Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Bellum » Дом правосудия и площадь


Дом правосудия и площадь

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

http://s7.uploads.ru/BN9DZ.png

- Дистрикт 5. Дом правосудия и площадь -distr. 5 hall of justice


http://funkyimg.com/i/2c4aP.png


[float=left]http://s4.uploads.ru/t/wkjpx.png
*карта кликабельна*
[/float]Дом правосудия - серое одноэтажное здание городской администрации, расположенное на центральной площади дистрикта. Во всех дистриктах дома правосудия выглядят одинаково. В здании два входа - центральный, обращенный к площади, и черный, расположенный с обратной стороны, куда менее приметный. В отдельном крыле здания проживают мэр с семьёй. В мирное время перед домом правосудия круглосуточно дежурят миротворцы. Четверо в ночное время, двое - в дневное. Сам дом дополнительно не укреплен, но повстанцы переоборудовали его так, чтобы из окон при нахождении внутри можно было вести огонь. Арсенал, представляющий собой пристройку к дому Правосудия, так же охраняется повстанцами круглосуточно.


Что здесь есть:
1. Большой холл для проведения официальных церемоний.
2. Местный "зал славы", рассказывающий о трудовых достижениях дистрикта и победителях.
3. За залом славы - маленькая комнатка для отдыха миротворцев.
4. Кабинет мэра. Именно в кабинете мэра находится замаскированная дверь черного хода.
5. Проход с жилой территории к арсеналу.
6. В дальнем крыле здания - четыре жилых комнаты и кухня, здесь живут действующий мэр дистрикта и его семья. В двух из четырех комнат сейчас - небольшой склад ресурсов. Консервы, мыло, свечи, бинты и простейшие медикаменты.
7. Площадь перед зданием. Здесь может сесть планолет.
8. Пункт телефонной связи с другими дистриктами.
Расстояние с учетом местности:
1. До Арсенала   - 1 минута на авто, 5 минут пешком;
2. До ГЭС и ЭС II и I - 1,5 часа на авто, 4 часа пешком;
3. До Деревни победителей - 8 минут на авто, 20 минут пешком;
4. До жилых кварталов - 3 минуты на авто, 10 минут пешком;
5. До Старого города - 30 минут, 2 часа пешком;
6. До Госпиталя - 28 минут на авто, 2 часа пешком;


Система игры - локационная.
Очередь свободная


http://s7.uploads.ru/qwVmO.png

0

2

[AVA]http://savepic.ru/9845829.jpg[/AVA][NIC]Lt. Jackson[/NIC]Время: 00:00 01.01.3014

Планолет с отрядом за номером четыреста пятьдесят один на борту приземлился в пятом дистрикте вечером на площади перед домом Правосудия. Задача команды была проста - отснять нужный материал под руководством Крессиды Каннингем. Часть работы была сделана вечером, остальное оставили на утро. Лейтенант Джексон не могла взять в толк, почему ехать в пятый нужно было именно вечером, а не утром, когда можно было бы управиться за несколько часов и вернуться. Но она не привыкла обсуждать приказы.
В дистрикте было опасно. Повстанцы удерживали его, но от Капитолия можно было ожидать чего угодно. Повстанцы уничтожили все видеокамеры, которые смогли найти. Но и у стен есть уши и Джексон не исключала возможности, что Сноу может быть доложено, что на территории пятого находится Сойка-пересмешница. А в ее работу входило - доставить всех назад целыми и невредимыми.
- Бойцы, - обратилась Джексон к уставшим от работы солдатам. - Размещаемся на ночлег. Мелларк и Одэйр, - ночуете в комнате напротив, - она указала рукой на дверь. - Одэйр, отвечаешь за него, - добавила она, памятуя о нестабильности одного из членов отряда. - Все остальные спят в комнате справа. Дежурство никто не отменял. Хоторн, дежуришь первым, разбудишь меня через два часа. Всем все ясно? - безапелляционным тоном поинтересовалась лейтенант.

+3

3

предыстория

Она вызвала её к себе после обеда 31 декабря. «…Вылет через несколько часов. Из съёмочной группы летишь одна», — Койн предельно кратка и непреклонна, попытки разъяснить ей что-то оборачиваются полнейшим крахом уже спустя какие-то жалкие несколько секунд. Крессида, поджав губы, произносит несколько уставных слов и, едва сдержавшись от того, чтобы в конце не добавить «Ваше Величество», выходит из кабинета.

Выкроив несколько минут по пути к оружейнику, у которого должна была получить экипировку для вылета, она заходит в медицинский отсек к раненному несколько дней назад Кастору. Он до сих пор без сознания, но сейчас это, наверное, к лучшему, — узнай он о распоряжении Койн, он бы сделал всё, чтобы не отпустить её «в поле» одну. Этот парень, будучи старше неё на несколько лет, оберегал её с самого первого дня их знакомства, проявляя при этом не дюжинное терпение и мудрость, необходимую, чтобы прощать ей все её выходки и с отеческой улыбкой во взгляде смиренно принимать все её — иногда и не совсем верные — решения.  Даже не имея возможности поговорить с ним, ей было достаточно устроиться на краешке его кровати и коснуться пальцами огромной татуированной руки, сейчас безвольно лежащей на больничном сером покрывале из грубой шерсти, чтобы почувствовать себя под защитой и хоть немного успокоиться перед вылетом.

По пути в Ангары её догоняет взмыленный Мессала:
—Куда собралась?! — хрипит он на выдохе, что свидетельствует только о том, что ему пришлось пробежать пол-дистрикта, чтобы застать её до того, как группа вылетит в Пятый. — Мы с Поллуксом только узнали. Почему тебя отправляют одну и какие к чёрту съёмки в такое время?!
— Подержи, — Крессида мотает головой, взваливая на руки своего помощника портативную профессиональную камеру и ещё несколько мелких блоков-приборов, ещё не установленных на неё так, как положено. — Приказ Койн, — многозначительно изгибает брови режиссёр, поправляя на себе ремни экипировки.
—Ночью? В метель?! Без необходимого освещения и, — он возмущённо потряхивает камерой и блоками электроники, — с этим? — Мессала — известный максималист, а потому немного забывается, в порыве праведного гнева переходя на повышенные тона, и, тем самым, обращая на себя ненужное внимание посторонних людей. — Она вообще понимает, что это… — произносит он уже более тихо, но Крессида обрывает его на полуслове:
— Не начинай! Если хочешь, пойди и скажи всё это ей, а я посмотрю, как она тебя выслушает.
«Заканчивайте!» — громогласно приказывает лейтенант Джексон, которой явно надоел этот «кинематографический междусобойчик». Крессида забирает из рук Мессалы камеру, на которую он, пусть и возмущаясь, но успел нацепить всё, что было нужно, и, на какое-то мгновение, опуская руку на его плечо, крепко сжимает его, заглядывая парню в глаза:
— Пожалуйста, будь умней — мы не дома, здесь не стоит делать глупостей, — он кивает в ответ. — Побудьте рядом с Кастором. Ему сейчас нужно поправиться. Хорошо?
— Да, Сид.

Уже в планолёте Крессида всё ещё думала о том, что, по сути, Мессала был прав — отправляться на съёмки почти в ночь (а темнело зимой рано, так что ночь началась ещё задолго до того, как группа покинула Тринадцатый) было абсолютнейшей глупостью. Более того, на улице мело так, что и без камеры ни черта не будет видно, а, как выяснится уже на месте, глаза и лицо придётся прятать в вороте экипировки, поскольку снег превращался в мелкий лёд и, при силе встречного ветра, резал кожу почти как лезвием.
Судя по глазам и выражению лиц остальных членов группы — включая Джексон, — логики в распоряжении Президента Койн они тоже видели мало, если видели её вообще. Но приказы не обсуждались и, кроме того, в голову Крессиды Каннингем закрадывалась мысль о том, что Койн — при всех её недостатках — женщина далеко не глупая, а, значит, её решение было осмысленным и, вполне вероятно, истинная роль ребят из отряда четыреста пятьдесят один заключалась далеко не в съёмке промо-ролика. Ну… или, по крайне мере, не только в нём.
Крессида постаралась не думать об этом, как обычно, предпочитая действовать и решать проблемы по мере их поступления, а не сидеть сейчас, гадая о том, что их ждёт, попутно накручивая себя. Нервы нужно было беречь. Их и без того ждала не самая лёгкая задача.

Съёмки действительно оказались не простыми. К счастью, пока они заканчивали приготовления, небо немного прояснилось, и отснять материал удалось в условиях более-менее нормальной видимости. Но всё равно было холодно. Время от времени из-за сильного мороза приходилось проделывать некоторые манипуляции с камерой, которая и без того была не совсем исправна. Крессида зареклась, что найдёт время, чтобы сходить к Старку за советом, но всё никак его не находила — режим Тринадцатого её добивал.

11.45pm 31.12.3013 — 12.35am 01.01.3014

«Размещаемся на ночлег», — приказала Джексон уже заметно подуставшим, но всё таким же жёстким тоном. И, право же, как они ждали этих слов! Замёрзшие, голодные, как собаки, но единогласно отдавшие бы предпочтение не еде, а хотя бы нескольким минутам сна или просто возможности отдохнуть. Всё тело — особенно лицо — зудело после мороза; оказавшись в тепле, все почувствовали, как усталость навалилась с удвоенной силой, ноги, весь вечер месившие сугробы, ощутимо ныли… Но, выдавив из себя «так точно» в ответ на слова лейтенанта и устроившись в дальнем углу комнаты, Крессида поняла, что сон не идёт. Ощущение какой-то тревоги постепенно нарастало беззвучной пульсацией в ушах. «Глупая девочка, — вспомнила капитолийка недавние слова Кастора, — от судьбы не уйдёшь». Ей казалось, что это страх. Он был, наверное, вполне естественен, но Крессида мысленно пристыдила себя за это чувство. Стоило только дать мыслям волю, как они начинали медленно подбираться к самому сердцу, поэтому она никогда не позволяла себе думать о том, что может произойти на очередных съёмках — просто брала и делала то, что было в её силах в тот самый момент. Сейчас же она могла только тихо подняться и перебраться поближе к оставшемуся на дежурстве Гейлу.

Отредактировано Cressida Cunningham (Вт, 7 Июн 2016 13:36)

+6

4

Накануне, тридцатого декабря, Койн позвала меня к себе. Не то чтобы я удивилась такому жесту, пусть и нечасто мое присутствие было необходимо на разного рода собраниях, но то была, как оказалось, "личная встреча". Я в присутствии Койн себя и без того неуютно чувствовала, кажется, наша антипатия друг к другу была взаимной, хоть каждый и не выражает ее настолько явно. 
Койн сказала, что я должна отправиться в пятый дистрикт вместе с 451-ым отрядом. Символ революции, лицо восстания. Впрочем, ничего нового. Дистрикт заняли повстанцы, но положение шаткое, а ресурсы там очень важные. Энергия, которая питает весь Панем и Капитолий в частности. Люди достигли успеха, но они уже просто устали от всего, что происходит вокруг. Многие не верят в свой успех. Им кажется, что все это ненадолго, и вот-вот нагрянут миротворцы и перебьют каждого. А может на их дистрикт сбросят бомбу также, как и на двенадцатый. Я понимаю их чувства страха и бессилия, когда ищешь хоть что-нибудь, ради чего ты снова встанешь и пойдешь вперед. Они должны знать, что Сойка все еще с ними? Они узнают. Я ведь и правда готова сражаться, лишь бы добраться до Капитолия. Добраться до Сноу.

По дороге в пятый мы говорили о промороликах. Все знают, что я не могу действовать по сценарию. Плохая из меня актриса. Да и речи, заготовленные заранее, не принесут никакой пользы. Но нужно иметь при себе хоть какой-то план, чтобы сделать все быстро, иначе мы только зря время потеряем. В пятом нужно быть начеку, Сноу просто так не отдаст такой важный объект.
Гейл предложил посетить жилой квартал, может даже найти родителей Лисы. Не уверена, что этот жест поможет. Во время Тура мы с Питом много "лестного" о себе услышали из криков толпы почти в каждом дистрикте, так что кто знает. В конце концов, мы с Питом, пусть и косвенно, но причастны к смерти Лисы. Но посетить жилой квартал все же надо, да и Крессида поддержала эту идею. А она профессионал. Я ей верю.
Еще Гейл предложил показать местную электростанцию. Сказать о том, что она больше не принадлежит Капитолию. Она принадлежит людям, которые убивали свою жизнь, работая во благо столичных жителей и президента. Но до нее 4 часа пешком, а мы сильно ограничены в наших средствах для перемещения. К слову, у нас их совсем нет. Поэтому эту идею решили отложить на утро. 
Взамен нее Крессида предложила посетить госпиталь. Хотя нет, я бы сказала, что она настаивала. Мне нравится то, с какой отдачей Крессида подходит к этому делу. Я рада, что она с нами, без нее все эти съемки были бы большим страданием. Что уж говорить про Гейла, который вообще сниматься не любит. Я вот тоже, но по-другому никак. Давно уже это поняла.

Прибытие в дистрикт - ~17:00:00 31.12.3013


Как и ожидалось, вечер выдался тяжелым и насыщенным. Мы дошли пешком до госпиталя. Картина не лучше, чем была в восьмом. Мне по-прежнему немного неловко от той реакции, которую я вызываю у людей. Я до сих пор не до конца понимаю, как вообще стала их "символом". Но, надеюсь, у меня получилось вселить в них надежду, что этот успех не последний, и впереди нас ждут победы. Главное верить во все это и самой. Говорят, когда тебе нечего терять, ты не задумываясь можешь идти напролом, ведь тебе тогда уже просто все равно. Мне все еще есть что терять, значит, есть что защищать. Это важнее. Я хотела, чтобы эти люди поняли, что мы боремся за лучший мир, где нет места жестокости и насилию, где не нужно посылать детей на убой, и не нужно тратить свою жизнь, чтобы столица ликовала. Я хотела, чтобы они знали, что и я готова положить за все это жизнь, лишь бы все было не напрасно. Но ведь не узнаешь, пока не попробуешь, верно? В конце концов ответом жителей пятого дистрикта были одобрительные возгласы, улыбки, теплые слова. Надеюсь это признак того, что у меня получилось сказать то, что они хотели услышать, и что им было необходимо.
На обратном пути от госпиталя мы посетили и жилые кварталы. У меня не было возможности и времени зайти в каждый дом, но люди все равно, завидев нас, выходили на улицу. Вот она я, Китнисс Эвердин. Та, что бросила вызов Капитолию, сама того не подозревая. Я запустила весь этот механизм революции, и доведу его до конца, пока хоть что-то будет от меня зависеть. 
Но, как и ожидалось, родители Лисы остались в стороне, хоть и не сказали мне ничего. Я их понимаю. Глупо было бы их вообще за что-то винить. Но ведь они все равно были вместе со всеми. Уже хороший знак. Наверное.

00:00 01.01.3014


Мы вернулись к планолету, что стоял перед Домом Правосудия, в полночь. Вымотанные и с чувством того, что у нас не так много времени на отдых. Утром нас ждет продолжение съемок. До электростанции пешком идти 4 часа. День обещал быть интересным.
Обычно я всегда рвалась на дежурство, укладывая других спать, но сегодня была не против поспать хотя бы пару часов, пока дежурит Гейл.
- Так точно, лейтенант Джексон, - я подала голос и направилась на отведенное мне место. Лишь на мгновение обернулась, бросив взгляд на Пита, которого снова оставили под присмотром Финника. Нужно не отвлекаться на посторонние мысли. Покачала головой, в ответ на них, и просто устроилась на своем месте, закрыла глаза и мгновенно провалилась в сон.

00:35 01.01.3014


Очнулась я от нарастающего и непонятного чувства беспокойства. Подскочила, сев и оглядываясь вокруг. Гейл и Крессида дежурили вдвоем, кажется. Сколько времени прошло? Сложно определить. Видно, не более двух часов, если дежурные еще не сменились. Я снова легла, но теперь уже сон не шел, хотя усталость слишком явно ощущалась. Наверное, нужно было отвлечься, поговорить, но я не знала с кем.

Отредактировано Katniss Everdeen (Вс, 29 Май 2016 13:22)

+7

5

00:00 01.01.3014

Каждый раз отправляясь за пределы тринадцатого, даже в те дистрикты, в которых сохранялось временное затишье, я думал о том, что будет, если вдруг что-то случится и я не вернусь. Я говорил себе, что буду осторожным, внимательным, что я сделаю все ради своей безопасности, что будет в моих силах, но все равно каждый раз на всякий случай пытался запомнить в деталях лица родных мне людей. Но в этот раз мы вылетали вечером. И, наскоро простившись с матерью, я постарался покинуть комнату до тех пор, пока не вернутся младшие. Пози всегда плохо переносила мой отъезд, да и братьям незачем была эта раз за разом повторяющаяся сцена, в которой я неизменно говорил им: «не будьте придурками, а то получите подзатыльники», а они мне отвечали: «сам не будь придурком». Да и какой во всем этом был смысл, если я вернусь на следующий день? Но в тот момент, когда планолет покидал ангар, а я бросил быстрый взгляд на затворяющиеся подземные ворота, я почувствовал сожаление о том, что в этот раз не сделал все как обычно.
К счастью на это раз за промо отвечала Каннингем, а не Варис, от самодовольства которой хотелось выпрыгнуть из планолета даже без парашюта. Крессида, хоть и была капитолийкой, уважала других и считалась с их мнением. Она никогда не кичилась тем, что она старше нас на десяток лет, не измеряла ум годами, и не строила из себя умудренную опытом женщину сопровождающую выводок детей. Она просто доказывала наличие большего жизненного опыта своими поступками. Она не ставила себя выше других, и ни перед кем не заискивала, а общалась со всеми на равных. Да, поначалу я относился к ней с предубеждением, как и к другим капитолийцам, но после двух-трех вылазок, я понял, - она не пустая зомбированная кукла, какими виделись мне все жители Капитолия, прячущие отсутствие мозгов за цветными париками.
Поскольку в планолете сразу сложилась дружеская атмосфера, сестры Лиг прикалывались, Крессида отпускала остроумные замечания, а Китнисс охотно поддержала обсуждение предстоящей работы, я постарался на время забыть о наших с ней разногласиях. В последнее время, после того что произошло не так давно между нами в двенадцатом, я немного отстранился от нее, откатив наше общение до прохладно-сотруднического. Но сейчас было не время дуться и изображать из себя обиженного, так что я охотно включился в дискуссию и предложил несколько вариантов, которые одобрила и Крессида.
Пятый встретил нас колючим промозглым ветром со снегом, так что очень скоро все мы замерзли, но Китнисс держалась очень хорошо, учтиво общаясь с местными жителями, произнося слова, способные тронуть за душу даже самых черствых сухарей. Так что я был безумно рад, когда Крессида объявила, что на сегодня все и у нас достаточно материала. Впрочем, не я один, и даже лейтенант Джексон, все это время хмуро буравившая окрестности, услышав отмашку от Каннингем о том, что можно сворачиваться, мгновенно отправила нас всех на ночлег в дом правосудия, где для нас уже были организованы спальные места.
Получив указание дежурить первым, я молча наблюдал, как все расходились по комнатам. От меня не укрылось то, каким взглядом Китнисс проводила Пита, скрывшегося в отдельной комнате с Финником. И в очередной раз подумал о том, каким же я глупцом был, когда позволил себе на что-то надеяться.
Достав термос с горячим чаем, я налил себе одну кружку, и, обхватив ее обеими руками, принялся греть замерзшие пальцы. За окном поднималась метель, я пытался вглядеться в окрестности, но площадь была пуста и бела, как чистый холст. А завывание ветра перекрывалось разве что скрипом мебели и шелестом одеял укладывающихся на ночлег усталых «бойцов». За спиной послышались чьи-то шаги. Обернувшись, я увидел Крессиду. Не говоря ни слова, я передал ей дымящуюся кружку чая. Я все равно еще не сделал ни глотка.
- Так непривычно, - прошептал я, указывая на вид из окна, - у нас в двенадцатом снег никогда не был белым. Моя сестренка даже думала, что серо-черный – это естественный цвет снега, пока ей не объяснили, что это не так, - усмехнулся я, а затем добавил: - почему не спишь? – раз уж девушка не легла спать после такого тяжелого дня, вероятно на то была причина. Но если она не захочет говорить, то может этого не делать, так что я не считал, что буду бестактным, если спрошу.

Отредактировано Gale Hawthorne (Вт, 14 Июн 2016 22:39)

+7

6

00:00 01.01.3014

Когда нам с сестрой сообщил о вылете, то единственное что пришло мне в голову, это: -Просто съемки? Ха, ничего просто быть попросту не может. Но я солдат, и мне не пристало обсуждать и критиковать приказы. Послать Сойку в пятый дистрикт, где в любой момент её могут убить? Да запросто, а наша миссия не допустить этого. Классно, ничего не скажешь.
Я нервничала во время полета, да, именно нервничала, предчувствие чего-то неприятного не отпускало меня ни на секунду. Не смотря на это, я всё также шутила и смеялась, даже пару раз подшутила над серьёзным Гейлом, хотя в тот момент всё же завидовала ему. Но остальные поддерживали эту шуточную атмосферу, а значит и я не зря старалась. Правда иной раз наступал момент, когда я начинала задумываться над тем, а что было бы если… Но этого если никогда не было, не было выбора, не было… Мир во всём мире? Да, это именно то, что хотелось мне. Кем бы могли стать мы с сестрой? Какая жизнь была бы? Я понимала, что это неправильно, надо радоваться хотя бы тому, что есть, но это трудно, а иной раз даже невозможно. Но вопреки всем своим мыслям, я шутила, ведь наверняка не я одна задумывалась обо всём этом, так зачем портить настроение своей постной миной?
Лично я это понимал, но почему не понимал погода? Она была такая же колючая, как и мои мысли, вроде под настроение, но сбивает, этого нельзя было допустить. Хотя снег я люблю. Когда он покрывает землю, то кажется, что нет зла  в этом мире, грязи и ужасов, всё белое, искрящееся и невероятно спокойное. Кстати, холод я  тоже не люблю, но куда деваться, Китнисс приходится ещё хуже.
Слушая её, я признавала, что она наверное лучший символ революции, она всегда находит что сказать,  а главное как, чтобы это зацепило за душу. Да послушав её, даже мне хотелось ринуться в бой и победить этих капитолийцев, во чтобы то ни стало.
Когда мы все уже окончательно замерзли и продрогли, съемки были окончены и нас таки отправили в здание. Там не было ветра, холода, и хотя бы от этого, моё настроение стало возвращаться на отметку - жить можно. После сна я думаю, оно станет где-то - жить можно вполне, а вот после возвращения в 13, да в полном составе, я смогу сказать что это - жизнь прекрасна и никак иначе. Ну а сейчас нам было приказано идти спать, а приказов нужно слушаться.
- Бодрого бдения, - пожелала я Гейлу, который должен был сторожить наш сон и прошмыгнула в комнату, а там устроив своё спальное место смолчать тоже не смогла.
- Всем хорошо выспаться, - улыбаясь, произнесла я. Атмосфера, конечно, не сильно располагала ко всяким пожеланиям, но лично у меня сложилась привычка, пожелать сестре спокойной ночи, не могла же я прошептать это ей на ушко, чтобы никто не слышал, поэтому я просто немного изменила фразу и искреннее понадеялась, что ночь всё же будет спокойной.[AVA]http://s1.uploads.ru/wos4Y.png[/AVA]

Отредактировано Melanie Leeg (Вс, 29 Май 2016 19:16)

+2

7

30.12.3013
По сравнению с боевыми заданиями, поручения, которые выполнял отряд 451, были ещё цветочками. Несмотря на это, Финник старался сделать всё возможное, чтобы не акцентировать внимание на своём отъезде. Возможно, что и на этот раз повезёт, если всё время Энни проведёт в иллюзорной вселенной,  где все, кто мертвы, просто вышли в другую комнату и скоро вернутся. Все они, - от Леона до Мэгз, - призраками оставались в её сознании. Однажды Финник стал свидетелем того, как Энни разговаривает в его отсутствие с ним же. С одной стороны было обидно, что его, живого человека, может заменить несуществующая проекция. С другой Одэйр понимал, что девушке, и без того пережившей множество потерь, будет, за что уцепиться, чтобы не сорваться в пропасть, если с ним  случится нечто непредвиденное.
Поездка в Пятый вполне подходила под это описание. Одэйр очень сомневался, что жители примут его с распростёртыми объятиями. Их избраннику пришла на арене Квартальной Бойни плохая идея бросить только что добытое у Рога копьё в Китнисс. Осуществить замысел ему помешал трезубец Финника. Не прошло и минуты с начала Игр, как по Джеймсу Логану прогремела пушка. Его земляки могли забыть, как Одэйр убил одного из них в 65-ом, но даже если им каждый день устраивали короткое замыкание извилин, вряд ли из их памяти выпал эпизод, произошедший не больше полугода назад.
В детстве Финник наивно путал обитателей Третьего и Пятого Дистриктов, потому что и те, и другие имели дело с электроникой. Знакомство с Бити и Вайрис помогло ощутить разницу: одни были настоящими изобретателями, другие - обыкновенным обслуживающим персоналом, знающим какого цвета кнопочку где нажать. Если для первых развитие интеллекта было необходимостью, другим качать мозги было без надобности. Этим, кстати, можно было объяснить смерть Лисы на 74-ых Играх: девчонка уйму времени провела в секции, посвящённой вредным и полезным растениям, а померла, отравившись морником.
~17:00:00 31.12.3013
Но никакие доводы не могли переубедить Койн, обладавшей упорством ледокола.  Погодка  заставляла вспомнить об этих бронированных судах, способных бороздить море, когда бушует стихия. Но одно дело сидеть в уютной каюте и совсем другое нырять в сугробы по колено, изображая моржа. Финник постоянно тёр глаза, так как из-за снега появлялось ощущение, будто их засыпали песком, и грешным делом подумывал о таблетках Пенни. Солдаты передвигались на автопилоте.
- В следующий раз нужно убедить Альму найти нам двойников, - шепнул Одэйр Китнисс, - Команда Цинны легко загримирует примерно похожих, - Сойка была измучена больше всех. На каждом корабле есть носовая фигура. Обычно её изображают в виде русалки или крылатой богини. Она принимает на себя основной удар волны и вдохновляет мореплавателей. Легко ли выполнять такую же миссию женщине из плоти и крови? В госпитале пациенты смотрели на неё, как на супергероиню из комиксов, способную перепрыгнуть с крыши тренировочного центра на шпиль дворца президента и пронзить одной стрелой дюжину врагов. Если у них и было нечто фантастическое, так только экипировка, разработанная Бити и Старком. На самом деле, приходилось довольствоваться силами и способностями смертных.  Но как бы ни было тяжело, Одэйр не забывал, что лучше голодать и мёрзнуть свободным, чем натянуто улыбаться и лебезить в комфортной клетке.
00:00 01.01.3014
- Если перед нами стояла задача снять зомби-апокалипсис, то мы с ней блестяще справились, - попытался Одэйр приободрить Крессиду, которая не скрывала своего недовольства. Шутка утонула, как якорь в тёмной воде, не вызвав ни единого круга. Сёстры Лиг тоже пытались безуспешно разрядить обстановку. Командным тоном лейтенант напоминала Джоанну. Мейсон, возможно, бегает где-то здесь и вполне вероятно, что даже не узнает Финника или захочет его убить, как Мелларк хотел задушить Китнисс. "Интересно, чем руководствовалась Джексон, оставляя Пита на меня? Моим богатым опытом общения с "тронутой"?" - раздражённо подумал Одэйр. Объяснять, что душевное расстройство Энни в первую очередь отличается отсутствием агрессии, было тщетно. Одэйр понимал, что теперь, если пекарь придушит кого-то во сне, то под трибунал отправят Финника. А это означает, что самому Финнику вообще для верности спать не придется. К счастью, за долгое время Одэйр научился смиряться с тем, что не мог изменить.
- С Новым Годом! - поздравил он своего соседа по комнате, глядя в окно, - ты случайно подарков не приготовил? - в отдалении сквозь белую завесу виднелась металлическая конструкция из разряда тех, которыми был усеян весь дистрикт, - можно украсить опору ЛЭП, чем не ёлка? Правда, интуиция мне подсказывает, что мишуру и гирлянды в планолёт не положили.

Отредактировано Finnick Odair (Ср, 1 Июн 2016 22:23)

+7

8

http://25.media.tumblr.com/ea0f89e7e5f5112bef7fad7d0be51a9b/tumblr_mx6nuwZSxM1rw714mo2_500.gif
Not a winner. Not a soldier. Just a good man.
-
01:00 - 01:10 1 января


Снег колет лицо. Мелкие колючие снежинки падают на лицо, превращаясь в воду. Некоторые путаются в ресницах, заставляя меня чаще моргать. Наверное, я стал немного спокойнее.
Дни лились мимо меня подобно горячей патоке. Но я чувствовал, что держусь за этот мир... хотя бы одной рукой.
Я немного обвыкся к своему отсеку в 13-том, люди вокруг стали реже бросать на меня опасливые взгляды, и я смог вести себя иначе.
С Китнисс я предпочитал не пересекаться вообще. Так было лучше и для меня, и для неё. Ровно также, как и для Гейла. Эти двое вызывали во мне больше боли, чем остальные. А новая кожа, нараставшая на сердце, была ещё слишком нежной.
Меня продолжают таскать по съемкам, но я в душе не понимаю, какой с этого толк. Я всё равно выгляжу не лучше побитой собаки со схожим словарным запасом.

Дистрикт пять не выглядит приветливым. В воздухе я чувствую запахи пороха и смерти. Я помню его ещё с двенадцатого дистрикта, который слишком четко теперь отождествляю с собственным внутренним миром. Все выжжено, разрушено. И покрыто слоем пепла как снегом. Снег - это тоже пепел?
Снег колет лицо. Мелкие колючие снежинки падают на лицо, превращаясь в воду. Я стал спокойнее, теперь я много молчу, лишь наблюдая за командой, к которой причислен. И по-прежнему испытываю одно отчетливое чувство... я здесь лишний.

Улыбаюсь коротко на юмор Финника. От его шуток тянет зловещим сарказмом смертника, но я, кажется, привык к тому, что дерзнуть быть счастливым в Панеме и не сойти с ума невозможно.
— Тебе мои подарки не понравятся, Финник, - отвечаю я тихо, удивляясь тому, как странно звучит мой же голос. — Китнисс и Гейл до сих пор не в восторге.
Пытаюсь уложиться на сбитый из бог знает чего матрас на бетонном полу. В полной экипировке, щитках и всяческих набитых под завязку кармашках сделать это тяжело. Но у душевной боли есть одна приятная особенность - когда ты страдаешь морально, физической боли ты уже не чувствуешь.
Поворачиваюсь на бок и упираюсь взглядом в профиль Одэйра с дьявольской улыбкой на лице. Для меня Финник сложный человек, я не понимаю его, порой он меня отталкивает своей пренебрежительностью. Но почему-то я уверен в том, что не до конца объективен к нему. Как-то раз, идя на обед, я видел то, как он обращался с Энни. Несколько смазанных кадров, пара движений и взгляд - но они как глубокий порез на деревянной доске - остались в моей памяти. Я чуждался его, но совсем не по тем же причинам, что на Арене 75-тых Игр.
Ещё мне стыдно перед ним за то, что все считают его моим конвоиром. Это забавно. Они могли бы поставить Гейла рядом со мной - но все как будто договорились о том, что этот рослый манул хоть и не уступит Финнику в силе, но может меня покалечить прилично. А Финник как нейтральная вода меж двух государств - удобен для всех. Что ж, осталось наброситься и на этого лоснящегося сахарного парня, чтобы от меня, наконец, отвернулись все.

Пытаться заснуть тому, в чьей голове находится неопознанный предмет, влияющий на мозг - опасное дело. Закрывая глаза, ты всякий раз остаешься один на один сам с собой. И поверьте мне - нет ничего хуже.
Перед глазами взрываются снопы искр, чьи-то смазанные лица, вкус боли, которой уже никогда не забыть. Но с этими врагами я опытный боец - я знаю, как их обмануть. Кажется...

Я сажусь рывком на матрасе. От резкого смена положения перед глазами черные точки. Череп наливается горячей кровью, которая перетекает из лобной доли в затылок - и я это чувствую. Моргаю. Бросаю взгляд на Финника. Успокаиваю своё шумное дыхание. Прислушиваюсь к тишине. Душно. Поднимаюсь на ноги и выхожу из комнаты.
— Я в порядке. Мне душно, - тихо говорю Финнику, но не уверен в том спит он или нет. И слышит ли меня.

Холодный воздух с морозной свежестью ударяет мне в лицо, немного разбрасывая в стороны волосы. Втягиваю его ноздрями, ощущая, как приятны холодные пальцы ветра. Мне кажется, что прошла целая ночь - но это был всего лишь час.
Гейл и Крессида, очевидно, заметили меня - я вижу их спины чуть поодаль. Но я не тревожу больше снега под ногами. Замираю и слушаю тишину. Так намного лучше...
Зрение художника - странная штука. Со временем я научился замечать мелкие детали, те, которых другие не видели. И даже белое на белом не всегда может сливаться.
Сначала я думаю, что мне померещилось - где-то вдалеке движение. Точно танцующие круги на белом однотонном полотне. Потом ничего, потом снова... Они как будто надвигались на меня, оставаясь на расстоянии. Голову щипет и кружит, но другого состояния я и не знаю.
Потом все сливается в одну ноту. Помню только легкий звон бьющегося стекла. Точно бы кто-то неразумный уронил зеркальце. И толчок в сторону, сильный удар в плечо. Потом потеря равновесия. Ещё... ещё кто-то коснулся раскаленным металлом моего виска так, что скорее захотелось приложить к раненному месту ладонь. А потом я заметил знакомые силуэты. Те, которые ни с чем нельзя спутать.
Миротворцы.
Капитолий.
Выстрел.
Кто-то спас меня от пули, что очертила багровую полосу на моём лице.
Война началась.

+5

9

Ноябрь  3013 года.
-Ты можешь и не поехать со мной,- Лагерта неподвижно стояла около окна. Каждый год она предлагала остаться ему дома, и каждый год он молча был вместе с ней. Капитолий не возражал против его присутствия, ведь так было легче контролировать и следить  за семьей их Победительницы.
Зима выдалась суровой. Рагнар знал, что это время года приносит с собой самые горькие воспоминания. Сестра то и дело замирала, когда первые белые хлопья начинали падать на землю. Что она видела в них?  Свою зимнюю арену? Неподвижные тела на белом покрывале снега? Он не спрашивал.
Ноябрь –декабрь 3013 года.
Мужчина по возможности старался избегать любых контактов в столице. Если же восторженные яркие «павлины» - жители Капитолия- подбегали к нему (А такое было часто. Сложно сказать, что именно они пытались углядеть. Простого жителя Дистрикта?) Рагнар скалился  так свирепо, обнажив все свои зубы, что непривыкшие к таким зрелищам капитолийцы быстро исчезали.  Сестра преображалась – она становилась сосредоточенной, быстрой, улыбалась где и когда нужно. Она каждый раз надеялась уберечь детей, что были с ними, дать им максимальную поддержку со стороны спонсоров перед Ареной.  С каждым годом этот огонек надежды угасал.
Но в этот раз все было иначе.
Когда Арена рухнула, Рагнар был на зрительской трибуне. Вскочив, он потрясенно смотрел на ложу, где в этот момент сидели менторы. Происходящее  в это время на экране его мало волновало – он ринулся к сестре.  Толкая испуганных людей, Лодброк пробирался сквозь перевернутые скамьи, но в считанные минуты миротворцы оцепили  весь стадион.
31 декабря 3013 года,  21:35
Лодброк находился на позиции, лениво пожевывая зубочистку. Внешнее спокойствие давалось ему очень легко – считай, годы практики. Пара миротворцев недовольно посмотрели на его нарочито расхлябанную позу. Прокручивая события последних месяцев  в своей голове, Рагнар усмехнулся. Надо было понять и раньше. Ведь он  в упор видел и перешептывания, и символ Сойки, и странные передвижения  известных ему сторонников революции в своем Дистрикте. 
Капитолий сурово допрашивал менторов, оставшихся в столице и всех их сторонников. Хорошо, что мы ничего не знали.
Дальше легче не стало (да и когда было легче?).  Это Игры не прекращались. Никогда.
Когда их распределили в отряд под командованием генерала «бесстрастная морда», они все еще не знали, что происходит в седьмом дистрикте. Не было и связи с семьей. Но, подумав, Рагнар понял, что Капитолий не упустил бы шанса давить на них через его сына. Скорее всего Бъёрн успел скрыться, только вот играет ли им это на руку? Присоединился ли сын к одной из сторон или же ушел в леса? В любом случае, сейчас нужно играть послушного сторонника Капитолия.
31 декабря 3013 года, 22:15
Миротворцы получали последние инструкции. Одна группа занималась ГЭС,  задача остальных-  атаковать группы повстанцев. Точное расположение было неизвестно, поэтому их распределяли на несколько направлений. Рагнара поставили в наступление, нарядив при этом в белую боевую форму. Ведь белый- идеальный цвет для армии. На снегу видно не будет. Вот только кровь отстирывать сложно. 
Причины этого поступка (поставить его на атаку) были туманны, так как боевое обучение мужчина не проходил, получив лишь пару уроков пользования оружием.
Тем временем шла разведка. Оружие им вручили еще через час - лесоруб повертел его в руках, прикинув, что рукопашным боем здесь явно не отделаться. Да и убивать я не собирался. Не собирался, но… Чаша с семьей перешивала. Если для того, чтобы сберечь ее, нужно поднять оружие против людей, он сделает  это.
31 декабря 3013 года, 00:56
Дыхание участилось. Руки сильнее сжали оружие. Миротворцы обнаружили группу повстанцев в Доме Правосудия. Сколько их там и как защищен дом – неизвестно.
Отряд строился, их командир расставлял их по улице. Рагнара согнали совсем в сторону. Оно и понятно – он не был солдатом, а так, мясо пушечное. Только вот сам Лодброк с этим не хотел смириться.
Оглянувшись, он прикинул, что миротворцы довольно удачно спланировали нападение. Люди в здании будут отражать атаку, но  вряд ли их там достаточно много для долгой обороны. Им не выстоять против отряда, плюс солдаты будут прибывать. Их шанс – сбежать.
Предупредить их.
Рагнар тряхнул головой. Две минуты до наступления, абсолютная тишина. За ним, как и перед ним никого не было. Да и кто будет прикрывать тылы пушечного мяса? Но.. тем не менее за его спиной стояла его семья. Перед ним – здание, в котором живые люди. Он огляделся еще раз – миротворцы были недалеко, мелькали их белые одежды, но никто напрямую не следил за ним. Наушник в ухе немного шипел, сигнала еще не было.
Сигнала для миротворцев, но не повстанцев.
Скрипнув зубами, Рагнар тихой поступью лесного жителя, отбежал в сторону. Затем еще немного, чтобы  из-за крыши здания стал виден Дом Правосудия. Прицел у него сбит, но  ему была важна не точность, а звук.
Он выстрелит. Его услышат обе стороны. Миротворцам отдадут команду спустя несколько секунд. Но эти же драгоценные секунды помогут тем, кто сейчас в Доме следит за каждым шорохом. Рагнар сощурился, прицеливаясь. Оставалась минуты до наступления.
Выстрел.
1 января 3014 года, 01:00
Как они предполагал,  миротворцы побежали в атаку спустя пять секунд, заполняя строем площадь. Плюс еще время на формирование атаки. Мужчина побежал вперед и свернул на улицу , присоединившись к отряду и затесавшись в задних рядах.  В наушниках яростно запросили , с какой стороны раздался выстрел, но общая давка и начавшаяся атака продиктовали свои правила. Выстрелы начали раздаваться отовсюду.

Отредактировано Ragnar Lothbrok (Вс, 5 Июн 2016 17:28)

+5

10

12.45am 01.01.3014
«Уж лучше пусть он будет всегда серо-чёрный, — горько ухмыляется Крессида своим мыслям, благодарно принимая из рук Гейла горячую кружку чая, — чем обагрённый кровью». Она промолчит, понимая, что ей неведома даже толика тяжести жизни людей, родившихся в дистриктах; вспомнит маленького котёнка Пози, с загадочным выражением лица наблюдавшую за процессом монтажа очередного ролика несколько дней назад; но потом в её памяти снова всплывёт тот переулок, в одном из районов Капитолия, те медленно падавшие, будто застывшие в вязком воздухе хлопья белого снега, ту тишину, прерываемую эхом сирен и каким-то посторонним, неестественным гулом машин, доносящимся с оживлённых улиц…
* * *
Он позвонит ей спустя несколько недель после того, как их обоих предупредят о нежелательности развёрнутой ими поисковой операции — детектив, нанятый ей, чтобы разобраться в деле, которое когда-то было слишком личным. Наивная, слишком молодая и глупая, чтобы сразу понять, что в Капитолии люди пропадают не просто так. «Подъезжай ко мне домой минут через двадцать-двадцать пять. Я так и не успел вернуть тебе деньги».  К счастью, достаточно сообразительная, чтобы понять, что дело вовсе не в деньгах.
«Ты просила меня сделать всё возможное, — скажет он, нырнув на парковке в тепло автомобиля и теперь потирая заледеневшие руки в тонких кожаных перчатках, — я сделал. Угол Фэйбл и Могхэм стрит, первый переулок направо. Если поторопишься, быть может, успеем…»
В тот момент ей казалось, что всё ещё можно что-то изменить. Что вот сейчас, несмотря на все предупреждения и угрозы, она увидит его, конечно же, живого. В конце концов, что могло произойти с юным и талантливым курсантом Военной Академии, с гордостью Капитолия? Позже она будет часто вспоминать это чувство, эту наивность, от которой каждый раз будет становиться так тошно. Хотя, в глубине души она уже тогда всё знала — чувствовала, как может чувствовать любящее сердце огромную зияющую пустоту, гложущую и пожирающую изнутри. Но человеку свойственно временами становиться глухим и слепым, поддаваясь мнимой надежде и отказываясь понимать и принимать то, что, в отличие от разума, сердце поняло уже давно.
Она никогда никому не расскажет о том, что всё-таки нашла его. Ещё тёплое, изуродованное пытками тело на только что выпавшем, невыразимо чистом снегу — всё, что осталось от храброго, такого правильного и надёжного мальчика, от будущего миротворца, гордости Капитолия…
«Быть может, — часто будет возвращаться она к одной и той же болезненной мысли, когда пройдёт это всеобъемлющее и гложущее чувство пустоты; когда, примкнув к сопротивлению и сбежав из столицы, она день за днём будет наблюдать за последствиями тех зверств, которые миротворцы Капитолия творят с восставшими дистриктами, — быть может, неспроста его нет сейчас в живых? Ведь, будь всё иначе, будь он жив сейчас, то стоял бы в строю капитолийских псов, и его руки, как тот невыразимо белый снег, были бы перепачканы по локоть ещё не остывшей, вязкой кровью невинных людей… Быть может, всё неспроста?»

* * *
— Не спится, — с улыбкой коротко отвечает она на вопрос Гейла, наблюдая за завитками сизого дыма, поднимающегося над кружкой, которую она держит в озябших пальцах.  Краткость эта звучит не обидно, она проявляет лишь невозможность открыть ему всё, что происходит сейчас в её голове. Кроме того, она так и не сумела разобраться в том ощущении тревоги, что не позволило ей хоть ненадолго вздремнуть, укутавшись в грубый, но от этого не менее тёплый спальный мешок. Ей всё ещё казалось, что это предательское чувство страха не даёт ей покоя. Она стыдилась этого.
Ей бы прислушаться к нему, отбросив стыд, чуть внимательней и, быть может, тогда она бы поняла, что всё совсем не так, как кажется. Страх был бы присущ любому вполне вменяемому человеку, оказавшемуся в их ситуации; и Гейл, и Китнисс, и она сама, и даже Кастор в какой-то определённый момент этой безобразной войны испытывали его, так или иначе. У каждого он был свой, конечно. И каждый проходил сложный путь преодоления в моменты, когда нужно было вопреки всему, что творится на душе, выполнять свою задачу и выполнять её хорошо. Человек либо дурак, либо глубоко болен, если не испытывает страха перед лицом войны; другой вопрос в том, как хорошо он научился справляться с ним. Ведь именно в этом умении и заключается настоящая храбрость.
Что же до того, что происходило с Крессидой, то она, конечно, не была ни дурной (с точки зрения научной психиатрии), ни глубоко больной, и, конечно же, не могла не испытывать нормального чувства страха и беспокойства. Но она забывала о том, что, подобно организму, который, лишившись одного из органов чувств, начинает восполнять его функции другими, у него оставшимися, люди, оказавшиеся в зоне военных действий, или как-либо иначе подвергшиеся опасности, обнаруживают в себе обострение всех чувств, включая то, что называют интуитивным восприятием. Как ослепший, начавший лучше слышать и различать запахи, она, будучи не в силах знать или видеть то, что уже неминуемой бедой приближалось к членам укрывшейся под полуразрушенной крышей Дома Правосудия группы под номером четыреста пятьдесят один, тем не менее, чувствовала это, как чувствовал сейчас и Гейл, вспомнивший о доме, и зашевелившаяся в своём спальном мешке где-то за их спинами Китнисс, и Пит, которому вдруг стало невыносимо душно…

12.58am 01.01.3014
Каннингем молча делает глоток, ощущая, как горячая ароматная жидкость обжигает горло и медленно растекается теплом по всему телу. Она собирается сказать что-то Гейлу, когда замечает Мелларка, тенью проскользнувшего мимо них и замершего в двух шагах от входа. Метель успокоилась, но всё ещё непрерывно шёл снег, успевший за это время скрыть их следы новым, искрящимся ковром, который теперь тихо хрустел под его ногами. И то ли этот хруст, то ли какой-то неуловимый поворот его головы, а, может быть, и то самое интуитивное восприятие внезапно породили новую волну тревоги, застывшую так и не произнесёнными словами на губах. Крессида аккуратно касается плеча Гейла и, отставляя чашку на пол рядом с собой, поднимается на ноги и, стараясь не потревожить сон других ребят, тихо выходит вслед за Питом. Морозный воздух моментально окутывает всё тело, нещадно пронизывая его, прогретое чаем и теплом помещения, а потому кажется, что на улице намного холодней, чем есть на самом деле. Крессида знает, что Пит её не заметил, а потому не торопится что-то ему говорить — она делает беззвучный вдох и окидывает взглядом заснеженную площадь, практически повторяя ту траекторию, по которой, незадолго до этого, проследовал взгляд Пита.
Нет, она не могла этого увидеть — она почувствовала, как что-то инородное, угрожающе-опасное надвигается на них из белой мглы. Почувствовала за мгновения до того, как напряжённую тишину заснеженного дистрикта прорезал тот самый, первый выстрел.
Она едва ли успеет осознать происходящее в полной мере. Какие-то глубинные инстинкты заставят её выкинуть руку вперёд и, зацепивши пальцами ворот Пита, со всей силы рвануть его на себя, назад, в уже такую мнимую безопасность стен Дома Правосудия.
— Гейл, миротворцы… — как-то неестественно хрипло выдыхает она, чувствуя, как слова комьями застревают в горле и их буквально приходится выплёвывать из себя через силу. — Миротворцы на площади! Вставайте!.. — пытается крикнуть она, чтобы разбудить остальных, но голос уже теряется на фоне раскатистого голоса Гейла. — Живой? — поворачивается она к Питу и только сейчас замечает, что до сих пор мёртвой хваткой держит его за ворот форменной куртки. Его ответ заглушает звон стекла — очередная очередь выносит оставшиеся окна в комнате, пули рикошетом отскакивают от мрамора стен. Крессида падает на пол, пытаясь прикрыть лицо от разлетевшихся во все стороны осколков, и уже чуть позже на ощупь находит свой автомат, необдуманно оставленный ей рядом с Гейлом.

Отредактировано Cressida Cunningham (Вт, 7 Июн 2016 13:55)

+7

11

[AVA]http://savepic.ru/9845829.jpg[/AVA][NIC]Lt. Jackson[/NIC]Время: 00:59 01.01.3014

Джексон мгновенно проснулась от криков солдат Хоторна и Каннингем. Ей не понадобилось много времени, чтобы прийти в себя. Взявшись за автомат, оставленный рядом с постелью, она бросилась прочь из комнаты, на ходу громко и четко отдавая первый приказ: - Всем пригнуть головы!
В следующее мгновение отовсюду послышались выстрелы. Повстанцы, дежурившие на первом этаже и на крыше здания, уже включились в бой, отражая атаку миротворцев. Джексон продвинулась к центральным окнам их этажа, туда, где оставляла дежурного. Выбитые стекла скрежетали под ее ногами.
- Никому не высовываться, - приказала она. – Ответный огонь из укрытия! Мелларк, будь рядом со мной, – просунув дуло автомата в лишившееся стекла окно, Джексон принялась отстреливать подходящих к зданию миротворцев, ожидая того же от остальных бойцов. Когда миротворцы подошли ближе к Дому правосудия, Джексон достала ручную гранату и, сорвав чеку, бросила гранату в толпу миротворцев.

+3

12

Стараниями миротворцев было убито пять повстанцев, отстреливающихся с крыши и из окон здания. Четверо были ранены. Одна из сестер Лиг получила пулю в плечо. Повстанцы увели сестер Лиг в подвал для оказания первой медицинской помощи. Взрывом гранаты Джексон было убито тринадцать миротворцев, еще восемь получили ранения разной степени тяжести.

+2

13

00:59 01.01.3014

Как я и ожидал, Крессида умолчала о том, почему ей не спалось. А причина была хотя бы потому, что после такого тяжелого дня любого бы срубило в момент, а она все еще была на ногах. Но это было не мое дело. Я не из тех, кто лезет в душу другим, да и сам не любил, когда кто-то пытался проделать это со мной.
Вдалеке показалось какое-то движение. Но потом стало ясно, - не показалось, в нашу сторону шел отряд миротворцев. Их белая форма на фоне нетронутого снега смотрелась так естественно, словно так и должно было быть. Но это было не так. Они несли с собой смерть.
Мы с Крессидой отреагировали мгновенно, поднимая тревогу, пробуждая только недавно заснувших членов нашей группы. Вряд ли кто-то из них успел увидеть какой-то сон. Но нас всех уже ожидали кошмары наяву.
Джексон уже раздавала команды, и все как один выполняли то, что она говорила. Пригнувшись, мы принялись отстреливать миротворцев из окон. Я видел, как алая кровь расплывается огромным пятном на форме моей первой жертвы. И к моему удивлению, от этого я испытал восторг. Как будто отчасти был отомщен за все то, что сделал со мной, моими близкими, с людьми из моего дистрикта, и с жителями из других дистриктов. Эта маленькая победа раззадоривала меня, мне хотелось большего. Я не видел перед собой живых людей, запретил себе думать о том, что у них тоже есть семья. Я видел в них пешки Сноу. Впрочем, для Сноу они тоже были пешками, так значит ли это, что они и являются ими на самом деле?
Одна из пуль просвистела прямо у меня над головой, и, если бы я не успел вовремя пригнуться, возможно в следующую секунду уже не дышал бы. Это немного отрезвило меня. А потом пострадала одна из сестер Лиг. К счастью пришедшие на помощь повстанцы увели ее с сестрой в безопасное место. Я был уверен, они помогут ей. Все остальные были в порядке, но что-то подсказывало мне, что это ненадолго. Миротворцы несмотря на потери окружали здание со всех сторон. Я посмотрел на Китнисс, отражающую атаку противника у соседнего окна. Я буду защищать ее, что бы ни случилось.
- Их больше, - я постарался перекричать автоматные очереди, - они войдут сюда рано или поздно. Бросайте гранаты, - нам нужно было эффективнее сократить численность врага всеми возможными способами. - И нужно чем-то завалить вход.

Отредактировано Gale Hawthorne (Вт, 14 Июн 2016 22:39)

+5

14

00:35 01.01.3014


А ведь я сама рвалась туда, где пожарче. Ходила за Койн и просила отправить меня в любой Дистрикт, потому что уже надоело плясать на камеру, как того все требуют, всем постоянно что-то нужно. Мне хотелось хоть чем-то помочь. В первую очередь людям.
Сейчас всем тяжко. Сон уже давно не приносит покоя, а силы и вера в благое дело тоже ведь не бесконечны. Только вот верю ли я во все это? В то, что мы делаем. Я, кажется, до сих пор не ответила себе на этот вопрос, и каждый раз ухожу от ответа. Я уже давно заметила, что себе в чем-то признаться сложно хотя бы потому, что я просто не могу разобраться во всем, что чувствую. Хочется поговорить, мне бы даже совет не помешал, но Гейл меня избегает с момента возвращения из двенадцатого Дистрикта, а с Питом так и не наладилось никакое общение. Он, кажется, также как и Гейл, просто избегает любых контактов со мной. Можно, конечно, с Финником поговорить, но он тоже был часто занят в тринадцатом, тем более Энни рядом с ним. Прим постоянно в больнице, а с мамой и говорить не о чем. Крессида занята съемками, да и у них в своей компании свое общение. Хэймитч только и может тыкать постоянно, что я во всем сама виновата, да возмущаться сухим законом Койн. Помощи никакой, а только лишний раз раздражение. Как будто я и сама не знаю всего того, что он говорит.
В итоге, куда ни посмотри, а я осталась одна, даже не смотря на то, что вокруг до сих пор есть люди, которым я доверяю. 

00:59 01.01.3014


В конечном итоге со мной остались только мои мысли, но и те были не на моей стороне. Скорее даже наоборот - против меня. Но и те опасливо расползались по углам, когда снаружи послышался шум. 
Звук бьющегося стекла, за которым последовало совсем короткое затишье, и гул снаружи стал нарастать. Прежде чем встать со своего места, я машинально схватилась за лук и колчан со стрелами. Это важнее. Лейтенант Джексон отдавала приказы, а я быстро закрепила колчан за спиной. У меня с собой 30 стрел. Хорошо, что некоторые из них с сюрпризом от Бити. Простые, зажигательные и взрывные. Ровно по десять каждых. Последнее время лук и стрелы стали лишь как часть символа, сегодня, видно, выдастся возможность использовать их по назначению. В конце концов, символ должен быть символом во всем, а не отсиживаться за спинами остальных. К последнему я никогда не стремилась.

01:02 01.01.3014


Я последовала за Джексон, успев вжаться в пол и стену, прикрывая голову руками, когда очередная очередь из пуль пыталась сделать из здания решето. Стены крепкие, но вот стекла, еще не успевшие пасть жертвой, рассыпались множеством осколков, распадаясь по полу, и разлетаясь в стороны. Мелкие осколки долетели и до меня, но костюм Цинны исправно выполнял свою работу.
Стрельба не умолкала, а возле меня упал один из повстанцев, поймавший пулю в лоб. Мне приходилось каждую секунду напоминать себе, что нельзя отвлекаться. Нужно думать о том, как сдержать натиск миротворцев. Нужно выбраться отсюда живыми, да еще отправить к праотцам добрую часть миротворцев, что продолжали наступать. Но черт возьми, это же живые люди! Один, второй, третий, счет только открылся. Кому-то повезло больше, и он получил ранение, кому-то меньше, и им уже все равно на то, что происходит здесь и сейчас.
Повстанцы уносили своих раненных товарищей. Среди раненных оказалась и одна из сестер Лиг. Я машинально то и дело обращала внимание на Гейла, Финника, Пита, Крессиду. С ними не должно было ничего случиться. Только не с ними.
Я снова и снова вжималась в стену, не получая малейшей возможности встать на ноги и ответить, и выстрелы стихли лишь ненадолго, когда лейтенант Джексон бросила гранату. Взрыв оглушал не меньше, чем звуки постоянной стрельбы.
Нужно было воспользоваться этой возможностью. Этим коротким затишьем, если его вообще так можно было назвать. Рука выхватывает из колчана стрелу с красным наконечником, и вот она стремительно несется в один из отрядов миротворцев, порождая еще одну волну взрыва, а я успеваю вовремя скрыться за стеной.
Раз их больше, значит нужно значительно уменьшить их количество. В конце концов, Сноу ведь не мог отправить сюда все свои войска, когда-то они закончатся. Миротворцы тоже люди, имеющие одно важное свойство - они тоже умирают. Но даже сейчас мне сложно думать о том, что вокруг лишь мясо, которое было отправлено на убой. А, собственно, чем мы отличаемся?

Колчан

Взрывные - 9/10
Зажигательные - 10/10
Простые - 10/10

+6

15

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/98/d6/82/98d682c93d1a252f423726f97fe4c7be.gif
It's just another part of the human race
That's what we do it for
To reserve a space

-
01:30 1 января


Нет. Нет! НЕТ! Только не выстрелы!
Всё ещё окутанный той дымкой, я удивленно смотрел на Крессиду, которая, ударившись плечом, приземлилась рядом со мной. Вот как, значит, назвать это... когда сама смерть только что прошла рядом с тобой и легко погладила по плечу. Она была настолько близко, что я успел рассмотреть её черные глазницы, идеальные зубы - один к одному - и четкие линии скул, некогда, наверное, тоже обтянутые кожей. Я во все глаза смотрю на Крессиду и утвердительно отвечаю. Меня, точно дождь, орошает фонтан осколков, застревая в волосах и складках одежды, защитной доске на груди. Я как жук, двигая руками и ногами назад, быстро двигаюсь, пока не упираюсь плечами в стенку и не вжимаюсь в неё так, будто больше всего на свете боюсь смерти.
Выстрелы. И потом взрыв. Уши закладывает, хотя по мощности он не такой уж и сильный. Это конец. В голове небо и земля меняются местами, цепи звенят. В голове курсирует фраза Джексон, в которой, кажется, фигурировала моя фамилия. Но она как будто не достигает мозга, так и оставаясь болтаться в барабанных перепонках. Проклятье, проклятье! Мне не справиться с собой, не справиться ни за что!!
Я сдавливаю сильнее веки, да так, что прошибает слезы, я беззвучно шиплю, точно мою голову раздирают из сердцевины на дольки, подобно мандарину. Терпеть, я должен терпеть! Я не могу снова подвести их, свою команду. Никто не должен погибнуть из-за меня. Я как могу пытаюсь убеждать себя в этом, но мне кажется, что я еду все по той же колее, которая поймала в плен ми "колеса" и мне ни за что не выбраться. Колея ведет меня прямиком в ад.
Взрывы, звон стекла и выстрелы сливаются в один острый гул, как будто исходящий из одного источника. Мне кажется, будто бы кто-то стоит прямо передо мной с огромным граммофоном и кричит мне в лицо звуки войны. Я начинаю биться головой о стену сзади. Сначала несильно, потом сильнее и сильнее, как будто уверен, что смогу вышибить из себя эту дурь. Зачем они берут меня с собой?.. Ведь я - тот бешеный пёс, которого невозможно удержать на цепи, но всё равно каждый пытается. И вот сейчас я сорвусь. Сейчас, ещё минута. Я боюсь открывать глаза, но слышу, как падают безвольно чьи-то тела. Часто-часто дышу. Вот сейчас, ещё мгновение. Я чувствую, как выскальзывают из ладоней поводья, как я теряю контроль над монстром, что сидит внутри меня. Над переродком. Я должен предупредить их, должен попросить пристрелить из меня немедленно - ведь я оружие в самом тылу врага. Бомба замедленного действия. Тот, на кого Капитолий рассчитывает. Мой дом всё равно сожжен дотла - что мне ещё терять? Быть может... Китнисс?

Мне кажется, что именно после этой мысли я теряю поводья. Но все происходит с точностью наоборот. Чувствую в груди горячий толчок сердца. И вместе с кровью что-то разливается по моему телу. Я вытягиваю наугад руку и справа зацепляюсь за кого-то. Открываю глаза - мне это удается! - и вижу рядом Крессиду. Она обращена ко мне своей виноградной лозой - потому я с легкостью узнаю её почти подсознательно. Мои пальцы сжимаются на её предплечье.
— Нужно бежать, - мой взгляд безумен, да, я знаю. Глаза, красные и блестящие даже в темноте, распахнутые не то от ужаса, не то от безумия. — Пока они не окружили нас совсем. Есть черный ход. Он ведет в сад за домом правосудия. - В моей голове картина из давнего прошлого. Когда-то там, на заднем дворе, мы с Кассиопеей попали под дождь, говоря о том, что такая жизнь как эта никому из нас не нужна. — Иначе мы погибнем. Они возьмут нас всех. И её, - голова поворачивается в сторону Китнисс, взгляд также безумен, но я будто бы врезаюсь в бетонную стену и быстро отворачиваю глаза обратно, находя скорее взглядом внимательные глаза Каннингем.
— Это под лестницей, что ведет на второй этаж. Заваленная хламом дверь, её сначала и не увидеть. - Наверное, мне стоило говорить с Джексон. Но я не могу. Я чувствую доверие только к Крессиде. Здесь я доверяю ей и, наверное, Финнику. Но Каниннгем больше. Почему? Наверное потому, что она уверена в том, что делает. И её уверенность не сквозит злобой, как уверенность Хоторна. — Там сад, он почти зарос и переходит в пролесок. Вы успеете хотя бы оторваться. - Я тянусь к автомату Крессиды. — Идите, пожалуйста. Я задержу их. Им нужна она. Они не успокоятся, пока не найдут её.  - Звучит как полный бред. Мне кажется, в мою речь примешиваются мои кошмары, мои бредни. Но вожжи в ладонях сжимаются как можно крепче.
Я могу. Я справлюсь. У меня уже получилось. И я действительно хочу, чтобы они ушли и оставили меня здесь. Не геройство, но позёрство, не глупая отвага.
Мне просто нужно побыть одному со смертью. Нам есть что обсудить.

+5

16

И две тысячи лет - война, война без особых причин.
Война - дело молодых, лекарство против морщин.

01:01
Судя по всему, Дом Правосудия никак не состоял в основных планах нападения. Миротворцы, может, и ожидали повстанцев, но такого отпора встретить не планировалось. Отправили остальных  охранять генерала? По общей рации раздавались отрывистые команды, Рагнар уловил, что уже дан сигнал о подмоге.  Первые ряды отстреливались, многие прикрывались белыми щитами от выстрелов, но разве он спасет от десяти метких пуль? Белая форма окрасилась красным, раздались вскрики, но строй упорно продвигался дальше.  Люди ( а люди ли?) наступали на своих мертвых товарищей и шли дальше. Щитов становилось все больше, миротворцы  в ослепительно белой форме продолжал свой марш. Где-то впереди, около входа, началось какое-то движение. Скорее всего,  пытаются прорваться внутрь.
Еще один вскрик.
Рагнар даже не понял, как это произошло. Краем глаза он уловил, что из окна здания в толпу полетело что-то маленькое и черное. В следующую секунду – взрыв, удар, горячая волна.
01:18
Граната взорвалась не рядом- это и спасло мужчине жизнь. Она упала за два ряда до него. Удар же был от тела мертвого миротворца, которого взрывной волной выбило прямо на него.
Он был полностью оглушен.  Капитолийская форма, призванная защищать от ожогов, с честью исполнила свой долг – но теперь почерневшая и местами прожжённая стала обычной. Вокруг бегали солдаты Капитолия, судя по всему, продолжали стрелять, а он не слышал ничего. Н-и-ч-е-г-о. Разве что как сердце перегоняет кровь по венам. Было тяжело дышать. Медленно, как в тумане, Рагнар поднял руки и стащил с себя шлем.  Тот был весь в крови и каких-то ошметках. Мужчина отшвырнул его в сторону. Ему казалось, что происходит быстро, но на деле движения были заторможенными, как у робота. Мертвый  миротворец все еще лежал на нем – морщась от боли, Лодброк попытался спихнуть его с себя, но тело соскользнуло само, как тряпичная кукла. И первым звуком, который пробился сквозь оглушающую тишину – это чавкающий стук окровавленного трупа, с которым тот шмякнулся на брусчатку площади.
Этот звук он будет помнить еще долго.
Словно на автомате, он так протягивает руку и снимает шлем с мертвого миротворца. За шлемом –  перекошенное лицо молоденького парня. Рот раскрыт, из него все еще вытекает кровь, а в зеленых глазах навеки застыл ужас.
Гул в ушах постепенно отходит, Рагнар слышит выстрелы. И, кажется, второй взрыв.
Красная, красная кровь - через час уже просто земля,
Через два на ней цветы и трава, через три она снова жива.

01:31
Все опять поменялось.. Теперь часть миротворцев прикрывала группу тех, кто пытался проникнуть внутрь. Белый строй в одинаковой форме. А под каждым шлемом – перекошенное мертвое лицо.
Рагнар уже и не помнил, как поднялся. Расцепив руку рядом лежащего миротворца, он забрал оружие и хромающим шагом пошел вперед. Было ли это мудро-спорный вопрос, но голова все еще плохо соображала. Внутри говорила странная жажда крови, словно ему дали ее вкусить. Он слышал призыв убивать и хотел убивать. Либо ты, либо тебя.
Так они чувствуют себя на играх?
01:48
Пошел снег  – первый в этом году. Вначале мягкими небольшими хлопьями, затем все сильнее, перерастая в метель. Миротворцы наконец закончили свою операцию около входа – группа организованно отступала назад.
По шипящей связи пришла команда отойти от входа за щиты – в следующую минуту- пуф! – мягко, как будто звук ушел в подушку,  мощные двери упали вперед на асфальт площади. Рагнар вырвал у себя наушник – шипящий звук отвлекал. Он слышал только жажду крови. Убей,убей,убей.
02:00
Еще какая-то возня. Часть солдат выкрикивала команды, дублируя связь командиров. Свой наушник Рагнар раздавил ботинком, как только содрал с уха.
Он приближался к  Дому Правосудия. Ближе к входу он подобрал щит у еще одного мертвого.  Мертвое перекошенное лицо.
Судя по звукам тем, что зашел первым не повезло. Может, революционеры тоже умеют ставить ловушки? А может снова взрывы, только чуть меньше мощностью. Граната погребла бы их под обломками.
Выставив щит вперед, он побежал вперед. Ноги резво отталкивались от брусчатки, затем от поверхности упавших дверей, потом пришлось пробежать по спинам убитых. В теле играл адреналин, застилая собой боли от ушибов. Трель выстрелов тут же была направлена в сторону его сторону и тех, кто прорвался с ним – он присел вместе со щитом. Пули пробили его, но не попали в мужчину. Откинув щит, в сторону стрелявших, Рагнар перекатился влево, за перевернутый ствол и оттуда открыл огонь.
02:06
Бой шел за сантиметры. Он не совсем понимал, почему повстанцы еще здесь. Может, им перекрыли выход?
В замутненном зеркале мелькнуло его лицо. Размазанная чужая кровь, татуировки на выбритой части головы, бешеный взгляд.  Образ смазывался, как и все происходящее.
Оставив основной бой солдатам, он толкнул плечом какую-то побочную дверь плечом. Та была заперта. Выпустив очередь пуль в петли, Рагнар снес ее телом, ворвавшись внутрь.
И увидел.
-Ты! – то ли зарычал, то ли прохрипел мужчина. Он поднял оружие, пытаясь всадить пули в человека, лицо которого было в компании других вывешено в Капитолии под надписью «Живым или мертвым».  Оружие подвело – патроны кончились. Поняв это, Рагнар перехватил автомат за ствол и направил удар в лицо, стремясь разможить лицо стоявшего перед ним весом оружия и своей физической силой.

последний абзац

Ну, тут и так понятно,но на всякий случай :
под последний абзац может попасть любой игрок, если есть желание вступить в бой

+7

17

Но сутки прочь - и стоять невмочь,
А ночью так тянет лечь:
Никто не слышал, как в эту ночь
В трюме открылась течь ©

01:10
Вывести Мелларка из подозрительного состояния шизофренически-отстранённой задумчивости разговором не выходит, как будто в лабораториях Капитолия парню закачали десятикратную дозу эмоций, больше подходящую девочке в пубертатном периоде, чем взрослому мужчине. Можно сделать скидку на возраст, но Одэйр и семь лет назад не был настолько впечатлительным, иначе давно присоединился бы к Энни в её мире шляпников и мартовских зайцев. Финника нельзя назвать пустоголовым, но к бесконечному самоанализу бывший ментор не склонен. Для Пита же любая реплика, даже самая невинная - повод пережёвывать свою драму, будто он не пекарь, а философ. Одэйр не собирается его поощрять.
- Мне трудно угодить, - отвечает Финник, не защищая и не осуждая Гейла и Китнисс, - я избалован Капитолием, - насмешливый тон по-прежнему сохраняется, - но сейчас удовольствовался бы и парой часов сна. Просто пообещай не делать глупостей. Это будет лучшим подарком, - Одэйр устраивается на голом полу, спиной привалившись к стене. Финник, привыкший к водяным кроватям и ортопедическим матрасам, полагает, что столь некомфортабельные условия не дадут ему отключиться, но при этом недооценивает свою усталость и побочный эффект лекарств, которые все ещё принимает по указаниям врачей Тринадцатого. Финник пропускает момент, когда реальность от него ускользает, и проваливается в странный сон. Высоковольтные вышки в окне вдруг начинают змеиться молниями, те сплетаются в электрических скатов, которые по одному вплывают в окна и начинают жалить повстанцев одного за другим...
01:30
Звон стекла и выстрелы бодрят лучше высокосортного кофе и будильника с топовой мелодией. Финник вскакивает и передёргивает затвор прежде, чем окончательно отгоняет остатки сна. Он успевает увидеть в зеркало, как площадь заполняется врагами, до того, как оно разбивается, обзаведясь аккуратной круглой дырочкой под центру. Одэйр наугад, не целясь, возвращает адресату девять грамм свинца. Воспользовавшись секундной передышкой, Финник озирается, понимая, что рядом нет ни пекаря, ни его бездыханного тела.
01:45
- Пи-ит! - орёт он с такой интонацией, что больше подошло бы слово "Полундра!", - Пи-ит! - в три звука вложены досада за то, что прошляпил дежурство, и беспокойство за подопечного, будто Мелларк был трибутом Одэйра, - Пи-ит! - повторяет Финник в третий раз, сопровождая крик парой  соленых словечек, за которые Мэгз обычно обещала промыть рот с мылом. Таиться уже тщетно: миротворцы знают место дислокации повстанцев и собираются устроить в доме правосудия суд Линча. Одэйр выскакивает в коридор, меняя оружие на более привычный и полезный на коротких дистанциях трезубец.
01:55
- Нам нужна поддержка с воздуха, - бормочет он сам себе, потому что все равно никто ничего не слышит, - Койн там совсем с ума сошла? Плёнкой Крессиды их не передушить, - солдаты мечутся в суматохе, Финник с облегчением замечает Эвердин, Хоторна и Каннингем, но Мелларка не видно. Не расслышав оклика, Одэйр мчится к двери, за которой, по его мнению, должен оказаться пропавший пекарь, не сдержавший обещания не делать глупостей.
02:05
Финник не успевает взяться за ручку, так как полотно разлетается в хлам вместе с петлями, и взору предстаёт мужчина с головой, покрытой татуировками. Пока Одэйр соображает, почему на нежданном госте нет положенного миротворцам шлема любимого президентом цвета его обожаемых роз, вояка, по всей вероятности, сопоставляет лишённые в кои-то-веки макияжа черты лица с аналогичными, изображенными на плакате с надписью "Wanted", которая Финника бы чрезвычайно забавляла, если бы не была причиной острого желания большого количества людей его убить. Эта встреча не становится исключением, так как нападающий даже, обнаружив отсутствие патронов, не бросает намерений прервать жизнь одного из врагов народа с помощью элементарного удара прикладом по голове. Одэйр пытается уклониться, понимая, что гончие Кориолана из кожи вон вылезут, чтобы принести господину ценную добычу.

+6

18

[AVA]http://savepic.ru/9845829.jpg[/AVA][NIC]Lt. Jackson[/NIC]Время: 01:55 01.01.3014

- База, прием, на нас напали, - Джексон пыталась связаться с командным управлением тринадцатого. – Нужна срочная эвакуация.
Лейтенант и ее звездный отряд продолжали отстреливаться из окна вместе с повстанцами, но едва они справились с первой группой миротворцев, как из леса к Дому Правосудия хлынула вторая, а затем и третья. И стало ясно, что своими силами им здесь не справиться. Они забаррикадировали двери, используя имеющиеся столы и стулья, но этого было недостаточно.

Время: 02:06 01.01.3014
- Мелларк прав, - отчеканила Джексон, - вам нужно уходить, немедленно. Направляйтесь к госпиталю, - лейтенант предполагала, что учитывая большое количество важных объектов, его они станут бомбить в последнюю очередь. - Я заберу сестер Лиг и догоню вас… - но договорить она не успела, внутрь ворвался миротворец. Его форма была в крови, в глазах горела ненависть. И он бросился на первого попавшегося, которым оказался Одэйр. Следом за ним в уже выбитую дверь влетел и второй, и третий... Недолго думая, Джексон преградила ему путь, стреляя в упор в грудь одного из них. В то время как другой бросился на нее, сцепившись врукопашную. – Уходите! – повторила Джексон, прикрикнув на Меллака, Хоторна, Эвердин и Каннингем. – Немедленно! Это приказ!

+2

19

01:59-02:40 01.01.3014
Нужно было перекрыть вход, - легко сказать, да не так-то просто сделать. Мы придвинули пару столов, подперли ручку двери стульями, но больше в нашем распоряжении ничего и не было. Мне виделось что-то механическое в том, как резко мы все превратились из актеров в солдат, будто кто-то переключил тумблеры на наших спинах. Все вокруг превратилось для меня в белый отвлекающий шум, - только мишени за окном имели значение. Запасы боеприпасов, не рассчитанные на военные атаки, таяли на глазах, и Одэйр кричал Джексон, что нужно запросить поддержку с воздуха, но она потребовала эвакуировать нас. Она была уверена, что повстанцам ни за что не справиться с превосходящими силами подготовленного к бою врага. С ней был согласен и Мелларк, предлагающий бежать. Но куда? Из огня да в полымя? Я продолжал делать успешные и не очень попытки стрелять из окна, надеясь на то, что вот-вот из леса выйдут повстанцы, и разобьют осаду. Но вскоре стало ясно, надежды на подкрепление нет.
Когда в щепки разлетелась дверь, первое, что я сделал, это загородил собой Китнисс, прижавшуюся к стене под окном. Влетевший внутрь миротворец сцепился с Финником. Но судя по тому, как тот резво всадил в него трезубец, у него все было под контролем. Следующих двоих на себя взяла Джексон, велевшая нам немедленно уходить. Силы были неравны, и счет был не в нашу пользу, мы все это знали. Я никогда не был среди тех, кто рвется геройствовать, но и не из тех, кто бросает своих в беде. И сейчас пришло время сделать выбор: остаться и помочь Одэйру и Джексон, или попытаться помочь членам нашего отряда покинуть Дом Правосудия и избежать общей возможной участи. Каждая секунда была на счету. Я осознавал, - я не мог оставаться, я должен был убедиться, что Китнисс доберется до безопасного места. Моей главной задачей, вверенной мне руководством, так удачно совпавшей с моим главным желанием, было, - защитить ее. Так что, в принятом решении я не сомневался.
- Идем! – заглушая шум выстрелов и ударов, крикнул я Китнисс, накрывая ее плечо своей рукой, заодно защищая ее от летящих из окна осколков, - скорее! – проходя мимо Пита, я, привлекая его внимание, дернул его за рукав формы, - давай, покажешь дорогу, иначе мы заблудимся, - конечно мы бы не заблудились, я смогу найти дорогу. Но и я и Мелларк понимали, - Китнисс не уйдет без него.

+4

20

Как бы мы не отбивались, миротворцев все равно было больше. И рано или поздно, но они ворвались бы в дом правосудия и схватили бы нас. Президент был бы безмерно рад подарку. Наверняка. Только вот пусть я и желаю нашей встречи, но не при таких обстоятельствах. Так что я готова подождать, отодвинув время нашей очередной встречи с президентом. Надеюсь, что и последней.
Я продолжаю стрелять из лука из окна при любой на то возможности, пока повстанцы загораживают вход всем, что попадется поблизости.
Одна простая в шею, вторая в грудь, от третьей миротворец успел закрыться щитом. По случайности, но одна зажигательная. Миротворец начинается метаться из края в край, дергаясь и хватаясь за своих однополчан. Они отталкивают его, чтобы огонь не перекинулся и на них, а тот падает на землю, отбивая ногами и руками по земле, перекатываясь. Ужасное зрелище. 
Эта секунда, что я отвлеклась, сыграла мне боком. При очередном обстреле по окнам, один из повстанцев из пятого успел меня оттянуть в сторону. Пуля лихо просвистела мимо, отбиваясь от края разбитой рамы и проскальзывая по руке, ниже плеча. Я невольно поморщилась от нозящей боли в руке и того, что успела удариться затылком, все равно бросив торопливое "спасибо" тому, кто спас меня. 

01. 01. 3014 01:23:00 – 01:59:00

Не смотря на наши усилия, миротворцы подобрались ко входу в дом правосудия вплотную. Словно они восставали неизвестно откуда, миротворцы все пребывали и пребывали. Да и видно, что хоть мы и понимали возможность нападения, но все равно не были готовы к подобному натиску. Миротворцев было слишком много. Если мы останемся отбиваться и дальше, рано или поздно преимущество окончательно уйдет от нас, пусть даже самое мизерное, даже шанс на него.
Чем дальше, тем больше мы отступали вглубь здания. Оставаться на прежнем месте было слишком опасно. Повстанцы оттесняли меня назад, все еще продолжая отстреливаться. Кто-то кричал около входа, что мы так долго не протянем. За дверью были слышны громыхания. Люди подпирали двери всем, что еще можно было взять в шаговой доступности. За каждым громыханием слышались и выстрелы, галдеж чужих голосов. В конце концов и двери сдались после оглушительного взрыва.
Когда в дверях показались первые миротворцы, я снова машинально выстрелила из-за чужой спины. Стрела попалась с желтым наконечником, поджигая то, во что попала.
После этого меня одернули за плечо, буквально оттаскивая подальше от происходящего. Повстанцы еще отстреливались, во главе с нашим лейтенантом. Миротворцы падали замертво, и их ряды разбавляли и повстанцы из пятого.
- Финник! - я стараюсь перекричать весь шум, что сейчас оглушал ежесекундно. Какого черта он побежал к этим дверям, где его в одну секунду могут прикончить. - Финник! - я хочу вырваться вперед, чтобы пустить еще стрелу в миротворца, но Гейл встал передо мной, не давая пройти. "Дурак, тебя тоже могут ранить!"

01. 01. 3014 02:01:00 – 02:38:00

- Мы не можем их оставить здесь, - я говорю это Гейлу, все еще стараясь перекричать шум, когда Гейл буквально тащил меня подальше от происходящего. Я понимаю, что это лишь вопрос времени, чтобы нас перебили всех, но ведь мы не можем их бросить. Финник, Джексон - кто им поможет? 
Гейл дернул за руку и Пита, чтобы тот шел с нами, показывая дорогу. Я шла между ними, поджав губы и мысленно повторяя, что с Финником ничего не случится. Он отбивался от профи на Играх, он победил их, будучи самым младшим. Он хороший боец. С ним ничего не случится.
- Они наверняка окружили здание, - выпаливаю я. - Куда ведет этот ход? - вопросы летят в пустоту, потому что у нас нет времени остановиться и все обсудить. У нас вообще нет ни на что времени. И следом за вопросом в голове возникает еще один - остальные найдут этот ход? Я снова поджимаю губы от обиды. Я должна была сразу для себя уяснить, что война - это не игры, всегда приходится чем-то жертвовать. Но я не хочу, чтобы умирали те, кто мне дорог. Я вообще смертей не хотела.

Колчан

Простые - 7/10
Зажигательные - 8/10
Разрывные - 9/10

Отредактировано Katniss Everdeen (Сб, 18 Июн 2016 23:20)

+4


Вы здесь » THG: ALTERA » Bellum » Дом правосудия и площадь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC