Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » [c] 10-20.12.3013,Capitol, We live in cities you'll never see onscreen


[c] 10-20.12.3013,Capitol, We live in cities you'll never see onscreen

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

http://s2.uploads.ru/U4FHr.png

[audio]http://pleer.com/tracks/7237712txxv[/audio]


• Название эпизода: We live in cities you'll never see onscreen;
• Участники: Reagan Lerman, Christian Solo, Cashmere Fraser, Cecelia Johnson;
• Место, время, погода: 10-20 декабря, телестудия Капитолия и ряд других локаций. Время-погода разнятся;
• Описание: план Сноу о капитолийской пропаганде вступает в силу. Новый символ, киногеничный миротворец и чипированная победительница - основные ингредиенты этого безумия. Владелец Капитол ТВ лично курирует взрывоопасную команду и ходы, которыми приходится завоевывать зрительские симпатии, зачастую оказываются сюрпризами для всех;
• Предупреждения: у нас нет выбора, Женя, Зарецкому холодно (с).


+4

2

Жить тебе в эпоху перемен — именно так китайцы издревле проклинали своего самого злейшего врага, искренне веря, что страшнее недуга на человеческую долю выпасть просто не могло. И в чём то они были правы.
Рэйган стоял у окна своего кабинета в главном телецентре Капитолия и взирал сквозь кристально прозрачную гладь на оживающий ото сна город. Солнце встало совсем недавно, оно катилось по небу, словно в колеснице Аполлона, постепенно освещая каждый дюйм величественного города, со всех сторон наглухо закрытого приграничной стеной. Улочки заполнялись первыми прохожими, свет сквозь шторы заглядывал в окна, заставляя неисправимых сов морщится в постелях, зарываясь под одеяло ещё и ещё глубже, как в панцирь. Здесь, в телецентре жизнь вообще никогда не прекращала своё бурления, эфиры круглыми сутками снимались на сотни телекамер, километры плёнок загружались в барабаны, транслируя на все экраны Панема то, что велелось предписанным графиком, одни звёзды пребывали на смену тут же отъезжающим в своих огромных монстрообразных автомобилях, кисти гримёров порхали в воздухе, терпкий запах духов сменялся лёгкой вуалью пудры,  от которой при попадании в нос, у Лермана начинался жуткий приступ чиханья.
Мужчина стоял и молча смотрел в окно, всё вроде бы было, как обычно, день, неделю, месяц назад, в мире масс медиа вообще редко что меняется настолько кардинально, в отличии от всего остального, это свой маленький уютный мирок, где каждая перемена запланирована бессменным графиком, копии которого были даже у самого последнего уборщика. И всё таки ему было не по себе, от позавчерашней поездки к родителям Кашмиры внутри остался горький осадок неизбежности. В борьбе за её жизнь, Рэйган даже не заметил, что всё это время пытался идти против течения, с каждым новым шагом пытающимся загнать его обратно в предписанные рамки. Он выкупал её на аукционе, на следующий день девушку бросали на Арену, он устраивал ей поездку к родителям, на следующий день, точнее в десять часов следующего Рэйгану приходит окончательное распоряжение, о начале съёмок, в которых Кашмира должна будет не только изображать символ, но и возможно пытаться оказывать знаки внимания какому то очередному перекачанному выскочке. Смяв бумагу в ладони, мужчина точным пассом отправил комок в мусорную корзину, за секунду до того, как в дверь кабинета постучали.

-  Мистер Лерман, они прибыли.

Коротко докладывает заместитель, тут же ретируясь по своим делам. Поправив ненавистную удавку, именуемую галстуком, сегодня он сидел особенно удушающе, мужчина ещё минуту смотрел в окно, созерцая зимний пейзаж, после чего наконец с неохотой покинул кабинет.

-  Итак, все вы уже знаете зачем оказались здесь.

Рэйган ещё раз коротко обвёл взглядом собравшихся, особенно ни на ком не задерживаясь, в рабочих моментах он был безукоризненно собран.

-  Сегодняшнее интервью будет построено в форме беседы, с небезызвестным вам Цезарем Фликерманом. Цель: максимально искренне рассказать зрителем историю спасения трибута Арены со вражеской территории Дистрикта 13. Вы должны раскрыть зрителям глаза на истинную суть повстанческой пропаганды, а именно, эти люди являются по сути всего лишь угнетателями, жаждущими власти, Сойка-пересмешница лишь пешка в их руках, капитолийские военнопленные могут рассчитывать исключительно на милостивую казнь со стороны их лидера. Имеется даже один пример - Виктория Диаваль, в прошлом помощница президента Сноу. Казнена по приказу военного трибунала Дистрикта 13, приказ отдан лично их лидером — Альмой Койн.

+4

3

[float=left]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/02/49/36/0249367114a5964672b9984237f6cf22.gif
Justin Timberlake - What goes around comes around[/float]Кристиан держал в руках какую-то странную бумагу. Писанину, если быть точнее. Аккуратными печатными буквами на плотном дорогом листе с золотыми вензелями по бокам было написано весьма пространно то, что Соло должен был в грядущем будущем совершить.
Скажем так, Крис был рад не сильно. Он вообще считал, что теперь из тех, кто повесил пиджак на гвоздик. Продал, так сказать, балетные тапочки. И, в конце-то концов, в стране шла война и его участие всенепременно важно было на фронте, а не на пьедестале у телекамер.
Мужчина сложил листочек пополам и поднял голову, как будто смотрел глаза в глаза тому, кто сидел напротив. Во взгляде читалось примерно следующее: "вы что, серьёзно?". К настойчивому чувству, что его хотят угробить примешалось другое чувство - как будто над ним предварительно хотят поглумиться. Ещё можно добавить смешанные чувства по поводу ожившей Крайс-Кортес и чипированную Джонсон, которая наверняка уличит момент, чтобы что-нибудь острое всадить ему в спину.
Соло отложил листок и поднял щит, который был прислонён к стене. В комнате, конечно, и так было не развернуться, но игрушка миротворца всё же нашла себе местечко. Старк, несмотря на своё физически вроде бы здоровое состояние, щит обратно не потребовал, значит Кристиан мог оставить его себе. И, кстати, автор данного письма просил прихватить с собой игрушку. Мол, так образ будет ещё брутальнее. Соло поморщился и глубоко вдохнул. Ладно. Делать всё равно нечего.

Съемочная студия находилась почти в центре Капитолия. До неё Кристиану было 15 минут пешком, поэтому он не отказался от прогулки. Надо сказать, правда, что костюм и щит стоило взять с собой и переодеться в него уже в студии, но Крис решил, что сей акт на глазах любителей показной драки лучше не проворачивать. Поэтому отделался только восемнадцатью автографами, тридцатью поглаживаниями, шестнадцатью объятиями и двумя едва ли не соблазнениями. "Извините, мне нужно идти," - вежливо убирал с себя чужие капитолийские руки Соло, относясь к такому вниманию как к капризу глупых детей. Хотя для Криса и было удивительным то, что его ещё кто-то помнил.
В помещении для ожидания Соло оказался первым. Он уселся на диван, прислонив в краю своё фрисби, и принялся ждать.

Мало кто... да что там - никто не знал историю Кристиана Гранта Соло. О его детстве, о его взрослении, да вообще о чём-нибудь, что связано с прошлым. Что он любит больше всего, что его возбуждает, что нравится, что отвращает, что заставляет скучать?.. Конечно, совершенно справедливо можно сказать, что этот парень глубоко несчастен. Ну уж нет, не всё так драматично. Дело было в том, что Кристиан не знал, что любит. Что его возбуждает, что нравится, что отвращает, а что заставляет скучать. "Я не знаю," - вот что говорил он, если какой-нибудь глупец вдруг решался задаться таким вопросом. "Я. Не знаю."
http://33.media.tumblr.com/f746493289b9b2c41f3adb250cc2eaf0/tumblr_nahq8zsBLL1qj0fdgo4_500.gif
Между тем, его молчание хранило нечто большее. Демоны, кроющиеся глубоко, немыслимо глубоко в его душе, были плотно заперты под тяжелый амбарный замок. Скажем прямо - вас ведь тоже смущает необычная, нечеловеческая внешность миротворца Соло? И если побыть с ним немного, свои опасения можно только подтвердить. И Кристиан действительно не такой как все. Он знает это. Он знает, как это произошло. И он знает, что может быть с этим, если нужные люди поймут, что к чему. Нет, ну стойте - скажете вы - суперсила, разве ж это плохо? Это ведь прекрасно!.. Нет. Нет и нет, Кристиан с озабоченным видом станет отнекиваться. В этом нет ничего хорошего, эта сила  может убить его самого. Каждый день, просыпаясь, он прекрасно понимает, что лабораторная крыса номер три - таков был его порядковый номер в эксперименте Рэтс - может умереть в любую минуту. Потом эти странные метаморфозы с телом, голод и головные боли, хоть и проходили, но всякий раз пугали Криса, грозясь нагрянуть внезапно и причинить боль. Поэтому он не видел ни собственной силы, ни собственной обаятельности, ни возможностей. "Сиди тихо, не отсвечивай", - думал Соло, - "и избежишь больших проблем." - Вот и вся логика.
Ко всему прочему нужно добавить, что ничего приятного в тех воспоминаниях не было, и Кристиан не хотел в них погружаться. Ему проще было начать свою жизнь с нуля, пусть и с возраста в 27 лет.
В общем, Соло был типичным примером омута с такими чертями, что переродки с 74-тых казались милыми котиками.

[float=right]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/d2/0a/bf/d20abf0758f1a2450720f23e81e83d61.gif[/float]Чёрт. Кажется, кто-то уже дважды звал его по имени. На третий раз солдат удивленно повернулся на голос. И правда, не стоило так отвлекаться.
Почти сразу после перезагрузки Соло в помещение оказался мужчина с видом самого важного бизнесмена в Капитолии. Соло поднялся ему навстречу, параллельно беря в руку свой щит, и коротко кивнул. Губы парня всё ещё были плотно сжаты в полоску, вид в общем был крайне сосредоточенный, да и вообще казалось, что Крис вот-вот сорвется и наговорит каких-нибудь гадостей. Впрочем, всё, что он и хотел сказать, можно было уложить в одну фразу: "можно мне домой?"
Кристиан покорно молчал, разглядывая лицо появившегося. Рейган Лерман, видимо письмо с вензелями прислал именно он. Соло не нравилось, что мужчина не гладко выбрит. Очень не нравилось. Лерман вообще не нравился Кристиану.
Когда парень закончил, Крис поднял на него свои кристальные глазки.
- Надо бы поставить рамки искренности, мистер, если не ошибаюсь, Лерман. - Голос чёткий, деловой и серьёзный. - Потому что телевидение лично у меня плохо вяжется с искренностью.
И чего Крис взъелся на парня? Неизвестно. А может быть причины и были.
Соло соскользнул взглядом с лица Лермана на Цицелию, которая тоже была здесь, а затем, задержавшись на несколько мгновений, бросил взгляд, точно теннисный мяч, в противоположную стену.

Отредактировано Christian Solo (Вс, 7 Фев 2016 17:23)

+3

4

look

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/6b/aa/65/6baa658d6efcae0fbb93bc54d7e27ed6.jpg

Ранние подъёмы - не самая сильная сторона Кашмиры. Когда они с братом учились в академии, родители просто стаскивали их с постелей, и, оказавшись на полу, близнецы за неимением лучших вариантов с ворчанием шли одеваться. После возвращения с арены график стал праздным и необходимость вставать по будильнику (который девушка всё равно никогда не слышала) отпала. За некоторыми исключениями в виде пребывания в Капитолии и участия в местных мероприятиях. Теперь это исключение снова вернулось в жизнь Кашмиры, ровно так же, каким оставалось на протяжении десяти лет:

-Золотце, ты всё ещё спишь? Немедленно просыпайся! У нас столько дел, такой ответственный день! Кашмира? ПОДЪЁМ! - раздвинув шторы в спальне и подскочив к кровати, где Фрайзер тщетно пыталась зарыться в подушку, Марс громко хлопает над ухом девушки в ладоши. За что ставшей бесполезной подушкой в него мигом прилетает. Ещё пару минут победительница сидит на постели, свесив босые ноги, и тупо пялится в пространство, дожидаясь загрузки данных. Когда каждый вечер завершается снотворным, утро тем более не бывает лёгким. Относительно осознанный взгляд возвращается Марсу. Стилист открывает дверь ванной и нетерпеливо сообщает:
-Первый день съёмок! Если ты будешь так же пялиться на Цезаря - у него парик поседеет - ах, да. Кашмира Фрайзер. Двадцать восемь лет. Новоиспеченный "символ Капитолия", заступает на вахту непротивления злу насилием с сегодняшнего дня. Реальность наконец встаёт на место, Кашмира плетётся в душ, где старательно плещет на лицо холодной водой.

Попытка завтрака проходит под бесконечное жужжание стилиста и фена. Уложив золотые волосы подопечной крупными волнами, Марс, поминутно напоминая ей о необходимости поесть и не задаваясь вопросом, как это можно сделать, когда по лицу снуют кисти, накладывает макияж. Сегодня - подозрительно умеренный. Всего лишь освежил тон лица, подвел глаза, да накрасил губы:
-Что, ты мне даже перо никуда не воткнешь? - сонно интересуется Кашмира, потягивая кофе и указывая подбородком на полулитровый термо-стакан. Туда тоже кофе. Крепкий, с собой, пожалуйста. Марс в ответ только фыркает и скрывается в гардеробной.

-В медальоне - фотография Блеска. На случай душещипательности - на диван перед девушкой ложится отглаженная новая одежда. Спортивного покроя комбинезон, синий, с искусственными потёртостями, явно стилизованный под форму Тринадцатого. Но аксессуары капитолийские. Ремень из крокодиловой кожи с крупной золотой пряжкой, черная с золотом накидка в стиле Бальдера (дай бог заикания тому, кто её придумал), золотой медальон в виде сердца и крупный перстень с эмблемой Капитолия. Последний Кашмира надевает на средний палец левой руки. Нет, ничего не имея в виду.

-Положи туфли в сумочку, наденешь в студии - велит стилист, поправляя манжеты накидки и выравнивая пряжку ремня. Фрайзер кивает, надевая пока что тёплые ботинки и длинный белый пуховик:
-Возьми мой кофе - машина, припаркованная у входа во дворец Сноу, увозит девушку и стилиста в телецентр. Один из ассистентов встречает их в пункте назначения, провожая в место сбора. Заспанный символ, сжимая в руке стакан с кофе, входит в комнату третьей. Джонсон и тот сильный блондин из тюрьмы уже заняли свои места. Марс ушел в гримерную:
-Доброе утро. Цецилия, д... - короткая заминка. Кашмира вспоминает, что парня не зовут дуболомом. Это она его так назвала за некстати вырубленного Старка. Зовут же его...
-Кристиан - широко улыбается Фрайзер, занимая свободное место в кресле. Так она сидит в одиночестве, но Кристиана и Цецилию чудесно видит. Через два глотка кофе в комнату входит Рэйган. Подтянутый, бодрый, и в отличие от их команды - имеющий курс. Если бы позавчера она не видела его в майке, стряпающим пирог, то в жизни бы не поверила, что Лерман бывает каким-то другим. А сейчас Кашмира ловит себя на мысли, что даже рада его видеть. Так съёмки пройдут спокойнее. Но радость эту никак не выражает, чтобы не сбивать Рэйгана с официальной нотки:

-Я поняла - отзывается девушка коротко. Искренне расскажет, как её спасли из подземного плена, ни словом не обмолвившись о пребывании в островной тюрьме. Искренне (на сей раз действительно) поведает об истинной сущности "борцов за свободный Панем"... Извините, если не всплакнет о Диаваль, пусть земля ей будет в три пуда.
-Кристиан, ты ни разу не беседовал за чашкой чая? Не напрягайся так, Цезарь подскажет, в какую сторону вести диалог - парень выглядит таким очаровательно-серьёзным. Словно не знает, что рамки здесь - как картонные декорации. В искренность должны поверить зрители, а сами они вольны передвигать её, как угодно. Главное - парадной стороной.

+3

5

Демонстративно закинув ногу на ногу, Джонсон откинулась на спинку кресла, положив локти на подлокотники и сцепив на животе пальцы. Намек уже отчасти понятен. Идите все к черту.
Вот уже вторую неделю чипированная была поглощена  нелепым, безнадежным, мрачным, всепоглощающим горем. От него плохо спалось, от него болела голова, от него хотелось накинуть веревку на ближайший светильник под потолком и тихо повеситься. И самым ужасным было то, что Джонсон практически не помнила человека, по которому так самозабвенно убивалась последние дни. Если многие жалуются на наличие внутренних демонов, то победительница готова волком выть из-за их отсутствия. Чувства без воспоминаний - это как день посреди ночи! Крышу сносит от одного осознания невозможности данной ситуации. Зачем ей вообще рассказали о смерти мужа?   
Чип уже давненько не активировали и некоторые черты характера прежней Цецилии стали активно «прорываться» наружу. Возможно, так было нужно для съемок, о которых ей сообщили несколько дней назад. Но вот кто им сказал, что раньше она была святой?
Голова гудела, как медный колокол, заставляя Джонсон еще больше нахмуриться. Миротворцы привели ее в эту комнату больше пятнадцати минут назад, а Кристиан Соло все продолжал таращиться остекленелым взглядом в паркетную доску. И Цели почему-то не решалась съязвить на эту тему. Просто еще один чудак-человек, явно потерявшийся в этой жизни. С ним ясно только одно - ничего не ясно. Их последняя встреча все только усложнила и запутала в голове чипированной. Но Цецилия, как истинная женщина, решила подумать об этом завтра. Или еще попозже. Кристиан только вновь встанет на дыбы, зачем его сейчас тревожить?   
Впрочем, вот она сидит в кресле, пребывая в своих плохих мыслях и наслаждаясь тишиной, украдкой поглядывая на зависшего Криса и чувствуя себя, наконец-то, нормальным человеком. Скромно накрашенная, одетая в серо-голубой комбинезон, чем-то напоминающий солдатскую форму. Чего еще ей не хватало для душевного спокойствия?
Разве что объяснений и отсутствие Фрайзер.
Когда блондинка появилась на пороге комнаты, настроение Цецилии резко упало до нуля. Еще сильнее скривившись и побледнев, чипированная испепеляющим взглядом проводила девушку до ее кресла. Джонсон чувствовала себя измученной и совершенно разбитой, а улыбающаяся физиономия Кашмиры сейчас явно не вписывалась в ее черно-белый мирок.
-Доброе утро. Цецилия, д... Кристиан.
Интересный поворот. В их последнюю встречу спектакль и то был менее наигранным. Слегка приподняв одну бровь, чипированная все-таки язвительно поинтересовалась:
- Здравствуй Кашмира. Чаю? Кофе? Яду? Ах да, ты же со своим кофе пришла. Предусмотрительно с твоей стороны.
Не меняя позы, хоть руки уже и затекли, Джонсон выжидающе уставилась на дверь. Еще сюрпризы будут? Или на сегодня хватит? Впрочем, от этой ситуации был хоть какой-то толк – Цели смогла немного расслабиться и «утопить» свое горе в ненависти к блондинке. Ведь Фрайзер действовала на победительницу как красная тряпка на быка. Пресловутая женская конкуренция.
Появившийся через несколько минут мужчина мало чем заинтересовал Джонсон. Точнее, он вообще ее не заинтересовал. Пока он деловито толкал речь, Цели продолжал буравить его внимательно сощуренными глазами. После знакомства с Фрайзер и Соло она ко всем относилась предвзято.
- Значит, вам нужно обычное слезливое шоу? – резко перебила собравшихся Цели. Согласна, невежливо. Да не пошли бы они! - Вы так лихо все закрутили, что я борюсь с желанием зааплодировать.
Джонсон затихла, не замечая, что теряет контроль над выражением своего лица, маска презрительности стирается, и на ее месте проступает что-то подозрительно похожее на боль. Выворачивать свои чувства на потеху всему Панему? Потрясающая перспектива.

Отредактировано Cecelia Johnson (Пн, 8 Фев 2016 17:30)

+3

6

Повышения градуса беседы не отмечалось разве что температурными датчиками, коими щедро были усыпаны все четыре стены помещения. Спорить с присутствующими о пользе дела, качестве предполагаемого продукта, некоторыми аспектами масс медийного делопроизводства было всё равно, что пытаться остановить несущийся поезд голыми руками. В конце концов каждый из них имеет право на своё мнение, гражданскую позицию, внутренние недовольства и конфликтное поведение, как средство хоть какой то самозащиты от внешнего раздражителя. Единственно, что Рэйгану было непонятно, почему нападки были адресованы лично ему? Кто то увидел в нём прямого приспешника Сноу, личного палача, Инквизитора, а остальные поддались стадному чувству и продолжили начатое? Радует, что хотя бы не все. Но всё таки, какая несусветная глупость.

-  Рамки искренности, мистер Соло, слишком ограничены, настоящие реалии сознания, неподдельно искренние не загнать ни в какие рамки, именно их вы и должны показать в сегодняшнем эфире. Мисс Фрайзер права, это не так сложно, как кажется. В конце концов, у нас есть в запасе десяток дублей.

Кристиан всегда казался ему несколько диким, для капитолийского мира, несмотря на то, что он уже достаточно долго вращался в этой живой, трепещущей среде. Весьма странно, что при всё этом, он был несколько не приспособлен к жизни. Не в целом, только к капиталистическим аспектам, филигранным, требующих более простого подхода, а этот юноша слишком усложняет позиции.
Единственный, кто чувствует себя, более менее, как рыба в воде, это Кашмира. Переводя задумчивый взгляд на парня и на неё, Рэйган довольно отмечает про себя и расслабленную позу и ясный взгляд, не подёрнутый или затуманенный холодным непроницаемым льдом, невольно задаваясь вопросом о не последней роли поездки в этой значительной перемене. И это достижение его несомненно радует.

Голос победительницы дистрикта 8 прорезает гармоничную атмосферу студии диссонансирующим потоком и Рэйган на несколько секунд задерживает взгляд на Цецилии, не злобный, нет, какой то снисходительный.
Ну да, куда же им до тебя! Что они, забавные телевизионные человечки со смешными голосами, против тебя настоящей? Твой опыт и интеллект делает тебя чуть ли не всеведущей. И все мои мысли вслух однозначно не дотягивают до изысканий твоего пытливого ума. Всё что медийная команда тут понастроила, выверила в логических цепочках, предала канифольного блеска, ты бы сделала и лучше и умнее. Но оно тебе не нужно. Перечеркнув все мысли и чувства одним крохотным механизмом, введя в глубокое несознательное подчинение, инженеры лишили не воли, они лишили её свободы. Единственного что когда то делало тебя живой.  Единственное, что у неё осталось это бессильная ярость, вскипаемая, праведным потоком, обрушивающаяся на головы любого, носящего омерзительное значение — враг! И замете, никто даже не посмеет упрекнуть её в диалектическом релятивизме. В этом уж точно не упрекнет никто!

-  Бороться со своими желаниями вредно, однако энергию более логично было бы направить в рабочее русло, мисс Джонсон. Все аплодисменты в кадре.

Отредактировано Reagan Lerman (Пн, 8 Фев 2016 21:59)

+4

7

I keep looking for something I can't get
Broken hearts lie all around me
And I don't see an easy way to get out of this
-
I've lost and found, it's my final mistake
She's loving by proxy, no give and all take
'Cause I've been thrilled to fantasy one too many times
Smokie - I Just Died In Your Arms Tonight (Cover 2001)

- Хватит, - Стив уверенно вставил своё, как только Лерман закончил. В голосе не было грубости, только серьёзность. Мужчина посмотрел в упор на владельца телеканала, затем бросил взгляд на Фрайзер. Как будто пытаясь осознать, какая у них будет реакция на такой его грубый выпад.
- Давайте сделаем то, что положено, - Крис завел руку со щитом за спину и металлический замок со щелчком принял вес вогнутого диска. Две толстых кожаных лямки, будто бы от рюкзака, сдавливали плечи и грудь солдата, отчего он казался ещё более надутым. Но тут, увы, многое играла форма. А звезда всё так же горела серебряным огнём на груди мужчины, своей пятерней делая объемными рельефы его тела. Да... режиссерам и сценаристам было где разгуляться.

[float=left]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/12/62/ee/1262ee21f06dcc44aeee7df487dd969e.gif[/float]Лифт катил вверх. Сплошь стеклянный со сталистыми перилами и перегородками, он выглядел очень по-капитолийски. Соло вошёл в кабину первый и занял место у дальней стены, опираясь руками о поручень и глядя, как медленно под ногами город становится похож на картонный макет. Огромный щит за спиной Соло фактически полностью закрывал его широкие плечи, даром что щит был громадных размеров.
Стив замер, почти застыл, немо разглядывая двигающийся муравейник с высоты птичьего полёта. Лифт нёс выше и выше, а мужчина был целиком погружен в себя. По-прежнему. Та задумчивость, что выбила его из колеи ещё в приёмной, так просто не желала сдаваться. Кристиан опять обдумывал своё стратегическое положение. Думал, что делать с Крайс. С её странным и постоянным присутствием. Потом эти съемки - снова роль красивого, но глупого парня, который - коли быть откровенным - просто продавал своё красивое тело телекамерам. И хвала всем богам Панема, что юному блондину не пришлось в действительности испытать что значит "продавать своё тело". А ведь если бы он знал, сколько его "владельцу" предлагали денег, какие баснословные суммы, бесконечные цифры пытались склонить несгибаемого "владельца" Соло. В его приватность никто не имел права вторгнуться до тех пор, пока Соло принадлежал Капитолию. А он принадлежал Капитолию весь, до последнего волоса на голове, так как был дитем, взрощенным и вскормленным грудью капитолийских приборов. Ничего личного. И власть имущие понимали, что риск от пользования игрушки развратными гиенами Капитолия слишком высок, вероятность поломки слишком опасна... потому лучше лишний раз продать ту же Фрайзер или Одэйра, если так сильно будут нужны деньги. Соло же хранили и берегли для куда более изощренных целей... что, может быть, Фрайзер и Одэйру ещё повезло.
[float=right]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/f4/7b/35/f47b35aff61432b6146ea91a26ee9fad.gif[/float]Кристиан поймал себя на том, что хмурится. Он поймал себя на том, что задумался и всё ещё стоит спиной к остальным - а это невежливо.
Крис повернулся и сцепил руки, крутя головой и ожидая, когда же кабина лифта, наконец, поднимется до нужного уровня. Казалось, что они уже выше облаков.
Мужчина повернул голову в сторону Кашмиры, бросая взгляд на её наряд и осматривая так, будто видит сейчас только в первый раз. С той встречи в разваливающемся Форте прошло, кажется, очень много времени.
- Твой брат, - тихо сказал Крис в сторону блондинки. Его голос прерывал только шорох пролетающих этажей. - он ведь остался там, на стороне повстанцев. - Крис столкнулся взглядом с Кашмирой и внимательно смотрел за её выражением лица, исследуя мимику своими глубокими по-детски красивыми топазами. - Если Лерман просит правды, я скажу всё, что знаю. Но всю ли правду расскажешь ты?
Крис интересовался не из праздного любопытства. Ему было интересно узнать, за какую команду всё-таки играет эта женщина? Исходя из сводок новостей, которые Крис слушал, будучи в расположении отряда, девушка не отличалась постоянством в своих предпочтениях. Кто знает, может быть и сейчас она играет за другую сторону, и тогда технически они друг другу враги.

+5

8

Медленно переводя взгляд на Цецилию, Кашмира усмехается. Почему бы той просто не сделать если не хорошую, то хотя бы нейтральную мину? Раз уж приходится плыть в одной лодке. Или у Джонсон до сих пор на спине след от её ботинка? Не то чтобы Фрайзер не понравился такой способ здороваться... Но сейчас, увы, он был бы неуместен:
-Попрошу Марса получше следить за моими вещами - чем мрачнее Цецилия, тем шире становится улыбка блондинки. Отношения Кашмиры с женским полом всегда оставляли желать лучшего. У неё не было подруг, откровенничать и общаться девушка тоже предпочитала с мужчинами. Даже играя с Джонсон в одной команде, Фрайзер ни за что не покажет той, что ей самой не так уж сладко и есть о чем молча уставиться в пространство, как это делает сейчас Кристиан. От своей боли немного отвлекаешься, когда провоцируешь чужую, а Кашмира привыкла чувствовать женскую зависть и находить в ней своеобразное тщеславное удовольствие:

-Расскажи о своих проблемах президенту Сноу. Мне принципы не позволяют добивать людей, на которых так плохо сидит одежда - такого ведь поведения Цецилия от неё ждёт? Классической блондинки? Фрайзер стряхивает с рукава комбинезона, более яркого, чем комбинезона Джонсон, несуществующую пылинку. Спокойным в их компании остаётся только Рэйган. Будто уговаривает неразумных детей не швыряться песком. Девушки наверняка могли бы капать друг на друга ядом ещё очень долго, но стрелки часов неумолимо приближаются к обозначенному для эфира времени, и голос миротворца уверенной весомой нотой прихлопывает их обмен любезностями. Крис серьёзен, словно их ждёт не студия Цезаря, а поле, утыканное ловушками Бальдера. Проследив за тем, как он убирает за спину массивный на вид щит, Кашмира легко поднимается со своего кресла. Ей в отличие от некоторых не нужно по десять раз напоминать обязательства рабочего контракта. Этот ещё не самый худший. Честное слово, можно подумать, что Джонсон в мозгу что-то мешает. Или здорово стопорит отсутствие оного. Из комнаты Кашмира выходит последней, пропуская в дверь Кристиана, похожего на черепашку, и мрачную Цецилию. У этого маневра есть определенная цель - на пороге девушка на мгновение оглядывается в сторону Лермана, словно спрашивая - ты с нами? По-прежнему сложно сказать, насколько можно доверять Рэйгану... Но голос разума их команде ох как понадобится.

В лифте девушка стоит, скрестив руки под грудью и пребывая где-то в мыслях. Несмотря на насмешливо-бодрое поведение (так легче вогнать себя в определенный график и образ), она весьма тщательно взвешивает каждое слово из тех, что собирается сказать. Встреча с родителями вдохновила, но одновременно напомнила, как дорого может обойтись малейшая ошибка. К тому же нужно постараться достучаться до Блеска... Неизвестно, что сейчас вкладывает в его голову Койн. Голос Кристиана, не такой на сей раз суровый, звучит в унисон с её мыслями. Кашмира переводит взгляд на миротворца, сталкиваясь с ярко-синими глазами, так удивительно похожими на её собственные...

-Если человек рассказывает всю правду - он скорее всего психически болен - или задумал избавиться от тебя. Заручиться доверием, рассказав о том, как убил собственную жену, а потом, убедившись, что ты прониклась и готова как верный пёс лечь у ног, ударить ногой в подставленное мягкое брюхо.
-Мой брат - и сейчас впервые с момента пересечения сегодня телецентра Кашмира говорит серьёзно, хотя изящно уходит от прямого ответа на вопрос:
-В случае необходимости выбора всегда останется на моей стороне - суть ведь не в том, будет ли это сторона мятежников или Капитолия. Они с Блеском - единое целое, на них не повлияет никакая пропаганда. Фрайзер хочется в это верить, несмотря на последний их разговор в Тринадцатом... Она должна в это верить. Кашмира на мгновение касается пальцами собственной щеки, словно спрашивая себя - не приснилась ли ей та пощечина.
-Ты уверен, что остальным нужно знать всё, что знаешь ты? - никакого негативного оттенка. Девушка просто даёт миротворцу возможность подумать и оценить информацию, пока у них есть время. Излишняя правильность порой способна сыграть со своим обладателем злую шутку. Особенно здесь, в Капитолии. А Соло не выглядит плохим... Скорее, по-детски прямолинейным.

+3

9

И диковатый мальчик в одночасье принимает самое правильное решение за них всех. Полностью убедившись, что участники поняли концепцию, Рэйган не видит смысла более держать будущих звёзд промороликов в давящей всем естеством гримёрке, давая отмашку охране, дабы пропустили их на подходах к лифтам. До павильонов взрослые девочки и мальчики (мальчик) способны добраться и без его поддержки.
Качнув головой  в отрицательном жесте, улыбнувшись и ободряюще подмигнув Кашмире, Рэйган выходит через вторую дверь помещения, ведущую прямо к отделу информационного вещания. Миновав небольшой коридор и три поворота, мужчина входит в обитель управления ровно в тот момент, когда техники закончили тестировать оборудования на мелкие неполадки.

-  Мистер Лерман, все системы готовы.

Рапортует с лёгким южным акцентом, старший по смене Аргос Ньето, одновременно оборачивая вокруг правой руки длинный толстый провод.

-  Камеры готовы, сэр.

Тоненький, почти детский голос Вербены Кастильо, доносится откуда то сверху, а уже через минуту растрёпанная девица в фирменной синей униформе, свешивается до самой земли на одном из страховочных тросов.

-  Базы данных полностью обновлены, новые протоколы защиты активированы. Лояльность индукционного поля более шестидесяти процентов.

С энтузиазмом докладывает кучерявый паренёк в черной жилетке, натянутой поверх клетчатой рубашки и мятых черных штанах, машинально поправляя круглые очки. Солон Еррера считался одним из самых лучших технических специалистов в области информационной безопасности за последние десять лет. Он вполне бы мог потягаться в умениях с Бити, но эффект неожиданности сделал своё дело. Хотя в каком то смысле для продуктивной работы парня это был очень даже хороший стимул. Работоспособность техника зашкаливала за всевозможные пределы, он буквально дневал и ночевал в своей лаборатории, добиваясь максимальной лояльности индукционного поля, забивающее любые искажения в капитолийских эфирах.

-  Отличная работа, ребята, вы молодцы.

Занимая своё привычное место, Рэйган отдаёт ещё несколько распоряжений и свет прожектора заливает роскошную декоративную комнату, служившую, как правило для эфиров с Цезарем Фликерманом. Уж и не знал Лерман, чем так полюбилось ведущему именно эта комната, но отказывать старому другу не видел никаких причин.

+3

10

[audio]http://http://pleer.com/tracks/5354517CKjK[/audio]
Интересно, как давно она потеряла человеческий облик настолько, что даже окружающие перестали видеть в ней человека?  В какой момент запуталась окончательно, разрываясь между личностью теперешней: яростной, озлобленной, но контролируемой, - и прошлой: непоколебимой, немного замкнутой, но авторитетной. Женщина безнадежно желала пробудить свое второе «я», выйти из этого нескончаемого сумбура и попробовать начать все сначала. Она не желала оставаться в шкуре злой сволочи, которая  отыгрывается на окружающих за собственное ничтожество. Но подобные мысли посещали голову чипированной только между тестами в лаборатории, когда контроль давал слабину чаще всего.

Потеряв всякий интерес к происходящему, Джонсон перешла в молчаливый режим ожидания. Высказала свою позицию – молодец, можешь продолжить внутреннее самобичевание. Злобная тень человека.
Через пару минут все куда-то засобиралась, и чипированной пришлось смириться с мыслью о предстоящем интервью. Как бы сильно она ей не нравилась. Женщина откровенно надеялась, что ее пригласили в качестве массовки и, задав несколько вежливых вопросов, оставят в покое. В случае  благоприятного исхода, Джонсон даже согласится выдавить из себя улыбку или пустить слезу. В актерском таланте Фрайзер ментор никогда не сомневалась.

Оказавшись в лифте, все внимание Цели приковал зимний пейзаж за стеклом, заставляя испытать болезненное, давно уже позабытое ощущение дежа вю. Когда-то она вот так же смотрела из окна своего дома, привычно убаюкивая на руках Адама, тихо напевая ему колыбельные, которые помнила с детства. Спокойные, бесконечно мягкие звуки медленно заполняли тишину старого дома, принося в каждую комнату так остро недостающее его обитателям умиротворение. Уложив маленькую пушистую головку в свою ладонь, Цели прижимала ребенка к груди, пытаясь показать ему всю свою безграничную любовь и заботу. Мама победительницы привычно хозяйничала на , заваривая ей очередную порцию слабого чая из валерьяны, в надежде, что ее дочь хоть сегодня поспит спокойно. Их маленький, закрытый от посторонних глаз мирок устраивал женщин своей простотой. Ни Вульфа Джонсона, ни Либериуса Кейна — эти мужчины станут полноценной частью их жизни только через несколько месяцев, разрушив хрупкое равновесие  уже окончательно.
Но это был лишь очередной жалкий отрывок, словно вырванный из контекста эпизод. В голове чипированной их осталось настолько мало, что иногда она сама сомневалась, что все это не плод ее пострадавшего разума. Язвительность, презрение, колкость… чем ей еще остается «прикрывать» ошметки своей личности?  Она злилась и, поскольку не понимала, на кого направить эту агрессию полностью, злилась на всех. И это чувство сжигало ее изнутри, калеча душу, убивая сердце, превращая женщину в черное, мертвое, ходячее недоразумение. О каких приличиях может идти речь?  Особенно, если они перестали иметь для нее, хоть какое-то значение.
Джонсон оперлась рукой на поручень, чувствуя, как близость стекла приятно холодит пальцы. В лифте было душно, но еще более не по себе чипированной стало от монотонного разговора спутников. Ей не нравилось, что они так много болтают. Боже, оказаться бы сейчас на улице… и полностью отдать себя на растерзание яростному ветру; почувствовать пронизывающий до костей холод и забыться хоть на несколько минут. Увы, нельзя. Черт, как же хочется просто оказаться на улице!
   
Лифт остановился на нужном этаже, стеклянные дверки открылись, позволяя «звездному трио» покинуть его пределы. Чипированная неохотно отвернулась от Капитолийских красот и первой вышла в здание телецентра. Дежурившая на этаже охрана жестом указала им направление в сторону съемочных павильонов. Там их уже ждали.

Отредактировано Cecelia Johnson (Ср, 10 Фев 2016 15:56)

+2

11

-С вами как всегда я, Цезарь Фликерман. И сегодняшний наш эфир посвящен чуду. Во времена смуты, развязанной мятежниками, всем нам так не хватает чудес... Воскрешение всеобщей любимицы можно считать одним из них. Она снова с нами, чтобы поведать всему Панему правду... Но не буду портить сюрприз - мужчина белозубо улыбается в сторону мерцающего красным огоньком глаза камеры. Звучит короткое "снято" и Фликерман расслабленно откидывается на спинку своего удобного кресла. Никакого волнения перед эфирами он давно не испытывал, но сегодняшний рабочий день выбивался из привычной колеи.

Во-первых, шоу обретало всё более яркий политический контекст, во-вторых, сегодняшний эфир обещал стать лишь началом нового громоздкого проекта, а это совершенно другая специфика работы. Плюс опять же недавно оглашенные ему изменения в расписании... Но настоящих профессионалов ничто не пугает. Поэтому Цезарь улыбчив, бодр и готов к неожиданностям. От Кашмиры Фрайзер он их не ожидает - девушка всегда радовала его редкой киногеничностью и умением поддержать беседу. Но Цецилию Джонсон Фликерман знал хуже - она сравнительно редко мелькала в капитолийском эфире. А третий участник группы и вовсе был для него тёмной лошадкой. С другой стороны... Находит ведь он ежегодно подход к кучке потенциально приговоренных трибутов? Едва ли сейчас задача окажется сильно сложнее.

Наконец ассистент вводит в павильон его студии (Цезарь не признавал смену места и потому о студии уже думал как о собственности) троицу, которой предстоит в ближайшем будущем достучаться до каждого сердца Панема. Кашмира Фрайзер, по-прежнему очаровательна, словно её не вытаскивали из подземелий. Цецили Джонсон, внешне тоже не изменившаяся, насколько Фликерман её помнил... И высокий молодой человек словно созданный для телеэкранов. Литые мышцы, серьёзное выражение лица, золотые волосы - может потягаться киногеничностью с их мисс символом. Просто чудесно! Глаза Цезаря от перспективы лакомых кадров вспыхивают энтузиазмом:
-Добро пожаловать, друзья. Устраивайтесь и чувствуйте себя, как дома. Представьте, что мы беседуем без всей этой технической суеты... Девочка моя, я был так рад узнать, что ты в порядке - он улыбается Кашмире, пожимая нежную руку:

-Цезарь Фликерман, рад знакомству - рукопожатие достаётся и Кристиану, причем, не переставая улыбаться, Цезарь ненавязчиво теснит его к тому же дивану, куда только что села Фрайзер. Впрочем, было бы нехорошо разделять группу...
-Цецилия. Счастлив видеть снова - быстро выстроенная ведущим картинка выглядит следующим образом - Кашмира сидит по центру белого дивана, справа от неё высится миротворец, несколько смахивающий на медведя в кукольном домике, слева - Цецилия. Все трое одеты в сине-серой гамме, образ достаточно единый и контрастный. Фликерман в серебряном пиджаке и голубом парике занимает тёмно-синее глубокое кресло напротив.

-Сегодня эфир непрямой, так что не волнуйтесь. Всё можно поправить в монтажной. Кроме выражения ваших глаз - сделайте так, чтобы зрители сопереживали вам всей душой. Готовы? - подмигнув команде, Цезарь с пулеметной скоростью и роскошной улыбкой переходит к своему тексту:
-Цезарь Фликерман всегда выполняет свои обещания. Счастлив объявить о возвращении домой Кашмиры Фрайзер, которую мы считали умершей после устроенного мятежниками взрыва. Где же бедняжка находилась столько времени, спросите вы? Кашмире довелось побывать в Тринадцатом дистрикте, но усилиями капитолийских военнослужащих победительницу удалось вызволить из плена и сегодня она готова поделиться своим рассказом с вами. Повезло выжить на арене и мисс Джонсон - наши врачи долгое время сражались за её жизнь, но теперь ей, к счастью, ничто не угрожает. Мой третий гость - Кристиан Соло. Посмотрите на этого юношу - разве он не воплощение идеального миротворца? - по плану Цезаря здесь бы неплохо дать крупный план плечистого анфаса Кристиана - ну да оператор у него опытный, наверняка не упустит такую фактуру.

-Кашмира, для всего Панема весть о вашей с Блеском смерти стала огромным потрясением. Мы сгораем от желания узнать - что произошло после прорыва арены? Где сейчас Блеск? Как тебе жилось на стороне повстанцев и как удалось спастись? Какую роль в этом сыграли Кристиан и Цецилия?
[AVA]http://sf.uploads.ru/L1Dpt.png[/AVA]
[NIC]Caesar Flickerman[/NIC]

+2

12

You look up to the sky
With all those questions in mind
All you need is to hear
The voice of your heart
Кристиан долго и внимательно смотрит на Кашмиру. Во взгляде скользит, лёгкий, почти неощутимый, разве что кончиками пальцев - укор. Соло не любит, когда его оскорбляют, пусть даже косвенно, не важно. Любое слово в его сторону, имеющее негативную оценку - это крошечная петарда, которая хоть и не опасна, может выколоть глаза.
Женщина отводит глаза, но Соло всё ещё смотрит на неё, куда-то - в силу своего исполинского роста - куда-то в область виска.
- Уверен, - сказал он после некоторой паузы. А потом открылись двери лифта.

Точно бы стервятники, люди в ярких одеждах, странных париках и со странной кожей растащили троицу в разные стороны. Соло, конечно, достался команде из трёх женщин. Ну нет, вообще-то там был ещё и четвертый - мужчина, но лучше бы он тоже был женщиной... (впрочем, судя по нему - он был уже близок). Кристиан уже немного обвыкся в этом кишащем буйстве красок, но всякий раз ему всё равно казалось, что горло стягивает тугой бечевкой. Даже дышать хотелось реже, и неимоверное желание покинуть помещение навязчивой мыслью стучало в голове.
Крис молчал, только послушно выполняя необходимое: Кристиан, детка, встань; солнышко, сядь; душечка, поверни сюда голову; крепыш, посмотри-ка вот сюда. И, конечно же "о, какой ты... большой!". Последнее особенно разочаровывало Соло. Да, целиком и полностью из него медийную личность не сделали - на публике он был только пару раз, и один из них - церемония выхода первых роликов, а второй - встреча у Президента, хотя Сноу там и не был. Вот и всё. Кристиану запрещали распространятся о его ролях, говорить со СМИ и вообще как-либо продвигать себя медийно. "Ты просто лицо", говорили ему, "собирательный образ солдата. Ты - миротворец, ты не Кристиан Соло".
Вот и весь шоу-бизнес.  Впрочем, если судить строго, Соло даже повезло, что его оградили от всего этого: инкубаторский ребёнок о многом только слышал. И, надо сказать, что даже в душе был благодарен своим благодетелям. В душе.

После того, как его привели в порядок (стилисты сделали его более мужественным, как им казалось), его проводили в какую-то комнату. Там было темно и во всю стену мерцало большое пано. Это были горы, сплошь занесённые снегом. И ещё метель, кружащая крупными снежинками на переднем плане. Пока Кристиан с любопытством осматривал новые декорации, кто-то отобрал у него щит и вручил шлем-каску от костюма. Да, Соло приходилось сводить знакомство с такими помещениями - это блок для промо-реклам, вроде тех, что крутят в пятиминутном промежутке между фильмом и  программой новостей. Что-то вроде тизера, да, короткий анонс. Когда глаза привыкли к темноте, Соло разглядел помещение более детально. Громадная стопка у стены заинтересовала его и он подошёл ближе. Каково же было его удивление, когда он увидел, что это огромные баннерные плакаты - такие обычно висят на улицах Капитолия - с изображением лица Кашмиры в центре и они с Цицелией по бокам. Фотографии были явно старые (его так точно), да и сам факт наличия оных крайне удивлял. А что, если бы Соло, например, отказался приходить?..
Крис не успел дочитать афиши, кто-то с силой потащил его за руку прочь, вталкивая в руки щит.
-... мы добавили пару штрихов, теперь твоя безделушка выглядит не так искусственно, - сообщал бодрый маленький фиолетовый парень с прической в форме... нет, Кристиан слишком приличный, чтобы выдавать такие сравнения. - Этот ролик не займёт и больше пяти минут. Всё, что тебе нужно - только картинно повернуться и посмотреть в камеру. Тоже самое сделает она - и всё, стоп - снято! - Человечек явно был рад.
- Погодите, о ком... - Только успел начать говорить Крис, а потом перед ним буквально из земли выросла Цицелия. Он едва на неё не налетел. - А... - Закончил он свою речь, стоя от Цицелии в каких-то двадцати сантиметрах и ошарашенно глядя на неё так, точно сейчас она должна как минимум дать ему по лицу.
С событий в спортзале они не перекинулись ни словом. Кристиан всё ждал подвоха и просто не знал как себя вести и чему верить. Но судя по тому, что Джонсон всё ещё не бросилась на него с ножом - может быть он и ошибался...
- Извини, - сказал Крис, отступая на шаг от девушки и возвращая ей её личное пространство. Не совсем было понятно, за что именно мужчина извинился. - Я знаю, что это не твоя воля. Ты бы не стала... - Крис говори отрывками, борясь в голове с мыслями о том, что не имеет права разглагольствовать о чипах, а ещё в памяти ворочалось змеёй воспоминание о том дне, когда он ничего не сделал, чтобы спасти женщину от железяки в голове.
Неизвестно, хорошо было или плохо, что им не дали поговорить, потому как свет замигал и их попросили перейти на площадку.
In a world full of pain
Someone's calling your name
Why don't we make it true
Maybe I, maybe you

[float=right]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/cd/12/3b/cd123bcfb05b17034edb1b79c00615e3.gif[/float]- А... дубина! - не выдержал местный постановщик спустя пятнадцать минут тщетных страданий. - Твоим выражением лица только детей пугать! - Мужчина лет за 40 с седыми волосам - или белыми? - и в ярко-ярко синем пиджаке, отливающем неоном подошёл к Соло и угрожающе помахал ему кулаком перед носом. К сожалению этот Майкл Бэй доставал Крису только до ключицы.
Поскрежетав зубами ещё минутку, Тианж вдруг просиял.
- Слушай сюда, провал капитолийского кинематографа, стой спиной до тех пор, пока не захочешь повернуться. Думай о чём-то своём. Ты же солдат, ты занят. И как только... ну ты понял. - Тианж помахал руками, - давай уже, включи голову.
Соло покорно молчал и с начала съемки не проронил ни слова. Он был каким-то задумчивым. Отвернувшись, он смотрел на дешевую - вблизи - проекцию заснеженных гор. И ему действительно удалось задуматься... когда вдруг знакомое, произнесенное спокойным мягким голосом - Кристиан? - заставило его обернуться.
- Снято! - Тианж соскочил со своего стула и все радостно зааплодировали.

Другой павильон. Другие софиты били Кристиану в лицо. Он немного зажмурился, пытаясь в кромешной тьме разглядеть то, что было по ту сторону сцены - были ли там люди? Навстречу ему, Кашмире и Цицелии вышел Цезарь. У него были лошадиные зубы, начищенные до такой белизны, что, кажется, должны были мерцать в свете.
Соло молча пожал руку ведущему и сел туда, куда сказали. Он чувствовал себя немного потерянным. Да, с камерами он был знаком, но медийная личность из него всё равно была крайне прискорбная. В костюме было жарко, щит за спиной вдруг показался тяжелее обычного, и ещё было очень душно.
Ни дать, ни взять - Соло вёл себя сейчас на сцене почти так же, как Китнисс Эвердин, впервые попавшая на сцену. Пусть Соло было куда проще и, в конце концов, он был мужчиной, но уверенности в себе это ему не придавало.
Он шарил глазами по павильону, разглядывая всё как ребёнок и явно портя этим самым кадр. И реагировал он только на своё имя, невзначай произнесённое Цезарем второй раз за пару минут. То, что он сидит рядом с Фрайзер - и то он понял совсем не сразу. Когда Цезарь задал свой вопрос - Соло повернулся и стал внимательно рассматривать профиль женщины, почти также как там, в лифте. Интересно было узнать, каков будет её ответ теперь.
Maybe I, maybe you
Are just soldiers of love
Born to carry the flame
Bringin' light to the dark

[audio]http://pleer.com/tracks/78373Q1Cy[/audio]

+3

13

Глядя на то, как Кристиан с видом непонятой безгрешности выходит из лифта, Кашмира только пожимает плечами. Его право. Может рассказывать всё, что посчитает нужным - от этого разве что ребята на монтаже повесятся через сотню дублей. У самой же Фрайзер подчеркнуто принципиальные люди с некоторых пор вызывают активное недоверие. И слишком много их развелось - сначала Рэйган, теперь этот правдоруб в нагрузку. Она не купится на удочку с принципами и чувством долга ещё раз. Всё это не больше, чем пафосный треп.

Ассистенты, кажется, ожидали прибытия лифта, как бегуны ожидают выстрела стартового пистолета. Стоит дверям звякнуть, как к ним подлетает целая команда разряженных и разукрашенных телевизионщиков, быстро разбирая их группу на отдельные составляющие. Кашмиру тащат в гримерную, по пути трое её сопровождающих явно считают долгом хотя бы коснуться нового символа. Кто-то касается волос, кто-то щупает материю накидки:
-И поправить нечего. Ты восхитительна. Всё такая же куколка. Марс отлично поработал, ты точно была в Тринадцатом? - слышатся со всех сторон вопросы, на которые Кашмира пока предпочитает не отвечать иначе, как улыбкой. Чтобы не терять накопленный для шоу настрой. К тому же это Капитолий - ответов на половину реплик здесь и не ждут. Непрерывная болтовня - что-то типа естественного фона местной среды обитания.

-Я сам займусь нашей звездой - звенит голос Марса, когда процессия наконец достигает гримёрной. Стилист выглядит раздувшимся от гордости, как индюк - ещё бы. У него тоже звёздный час. Допустили к чудесно воскресшему телу, позволив автоматически возвыситься над вечно конкурирующей стилистской братией. Кашмира послушно опускается в кресло, но результаты утренних усилий Марса ещё не сошли на нет, так что много работы действительно не требуется. Стилист лишь слегка освежает объём волос да подкрашивает ей губы. Наверное, с Кристианом и Цецилией сейчас проделывают схожие процедуры.
-Как настрой, золотце? Готова? - спрашивает Марс, отступая на несколько шагов и с критичным видом оглядывая объект своих трудов. Затем ещё раз проходится по вискам и скулам Кашмиры кисточкой с матирующей пудрой. Под софитами очень жарко, а блестящая кожа смотрится некрасиво.

-Всё отлично - отзывается Кашмира уже становящейся привычной мантрой. После чего в сопровождении Марса идёт к съёмочному павильону. Стилист со своей гигантской косметичкой мигом растворяется где-то во мраке бэкстейджа, а навстречу Фрайзер и подошедшим Кристиану с Цецилией выходит старый знакомый Фликерман.
-Спасибо, Цезарь. Я тоже скучала - улыбается ему девушка в ответ на рукопожатие. Ведущий - капитолиец до мозга костей, но далеко не самый плохой вариант. Несмотря на эпатажный внешний вид и огромную коллекцию цветных париков, Фликерман, по мнению Кашмиры, был куда умнее, чем демонстрировал. Чтобы удержаться на Олимпе постоянного ведущего в столице, одних белых зубов мало. Поучаствовавшая в огромном количестве съемок, победительница могла смело утверждать, что съемки с участием Цезаря обычно проходят быстрее и спокойнее.

Кашмира садится на диван, по обе стороны от неё усаживают Цецилию и Кристиана. Хорошо, если никто из этой команды не надумает вцепиться ей в волосы. Что-то подсказывало победительнице, что её правда будет отличаться как минимум от версии Криса. Но Фрайзер с равным энтузиазмом выдала бы на камеру любой бред, кроме той самой настоящей-правды о том, что произошло в Восьмом дистрикте. К счастью, никому здесь эта информация нужна не была. Кивком подтвердив свою готовность, Кашмира застывает на диване улыбающейся статуэткой - выпрямив спину, изяшно вытянув соединенные лодыжки. Действия доведены до автоматизма и все её выигрышные ракурсы девушке давно знакомы:

-Цезарь, можно я сначала скажу, как приятно снова оказаться дома? До сих пор не могу нарадоваться - особенно на контрасте с островной тюрьмой, но и эта часть правды им без надобности. Взгляд Кашмиры становится задумчиво-серьёзным - она обдумывает свои ответы, одновременно ощущая, как взгляд миротворца сверлит её висок. Такое ощущение, что собирается дать ребёнку вместо конфетки касторку:
-Панем может не беспокоиться за Блеска - он жив, но пока находится в Тринадцатом. Я не помню момента взрыва... Незадолго до прорыва арены меня ранили и я потеряла сознание. Брату пришлось пойти с мятежниками, чтобы сохранить мне жизнь... А я очнулась уже в подземельях - совсем недавно Кашмира озвучивала эту ложь родителям, второй раз текст льётся ещё более гладко и уверенно. Потому что ей самой хотелось бы, чтобы он был правдой. Отключилась и очнулась в стане мятежников. Ни голубых пронзительных глаз, смотрящих на неё в планолёте, ни солёной воды, обжигающей рану в заплыве к своему ориентиру...

-Если бы ты видел, как живут эти несчастные люди, Цезарь... Не удивительно, что они так озлоблены. У них нет ничего, кроме строгого расписания. Ни хорошей еды, ни красивой одежды, ни развлечений - прильнувшие к экранам капитолийцы наверняка должны ахнуть, всплакнуть или перекреститься, представив себе такие тяготы:
-Вся агрессия мятежников происходит из зависти к нам, нашему стилю жизни, нашим ценностям. К сожалению, они смогли перетянуть на свою сторону Китнисс Эвердин... Но нельзя винить несовершеннолетнюю девочку в том, что она пытается там как-то выживать. Под землёй немудрено сойти с ума. Может, и меня бы ждала такая участь, если бы не Кристиан и Цецилия - сейчас бы подошел какой-нибудь жест благодарности, но трогать Джонсон Кашмира не рискует, поэтому накрывает ладонью руку Кристиана и, глядя ему в глаза, посылает парню самую теплую свою улыбку. Заодно возвращая его хаотичный фокус в кадр.

-Мятежникам нужны навыки победителей, потому они и забрали нас с братом с арены. Как только я немного окрепла, меня стали отпускать на задания - и в Восьмом дистрикте мне повезло. Мятежники наткнулись на формирование наших миротворцев. Меня узнали и в ходе сражения Кристиан и Цецилия смогли отбить меня от отряда и вернуть в столицу. К сожалению, брата в тот день со мной не было, но я верю и надеюсь, что он сейчас смотрит наш эфир и понимает - Капитолий его не бросил, его тоже здесь ждут. Некоторое время после возвращения я провела под наблюдением врачей, подземная жизнь никому не даётся легко. Но как только почувствовала себя лучше, не смогла оставаться в стороне. Панем должен знать правду - взгляд девушки по-прежнему обращен на Кристиана. Первую ноту спектакля Кашмира разыграла - теперь нужно, чтобы оба её спутника подтвердили сказку о своём героичном пребывании в Восьмом.

+4

14

Монотонное жужжание стихало по мере нарастания истинно рабочего процесса. Технический персонал уже покинул комнату управления, но Рэйган точно знал, что в случае непредвиденной ситуации вся команда соберётся в студийной в мгновении ока.
Отлаженная система встретила двух работников пульта мерным шуршанием, за толстой стеклянной перегородкой уже собирались звезды эфира, сам Цезарь явился чуть по раньше, подмигнув в сторону двусторонний перегородки, он уж точно знал где в этот момент находился Рэйган, много лет работы не проходят даром даже для самых разноплановых личностей, что было и говорить о давних приятелях.

-  Я тоже рад тебя видеть, Цезарь.

Маленький черный микрофон, ловящий каждое слово владельца, транслирующий речь в точно заданный передатчик, Рэйган закрепил на ухе ещё до начала эфира. Обычно подсказками и прочим суфлированием занимался специально обученный человек, должного его, как ни странно называлась — управляющий эфиром, хотя по сути управлял он только несколькими людьми, как правило вообще одним, но Рэйган не стал спорить и оставил должности звучное название. Сегодняшний эфир был важен настолько, что управление им президент предпочёл доверить лично Рэйгану, дабы заведомо уменьшить любые риски, ибо Лерман человек опытный, знающий, состоящий в тесном контакте с народом (весьма странно формулировка, но Рэйган и это проглотил), к тому же, главный, если что и достанется больше всех. Но до последнего мужчина всё же старался не доводить.

-  Мистер Лерман, мы перепиленговываем сигнал, на кого направить действие?

Солон так же предпочёл доверять исключительно себе, поэтому остался в студийной, самолично управляя главным движком, одновременно отслеживая каждый потоковый индукционный сигнал. Сейчас пришло время настраивать микрофон на определённую частоту передатчика, который маленькой бежевой горошиной был в ухе у всех присутствующих. Рэйган вгляделся в информационное табло. В данный момент велись съёмки в сдвоенном павильоне, из первой его части вот вот должны были переместить Кристиана на второй слой, тем самым гармонично вписав в кадр рядом с Кашмирой. Вот уж у кого точно проблем не было — искренний тон, выгодный ракурс, а какая игра со светом, частые посещения медийных площадок не прошли для девушки даром. Цецилия тоже умело вплетается в кадр, без лишних движений и наигранных взглядов, а вот парень смотрится как то уж слишком инородно.

-  В С14, пожалуйста.

Пальцы техника живо застучали по кнопкам и уже через мгновение голос Рэйгана раздался в ухе Соло.

-  Спокойнее, Кристиан, не надо так напрягаться. Пожалуйста, отреагируй сейчас на реплику Кашмиры, накрой её ладонь своей, в знак надёжности и улыбнись. Скажи, что ты всегда строишь на страже капитолийского народа.

+2

15

Как приятно работать с профессионалами. Стоит Кашмире улыбнуться и заговорить, как съемка вливается в накатанное русло. Девушка знает, как себя вести, как поворачиваться к камере, чтобы не портить кадр, но удерживать эффект непринужденной беседы. Речь у Фрайзер продуманная и плавная. Беседовать с победительницей - сплошное удовольствие. Трибуты из диких дистриктов зачастую подкидывали неприятные сюрпризы, ведь усилий одних только стилистов для экстренного облагораживания, увы, маловато:

-Бедняжка. Какого ужаса ты, наверное, натерпелась - качает головой Фликерман, услышав о злоключениях Кашмиры на арене. Тема скользкая... Но девушка уверенно переводит фокус с ужасов арены (вызванных технически Капитолием) на быт повстанцев, обрисовывая действительно ужасающую картинку. Чем же они там занимаются годы напролёт? Тренируют ненависть к столице?

-Удача несомненно на твоей стороне, Кашмира. Уверен, Капитолий сделает всё возможное, чтобы и для остальных победителей история закончилось счастливо. Включая бедную Китнисс Эвердин... И Блеска, разумеется. Могу себе представить, как ты скучаешь по брату - даже в эфирах близнецы Фрайзеры никогда не расставались, так что Цезарь делает акцент на этом моменте, в свою очередь показывая зрителям, как мятежники разрушают семьи... И утирает сухой уголок глаза пальцем, попутно замечая, что остальные участники дискуссии выглядят куда как менее воодушевленно - нужно срочно давать им слово, чтобы не выпадали из кадра и из процесса.

-Кристиан, Цецилия, расскажите о том, что произошло в Восьмом? Трудно было справиться с мятежниками? Как вы оцениваете военную подготовку наших миротворцев? - выдаёт Цезарь очередной блок вопросов, призванных обострить патриотичные настроения по всем фронтам. И конечно он ожидает рассказа о превосходстве столичного военного формирования над мятежниками, но вместо этого слышит из-за камеры раздраженное:
-Стоп! Цезарь, ещё дубль. И ткните чем-нибудь этого мистера мускула, он как морника наелся - оператор активно жестикулирует, показыая, что с его стороны эфиро-производства что-то пошло не так. Цезарь раздраженно стучит пальцем по своему наушнику.
[AVA]http://sf.uploads.ru/L1Dpt.png[/AVA]
[NIC]Caesar Flickerman[/NIC]

+3

16

Стилисты подошли к делу весьма серьезно. Когда Джонсон едва показалась на пороге гримерной, пестрящие от обилия разноцветной одежды люди поспешно усадили ее в кресло и громко переговариваясь, уставились в зеркало, поворачивая то так, то этак и разглядывая под разным углом. С нервным смешком, спец непонятного пола стянул с ее косички резинку и швырнул в корзину. Случай был явно тяжелым.
- Душенька, не хмурься так часто, - разодетый, словно попугай мужчина, распустил чипированной волосы и еще раз оглядел ее в зеркало. - У тебя раньше времени появятся глубокие морщины.
Джонсон равнодушно качнула головой. Делайте, что хотите, но только быстро.
Стилисты пытались уложить непослушные волосы, сбрызгивая их матовым лаком. На щеки и нос наносили специальную пудру-грим, чтобы не бликовали в свете софитов. Джонсон попыталась возмутиться при виде возникших в руках «попугая» ножниц, но стилисты «взяли» ее количеством, наперебой убеждая, что ничего страшного не произойдет. Неохотно притихнув, Цецилия лишь бросала раздраженные взгляды в зеркало, внимательно наблюдая за процессом.
Спустя тридцать минут, непонятного пола стилист наводил последние штрихи – тоненькой кисточкой обводил ее губы, чтобы придать им больший объем и хоть какой-то колорит. Грима особо не видно. А лицо совершенно другое. Профессионализм.

С Соло чипированная столкнулась в небольшой комнате, куда ее привели после стилистов. Задумавшись о своем, женщина без особого интереса разглядывала громадное панно, на котором виднелись весьма живописные горы. Весьма красиво. Только совершенно ненатурально. Даже от этих гор веяло какой-то фальшью. Впрочем, чему она удивляется?  Сейчас она находится в Капитолийском телецентре, просто в громадном театре абсурда.
Услышав непонятную толкотню за своей спиной, Джонсон обернулась, и в следующее мгновение столкнулась с Кристианом лицом к лицу. Он чуть не сбил ее с ног. Удивление быстро сменилось злостью. И да, миротворец был недалек от истины – на несколько секунд, Цецилия поймала себя на мысли, что хочет влепить ему звонкую пощечину. 
Находиться рядом с ним было невыносимо. Разом нахлынули воспоминания о крепости, административном центре и тренировочном зале, по телу прошла нервная дрожь.
- Извини
Цецилия вскинула на Кристиана глаза да так и застыла, вытаращившись. Ей показалось, что она ослышалась. Неожиданное, но столь искренне извинение ввело женщину в легкий ступор, заставляя захлебнуться злобным комментарием, который так и не слетел с губ. Было заметно, как миротворец мнется и мучается, как тяжело ему даются слова, как он боится сболтнуть что-нибудь лишнее, но в то же время, говоря о слишком многом.
- Ничего страшного…
Это было все, что она смогла из себя выдавить. Слова давались с неимоверным трудом. Впрочем, их разговоры никогда не отличались продолжительностью.
Замигал свет, миротворца и чипированную попросили пройти на съемочную площадку. Женщине показалось, что с плеч свалилась гигантская гранитная плита.

Ее отсняли быстро. Несколько неудачных дублей и Джонсон уже с напускным равнодушием стояла в небольшой толпе разномастных работников телецентра, около съемочной группы. Постановочная съемка, точнее, ее изнанка повергала женщину в откровенное уныние. Сколько еще потребуется часов монтажа, чтобы на экране все это выглядело захватывающим и интересным?
- А... дубина!
Чипированная удивлено приподняла брови. Краем уха (Да каким уж там краем, если от самого лифта постоянно раздавались многочисленные ахи и вздохи по поводу возращения звезды Капитолийских роликов) Цели уловила информацию про «звездное» прошлое Соло и ожидала увидеть… нечто другое. Миротворец играл откровенно плохо. Даже ужасно. И чем больше дублей он портил, тем больше женщина не понимала всеобщего ажиотажа вокруг его персоны. Мужчину хотелось скорее пожалеть, нежели восхищаться им. Впрочем, последнюю мысль чипированная поспешно отогнала куда подальше.
- Ты! - неожиданно подскочивший Тианж ткнул Цели пальцем в грудь, тем самым заставляя обратить на себя внимание. –  По моему сигналу, повторяю, только по моему сигналу позовешь его по имени. Четко, громко и спокойно. Справишься?
Увидев неуверенный кивок, постановщик поспешно уселся на свой стул и замер в ожидании подходящего момента. Сцепив перед собой руки, Джонсон невидящим взглядом уставилась миротворцу в спину. Почему-то от столь простой просьбы ей вдруг стало не по себе и захотелось немедленно покинуть съемочную площадку. Подтекст собственных мыслей ей не нравился. Как не нравился этот миротворец с блондинистой шевелюрой и голубыми, как небо, глазами. Не нравился куда больше обычного, потому что...
Тианж махнул рукой, тем самым подавая Цецилии сигнал.
- Кристиан? – как можно громче и спокойнее позвала женщина, совершенно не узнав свой голос. Он был чужим.
Миротворец обернулся. Дубль удался. Джонсон скрылась среди аплодирующей толпы.

Цезарь Фликерман встретил их вполне радушно, расплывшись в своей коронной, но слегка лошадиной улыбке. Ответив на приветствие еле заметным кивком, Цецилия сосредоточено осмотрелась. Бьющий прямо в глаза свет софитов ослеплял, мешая восстановить обстановку студии целиком. Впрочем, отсутствие публики женщина разглядела, и этого было вполне достаточно.
Чипированную посадили по левую сторону от Кашмиры, позволяя тем самым немного сосредоточиться и задуматься о предстоящей съемке. Было понятно, что новая надежда Капитолия примет практически весь «удар» на себя, но чипированной тоже надо было постараться держать себя в руках. Закатанные глаза и лицо вселенской усталости будет плохо сочетаться с характером предстоящей съемки. Как бы женщина не была против своего вынужденного нахождения в телецентре, нужно было избавиться от навязанных обязательств как можно быстрее. Говорить ничего не хотелось.
Впрочем, первые вопросы вполне успешно обошли ее стороной. Цезарь пошел по пути наименьшего сопротивления. Старательно сохраняя на лице маску серьезности, Джонсон наблюдала за потугами Кашмиры пробить будущую публику на слезу. Молодец, старается. Все слова уже давно подобраны, текст написан, осталось только добавить немного «мишуры» и Капитолийский зритель с радостью проглотит наживку. Сама же чипированная вспомнила про рвотный напиток и невольно поджала губы. Тринадцатый дистрикт для жителей столицы – ад на земле. Как можно серьезно относиться к людям, которых будет ужасать отсутствие красивой одежды в столь тяжелые времена? Никак.
После краткого описания своего душераздирающего спасения, Фрайзер весьма предусмотрительно не стала дотрагиваться до чипированной, тем самым избегая прямого удара в нос. Такого фальшивого панибратства Цецилия не могла допустить даже перед камерой. Впрочем, спектакль продолжался, набирая обороты и без ее участия.
Кашмира переключила все свое внимание на Кристиана и принялась старательно его «обрабатывать». Растерявшийся миротворец с самого начала съемок выглядел как медведь на балу, и Цецилии оставалось лишь еще раз вспомнить о работниках монтажа. Произойдет настоящее чудо, если из этих кадров можно склеить, хоть что-то пристойное. Впрочем, Джонсон абсолютно не понравилось направление «сюжета». Хоть она не могла себе в этом признаться.
После последнего вопроса Фликермана возникла вынужденная пауза. Кристиан окончательно «выпал» из съемочного процесса и потребовалось несколько минут, чтобы привести его в чувство. Что-то для Капитолийской звезды он совершенно не умел вести себя на камеру. Даже небольшой опыт Джонсон помогал ей хоть как-то «сохранить лицо». Понимая, что лучше ответить первой и дать миротворцу хоть лишнюю минуту передышки, женщина дождалась повторения вопроса от Цезаря и немного подалась вперед, привлекая к себе внимание.
- Я смогла лично убедиться в силе и настойчивости Капитолийских миротворцев, – ни капли вранья, лишь немного завуалированная правда. – Они полностью преданы своему делу и ради исполнения приказа готовы идти до конца. Даже на вынужденные жертвы со своей стороны. Я уверена, что пока солдаты будут нести службу, оттесняя мятежников к тринадцатому дистрикту, Капитолий может спать спокойно.
Закончив столь непродолжительную речь, чипированная вернулась в исходное положение и одарила Кристиана внимательным взглядом. Врать она не собиралась, немного времени она ему дала, дальше пусть разбирается сам.

Отредактировано Cecelia Johnson (Вс, 14 Фев 2016 13:41)

+4

17

Естественно Крис всё портит. Сначала в ухо наставнически бормочет Лерман, потом психует человек за камерой. Где-то на периферии звучит голос Цели, ласково бормочет Кашмира под боком... Крис не выдерживает и вскакивает с дивана, смотря куда-то в ту сторону, где надеялся увидеть Лермана, потом, позволив этому пронзительному взгляду немного длиться, Кристиан огибает диван и выходит из студии - он движется в сторону дислокации Лермана.
- Что она такое говорит, - Крис врывается в кабинет Лермана, напирая на него с порога. - Я, наверное, не так просто спросил, что вам нужно и зачем я здесь. - Кристиан не злится, но он, что называется, в подвешенном состоянии. Женщины с двух сторон, ведущие свою игру, и он - простой парень, которому до боли хочется сделать правильный выбор.
- Из меня плохой актёр, но эту кухню я уже изучил, - Стив сморит глаза в глаза Лерману, указывая пальцем куда-то в пол, - что вы задумали? Поверьте, если я буду точно знать, что нужно делать - я смогу это сделать. - Стив уверенно качает головой, надеясь, что тем самым убедит Лермана на откровение, позволит себе ввести его в курс дела. Раз уж он подписался продавать своё тело, то хотя бы должен знать - во имя чего.

Проходит где-то двадцать минут, прежде чем Соло выходит из "капитанской рубки". Он аккуратно закрывает за собой дверь, уже не имея ничего общего с тем мини-торнадо, ворвавшимся сюда совсем недавно. Выходит, Лерман ещё не настолько дрянной, как показалось Соло. Стоило просто спокойно поговорить по-мужски и выяснить. Зная цель - Соло видел план действий.
Скулы, мышцы лица часто прорезаются на коже, пока солдат добирается до павильона Цезаря. Наверное, его поступок выглядел несколько импульсивно, возможно даже по-детски, но - увы - Соло был именно таким.
- Приношу свои извинения, - голос Криса серьёзный, спокойный, несколько бархатный. - Если позволите - я продолжу с того момента, когда Цицелия закончила говорить. - Да, но в глазах Соло что-то... разочарование, кажется.
Не теряя времени, Крис берёт Фрайзер за руку и, поворачивается к ней, вываливая речь так, точно учил её все последние месяцы.
- Это был тяжелый бой, погибло много моих друзей, - смешно Соло, у тебя нет друзей, - мы с солдатом Джонсон прорвались в тыл противника и мгновенно узнали мисс Фрайзер, - Соло мельком перевёл взгляд на Цицелию. Из-за пышных кудрей Кашмиры и в силу её положения - Соло видел только половину лица женщины. - Я был рад, что победительницу удалось спасти. - Крис поворачивается к Цезарю, а после - к камере, - мне в некотором роде повезло - я окружен сильными женщинами.
Цезарь смеется, Соло глядит на него внимательно и выжидающе. Образ сильного солдата - настоящего миротворца - Соло рушить не намерен, а уж смеяться над своими шутками тем более глупо.
Соло отпускает потихоньку руку Кашмиры. Цезарь спрашивает что-то у Цицелии, Кашмиры, а когда вновь обращается к нему, то Соло будто бы активизируется. Как машинка-автомат.
- Да, Цезарь, ты прав - это щит. Он достался мне от изобретателя. Его имя Арктурус Старк, ты наверняка должен его знать. - Соло легко и непринужденно улыбается. Но правда что "легко", улыбка настолько призрачна, что, кажется, будто бы почудилось. Затем мужчина снимает из-за спины вогнутый диск и демонстрирует его аудитории. - Сплав наипрочнейшего металла, как сказал мне Старк. Я счёл честью принять его подарок, - Крис слегка повёл бровью, затем убрал щит на место.
Ну вот и всё.

+4

18

Услышав об испорченном дубле, Кашмира только вздыхает - можно было догадаться... Даже Цецилия ориентируется быстрее парня. Хотя раздражения он у Фрайзер не вызывает - может, некоторое сочувствие. Уж ей точно знакомы ощущения реальности, катящейся в тартарары. Провожая подскочившего Соло взглядом, Кашмира думает о том, что может, он понял бы её лучше, если бы она могла поделиться... Но нет. Именно для того девушка придумала эту компромиссную ложь, чтобы перестать думать о правде.

-Цезарь, он вернётся - успокаивает Кашмира переменившегося в лице ведущего, когда Кристиан покидает студию. Она не сомневается, что Рэйган найдёт нужные слова, чтобы успокоить миротворца и вдохновить на путь "истинный". Так и получается - Соло вновь возвращается в эфир после краткого отсутствия, и выглядит куда менее шокированным и более собранным. Фрайзер сдвигается, вновь освобождая Кристиану место на диване. Оператор включает камеру, все дружно надевают приличествующее случаю выражение лица.

-О, это нам с тобой повезло, Кристиан. Как за каменной стеной. Правда, Цецилия? - победительница ловит адресованый ей взгляд Соло и смеётся вместе с Фликерманом. Цезарь задаёт Джонсон ещё один вопрос из категории "базовых" - скучает ли она по оставшейся в Восьмом семье... Но они ведь все не сомневаются в скором воссоединении, правда? Всё мило и непринужденно. Этому эфиру шокирующие откровения не нужны - хватит недавнего появления Альмы Койн. Соло ещё немного терзают вопросами о надёжности щита - конечно, брутальный мужчина с таким аксессуаром.

-Кашмира, что бы ты посоветовала нашим зрителям в нынешней трудной ситуации? - когда к ней наконец возвращается мяч разговора, Кашмира с серьёзным видом (и крупным планом) говорит:
-Мы не враги друг другу. Повстанцы пытаются разрушить наше единство, но разве просидев десятилетия под землёй, они представляют себе, что такое настоящий Панем? Тринадцатый живёт прошлыми обидами - родители там растят детей в страхе. Но если бы они пришли в Капитолий не с войной, а как гости... Разве не нашлось бы им места среди нас? - даже за кулисами прокатывается быстрый, похожий на вспышку шорох, что уж говорить о зителях, которые не видят "изнанки" процесса. Призывать бороться с чуждым давлением, копируя Китнисс... Что могло бы быть проще? И глупее. Сбивает с пути на самом деле не единый враг, а возможность выбора. Кашмира знает о неправильном выборе всё и как никто другой может на него совратить.

-Снято! Все молодцы. Ребята, у вас через три часа фотосессия в соседнем павильоне. Так что сходите пообедать - советуют подошедшие ассистенты, шурша страницами с распечатками графика. Фрайзер вздыхает, думая, что с удовольствием бы пообедала в своей гримёрке, но... Это ведь повод им пообщаться между собой. Чтобы больше никаких помех и непоняток на съёмках не возникало. Они должны чувствовать себя командой, чтобы казаться ею на экранах:
-Я ещё помню, где здесь столовая. Пойдём? - зовёт она Кристиана и Цецилию, одновременно махнув рукой в сторону режиссерской, где видимо сидел Рэйган. Обед не повредит никому. Всего-то нужно пройти к тому же лифту, да спуститься на несколько уровней ниже. Замороченная телевизионная братия в столовой, как животные на водопое - никому нет дела, кто сидит за соседним столиком. Лишь бы успеть подкрепиться до очередного безумного забега.

+3

19

Внезапное появление Соло в центре управления было вполне ожидаемо, Рэйган даже на мгновение вскидывает руку, дабы остановить встрепенувшуюся было охрану и дёрнувшегося техника, готового в любой момент пустить ток по парапету двери. Едва не слетевший с петель металлический пласт жалобно скрипит за спиной миротворца, покачиваясь из стороны в сторону, а пол под ногами едва не дымиться от праведного гнева Кристиана.

-  Кристиан, успокойся.

Спокойно огибая парня, Рэйган прикрывает несчастную дверь, а после указывает Соло на стул стоящий неподалёку, скорее из банальной вежливости недели ожидая, что тот реально на него сядет.

-  Мне кажется, ты воспринимаешь всё через чур реалистично. Это...

Рэйган разводит руками, мысленно обхватывая весь телецентр.

-  Телевидение. Большинство программ здесь, за исключением, наверно, рекламы жвачки, пыль. Лёгкая дымка, мы даём людям то, что они хотят видеть, но это вовсе не означает, что так должно быть на самом деле. Боюсь, Кристиан, всё намного сложнее чем кажется. Здесь ты продаёшь не тело, здесь ты продаёшь душу. И к сожалению, ничего не сможешь с этим поделать. Лишь быстрее покончить с этим. Твои эмоции должны быть чисты и натуральны, скажи тебе заранее, и во взгляде проявится фальшь, мимика и жесты застопорятся, речь будет лишена той правдивой гибкости. Поверь, тебе лучше просто следовать указаниям, нежели копаться во всех этих хитросплетениях. К сожалению, я пока не могу давать какие-либо комментарии. Пожалуйста, Кристиан, вернись на площадку. Ты просто, делай... делай что должен.

Ещё раз коротко взглянув в глаза парню, Рэйган проводил его тихим, задумчивым взглядом, стоило только двери затворится, тут же возвращаясь на своё рабочее место. Он верил в него, непонятно почему, но верил, в нём было слишком много искренности, местные паразиты просто не смогут переварить столько обоюдоприторной пищи, однако Рэйган верил, просто верил, без всякого подтекста, молча наблюдая за продолжением съёмок.

-  Хорошо, ребята, вы молодцы, настройте пока всё на третий экран и выведите примерные наработки, я посмотрю через пол часа.

Кивает он своей напарнице, после чего спешно оправляет галстук, покидая центр управления, направляясь в сторону будущих эфирных звёзд.

- Не против, если я составлю вам компанию?

+3

20

This is the end
Hold your breath and count to ten
Feel the Earth move and then
Hear my heart burst again
For this is the end
I’ve drowned and dreamt this moment
So overdue I owe them
Swept away I’m stolen
Adele – Skyfall

Цецилия наконец-то поняла, что происходит. Она еще двигалась и дышала, но для всех уже умерла. Трагически погибла в Капитолийских лабораториях во имя призрачных, но таких недосягаемых идеалов. И это неожиданное осознание с корнем вырвало из растерзанной души то, что еще совсем недавно придавало ей силы – надежду на будущее. Надежду и веру в то, что у нее есть это самое будущее, и пусть оно несравнимо с тем, что было у нее ранее, теперь уже в прошлой жизни, но она хотя бы пыталась бороться. Вот только окружающим было легче «похоронить» ее заживо.  Поверить в то, что кроме физической оболочки от женщины больше ничего не осталось. А если это так, почему тогда ей так больно?

- Да, Кашмира, - произнесла Цецилия пересохшими губами, не вникая в суть разговора. - Как за каменной стеной.

Фрайзер и Соло быстро вжились в отведенные им роли, без затруднения отвечая на вопросы вновь заулыбавшегося Цезаря Фликермана. Их прикосновения, улыбки и немного наигранный смех причиняли Цецилии практически физическую боль. Она  ненавидела себя за эту слабость - ее можно было назвать минутной, от нее можно было отмахнуться, если бы не эти цветущие молодые люди, жизнь которых будет продолжаться дальше, когда ей предназначено кануть в небытие. Чудовище не хотело крови. Чудовище хотело жить.

«Я знаю, что это не твоя воля. Ты бы не стала...» - как она могла прослушать? Как она посмела обрадоваться этому «извини» что совершенно не уловила суть его слов? Эти извинения предназначались не ей, а той, другой Цецилии которую он отказался спасти. Это напоминало попытку покаяния перед надгробием погибшего человека. Мерзко.

Фликерман настойчиво повторил ее имя, призывая вернуться в суровую реальность. Свет. Камера. Мотор. Скучает ли она по семье? О, чипированная хотела бы порассуждать на эту тему, нарушив  отвратительную обстановку непринужденности, но женщина лишь спокойно ответила следующее:
- Как и любая мать, я больше переживаю за своих детей, чем за себя. Я надеюсь, что наша семья скоро вновь воссоединится и все будет как раньше.
И, тем не менее, не взирая на внешнюю невозмутимость, что-то в ней сломалось. Первая ложь сорвалась и с ее губ. Воспоминание о детях практически не затронуло женщину, напоминая о новых реалиях. Так, может, окружающие правы?

Кашмира заканчивает эту съемку весьма эффектной речью. Она станет символом, люди пойдут за ней. И раз так выходит, особого выбора у Джонсон нет. Она тоже будет среди них. Не по своей воле чипированная выбрала сторону правительства, но в последнее время эта мысль казалась ей самой правильной. Мрачное очарование революцией исчезает под потоком чужих мыслей и желаний. Ее выдали на расправу, вот она и шла – умирать окончательно…
Поднявшись с дивана, Джонсон подошла к Фрайзер, явно желая что-то спросить, но глянула в лицо и отступилась. Слова уже были готовы сорваться с ее языка, но что-то остановило ее в самый последний момент. Сейчас не время и не место для подобных откровений.  Возможно, через некоторое время.
- Так и быть, составлю вам компанию, - спокойно отозвалась Джонсон, пытаясь сгладить немного «неловкий» момент. Увы, этим ее планам тоже не суждено было осуществиться.
Несколько миротворцев возникает буквально неоткуда, отгораживая чипированную от остальных живой стеной. Цецилия не удивилась, лишь вопросительно уставилась на ближайшего солдата. Чем вызвано столь  эффектное появление? Вроде все прошло без эксцессов.
- Поступил приказ о вашем немедленном возвращении в Административный центр, - четко и ясно.  Ей не дают опомниться – согласно приказу, миротворцам нужно было вывести ее из студии, и побыстрее препроводить в указанное место под конвоем.  Оттесняемая к двери женщина даже не успела перекинуться парой фраз с Соло или Фрайзер. Впрочем, она не видела в этом смысла. Вряд ли она вернется в телецентр и на этом моменте их пути расходятся в разные стороны. Пришло время разобраться в своей новой жизни окончательно. Сожженный мост отстроить не проблема, но нужно ли, когда за ним тупик?

Отредактировано Cecelia Johnson (Чт, 18 Фев 2016 17:07)

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » [c] 10-20.12.3013,Capitol, We live in cities you'll never see onscreen


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC