Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Bellum » Деревня победителей


Деревня победителей

Сообщений 21 страница 35 из 35

1

http://s7.uploads.ru/BN9DZ.png

- Дистрикт 5. Деревня победителей -distr. 5 winners village


http://funkyimg.com/i/2c4bx.png


[float=left]http://s4.uploads.ru/t/wkjpx.png
*карта кликабельна*
[/float]Деревня победителей располагается в стороне от основной массы жилых кварталов. Неподалёку от центра дистрикта и дома правосудия. От центра она отделена рекой и мостом, ведущим к единственному проходу в окружающем деревню высоком каменном заборе. По всему периметру забора закреплены камеры видеонаблюдения. Вход в деревню круглосуточно охраняется миротворцами. В Пятом дистрикте не так много победителей, но тем не менее территория обустроена роскошно. В центре деревни - небольшой благоустроенный парк с фонтаном и скамейками. Дома каменные, двухэтажные, просторные. Расположены достаточно близко друг к другу. Каждый дом подключен на пульт сигнализации дежурящих на входе в деревню миротворцев. Любое несанкционированное проникновение в дом через двери/окна будет обнаружено. Дежурный наряд обычно шесть-восемь человек. С тех пор, как власть в дистрикте захватили повстанцы, периметр деревни победителей охраняют тоже они. Дома победителей оборудованы телефонами и видео-связью, иногда отсюда повстанцы связываются при необходимости с союзниками в других дистриктах.


Что здесь есть:
1. КПП при входе с двумя мятежниками.
2. Небольшой парк с фонтаном у входа, клумбы.
3. Шесть домов победителей. Из них используются повстанцами для своих нужд (штаб связи, расположение командования) три.
4. Четвёртый временно предоставлен Альме Койн. Ещё два заперты и пустуют, их хозяева не вернулись с Квартальной бойни.
5. В каждом доме есть вместительный подвал.
Расстояние с учетом местности:
1. До Арсенала  - 8 минут на авто, 20 минут пешком;
2. До ГЭС и ЭС II и I - 2 часа на авто, 4,5 часа пешком;
3. До Дома правосудия - 8 минут на авто, 20 минут пешком;
4. До жилых кварталов - 5 минут на авто, 15 минут пешком;
5. До Старого города - 30 минут, 2 часа пешком;
6. До Госпиталя - 40 минут на авто, 2,5 часа пешком;


Система игры - локационная.
Очередь свободная


http://s7.uploads.ru/qwVmO.png

0

21

Время 03:16 01.01.3014
Конструктивного диалога не получается и Боггс, последний раз окинув взглядом кукольную фигуру Фрайзер, молча встаёт со стула, со скрипом отодвигая его в сторону. Блеск выглядит раздражённым и негодующим, однако, как ни странно его эмоции не волнуют ни одну живую душу в этом подвале. В глазах сестры он сейчас выглядит не меньшим предателем, чем Клерик для славного дела революции, однако парню на это всё равно. С упорством, достойным лучшего применения, он до последнего стоит на своём, буравя сестру воинственным взглядом.

-  Воля ваша.

Коротко произносит Гровер, поправляя автомат на ремне, разворачиваясь в сторону выхода. Близнецу не достаётся даже малая порция словесных указаний. Генерал коротко кивает парню, пропуская его исполинскую фигуру вперёд себя. Он итак уже потерял достаточно времени на одном бесполезном допросе, чтобы ещё объяснять кому бы то ни было очевидные вещи. Звуки их шагов стихают практически сразу, оставляя Кашмиру в компании гнетущий тишины, изредка прорываемую гулом капель воды, с прохудившейся трубы, что есть силы, ударяющиеся о бетон. Умиротворяющая обстановка, настраивающая на глубокомысленные раздумья подана. Добро пожаловать в революцию!

Холодный ветер хлёсткими порывами налетал на любого, кто попадался на его пути. Снежинки иглами впивались в кожу, оставляя на её поверхности ребристые, едва заметные полосы-ссадины. Боггс всего пару раз заходил в дом, за всё время дежурства, но даже когда онемевшие конечности обретали чувствительность, ему казалось, что он совершенно нерационально тратит время. Гектор Клерик должен был вот-вот прибыть. В отличии от Альмы Койн, колеблющийся между двумя равнозначными решениями, Боггс не предполагал, он точно знал, что бывший генерал найдёт в своей голове сотни заумных оправданий, только бы ни в коем случае не сбрасывать на деревню бомбы, прежде чем его драгоценный символ не покинет злосчастный периметр. Он будет злиться, ненавидеть всех и каждого вокруг, но всё равно ни на шаг не отступит, идя на поводу у заглушаемых ранее эмоций. Вряд ли он влюбился, это было бы слишком банально, но вот некое чувство привязанности, ответственности, чувство вины заставит его проехать эти проклятые десятки километров, доказывая себе и всему миру вокруг – никто не способен застать Гектора Клерика врасплох! Боже, как ты размяк! Неудивительно, что переметнулся на сторону к такой же размазне, как ты сам.
Легкий хруст снежинок слышится вдали и Гровер замирает, наблюдает, как белоснежная фигура мягко, перебежками перемещается по периметру площадки перед домом.

-  Клерик. Зрение начало подводить тебя. Ничего твоего здесь больше нет.

Автомат, переведённый в боевую готовность упирается дулом прямо в застывшую перед ним фигуру, и Боггс едва сильнее надавливает на курок, готовый в любую минуту всадить в бывшего коллегу всю имеющуюся обойму. Но Гектор не собирается нападать, и мужчина толкает ногой дверь, пропуская Клерика перед собой.
Внутри дома становится душно. Автомат по-прежнему нацелен на Клерика, пока тот позёрски пытается рисоваться, рассыпаясь в сарказме направо и налево. Ни один мускул не дрогнул на лице Боггса, было бы кому отвечать. Расхлябанный, опустившийся предатель, не стоило даже тратить силы на какую бы то ни было реакцию, единственное, чего удостаивается Гектор – снисходительного взгляда. Так смотрят на пытающихся строить из себя Наполеона умалишённых.
В объявлении их приход не нуждается. Пока Альма подхватывает настроение зарождающийся беседы, Боггс спускается в подвал, в несколько шагов достигая лежащей на матрасе Фрайзер, одной рукой подхватывая её за плечо и хорошенько встряхивая, предавая бодрости.

-  Идём.

Бесцветно объявляет он, ставя девушку перед собой, едва касаясь большим пальцем её лопаток. Когда же рука вновь возвращаются на курок автомата на спине Кашмиры остаётся маленькая плоская пластина, почти незаметная в сгущающемся полумраке подвала. Страховка, на случай если Клерик всё же надумает дурить. Круглая, немного выпуклая пластина, похожая на причудливую наклейку – очень мощная бомба, с управляемым детонируемым механизмом. Маленькая кнопка взрывателя прикреплена к ладони левой руки, скрываемая под перчаткой, впрочем, взрыв может прогреметь и без него, если попытаться резко сорвать взрывчатку. Битти изобретатель отнюдь не хуже Старка.
Толкнув, принуждая идти, генерал последовал наверх сразу следом за девушкой.
[NIC]Boggs Grover[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/9849508.jpg[/AVA]
[SGN]Вместо крови - огонь! Вместо жизни - война![/SGN]

+5

22

Время 03:20 01.01.3014

Гровер и Блеск уходят, оставляя Кашмиру в подвале наедине с её мыслями. Впрочем, мыслей-то как таковых уже не осталось... Победительница всё для себя решила. Бередить ум воспоминаниями и сожалениями сейчас - лишняя трата времени. Будет только больнее. Даже недавняя агрессия брата не вызывает ожидаемых слёз... Некоторое время после ухода генерала и близнеца девушка сидит, привалившись к стене и глядя в темноту. Затем ложится на матрас, собираясь поспать. Собственную казнь, если что, не проспит, а другие вещи сейчас видятся малозначительными. Прежде, чем заснуть, Кашмира пытается шевелить руками, тереть друг о друга запястья. Распутать верёвки, конечно, не получается... Но слегка ослабить их, чтобы восстановить кровоток, удалось.

Победительница засыпает на удивление крепко. Может быть - остаточные явления транквилизатора. Один раз девушка просыпается вечером, от холода. Некоторое время ёрзает на своей неудобной лежанке, чувствуя, как в бронхах болезненно царапается что-то неприятное. Затем снова проваливается в сон, и открывает глаза уже ночью. По крайней мере, ей так кажется... Даже сверху ведущей в подвал лестницы не пробивается из-под двери тонкая полоска света. На мгновение Кашмире показалось, что она слышала что-то типа взрыва... Но девушка не уверена. В подвале хорошая звукоизоляция.

Фрайзер лежит на матрасе, размышляя о том, что повстанцам не так уж нужна была имеющаяся от неё информация. Они ведь не попытались толком ничего узнать, более того, Гровер словно ожидал именно такой развязки событий... В полной тишине подвала Кашмира напряженно прислушивается. Если взрыв ей не померещился - может ли быть такое, что сейчас - новогодняя ночь и капитолийские войска уже здесь, совсем рядом? Она совершенно потерялась во времени.

Шаги Гровера отличаются от шагов Блеска, поэтому девушка мигом понимает, кто сейчас спускается по лестнице, и напряженно замирает. Всё? Последний сон окончен? Койн отдала приказ о ликвидации? По настрою Боггса капитолийскому символу кажется, что так и есть. Он довольно резко встряхивает её за плечо, заставляя встать на ноги. Кашмира поднимается, хотя со связанными руками и в темноте даже такое простое действие требует усилий. На мгновение Гровер касается её между лопаток, но костюм Старка достаточно плотный. Фрайзер едва ощущает прикосновение и не понимает, что именно генерал Тринадцатого на неё прикрепил. Просто повинуется толчку, медленно, почти ощупью поднимаясь по ступеням. Света в основной части дома немного, но даже он режет глаза.

Кашмира щурится и отворачивает голову к плечу, ведомая куда-то Гровером. Возможность воспринимать пейзаж гостиной включается не сразу, но оглядевшись, Фрайзер чувствует, как в животе ворочается ледяной шар. В комнате находятся её брат, Альма Койн и... Гектор. Сложно сказать, что удивляет больше - президент Тринадцатого, покинувшая своё подземное царство, или Клерик, стоящий напротив неё с напряженным видом. Кашмира уже видела у него похожее выражение лица... Тогда, давно. Когда стояла в лаборатории Старка под дулом его пистолета. И предпочла бы не видеть Гектора в таком состоянии снова.

"Зачем ты здесь?" спрашивает её взгляд. Его взяли в плен? В это трудно поверить. Неоспорим лишь один факт - судя по костюму Клерика, атака на Пятый началась. Кашмира чувствует себя в высшей степени некомфортно. Между необходимостью объясняться с Гектором и вероятностью казни по приказу Койн, она бы сейчас предпочла последнее. Чтобы не чувствовать себя такой дурой. Клерика вообще не должно здесь быть, потому что она со своей стороны приложила все усилия, чтобы ни в чем его не выдать. Дать ему возможность реализовать его планы без лишних помех, не постояв за ценой. Он должен сейчас идти в наступлении с Крисом, Цецилией и остальными. Так какого же черта?

+3

23

Время 03:20 01.01.3014
Так ничего и не добившись от Кашмиры, Блеск и Боггз выходят. Блеск даже не старается скрыть своего разочарования, он-то рассчитывал, что сестра сдаст Клерика безоговорочно, а вышло так, что она предпочтет умереть, чем заложит своего любовника. Хотелось плюнуть в морду экс-генералу. Что он вообще сотворил с Кашмирой? Никогда она не жертвовала своими интересами ради какого-то левого мужика, а тут... Неужели такая горячая любовь? Блеску было в это сложно поверить, как и поверить в то, что может быть человек, причем не родственник, ради которого можно поступиться своими интересами. Он считает, что ему повезло в этой жизни так не влюбляться, когда мозги набекрень и полное отсутствие инстинкта самосохранения. Вообще Блеск хотел выдать замуж сестру, иногда играть с племянниками, а какая у них реальность? Сидят по разные стороны баррикад. Хуже того - Кашмире грозит казнь, как предателю. Вообще именно сейчас Блеск вдруг осознал, что возможно это было не лучшей идеей соглашаться на предложение Альмы выманить Кашмиру и притащить сюда, вернее порывы были самые, что ни на есть хорошие: спасти сестру из капитолийского рабства и все дела, кто ж знал, что будет такое фиаско? Уж точно не Блеск.
Фрайзер в очередной раз обошел дом - приходилось сегодня и караульным подрабатывать, что поделаешь. На улице послышалась выстрелы, только у Фрайзера не было приказа покидать свой пост, поэтому остался в доме, но приготовился стрелять в случае чего. Впрочем, пострелять пока не пришлось. В комнату вошли Боггз и Клерик. Неужели вернулся за Кашмирой? Вот уж чего-чего, а именно этого Фрайзер никак не ожидал. Выходит президент и шоу обещает быть по меньшей мере любопытным. И да, Блеск надеется увидеть разможенные мозги Гектора. Не сейчас, но может быть позже.
Боггз уходит и приводит с собой Кашмиру. Блеск стоит сбоку от сестры и видит, что-то непонятное прилепленное к ней. Что за!? Ему это определенно не нравится, ведь кое-какие догадки появились в голове относительно этой штуковины.

Отредактировано Gloss Fraser (Пн, 6 Июн 2016 18:25)

+3

24

С нервами что-то совсем хреново
Видимо, перетерся последний
Я готов задушить любого,
Окажись он в моей передней.
Мне как-то бросила невпопад
Диетолог соседка Зина:
"Ты ведь совсем не психопат!
У тебя накопились токсины"...
3.21am


Гектор Клерик, в сущности, злым человеком не был: все мы от природы совсем не злые. Зато Гектор Клерик был убийцей, а убийцей, как известно, быть нельзя перестать.
Клерик исповедовал некоторую идеальную модель военного бытия. Но поскольку дураком не был, прекрасно понимал, что спасти всех он никогда не сможет ровно также, как выиграть войну, оставив всех бойцов в семьях. Но должно знать, что такая модель была тем самым недостижимым идеалом, к которому Генерал всегда стремился. От всей души, которую имел.

- Как трофей перешла к новому Генералу, - Гектор неопределенно ведет плечом к стоящему за его спиной Боггсу в ответ на вопрос про дисциплину. В любое другое время подобный укор задел бы мужчину. Но не теперь. Теперь он был абсолютно уверен в собственной правоте и безукоризненной справедливости, оттого с вызовом задрав подбородок он смотрел на Койн из-под полуприкрытых век.
- Президент Сноу не сильно расстроился бы, если бы устраняя лидера противоборствующей стороны, ты случайно убил бы его марионетку
- И то верно, - Гектор повёл бровями и слегка пожал плечами, будто отвечал, что между зеленым и черным чаем никакому не отдает предпочтения.
Гектор снова замолкает и смотрит практически всё время строго в глаза Альме, иногда лишь отводя их для того, чтобы бросить короткий взгляд на обстановку или вооружение участников шоу. Боггса посылают вниз за Фрайзер, а Гектор в свою очередь только едва заметно морщится. Его одолевает неповержимое желание сейчас же принять душ. Ему противно это наблюдать. Генерал никогда не был прислугой, охраной. Генерал был лицом восстания, которое теперь Альма подавила и уронила в грязь.
Клерик внимательно слушает Койн, наблюдая, как движутся её губы. Когда она задает свой серьезный вопрос о предательстве, он поднимает руку в жесте просьбы тишины или паузы, и чуть отворачивается, выводя губами безмолвное "ты не возражаешь?". Другую руку он прикладывает к правому уху.
- Да, я слушаю. Нет, не занят. Отлично. Переходите к следующему этапу. - Он несколько раз ещё что-то подтверждает, а затем убирает палец от уха, придавая себе расслабленный вид, сквозящий, тем не менее, невероятной раздраженностью.
- Ты хороший солдат, Гровер, - Гектор смотрит в глаза Альмы, но говорит с Боггсом, который стоит от него по левую руку.- Но не генерал, - он покачал головой, - чтобы быть генералом, нужно готовить себя к этому всю жизнь, этим нужно жить, - в голосе Гектора появляется странная искренность. Пропадает сарказм. Пропадает холодность. Пусть и смотрит он по-прежнему в глаза Президента. - Генерал - это моё бремя.

https://media.giphy.com/media/NkDAVoEioOOqY/giphy.gif

Но в ночь гнева все не так,
И жена не жена, и душа не мила,
И когтей летучих стая
Развернула крыла.

Клерик хорошо помнил свою первую грозу, которую увидел в шесть лет. Тогда, когда их вывели на поверхность в начале мая. Воздух был поистине сладким, предгрозовым. Совсем не таким, к какому он привык под землей. И здесь иначе ощущались звуки, был другой ветер. И невероятное небо Аустерлица, которое навсегда осталось в детской памяти.
Изломанная белоснежная нитка, что ударила в землю далеко на горизонте тёмной синевы сейчас мелькнула перед его глазами. Он точно снова стал мальчиком. Мальчиком, превратившим свою судьбу в миг удара молнии.
Стальной блеск показывается в ладони Клерика лишь на долю секунды. Красивый, с резной рукоятью под ветки дерева и с камнем в рукояти. А в следующее мгновение он летит в горло Генералу 13-го дисткрита.
Первая ошибка. Оружие, сданное добровольно, никогда не является единственным.
Вторая ошибка. Сообщение прямых координат потенциальному врагу, подвергая угрозе жизнь Президента.
Третья ошибка. Шантаж с целью привлечения внимания.
Четвертая ошибка. Два с половиной человек в свите самой важной фигуры Революции в действующем военно-нестабильном дистрикте.
Пятая и самая главная ошибка. Гектор Клерик. Генерал; всегда больше, чем человек.
Кровь из горла Гровера бьет напором, на лице Клерика же непроницаемая маска. Он несколько изгибается, выбивая автомат из рук шокированного (ну неужели нет?) Генерала ногой, а затем уже оказывается около Альмы, хватая её раскрытой ладонью за за шею у основания и ключицу, и притягивая к себе, отходя на несколько шагов назад. Фрайзер теперь осталась с одними руками, связанными веревкой. И Гектор рассчитывал, что она сообразит успокоить своего братца раньше, чем это сделает Гектор, ибо он не побрезгует. Ну а Литье и вовсе сомнительный солдат, хотя в этом помещении Гектор уважал его поболее остальных.
В гневе Гектор был страшен. Невероятен. Убийца, грешник. И отдача задевшим его это возвращалась в троекратном размере.
Клерик чуть опустил голову до уровня уха Президента, возвращая себе каменное спокойствие и ледяной тон без следа былого сарказма, свободной рукой возвращая себе один из своих парных пистолетов со стола за спиной Альмы.
- Приглашаю на вальс.

Свернутый текст

Господа, несколько экспрессивный пост, рушащий некоторые планы. Открыт к предложениям по его изменению.
P.S. Не люблю, когда душа моей жены вселяется в темнокожих мужчин. Ничего не могу с собой поделать.

+5

25

Как войну не допустить?
Не остановить желаний...
Стоны бьют в колокола
Есть важней дела
Мира и страданий

(с) мюзикл "Мастер и Маргарита"

Время: 03:25 01.01 3014
Начало разговора Кашмира пропустила, но нет сомнений в том, что встреча Альмы и Гектора проходит не за дружеским обменом новостями. Блеск стоит сбоку и выглядит подозрительно мрачным. Наконец-то стал сознавать, какую роль в этом спектакле ему подготовила его обожаемая лидер? Неотрывнее всего её внимание приковано к Гектору. Девушка знает, что Клерик не склонен к пустому риску. Если бы у него не было какого-то плана - скорее всего, его самого бы здесь не было. Один раз она уже здорово обожглась о подобное убеждение и оказалась в островной тюрьме... Но сейчас другая ситуация. Как бы по-идиотски это ни звучало, здесь и сейчас Кашмира ему доверяет. К тому же она всё равно уже морально подготовилась к скорой смерти, терять вроде нечего...

Она видела, в каком кармане Клерик держит подаренный ею нож. Может быть, именно поэтому лишь одна Фрайзер обратила внимание на молниеносное движение Гектора. По губам победительницы, когда она чуть отклоняет голову в сторону, скользит торжествующая улыбка. А в следующее мгновение мимо проносится нож-талисман, всё же пригодившийся Клерику, несмотря на все попытки от него избавиться. Рука Гровера, сжимающая её плечо, ослабевает. За спиной раздаются булькающие звуки и Кашмире, отлично знающей последствия любых ножевых, можно даже не оборачиваться, чтобы понять - оружие попало в цель. Единственная неприятность - кровь. Горячая густая кровь, пару мгновений назад подчинявшаяся толчкам сердца её бывшего тюремщика, фонтаном орошает девушку. Фрайзер успевает лишь зажмуриться. И податься на шаг в сторону, чтобы позволить Клерику (тоже весьма логичный шаг) выбить автомат из конвульсивных рук Боггса. На жалость просто нет времени - Гровер её саму убил бы, не дрогнув. Это война. Вытерев лицо о предплечье собственного костюма, усеянного теперь красными пятнами, Кашмира оценивает обстановку. Режим профи активируется мгновенно. Нож, автомат, Клерик, кидающийся к Альме и Блеск, остающийся единственным свободным противником...

Девушка молниеносно наклоняется, руками выдергивая нож из тела и втыкая в дверной косяк на уровне своего плеча. Перерезать верёвки о находящийся в опоре нож - дело максимум тридцати секунд. Параллельно Фрайзер отпинывает автомат ногой так, чтобы у Блеска не было шансов добраться до него раньше, чем она освободит руки. Верёвки падают, затекшие запястья жутко ноют, Кашмира снова вытаскивает нож. Чувствовать себя свободной и вооруженной - как мало нужно для счастья после суток заточения в темноте! Требуй ситуация чуть меньшей скорости реакций - девушка бы непременно залюбовалась движениями Гектора, похожими скорее на танец, нежели на бой. Один взгляд на сосредоточенное лицо Клерика с потемневшими от гнева глазами заставляет грудь Фрайзер чаще вздыматься под костюмом, а память обращаться к тому моменту, когда она увидела мужчину впервые, вооруженным катанами, столь же грациозно поражающим соперника. Черт, она что-то важное отморозила в чертовом подвале, если сейчас об этом думает.

В пару шагов Кашмира оказывается перед Блеском, выставив вперёд нож. Она не станет убивать его. Но если понадобится напасть - не дрогнет. Хотя бы потому, что причинит брату меньше вреда, чем мог бы причинить Гектор.
-Нет - коротко бросает девушка, замечая взгляд близнеца, обращенный на Клерика и Койн. Нет сомнений, что и сейчас победительница защищает Гектора и не позволит близнецу приблизиться. Кашмира сдувает с лица перемазанную кровью прядь волос, не спуская взгляда с Блеска:
-Блеск, пойдём с нами. Койн лгала тебе, она в любом случае собиралась меня убить. Родители скучают, я обеспечу вам безопасность в Капитолии - поза девушки по-прежнему остаётся напряженной, готовой к атаке в случае любого подозрительного движения брата. Хотя меньше всего на свете Кашмире хотелось бы драться с ним. Подозрительного вида нашлёпка, прилепленная на спину девушки Гровером, всё ещё мерцает красным огоньком. Хорошие новости - эта штуковина косвенно служит подтверждением слов победительницы. Плохая - бомба до сих пор активирована, а Фрайзер до сих пор не догадывается ни об этом, ни о том, что лишь чудом Боггс, падая, не нажал кнопку и Гектор не меньшим чудом не задел её ногой. Кашмира мысленно ликует - Альма в руках Гектора, Тринадцатый без лидера сдуется, пол шага до победы и шансы вернуться к Рэйгану, ответить на его признание, не кажутся сейчас предсмертной фантазией.

+4

26

Время: 03:28 01.01 3014
What you see is never what you're gonna get
Everybody's playing revolution roulette

Нет ничего слаще этих моментов триумфа, когда ситуация под твоим контролем, когда ты запустила когти в добычу и лишь от тебя зависит, как скоро они вцепятся в трепещущее сердце. Лучшая часть власти, упиваться ею Альма готова бесконечно. Игры с Гектором заканчиваются в тот момент, когда он лишает Койн этой возможности. Сначала - с нарочитым позёрством игнорируя её реплики, а потом... Женщина даже не успевает осознать, когда ситуация так переменилась. Блеск стали, неправдоподобно яркая кровь из горла Гровера, капли которой, кажется, долетели до идеального серого комбинезона президента.

Альма никогда не была бойцом. Её сила - интеллект, стратегия. Госпожа президент видит, что Клерик и девчонка Фрайзер, двигающаяся с рьяностью дикой кошки, захватывают контроль над гостиной. На Блеска надежды мало - Койн презрительно морщится, даже не надеясь, что тот сможет всерьёз биться со своей сестрой. В какой момент в план вкралась ошибка? Когда она не велела застрелить Гектора на пороге, пойдя на поводу у своего любопытства? Когда охрана недостаточно тщательно обыскала Клерика? Альма будет размышлять над этим ещё не одну ночь, стремясь как всегда осознать ошибку, чтобы не повторять её в будущем. Но всё это позже. А сейчас лицо Койн белеет от ярости и в серых рыбьих глазах отражается наконец какое-то чувство. Ненависть. Гектор оставил её армию без генерала. Второй раз. Однако смерть Боггса Гровера не будет напрасной. Альма остаётся на месте, ведь многое сейчас зависит от того, за какой целью метнётся Клерик. И он не разочаровывает. Убивать - так генерала, брать в плен - не менее, чем президента.

Холодная ладонь Гектора опускается ей на шею, Койн поддаётся, отходя вместе с ним на несколько шагов. Глупо было бы пытаться помериться с Клериком силой. Да она и не собиралась.
-Я предпочитаю шахматы, Гектор. Ты ведь знаешь - спокойно откликается Альма, созерцая пейзаж недавно мирной комнаты. Девчонка Фрайзер, преданная, как собака, стояла напротив брата с окровавленным ножом. А на спине у неё на белой ткани костюма чернел план В. Выезд Койн за пределы дистрикта не мог не сопровождаться наличием аварийного плана на случай... Да хотя бы на такой.
-Бити - про Литье легко забыть в заварушке, требующей исключительно воинских навыков. Он ведь ничем не может быть опасен. Средних лет инвалид, передвигающийся в коляске. Не удивительно, что Гектор, столько лет бывший тенью президента в Тринадцатом дистрикте, забыл, как много власти порой скапливается у теней. С тихим шорохом Бити въезжает на порог комнаты, так, чтобы его фигура не тонула в мраке. Одновременно с этим раздаётся тихий, но отчетливый щелчок:

-Посмотри повнимательнее на мисс Фрайзер. Между лопаток - советует Койн Клерику, тем более девушка стоит между ними и братом самым выгодным образом. Тусклый до этого огонёк на нашлёпке теперь быстро-быстро мигает красным светом. Дальнейшие пояснения озвучивает уже Бити:

[float=left]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/33/30/31/333031162a9df011e92d30321fb1b958.jpg[/float]-Я бы не советовал делать резкие движения, Кашмира. К твоей одежде прикреплена достаточно мощная бомба, до активации которой осталось семь минут. Дистанционное управление я только что отключил, теперь её можно выключить лишь при помощи специального кода. Попытки снять костюм тоже спровоцируют взрыв. Генерал Клерик, выбор за вами. Вы позволяете президенту Койн и её людям уйти. Либо кто-то из нас сегодня отправится в лучший из миров. Неподалёку нас ждёт пилот. Как только президент Койн окажется в самолёте - я пришлю на Ваш браслет код деактивации бомбы. Даю Вам своё слово, сделка будет честной. Девушке я зла не желаю и крайне расстраиваюсь, когда мои изобретения вынуждены убивать - голос изобретателя звучит устало, и видно, что Литье неприятна необходимость прибегать к экстренному плану... Но приоритетной задачей их отряда изначально являлось сохранение жизни Альмы Койн до момента возвращения в Тринадцатый. Миниджет, куда более лёгкий в посадке, чем планолёт, ждёт в парке деревни победителей, до которого около пяти минут ходу. Клерику хватит времени деактивировать бомбу. Конечно, возможны варианты. Гектор может увести в безопасное место Альму, сочтя её более ценным трофеем, чем жизнь символа. Сама девушка за семь минут может попытаться (если позволят чувствительные к движениям датчики взрывного устройства) преодолеть некоторое расстояние и покинуть этот мир в одиночестве... Но Бити надеется, что партия завершится вничью. К варианту, в котором гостиная через семь минут взлетает на воздух вместе с ним, Клериком, Фрайзерами и президентом, Литье тоже готов. Один из постулатов Койн - лучше смерть, чем плен. Бити же достаточно далеко продвинулся в работе над протоколами Джарвиса и оставил после себя полные инструкции для ай ти специалистов. Он согласен с тем, что в худшем случае эти знания должны погибнуть с ним, а не использоваться против Тринадцатого, единственной для Панема надежды на спасение. Альма в захвате Гектора усмехается. Клерик вырос на её идеологии, его фанатичность во многом - результат политики Койн. Неужели он полагал, что партия может закончиться вальсом? И каждая секунда размышления сейчас стоит судьбы Панема.

Отредактировано Alma Coin (Вт, 7 Июн 2016 00:09)

+3

27

Время: 03:28 01.01 3014
Они и моргнуть не успели, как Гектор вспорол горло Боггзу. Как свинье, - мелькнула мысль в голове Фрайзера. Можно было бы пристрелить Гектора, если бы не угроза жизни Койн, да и Кашмира стоит на пути, вернее даже в первую очередь из-за своего близнеца, Блеск не стал стрелять, так как вся поза Кашмиры выражала готовность умереть за Клерика. Надо было сдать её в психушку ещё тогда, в Первом.
- Отойди, Кашмира. - Теряется драгоценное время, прошло не так уж и много, а кажется будто целая вечность. Напряжение такое, что ещё немного и его можно будет нарезать кусками. - Безопасности нет нигде, тем более в Капитолии.
Все оказалось сложнее, и Блеск несколько пошатнулся в своих убеждениях. Нет, он не питал иллюзий относительно того, что Альма оставила бы Кашмиру в живых, если бы та так ничего и не рассказала, а с другой нет никакой гарантии, что мозг сестры не обработан Капитолием в нужном им направлении - его ли близнец сейчас говорит или это очередной генно-модифицированный яд ос? Впрочем так же не было иллюзий и насчет Капитолия - куда ни кинь, всюду клин. Тут главное выбрать наименьшее из двух зол.
Пока он там размышлял о возможных перестановках в мозгах Кашмиры, как Койн преподнесла им сюрприз так сюрприз. Подозрительная штукенция на спине Кашмиры, оказалась бомбой. Бити задвинул речь о том, что если президенту удастся уйти, то они пришлют код деактивации. Политика всегда была штукой весьма грязной. И все же, все же Блеск не хотел обратно в Капитолий, к продажам и постоянно видеть отвратительную рожу Сноу. Что же до Гектора, Блеску отчасти даже любопытно, что же этот выберет? Возможность попытаться убрать Койн или жизнь Кашмиры? В другое время и при другом раскладе Фрайзер бы даже сделал ставку.
- Не дури, Клерик, отпусти президента.

Отредактировано Gloss Fraser (Ср, 8 Июн 2016 22:17)

+3

28

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/98/41/8d/98418d3bfb84238f8f990f1797622aca.gif
03:28 am

J'ai comme une envie
De voir ma vie au lit
Comme une idée fixe
Chaque fois que l'on me dit
La plaie c'est ça :
C'est qu'elle pousse trop vite
La mauvaise herbe nuit
C'est là qu'il me vient une idée :
Pouvoir m'apitoyer.


Когда-то давно, чуть раньше, чем вечность назад, Гектор сказал Кашмире, что дорога идущего рядом с ним опасна смертельно. Клерик редко шутил. Скажем даже - никогда не шутил. Возможно ему и было свойственно некое позёрство, но проявлял его он уж совершенно точно не в словах.
Слов Гектор вообще не любил, ораторским искусством уж не обладал тем более. В детстве одним из последних среди сверстников научился читать и писать. Не знал поэзии, искусства и литературы. В юности испытывал некоторые трудности, связанные с грамотным построением своей речи, оттого старался изъясняться коротко и ясно. Со временем, однако, трудности сгладились, но стиль речи и манера общения сохранилась, въелась в Клерика как известь...
Как видите, за любым величественным образом могут стоять самые неожиданные вещи. И в этом плане болтливый Старк для Гектора был самым настоящим испытанием.
Так вот, Гектор не любил разговаривать разговоры, дипломатия вообще была не его, ей всегда занималась Альма. Поэтому семь минут для Клерика сейчас были отнюдь не угрозой, а совсем наоборот: когда все сосредоточены и напряжены, захлебываясь адреналином, все смогут принять правильное решение. Альма слишком расчетлива, думал Гектор. Она бы пожертвовала моей жизнью в такой ситуации - с легкостью - но своей... нет. Ко всему прочему геройство здесь ни к чему, раз у Бити есть код.
Кашмира сработала технично. Гектор, всё ещё тешащий где-то внутри себя обиженного мужчину, слегка смилостивился. Но не слишком.
Комичнее всего во всей этой заварухе выглядел Блеск, который походил на уборщицу театра, случайно вышедшая на сцену со шваброй во время спектакля. В том смысле что... Фрайзер в этой истории был наименее заинтересованной стороной и ему впору было спокойно заниматься своими делами, не влезая в политику. Гектор даже толком на него злиться не мог, кроме как  за то, что он не может составить ему настоящую конкуренцию, учитывая, что культура тела обоих мужчин была плюс-минус одна.
Ладно, чёрт с ним. Гектор не ослабляет хватки на шее Альмы, лишь дергает бровями.
- Прекрасно. - Резюмирует Гектор слова Бити. - Тогда мы умрем все вместе. - Ни тени улыбки, усмешки на лице. Каменная маска, так хорошо отточенная годами. - Ведь только один из нас никогда не бывал на Арене и, уверен, сейчас боится смерти. - Гектор дает небольшую паузу для того, чтобы все победители Игр поняли, о чём он говорит. А после его взгляд скользит по профилю Альмы. Медленно, точно со скрежетом металла по стеклу. Впрочем, времени терять не стоит.
- Вы прибыли в самое пекло не просто за Фрайзер. Вырвали меня с поля боя. Рисковали жизнью Президента, - Гектор посмотрел на Альму вновь, повернув шею, притом так, точно был самым искусным любовником. - Здесь есть что-то ещё.
Он вытянул руку с пистолетом вперед, но лишь для того, чтобы оттянуть рукав и сверить минутную стрелку.
- Альма, ты хочешь от меня гуманности - сдаться, чтобы никто не погиб. Но я ведь совсем другой, это известно. Предлагаю иной путь - прикажи своим людям ехать в дистрикт, домой, покажи пример младшему поколению. К сожалению, тебя с ними я отпустить не могу. Кое-кто хотел бы поговорить с тобой лично.

+4

29

03:29:30 am
Эстер пишет: «Банши – это только ночной кошмар,
А ты любишь меня в кредит, как привычный бар.
Говорят, что любовь это счастье и Божий дар.
Так за что мы наказаны ей, Бернард?»

Бах. Эта новость отдаётся в сознании Кашмиры ослепляющим взрывом, оставившим после себя очередной пустырь выжженной земли. Новость не о бомбе, закреплённой на её спине, а слова Блеска. "Отойди, Кашмира ... Отпусти президента" - да, брат не нападает на неё. Но он ей не верит. Не хочет быть рядом, как был всегда. Сохранность жизни Койн для него важнее возможности быть рядом с сестрой. Всё время их разлуки Кашмира тешила себя мыслью, что как только объяснит, что не бросала его, что её побег был вынужденным... Всё станет по-прежнему. Но Блеск сделал свой выбор по другую сторону баррикад. Девушка не воспринимает это как противостояние Капитолия и повстанцев, для неё, всегда придерживающейся личного, а не идеологического выбора, это ещё одно предательство. С той лишь разницей, что на сей раз боль может продлиться всего семь минут.

Она обещала родителям, что вернёт брата домой. Рэйгану - что когда революция закончится, всё у них будет, как у "нормальных" людей. Гектору - что будет примерно и бесполезно коптить небо над Вторым дистриктом. Всех их она подвела. Было в натуре Кашмиры что-то упрямое и саморазрушительное, что-то, что вступая в резонанс с энергетикой Клерика, влекло её, как мотыльков вопреки рассудку привлекает огонь. Победительница замирает на месте, слушая слова Бити. Ей кажется, будто всё тело горит огнём и только область на спине, покрытая посмертным подарком от Гровера - пугающе ледяная. Инородная. Семь минут. К концу речи Литье остаётся примерно шесть с половиной. После краткого резюмирования Гектора - шесть пятнадцать. Костюм снимать нельзя. Опасность в этой комнате представляет только она, Кашмира. Бити не солдат. С Блеском в случае необходимости Клерик справится. И это будет уже проблема брата, только что вполне ясно обозначившего свою позицию. Гектору нужна Альма. Без неё повстанцы если и не сдадутся, то достаточно растеряются, чтобы позволить Капитолию раздавить себя. Им нужна тактика, эта тактика сейчас - в руках Клерика. Победительница и не ждёт, что он станет упускать такой шанс ради жизни одного бедового солдата, пусть даже символа. Скорее всего, он и появился здесь именно из-за шанса подобраться к Койн. Угрожать Литье нет никакого смысла - код, деактивирующий бомбу, лишь в его голове, а в готовности изобретателя так или иначе умереть Кашмира не сомневается.

Если убрать из этого уравнения всего одну переменную - всё сложится как нельзя лучше. Одно своё обещание девушка ещё в состоянии выполнить - оставаться на стороне Клерика, пока он не получит того, что ищет. Шесть минут. Около пятнадцати секунд ушли на раздумья. Кашмиру не устраивает вариант умереть всем вместе - она не хочет, чтобы Блеск или Гектор пострадали. Ещё меньше - чтобы они пострадали из-за неё, даже если её саму после взрыва это перестанет волновать. Брат волен разбираться с последствиями своего выбора, но Кашмира, отправившаяся вслед за ним даже на квартальную бойню, не станет подвергать его опасности лично. Клерик прав - побывав на арене, смерти не так уж и боишься.

Единственный нюанс, напрягающий Фрайзер в формирующейся идее - автомат на шее Блеска. Но она надеется на то, что брат не рискнёт стрелять, пока Гектор фактически прикрывается Койн. И что близнеца отвлекут её собственные действия. Если же нет... Они ведь всё равно умрут. Пять-пятьдесят. Кашмира медленно моргает, как человек, только что вышедший из анабиоза. Смотрит в глаза брата, затем оборачивается, буквально на секунду, через плечо взглянув на Гектора. В последний раз. Не злится, не упрекает. Они оба были честны друг с другом. Взгляд вновь обращён на Блеска.
-Ты прав. Мне лучше отойти - рука, держащая нож, разжимается. Украшенное хризолитами оружие с глухим стуком падает на пол, Кашмира точным толчком ноги отправляет его аккурат к ботинку Клерика. Это её подарок ему, ей не хочется забирать его с собой.

Бити сказал не делать резких движений. Но один из ключевых навыков Фрайзер, не раз выручавший её на тренировках в академии и на арене - плавное, бесшумное перемещение. Обладающая совершенной координацией тела, девушка думает, что сможет обмануть датчики. Раз уж бомба не взорвалась, когда она наклонялась за ножом и освобождала руки. Без суеты, но последовательно. Пробуя силы, Кашмира делает первый шаг в сторону дверного проёма. Блеск не станет нападать на неё - побоится преждевременного взрыва бомбы. Остальным в этом ещё меньше смысла, Койн всё ещё надеется спастись. Левая нога догоняет правую, опуская стопу на пол. Тишина. Фрайзер медленно выдыхает. Пять-сорок. Придерживаясь проверенного первым шагом темпа, девушка достигает дверного проёма, через пару шагов собираясь оказаться в коридоре, затем... На улицу или в подвал? Его стены выглядели достаточно толстыми, но выдержат ли они взрыв без риска обвалить дом? И сможет ли она так же ровно двигаться по снегу, как сейчас шагает по ровному полу? Эту задачу нужно решить как можно скорее. Пять-тридцать пять.

+4

30

Время 03:30:00 01.01.3014

План В активирован. Бити отключает дистанционное управление бомбы, теперь Кашмира Фрайзер - живой взрывоопасный таймер обратного отсчета. Понимать, что возможно тебе осталось семь минут жизни - паршивое ощущение. Если сейчас с ней что-то случится - дистрикт останется без президента. И без генерала, причем дважды. Но всё же это лучше, чем попасть в плен Кориолана Сноу. Неожиданностью становится преданность Блеска Фрайзера - кто бы мог подумать, что он не поведётся на сладкое пение капитолийской пташки. В первый день встречи с близнецами они показались Койн даже излишне сплоченными...

Клерик остаётся непоколебимо самоуверен. Если она ошиблась и Кашмира значит для него не так много... Для чего он вообще приехал сюда? За лидером повстанцев? Или с его стороны тоже есть "что-то ещё"? Чувствуя, как взгляд Гектора скользит по её лицу, а затем смещается к стрелке часов, Альма едва заметно усмехается. Конечно, экс-генералу повстанцев трудно поверить в то, что кто-то помимо его сиятельной персоны может обладать мужеством для совершения радикальных шагов...
-Считаешь меня трусихой? - скорее уточнение, чем вопрос. Да, на арене госпоже президенту побывать не довелось. Но есть вещи пострашнее, чем наблюдать гибель людей, большая часть которых тебе незнакома. Держать на руках мёртвое тело единственного сына. Видеть, как людей, которых ты мысленно называешь "своим народом", косят болезни, держать на строгом учете все ресурсы - каждую крошку еды или каплю лекарства. Потому что из-за гнёта Сноу выбора у них нет.

-Может быть. Я хотела узнать, Гектор, есть ли шанс, что ты одумался. Готов вернуться домой. Но дома у тебя больше нет - патетичное "вернуться домой" означало, что Койн хотела бы вновь использовать Клерика с выгодой для себя. В конце концов, он долгие годы оставался очень ценным ресурсом... Но сегодня Альма убедилась: точка невозврата пройдена. Она и сама больше не рискнёт как-либо контактировать с Гектором, если, конечно, выживет. Ей жаль, что она не отдала приказа пристрелить его - безумие рвётся наружу из каждой клетки тела Клерика. Он более непригоден к службе, подразумевающей подчинение приказам. К самой жизни в Тринадцатом.
-Ты, наверное, забыл... Бегство не может быть достойным примером. Попавший в плен президент не удержит авторитет. А вот если я погибну, но и капитолийская армия лишится генерала и символа - шансы на борьбу ещё останутся - Альма косится на часы на запястье Гектора, следя взглядом за стрелкой. Как бы рационально она не относилась ко времени, лишь сейчас Койн действительно ощущает его ценность. Тик-так. Судьба Панема раскачивается, как шарик в рулетке, замерший между красным и черным. Или зеро.

Когда Кашмира Фрайзер роняет нож - в первую секунду Альма решает, что это жест отказа от борьбы с братом перед лицом смерти... Но когда девушка оборачивается - понимает, что предположение ошибочно. Это не взгляд профи или символа. Фрайзер смотрит на Клерика так типично по-женски, что впору Койн рассмеяться. Если бы не одно обстоятельство, пустившее трещину через планы Альмы. Девчонка начинает идти. Госпожа президент предполагала, что на допросе девушка будет молчать, но увидев Гектора, она должна была надеяться на его помощь! Нет. Кашмира идёт к выходу из комнаты, отводя смерть Клерика и брата подальше, унося на себе. Идёт вполне успешно, от чего Бити удостаивается раздраженного взгляда Койн. Если опасность взрыва исчезнет - шансы обрести свободу или избежать допроса в Капитолии, посмертно став для повстанцев кем-то вроде идола-великомученицы, тают, как дым.
-Забавно, как история повторяет себя, да? - возможно, это жест отчаяния. Ничего кроме слов Альме сейчас не остаётся. Она поворачивает голову, говоря практически на ухо Гектору. Наверняка он поймёт, что она имеет в виду. Хотя сама Койн не понимает, что в Клерике, холодном, замкнувшемся в собственных упрямстве и эгоизме, заставляет женщин вести себя так. Услышав, что он готов пожертвовать её жизнью, Фрайзер должна была возненавидеть его, а не спасать.

-Боггс Гровер действительно не потянул бы такое бремя. Второй раз ты одержишь крупную победу за счет любящей тебя женщины. Поздравляю, генерал Клерик - Мэри Клерик свой смертью сделала его генералом Тринадцатого дистрикта. Кашмира через пять с небольшим минут поможет Гектору принести ценный трофей его новому покровителю. Альма глядит в спину девушки, раздумывая - сможет ли отдать приказ атаковать её? Пойдёт ли на это, например, Блеск? Литье может, но он в коляске, а ему в любом случае придётся миновать Фрайзера... Тем временем символ Капитолия уже на пороге комнаты, и у Койн остаётся всего пара секунд, чтобы определиться с выбором. Если окажется, что слова её не достигли цели.

+3

31

03:30:00 01.01.3014
https://67.media.tumblr.com/f036aecdfd316bec101351100bff29f4/tumblr_o5s63ly4RJ1r5k5eto10_r1_250.gif
- Вечеринка, конечно, дрянь, но ты рано уходишь, милая, - железная маска немного меняет голос Старка, но всё равно перепутать его с кем-нибудь другим трудно. Арктурус в металлических доспехах вырастает прямо перед Кашмирой.
- У нас ещё есть пять минут. Давай зайдём поздороваемся, - и подхватив Фрайзер за руку, капитолиец возвращает её в комнату. Светящие прорези железного шлема натыкаются сначала на Блеска, а затем переходят к генералу и госпоже президенту, застывшим в весьма интимной позе. И после голова блестящего костюма снова поворачивается в сторону Кашмиры, которую все ещё удерживают в крепкой хватке.
- Милая, ты же не думала, что я позволю тебе умереть? А с кем я буду выпивать? - смешок ударяется о железную маску. Вся мягкость покидает голос Старка, когда он поворачивается к собравшейся аудитории.
- Кашмира Фрайзер - не разменная монетка. Не игрушка. Не пешка. Не ваша и не капитолийская. Кашмира - человек, гражданка Панема. Если всё, что вы двое можете ей предложить, это выбрать, какую стену забрызгать своей кровью, то вы ничем не лучше Сноу, - договорив, Арктурус мягко разворачивает Кашмиру к себе спиной.
- Пожалуйста, не двигайся, - голос Старка звучит спокойно и ужасно устало. Железная перчатка выпускает предплечье Фрайзер и ложится на крохотное взрывное устройство.
- Может быть немного щекотно, - предупреждает Арктурус. Окружающий мир сужается до них двоих - него и Кашмиры, больше Арчи ничего не волнует. - Знаешь, этот костюм, конечно, задумывался без открытой спины, но думаю, тебе подойдёт, - усталая усмешка минует прорези железного шлема. Арктурус отводит в сторону ладонь, осторожно сжимающую бомбу с маленьким лоскутом белого защитного костюма.
- Бинго, - в голосе больше усталости, чем положенного торжества. - Литье, ты, конечно, умен, но я гений. Без электроники костюм Кашмиры почти бесполезен, но это не значит, что я не могу его отследить. Через несколько минут здесь будет отряд миротворцев - я передал им ложный сигнал SOS от имени генерала Армии Панема, - Арктурус вскидывает свободную от бомбы руку и стреляет. Металлический значок цепляет за защитный костюм Клерика. И спустя мгновение разряд тока заставляет генерала преклонить колено.
- На вашем месте я бы поспешил, госпожа президент, - напоследок бросает Старк. Путь до парадной двери  он преодолевает в мгновение ока. После всю мощность на репульсоры. У него в запасе ещё осталось немного времени для того, чтобы доставить миротворцам, собравшимся на площади перед Домом Правосудия посылку от президента Дистрикта 13.

+5

32

03:30:00 01.01.3014
Плохо поставленный спектакль - именно такая ассоциация упорно лезла Блеску в голову при всей их честной компании. Геройствующий Клерик, который аж помереть опять же всей компанией хочет, но лишь бы угробить Койн, при других обстоятельствах можно было бы поразмышлять о мотивах столь резко сменившимися. Кашмира, которая вдруг тоже решила играть в непонятное то ли благородство, то ли идиотизм, но факт остается фактом, Кашмира решила с бомбой на спине уйти, видимо, всех взорвать за компанию. Можно или даже нужно было кинуться к ней и чего добиться? Взорваться уже гарантировано. Что-то делать нужно. Последняя мелькнувшая мысль перед появлением Старка, который таки снял с Кашмиры бомбу. Выдохнули. Выдохнули и собрались свалить из этого вертепа.
- Кашмира, последний раз прошу: вернемся с нами в Дистрикт-13. - Да, позвал, но ответ он уже знал заранее и он будет отрицательным, как бы печально ни было. Впрочем, Фрайзер и сам решил окончательно, что возвращаться в Капитолий не будет, несмотря ни на что.

Отредактировано Gloss Fraser (Вс, 12 Июн 2016 22:04)

+3

33

03:32 01.01.3014

Пусть ситуация уже далеко ушла от её первоначальных планов, главное - что планы Клерика тоже претерпевают существенные изменения. Не успевает Альма всё же попытать счастья с организацией массового взрыва, как девчонка Фрайзер вновь появляется в гостиной в компании... Сначала Койн кажется, что она бредит на нервной почве. Затем госпожа президент узнаёт доносящийся из-под маски голос, и реальность вновь встаёт на место. Арктурус Старк. Пожалуй, единственный в Панеме человек, способный как явиться на заседание в пижаме, так и забраться внутрь цветных железных доспехов.

Очередное сравнение со Сноу заставляет Альму брезгливо поморщиться, но, не зная наверняка, с какой целью явился визитёр, она не вставляет комментариев, лишь обменивается озадаченным взглядом с притихшим Литье. Кажется, взрываться её изобретатель передумал и теперь с жадностью пожирал взглядом костюм Старка. Как под гипнозом Койн наблюдает процесс освобождения Кашмиры от бомбы, задаваясь единственным вопросом - с какой целью? Предположим, подругу Арктурус спас, хоть для кого-то по итогу эта девчонка оказалась ценна. Но что грозит лично ей? Подобные повороты Альма была бессильна предусмотреть даже в самых смелых экстренных планах. Просто потому, что ситуация оказалась бесконечно далека от логики...

Старк вскидывает свободную руку, Койн инстинктивно напрягается. Но изобретатель стреляет не в неё. Небольшого размера железка прилипает к Гектору, а в следующее мгновение хватка экс-генерала наконец ослабевает. Альма умеет пользоваться ситуацией, едва почувствовав, что Клерик не опасен - она делает несколько шагов вперёд, оказываясь между Литье и Фрайзером.

-Уходим - бросает она коротко, не останавливаясь даже на секунду, пока Старк не передумал или Гектор не очухался. Она не собирается выяснять, по какой причине Арктурус собрался продлить противостояние Капитолия и Тринадцатого, освобождая лидера повстанцев. В общем-то не интересуется тем, на чьей стороне сейчас Старк. Её единственная цель - без промедлений вернуться в свой дистрикт, назначенное миниджету время ожидания ещё не истекло. Следующее, в чем уверена Альма - больше никаких игр с Гектором. Если они встретятся ещё раз - в живых останется лишь один. Хотя она сделает всё возможное, чтобы помочь Клерику наконец успокоиться без своего непосредственного участия. О непростительной халатности Бити в процессе изучения костюма победительницы они тоже поговорят уже в Тринадцатом... Пусть даже на сей раз ошибка пошла им на пользу. Оказавшись со своими людьми на крыльце, Койн быстро сходит с него на едва заметную, ведущую к дальней калитке тропинку. Шум взлетающего миниджета ненадолго разрезает воздух над деревней победителей через пять минут.

+3

34

03:35 am

Эстер пишет:
«Прости, но меня не повесишь в шкаф,
Не поставишь в гараж и никак не внесешь в устав.
Я могу любить, но по-честному, не украв.»

Всё-таки на улицу. Взрыв на открытом пространстве принесёт меньше вреда... Даже если она не успеет уйти далеко. Дом по крайней мере не разрушится. Так опасность меньше. Кашмира разворачивается в сторону ведущего к выходу короткого коридора... А потом перед ней возникает Старк. Девушка молча смотрит на него расширенными от ужаса зрачками. Назад? Он ведёт её назад? Но как же... Всё ещё не понимая, Фрайзер пытается вырвать руку, но не так-то просто высвободиться из хватки железной перчатки, а сопротивляться более активно девушка просто боится и вынужденно идёт за Арктурусом. Сознание Кашмиры начинает плыть, от перегрузки утрачивая контакт с реальностью.

"Не монетка. Не пешка. Не лучше Сноу... У него не было плана. Не было. Я душила Арчи" появление Старка становится какой-то необходимой искрой, замыкающей контакты. В голове Фрайзер сейчас снова островная тюрьма. Гектор использовал её и оттолкнул. Как... Как сейчас. Снова. Она боялась, что первое предательство убьёт её. Ещё больше боялась снова испытать это ощущение, будучи уверенной - тогда уж наверняка... И вот. Но Кашмира жива. Чувствует, как учащенно бьётся её собственное сердце, слышит, как через вату, слова Арчи, ощущает движение его железной руки на спине. Сколько всего человек способен вынести прежде, чем сломается окончательно? Только что Фрайзер готова была умереть. И она продолжила бы свой путь с бомбой на вынос, если бы других вариантов не было. Но теперь, когда со спины исчезает тяжесть взрывного устройства, на смену покорности приходит злость. И без того не самый стабильный разум девушки качает в другую сторону, словно маятник.

-Спасибо, Арчи, я в долгу - каким-то чудом выдавливает она из себя, потому что ненависть с такой силой хватает Кашмиру за горло, что мешает сделать вдох. Она ненавидит брата, отупевшего настолько, что предпочел их воссоединению спасение женщины, желавшей убить её. Гектора, полагающего, что за его чертовы идеалы постоянно должен расплачиваться кто-то другой. Койн, с её непомерной, как и у Сноу, жаждой власти, но вместе с тем типично женскими, малодушными методами.

В глазах Фрайзер темнеет. Дрожащие ноги её больше не держат - победительница опускается на пол, игнорируя призыв брата с таким равнодушием, словно впервые видит этого широкоплечего, похожего на неё парня. Не реагирует и на проходящую мимо Альму Койн, не делая попытки как-то задержать президента, хотя знает, что для Клерика это важно... Пусть разбирается сам. С этим. Со всем. С чем угодно. Ей даже плевать, какое воздействие на него оказало оружие Арктуруса, тоже, к слову, исчезнувшего. Теперь их в доме двое. Кашмира и упавший на пол Гектор. Старк говорил ещё что-то о миротворцах... Отлично.
Звенящая пелена исчезает так же внезапно, как навалилась. Фрайзер неуверенно поднимается на четвереньки, затем - на ноги. Направляясь к распростёртому телу генерала Панема. Она очень надеется, что он уже в сознании:
-Гектор - мягко зовёт она, приближаясь. Тем же тоном, каким пару дней назад говорила "я люблю тебя". Сердце дёргает так, словно из него вырывают что-то раскаленными щипцами. Кажется, она вот-вот протянет ладонь к лицу Клерика, как в Восьмом, когда они стояли, окруженные миротворцами, и по его скуле стекала кровь.

Но вопросительное выражение синих глаз внезапно сменяется жестким взглядом профи, выслеживающей на арене жертву. Впервые жалея о том, что на ней не деревянные повстанческие берцы, Кашмира бьёт Гектора носком ботинка в лицо. Не очень сильно, после шока тело всё ещё ощущается киселём. Но достаточно ощутимо. Не прислушиваясь, хрустнуло ли что под её ботинком, и даже не взглянув вниз, чтобы оценить эффект удара, девушка разворачивается и направляется к выходу. Когда она выходит на крыльцо - перед ним как раз тормозит машина миротворцев.
-Посмотри! Это же... Мисс Фрайзер. Вы всё это время были здесь? Вы в порядке? У нас приказ вернуть Вас во Второй дистрикт - шестеро парней в белой форме высыпают из машины. Кашмира смотрит на них, но всё, что доходит до её сознания - Второй дистрикт. Они отвезут её назад, к Рэйгану:
-Да. Хорошо - она идёт к машине, когда другой миротворец, в командующем чине, окликает её:
-Но мы получили сигнал от генерала Клерика. Он был здесь?

-В доме - бросает Фрайзер коротко. Пусть парень сам обнаружит джекпот в виде одного мёртвого и одного живого генерала. У Кашмиры нет ни малейшего желания озвучивать ничего из этой истории. Мягко покачиваясь на сидении миротворческой машины, везущей её к ближайшему воздушному транспорту, победительница сжимает губы и закрывает глаза, бледная, выглядящая почти трупом. На душе, как ни странно, легче. Она ударила Гектора не за Восьмой дистрикт. И даже не за Пятый. За Первый. За то, что он счел нужным прийти к ней и признавать свою вину в предательстве, которое повторил на бис через пару дней. Кашмира прекрасно обойдётся без его потуг на внимание и неуставное отношение. Без Блеска, в своём повстанческом героизме свалившего на неё заботу об их семье. Отныне это не её война. Победительница привыкла сражаться за близких. А единственный близкий ей человек с войной не связан и ждёт её во Втором дистрикте.

+4

35

03:30 - 4:08 am


https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/1f/0c/88/1f0c88514a80ec76fbd8ce241d4b753c.gif


Прыгнул я в пустой колодец,
Чудом уцелел,
Но мне было все равно, я больше не хотел
Видеть, как вокруг меня сходят все с ума,
Да, к тому же, не дает покоя мне Красавица одна...
.
Что ей нужно от меня понять я не могу,
Вот опять ее шаги я слышу наверху,
Умоляю, не пытайся вытащить меня,
Все равно не уцеплюсь за сброшенную вниз веревку я.


part 1.


Много ли вы знаете о собственном теле? А о собственном сердце? Отбросим в сторону бесполезные романтические бредни, а поговорим о нас самих.
Когда-нибудь вы задумывались о том, насколько невероятен и уникален наш организм? Насколько уникален и самодостаточен, как удивительно организован наш внутренний мир и каждая его часть в отдельности? Автономный организм, поддерживающий тысячи процессов ежесекундно, превращающий органику в чистую энергию, регенирирующийся, лечащий сам себя.
Ещё немного важного. Действие электрического тока более 25 мА приводит к параличу мышц органов дыхания. При дальнейшем увеличении тока возникает фибрилляция сердца. Электрический ток проходя через организм человека может оказывать на него три вида воздействий, и одно из них - биологическое. Биологическое воздействие вызывает нарушение нормальной работы мышечной системы. Возникают непроизвольные судорожные сокращения мышц, опасно такое влияние для органов дыхания и кровообращения, таких как легкие и сердце: это может привести к нарушению их нормальной работы, в том числе и к абсолютному прекращению их функциональности.
Сердце в каком-то смысле вечный двигатель, устроенный по небесному чертежу и не способный к воспроизводству по лекалам человека. Гектору Клерику бы пришлось очень кстати железное сердце - такое, какое когда-то было подарено Эрику Ланнистеру - простому скотоводу из 10-го дистрикта. Сердце ведь тоже мышца, которая подчиняется общепринятым правилам: она может быть натренирована, может быть дряблой и слабой, может зайтись спазмом при воздействии тока. И не только спазмом, в действительности: у сердца свой, особый ритм. И любое вмешательство в его выверенный шаг - убийство.
     
Гектор медленно оседает на пол. Эта боль настигает почти сразу после странного чувства электричества в теле. Гектор не успевает почувствовать каждую боль в особенности, они разом сливаются в водоворот и давят на грудину. Воздух перестает поступать, Гектора обволакивает какая-то плотная бархатная ткань. Голова наливается свинцовой горячей болью, которая совершенно точно кровь. Глаза открыты, но Клерик видит лишь темноту. Он бросает сопротивление медленно, отдавая один форпост за другим. Сперва он оседает на колено, затем на бедро, а после всем корпусом рушится на пол как самая заветная мечта в юности. Кажется, он даже разбивается на мелкие кусочки.
Но Клерик не теряет сознания - и это самое страшное. Он чувствует всё, что с ним, так или иначе, происходит, слышит каждый шаг, слово, хотя и не понимает их. Он сконцентрирован только на своей всепоглощающей боли. Пальцы мелко дрожат. Клерику кажется, будто через его грудь насквозь прошла огромного в диаметре полая труба, отделив сердце от плоти. Но голова Гектора ещё борется за его жизнь. Как всегда боролась, как будет бороться до того, пока не перестанет поступать к ней кислород и клетки не начнут отмирать.
Гектор переворачивается на спину и исповедует лишь одну отчаянную мысль. Адреналин.
Этот костюм был сделан не в Старк Индастриз. Этот костюм выполнили под руководством Гектора. И в нём не было много видов оружия - это было самое интересное - но в нём было всё, что должно было выжать из Гектора последние соки.
Неизвестно, откуда Клерик знал. Неизвестно, почему подумал об этом. Как расценил вероятность повторного сердечного приступа? Неужели ждал его? И если ждал, то к чему ещё подготовил свой костюм?
Тонкая и длинная иголка на несколько мгновений впивается в сердце. Это непростая и крайне сложная задача, потому Гектор доверил её инженерам. Иголка должна была войти строго в определенную часть сердца, в определенный клапан, и впрыснуть адреналин. Гектор неприятно выгнулся и сдавил челюсти, когда игла вошла в грудь, пробив клетку. Он не мог дышать, но сжимал кулаки, цепляясь за жизнь до крови. "А помирать нам рановато - есть у нас ещё дома дела..." пусть дома у него не было по словам Альмы Койн.
Сосуды резко сужаются, увеличивая давление в жилах мужчины. Кровь, горячая кровь Гектора Клерика ударяет в сердце с усиленным током. Зрачки расширяются, лицо становится бледным и будто предсмертным. Клерик усилием воли сдвигает в пас рукава часть рукояти пистолета, сжатого в ладони спазмом мышц и сухожилий. Несколько секунд, щелчок - и удар дефибриллятора в сердце.
Клерик вновь выгибается от пола, хватая воздух ртом так, точно впервые родился на свет. Звук булькающий, кашель и хрип вырываются прежде, меж губ раскрытого рта стекает алая струйка крови. Грудь давит, но гул сердца разносится уверенным стуком по всему телу, и Гектор снова жив. Разве что инъекция адреналина слишком большевата - она рассчитывалась на более серьезную проблему - на остановку сердца - а это была всего лишь дефибрилляция... Всего лишь.
Слабость разливается по телу мужчины как масло. И Гектору кажется, будто он единолично прорыл Панамский канал. Но способность снова делать вдохи и выдохи пьянит, кажется даром с небес. Он закрывает глаза и просто дышит. Минутку... только минутку я должен отдохнуть. Осознать то, как близко была смерть и как мне вновь удалось её обмануть. И как только что прошла не целая вечность, а та самая минута.


part 2.


Тяни, ты все равно меня не вытянешь,
Тяни, я все равно останусь
Для тебя в тени...
Ничем не сможешь ты мне, милая, помочь,
С тобой я обречен,
Мечтаешь о любви,
А я-то тут причем?


В голове Гектора размоченный хлеб. А хлебом достаточно тяжело думать. Он поворачивается на бок - медленно - позволяя изо рта вытекать крови. Вдохи хриплые, но вдохи. Догонять Альму поздно, а Клерик так и ни разу в жизни не брал отпуска - может, сейчас самое время?
Около него происходит какое-то движение и в какой-то момент он видит у своего лица два совершенно точно ботинка. Волосы, слишком длинные теперь, спадают на лоб и лезут в глаза, мешая смотреть. Гектор чуть отгибается назад, на спину, чтобы увидеть лицо - это Кашмира. Возвышается над ним в полный человеческий рост. Он смотрит на неё выжидательно, чувствуя, как продолжает течь изо рта кровь. А потом он лишь зажмуривается, когда понимает, что в лицо летит подошва. Кожа надрывается аккурат по центру переносицы, где-то внутри себя Гектор слышит хруст сухожилия, но это так... незначительно? Нос, признаться, он никогда не ломал. Пусть сейчас это также был не перелом, а все лишь смещение - не важно. Струйка крови теперь заполняет ещё и носоглотку,  мешая дышать. Гектор падает на грудь, упираясь ладонью в пол, и сплевывает на деревянный пол черную жидкость. В темноте дома это точь-в-точь нефть.
Наконец-то это произошло. Гектор улыбнулся, если бы мог. Теперь он чувствовал себя на своём месте - когда он никому ничего не должен. Когда глупые сантименты больше не заставляют его чувствовать свою вину. Что-то черное и злорадное прорастает в его сердце. Но вместе с тем несет странное чувство свободы. Теперь он не чувствовал ничего позади себя, никто не смотрел ему выжидательно в спину. Любовь... Никто не умел любить Гектора Клерика. Никто не имел понятия о том, что любовь к этому мужчине в природе не существует. И только абсолютный, трижды сошедший с ума психопат мог позволить себе придумать её заново.
Гектор ничего не чувствует. Ему не стыдно, ему не обидно, ему не жалко. Всё, что требовала его совесть - он сделал ещё много месяцев назад. Я же говорил, - думал Гектор Клерик, Я же говорил.
Да, Кашмира бы умерла от взрыва. Гектор бы позволил этому быть абсолютно точно. И не дрогнул бы, когда анигиляция произошла. Потому что это шахматная партия, в которой слишком высоки ставки. И если ты вздумал ввязаться - будь готов однажды быть сбитым с доски. Гектор был готов всегда и ожидал этого от тех, чьи фигуры стояли рядом с ним.
Ярость на Старка спешно утонула в собственной боли. Он был взбешен, но лишь несколько секунд, пока сердце не приказало долго жить. Старк всегда играл только по своим правилам, и никогда не был на стороне Клерика. Пусть Гектор был обязан изобретателю жизнью, но ненавидел его в достаточной степени, чтобы в пылу ярости не чувствовать себя должным перед ним.
Эти двое, Старк и Фрайзер, мешали Гектору быть орудием в руках войны. И их альянс, наконец, сработал так, как Клерику было нужно: они встали против. Клерик ликовал, хотя чувство рационализма подсказывало, что всё не может быть так просто. Но он был один и ни за кого не должен был беспокоиться по правилам хорошего тона. Аминь.
На крыльце послышались тяжелые шаги ботинок. Дверь распахнулась.
- Стоять на месте, - голос был похож на лязг железа. После этого комнату снова оросил низкий скребущий кашель. Кровь продолжала течь. Будто не думала останавливаться.
Миротворцы столпились у входа, почти натыкаясь друг на друга. Клерик упер обе ладони в пол и сделал жим, поднимая своё тело. Оно, казалось, весило целую тонну.
Наконец, он поднялся на ноги под внимательными взглядами. Блеск был прав - дешевая постановка.
- Доложить обстановку.


part 3.


Паутиной я окутан с ног до головы,
На камнях белеют несъедобные грибы,
Наверху она стоит, не хочет уходить,
Непонятно ей, что невозможно меня переубедить...


Он раздал приказы и отправил миротворцев их выполнять. Для себя он попросил пригнать машину с водителем через полчаса. Война продолжалась и у Гектора не было права заниматься собой в окружении скачущих зайчиком белых рыцарей.
Когда хлопнули двери снаружи и завелись моторы, Клерик вздохнул и разорвал зубами упаковку с обезболивающим. Ещё немного нужно протянуть. Приборы должны работать на полную мощность любой ценой. Игла вошла спокойно.
Наушник не работал и Гектор с недовольством вырвал его из уха и бросил на пол, тут же раздавив тяжелым ботинком. Сноу посадит его в тюрьму. Может быть расстреляет. Может быть повесит. Но скорее всего отравит. Тем не менее ему должно сказать, что Койн была здесь и что он упустил её.
Клерик смотрел на брошенного Генерала Гровера. На полу с исковерканным болью лицом. Лужа крови вокруг него была обширная, но Гектор никогда не боялся крови. Уже худо-бедно держащийся на ногах, Клерик подошёл ближе и опустился на колени рядом с убитым, а после ребром ладони закрыл Боггсу глаза.
Солдат Гровер был младше Гектора на несколько лет, поэтому Клерик замечал успехи Боггса на военном поприще. Они никогда не были друзьями, но и врагом Гектор Боггса не считал. Скорее преданным среднестатистическим солдатом - как раз таким, на котором стоит армия.
У Гровера не было семьи, он был также, как и Клерик одинок. Только не так старателен, на вкус Гектора, не так фанатичен, будто собирался жить и после того, как кончится война.
Гектор снял цепочку с жетоном имени Гровера. Серебряная плоскость была почти полностью залита кровью, ровно также, как цепочка. Медальон лег в ладонь Гектора, Гектор с чувством его сдавил, а после вытащил точно такой же из внутреннего кармана своего костюма и надел на покойника. На нём значилось простое имя и должность: "Гектор Клерик, Генерал Армии Дистрикта 13".
Лопата ждала снаружи. Клерик выбрал место почти в центре площадки между двух домов и вонзил в промёрзлую землю лезвие. Ярость вдруг вернулась к нему с утроенной силой, точно бы адреналин снова с иглой был впрыснут в сердце. Было больно, ужасно больно. Сердце ещё не вошло в нормальный режим, нос саднил, изо рта всё ещё лилась струйкой кровь, капая на белый снег. Но он раз за разом вонзал и вонзал лопату в землю. Раз за разом, будто вовсе не знал боли и усталости.
     
Жетон и расписанный нож-талисман с камнем хранили покой Боггса Гровера на дне могилы в пятом дистрикте. Однако рация покойного Генерала, старая знакомая Гектора, снова вернулась к хозяину. Идя медленно прочь от деревни победителей, сжимая в руках свои пистолеты и водружая на место маску, Клерик добрался до машины, что только что подъехала к воротам. Генерал сел на пассажирское сидение. Его костюм был сплошь перепачкан кровью - его и Гровера. Кашель не унимался.
- Старый город. - Коротко сказал Клерик водителю и машина рванулась с места.


Король и Шут (Княzz) - Тяни.

+3


Вы здесь » THG: ALTERA » Bellum » Деревня победителей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC