис, Мадж, Прим и - внезапно - Эффи Тринкет. Близко с капитолийкой Рори знаком не был, но был наслышан о ней от разных людей, в том числе и от Пози, у которой, похоже, были друзья абсолютно везде. Было странно видеть её в качестве медика, но Хоторн не спешил с выводами: он по себе знал, насколько обманчивой бывает внешность.
Например, его все стремились жалеть, глядя на привычную бледность и узнавая неизлечимый диагноз. Рори настолько устал от жалеющих и сочувствующих жестов, слов, взглядов, что даже его обычно непробиваемое спокойствие давало сбой. Стоило шахматисту распознать хотя бы отблеск сочувствия - все, арктический холод, хотя бы временный, незадачливому кандидату на роль вселюбящей и всепрощающей Матери Терезы был гарантирован. Рори отнюдь не был беспомощным, и уж тем более не влачил обречённую на жалость жизнь полностью парализованного инвалида-нытика. Он сам мог позаботиться о себе, и обязательная поддержка, которую большинство людей чувствовало себя обязанными ему оказать, была ему не нужна.
По этой причине он отнял руку у Кейтлин, когда она этим жестом попыталась поддержать его в начале болтанки в 5:20, и покачал головой, отворачиваясь. Конечно, он не бывал до этого участником воздушной погони, но особого страха он не испытывал: в конце концов, их пилот был боевым, а не просто перевозчиком грузов. Кроме того, его честность и чувство юмора импонировали Рори, который уже было приготовился к успокоениям после известия о вражеском планолете. Так же полет прошёл успешно, и вскоре Хоторн покинул летающий аппарат, на ходу натягивая маску и стараясь не отставать от Люции, Кейт и Мадж, ушедших вперёд. Хотя на нем был белый тёплый костюм с крестом на предплечье, на площадке он чувствовал себя неудобно заметным и уязвимым.
- Кажется, у нас очень много работы, - Рори посторонился, освобождая Эффи место рядом с собой, чтобы она могла слышать разговор Люции и командира отряда, и окинул критическим взглядом помещение. Кашель, стоны, крики, горячечный бред, просьбы - какофония звуков, слившаяся в единую мелодию агонии. Привыкшего к относительной тишине Тринадцатого Рори это даже дезориентировало поначалу. Когда же он пришёл в себя, Варис уже вовсю распоряжалась, отправляя членов отряда на места работы.
- Я здесь, - Хоторн поймал Мадж за предплечье, легко вытягивая её из толпы, чтобы их не отнесло друг от друга. Из-за маски его голос звучал приглушённо, поэтому подросток говорил громче, чем обычно. - Ну что, приступим? Я постараюсь получить документы у командира лазарета, - кивок на суровую женщину около Люции, - а ты пока иди к тому, что мы привезли, и достань сводку там, хорошо? Я найду тебя там минут через пять. А, и вот, держи. Я на всех захватил, без них может быть опасно.
С этими словами Рори протянул Мадж маску, спокойно улыбнулся (хотя маска скрывала губы, его мимика это показала) и сначала кинулся следом за Эффи.
- Мисс Тринкет! Мисс Тринкет! Вот, держите. Даже если у Вас она есть, их нужно менять раз в полтора часа, поэтому лишним не будет, - подросток вручил женщине ещё одну маску, смущенно развёл руками и пошёл выполнять непосредственно данное задание.
Суровая женщина нашлась возле Люции: кажется, они обсуждали что-то насчёт операционной. Дождавшись, пока в разговоре образуется пауза, и умудрившись сломать себе голову по поводу того, как обратиться к главе лазарета, подросток вежливо-нейтрально спросил:
- Извините, где можно найти список лекарств, которыми располагает лазарет?
- Склад в конце ангара, - лаконично ответила врач. Рори поблагодарил, вежливо кивнул Кейт и Люции, вручая маски и им, и торопливо ушёл искать названный склад. Правда, перед этим он умудрился в неразберихе наткнуться на Прим, смущенно поздороваться, отдать маску и ей и быстро сбежать. Нет, чувства, рушащие все его чёткие логические построения, однажды сведут его в могилу, если, конечно, можно умереть от стыда. Плюс, он пять минут только на раздачу масок потратил.
Путешествие от главных ворот к складу, а от него к выгруженным из планолета ящикам с лекарствами заняло не много не мало 15 минут. Приходилось лавировать между пациентами, обходить докторов, тщательно выбирать маршруты, следуя которым он не рисковал наступить на кого-нибудь и так далее.
- А я думал, что в Тринадцатом людно, - пропыхтел Рори, наконец подходя к Мадж с неровно исписанными листами бумаги в руке. - Ну что, начнём сверяться? Мисс Тринкет ещё не приходила? - он протянул данные девушке.

Хроника
00:10 - тревога
00:15 - построение в мёд.отсеке
1:04 - вылет в Пятый дистрикт
5:20 - 6:00 - болтанка
7:10 - высадка у лазарета
7:20 - оценка обстановки
7:40 - приём и сверка доставленных лекарств

Отредактировано Rory Hawthorne (Сб, 28 Май 2016 23:09)

+9

6

Этот новый год Эффи предпочла провести в полном одиночестве, скрываясь в темноте жилого отсека, который с недавнего времени служил ей домом. Настроения праздновать что-либо у нее не было, да и откуда бы ему взяться, когда сейчас, как никогда раньше, хочется попасть в родную квартиру. В Капитолии наверняка тоже празднуют, даже не смотря на войну – если уж в тринадцатом нашли в себе силы, то там и подавно найдут. Она тихонечко лежала на жестком матрасе и то и дело пыталась отвлечься от мыслей, которые лезли в голову. Разговор, случившийся с доктором Бретт, буквально день назад, ситуацию делал автоматически только хуже. Рассказывая и вспоминая о былых временах, Эффи старалась успокоить себя, но все, как всегда, вышло совсем наоборот. Радовало лишь то, что и здесь у женщины стали появляться друзья.  Всю ночь она тщетно пыталась заснуть -  укутывалась в тоненькое одеяло, залазила под него с головой, без конца поправляла неудобную белую подушку и изредка толкала ее кулаком, что бы та стала хоть чуточку объемнее. Когда же ей удавалось задремать, длилось это не так долго как хотелось бы, а затем все начиналось сначала.
Когда за дверью разразилась воплями сирена, она даже испытала некоторое облегчение от того, что этот кошмар наконец-то вот-вот закончится. Накинув на плечи белый халат, который поселился рядом с кроватью, после краткого инструктажа в медицинском блоке, она, шаркая неудобными ботинками, направилась в кошмар, более реальный, чем те, что преследовали ее до пробуждения. Не смотря на всю организованность людей тринадцатого, в коридоре царил ужас беспрецедентная толкотня. Первый вопрос, пришедший в неуложенную головку Тринкет был «Почему мне не страшно?» Она смотрела на людей, которые проносились мимо нее, и смиренно шла по направлению к медикам, к которым с недавних пор была приписана. Разумеется, толку от нее было не так что бы уж и много, но благо считать и писать ее в Капитолии научили, а привычка неукоснительно следовать указаниям людей, которых она считала важными, делала из нее превосходного секретарского работника сортирующего карты, подсчитывающего лекарства и занимающегося прочей муторной работой. Не первый раз в подземелье случалась тревога и не первый раз она могла бы оказаться обычной тренировкой, но не оказалась. Весь ужас происходящего она осознала уже сидя в планолете, в который ее спешно затолкали, давая последние скудные наставления. Она даже не успела увидеть никого из тех, кто был ей дорог или хотя бы мог выслушать ее опасения. Первый страх просочился в ее, отказывающееся воспринимать реальность сознание, был связан далеко не с тем где она, что происходит или куда она летит, а с тем, что весь отряд, который даже на ее взгляд был весьма странным, бросал на нее непонимающие, удивленные и даже  неодобрительные взгляды. Капитолийская манера держать себя не позволяла реагировать и велела закрыть глаза, притворившись спящей, но в глубине души ей было очень обидно. Почти все, кто сейчас сидели рядом были такими же неподготовленными как и она сама и это касалось не только сноровки, приобретенной на лекциях по медицине. С течением времени обида переросла в отчаяние, а затем и появился настоящий страх. Нечто подобное она испытывала тогда, когда после игр ее забирали в революционный дистрикт номер тринадцать, тогда тоже потряхивало, хоть и не так сильно.
В семь часов по утру, их не самый звездный отряд уже оказался у госпиталя. Озираясь по сторонам, все прошли в огромный, иначе не сказать, ангар, где и располагалось их новое место дислокации. Эффи шла безмолвно, не считая нужным открывать рот перед теми, кто, в общем-то, особо с ней не считался. Она следовала за своим капитаном и только и делала что ужасалась тому, что происходило вокруг. Каждый всхлип, каждый протяжный стон, наконец-то, зарождали в ней настоящий, неистовый, почти животный, страх. «Я готова. Я готова. Я готова.» - повторяла она сама себе, вдыхая воздух полной грудью. Это была большая ошибка. Смрадный дух болезни с примесью лекарственных средств, неукоснительно вызвал приступ тошноты, который, к собственному удивлению, Тринкет купировала.
- Я не готова,- промямлила она себе под нос, но в тот же момент получила первое задание. В попытках справится с рвотными позывами, она пропустила завязку диалога, но свое имя услышала четко.
– Эффи, узнай, пожалуйста, как обстоят дела с теми, кто простудился, переохладился. Не дошло ли еще до эпидемии. И не забудь надеть маску. Расскажешь о том, что узнала Мадж и Рори, чтобы они знали, какие лекарства готовить для больных.
«Так точно? Да? Спасибо? Хорошо? Что нужно говорить в таких ситуациях?» - этого она не знала и на лекциях об этом не рассказали. Впрочем, это было и не важно, она мысленно поблагодарила Люцию за то, что та не направила ее смотреть на тяжелораненых и кивнув головой, подалась прочь. «Куда идти? С чего начинать? Ах, как много вопросов и как мало ответов!»
- Мисс Тринкет! Мисс Тринкет! Вот, держите. Даже если у Вас она есть, их нужно менять раз в полтора часа, поэтому лишним не будет.    
Слова про маску, каким-то магическим образом, она смогла пропустить или забыть, пока думала с чего же все таки начать, поэтому младший Хоторн пришелся как нельзя кстати. Эффи выдавила из себя самую благодарную улыбку, на какую только была способна,  беззвучно губами сказала «Спасибо», и приняв, нацепила на себя защиту.
Ясность мышления приходила с каждым подсчитанным больным, карту которого удавалось найти, с каждым небольшим опросом новых подопечных, который удавалось провести и с каждой минутой, которую приходилось существовать здесь. На удивление, больных «ее профиля» оказалось не так много, как было ожидаемо. Люди пятого, находившиеся здесь, были в основном подготовленными, и не вели себя безрассудно на осадном положении, чем выгодно отличались от гражданских. Но как и везде здесь были свои индивиды, которым просто повезло чуть меньше, чем другим. Блуждая между импровизированными койками, Эффи смогла немного забыться и успокоиться. Она вспоминала Ктнис, карьера Сойки-пересмешницы которой включала в себя посещение подобных мест с завидным постоянством. Для большинства таких путешествий Тринкет лично писала ей карточки. А она упорно продолжала оставаться собой. Ставя себе в пример упорную девчонку из двенадцатого, женщина сама не заметила как закончила обход и была готова доложить о состоянии дел на сегодня.     
- Ну что, начнём сверяться? Мисс Тринкет ещё не приходила? –
-Я тут – я тут! – спешно пробормотала Эффи, подбегая к молодежи, перед которой стоило отчитаться. В очередной раз свое имя, услышанное из уст других людей, вырывало ее из не самых полезных мыслей и возвращало на рабочую волну. Раньше она такого волшебства не замечала. Отчего мог бы возникать такой эффект, придумать она не смогла.
- Простудных 19, обмороженных всего 4. Все стабильные. Эпидемии, по-моему, нет, - отчеканила она и додумала: «И слава Богу, все живые. А я хочу домой.»        

Хроника
00:10 - тревога
00:15 - построение в мёд.отсеке
1:04 - вылет в Пятый дистрикт
5:20 - 6:00 - болтанка
7:10 - высадка у лазарета
7:20 - оценка обстановки
7:40 - приём и сверка доставленных лекарств
8:00 – завершение обхода «легких» больных.

+8

7

Не так просто искоренить в человеке не только надежду, но и привычку, особенно связанную с приятными воспоминаниями о родных и своих прошлых мечтах. Каждый год в этот декабрьский праздник Мадж украшала самодельными гирляндами дом, предвкушая семейный ужин, на который даже спускалась мама, что редко случалось в обычный день. Особенно девушку радовало ожидание чего-то нового, грандиозного, непременно должного случиться в новом году, хотя отец и смеялся над ней каждый раз, когда видел блеск в глазах дочери. «Не жди ничего, радуйся тому, что есть» - говорил он с улыбкой и непременно вручал нам с мамой подарки. Она была благодарна за то, что имела, но особенно не радовалась, пока не потеряла не только дом, но и возможность отметить праздник с семьей. Именно поэтому Мадж сразу отмела для себя любую возможность побыть вечером 31 декабря где-либо еще, кроме как своего отсека. Можно было притвориться, что праздника и не было вовсе, занять себя чтением или провалиться в беспокойный сон, не говоря уже о каких-то там ожиданиях, не оставшихся у девушки и в помине.
Не успев перевернуть страницу книги, Мадж незаметно провалилась в сон и, казалось, только-только сомкнула глаза, как неожиданно проснулась от рвущей нервные клетки тревожной сирены. Мимолетно взглянув на часы, показывавшие 00:10, девушка наскоро оделась, выбежала вместе со всеми в коридор и увидела остальных жителей, испуганно озиравшихся по сторонам и вслушивающихся доносившееся из громкоговорителей сообщение о нападении на Пятый Дистрикт. В первую секунду у Мадж отлегло от сердца, что их убежище в безопасности, однако тут же вспомнила, что числилась солдатом и обязана была явиться для распоряжений.  Отправляться на войну, не имея достаточной подготовки, было самоубийством, девушка это понимала. Она так же осознавала, что станет для своего отряда скорее обузой, нежели подмогой если ее, скажем, ранят, а не убьют в первые пять минут. Поэтому, не теряя времени и возможности, девушка подбежала к ближайшему сержанту  и попросила отправить ее помогать на слад или в мед. отсек. Тот смерил ее задумчивым взглядом и, видимо, пришел к тем же выводам о ее профподготовке, что и сама девушка, потому что лишь коротко бросил в ответ:
- В мед. отсек, - и поспешил дальше по коридору.  Облегченно выдохнув, Мадж поспешила к лестницам, пока потоки людей не стали напоминать морские волны, давящие и угрожающие унести тебя в ненужном направлении.
За металлическими дверьми царил хаос, который, кажется, можно было встретить только там –размеренный. Мадж даже почти приветливо встретил какой-то медбрат и, узнав, что ее отправили им в помощь, поинтересовался, сможет ли она в крайнем случае использовать оружие. Услышав вдалеке, что кто-то спрашивает о добровольцах, девушка поспешила туда и сообщила о распоряжении, на что получила утвердительный, хотя и не особо одобрительный кивок. Позднее Мадж узнала, что это была доктор Бретт, главный врач, а также что попала в отряд вместе с ней,  Люцией Варис, о которой только слышала, но никогда прежде не встречала, Прим, сестрой Китнисс, Рори, одним из братьев Гейла, с которым Мардж иногда мимолетно общалась, и Эффи Тринкет, которую вообще не ожидала встретить. И пока все в смятении пытались куда-то приткнуться и что-то сделать, объявили о посадке на планолет. Все бы ничего, но Мадж боялась не столько высоты, сколько тишины и собственных мыслей, следовавших за ней те несколько часов, что полет проходил нормально. До секундной тряски, которой Мадж не придала особого значения, пока та не повторилась в больших масштабах. Девушка закрыла глаза, стараясь дышать глубже и отгонять от себя ужасные, нет, отвратительные мысли, так и норовящие растормошить ее спокойствие, пока  ее плеча не коснулась чья-то рука и не послышались успокаивающие слова.
- Все хорошо, - промычала Мадж в ответ, подняв глаза на Люцию Варис. – Спасибо.
Та оказалась права, и через какое-то время нервотрепка закончилась, а вскоре последовала и посадка. В 7:10 утра на улице перед Госпиталем было холодно, но об этом не было времени думать, хотя свежий морозный воздух и сгладил впечатления о полете.
Стараясь не задерживаться, Мадж поспешила в здание, где их встретили строго, но с надеждой. Пока выяснялись подробности обстановки, девушка огляделась и пришла к выводу, что представлять – это не видеть и не участвовать, о чем не раз говорили на обучении. В стенах учебного зала можно было не только многократно ошибаться, но и не отвлекаться на окружающую среду и мыслить здраво, тогда как здесь, в окружении болезненного хаоса и со звуковым сопровождением далеких выстрелов, сложно было не поддаться чувствам. Мадж постаралась вновь внимательно вслушаться в разговор командиров и наконец услышала распоряжение и для себя. Через мгновение все вокруг пришло в какое-то массовое движение и девушку чуть не унесло его течением, если бы кто-то, оказавшийся Рори, не схватил ее за предплечье.
- Уф, спасибо, - девушка благодарно улыбнулась. Парень тем временем быстро перешел к делу, распределив обязанности, и Мадж не могла не согласиться с ним. – Хорошо, их должны были прикрепить к грузу. Я найду.
Девушка уже развернулась,  чтобы уйти, когда Рори с улыбкой (или девушке так показалось) напомнил ей о маске. Благодарно кивнув, Мадж надела марлю и пошла в сторону главного входа в Госпиталь, предполагая, что именно туда выгрузили коробки с их планолета. Судя по надписям на других, отличавшихся по цвету, коробках, там же оставили и новое поступление продовольствия, однако девушка не стала отвлекаться на него и принялась бегло осматривать коробки Дистрикта 13, пока не заметила прикрепленный сбоку одной из них пакет с бумагой. Кое-как Мадж выудила из него список лекарств и пробежала по нему глазами, мысленно благодаря врачей за то, что, помимо мудреных названий, они также приписывали и их предназначение. Через несколько минут появились и Рори с Эффи.
- Из лекарств мы привезли в основном обезболивающее и антибитики. Это, - Мадж указала на две коробки поверх остальных. – Отдельно для операционной, нужно отнести туда. Есть еще указание для инфекционного отделения. Кажется, эта коробка, - девушка указала на узкую прямоугольную. – А у вас что?
Сверившись с данными, Мадж вместе с Рори заполнили пробелы его списка всем, что нашли в списке из Дистрикта 13. Конечно, этого было недостаточно в полной мере, но лучше, чем ничего.
- Может мы с ээ.. Мисс Тринкет отнесем это в операционную зону, - Мадж кивнула на две коробки.  – А ты, Рори, может сообщишь информцию по лекарствам и узнаешь, нужно ли все остальное нести на склад или распределить сразу здесь? 

Хроника
00:10 - тревога
00:15 - построение в мёд.отсеке
1:04 - вылет в Пятый дистрикт
5:20 - 6:00 - болтанка
7:10 - высадка у лазарета
7:20 - оценка обстановки
7:40 - приём и сверка доставленных лекарств
8:00 – завершение обхода «легких» больных.
8:10 - теоретическое распределение доставленных медикаментов

Отредактировано Madge Undersee (Пн, 30 Май 2016 12:19)

+7

8

Левий не видит Люцию, только слышит, но представляет каждую черточку ее лица, когда она прощается и обещает ждать как никогда. Она улыбается, точно улыбается. И обещает что-то сказать после того, как эта херня закончится и они будут в целости и невредимости. Вот только когда? Левий окидывает взглядом Пятый насколько он виден с высоты кабины. Руины. Иссиня-черные обломки и остовы разрушенных зданий, слепые окна как пустые глазницы.
- Береги себя, п-пташка, - отзывается он, и Люция отключает микрофон, а Аарон переключает станцию и ловит сигнал от командующего. Его миссия здесь окончена, в госпитале ему нет дела, а вот на ГЭС...

- Капитан, вы поступаете в распоряжение Отряда... - ему называют номер и указывают, что группа уже находится во внедорожнике за определенным номером, который готовится отправиться на подкрепление к повстанцам к ГЭС. Земля? - До пункта назначения час пути, получите форму и дополнительное оружие и отправляйтесь.
- Есть, сэр.
Левий спрыгивает на землю, и снег вперемешку с каменным крошевом хрустит под тяжелыми ботинками. Ему подбирают куртку теплее той, в которой он прибыл, и все необходимое для операции. Левий давно не воевал на своих двоих, но его обучение в Тринадцатом было ровно таким же, как и у всех остальных, за той лишь разницей, что в расписании занятий каждый день стояли дополнительные часы на изучение летного ремесла.

Он проверяет пистолеты, запасные магазины, автомат и прочую "мелочь", которая утяжелит шаг, но авось продлит жизнь, когда случится встретиться с теми, кто захочет облегчить его тушку от души, и занимает место.

Ангар, обустроенный под госпиталь, остается позади. Кромка неба едва ли видна из узкого окна. Пока все тихо. Пятый можно бомбить, но это крайняя мера - слишком много поставлено на карту. В буквальном смысле. Дистрикт напичкан станциями, контроль над которыми нужен всем, а значит они по максимум должны остаться целыми.
Люция тоже остается позади, командуя импровизированной командой врачей из детей и тех, кто врачами никогда и не думал быть. Зубы сводит от того, как болит за нее внутри. На этой войне нет конвенций, здесь добивают раненых, детей и врачей.

Хроника
00:10 - тревога
00:15 - построение в мёд.отсеке
1:04 - вылет в Пятый дистрикт
5:20 - 6:00 - болтанка
7:10 - высадка у лазарета
7:20 - оценка обстановки, Левий отправляется в распоряжение Отряда, командированного к ГЭС
7:40 - приём и сверка доставленных лекарств, время пути к ГЭС
8:00 – завершение обхода «легких» больных, время пути к ГЭС
8:10 - теоретическое распределение доставленных медикаментов, время пути к ГЭС


Смена локации: - Дистрикт 5. ГЭС, ЭС II и I  -

..

Отредактировано Aaron Levis (Сб, 11 Июн 2016 14:40)

+4

9

Ночь порвёт наболевшие нити
Вряд ли я доживу до утра
Напишите, прошу, напишите
Напишите два слова, сестра...

Отряд входит в ангар, здесь шумно и много народа, люди лежат на кроватях в один или в два яруса, на матрасах, на досках и столах, все доступные поверхности пошли в дело, оставшихся без места размещали на полу, сделав подстилку из различных вещей, тряпок, старой одежды.  Голоса персонала, пациентов, стоны, в нос ударил смешанный запаха лекарств,  дез.средств, крови и плоти. Атмосфера была тяжелая и гнетущая боль, и смерть витали в воздухе.

Доктор быстро оглядела помещение, пробегая взглядом по каждому раненому, всех недавних располагали в первых рядах, осматривать так их было проще, а погибших потом было удобнее выносить на улицу, благо на дворе зима, можно было избежать дополнительных проблем.

Люция раздала указания каждому из отряда, в конце обратилась к женщине, - да, конечно. Так даже быстрее будет. Предлагаю тебе осмотреть всех справа, я возьму тех, что слева. – Проговорила Кейт  и прошла к одной из стен, где были сложены вещи врачей, раненых, оружие, оставив  там свое и надев халат, перчатки и маску направилась осматривать раненых. Всех нужно было рассортировать по группам, дабы знать за кого приниматься в первую очередь, а кто сможет подождать. Оперировать в подобных условиях было в принципе нельзя, но не было выхода, да и спасибо здешнему персоналу, ребята сделали все возможное, чтобы обеспечить стерильный кусок пространства.

Женщина шла от одного человека к другому, осматривая раны, быстро и хладнокровно, на каждого не больше чем по полторы минуты. Сегодняшний день станет для многих испытанием, медикаментов было мало, и больше всего не хватало обезболивающего и наркоза, а это значило, что не глубокие раны, не требующие полосного вмешательства, будут делаться с минимумом или вовсе без анальгезирующих средств. Испытание, как для врача, так и для пациента.  На обход  Бретт потребовалось около тридцати минут. Люции потребовалось чуть больше времени для оценки ситуации, ожидая девушку,  доктор помогла  одной из медсестер с прооперированными солдатами.

- Пятеро тяжелых: ранение брюшной полости и грудной клетки, у двоих из них развивается сепсис, еще троим не протянуть и пары часов: ранение головы, в грудь на вылет и большая кровопотеря уже не вытащить, остальные терпимо: руки, ноги, огнестрельные, осколочные, переломы. – Отчиталась доктор, - как у тебя? – Спросила  женщина и молча, выслушала Люцию.

- Беру на себя самых тяжелых. Что с лекарствами, каковы возможности? – Поинтересовалась доктор, дабы рассчитать силы и время на каждого.

ХРОНИКА
00:10 - Тревога
00:15 - Построение в мед отсеке
01:04 - Вылет в Пятый дистрикт
07:10 - Высадка у Госпиталя
07:20 - Оценка обстановки
07:30- 8:10 – Обход
8:10 – Встреча с Люцией

Отредактировано Caitlin Brett (Вс, 12 Июн 2016 22:33)

+3

10

Несмотря на мельтешащий персонал по ангару, рук катастрофически не хватало и помочь всем и сразу просто не было возможности. Поэтому я с готовностью приняла предложение Кейт разделиться и начала осматривать пациентов на своей стороне. И нет смысла отрицать, что при любом опыте к работе, к такому зрелищу нельзя привыкнуть. Мне во Втором со многим приходилось сталкиваться, но сейчас хаос и ощущение смерти достигали своего абсолюта, проникая в ноздри, под кожу, отпечатываясь в памяти.
Тяжелых было много и им была нужна срочная помощь. В основном, конечно, огнестрельные ранения, но были и травмы с открытыми переломами. Мужчины и женщины стонали от боли, плакали и умоляли о помощи. И на все это приходилось закрывать глаза, оказываться глухой и слепой, лишь бы не упустить чего-то действительно важного. И только стандартное, скорое, на выдохе…
- Мы вам поможем. Потерпите еще немного.
А терпеть придется долго. Медсестер не хватает и ко всем они не успевают. Нескольким пациентам мне пришлось оказать помощь на места, пока в голове я проворачивала план, как же все это урегулировать.
Я вслушиваюсь в слова Кейт и мысленно складываю общее количество тяжелых, вырисовывая перспективы катастрофы.
- Двое с открытым переломом руки и ноги и обморожением открытых ран, придется удалять часть мышц. Еще один с осколками от гранаты в брюшной полости. Один с сильными ожогами, но он уже не жилец. И одного ждет ампутация. – черт, я провожу ладонями по лицу и осматриваю ангар. Крики уже слились в голове и гудят в унисон, став чем-то привычным и сопутствующим атмосфере. А не должно так быть. – В операционной два стола. Одна – тебе, другая – мне. Начинай с пациентов первой важности и которые… на которых стоит тратить время. – гадко и мерзко говорить такое, но выхода у нас нет. – Сейчас мы должны сосредоточиться на тех, кого можно вытащить. Потом посмотрим, что можно придумать для других.
Кейт спрашивает по поводу медикаментов, которые мы привезли с собой, а я прошу его подождать и ловлю одну из медсестер, веля ей приготовить к работе обе операционные и выделить по медсестре на меня и Бретт.
- Пойдем, узнаем, что у ребят и Эффи. Насколько я помню основной упор был на анестезию, парацетамол и обеззараживающие растворы. Это что касательно хирургического вмешательства. Так же наши передали травы и эти займутся уже Рори и Мадж. Им не обязательно видеть все это. А Эффи может помогать медсестрам. – рассуждаю вслух, быстро идя рядом с коллегой, а потом вдруг смотрю на нее. – Если у тебя есть другие идеи, как распределить силы, я буду благодарна за совет.
Мы доходим до нашей троицы, которые как раз рассуждают о коробках и лекарствах.
- Ну что? Что с лекарствами? Что есть для операционной? Эффи, как дела с вырусными?

ХРОНИКА
...
07:30 - 08:10 - Обход ангара
08:10 - Вывод по оценке состояния больных
08:20 - Обсуждение лекарств в наличие

Отредактировано Lucia Varys (Чт, 9 Июн 2016 12:16)

+4

11

08:30 01.01.3014

На улице перед госпиталем раздаётся шум, подъезжают четыре машины, из которых повстанцы начинают выгружать раненых в сражениях возле дома правосудия и на ГЭС. Вырваться в госпиталь у них получилось далеко не сразу, поэтому состояние многих раненых успело ухудшиться. Огнестрельные ранения, ожоги, вырванные куски мяса - далеко не полный перечень двух десятков раненых, не без труда втиснутых в с боем отвоеванный транспорт. Более здоровые товарищи, занявшие позицию за рулём, помогают выбираться тем, кто чувствует себя хуже и выносят из машины совсем тяжелых. Некоторые бредят от болевого шока. В это же время со стороны жилых кварталов приближаются три фигуры в белом. Двое миротворцев несут третьего, повисшего у них на плечах. Их форма местами порвана и окровавлена, один из мужчин хромает. Агрессии они не выказывают, словно лазарет - аналог краткого перемирия у водопоя в животном мире. Миротворцы приближаются медленно, не зная, имеют ли права просить здесь помощи или идут в ловушку. Встав чуть поодаль от машин под тяжелыми взглядами повстанцев, один из них, тот, что припадает на левую ногу, неуверенно обращается к первому показавшемуся врачу:
-Помогите нашему другу. Пожалуйста. У него несколько огнестрельных ранений - имея в виду миротворца, повисшего между ним и его вроде бы здоровом на вид товарищем.

+2

12

влезу

В связи с обновочкой обстановки, добавлю к своему посту, чтобы не задерживаться

Наше маленькое совещание с ребятами нарушается внезапным появлением одной из местных врачей.
- Доктор, - мы с Кейт одновременно оборачиваемся и это было бы даже смешно, если бы обстановка не накалялась. - Там прибыли еще раненные. Их много и большинство в тяжелом состоянии.
- Сколько?
- Около двадцати. - быстро отвечает девушка.
- По возможности освободите койки для тяжело раненных и подготовьте список их травм. Эффи...
- Доктор, - внезапно вновь подает голос девушка и как-то мнется, и голос ее становится тише, - там еще... Снаружи еще трое миротворцев, они просят помощи для своего товарища с огнестрелом. Что нам делать?
- Держать это в тайне от пациентов. Только расправы нам не хватало.
Я поджимаю губы. Хороший вопрос, что делать, потому что я и сама не знаю. Трое миротворцев стоят под нашими дверями в госпиталь, прибыли аккурат к пополнению рядов раненых. Не говоря о том, что у нас с запасами лекарства напряженка. Во мне борются несколько чувств, потому что вся эта ситуация мне не нравится, но оставить людей умирать просто так мне не позволяет совесть. Да, ситуация тяжелая, но...
- Кейт, займись, пожалуйста, теми, что прибыли. Ребята, начинайте готовить обезболивающее и обеззараживающее. Уже нет времени на подсчеты лекарств, будем ориентироваться по ходу. Эффи, поступаешь в ряды медсестер. - я отхожу немного в сторону, утягивая за собой Кейт и шепчу ей. - Я пойду к этим миротворцам. Если что, поступай как считаешь нужным.
Я беру это дело на себя не ради каких-то особых выслуг. Просто если что-то пойдет не так, пусть лучше шкуру спустят с меня, как с беженки и потенциальной предательницы. Да и кто знает, может эти миротворцы из Второго...
Я выхожу в общий зал и иду в сторону повстанцев уже идущих на поправку и вызываю двух ребят, уже довольно окрепших и ждущих своей выписки. Ребята нужны мне для охраны. Не меня, а ангара, если миротворцы задумали какую-то игру. Парням выдают оружие, я прошу их сильно не афишировать нашу маленькую миссию и мы выходим на улицу, в стужу и холод, чтобы встретиться с незваными гостями.

Отредактировано Lucia Varys (Вт, 14 Июн 2016 13:00)

+3

13

Рори, Мадж и Эффи достаточно быстро справились с задачами, которые им обозначила Люция; Мадж диктовала ему названия лекарств, которые он торопливо вписывал в рукодельный список захваченной на складе же ручкой, и в итоге сводка стала выглядеть чуть менее пустой и чуть более обнадеживающей.
- В этом госпитале нет ничего, кроме больных, - мрачно прокомментировал он множество свободных ячеек в регистре, и чуть улыбнулся Эффи, пытаясь немного поддержать её. Он видел, что ей не по себе, но то, что она стремилась помогать, преодолевая страх, вызывало у него уважение к капитолийке. Мысленно он давно уже дал себе щелбан: пора было разучиваться навешивать ярлыки, он же всегда был против этого. Тем не менее, хотя разумом парень понимал, что это его детский страх сначала за Гейла, затем за себя и за Вика быть выбранным трибутом рукой этой женщины мешает его адекватной оценке истинного характера Эффи, он никак не мог избавиться от этого предубеждения. Капитолийка не виновата в том, что её когда-то назначили эскортом, и уж тем более она не выискивала специально в стеклянных шарах имена близких Хоторну людей, как ему казалось в детстве.
Сейчас ему необходимо быть спокойным и собранным, нельзя терять самообладание. Безусловно, мрачная атмосфера госпиталя давила и на него, но Рори подозревал, что его спутницам приходится труднее. У него был выработан навык абстрагирования от того, что было опасно для его здоровья или в принципе неважно: таким образом тихий парень мог  сосуществовать с двумя взрывными братьями и активной сестрой, но важнее всего - он мог предотвращать панические атаки и приступы, а иногда даже останавливать их. Вот и сейчас он собрал все мысли, ощущения, невыносимую жалость и желание помочь всем любой ценой и как будто замуровал их где-то в подсознании, безжалостно говоря себе, что нужно руководствоваться разумом, а не эмоциями. Брезглив же он никогда не был, а открытые раны вызывали только одно желание - понять, насколько серьезно повреждение, и затем помочь, не ставя под угрозу жизнь других раненых и больных. Другими словами, Рори абстрагировался от эмоций и включал логичного и разумного шахматиста.
Судя по бледности Эффи, ей отгородиться от чувств удавалось чуть хуже, однако то, что она держалась и внятно доложила обстановку, заставило парня снова дать себе внутренний подзатыльник и срезать ещё один ярлык с женщины.
- Спасибо, мисс Тринкет. Так, простудных 19, обмороженных 4... - Рори мелко вывел цифры и их однобуквенные обозначения на запястье, чтобы не забыть. Руки быстро начинали замерзать: парень снял перчатки ради того, чтобы была возможность хоть сколько-то разборчиво писать, и сейчас уже не чувствовал кончиков пальцев. Приподняв маску и подышав на них, Хоторн снова надел варежки и повернулся к Мадж, обдумывая её предложение. Заодно он отметил, что девушка вполне твердо держит себя в руках, и молча порадовался тому, что отряд у них пусть и был странный, но все знали или хотя бы представляли, на что шли.
- Хорошо, так и поступим. Я тогда останусь здесь и подожду мисс Варис: она, скорее всего, придёт узнать, как с лекарствами для операционной и больными, - парень потёр не желавшие согреваться ладони. - А там посмотрим. Скорее всего...
Договорить Хоторн не успел: к их маленькой группе подошли Кейтлин и Люция, и Рори замолчал, выслушивая вопросы главы отряда. Быстро оглянувшись на Мадж и Эффи, подросток доложил, сверяясь со списками:
- Чисто для нужд операционной выделены две коробки инструментов, антисептиков и обезболивающего - хватит на десять-пятнадцать операций средней тяжести под местным наркозом. Обеззараживающих лекарств в достатке, но даже с пополнением из Дистрикта, обезболивающего на всех не хватит, как и противовирусных. Коробку трав, которые передали дополнительно, можно использовать как в лекарственных, так и в продовольственных целях, но и их немного. Все необходимо экономить.
Рори закончил свою небольшую речь и откашлялся, прижимая маску рукой к лицу. За этим занятием его и застала подбежавшая к их отряду местная врач. Услышав сообщение о прибытии новых раненых, Хоторн вздрогнул, наверное, впервые за все время пребывания в госпитале показав значительный эмоциональный отклик на происходящее. Единственная мысль, которая сейчас была в его голове, - это надежда на то, что Гейла, Пита или Китнисс не было среди несчастных. Он не знал, как посмотрит в глаза брату, когда тот увидит его здесь, где его быть не должно, но больше хотел, чтобы все трое были живы и не ранены.
Сообщение о миротворцах было сказано тихо и предназначалось не ему, поэтому Рори не услышал его в шуме госпиталя. Зато услышал распоряжения Люции, обращённые к нему, Мадж, Кейт и Эффи, и согласно кивнул, сжимая в руках злосчастный список.
- Извини, я сейчас, - кинул он Мадж, и подошёл к Эффи. Он до сих пор не знал, как вести себя с капитолийкой, поэтому просто держался вежливо, но не холодно, неприязненно или отстранённо. - Мисс Тринкет, можно Вас кое-о чем попросить? Если среди раненых вы увидите Гейла, не говорите ему, что я здесь, пожалуйста. Заранее спасибо.
Парень слегка нервно улыбнулся, спуская маску и вдыхая холодный воздух, затем вежливо кивнул Эффи и вернулся к ждущей его Андерси.
- Если хотите, ты вы с мисс Тринкет можете сначала отнести коробки для операционной собственно туда, - он задумчиво постучал по названной таре. - Я тем временем могу сходить за каким-либо подобием котелка на кухню и набрать воды. Остальные лекарства распределим по ходу поступления жалоб. Идёт?

Хроника

07:30 - 08:10 - Обход ангара
08:10 - Вывод по оценке состояния больных
08:20 - Обсуждение лекарств в наличии
8:28 - прибытие раненых повстанцев и миротворцев
8:30 - раздача указаний

Отредактировано Rory Hawthorne (Пт, 17 Июн 2016 13:32)

+5

14

08:32 01.01.3014

Прибытие миротворцев не остаётся незамеченным. Впрочем, на это они и рассчитывали - приковать внимание как минимум цветом своей изрядно потрёпанной формы. То, что их не обстреляли с порога - уже неплохой знак. Оружие у выздоравливающих наверняка имеется... Пока им навстречу выходит лишь хрупкая темноволосая женщина в сопровождении двоих действительно вооруженных повстанцев. Трое миротворцев косятся на группу с не меньшим недоверием, чем они на них... Но выбора сейчас нет, им нужна её помощь. Они подходят на пару шагов ближе, придерживая висящего между ними раненого:
-Нам нужна помощь. Нашего друга ранили. Сначала он был не так плох, но недавно начал бредить... Мы боимся, что до Капитолия он не дотянет - говорящий миротворец то и дело косится за плечо, словно проверяя, не увидит ли их кто из своих же. Вылазка в местный госпиталь определённо не из тех, которые назначаются командованием. И они не удивятся, услышав отказ. Но по крайней мере останутся с уверенностью, что сделали всё возможное. Сноу едва ли отдал бы приказ о лечении повстанцев, обратись они к ним... Однако эти ребята ведь позиционируют себя выше Сноу, не так ли?

+2

15

Тринкет чувствовала себя как-то странно. С одной стороны, это не было удивительно, не смотря на всю пройденную подготовку, своей в медицинском деле она так и не стала. С другой же стороны, занималась она не просто так, а это не могло пройти бесследно. Отчитавшись перед ребятами, она просто стояла, переводя взгляд с одного незнакомого лица на другое. Какое счастье, что вероятность встретить здесь кого-то из своих была сведена к нулю. До тех пор, пока ни один из больных не вызывает у неё эмоций больше чем обычный встречный, все будет порядке и возможно, она сможет держать себя в руках, не устраивая лишних истерик. Благо, пока что, ничего страшного не произошло и все что от неё требовалось, так это взять коробку и помочь Мадж отбуксировать ее к операционной. Уже на подходе к отгороженной территории, Эффи могла бы почувствовала себя дурно, но вида не подала. Не хватало ещё, чтобы ее опять начали жалеть или опекать. Тем не менее, говорить ей совсем не хотелось, поэтому спрятавшись за сосредоточенное выражение лица, она предоставила всю себя мыслям о том, как все таки здесь мерзко находиться.  Да, не самая достойная мысль для медика, но что поделать - нельзя измениться за месяц или два даже самой упорной работы, по крайней мере полностью. Младший брат Хоторна похоже понимал, что капитолийка чувствует себя не так уверенно среди местных жителей, как хотелось бы и даже пытался подбодрить её. Было приятно. Именно из таких мелочей, некричащих и спокойных, складываются хорошие отношения, пусть и на расстоянии вытянутых рук. Женщина кивнула в знак согласия стоящим перед ней молодым бойцам и уже протянулась за коробкой, но их планам было не суждено сбыться, по крайней мере сейчас. Быстрым шагом к троице приближались Люция и Кейтлин - вот они-то точно должны были знать, что делать.
-  Эффи, как дела с вирусными?
-  Простудных 19, обмороженных всего 4. Все стабильные, - собравшись, женщина процитировала саму же себя.
Хоть что-то было стабильно в бушующем и непредсказуемом мире госпиталя. Если задуматься, то этими больными займутся в самый последний момент, поэтому ее крошечный доклад о лёгких пациентах вполне мог облегчить кому-то жизнь. Куда лучше смотреть на сопли, текущие из носа, чем на кровавое месиво вместо конечностей или скажем головы, - с ними все будет нормально, - добавила женщина то ли пытаясь успокоить себя, то ли продолжая отчитываться. Вероятно, она бы добавила ещё что-то, но, откуда ни возьмись, к гостям из тринадцатого подлетела женщина - врач, которая то и дело мельтешила по ангару и сообщила о новых проблемах. "Только этого ещё не хватало" - подумала Эффи и сосредоточенно уставилась на вещателя. Партия больных прибывала сравнительно небольшая, если это можно было так сказать. На фоне того ада, что кипел в госпитале, двадцать человек вряд ли бы сделали погоду, а вот то, что услышала Эффи дальше, повергло её в небольшой шок. Если бы Люция не окликнула её, то вполне возможно, информация осталась бы незамеченной, но она все же это сделала. Весть о миротворцах была куда более волнующей, чем пара десятков новоприбывших. С тех пор, как Эффи покинула столицу, подвох от людей Сноу казался ей на каждом шагу, да, так впрочем оно и было. Сложно было быть в восторге от таких гостей и по лицам присутствующих, Тринкет поняла, что не она одна в смятении. Что бы она сделала на месте Люции? Вряд ли бы смогла принять такое волевое решение. Стычки, разумеется, были бы излишни. На секунду она раскрыла рот, что бы сказать о том, что нужно быть осторожнее, но осеклась - здесь и без ещё нравоучений все были в курсе.
- Эффи, поступаешь в ряды медсестер.
Оглушительные новости сваливались одна за другой. И если гости в виде вооружённых солдат президента ещё напрямую, пока, не касались, то повышение до медсестры - всеобъемлюще. Пожалуй, этого она боялась сильнее всего. Именно это она имела в виду, когда, говорила Кейтлин о том, что не готова. В голове Эффи пронёсся диалог с добрым доктором, который успокоил её и вселил некоторую надежду. «Что ж - самое время развиваться», - пронеслось в голове у женщины, и она разжала кулаки, которые образовались как-то сами собой. Куда ей сейчас было заметить, что на ладонях остались белые следы, от впившихся в кожу ногтей. Тринкет лихорадочно кивнула, принимая указание, но и понятия не имела что делать дальше. Хорошо, что Бретт останется здесь и сможет направить ее.
- Люция, - окликнула Эффи удаляющуюся женщину, - будь осторожнее. Не наставление, скорее пожелание, выражение некоторого уважения и поддержки. Одному Богу известно, что ждёт врача за дверьми госпиталя. Новоиспеченной медсестре очень хотелось, чтобы она поскорее вернулась. Вообще, пределом мечтаний на сегодня для нее было вернуться домой тем же составом, что утром покинул последний дистрикт. От тревожных мыслей её вновь отвлёк Рорри - он будто бы знал, что нужно что-то сказать, чтобы капитолийка не провалилась в липкий страх окончательно.
- Заранее спасибо.
- Да, конечно, - согласилась она, настороженно улыбнувшись под маской, но в тот же момент решила, что Гейлу здесь делать нечего. Вряд ли он появится в госпитале, но сам факт того, что здесь появилась она, говорит о том, что вокруг происходит много чудных вещей.  Младший Хоторн, как и она сама был здесь не совсем по праву. Вот только, если жительница Капитолия не должна была здесь находиться по этическим соображением, то парню явно запрещало здоровье – не уж то на это всем наплевать? Наверное, если старший брат узнает, то собственноручно придушит его. От этой мысли Эффи даже немного повеселела. Ангар битком набитый тяжелыми больными действовал на неё удручающе и более того, заставлял признавать существование чёрного юмора, от которого она раньше открещивалась любыми возможными способами. Ей хватало ментора, который травил подобные байки через слово.
- Ну что, идём? - обратилась она к Мадж, подхватывая коробку, на которую указал ей юноша. Ноша была не очень тяжёлой, но все-таки очень важной, о чем свидетельствовали галочки в составленном детьми списке. Эффи не была слишком высокого мнения о своих умственных способностях, но себя знала прекрасно и все её опасения подтверждались с каждым шагом - чем ближе они приближались к операционной, тем хуже ей становилось. К горлу подкатывал неприятный комок, а руки начинало неприятно потряхивать. Жизненно важно было отвлечься.
- Вы давно знакомы с Хоторном, да? - спросила она у подруги по несчастью просто ради того, чтобы что-то спросить. Увы, ничего другого в голову ей не пришло, кроме, конечно, кучи больных, между которыми приходилось лавировать. Но разговаривать о них совсем не хотелось - ещё успеется, ведь она идёт вверх по карьерной лестнице, что тоже было неплохой черной шуткой, кстати, - хороший парень, - добавила она, перешагивая через что-то закутанное в брезент - было бы славно,  находись там какой-нибудь мусор, а не закоченевший труп.

Хроника
07:30 - 08:10 - Обход ангара
08:10 - Вывод по оценке состояния больных
08:20 - Обсуждение лекарств в наличии
8:28 - прибытие раненых повстанцев и миротворцев
8:30 - раздача указаний
8:45 - исполнение указаний

Отредактировано Effie Trinket (Сб, 2 Июл 2016 23:24)

+3

16

Война – это грязь, кровь и боль. Война совсем не романтично, в жизни война – это страшно.  Стоило доктору подойти к Люции, как за воротами послышался рев двигателей и хруст шин по замершему, покрытому наледью и снегом асфальту. К ангару подъехали несколько грузовиков из которых в следующее мгновение высыпали люди, одни шли сами, прижимая к бокам пропитанную кровью ветошь, кого-то выносили на брезентовых мягких носилках, представляющий собой двухметровый кусок материи с пришитыми по кроям лямками, на снег сквозь брезент капала кровь. Доктор в несколько шагов оказалась около двери, вместе с еще двумя врачами. Втроем они принялись рассортировывать поступивших. Пятерых на брезенте Бретт оставила у входа, встретившись глазами с товарищами одного из них, женщина выдохнув медленно покачала головой. Солдатам все стало понятно, взгляд полный надежды погас, ни она никто-то другой не могли ничего сделать для этих ребят, от чего становилось еще противнее.
Люди вновь зашевелились и зашептались, женщина обернулась на улицу, к ангару шли трое в белой форме. Солдаты Капитолия. Они просили о помощи, Бретт сделал шаг в сторону солдат, но ее опередила Люция. Доктор направилась к операционным, указав санитарам на людей, которых и в каком порядке следует нести к ней на стол. По пути женщина спрятала волосы под белой косынкой с вышитой на ней литерой «М».
[float=right]http://s0.uploads.ru/4qfOk.png[/float]

Раненых несли одного за другим, женщина не знала не их имен, не их званий, перед ней были мужчины, женщины, одна видела только их раны. Вскрывая, разрезая, ища в них осколки и пули, зашивая и так раз за разом. Аккуратность швов превратилась в одну только надежность, раненых было слишком много, чтобы беспокоится об эстетичности и будущем внешнем виде, просто не было времени. Главное было спасти жизнь. Санитары уносили раненого и тут же к столу подходила медсестра с ведром и тряпкой, она смывала возможную кровь и дезинфицировала поверхность. Заносили следующего, лица и раны менялись друг за дружкой. Бретт отходила от стола на две минуты, меняла перчатки и маску и вновь вставала к столу. Лязг металлических инструментов о металлические лотки, скрип железного стола о бетонный пол, стон раненого, заглушал внешние звуки, отпечатывались на подкорках. Кровь, она была везде, перед ней и на ней, на ее руках, на фартуке, на салфетках, везде была кровь, соленый, металлический ее запах смешивался со спиртом и лекарствами, оставался во рту, на языке. Круговорот не заканчивался, ноги устали стоять, руки работали на автомате. Наркоза не хватало, обезболивающих тоже, поэтому многих приходилось оперировать средневековыми методами с смотанным в тугой жгут полотенцем во рту, сколько могла Кейт обезболить – она делала, но раны случались глубокие и такую боль заглушить было сложно. В таком темпе женщина потеряла счет времени. Час, два, три или пять она провела в операционной она точно не знала.

Очнулась она, когда ее кто-то взял за руку чуть ниже локтя. Она обернулась это была одна из местных врачей:
- Доктор Бретт, вам стоит отдохнуть, - женщина сделала паузу, - почти все тяжело раненые прооперированы, остались легкие, я заменю вас. – Бретт хотела возрозить, но вовремя одумалась, еще пара часов напряжения и она упадет прямо здесь, а раненых могут привезти в любую минуту – ей еще нужны силы, Кейтлин кивнула и отошла от стола, только сейчас она заметила за соседним столом Люцию, которая так же занималась очередным раненным, она окинула девушку усталым взглядом и сняв перчатки и фартук вышла за ширму. Медленным шагом доктор прошла между рядов к выходу из ангара. Солнечный свет, пробивающийся сквозь тучи, резал глаза. Был уже день. Морозный воздух освобождал легкие и восстанавливал мысли. Бретт стояла на улице, спиной прислонившись к стене ангара, одной рукой она стянула косынку с головы, которая после платком повисла у нее на шее. Она ни о чем де думала, не о чем не размышляла, перед глазами стояли страшные картины человеческой плоти, хотелось освободить разум. Голова казалась мешком с мукой, такой же тяжелой и «пыльной». Постояв так какое-то время она зашла обратно, где принялась помогать медсестрам ухаживать за ранеными. Сидеть полностью без дела она не могла себе позволить, сестры за всеми тоже не успевали.

ХРОНИКА
07:30- 8:10 – Обход ангара
08:10 - Вывод по оценке состояния больных
08:20 - Обсуждение лекарств в наличие
08:25 - 12:20 - Операции
12:25 - Уход за ранеными

Отредактировано Caitlin Brett (Вс, 17 Июл 2016 21:30)

+3

17

3:05
Вакуум. В нём Арктурус находит себя. Сфера покоя и безмятежности не таит даже после того, как скромный изобретатель неуверенно открывает глаза. Он моргает несколько раз, наконец, какой-то частью дремлющего сознания соображая, что куда-то идёт. Не он сам, но костюм. Шаг за шагом по вязкому, цепляющемуся за металл снегу, без единого усилия со стороны человека, заключённого в крепком экзоскелете. Сквозь прорези железного шлема только лунный свет, освещающий скудный зимний пейзаж. В скоплении тумана в голове Старка, как ленивая моль на свету среди частиц пыли, мелькает вполне логичная догадка - это Джарвис ведёт его в безопасное место. Подальше от взрывов и стрельбы. Арктурус хочет воспротивиться, повернуть назад, вернуться на поле боя. Однако прежде чем эта мысль успевает сформироваться в его мыслях, растекающихся как желе по черепной коробке, ритмичный шаг железного костюма убаюкивает его, и изобретатель аккуратно выскальзывает из реальности обратно в тихое и уютное небытие.
8:39
В следующий раз, когда он открывает глаза, холодный солнечный свет нахально лезет в щели железного шлема, заставляя капитолийца щуриться. Арктурус делает вдох, морозный воздух шустро скользит по слизистой. Тело расслаблено и с неприязнью реагирует на импульсы, посылаемые мозгом. Костюм находится в спящем режиме, скорее всего, в целях экономии энергии. Работает только система обогрева, не позволяющая Старку закоченеть в местном нерадивом климате. Арчи сонно зевает, разевая рот на львиный манер, рассеянно моргает несколько раз подряд, когда мозг акцентируется на одной странной детали. Старк сглатывает слюну, скопившуюся в ротовой полости, но чувствует это, только когда гортань рефлекторно подпрыгивает. С усилием втягивает носом воздух, и опять же ощущает лишь движение частиц внутри тела. Ничего не слышит.
Железная перчатка загребает снег. Джарвис, заметив пробуждение создателя, включает панель управления, но перед глазами у Арчи всё плывёт. "Всё в порядке?" - среди огромного количества беспорядочных надписей на панели прямо перед его лицом доминирует одно новое сообщение. "Всё в порядке?" - спрашивает Джарвис. Арктурус прикрывает на мгновение дрожащие веки. Сердце замирает в груди, прижатое к рёбрам плохим предчувствием. Легкие на манер насоса пытаются качать воздуха больше, чем могут вместить, мозг вдруг объявляет катастрофическую нехватку кислорода. Арчи хочет что-то ответить своему виртуальному другу, но сбивается на полуслове, когда понимает, что не слышит. Ничего не слышит.
Арктурус кричит и не реагирует на попытки Джарвиса установить контакт. То, как тело внутри железного костюма пронизывает крупная дрожь, Джарвис ощущает вместе с металлической конструкцией. Но не сразу находит тому объяснение. Переохлаждения не может быть, ведь всё то время, пока изобретатель находится в отключке, Джарвис старался поддерживать комфортную для хрупкого человеческого тела температуру. В костюме, с которым он ещё не успел до конца разобраться, Джарвису некомфортно. Однако сейчас не время для причитаний.
На сообщение Старк так и не отвечает. Он толком не может даже сформулировать предложение, заикается на паре повторяющихся слогов и умолкает. Уже не лежит, а рассеянно становится на четвереньки, продолжая дрожать. Джарвис пробегается мельком по файлам из медицинской карточки создателя, благо, Эмма потрудилась загрузить все данные в костюм. И блокирует возможность Старка двигаться в костюме, когда тот предпринимает несколько неповоротливых попыток снять шлем со своей головы и едва не активирует один из репульсорных лучей, расположенных на железных перчатках. Несмотря на то, что основной функционал металлического экзоскелета пережил незапланированный взрыв бомбы на близком расстоянии, некоторые системы всё же значительно пострадали. И, к сожалению, та, что могла бы сейчас провести диагностику состояния Старка, была одной из них.
Сквозь сухие всхлипывания сорокашестилетнего изобретателя, больше сейчас напоминающего детсадовца, ужаленного пчелой, Джарвис разбирает три слова, которые так упорно пытается выговорить Старк. Похолодело бы внутри от услышанного, да конструкция не так устроена. Арчи жалуется в полный голос на то, что ничего не слышит. Паника провоцирует дрожь. Джарвис пытается достучаться до изобретателя, выводя одно за другим сообщения прямо перед его лицом, но в захватывающей его истерике Старк словно забывает родной язык. Джарвис понимает, что принимать решение придётся ему. Вполне возможно, что потеря слуха - не единственное из полученных увечий, но выявить другие сейчас почти нереально: пациент замкнулся, поддался панике, на контакт не идёт. Придётся доставить создателя в госпиталь.
8:59
Посадка выходит не совсем мягкой, потому что Джарвис спешит. На движение реагируют двое повстанцев, оказавшихся не в том месте не в то время, но костюм без труда временно ликвидирует их, вскинув левую железную перчатку. Далее Джарвис направляет перчатку на стену и, дождавшись момента, когда по его расчётам, выстрел никого не зацепит, пускает всю мощность на репульсорный луч. В появившийся разлом в стене костюм влезает без труда, перекрывая путь горстке до этого куда-то спешащих врачей. Джарвис сканирует их личности, и на удивление определяет одну из них. Железо расходится, высвобождая тело Старка. Скромный изобретатель неловко приземляется на колени посреди коридора. Ветер задувает в пробитую в стене брешь. Что поделать, Джарвис тоже немного запаниковал.
- Около 3х ночи на площади перед Домом Правосудия прогремел взрыв. Среагировало устройство, которые мы с мистером Старком ошибочно считали обезвреженным. Он очнулся минут 20 назад, но слух до сих пор не вернулся. Другие повреждения мне выявить не удалось - пострадала система диагностики, - без реактора костюм становится неподвижным изваянием из прочного металла, теперь голос Джарвиса вещает из наручных часов Старка. Виртуальный помощник старается говорить спокойно и понятно. Арктурус не поднимается на ноги, упрямо трёт перепачканные запёкшейся кровью мочки, словно это как-то поможет вернуть слух. Всего лишь бесполезный рефлекс хрупкого человеческого тела. В последний момент Джарвис срывается и просит:
- Помогите ему, пожалуйста.

+5

18

Дни бывают тяжелыми даже у представителей самых простых и понятных профессий. Девушка в форме повстанца из пятого дистрикта - хотя тут уже никому до этого не было дела - выполняла самую грязную работу, связанную с кровью и чужими органами. Девочка на побегушках у старших врачей, помогающая, когда нужно и не мешающая тогда, когда она лишняя. Но особенностями той, у которой были десятки имен, были ловкость рук, зоркость глаз и почти никакого мошенничества.
Мисс Гарсия была в курсе всех дел, обстоявших в госпитале, и слухов, доносившихся из-за его пределов.
Двойной агент - тройная дрянь - это было не про Гарсия. Она любила числительные побольше, и не имела никаких преград и рамок в своих убеждениях. Свои убеждения она перестраивала под то, что было выгодно ей в данный момент и конкретную секунду.

Слухи о разбомбленном Доме Правосудия приходят спустя три часа после взрыва. Спустя ещё два начинают привозить раненых. Почему-то уже без разницы, кто это и чья сторона. Гарсия про себя хмыкает, отмечая эту забавность. Но всё же делает ставки, кто первым кому перегрызет ночью горло.

Около девяти утра, когда уже вовсю светает, в больницу попадает один шибанутый посетитель. Галле даже не совсем понимает, что происходит, когда стоит за спинами удостоившихся лицезреть странного робота в красно-золотых деталях. Но она, нужно сказать, одна из первых понимает, что к чему. Косая ухмылка, так типичная для неё, искажает губы, женщина опускает голову на грязные кровавые бинты в руках и какие-то части человечены. Девушка с тугим хвостом и абсолютно неприглядной внешностью проскакивает за импровизированные шторы в ту сторону, где хранятся седативные. Их очень мало, но какое ей до остальных дело? Когда в сети приплыла рыбка покрупнее.

Галле принимает озадаченный вид, лишний раз размазывая по лицу засохшие кровь и грязь. Что-что, а актерствовать она умела лучше всего в жизни. Это её, надо сказать, и кормило.
— Мистер Старк! - Кидается она на колени к изобретателю, беря его за плечи и оборачивая лицом к себе. — Мистер Старк, Вы слышите меня?.. - Немного игры в дурочку никогда не бывает лишними, — Пожалуйста, попробуйте встать, - она парой жестов показывает ему, что хочет поднять его с пола, просовывая ему под лопатки крепкую женскую ручку и беря часть его веса на себя. Ну и кабан, - про себя прыскает Галле, балансируя на тонких (на первый вид) ножках.
— Джеферсон, кто это? - Кричит на Галле местный доктор, что чином будет повыше.
Ах да, эти кретины же не смотрят Капитолийское ТВ.
— Капитолийский изобретатель, сэр, - из-под веса Старка сдавленно отвечает Гарсия. — Брошу его к остальным засранцам, - полувопросительно, полуутвердительно говорит женщина.
Доктор гаркает что-то и снова скрывается за шторами. Приходит новая машина с ранеными и все мгновенно забывают про представление. Только вот старшая сестра чуть ли не последними словами спрашивает, какого черта в стене дыра.

— Попался, глухой красавчик, - шепчет негромко Джеферсон, держа изобретателя за руку на своём плече и за пояс, тащит в заворот под лестницей. Отсюда только что убрали несколько листов, чтобы залепить дыру (всё-таки от неё веет холодом), и проходимость не такая большая. — Теперь тебе можно рассказывать про нижнее белье и женские секреты, - женщина не теряет своей фирменной ухмылки, — а ты даже ничего не поймешь, если я сделаю такое лицо. - Выражение мгновенно преобразуется и становится убедительно-встревоженным, будто девушке крайне не всё равно.
— Тихо-тихо, куда... - Гарсия толкает настойчиво мужчину в грудь (этот жест у неё всегда выходил прекрасно), заставляя лечь на спину, и, коротко оглянувшись, не идет ли кто, садится на Старка сверху. — Посмотрим... - она ловко обшаривает все карманы изобретателя, вытаскивая что-то нужное себе, а затем быстро втыкает иглу в шею, выпуская седативное вещество на волю.
— Совсем не больно было, - она кладет ладонь мужчине на щеку и поглаживает спокойно, сдавливая голенями бедра, чтобы не дрыгался. — Где ты ещё услышишь такую тишину, - шепот змеи, не иначе, — отдыхай, сладкий, ты заслужил.

Где-то в холле вносят новых пострадавших на носилках, наконец, кто-то сбивает костюм и он падает на пол, тут же забиваемый куда-то в кучу хлама в углу госпиталя. Сотни ног носятся туда-сюда, крики и паника. Никому нет дела.
— Джеферсон, мать твою! Где бинты, дура безмозглая! - Крик разносится на всю больницу, женщина, сидящая на расслабляющемся изобретателе, закатывает глаза. — Прости, не могу всё время доставлять удовольствие только тебе и твоему красивому генералу. - Она наклоняется и целует Старка в лоб, — вы оба такие милые, что просто хоть завязывай с девочками и становись с вами третьей. - Она слезает с тела и, дождавшись удобной минуты, выбегает из своего укрытия, оглядываясь, чтобы понять, что Старка не видно, если особо не смотреть.
Что ж, на общее обозрение он точно не нужен, а вот ей может быть ещё очень полезен. Осталось только придумать в чём.
Гарсия разворачивает ириску, кладет за щеку и, примерив очередную маску и очередное имя, бежит на помощь всем и каждому.
[NIC]Galle Garcia[/NIC][STA]sex both[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/Kr1WJ.png[/AVA][SGN]

u    c a n ' t   h e a r ,    b u t    u    c a n    s e e

http://24.media.tumblr.com/tumblr_m2vbpqlgkg1r5r8duo5_r1_250.gif http://25.media.tumblr.com/tumblr_m2vbpqlgkg1r5r8duo6_r1_250.gif http://25.media.tumblr.com/tumblr_m2vbpqlgkg1r5r8duo7_r1_250.gif

[/SGN]

+3

19

http://66.media.tumblr.com/f9f1b61b6f25a2e9b8c0d337c3e184d8/tumblr_ntdc3oUI9M1rsdktqo10_250.gif
9:17
Арктурус мало о чём жалел в своей жизни, просто потому что не видел в этом никакого смысла. Но сейчас, лежа в каком-то странном закутке помещения, не заслуживающего зваться больницей, Старк больше чем когда-либо жалеет об упущенном моменте. Ведь был шанс придушить алчную сучку, обчистившую его карманы и вколовшую ему чёрт знает что, но он его прозевал. А всё потому что впал в состояние, близкое к анабиозу, и доверился сомнительной женщине.
Старк ещё раз проводит ладонью по левому предплечью, а после проверяет пространство рядом с собой, но, к сожалению, своих наручных часов так и не обнаруживает. Похоже, подсуетившаяся сорока всё же унесла их с собой. Арктурус скрипит зубами от злости и не ругается вслух, только потому что не уверен в том, что на его оглушительный мат не сбежится вся больница. Испытав совсем недавно полное разочарование в людях, давших клятву Гиппократа, доверять кому-либо ещё в белом халате капитолиец не собирается. У Старка вообще наблюдаются некоторые проблемы с доверием, а этот инцидент только сильнее укрепляет в его голове позицию параноика. Хочешь что-то сделать, лучше делай сам.
Окружающий мир мутный и размазанный, поэтому наш герой нетерпеливо моргает несколько раз и щурится. Слух он потерял, не может потерять ещё и зрение. Впрочем, с его упорством он выползет из этого сраного госпиталя даже с одним обонянием. Арктурусу остаётся только предполагать, где именно он находится - скорее всего, Джарвис доставил бы его в ближайший медпункт, чтобы передать врачам. Подозревал ли Джарвис, что в скором времени после этого будет самым наглым образом разлучен со своими создателем, а того и вовсе оставят без медицинской помощи валяться где-то, черт знает где? Нет, наверняка, для виртуального помощника Старка такой поворот сюжета был самым настоящим сюрпризом. Впрочем, за Джарвиса Арктурус не переживал - ему бы только добраться до своего железного костюма и они снова будут вместе. Что же касается своих наручных часов, то Старк уже решил, что запустит механизм самоуничтожения, коим обладало почти каждое изобретение гения, и проучит раз и навсегда гнусную дамочку. Что он будет делать после того, как снова облачиться в железо, Старк пока не придумал. Точно так же, как не продумал, каким образом найдёт свои крепкие доспехи. Прибыв сюда в полуобморочном состоянии, дорогу от дырке в стене, им же проделанной, до этого сомнительного закутка он даже не старался запомнить. Однако навряд ли госпиталь переполнен красно-желтыми экзоскелетами, так что, возможно, найти костюм не составит труда. Тем более, что без его реактора это лишь тяжелая груда металла, которую сложно сдвинуть с места.
Мало того, что картинка перед глазами то и дело мутнеет, тело сковывает какая-то приятная усталость. Подниматься на ноги и выбираться из этого греховного места совсем не хочется. Если бы не злость и желание отмщения, Старк, возможно, и поддался бы приятной неге. Он решает, что достаточно уже пролежал в этом богом забытом закутке, и предпринимает несколько попыток сесть, последняя из которых всё же венчается успехом. Изобретатель устало прикрывает глаза, потому что на мгновение мир плывет мимо него веселой каруселью. Про себя Старк считает до пяти, хватается за стену и поднимается. От желудка к горлу подскакивает фантомная тошнота, Арктурус морщится и открывает глаза. Организм капризно требует лечь обратно и больше не вставать, но у Старка другие планы.
Так же упираясь ладонью в стену, он выныривает из закутка, в котором его оставила бывшая (а бывшая ли?) любовница генерала, ныне весьма халатная медсестра-карманщица. В коридоре уже более людно, но проносящиеся туда-сюда врачи и на манер утят спешащие за ними медсёстры не обращают на появившегося Старка никакого внимания. Пользуясь статусом полтергейста, Старк доходит до первой же невзрачной двери и скрывается за ней, впервые в жизни делая выбор в пользу интуиции, да и только потому что разум сейчас в замешательстве. Арктурусу определённо везёт, потому что за дверью оказывается что-то, что можно было бы назвать подсобным помещением, а не операционная или, скажем, чья-нибудь палата. В импровизированном складе царит полный хаос. Но как говорится "гений царствует над хаосом", а Старк как раз в стане гениев, и далеко не в последнем ряду. Через пару минут скромный изобретатель находит халат. Назвать его белым язык не поворачивается: белая ткань усердно перемазана чем-то багровым. Чувствуя очередной приступ тошноты, Старк заставляет себя не думать о том, чем именно, и просто натягивает на себя халат. Затем под руку попадаются какие-то тряпки, а чуть позже и раствор, с помощью которого можно избавить себя от запёкшейся крови на видимых участках кожи.  С особой осторожностью Арчи убирает запекшуюся кровь чуть ниже ушей, и руки его предательски дрожат. Но панику он посылает с завидной уверенностью, всё ещё помня, чем всё обернулось в прошлый раз, когда он поддался ей. Выплеснув немного раствора на руки, капитолиец приглаживает волосы на голове, надеясь, что после этого не останется лысым. В принципе, кожа с него до сих пор не слезла, возможно, и тут пронесёт. На глаза попадаются круглые очки с одним треснувшим стеклом, и Старк нацепляет их, пытаясь не думать о том, что случилось с их прежним хозяином. Минус оказывается вполне терпимым, даже создаётся ложное впечатление, что картинка перед глазами плывет чуть меньше, чем прежде.
К сожалению, ни зеркала, ни чего-нибудь зеркального Арктурус так и не находит, поэтому оценить свой новый облик не может. Окидывает себя придирчивым взглядом, надеясь, что с помощью незамысловатых махинаций ему всё же удалось эволюционировать из пациента в доктора или что-нибудь похожее. В успешности своей маскировки Старк убеждается чуть позже, когда, собравшись с силами, выскальзывает обратно в коридор. Выбрав детской считалочкой, куда ему двигаться, Арктурус, чуть сгорбившись, сунув руки в карманы своего лже-докторского халата, движется, слабо представляя куда. Буквально через мгновение его останавливает медсестра, взволновано начиная что-то ему втирать. Арктурус не слышит ничего, кроме паники в своей голове, орущей на манер пожарной сирены. Женщина договаривает и явно ждёт хоть какого-нибудь отклика с его стороны, но что ей может ответить глухой, который даже не понимает, чего от него хотят? Вновь решив довериться интуиции, Арчи неуверенно кивает. После чего женщина сияет улыбкой, бесцеремонно хватает его за руку и куда-то тащит. Старк утешает себя мыслью, что красть у него больше нечего. И подбадривает надеждой, что по пути, возможно, он всё же наткнётся на свой костюм. Тогда придётся немного разочаровать эту инициативную даму.
9:45

+1

20

--> ГЭС
11:30 - 11:50

Кристиан сидит с довольно-таки странным выражением лица. Оно похоже на физиономию упоротого енота. Но упоротого исключительно слегка. Ладно, в своей жизни он не так часто видел, как целуются люди. Да вообще находил это выражение чувств крайне приватным и сейчас чувствовал себя так, как будто зашёл в женский туалет по ошибке. Он избегал взгляда Ангероны и упорно буравил парня с ранением глаза напротив. В какой-то момент повстанец начал Кристиану подмигивать. Соло смутился вконец. Машина ехала по каким-то кочкам, будто бы дорога была фронтовая и напоминала поверхность луны, отчего каждый раз Кристиан ежился, но делал это не слишком заметно.
Ангерона, интересное имя. Как будто бы даже капитолийское, или, быть может, из первых дистриктов. Но в пятом? Интересно. Или же в тринадцатом. Откуда там у людей такая фантазия?
Крис незаметно бросает взгляд на свой костюм, вниз. Он отмечает, что кровь уже перестала заливать красную часть, насытив её полностью, и перешла на синюю - пояс, брюки, карманы. В голове начинало гудеть, и Соло молился об одном - скорее. Скорее бы доехать.

На предложенное обезболивающее Ангерона смотрит, едва ни поморщив носу. Соло даже теряется, потому как железно был уверен, что она не откажется. Что за стальная леди?
Соло потерянно сжимает шприц в ладони, теряя взгляд в сидящих напротив раненых. Решение приходит само собой. У кабины водителя, на полу лежат те, кто сидеть и стоять не может. Одному не повезло особенно - кажется, у него что-то с ногами. Молодой вроде бы парень лежал, слегка постанывая в полудреме. Крис бросает быстрый взгляд на Ангерону и, держась за тент крыши, пробирается со сжатым шприцом к больному, а затем опускается перед ним на колени. Акт подтверждения мирного союза между Капитолием и Дистриктом 5 или простая человечность?
- Потерпите, это облегчит Вашу боль, - Кристиан учтив даже сейчас. Он сжимает плечо незнакомого юноши и вкалывает в шею обезболивающее. Капитолийский Морфлинг - а это был он - мгновенно аннигилирует боль. Машина в очередной раз сильно подскакивает и Крис морщится от боли в брюшине, едва успевая схватиться за пол кабины.
Путь обратно он проделывает, уже обливаясь потом, несмотря на холод и стужу. Сдавив губы до полоски, он садится на место рядом с Ангероной - то бишь своё.
- Да, схватил шальную пулю, - оправдывается Крис тихо в ответ на вопрос Ангероны, отмечая, что щит Старка имеет один неоспоримый минус - неудобно опираться на спину, когда на ней висит выгнутый фрисби. - Знаете, даже обидно, - коротко вздыхая, говорит Соло, обращаясь к Ангероне и к самому себе одновременно. - Не хотел подводить Генерала Клерика, но получилось как всегда, - он прижимает правую ладонь к ранению и устраивается чуть удобнее, запрокинув голову назад. - Вы когда-нибудь ощущали себя самым бесполезным человеком на свете?..
Потом мужчина опускает голову и поворачивается к Ангероне. Взгляд более серьезен.
- Я не знаю, почему вы отказываетесь от моей помощи, но вы ведь тоже ранены, вы потеряете много крови, - Крис аккуратно показывает на лавку, где сидят оба - на ней капли крови. - Здесь есть жгуты, бинты. Позвольте хотя бы предотвратить потерю крови. - Крис смотрит в лицо девушке. В свете зимнего солнца снаружи его голубые глаза искрятся, точно талая вода. Но он явно обеспокоен.
- Генерал приказал мне следить, чтобы с Вами ничего не случилось. - Он делает паузу, сглатывая, - хотя бы это задание я должен выполнить. - Он всё ещё выжидательно смотрит на Ангерону.
- Если Вам неприятен конкретно я, это может сделать кто-то из повстанцев. - Тон Криса спокоен и серьезен. Он сам не до конца вжился в роль союзника, но ему кажется, что его путь - путь Гектора Клерика - верный путь.

Хроника
07:30 - 08:10 - Обход ангара
08:10 - Вывод по оценке состояния больных
08:20 - Обсуждение лекарств в наличии
8:28 - прибытие раненых повстанцев и миротворцев
8:30 - раздача указаний
8:45 - исполнение указаний
8:59 - появление Старка
9:45 - Старк повысил квалификацию до врача
...
08:25 - 12:20 - Операции
12:25 - Уход за ранеными
12:30 - Приходит грузовик с раненными с ГЭС

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Bellum » Госпиталь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC