Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 17.12.3012. distr. 12. you're in the army now


17.12.3012. distr. 12. you're in the army now

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://66.media.tumblr.com/9cd835ee910ed5e09c41476eb7e0d8ce/tumblr_o3kxl3ePgW1rrygyoo8_r1_250.gif

https://67.media.tumblr.com/beab2a33612ebdbdc946b15223cd8e3e/tumblr_o3kxl3ePgW1rrygyoo3_r2_250.gif

https://65.media.tumblr.com/2721452eb8b87f52f8142c376ae00e3e/tumblr_o3wdfod1Rt1u3ugw4o4_500.jpg


• Название эпизода: you're in the army now;
• Участники: Hazelle Hawthorne, Haymitch Abernathy;
• Место, время, погода: 17 декабря 3012, Дом Хэймитча в деревне победителей дистрикта 12;
• Описание: Не так давно Китнисс уговорила Хэймитча взять Хейзил Хоторн к себе домработницей. Привести дом в порядок женщина привела, и осталось самое сложное — разобраться с хозяином этого дома, который, вообще-то, достал;
• Предупреждения: Возможно отрезвление Хэймитча.


Отредактировано Haymitch Abernathy (Вс, 29 Май 2016 09:41)

+3

2

Сколько Голодных игр она видела на своем веку, сколько наблюдала на арене смертей, но особенно хорошо женщина помнила 50-ые Голодные игры. И их последствия. Мейсли Доннел не была ей близкой подругой, но была приятельницей, ведь они были погодками, вместе учились в школе, вместе, или почти вместе, переживали многие беды, конечно, Хейзел не осталась равнодушной к ее смерти, как она не осталась равнодушной к выжившему Хеймитчу.
Как можно: именно в тот год она узнала, что делает Капитолий с выжившими трибутами. Со всеми или только с такими дерзкими – на это нет ответа, но Хейзел не забыла, как исчезли из дистрикта 12 его возлюбленная и родственники, не прошло и нескольких недель после победы. Она не общалась с пареньком до игр и не было причин менять свое поведение, когда он с игр вернулся; сочувствие, даже самое искреннее, не было ему нужно; но она все-таки сказала ему свое тихое: «Мне жаль». В ответ не получила ничего, только пустой взгляд куда-то мимо нее самой, куда-то вдаль, куда-то в глубину, но она ничего другого и не ждала. Как можно?
Хейзел знала, какого это, терять родных и любимых, но она понятия не имела, какого это, когда родных и любимых убивает Капитолий по твоей несуществующей вине, так открыто и вместе с тем – так подло. Несчастный случай, сказали они. О, неужели?
Она не смела его осуждать. Не смела, пока находилась на расстоянии, но теперь ее сочувствие меркло с каждым новым днем. Бесконечно благодарная Китнисс и самому Хеймитчу за предоставленную работу, она изо всех сил сдерживала свое отвращение, но в конечном счете отвратительный запах перегара, которым мужчина провонял, казалось, насквозь, мерзкие пьяные шутки и полное пренебрежение всем тем, что она делает для него, заставило Хейзел посмотреть на него не как на жертву Капитолия, а как на распустившуюся от жалости к себе свинью.
Ей стоило закрыть на все глаза, ради детей, ведь семья не переживет, если Хеймитч ее уволит, но она никогда так не делала, никогда не закрывала глаза, ни на что, она никогда не лгала – ни себе, ни другим. И не молчала, когда считала необходимым сказать.
А еще, неужели она опять выльет такой ароматный, такой прекрасный суп? Вик обрадовался бы такому супу не меньше, чем кленовому сиропу. И сейчас ей пришлось отогнать от себя мысли, что, может, пока не поздно, пока не скис, стоит отнести этот суп домой, своим, раз Хеймитч не ест, незачем еде и труду пропадать, но нет, воровкой она никогда не была и не станет. Этот суп не ее. Этот суп – Хеймитча и только Хеймитча. И он может делать с ним, что хочет, пусть и дальше им клумбы зимой удобряет, в самом-то деле, не ее это дело, и все же мать, которая стерла себе руки до костей, лишь бы дети не умерли с голоду, не могла рассуждать подобным образом всерьез.
Хеймитч, – она вошла к нему в спальню, наклонилась и подобрала валяющуюся на полу пустую бутылку. Он сегодня даже не потрудился испачкать бокал. – Хеймитч, ты слышишь меня? Я накрыла на стол. Тебе нужно поесть. Но Хеймитч, конечно, не отреагировал. Спит пьяным сном.
Хеймитч, суп остынет.
Нет, бесполезно, никакой реакции.
Тогда она хлопнула его по щеке. Второй раз. Третий. Мужчина застонал, инстинктивно попытался отмахнуться, но не проснулся. Хейзел развернулась и вышла. Казалось бы, на этом все, но она и правда от него, пьяного, безумно устала. За все это время – ни одного нормального слова, все или пьяная дурь, или, как сегодня, не растолкать. Хватит. Допился, голубчик. Она больше ни одной тарелки не выльет. Дверь в спальню распахнулась снова, и вернувшаяся Хейзел хладнокровно опрокинула на него ведро холодной воды.

Так тебе и надо, пьяница.

Отредактировано Hazelle Hawthorne (Вс, 29 Май 2016 23:20)

+6

3

Знала бы Хейзел, какой сон она прервала, то непременно вылила бы на голову Хеймитчу ещё пару вёдер — для верности.
Он когда-то и к алкоголю пристрастился надеясь, что сможет утопить в нём своё горе, но это всё стало только иллюзией.

Тёмная хвойная зелень леса самого дальнего дистрикта, звуки шагов тонут в мягкой траве. Мужчина узнаёт это место: дети из Шлака нередко приходили сюда: напряжение по забору пускали в день всего на три часа, и через забор было пробраться легко.
Особенно, когда вам всем по шестнадцать, вас много, и кажется, будто бы это всё — никогда не закончится.
Но он точно знает: этот лес — после игр, слишком гнетёт его тишина. Он идёт медленно, точно охотится, но кто его жертва, и почему кругом сплошь одни миротворцы? И тем более странно, что они его слушали.
Слышится чьё-то дыхание, и последний бросок — пальцы крепко сомкнулись на чьём-то предплечье. Бессильная вырваться девушка несколько раз дёрнулась прежде, чем повернулась к нему, и в глазах её был только страх.
Почему? — Эйла! — Его голос, но словно чужой.
Она такая — бесспорно красивая, стройная, юная — Хеймитч помнит, как обещал ей вернуться. — Я же вернулся к тебе, Эйла, ну слышишь, вернулся, — как обещал, — но непохоже, что она его слышит. Светлые волосы рассыпаны по плечам, а из его рук её вырывают какие-то люди, заставляя упасть на колени. — Эйла, ты слышишь меня? — Любимая девушка смотрит на него исподлобья, и что такое в глазах её, если не ненависть? Она обещала, что не сведёт глаз с экрана, обещала, что будет любить его вечно. Её пальцы тянутся к ягодам морника, но миротворец пинает Эйлу в живот, она падает.
Слышится смех. — Его больше нет рядом, чтобы спасти тебя, Эйла, — кто говорит, почему Эбернати не мог его видеть? — Ему ни к чему больше девка из Шлака,нет, не слушай его, Эйла, не слушай, — изо всех сил, ему кажется, кричит Хеймитч, но она будто не может слышать ничего, кроме этого странного голоса. — О, он запомнит, что жив лишь ценой моего милосердия, — в его руке блеснул нож, и мужчина как ни старался не мог убрать руку от горла кричащей девушки. — Я обещал победителю всё, и я дам ему это, но ты — он тебя не получит, — Эйла дрожала и плакала.
Позже — он откуда-то знал — кто-то скажет, будто бы она струсила, а сам бы ты что сделал, придурок? Она была просто девушкой, девочкой — разве можно судить её за слепое желание жить? Стиснув зубы, она прикрывает глаза, по щекам бегут слёзы. — Он хотел обмануть меня, Эйла, а я никому не прощаю обмана, — по самую рукоять он вонзает нож в живот Эйлы, и лес наполняется её жутким криком, когда рука Хеймитча начинает ползти вверх, увлекая за собой острое лезвие, с каким-то отвратительным хлюпаньем распарывая её в конвульсиях бьющееся тело. — И как знать, может быть, он тоже не выживет, — он наконец узнаёт этот голос и когда Эйле уже не хватает сил закричать, Хеймитч знает, что за всем этим стоит Кориолан Сноу, но где он? Вытирая кинжал о её когда-то белое платье, он снова приставляет его к её горлу.
Он только слышит звук рассекаемой плоти — в этот момент Хеймитч взглядом встречается с одним миротворцем, и в шлеме его видит... своё отражение? Президентом Сноу был он сам.
— Эйла!

Широко распахнув глаза и сжав пальцы на рукоятке кинжала, что лежал в изголовье, Хеймитч было подлетает с кровати вопя что-то невнятное, но ведро в руках Хейзел этот порыв пресекло на корню: ударившись, мужчина рухнул назад, продолжая сыпать проклятьями до тех пор, пока шок не спадает, и каждый звук вопля не становится похожим на гвоздь, вбиваемый в голову.
— Уйййё, — зажмурившись от болезненного света, так и норовящего, видимо, нахрен глаза ему выцарапать, мужчина прижал обе ладони к лицу: ему казалось, голова вот-вот лопнет. — Ты просто ужасная женщина, Хейзел, — всё это время, пока он тут пытался буянить и даже выронил нож, миссис Хоторн стояла над ним с таким невозмутимым видом, будто бы ничего не случилось. Её правда, пожалуй — не считая ведра, всё, как обычно. И всё равно это непоколебимое спокойствие показалось ему очень странным и почти даже пугающим: Китнисс хотя бы делала вид, что боится, в то время как эта — даже не дёрнулась.
— Чего тебе надо? Оставь меня, — устало пробормотал он, пытаясь забыть всё, что только что видел.
Легче, кажется, ему было бы забыть своё имя.

Отредактировано Haymitch Abernathy (Ср, 1 Июн 2016 08:30)

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 17.12.3012. distr. 12. you're in the army now


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC