Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Bellum » Жилые кварталы и Старый город


Жилые кварталы и Старый город

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s7.uploads.ru/BN9DZ.png

- Дистрикт 5. Жилые кварталы -distr. 5 resident area


http://funkyimg.com/i/2c4cY.png


[float=left]http://s4.uploads.ru/t/wkjpx.png
*карта кликабельна*
[/float]Жилой район сосредоточен в южной и юго-западной части дистрикта, по большей части потому, что остальная площадь занята мельницами, электростанциями, солнечными батареями, ГЭС и множеством ЛЭП. Границу жилого и, так называемого, "рабочего" района дистрикта представляет собою довольна узкая речка. Большая часть дистрикта состоит из равнин, но есть и дома, расположенные на небольших возвышенностях. Из-за близости реки и особенностей грунта почти во всех домах есть подвал, в ненастную погоду в цокольных этажах порой скапливается вода. Кто-то использует подвалы для хранения еды, кто-то с началом революции оборудовал там своеобразные мини-убежища. Поскольку жилая площадь мала, дома расположены довольно близко друг к другу. Между ними узкие улицы, вдоль которых местами также проходят ЛЭП.
Старый город - некогда полноценный город в 2000-х годах. Однако из-за радиации и множественных разрушений к жизни он был не пригоден, потому было решено отстроить новый в другой части дистрикта. Однако здесь очень много интересного можно найти из прежней жизни. Сохранились заброшенные одноэтажные здания. Здесь опасно.


Что здесь есть:
1. Дома, расположенные довольно тесно друг к другу, в количестве, рассчитанном на население Дистрикта (а оно здесь небольшое).
2. Линии электропередач, тянущиеся к двум электростанциям.
3. Немногочисленные торговые лавки, которые располагаются в домах самих жителей.
4. Также на территории жилого района расположена среднеобразовательная школа.
5. Небольшой рынок.
6. Некоторые из домов расположены на возвышенностях, основная часть - на равнине.
7. Дома небогатые. Двери здесь запирать не принято.
Расстояние с учетом местности:
1. До Арсенала  - 2 минуты на авто, 7 минут пешком;
2. До ГЭС и ЭС II и II - 1,5 часа на авто, 4 часа пешком;
3. До Дома правосудия - 3 минуты на авто, 10 минут пешком;
4. До Деревни Победителей -5 минут на авто, 15 минут пешком;
5. До Старого города - 15 минут, 1 час пешком;
6. До Госпиталя - 10 минут на авто, 30 минут пешком;


Система игры - локационная.
Очередь свободная


http://s7.uploads.ru/qwVmO.png

0

2

» Госпиталь
2:45 pm

[indent] "Продолжай придерживаться Либрии", - вот и все, что Генерал Клерик оставил в качестве указаний Соло, исчезая из Госпиталя так же стремительно, как прибыл. Соло едва не пожал плечами в ответ, но вопрос о конкретике так и застрял поперек горла. Значит указания были прежними: выполнять свой долг, и... следить за тем, чтобы с девушкой Ангероной ничего не случилось.
Соло оборачивается вокруг себя как минимум дважды, пытаясь выцепить в толпе острые черты лица и живые глаза девушки. Но её нигде нет. Крис морщится - не то от призрачной боли в боку от ранения, не то от осознания того, что девушки нигде нет поблизости. Дурной, крайне дурной знак...
Простите, - он перехватывает идущего мимо повстанческого солдата, — вы не видели здесь девушку с темными волосами? Её имя Ангерона, острые черты лица, - он как-то неловко показывает жестами острые черты лица, точно таким образом его лицо вдруг станет похоже на лицо Ангероны.
Нет, и не мешайся тут, - его отталкивают.
Эй, Уэльс! А где пятый самоходный? Он стоял у госпиталя припаркованным, - появляется ещё один участник сцены, обращающийся к тому солдату, который посчитал, что Соло ему мешает. Отойдя на пару шагов, чтобы действительно не мешать, Крис, прищурившись, стал вслушиваться в разговор.
Дебил, ты что опять оставил ключи в зажигании?..
Да нет! С чего ты взял? Я не помню...
А... Проказа. Тебе кто-нибудь уже говорил, что ты дефектозный?..
Дальше Соло уже не слушает, он лишь записывает в голове "кто-то угнал авто повстанцев, и повстанцы сами не знают кто". Едва ли кто-то из миротворцев решился бы отделяться от команды. Значит повстанец.

[indent] Крис выходит из палатки госпиталя и подходит туда, где стояла машина, та самая "пятая самоходная". Что ж, на счастье его самого Крис механик и все, что касается машины, ему хорошо известно. И следы от протектора - своеобразная карта для автомеханика, по которой он может многое прочесть.
Снег ещё не успел запорошить следы, и даже не нужно было быть гением автомеханики, чтобы понять, что человек, севший за руль этого авто, едва ли всю свою жизнь посвятил тому, чтобы учиться ездить. Скорее даже наоборот...
Присев на корточки, некоторое время Крис рассматривает следы от колес, пока они не смешиваются со следами колес других машин и тяжелых ботинок солдат. Очень похоже на то, что это именно Ангерона - бравая амазонка, готовая в одиночку вершить революцию наперекор всему. Наперекор даже Клерику и его логике, его идеи. Странно... У всех повстанцев такой буйный нрав или именно эта девчонка такая?

[indent] Соло двигался с трудом, рана начала опять кровоточить, и ему требовалась новая перевязка... Но и без таблоидного светила в развеселом костюме здесь было кем заняться, поэтому Кристиан решил справиться сам. Он немного перетянул по-другому бинты, зубами натягивая там, где было слишком слабо, в кармане бушлата, который он напялил, неожиданно нашёлся пакетик с обезболивающим, который он, растерев на коленке, примотал к телу. Так-то лучше. Оставалось только найти оружие, а уж чего-чего на войне в достатке - так это его. К тому же выгнутый щит-фрисби все ещё был за его спиной. И с перевязанным голым торсом и бушлатом сверху и щитом за спиной Крис выглядел бы как дикий воин прямиком из лесов, если бы не крайне миловидная внешность.

[indent] Снег блестел и глазам было больно смотреть на белую пелену. Крис выехал на дорогу - единственную дорогу, ведущую прочь от Госпиталя - ту самую, по которой не так давно он приехал с ГЭС вместе с Ангероной. Он воспоминания об этом пути стало больно, поскольку дорога была неблизкая, а мутило и без того достаточно сильно, хотя после самоврачевания стало лучше. Ещё Крис знал об особенностях своего метаболизма, несколько увеличенного по программе ratS, и сейчас, пришедшегося очень кстати - раны будут затягиваться быстрее. Если давать им затягиваться, конечно.
Как опытный водитель, Крис вёл машину быстро и ровно, словом хорошо. И перевернутую машину он заметил достаточно скоро: на белом пано дистрикта, заметенного снегом, было легко заметить четыре колеса, торчащих кверху. Он прибавил газу, нагоняя место аварии.
По спине пробежал холодок, когда он, вынув ключи зажигания и спрятав в карман бушлата, быстро подбежал к машине и присел. О, интуиция, стоило бы вознести тебе тысячу и одну хвалу! Ангерона, девушка из повстанцев, действительно угнала машину и, по всему судя, не справилась с управлением.
— Вы живы? - нагнувшись в "окно" спросил Соло, осматривая повреждения. По крайней мере девушка в сознании и нет открытых переломов. Но мог разойтись свежий шов от пули. — Я помогу, не волнуйтесь, - достаточно спокойно сказал Соло, обходя машину с другой стороны. Что ж, при заносе, особенно в зимнее время, корпус автомобиля может слегка повести - особенно когда он стоит на крыше, на которую такой вес - тонна, две? - не рассчитан. Теперь Крис показался в другом окне - с водительской стороны.
— Сейчас я попробую перевернуть машину, - сказал он, осматривая Ангерону, — поэтому... если позволите, - он протянул руку и достал привязной ремень, дернув пару раз, чтобы тот поддался, — он не помешает, когда машина встанет на колеса. Постарайтесь беречь голову и как только почувствуете, что корпус не давит на ногу - попробуйте её освободить.
Крису оставалось только надеяться на то, что девушка его поняла и услышала. Он скрылся из вида, оглядел машину бегло и выбрал нужную сторону, с которой стоит толкать.
Шумно выдохнув и расправив плечи, Крис растопырил пальцы и резко припал к машине.
Авто сперва не подала и признака движения. Но потом со скрипом и скрежетом металла, вдруг начала поддаваться нечеловеческой силе "переродка". Сдавив от напряжения и боли зубы, Крис едва слышно рычал, применяя свои способности - как знать? - может впервые в жизни по делу.
Когда машина перешла некоторую "ось" центра, Соло резко начал тянуть её на себя, чтобы от удара о землю, когда вставала на колеса, не сотрясла девушку во второй раз.
И когда грохот, наконец, утих, Соло, выставив правую руку вперед и упершись в машину, стал переводить дух и успокаивать колотяшееся сердце. Свободной рукой он придерживал то место, где была пуля, а теперь - кровавое пятно под бушлатом.
— Кажется, у Вас нет водительских прав, - негромко резюмировал он, все ещё борясь с дыханием.
~

+2

3

Машина издавала какие-то неприятные, постоянно повторяющиеся пикающие звуки, от которых мгновенно разболелась голова. Или дело было вовсе не в них? А, например, в том, что эта самая машина стояла вверх-тормашками, ожидая того нескорого часа, когда ее вновь поставят на колеса. "Поганая техника", - первая мысль, которая появилась в голове Ангероны была таковой. Девушка не любила надеяться на что-либо еще кроме себя (и оружия). Конечно, управление автомобилем зависит напрямую от нее самой, но движение металлической коробки на колесах по неровным дорогам, усталость и неприятное ноющее чувство в плече все-таки делало свое дело. Колеса то и дело наезжали на камни или проваливались в ямы, заставляя водителя едва ли не подскакивать на месте. А потом на пути появилась весьма неприятная на вид глыба, грозящая серьезной поломкой, если на нее наедут. Не желая этого, Ангерона повернула руль и дальше с машиной начало происходить необъяснимое. Девушка помнит, что заднюю часть повело в сторону и она как можно скорее нажала на педаль тормоза, но занос это не уменьшило, скорее даже наоборот, а потом начался грохот, завершившийся мерзким пиканьем.
Но от него ли болела голова? Скорее, он был лишь неприятным дополнением к основной проблеме.
- Черт... - протянула Гера, открывая глаза и почти сразу снова их закрывая. Дела обстояли хуже некуда. Все-таки, очень по-дурацки начался новый год и даже страшно предположить, каким он будет с таким вот стартом. Конечно, можно было, как обычно, свалить все на Капитолий, ведь первые часы года были очень даже приятными, а столица как всегда все испортила, но авария уже не шла ни с чем в сравнение. Авария и ее возможные последствия.
Как оказалось, болит не толька голова, но и плечо, хотя на него не стоило обращать внимания, ведь причина его неспокойного состояния была ясна, а так же ноги, которыми, чтобы пошевелить, нужно было прикладывать огромные усилия.
Ангероне раньше казалось, что даже если автомобиль переворачивается, люди внутри должны были отделаться только небольшими ушибами и ссадинами, ведь корпус - это все-таки металл. Возможно, она продолжала бы верить в это, если бы сейчас этот самый корпус и часть системы передвижения не давила на нее сверху, не позволяя совершить движения для перемещения в пространстве и извлечению своего тела из металлических тисок.
"Взрыва не было... уже плюс. Но что может помешать ему случиться? Черт... моя голова...", - зажмурилась девушка и, постаравшись переключить внимание, вновь попыталась выбраться, правда безуспешно.
За время до появления Кристиана, Ангерона попыталась добиться прогресса еще дважды, но результат был прямо пропорциональным ее сегодняшним попыткам покончить со своей неволей и убить отца. И, как ни странно, она была рада сперва услышать шуршание шипованной резины по дороге, а потом приближающиеся шаги, только вот то, что это будет уже знакомый, приставленный к ней Гектором переродок, девушка не ожидала. На заданный вопрос Клерик только скептически посмотрела на Соло, а потом попыталась сделать глубокий вдох, но за счет поднятия грудной клетки растревожилось плечо, так что вздох был оборван на половине.
- Что? Пере...? - да, перевернуть. В памяти всплыл образ болта, который был согнут пополам как тонкая проволока пальцами мужчины. Естественно, у него должно было хватить силы на то, чтобы поставить машину на колеса. Гера, возможно, не удивилась бы, если бы он сейчас взял автомобиль, поднял его над землей и перевернул как весьма крупную, но легкую игрушку. К счастью, как Гериному, так и капитолийскому солдату, он на это не был способен.
Когда Кристиан нагнулся к ней, Ангерона на несколько секунд задержала взгляд на его лице, всматриваясь в глаза, а потом, поджав губы, скупо кивнула - ей никогда не нравилось находиться в зависимом положении и давать представителям противоположного пола осознавать это. А потом покореженный металл заскрипел, машина начала менять положение, но среди стоящего шума девушка услышала определенно знакомый звук, который заставил ее еще больше сосредоточиться и обратить внимание на скорейшее свое высвобождение, а не думать о том, на что способен этот солдат, раз уж у него была такая нечеловеческая сила.
Пистолет.
После возвращения автомобиля в нормальное положение, он должен был лежать где-то в районе переднего пассажирского сидения, но его там не оказалось. Сердце пропустило удар и грудь заполнило знакомое ощущение. Однажды, много лет назад, Гера взяла из их отсека отцовскую награду, чтобы показать ребятам из группы, при этом не спросив разрешения у Гектора, а после уроков обнаружила, что она пропала. Большего ужаса она не испытывала никогда. Утерянное, конечно, нашлось, но это было хорошим уроком, что ничего выносить из отсека нельзя, чтобы не навлечь беды, чтобы не разочаровать отца. И, кажется, именно этим она сейчас занималась, именно это допустила.
- Некогда было, - буркнула Клерик в ответ на шутку, которая, возможно, и была бы удачной, но до которой девушке сейчас не было дел, ей нужно было найти оружие - впервые не для самозащиты или выполнения гражданского долга. Совершенно не реагируя на боль, Гера осматривала и прощупывала пол машины, забралась рукой под пассажирское сидение и, не обнаружив там утерянное, повернулась было назад, но потом обратила внимание на открытое (а по факту разбитое) окно справа от нее. "А вдруг?" - во всяком случае, пистолет отца не должен был оказаться далеко отсюда, Гера помнила, что он лежал рядом до аварии. И прежде чем изгибаться, причиняя телу новую порцию тупой боли, Клерик решила проверить.
С трудом открыв заклинившую дверь, девушка вылезла наружу, но была вынуждена частично повторить позу Соло, находя дополнительную точку опоры на автомобиле. Голова кружилась, а в ногах была какая-то малознакомая слабость, возможно, стоило просто расходиться и позволить кровотоку полностью восстановиться, но найти оружие было приоритетной задачей. Потому обойдя транспорт, стараясь не смотреть на "спасателя"-юмориста, Ангерона сосредоточилась только на поисках. Только почему она делала это? Почему боялась потерять отданный ей военный инструмент? Неужели она собиралась его вернуть? Нет, не собиралась, даже мысли такой не допускала, но почему-то чувствовала потребность держать это оружие при себе.
Закон ли это подлости или Кристиан все подстроил - неясно, но пистолет неподалеку от пытающегося отдышаться капитолийца. Увидев это, Герой овладело неприятное и знакомое чувство - оно появлялось только тогда, когда-то она кому-то проигрывала или уступала, именно оно подгоняло ее и заставляло вскрывать резервы сил. Возможно, именно это сейчас и произошло. Выпрямившись, Ангерона сделала несколько уверенных шагов к цели, а потом наклонилась и подняла пистолет, и стоило ей только прикоснуться к холодному металлу, как ей стало понятно - ее побег ничего не решил, как и то, что девушка не выстрелила, им с Гектором суждено снова встретиться. Приняв от него пистолет, Клерик подписалась под приглашением о новой встрече. И она хотела этого, как бы сильно не заставляла себя ненавидеть отца.
-  Кажется, кто-то переел энергетических батончиков, - выпрямляясь уже с большим трудом, выдохнула Клерик и прислонилась бедрами к корпусу автомобиля, краем глаза глядя на своего спасителя.
- Вот чего тебе в госпитале не сиделось, а? - между бровей появилась складка, но она быстро расправилась, - собственно, мне тоже... "Кейтлин будет не в восторге..." - хмыкнула Клерик, проводя кончиками пальцев по металлическому корпусу оружия, - как думаешь, есть в одной из этих неуправляемых машин нечто напоминающее медикаменты? - не сказать, что Ангерона была наделена талантом к врачеванию, но элементарно стянуть нитью края раны и наложить давящую повязку могла, да и второе без первого в разгар активных боевых действий могло спасти жизнь. И она была готова помочь Кристиану в этом. Зуб за зуб, как говорится.

+2

4

[indent] Крис переводил дыхание, прислушиваясь к ударам сердца. Тук, тук, тук… тук… тук… тук… Это все напоминало самому Крису работающий механизм, подчиняющийся каким-то другим правилам, не тем, что были прописаны в коде ДНК каждого человека. И, честно говоря, иногда Криса это пугало, то есть  он иногда пугал себя сам, потому что непредсказуемость - это плохо. А особенно тогда, как ты сам для себя непредсказуемость. Но Крис старался относиться у этому философски: смысла пыжиться и страдать все равно не было, а изменить он ничего не сможет… да и не хочет, если честно. У каждого своя дорога. И дорога Криса ведёт через царство Аида.
Он быстро восстановил дыхание, чувствуя, как сердце в груди, точно рычагом для переключения передачи в машине, переключили на пониженную, снижая обороты “двигателя”. Он, наконец, отделился от кузова машины, упираясь руками в бока. Что ж, машина вряд ли уже поедет. Если и допустить, что от удара не перемешались карбюратор с мотором, то оси колёс явно повело - это было видно невооруженным глазом. Плюс выбитые стекла, и общее повреждение кузова… Если эта крошка и заведется, то будет ехать исключительно как крабик - то бишь боком.
Но, на счастье обоих, машина Криса была в порядке.
Соло вроде как сперва хотел направиться на помощь Ангероне, но увидел, что она передвигается самостоятельно. Что ж, это может радовать, ведь с приличным сотрясением мозга едва ли она смогла даже говорить… Крис видел и такое.
Пистолет на снегу Соло заметил не сразу. Конечно, нужно было быть фантастическим кретином, чтобы не заметить знаменитые (в своём кругу) парные пистолеты Генерала, точнее, один из парных пистолетов. Но помимо него на снегу валялись ещё и другие детали пепевертыша (отломанное стекло бокового вида, например), поэтому Крис с интересом уставился на оружие. И уж ещё сильнее удивился, когда Ангерона с лицом таким, будто за этот пистолет вцепится в глотку, подняла его с земли. Оружие Кристиана находилось в машине и он подумал, что, возможно, сейчас самое время к ней вернуться… С другой стороны, он не видел ни одной причины убивать его в благодарность за спасение, потому что, хоть он и был долго изолирован от общества, понимал, что “спасибо” должно выглядеть как-то… не так. И ещё один, куда более важный вопрос - откуда и почему у девушки оружие Генерала? Мысль о том, что Ангерона дочь Клерика росла и крепла. Впрочем, Крис был уверен, что ему ещё предоставится случай это выяснить.
Солдатам свойственно выполнять приказы, - деловито прищурившись ответил Соло на колкость Геры в сторону госпиталя и бегства из него Соло. Впрочем, девушка и так знала, что Соло поручено просматривать за ней, и Крис надеялся, что ей не придёт в голову пытаться его ликвидировать как назойливого телохранителя. Потому что на крайний случай, он может запихать её обратно в машину и перевернуть ещё раз (не факт, конечно, что в качестве сопротивления не получив ещё одну дырку в боку, чтобы уже начать посвистывать ей как ёжик).
Да. Батончики в Капитолии что надо. На следующий раз, если захотите ещё устроить ралли и полежать в кювете, - отогнув край бушлата и забравшись во внутренний карман, он вытащил взаправду энергетический батончик и протянул Гере с улыбкой.
Однако, хоть это и была очередная попытка пошутить и развеять обстановку, вид красных бинтов, открывшийся при распахивании бушлата, едва ли был весёлым.
В моей машине есть аптечка, там должны быть медицинские нитки. Ваша рана разошлась? Или есть новые? - Соло аккуратно за плечо отвел Геру от авто, а потом, навалившись, стал сдвигать автохлам с дороги, потому что проехать им бы не удалось. Крис и правда не понял, что именно лечить хотела девушка, и кого именно. Теоретическую возможность помощи себе он допускать не стал.

[indent] Крис открыл машину и переложил миротворческий автомат (ох уж эта ирония и игра слов) с пассажирского сидения себе на колени.
Здесь, в бардачке есть первая помощь, - Крис перегнулся через ручку переключения передач и поморщился от боли, но стерпел, лишь немного медленнее обычного вынимая спасательную коробочку. — Простите мне моё любопытство… Можете не отвечать, если не хотите, но мне показалось, что этот пистолет, что вы держите в руках, принадлежит Гектору Клерику, - он поймал взгляд Геры и спокойно, озадаченно посмотрел в ответ, - принимая во внимание этот факт и некоторые другие… выходит, что вы его дочь? Если бы я знал, кого мне искать по целому дистрикту, когда вы в следующий раз решите сбежать, мне было бы проще исполнять приказ Генерала.
~

+2

5

"Солдатам свойственно выполнять приказы", - в мыслях повторила слова Кристиана Ангерона и прикрыла глаза. "Нас иначе не воспитывают", - Собственное продолжение болезненно ударило по самолюбию, но ничего не поменяло в девушке. Ей, на самом деле, нравилась та жизнь, которой она жила. Ей нравился порядок, нравился график, нравилась возможность развития и продвижения по четкой, упорядоченной карьерой лестнице, нравилась военная действительность, нравились тренировки и... применение знаний и умений на практике. Ей нравилось рисковать и играть со смертью в салки.
Но не устраивало лишь одно - слепая покорность, какая была у большинства солдатов что с их стороны, что со тороны врага. Возможно, все это было лишь данью возрасту и скоро должно было пройти, но скоро - не сейчас, и слова "спасителя" все-таки застряли где-то в сознании.
Однако, отвечать на эту его фразу Гера не стала, она просто прикусила язык и сильнее сжала в руках пистолет, как бы цепляясь за реальность другими ощущениями - не только болью, которая утягивала ее в мир нечувствительности.
- Ты серьезно?! - нахмурилась девушка, глядя на протянутый ей батончик, а потом с недоуменным возмущением перевела взгляд на Кристиана. Возможно, ей стоило быть проще, не нужно было так напрягаться и покрываться непробиваемой защитой, ведь человек ("Переродок" - напомнила себе Клерик) хотел немного разгрузить обстановку и не делал ничего, что могло бы быть воспринято как агрессия, но Гера не могла так легко опустить руки - она была воспитана на ненависти к Капитолию, вокруг нее с самого рождения говорили, что столица сделала и что продолжает делать, как сильно она ущемляет жителей Панема и что она сделала непосредственно с их дистриктом. "Там был передатчик, с помощью которого она общалась с Капитолием. Одиннадцать лет. Одиннадцать лет она убивала наших людей. Вскрывала наши карты. Следила за нами", - сдавленный и хриплый голос отца вклинился в мысли, лишь подтверждая и укрепляя уже заложенное в Ангерону, казалось бы, с рождения. Возможно, ей не стоило бы быть так агрессивно настроенной, ведь если их с Робертом мать из Капитолия, значит, где-то там есть кровные родственники, но... "Мы одни... нет... мы не одни. Мы есть друг у друга", - а это уже слова брата и именно они стреляют "контрольным в голову" попыткам стать чуть лояльнее. Нет, Капитолий - враг, несмотря на все то, что сейчас пытается провернуть предатель-отец.
- Царапины, - не выпуская пистолета из рук, но опуская его вдоль тела, фыркает Клерик и заставляет себя выпрямиться и направиться в сторону машины, на которой приехал Соло, однако, спустя пару шагов перед глазами все начинает плыть и равновесие держать становится сложнее (какое все-таки знакомое чувство! Не зря она столько раз вызывала его в детстве), но все стабилизируется, когда сквозь непонятный Ангероне блок ощущений пробивается осознание (и, скорее всего чувство) того, что ее поддерживают. Всего на пару мгновений ей кажется, что это Маркус (ведь он всегда был рядом и не давал ударить в грязь лицом, а иногда и до медотсека доводил), но потом пришло понимание, что Мелтона здесь нет, но есть капитолийский переродок, который зачем-то помогает. "Приказ Генерала... черт возьми!" - глубокий вдох и судорожный выдох. Ангероне не нравилось все это, ей было в разы больнее от подобной ситуации и осознания того, что отец все равно считает ее слабой и неспособной за себя постоять, нуждающейся в няньке (!), чем от полученных ран и ушибов вместе взятых.
Но этому, как бы тяжело не было признавать, все-таки человеку, тоже нужна была помощь и отступать от сформировавшейся цели Гера не стала. Наблюдая за Кристианом с пассажирского сидения целой машины, девушка пыталась убедить себя в том, что не совершит ошибку, но где-то в глубине сознания сидел назойливый механизм (наверно, почти такой же, какой был в голове у Джоанны) и не позволял принять людей с другой стороны конфликта за людей, нуждающихся в помощи.

В движениях Кристиана была видна скованность, несмотря на свою нечеловеческую силу, он все-таки чувствовал и, наверно, только осознание этого заставило Геру на время отбросить предрассудки и забрать из рук капитолийца коробочку с первой помощью.
- Родственников не выбирают, - ледяным от спокойствия голосом ответила Клерик на вопрос солдата, разбирая содержимое аптечки и ища стерильный пакетик с ниткой и иголкой, поскольку антисептик лежал на самом виду. "Но я бы не хотела это менять. Разве что только..." - сжав пальцами найденный пакетик, Гера отвернулась от Кристиана и, сухо буркнув ему: - Выходи, - сама вылезла из кабины. К счастью, военная техника была в большей мере предназначена для перевозки людей и оружия, и имела достаточно большой кузов, в котором можно было развернуть небольшую точку оказания первой медицинской помощи. Конечно, кто мешал сделать это и на земле или хотя бы привалившись к капоту? Никто, но просто самой Ангероне было бы удобнее и сподручнее "играть в медика" с лежачим пациентом.
Когда они оба оказались в кузове, затянутом плотным брезентом, Клерик указала капитолийцу на лавку кивком головы.
- Раздевайся и ложись, - ох, если только Роберт узнает, чем она тут занималась, точно на смех поднимет, но и оставлять все как есть девушка почему-то не могла.
Дожидаясь, когда Соло выполнит ее приказ, Гера разложила на противоположной скамье аптечку, максимально почистила руки дезинфицирующей салфеткой и, взяв все необходимое для проведения небольшой, но все-таки операции, подошла к мужчине, внимательно на него взглянув.
- Я - не медик, потому на идеально оказанную услугу не рассчитывай. Но я сделаю все, что могу, - как же было неприятно жить с этим, как же собственные установки мешали сейчас нормально общаться, как бы ей хотелось все изменить.

+2

6

[indent] Соло наблюдал за тем, как ведет себя Ангерона, и ругал себя за то, как он раньше, дурилка картонная, не увидел очевидного сходства с Клериком: те же острые скулы и четко очерченная линия подбородка, та же привычка сжимаять губы в полоску, и, видимо, любовь к войне. Соло едва успел подавить инстинктивное желание вытянуться в струнку перед той половиной Клерика, что была в этой женщиной. Забавно. А ведь Кристиан считал, что генерал женат на войне... Тяжело было его представить в окружении семьи, тяжело было представить вообще, что он способен к кому-то испытывать теплые чувства и уж тем более подарить кому-то жизнь, а не отнять её. Но в голосе мисс Клерик не было и намека на то, что она была счастлива носить эту фамилию. Будто это сломало её жизнь?
"Родственников не выбирают"... Соло покрутил эту фразу в голове. Что ж, она была права. Но у неё эти родственники хотя бы были. Кристиан своих уже не помнил.
— Выходи, - бросила вдруг Ангерона задумавшемуся Соло (а может быть просто упоенному чувством своей боли), на что он нахмурившись, повернулся в её сторону с выражением "м-м?", но девушка уже вылезла из машиины, забрав с собой аптечку.
Крис покрутился на месте как болванчик, а затем вынул уже вставленные в зажигание ключи, снова спрятал в бушлат и уже с силой придерживая бок, выбрался с водительского сидения. На дверной раме остался отпечаток его окровавленной ладони.

[indent] Автомат Кристиан потащил с собой. Честно говоря, какая-то одна десятая часть мужчины решила, что Гера решила пристрелить его за машиной из генеральского оружия (ну или какой-то другой план), но остальные девять десятых были уверены, что Ангерона, хоть и была Клериком только на половину, без суда и разбирательств убивать не станет. А Крис, как бы ему было ни обидно признавать, сейчас был достаточно легкой мишенью.
Однако, вместо ожидаемого "вот тебе лопата, копай", девушка почему-то приказала ему раздеваться и ложиться. Соло с несколько секунд внимательно смотрел на неё.
— Что, простите?.. Зачем? - но Гера не ответила, вместо этого забираясь в кузов и разбирая аптечку на составляющие.
Соло опустил взгляд на собственный торс, с горечью отмечая, что начинает попросту терять кровь. Бинты уже превратились в мокрые красные тряпки, а это значило только то, что швы разошлись и рана опять открылась. Это было противно, потому что видеть... смотреть на то, что под собой подразумевали "разошедшиеся швы" было не самым приятным зрелищем, которое мог представить себе Соло. Тем не менее, нужно было заниматься делом.
Кристиан полодил автомат под скамейку и сам, уцепившись за край березнта, залез внутрь. Знакомые лавки, однако это была не та машина, на которой Ангерона и Соло ехали с ГЭС. В той было больше испачканного кровью пола.
Крис повернулся спиной к женщине и стянул бушлат, кладя его на скамейку, на которую, предполагалось, что он ляжет обнаженной спиной. А на улице все-таки была зима.
— Жаль, мои способности подразумевают лишь силу. Я бы не отказался владеть магией огня, например. Здесь бы не помешало немного тепла, - Крис ещё не смирился с мыслью о том, что амазонка-повстанец была дочерью Генерала и нужно было с ней соблюдать некую... дистанцию как в общении, так и в остальном. Крис был явно старше Ангероны, но чувствовал в ней какой-то несгибаемый отцовский стержень... и в купе с природной женской настойчивостью и уверенностью в себе, все грозило оказаться ядерным коктейлем. Короче говоря, Клерик в юбке - баба-бомба.
Ангерона вынула нитку с иглой и обратилась к Соло с фразой, заранее дескредитирующей её как медика. На что Соло, повернувшись через плечо, ответил продолжительным внимательным взглядом. Отвернувшись к лавке и продолживая разкручивать бинты, он заговорил:
— В лаборатории, в которой я провел десять лет своей жизни, меня и остальных накачивали экспериментальной вакциной. Представьте, что вам по венам пускают лаву, что глаза как будто вылазиют из орбит, а сердце стучит не в груди, а в голове. Вы не в состоянии ни вдохнуть, ни пошевелить чем-нибудь. Даже мысли причиняют ужасную боль, - он закончил с последним бинтом, аккуратно сворачивая его и кладя на лавку. После этого он повернулся к Ангероне с серьезным, даже задумчивым лицом, меж бровей появилась морщинка, которая не показывалась прежде.
— По сравнению с этим то, что вы поможете мне с ранением, можно счесть за женскую ласку, - он чуть усмехнулся и придерживая бок по привычки, аккуратно лег на скамью. Рана сочилась свежей кровью, но она быстро свертывалась, пачкая торс Соло будто бы грязью.
— Ангерона, скажите мне, куда вы хотели добраться? Вы хотели вернуться на ГЭС? Вам будто бы не повкусу Лабирия. Мне так кажется, но я не могу понять, почему. Ведь это идея не только вашего генерала, но и вашего отца.
~

Отредактировано Christian Solo (Пн, 21 Май 2018 14:15)

+2

7

Не заметить оружия, устроенного под скамейкой, на которую должен был лечь Кристиан, Гера не могла. Сколько она себя помнила - всегда разбиралась в оружии, оно всегда привлекало ее своей выправкой, своим обжигающе-холодными прикосновением, своей особой тяжестью и сердцебиением, на которое они – солдаты – могут влиять. Автомат Кристиана не был ничем выдающимся – обычное оружие, способное выдавать большее количество пуль за определенный промежуток времени, чем рядовой пистолет. Однако, даже самое простое оружие в руках опытного солдата может сыграть большую службу.
А может и не сыграть.
В голове прозвучал несработавший выстрел. Та омерзительно-позорная осечка, которая сохранила жизнь Гектору и которую Ангерона никогда себе не простит.
Но за это она еще успеет себя поругать. Не сейчас – потом.
Повернувшись к Соло и наблюдая невидящим взглядом за тем, как он снимает с себя бушлат, девушка  старательно копалась в собственных знаниях и опыте наблюдения за медиками, и Кейтлин в частности, пытаясь выудить информацию о том, как сейчас поступить. Проще всего было взять фляжку со спиртом и залить рану – подумаешь, ожог, но зато кровь не течет. Наверно, она бы так и поступила, но… что-то мешало.
На шутку о магии и других супер способностях Клерик никак не отреагировала. Кажется взрослый мужчина, более того, модифицированный в Капитолии, а ведет себя как десятилетка! Даже Роберт себя так не вел. Смешно даже.
- Шев… - она хотела заставить его работать руками чуть быстрее, все-таки, воздух был холодный, а Кристиан еле ворочается со своими бинтами, но то короткое повествование о своей жизни в Капитолии заставило ее замолчать, прижав язык к верхнему небу.
Глядя на его спину промеж лопаток, Клерик молчала, ощущая, наверно впервые в жизни, то, что ей нечего сказать. Более того, неприятное чувство сожаления, которое она просто не должна была испытывать к капитолийцам, внезапно разгорелось в груди.
Девушка так и молчала до тех пор, пока Кристиан разматывал бинты и укладывался на импровизированную койку, а потом, стараясь не смотреть ему в лицо, устроилась рядом, осматривая рану. Пулевое ранение под правой грудью. Судя по всему, легкое и другие жизненно важные органы не задеты – повезло, не часто такое происходит особенно под проливным огнем, какой был на ГЭС. Из неровных краев дыры в теле торчали нитки, которым прихватили кожу, а вытекающая и практически моментально сворачивающаяся кровь делала картину еще более неприятной.
- Красавец… ничего не скажешь, - выдохнула Ангерона и, вернувшись к противоположной скамье, оставила пакетик с нитью и иглой, а вместо них взяла бинт и антисептик, смачивая первый во втором. Возможно, ее плечо сейчас выглядит примерно так же, но сосудов там поменьше, а твердости в виде костей побольше, наверно, из-за этого она еще в силах что-то делать.
Вернувшись к Кристиану, она осторожно провела бинтовой подушечкой по коже вокруг раны, стирая кровь и подкладывая ее на пути течения крови, а потом оторвала еще часть бинта и, повторно смочив ее, накрыла рану сверху, делая вид, что не замечает, как напряглась грудная клетка и живот мужчины.  Ничего, потерпит. Тем более, сам сказал, что по сравнению с тем, что он уже когда-то испытывал, ее деятельность будет восприниматься совсем по-другому.
- Да… я хотела вернуться к своим людям,- осторожно прижимая рану одной рукой, а второй убирая первый бинт, спокойно кивнула девушка. «Я хотела вернуться к Маркусу», - непонятная тревога, вперемешку с необходимостью ощущения поддержки, которая очень долгое время исходила только от него, устанавливала свои правила. – Он не мой генерал. Он – предатель, - нисколько не боясь осуждения таких слов, гораздо более холодно, чем предыдущая фраза, произнесла Гера. – Пусть он и отец мне, но там… на станции, - Клерик замолкает на пару секунд, глядя на руку, прижавшую бинт с раствором к ране, - Я должна была его убить. Я целилась в него, я стреляла, но оружие, отобранное у вас… дало осечку. Только по этой причине он жив, - взгляд синих глаз на пару секунд стал блеклым, Гера многое бы отдала, чтобы вернуться обратно и сделать все по-другому, она закончила бы начатое, но… так ли это на самом деле? Оружие, которое сейчас лежит рядом с аптечкой, не дало бы сбоя и Ангерона могла бы завершить свою цель в госпитале, но почему-то не смогла.
«Идем со мной, дочка», - эхом разносятся слова Гектора в сознании и подрывают девушку с места. Ангерона уверенно встает и идет за ниткой и иглой. Если Соло и не истечет кровью, то может замерзнуть, пусть и не насмерть, но какое-никакое обморожение получить может.
Следующие несколько минут она сосредоточенно протыкает кожу солдата иглой, стягивая неровные края, наблюдает за тем, как непочеловечески-быстро сворачивается кровь, что на его коже, что на ее руках. И в какой-то момент, когда оставалось всего стежка два до полного стягивания раны, Ангерона вдруг остановилась и уперлась взглядом в область живота мужчины.
- Откуда ты, Кристиан? Ты родом из Капитолия или все-таки из дистрикта? – ей все-таки казалось странным, что ученые столицы так долго мучали своих людей, что подвергали их пыткам, пусть и направленным на улучшение тела, на подготовку воина. Ведь для всего этого у них есть рабы – жители с первого по двенадцатый, своих они не трогают. Наверно.

+2

8

[indent] Кристиан лежал на лавке, упершись затылком в дерево лавки и сверлил взглядом брезент потолка. Он, кстати, был дырявый.
Больно почти не было, скорее неприятное ощущение того, что кожу что-то инородное протыкает и стягивает. Мерзко. Но все это не шло ни в какое сравнение с тем фактом, что ему кто-то посторонний оказывал добровольную помощь. Крис напряг мышцы живота, когда их коснулся ледяной бинт, но отнюдь не от боли или внезапности… По честному, Соло был просто смущен. И хотел бы сказать спасибо, но не знал, как лучше, и как это не выглядело бы пошло.
Соло повернул голову, отвлекаясь от своего привычного вида дырки в брезенте и с интересом принялся рассматривать профиль Ангероны, снова и снова отмечая то, как она похожа на своего родителя. И холодная глубина синих глаз - все один в один.
Слова о предательстве, о выстреле заставили Соло ощутить эмоциональный толчок. Дочь пыталась убить собственного отца? И, если опустить детали, сделала это, спустила курок. Крис даже приподнялся на локтях, сведя брови к переносице он слушал то, что говорила ему Ангерона и не мог в это поверить. Он смотрел теперь ей в лицо даже с каким-то вызовом, будто требовал, чтобы девушка глядя ему в глаза призналась в убийстве. С другой стороны, Гера вдруг предстала перед Кристианом… ребёнком. Несчастным ребёнком, таким же несчастным, который сидел где-то в душе Соло. А может быть уже и исчез.
Кристиан ничего не ответил. Он не знал, что стоило отвечать на такие вещи. На то, что она считает отца предателем, на то, что считает его достойным смерти и что, по-видимому, за что-то не простила. Кристиан не мог представить, что заставило бы ребёнка желать смерти близкому человеку. Соло и хотел было спросить, что же стало с матерью Ангероны, где она сейчас, но решил, что это едва ли могло как-то повлиять на судьбу девочки. И очень ошибся.
Кристиан вдруг осознал, что Ангерона поделилась с ним достаточно страшным откровением… Как много ещё людей знали о том, что она почти застрелила собственного отца? Может быть тот юноша, с которым она так тепло прощалась на ГЭС? Может быть. Но даже несмотря на это, Соло почувствовал невероятную благодарность за то, что она говорила с ним о себе.
Возможно, Соло и правда был слишком наивен для этой войны, в душе оставшись десятилетним пацаном, кричащим от боли, прикованный к кушетке ремнями.
Ангерона вдруг затаилась, будто что-то увидела в своей голове. Крис попытался найти её взгляд, и неожиданно для себя получил вопросом с прицелом на откровение.

[indent] — Я почти ничего не помню о том, что было со мной до ratS. Помню горы, помню белую форму миротворцев, ее носил отец. Вроде бы в моем личном деле написан второй дистрикт, - он задумался, — среди тех детей, что были со мной в группе, не было никого из Капитолия. Нас было тринадцать, как раз по числу дистриктов.
Крис сделал паузу, посмотрел на Ангерону, потом, поджав губы, опустил взгляд на свою рану, которая почти была зашита. А потом он поднял правую руку и продемонстрировал Гере татуировку на внутренней стороне запястья в виде звезды с аккуратным буквами r.a.t.S. в подписи, но написанные задом наперед.
— Только в 27 лет я впервые покинул стены Лаборатории, нас почти не вывозили никуда, говорили, что мы не такие, как все. Когда все кончилось, меня отправили в 11-тый дистрикт, я был водителем и автомехаником, мне нравится копаться в машинах, - он слегка улыбнулся, точно ребёнок, — потом кто-то счёл меня подходящим для промо роликов, и меня перебросили во второй, где иногда были съёмки, иногда служба. Когда генерал стал во главе Армии Панема, он вручил мне командование отрядом миротворцев. Но если честно… сам до сих пор не понимаю, ни откуда я, ни кто я.
Кристиан закончил на серьёзной ноте. С выражением лица явно озадаченным, он смотрел в глаза Ангероне, будто надеялся, что она разрешит его вопросы. Вопросы, слишком сложные для него самого.
Вдруг Соло встрепенулся как сурок, поднимаясь до положения сидя:
— Сюда едут. Патрульная миротворческая машина, если мне не изменяет слух, - он чуть поморщился, глядя сначала на свою рану, а потом переводя взгляд на Ангерону.
— Может быть вернёмся в Госпиталь? - Кристиан совсем не был хорош во врачевании и едва ли помог бы Ангероне, хотя и очень хотел, ей нужна была твердая рука доктора.
А потом… он подумал, что этот отряд не обязательно мог быть посвящён в план Либрии… И если они увидят его в сопровождении повстанца, не зная сути - могут быть проблемы. Особенно, если это солдаты не его отряда.
~

+2

9

«Значит, все-таки дистрикты», -заключила для себя девушка и, почувствовав на себе взгляд, приняла его, на несколько секунд удержав контакт. Ангерона не умела, да и не стремилась так уж сильно понимать людей, единственный человек, состояние и поступки которого ей больше всего хотелось раскрыть, при всех ее стараниях и попытках оставался непреступным. И в какой-то момент она бросила это дело и в отношении окружающих ее людей – разбираться в том, по какой причине солдат не выполнил приказ ей было не интересно, главное, что она сама чаще всего четко следовала инструкции. «Что ж, не удивляюсь тогда», - появилась новая мысль, когда Кристиан поджал губы и отвел взгляд. Он тоже жертва, которую, более того, заставили об этом забыть. «Переродок, говорю же. Даже клеймо есть», - в какой-то степени Клерик было жаль его, но сделанного не исправишь, вряд ли можно забрать у Соло его силу и вернуть мужчину к нормальной жизни, он, да и они все теперь как смятые листы бумаги, которые при любом воздействии все равно останутся неровными, травмированными. И в их руках сейчас уже не собственные искорёженные противоборством тела, а судьбы будущих поколений, которые не должны подвергаться такому влиянию.
- Не слишком часто твои ролики в эфир пускали, судя по всему, - хмыкнула Гера, даже не задумываясь о том, что может как-то неловко задеть его, а потом последний раз проткнула кожу иглой и стянула края, кое-как затягивая узел, чтобы нить не разошлась.
Опустив руку и положив иглу на пол, Ангерона посмотрела на проделанную работу, потом на свои руки и, не почувствовав ровным счетом ничего (несмотря даже на то, что она впервые в полевых условиях как-то воздействовала на открытую рану), вытерла руки о штаны, собираясь встать, чтобы совершить последние манипуляции и заклеить рану, но один из самых удачных пациентов внезапно дернулся, заставляя пружинку внутри Ангероны скрутиться, чтобы в подходящий момент (когда будет оценена ситуация и установлены пути разрешения проблемы) выстрелить. Однако, угрозой это не было, скорее наоборот.
«Едут?» - переспросила в мыслях Клерик и, нахмурившись, повернула голову к выходу, прислушиваясь. Либо Кристиан врет, либо, действительно что-то слышит. Удивляться сильно не стоило – минут двадцать назад он перевернул опрокинувшуюся машину – так может и правда мог обладать сверхчувствительным слухом (но не магией стихий).
- Мне надо на ГЭС, - ровным голосом повторила Клерик,  разрывая пакет с антисептическим пластырем и возвращаясь к Соло. Если он прав и сюда, действительно, едет машина миротворцев, то Ангерона могла бы оставить все как есть и позаботиться о выполнении своей цели, но зря она, черт возьми, мучила себя (в какой-то мере), оказывая первую помощь человеку с другой стороны баррикады? Как бы это потом боком не вышло.  – Жить будешь, - холодно произнесла Гера, надавливая свободной рукой на грудь солдата, заставляя его лечь, а потом приклеила широкий пластырь на рану, которая из-за его движений снова начала сочиться кровью. «Если бы хоть один шов разошелся – залила бы все спиртом и радовалась бы», - сдавленная пружина давала о себе знать появившемся напряжением не только во всем теле, но и в мыслях.  Наверно, она бы так на самом деле не поступила, но проверять это не стоило. Маркус так один раз взял ее на слабо, за что потом пролежал прилично долгое время в госпитале с ушибом позвоночника.
По-быстрому сложив аптечку и сунув себе в карман такой же пластырь, каким заклеивала рану Кристиана, Ангерона взялась за отцовское оружие, ощутив, как по руке вверх идет электрическая волна, напрягая все мышцы, встретившиеся на ее пути. На самом деле никакого электричества не было, но реакцию на оружие никто не отменял, тем более на такое. 
- Ты возвращаешься в госпиталь или едешь со мной? – бросив без эмоциональный взгляд на солдата за своей спиной, спросила Гера, надеясь, что тот дезертирует и оставит ее, наконец, в том состоянии, в каком она привыкла находиться – в одиночестве, но что-то ей подсказывало, что такого не будет. Умудрился же отец ей и в этом жизнь осложнить.
Оружие запело в руках младшей Клерик. Приятное, холодное щелканье механизмов радовало слух. Проверив магазин на наличие патронов – их оказалась половина – похоже, Гектор уже стрелял из него в этот день, но и того количества патрон должно было хватить для того, чтобы элементарно добыть себе новое оружие, не такое напрягающее своей силой и… не такое ценное.
Сердце забилось чаще и в теле появилась какая-то тупая боль.  Не самое лучшее сочетание в предвкушении с новой встречей со смертью, потому лучше было бы как-то избежать нынешнего столкновения.

+1

10

[indent] Доктор стояла у дверей госпиталя, глядя вслед удаляющимся машинам. Только что она выступила за то, чтобы свергнуть власть не только Сноу, но и не допустить к власти Койн. Наверное, она должна была что-то чувствовать в этот момент: гордость, радость или наоборот горечь и боль, но нет, она не чувствовала ровным счетом ничего – пустота, вакуум, тишина. Никакого отклика от себя на происходящее. Не отводя взгляда от горизонта, женщина развязала тугой узел косынки, что была у нее на шее и стянув с себя, небрежно сунула её в карман форменных брюк вместе с застывшими на холоде руками. Тяжелая железная дверь скрипнула от ветра и вместе с этим рядом с доктором появился человек в форме Капитолия. Заметив его краем глаза Кейт невольно дернулась. Теперь ей придется привыкнуть к тому, что среди них солдаты Капитолия. Он передал ей указания, оставленные Клериком и поинтересовался на счет изобретателя, указав на того рукой. Бретт, все так же, не вынимая рук из карманов зашла обратно в ангар, окинув взглядом контуженного Старка:

- Отведите его, - женщина оглядела ангар, приглядывая мужчине место, - в тот угол за ширму и приставьте к нему кого-нибудь, просто чтобы был под присмотром. – Доктор рукой указала солдату направление к действию. Им она займется позже, благо, пока что, всё что было ему нужно - это покой.

Появление генерала в госпитале окончательно выбило её из колеи, точнее те эмоции, что были вызваны его появлением. И нет, положительными их назвать было нельзя. Она не была рада видеть его, она предпочла бы обратное. Просто потому что, теперь ей многое стало понятно, она и все, те, что были вокруг него, её, сейчас, тогда, всегда были просто разменной монетой для достижения чужих целей, в данном контексте, генерала. Был ли ему кто-то вообще дорог по-настоящему? Дети? Старк, она перевела взгляд на ширму, возможно. Список короткий и многих, включая и её саму там не было и места им там никогда не было. На этот вопрос, наверное, не ответил бы ей и сам Клерик. С этим стоило просто смерится. Внутренней наивной и верящей в светлое будущее девочке предстояло наконец вырасти. И стоило посмотреть на вещи реально оценивая их. Мало кому из них посчастливится увидеть, то самое будущее, для многих оно закончиться здесь или в другом месте, сегодня или завтра. Для них будущее не наступит. Наступит ли для неё? Неизвестно. Сейчас, совершенно точно она знала одно. Прошлому пришло время умереть.

Кейт медленно шла по ангару, огибая других врачей, медсестер и раненых, останавливаясь около одной из печек. Теперь она не солдат Дистрикта 13. И даже не солдат Капитолия. Глядя на огонь, танцующий в железных отверстиях, доктор срывает с форменной куртки нашивку дистрикта и своё имя. Она хотела бросить в огонь и свой жетон, но передумала в последний момент, вместо огня отправив его в нагрудный карман.

Рация заскрежетала, доктор прислушалась к сообщению, дальше ответив на него согласием.
- Стивенсон! – Бретт на ходу стянула с себя халат, бросая его в руки подошедшего к ней на встречу парню, - остаешься за меня! – Бросила она, не останавливаясь, направившись к своим «полевым» вещам. Жилет, оружие, сумка, минута времени и она уже на пути к грузовику с патрулем.

Она сидела в кузове вместе с несколькими солдатами Капитолия. Белая форма, маски, чувствовала она себя в такой компании не совсем уютно. Она сидела, молча разглядывая свои руки, в вязаных перчатках половинках, она взяла их со стола, по пути к грузовику. Без спроса. Просто потому что холодно. В какой момент она стала брать чужое?

Машина резко, остановилась и солдаты приготовили оружие, встав со своих мест, выпрыгнули наружу. Грозный голос командира приказывал кому-то выйти из машины. Бретт тоже сняла автомат с предохранителя, тихо встав со своего места, осторожно продвинулась к выходу, выглянув на улицу.

- Стойте! – Выкрикнула первое, что пришло на ум женщина, привлекая к себе внимание, - всё в порядке! – Доктор выпрыгнула из грузовика.

- Я их знаю, это наши, - точнее она знала только Ангерону, которую первую и заметила, из машины вышел и второй человек, которого она, кажется, тоже видела в госпитале, - и ваши. – Уже тише добавила Кейт.

Доктор свела на груди руки, оглядывая Ангерону с ног до головы, Кейт хотелось быть строгой, но она довольно хорошо знала девочку, да и сама же её отпустила из госпиталя. Морщинки на лбу женщины расправились. Тут она заметила на рукаве пятно крови, которое было ярче старого.

- Позволишь, - женщина дотронулась до ткани на плече Ангероны, на пальце доктора остался кровавый след, - и для чего я зашивала? – Спросила она толи себя толи Ангерону и чертыхнулась, не дожидаясь ответа продолжила:

- Ладно, - женщина обернулась к солдатам, стоящим позади, а после взглядом вернулась к Ангероне и солдату:

- Мы едем на ГЭС, предлагаю ехать с нами, а потом разберемся, что с вами делать. – На остановку времени у них почти не было, а на месте она поможет и им и тем раненым.

Отредактировано Caitlin Brett (Чт, 24 Май 2018 12:48)

+2

11

[indent] Кристиан аккуратно касается пальцами того место, которое зашила девушка, поверх своей немаленькой груди пытаясь рассмотреть хоть краешек шва. Аккуратно, Крис даже сказал бы: по-повстанчески.
Он провожает глазами фигуру Ангероны, рассуждая мельком о том, как судьба интересно играется со сторонами, разбрасывая людей как игральные кости - кто-то по эту сторону, кто-то - по другую.
— Я поеду с Вами. У меня приказ, - не колеблясь ни секунды отвечает Кристиан, ногой выколупывая из-под лавки свой автомат и поднимаясь на ноги, чтобы одеться.
Машина подъезжает ближе, и Крис спрыгивает из тентованного грузовика следом за дочерью Генерала, снимая автомат с предохранителя, чтобы, ежели что, быть готовым к любому исходу событий.

[indent] Этих солдат Соло, конечно же, знал. Это был не его отряд (по сколько его люди остались частично в госпитале, частично на ГЭС), но тех, кто был здесь, он знал в лицо. Даже под маской.
— Порядок, Лоуренс. Идентификация: Кристиан Соло, эта девушка со мной, - говорит Соло, выходя чуть вперед. В довершение успешного "знакомства" из-под тента выбегает доктор, которого Соло видела в госпитале, и говорит, что они свои.
Мы едем на ГЭС, предлагаю ехать с нами, а потом разберемся, что с вами делать, - говорит доктор и оба Лоуренс и Кристиан оборачиваются к ней.
Доктор, займите своё место в салоне. Пожалуйста, - делает он упор на последнем слове, — и позвольте командовать тем, кому эта задача изначальна была поставлена, - Соло переводит взгляд на доктора в надежде на то, что она не отреагирует на выпад Лоуренса. Увы, хамству в ряду миротворцев учили отдельно. Фактически с первого оружия в руках.
— Мы поедем с вами, - глядя на Лоуренса попытался сменить тему Соло.
Когда миротворец в ответ допустил паузу, Соло перевел взгляд на Ангерону и взглядом и легким кивком подбородка указал, чтобы они с доктором поспешили сесть в кузов. Пока Лоуренс не передумал. А последнее - он берет на себя. Он задержал взгляд на Ангероне чуть дольше, чем стоило бы. За те недолгие минуты разговора, что состоялись за полевой операцией на его животе, Соло проникся к Ангероне - да, ему многого и не нужно было. Будучи впечатлительным как ребенок, Соло для себя решил, что заинтересован в защите дочери Генерала не только потому, что это приказ, но и потому, что Гера - хороший человек, натерпевшийся достаточно хотя бы просто для того, чтобы кто-то сыграл на её стороне.
За руль, Соло, - сказал Лоуренс, делая жест остальным своим людям, чтобы они сели в машину. Времени и правда не было - в этом доктор Бретт была безоговорочно права. Крис кивнул и прыгнул на водительское сидение, мельком бросив взгляд в зеркало заднего вида, позволяющее мельком наблюдать за происходящим в кузове салона.
Машина завелась и тронулась плавно, словно была рада слушать своего грамотного и опытного хозяина.

[indent] — Какого черта ты таскаешься с этой девкой, Соло, - спросил Лоуренс, когда они отъехали. Крис резонно решил, что раскрывать родственные связи Ангероны и Генерала не самое разумное. Врать бы он не стал, но умолчать - не есть соврать.
— Помог на дороге. Её машина перевернулась, - бесцветно ответил Соло, снова бросая взгляд в кузов через стекло заднего вида. Случайно он наткнулся на взгляд Ангероны и посмотрев на неё не больше, чем одну секунду, перевел взгляд на дорогу, на приборы, и снова на дорогу.
А какого хрена ты делал на дороге? - Лоуренс снял свой шлем и начищал его стекло краем рукава. Он вроде бы хотел сделать вид, что просто интересуется, но Соло уже научился различать эту ложь.
Выполняю задание Генерала Клерика. Этого достаточно будет, чтобы ты перестал меня расспрашивать о какой-то ерунде? - вывернулся Крис, посерьезнев. На его лице отразились желваки, а потом исчезли. — Введи меня в курс, почему вас отправили на ГЭС, да ещё и со штабным доктором?
На ГЭС какая-то хрень происходит. Сказали, есть раненые, попросили помощь.
Крис бросил быстрый взгляд на Лоуренса. Знал ли он про Либрию? Нужно было аккуратно это понять. Потому что если он не был на зажигательной речи Клерика - выход у Соло только один. И не в пользу Лоуренса.
— Где был твой отряд? Как оказались в Госпитале?
Спокойно, я знаю про идею Клерика, - внезапно сказал Лоуренс, бросая на Соло взгляд такой, будто кто-то из присутствующих мог не знать, о чём идет речь.
— Значит, что-то на ГЭС пошло не так.
Ясное дело, тупая твоя башка, - поморщился Лоуренс, — это все равно, что посадить кошку рядом с собакой и надеяться, что они не подерутся, - ухмыльнулся он.
— Я слышал, что если собака и кошка растут вместе, то они не дерутся, а наоборот - крепко дружат.
Ох ты ж, философ, - не жалея сарказма и иронии отреагировал Лоуренс. — Лучше прибавь газу. Нам ехать до этой ГЭС чертову бесконечность.

[indent] Дорога и правда заняла прилично времени - около часа. Соло старался ехать аккуратно, чтобы всех, кто находился в числе его пассажиров, не укачало.
Наконец, когда они подъехали к возвышающейся над белым полотном снега ГЭС и вошли в пелену перманентного водяного шума, Кристиан заглушил мотор, оставляя руки на руле. Признаться честно, ему не помешал бы сон, хотя бы какой-то отдых и еда - трудно было уже и вспомнить, когда он что-то из этого делал в последний раз.
Но война не спрашивает и не ждет.
Выбравшись из салона автомобиля, Соло обошёл грузовик, притом - достаточно спешно, чтобы не упустить своё задание.
Есть пострадавшие, к этому нужно быть готовыми, - почему-то адресуя это Ангероне первым делом сказал Соло. — Лоуренс идет первым с группой миротворцев, я иду с гражданскими, - он посмотрел на доктора Бретт и Ангерону, — мы идем вторыми. Пожалуйста, держитесь меня, - он прицельно посмотрел на Ангерону, — пожалуйста, мисс Клерик, - чуть тише, — мы все попадем внутрь ГЭС, но нужно в первую очередь убедиться, что это безопасно.

[indent] Соло двинулся вперед первым. Ему выдали обычную одежду миротворца, и теперь его с трудом можно было бы отличить от остальных. Предвидя это, он не стал надевать шлема - чтобы доктор и Ангерона не потеряли его среди других белых костюмов.
Понять хоть что-то о том, что происходит в ГЭС, было трудно. Однако на проходной никто не встретил группу Лоуренса, за которой следом двигались доктор, Крис и Гера.
На лестницах, ведущих ко второму этажу они тоже никого не встретили. А вот потом на одной из лестниц они увидели раненого человека в форме повстанца.
Пропустите врача, - твердо сказал Соло, требуя от своих расступиться. Человек был и правда в форме повстанца, но вот только Крис его хорошо знал.
Джеймс? - на лице Соло промелькнуло переживание, — ты как? Что случилось?
Джеймс закашлился. С губ стала стекать струйка крови... Значит, были задеты легкие. Будто в подтверждение мыслей Криса - с губ Джеймса побежала красным кровь.
Что-то всегда идет не так, С-с-соло... - прошипел он и снова закашлялся. Крис присел сбоку и сжал плечо друга.
Джеймс, держись. Все в порядке. Скажи, что произошло.
Повстанцы забаррикодировались в отсеке управления ГЭС. Была перестрелка, кто-то из наших погиб, но в основном они взяли их в плен и держат внутри, - он снова закашлялся от напряжения.
Соло поднял глаза на Ангерону, будто хотел узнать её мнения, а потом обратился к доктору.
Вы сможете что-нибудь сделать, чтобы помочь ему? И... Нужен кто-то, кто поговорит с повстанцами.
~

+2

12

Не прокатило, хотя Ангерона где-то в глубине сознания понимала, что этот тип отличается особым упрямством и твердолобием. "А еще, как переродок, слишком верен своему хозяину", - мелькнувшая мысль омрачила и без того не очень хорошее настроение, напоминая о том, какую, возможно, глупость Клерик совершила, стянув рану Соло. Сколько еще повстанцев он сможет убить, когда план Гектора полетит к чертям? "Может, пристрелить его, пока он хоть немного расслабился и не ждет от меня пули в затылок?" - и если бы не приближающаяся машина, Гера бы чуть более детально обдумала этот план, но удача сейчас была на стороне миротворческого переродка.
Но к Кристиану, если отбросить мысли о том, что он продукт лаборатории Капитолия, было меньше претензий, чем к людям в белом, вывалившимся из фургона с оружием наперевес. У Ангероны зачесались руки, а где-то в сознании появился тихий голос, заставляющий ее поднять оружие и приготовиться перебить как можно больше тиранов прежде чем поймать пулю самой. Пожалуй, не ной сейчас рука и не появись в поле зрения Кейтлин, Гера бы так и поступила, не стала бы сопротивляться и сделала то, чего всегда хотела, но собственное ранение, пресекающее возможность использовать скорость, и присутствие доктора Бретт заставляло ждать.
Удобного момента.
Поджав губы и крепче сжав оружие в руке, Клерик молча и напряженно смотрела на медика из Тринадцатого, прикладывая все силы, чтобы не позволить мыслям течь в неправильном направлении. Кейтлин, как истинный миротворец (не эти убийцы в белом) готова была спасать любую жизнь, не важно, своих она или чужих, но видеть ее на стороне войск Капитолия было больно.
На пару секунд опустив глаза, приковав взгляд к руке маминой подруги, которая коснулась одежды возле ранения, Гера набрала в легкие воздух, чтобы что-то сказать, но вместо звука просто проглотила слюну вместе со словами, решив, что при врагах не стоит.
"На ГЭС? Хоть в чем-то мне сегодня может повести или нет?!" - в мыслях чертыхнулась Клерик, взглянув на Кристиана. Девушка хотела предложить вернуться в машину и ехать на той, на которой сюда прибыл Соло, но приказ был другой. От слов, обращенных даже не в адрес Ангероны, вдоль позвоночного столба прошлась волна раздражения. Вынужденная и, скорее даже, лицемерная вежливость (хотя стоит признать, Гера бы так же сквозь зубы общалась с капитолийцами) в отношении Кейтлин вызывала в Клерик желание прострелить шлем миротворца, но устраивать перестрелку когда в самом центре медик было нельзя. Доктор Бретт слишком ценный ресурс.
— Мы поедем с вами, - вдруг говорит Кристиан, заставляя Ангерону переключить на него внимание. Стиснув челюсти, девушка пару секунд смотрит на Соло, а потом, буквально переломив себя пополам (а по факту свою гордость), опускает оружие и следует с Кейтлин в кузов. "Мы ведь могли бы и сами добраться. Так какого черта?" - процедила Гера, цепляясь здоровой рукой за каркас, на который натянут брезент, и подтягиваясь, почти тут же ощутив, как перед глазами на долю секунды все поплыло. "Хреново... но не от этого же помирать", - собравшись с силами, девушка все-таки забралась в машину и, окинув взглядом "бессердечные скафандры", села на свободное место, рядом с которым чуть позже устроилась Кейтлин.
Машина тронулась, а Клерик уставилась в переднюю стенку, лишь бы не смотреть на миротворцев и лишний раз не подогревать в себе желание убрать пару белых пешек с доски этой партии. Пистолет в руке, который она не стала убирать, лишь напоминал о том, что все в ее руках. На какое-то время старшая дочь генерала армии Панема отключилась от происходящего в кузове и от боли в плече, хотя подсознательно контролировала каждое движение людей в белых костюмах, чувствуя исходящую от них опасность. Кажется, об этом же думал и Кристиан (а Кейтлин? Или она слепо доверилась Гектору?), когда окольными путями стал выспрашивать у капитана информацию о плане генерала. В какой-то момент ей даже стало интересно, что Соло будет делать, если поймет, что эта группа не посвящена в план и отправлена на ГЭС за тем, чтобы выполнять приказ Сноу? Но дальше интереса не зашло, кажется, в курсе были все и это не совсем радовало.
- Вы и правда собрались помогать им? - спустя где-то полчаса напряженного молчания, тихо спросила Гера, слегка наклонившись к Кейтлин, а потом еще тише, почти беззвучно добавила, - я не верю в то, что этот план сработает. У него нет шансов, - может быть, потому что кошка с собакой никогда не жили вместе и их растили на ненависти друг к другу.

На подъезде к ГЭС тревога становилась все сильнее. Пару раз в машине Ангерону хорошенько качнуло и каким-то чудом ей удалось сохранить сознание, но когда машина остановилась и тряска на горных дорогах закончилась, открылись резервы сил. Выбравшись из грузовика первой, Гера взглянула на подоспевшего Соло (тот будто боялся, что на сбежит при первой возможности),  а потом на Кейтлин, но уже не так невозмутимо, а скорее вопросительно, как бы задавая ей уже заданный вопрос и нацеливая на то, что ей стоит одуматься и все-таки выбрать какую-то одну сторону.
— Есть пострадавшие, к этому нужно быть готовыми, - предупредил Кристиан, неосознанно подливая масла в огонь. Гера чувствовала непонятную тревогу, которая ей не нравилась, а от усталости и надоевшей боли нервы начинали звенеть практически от любого воздействия. "Гражданскими? Черт, ты труп", - растянув губы и холодно взглянув на "няньку", Клерик повернула голову в сторону сооружения, подъезд к которому был истерзан пулями и окроплен кровью. "Ты мне не указ", - она даже Маркусу со скрипом подчинялась, а тут какой-то миротворец. "Мы квиты, Соло", - кажется, девушка для себя все уже решила и отступать не была настроена. Правда, в ответ на вежливое обращение все же скупо кивнула.
- Они послали сюда только своих. Не наших, - тихо говорила Ангерона, шагая вместе рядом с Кейтлин, - Даже не пополам. Это бредовая затея, - к тому же, и Кристиан переоделся и теперь еще больше мозолил глаза, ведь одного понимания того, что он не свой было недостаточно. - Гектор предатель, Кейтлин... мы не должны...
— Пропустите врача! - Клерик тут же закрыла рот и сделала пару шагов вперед, чтобы увидеть то, что заметил Кристиан. Еще одна жертва. Повстанец. Сердце на секунду сковало болью и ужасом, но когда пришло осознание того, что это не кто-то из их людей, отпустило. Глядя на раненого, Ангерона почему-то вспомнила слова отца, сказанные после того, как она застрелила на его глазах миротворца, но никакого отклика воспоминания не вызвали. Это был враг и он был наказан. А у нее был план.
"Отсек управления?" - выделила из хриплого голоса миротворца основную мысль девушка и внутренне усмехнулась, никак не проявив внешне собственное настроение. "Узнаю своих", - она была рада, впервые за этот день.
- Я пойду, - абсолютно спокойным голосом произнесла девушка, - вряд ли кого-то из вас они подпустят, - прямой взгляд на Лоуренса, а потом на Кейтлин. "Подумай еще раз", - вряд ли она услышит, вряд ли почувствует, пациент важнее, но война еще в разгаре.
Не дожидаясь более ничьей команды, Клерик поспешила по коридору в ту точку, где по данным нашли укрытие ее люди. Только вот с каждым новым шагом, с  каждым лестничным пролетом на душе становилось более мерзко.
- Это Клерик. Впустите меня, - пару раз ударив рукоятью пистолета в стальную дверь, четко произнесла она. - Я одна, - за дверью послышались голоса, а потом щелкнул замок и дверь открылась. Тут же на девушку уставилась пара автоматов, но угол их бездонных взглядов перенаправился в коридор, грозя уничтожить любого, кто сделает непродуманный ход.
Пять секунд было достаточно. Войдя в штаб и услышав, как дверь за спиной закрывается на засов, Ангерона почувствовала облегчение, но расслабляться было нельзя. Здесь, среди установок и пультов управления сидели живые, но многие раненные, миротворцы, часть из которых была в темных одеждах повстанцев. По другую стену сидели (а кто не мог лежали) раненные тринадцатые, к счастью, большинство были на ногах и могли держать оружие.
- Вы идиоты, - первое, что произнесла Клерик, оказавшись здесь.
- С чего такой вывод? ГЭС наша. - отозвался Гаррет, заперший дверь.
- Ты такой же слепой и наивный, как Гектор, - процедила девушка, глядя на него, - сюда прибыл автомобиль с миротворцами. Они знают об этом идиотском плане, но ничто не помешает им одуматься.
- Стены непрест...
- Вас выкурят отсюда, - несколько человек взглянули на сетки вентиляции, - Дело времени.
- Не говори, что ты, Клерик, пошла по стопам своего папаши, - Гаррет не унимался, а Ангерона заводилась еще больше.
- Я тебя сейчас заткну за такие мысли, - поднимать оружие она не стала, поскольку представила, как бы это выглядело,а потом выдохнула и закрыла глаза, - Вы загнали себя в клетку... - ситуация, и правда, казалась безвыходной, однако, радовало, что они все-таки подняли бунт. - Это все, кто остался? - окинув взглядом присутствующих и не посмотрев на миротворцев, Ангерона задержала внимание на раненных.
- Восемнадцать человек. Десять могут сражаться. Восемь...
- Маркус... - не дослушала Клерик, поскольку нашла взглядом среди раненых хорошо знакомое лицо.
- Я с вами, - прижмурившись от боли, усмехнулся Мелтон. - Я знал, что ты вернешься... - прохрипел он, глядя на опустившуюся перед ним на колени девушку.
- Придурок... - выдохнула она, не обращая внимания на ворчащего капитана 318 отряда и перешептывающихся повстанцев. - Тебе нужна помощь.
- Ерунда. Жить буду, - ему было больно, девушка видела. Простреленное бедро и живот, так что надеяться на то, что он встанет - глупо. - А с тобой-то что? Умылась бы хоть...
- ... у нас их люди.
- И ты думаешь, горстка раненных миротворцев их остановит? ГЭС - стратегическая точка, Капитолию плевать на десяток жизней, - собственно, Гера на их месте поступила бы так же. Ради победы приходится чем-то жертвовать.
- Тут прохладно, а об тебя скоро можно будет погреться. Не закипай, Ангерона, - попытался пошутить Маркус, на что Клерик отреагировала лишь скептическим взглядом, а потом поднялась на ноги, отпустив его руку. - С той группой приехала доктор Бретт. Если мы сможем привести ее сюда, вам помогут, - глядя на своих людей, произнесла девушка. - Мы можем попробовать пробиться. Миротворцев там порядка десяти человек и... - речь оборвалась, заставляя вырасти сомнение в сознании выживших повстанцев.
- И "что", Клерик?
- Переродок, - нехотя призналась она, ощущая, как неприятно становится в груди.
- Они притащили сюда переродка?
- Черт возьми.
- Что он из себя представляет?

- Человек, - мотнула головой девушка, прикусив губу, а потом перевела взгляд на Гаррета.
- Всего-лишь человек?
- Мутант что ли?
- А ты откуда знаешь, Клерик?
- И что ты предлагаешь? -
прищурился капитан.
- Выпустите меня. Я попытаюсь поговорить и привести сюда врача, - кто-то среди уцелевших усмехнулся. Фреда из их с Маркусом отряда.
- Твои ораторские навыки оставляют желать лучшего, Ангерона. Ты же всегда силой...
- Ты сама хочешь выйти? Если да - вперед, - огрызнулась Клерик
- Девочки... кхе... не ругайтесь, - вклинился Маркус, заставляя дочь генерала прикусить язык. -
- Выпустите меня. Я сделаю все, что смогу, - и она, правда, собиралась сделать это, ведь от того, что произойдет за дверью, будет зависеть жизнь ее людей. Жизнь Маркуса.
Засов сдвинулся, два солдата снова направили в щель оружие, а когда не получили отпора, немного разошлись, позволяя Ангероне выйти. В коридоре не так сильно пахло кровью, как в отсеке управления, но покинув его, Клерик вновь ощутила тревогу. Ребятам нужно было помочь любым способом.
- Туда нужно врача, - сказала она собравшейся части миротворцев, а потом повернула голову к Кристиану, - там и ваши, и наши. Есть раненные. Многие серьезно, - перед глазами снова всплыл образ бледного Мелтона и сердце забилось ощутимее. - Позвольте провести туда медика.
- Мы зайдем с вами, - выставил свое условие один из миротворцев, похоже, Лоуренс.
- Тогда они умрут. Вас не запустят, - процедила сквозь зубы Ангерона, а потом перевела взгляд на Кристиана. - Дай нам зайти туда, - сколько им осталось? Счет шел на минуты, ведь кто-то был уже без сознания, кто-то на границе его потери. Возможно, стоило просто напасть, выйти и попробовать перебить высланную группу, но велик был риск зацепить врача. А Кейтлин была важна, потому Гера и попыталась поговорить. Теперь оставалось надеяться, что Кристиан убедит своих людей и позволит зайти в отсек ей и медику.

+2

13

Всё в «порядке», миротворцы знали друг друга, хотя можно ли вообще происходящие называть «порядком». Всё, что происходило сейчас вокруг доктора не укладывалось у неё в голове, разрывало все известный ей шаблоны. Слова командира отряда она пропустила мимо ушей, даже взглядом не повела. Он не был для неё командиром, сейчас, фактически никто уже не был её командиром, ей просто нужно было прожить ещё как можно дольше, чтобы успеть помочь как можно большему количеству человек. Она уже не надеялась встретить своё «долго и счастливо», сейчас для неё любой день может стать последним, пристрелить теперь могут и свои и чужие.
Кейтлин села в машину следом за Ангероной, Солдата отправили за руль. Машина тронулась с места, и они понеслись в сторону ГЭС. В кузове стояла тишина, нарушаемая только скрипом креплений и шелестом брезента. Находится среди миротворцев даже не в качестве пленника было для доктора чем-то противоестественным, не привычным. Не видеть лица людей, а только их фигуры в защитных костюмах и своё отражение в черных забралах их шлемов, было странным. Масло в огонь подливала Ангерона, доктор интуитивно чувствовала, как она напряжена, как горит в ней ненависть ко всем тем, кто её окружает в этой машине. Бретт ничего не ответила на слова юной Клерик, только взяла её за руку, крепко сжав, выдав что-то походящее на «тише» одними губами.
Верила ли она в план?
Нет.
Она совершенно точно знала одно, что ни Сноу ни Койн – нельзя было допускать к власти. Это были две стороны одной медали. И они должны были хотя бы попытаться сделать всё возможное, чтобы не допустить к власти ни первого ни вторую. И пусть они проиграют, но они попытались, уже не так обидно.
Примерно через час грузовик, наконец, остановился и миротворцы друг за другом покинули кузов, последними спрыгнули на землю Гера и Кейт.
Ну, да, отряд везет с собой полевого врача – конечно никто не готов…
Солдат, видимо, принял на себя командование «подвинув» Лоуренса, доктор даже перевела взгляд на второго, желая оценить реакцию любителя командовать и хамить. Реплика про гражданских, кажется покоробила не только доктора, но и Гера слегка изменилась в лице. Издевается? Или им достался не самый умный миротворец? Хотя с другой стороны, она была не против идти позади него. Ростом он был высокого, широкоплечий и не тощий, довольно мускулистый – не плохой живой щит, если что-то, они с Ангероной за ним вполне уместятся и возможно даже выживут. Да, в этом с ним можно было согласится.
Они прошли в здание, шум воды заглушал почти все сторонние звуки, впрочем, их тут и не было, коридоры были абсолютно пусты.
- Хватит, Ангерона. Я знаю. Я ещё не сошла с ума. – Ответила доктор осторожно, пока они двигались по коридору, один пролет, второй… Бретт хотела сказать ещё что-то, но её мысли прервал голос солдата, впереди них был кто-то раненный, отряд расступился, пропуская её вперед. Мужчина, в форме повстанца сидел на лестнице. Они вместе с Солдатом оказались рядом с раненым почти одновременно. Мужчина оказался одним из миротворцев, он был ранен в грудь, с губ его стекала кровь – не самое удачное сочетание. Кейт, прислонив свой автомат к ступеням, раскрыла свою сумку, начав перебирать в ней вещи в поисках необходимого.
- Постараюсь. – Ответила Бретт, подняв взгляд на Соло, теперь она знала, хотя бы его фамилию. Женщина принялась оказывать помощь Джеймсу, - о, я не самый удачный…Ангерона! - доктор договорить не успела, юная Клерик быстро вызвалась стать парламентером и не дожидаясь разрешения направилась в сторону тяжелой железной двери. 
- Этому человеку необходимо в госпиталь, - констатировала она, всё, чем могла помочь Джеймсу Кейт сейчас – это наложить непроницаемую к воздуху повязку, она сделала, большее сможет только в лучших условиях. Ангероны не было несколько минут, женщина уже начинала по немного волноваться, когда черная дверь вновь заскрипев открылась. Новости не обрадовали. Бретт, сидя на ступенях, оглядела всех присутствующих. Нет. Вдвоем их точно не пустят. Доктор встала на ноги, подбирая свой автомат и сумку.
- Капитан Лоуренс со своим отрядом останется здесь и обеспечит нам безопасность, – произнесла доктор, спускаясь с лестницы, - пожалуйста. – Добавила она, но без столь же яркого лицемерия, скорее действительно просьба.
- А я, девушка и Соло идём к раненым. – Один солдат и целая комната повстанцев за бронированной дверью, преимущество на их стороне, если прикинуть, хотя убивать его им не выгодно.
- И, да, Соло, сними куртку, лучше людей, лишний раз, не нервировать. – Сейчас для них любая связь или намек на Капитолий всё равно, что красный цвет для быка.  А так хотя бы не так много белого…

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Bellum » Жилые кварталы и Старый город


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC