Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 6.04.3013. Distr 12. Preparation


6.04.3013. Distr 12. Preparation

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://se.uploads.ru/t/qYPzf.gif


• Название эпизода: Preparation;
• Участники: Effie Trinket, Posy Hawthorne, Haymitch Abernathy;
• Место, время, погода: 6.04.3013;
• Описание: первые за много лет победители Двенадцатого дистрикта и, действительно, самые первые в истории Панема, кто выбрался с Арены вдвоем. Их Тур должен быть таким же грандиозным, как и их Победа, а чтобы осуществить это, нужна грандиозная подготовка. Эффи Тринкет, грезя о предстоящем фуроре прибывает в Двенадцатый чуть раньше, чтобы начать осуществлять свои планы заблаговременно, но в её расписанный по минутам график вклинивается ребенок, который завелся в доме, она даже представить такого не могла, Хеймитча Эбернати! Что ж, жить спокойно теперь не только Победителю Второй Квартальной бойни не придется. Терпи, Эффи, у Хеймитча есть запас спиртного, но, смотри, не вспыхни;
• Предупреждения: смерть дизайнерского платья.


Отредактировано Posy Hawthorne (Пн, 6 Июн 2016 19:59)

+3

2

С тех пор как Эффи последний раз входила в первый занятый дом в Деревне Победителей утекло много воды – прошло около года. Каждый раз она обещала себе, что больше никогда здесь не появится, но то ли от любопытства, то ли по зову служебного долга, она приходила и вновь давала себе пустые обещания.
До отправления поезда в Тур Победителей оставалось совсем немного времени. Все приглашенные давно были в сборе, кроме одного единственного. Все необходимые речи сказаны. Интервью блистают на первом телеканале страны. А Хеймитча Эбернети все нет. Скорее всего, мужчина был дома и вероятнее всего спал беспокойным похмельным сном. Жаль, что ей достался именно этот человек. «Невозможный человек!» Когда времени совсем не оставалось, Эффи взяла волю в кулак и отправилась за ментором домой. Не уж то - ей больше всех нужно?  Не уж то - он не может хоть раз в жизни сделать ей приятное и прийти вовремя? Разве она заслужила такого обращения? «В следующий раз, - думала она, злопыхая, - я найду того, кто пойдет за ним сам! Я не хочу. Не хочу и не буду!» Будет. Это сложно объяснить, но хочет и будет. Сжимая от злости кулаки, она поднялась по малочисленным ступенькам и толкнула дверь. Как всегда открыто. В Капитолии не бывает открытых дверей – это считается признаком моветона. Эффи осмотрела прихожую широко распахнутыми глазами – здесь было чисто. «Он завел уборщицу?! Ну, наконец-то!» В кои то веки было приятно посмотреть на помещение в доме мужчины, где не было пустых и початых бутылок. «Или женщину..» - подумала она неровно, но сама же посмеялась над этой мыслью. Она знала Хеймитча достаточно хорошо, что бы понимать, что такой роскоши ему не грозит, а еще лучше она знала женщин, которые в силу инстинкта самосохранения должны были бежать прочь из этого затхлого места. Хотя, парочка исключений ей встречалась.
- Хеймитч? – позвала она не очень громко, - ты здесь?
Озираясь по сторонам и удивляясь тому, что видит, Эффи проследовала в небольшую гостиную, где все встало на свои места. «Женщину он не завел точно, иначе как объяснить то, что пьет он до сих пор». Может быть Китнисс поспособствовала порядку в доме, а эту комнату решила предоставить хозяину? Бардак был грандиозный. Складывалось ощущение, что за домом кто-то методично следил и пытался поддерживать его в жилом состоянии, но местные обитатели хоть и сдавали позиции, эту башню из выпивки и слоновой кости оберегали прилежно. От того, что все вернулось в привычное русло, она даже улыбнулась. Где-то недалеко хрустнуло что-то оставленное на полу, но обернувшись Эффи ничего не увидела, кроме, пожалуй что, контраста, которым запестрил дом в ее отсутствие.
- Хеймитч?! – уже настойчивее позвала она, вспомнив ради чего пришла.

+2

3

Китнисс с Питом уедут из дистрикта примерно на две недели. Гейл ходит, как в воду опущенный. Хеймитча тоже не будет столько же, сколько и победителей. Кажется, начинаются дни, когда младшие дети будут чаще видеть мать. Зима постепенно отступала.
Пози была рада, что скоро появится зелень, ей нравилось наблюдать за ручьями и за тем, как, пробиваясь сквозь грязную корку, они уносят с собой грязь. Но этого было недостаточно, чтобы отчистить дистрикт от угольной пыли. А еще после весны наступало лето и чем жарче становились дни, тем тяжелее дышать становилось Рори, но! Летом растут те растения, которые сглаживают приступы, а поэтому, нет худа без добра! За исключением осени, приходящей после лета, и Жатвы, которую она несет. Там даже ей не удавалось найти того светлого, за что можно было ухватиться.
Но пока до Жатвы было время, а Тур обещал стать большим праздником, ведь в прошлые игры Двенадцатый не потерял ни одного трибута - вернулись оба и в честь победи Китнисс и Пита всем жителям обещали большие пайки и сладости детям. Конечно, они не настолько большие, чтобы на них можно было жить весь год не голодая, но это лучше, чем вообще ничего.
Хотя, несмотря на это, мама продолжала работать у Хеймитча. Китнисс оказала их семье очень большую услугу, договорившись с победителем двадцатичетырехлетней давности, устроив маму к нему на работу. Теперь у них были деньги на пропитание, но полностью взваливать все на мать Пози не могла. Раньше ее не допускали до работы, а если и давали что-то поделать, то в лучшем случае - развесить белье на веревках или прибраться в доме. Сейчас же свободы оказалось чуть больше. Девочка, когда занятия в школе заканчивались и было не так много домашней работы, бежала в Деревню победителей, здоровалась с миссис Эвердин и девочками, если те были дома, и бежала в соседний дом к маме, помогать с работой. Пози было приятно проводить с Хейзел больше времени, да и ей было веселее заниматься работой, чем одной или в компании Эбернати, к которому, как бы младшая Хоторн ни старалась, спокойно относиться не могла. Запах перегара, небритость, пустые бутылки, невнятное бормотание пьяного... конечно, мама была сильной женщиной, но наблюдать за Хеймитчем самой Пози было неприятно, а трезвым он был очень редко.
В этот день, когда должен был начаться Тур победителей, все как-то суетились. Гейл ушел на охоту, Китнисс тоже не было на месте, когда Пози забежала к ним поздороваться, к Питу совать нос большого желания не было, да и он, наверно, был занят.
Уже на крыльце дома Эвердинов, девочка остановилась и, простояв неподвижно секунд десять, повернулась и уставилась на соседний дом.
- Опять что ли? - тяжело вздохнула она и, не думая более, спрыгнула со ступенек, помчавшись к Хеймитчу. - Э-эй! Пр'оснись и пой, моя класотулечка! - крикнула Пози, распахивая дверь в дом первого победителя. - Дядя Хеймитч, скоро начало, ты готов? - не так резко, как иногда с ним говорила мама, но траектория выбрана уже похожая.
Скинув обувь (сделать это было легко из-за развязавшихся шнурок, которые просто были затолканы под язычок обувки), чтобы не пачкать чистый пол, младшая Хоторн побежала сперва на кухню, потом заглянула в гостиную, до которой ещё не дошли их с мамой руки.
- Ну, дядя Хеймитч! Не заставляй меня брать с мамы пример, а? - растолкать его тяжело, но, все-таки возможно, правда, на это уходит достаточное количество времени. - Впер'ёд, пр'иводить себя в пор'ядок! Для начала, побр'иться. Я видела, как это делает Гейл, так что если ты не умеешь - научу, - конечно, она говорила в шутку, но Эбернати так смешно морщился и отмахивался от нее, что удержаться и не подействовать ему на нервы не получалось.
Собственно, когда хозяин дома все-таки уплелся в ванную, Пози попыталась убрать хотя бы основной мусор до приезда капитолийцев, но появились они раньше, чем она того ожидала. Открылась дверь и знакомый, писклявый голос, пробивающий до дрожи, нарушил относительную тишину дома. Бутылка из рук девочки упала на ковер и из-за этого не так сильно сгромыхала, а когда ее перекатывания завершились, Пози уже и след простыл из гостиной. Встречаться с Эффи Тринкет ей не хотелось больше всего, поэтому надо придумать, как быстро и незаметно слинять.
Но она, как на зло, еще и ходила по дому, явно оценивая изменения, которые произошли за последнее время. В обуви! Разнося грязь! Ух, капитолийцы!
Эффи звала Хеймитча, а Пози молилась, прячась за занавеской, о том, чтобы хозяин помещения выбстрее вышел и отвлек гостью. Но он не появлялся. Это месть, дядя Хеймитч? Похоже, что да. Либо он оглох, ведь с такими темпами от голоса эскорта оглохнет и сама Пози.
После второго повтора имени, девочка не выдержала и вышла из своего укрытия, стараясь держаться невозмутимо и не проявлять страха.
- Он... писать ушел, - выдохнула она, избегая злополучной "р", которая встречалась в подавляющем большинстве слов, глядя на расфуфыренную дамочку с неестественной прической и странным макияжем. - Я его заставила встать. Он будет готов ск...ор'о, - не вышло совсем избежать своего речевого деффекта. Закрыв глаза и сжав пальцы в кулаки, Пози выдохнула, выдохнула, а потом снова заставила себя взглянуть на символа ужаса, страха, боли и скорби, если одним словом - жатвы. - Извините, я его поспешу, - протараторила она и побежала из гостиной, перепрыгивая через стеклянные преграды, в коридор. Лучше ей не светиться перед Эффи лишний раз, лучше не называть своего имени и фамилии, вдруг еще запомнит?
Но сбежать с ее глаз не удалось. В проходе появился Хеймитч.
- О, пр'ивет. К тебе тут... гости, - сморщив нос, прошептала девочка, глядя вверх на победителя.

+2

4

Устами младенца истина, может быть, и глаголет, конечно, но Хеймитч — «моя красотулечка»? По правде сказать, леди Хоторн, красотулечка из него примерно такая же, как из Эффи Тринкет шахтёр. Сейчас — так особенно.
Даже странно, что Хейзел ни водой его не облила, ни поварёшкой до сих пор не охаживала: мужчина самозабвенно храпел, напрочь забыв не только себя, но к тому же — про тур победителей. Нарадоваться что ли не мог? От него должны были наконец-то отстать.
Всё равно будут, бесспорно, таскать в Капитолий на приёмы и, наверное, игры, но, к счастью Эффи, менторами должны были стать Китнисс и Пит: с него хватит. Есть дела поважнее — в тринадцатом дистрикте.
Да, Сойка-пересмешница напомнила всем жителям дистриктов, что президент Сноу не так силён, как выпендривается. И хотя все вокруг делали вид, что Капитолий души в Эвердин и Мелларке не чает, Эбернати знал, как там всё обстояло в действительности. Хреново довольно-таки, если по-честному. И мужчина знал лучше других, чем это грозило близким ребят.
Когда-то он сам поплатился за нечто подобное, а ему всего-то и надо было, что выжить. Хеймитч потом ещё долго думал, зачем.
Да, маразм в Панеме крепчал с каждым днём. Но — это скоро закончится.
Будет война.

А пока Хеймитчу бы сражаться с собственным пьянством, для чего он совсем не старался. Мужчина, по правде, не очень-то знал, что ему делать-то трезвому, куда себя деть, да и отказаться от выпивки для него, кроме шуток, было бы крайне болезненно. Реальность вокруг ему давно опротивела так, что Эбернати не просыхал между играми и вовсе, не ходи тут вокруг... да все, кому не лень! Устроили тут проходной двор. На самом деле, он на них не злился, естественно: кому нравится сидеть в одиночестве?
Вот ему тоже не нравилось, чего бы он тут ни орал про «оставьте в покое». Все, в целом, привыкли.
Как и к тому, что он всегда носил с собой нож: после игр с трибутами, надо сказать, не такое случалось. Ему часто снились кошмары, возвращая его то на арену, то в дистрикт двенадцать, когда были убиты все те, кто любил его.
С тех пор у Хеймитча не было близких, ни к чему подпускать к себе близко кого-то.
Была только Эффи, да и той он, должно быть, извечно противен. Несусветная глупость, вообще-то, ну да им, видимо, так удобнее. Никого, кроме себя, они даже и не обманывали: кто-то что, вообще мог представить их вместе? Ну, друг другу, может, и врали немного, но это, пожалуй, не в счёт.

Когда Эвердин уговорила его взять домработницей Хейзел, Эбернати тоже пришлось привыкать. Эта женщина даже на осознание масштаба проблемы времени тратить не стала, лихо вышвырнув из его дома такое количество мусора, что впору было задуматься, как оно вообще помещалось в нём столько лет. А выброси она на свалку и Хеймитча, удивляться было бы нечему: с перепою мужчина мало чем отличался от хлама. Но, миссис Хоторн, похоже, вознамерилась вытряхнуть из него только пристрастие к выпивке, и не важно, что ментор двенадцатого сам думал об этом: она как-то не спрашивала.
Вероятно, ей было на это плевать. А ещё у неё была Пози. Милая девочка, но характер-то мамин, и страшно представить, что будет, когда эта девочка ведро с водой поднять сможет. Взяли моду тут поливать его, как растение! Совсем страх потеряли.
Зато на него — нагнали порядочно. Хорошо, что в ту ночь ему не снились кошмары, и когда Пози стала будить его, мужчина не стал хвататься за нож и пугать её. Отмахнуться, понятное дело, не вышло. Как и понять, что скоро и к чему он готов.
Потому что ответ — ни к чему. Ладно, Хеймитч даже вопроса не слышал.
Чего не сказать об угрозе взять пример с Хейзел Хоторн, потому что такое чем-то хорошим закончится вряд ли, да и Пози говорила уже ему в самое ухо. Продрав где-то с пятой попытки глаза, мужчина протёр их и, широко зевнув, потянулся. — Да иду я, Пози, иду, — пробормотал он, встряхнув головой и наконец поднявшись с дивана. На большую вежливость он, разумеется, был неспособен сейчас.
И вообще неспособен, скорее.

Так что когда Пози ответила Эффи, куда делся Хеймитч, она сказала ей чистую правду.
И он не оглох. Как ему удавалось не слышать голоса Тринкет? Да, очень просто: он к её воплям давно привык. Умывшись холодной водой, в зеркале Эбернати увидел оставленный Хейзел костюм. Три минуты прошли в размышлениях, на кой чёрт, ему собственно, был этот костюм. Кажется, Пози тоже спросила, готов ли он.
И куда это его отправляли? А, Тур победителей. Точно. Опять этот поезд, ну чтоб его. Опять эта Эффи. И выпивка — снова.
Нет, это надо лезть в душ. Контрастный, желательно. С волос капала вода, и кое-как вытерев голову, мужчина не стал надевать пиджак, перекинув его через левую руку. Надо же, он даже на человека похож! Не иначе, сказалось, что домработница кормила его хоть, как следует.

Вернувшись в гостиную, он едва не споткнулся о Пози. — Привет, Пози, — давно не виделись, правда что. Гости. Ну да, Эффи здесь не живёт. Почему ему кажется, будто она всегда где-то рядом? — Привет, Эффи, — повесив пиджак на спинку стула, Хеймитч невозмутимо поправил бабочку. — Ты чего так вопишь? Только прошу тебя, не надо про график, — перспектива мотаться по дистриктам и без того казалась какой-то нерадужной. — Время есть, чаю выпьем, пошли, — живо сообразил Эбернати, направляясь на кухню. Его просто подташнивало, и чай с сахаром сейчас пригодился бы. Очень.
— Пози, ты, случайно, не видела спички? — К счастью, Хейзел избавила его от необходимости приближаться к плите лишний раз, но сейчас-то её в доме не было. Но, неужели он сам не справится с чайником? Да-да, тот, кто выиграл пятидесятые Голодные игры, квартальную бойню, всё верно. Мужчина просто сто лет чай не пил, пока Хоторны его не заставили.
Он уже сто лет позабыл его вкус. Вкус уюта. Так что там со спичками?

+2

5

Откуда ни возьмись, перед Эффи появилась маленькая девочка, ранее ею не встречаемая. «Наверное, еще слишком мала для жатвы» - умозаключила женщина и попыталась улыбнуться новой знакомой. Она отчаянно пыталась припомнить последние новости из двенадцатого, о которых узнала за последние дни и те, что по телефону сообщали ей Китнисс с Питом, но ни одной про детей, поселившихся в Деревне Победителей, вспомнить не могла. По правде говоря, слушала она не особо внимательно, поэтому ничего удивительного в этом не было. Для того, чтобы она качественно восприняла информацию, нужно было бы одернуть ее, несколько раз переспросить слушает ли она внимательно и, разделяя паузами предложения, сказать: «Хеймитч. Завел. Ребенка.» и то не факт, что она бы поняла о чем речь, особенно, если бы перед ней лежал модный журнал. Да хоть двух. Обычно ее волновала совершенно другая новостная лента, где об угольном дистрикте и слова не было, разве что о Цинне, наконец, сделавшим шахтеров модными.
- Он... писать ушел.
«Вот тебе и здравствуйте…» - пронеслось в голове у ошарашенной такой прямолинейностью Тринкет. Дети двенадцатого зажатостью не отличались, да и в целом на детей Капитолия похожи не были. Хотя, если подумать, эта не выглядела особо несчастной на фоне остальных местных. Весьма упитанная, активная и, черт бы ее побрал, в доме ее победителя! Едва ли ей было позволено выглядеть хуже! По ней явно читалось, что в доме она не первый раз и ориентируется здесь весьма свободно, что только подливало масла в огонь.   
- Извините, я его поспешу, - сказала девочка и попыталась смыться с глаз долой. К сожалению, ей это не удалось. «Правильно говорить – потороплю» - хотела сказать женщина, но решила, что уроки должна давать девочке не она, хотя последняя нуждалась не только в литературном языке, но и  в хорошем логопеде. Безбожно коверкая произносимые слова, маленькая Пози начинала раздражать женщину. Конечно, она понимала, что ребенок делает это не специально, но все таки ее слух и чувство прекрасного это коробило.  Далее начало происходить что-то совсем из ряда вон выходящее.
— Привет, Эффи.
У бедной Тринкет чуть не отвалилась челюсть. Эбернати не только выглядел, но и вел себя прилично, чем автоматически вызывал целый ворох вопросов и подозрений. Женщине не оставалось ничего иного, кроме как всплеснуть руками и тихо поздороваться:
- Привет, Хеймитч… - в одно мгновение она забыла зачем вообще пришла в этот треклятый дом и вместо того, чтобы начать высказывать все, что она думает об опозданиях напарника, безмолвно переводила взгляд с него на маленькую девочку, которой в присутствии эскорта, судя по всему, было не очень уютно. Такая разительная перемена поставила женщину в длительный ступор из которого никак не получалось выйти, ибо мешали нахлынувшие мысли. Она сводила факт с фактом и в результате получила ничто иное, как «Он кого-то завел!» Правильно, чего еще от нее ожидать?  От обиды Эффи даже губы поджала, но расстроенного вида старалась не демонстрировать. Столько лет она хотела, что бы он остался с ней в Капитолии и что в итоге? Он встречается с какой-то местной… женщиной?! Еще и с детьми? Или, чего хуже, это его?! «Ну это уже перебор… »
— Время есть, чаю выпьем, пошли, - пригласил он и прошел мимо. Эффи даже с места не сдвинулась, хотя глаза ее стали еще больше. Все происходящее напоминало ей курьезную шутку из телевизионной передачи про розыгрыш, вот только камерам здесь взяться было неоткуда, да и популярность ее была выше, чем нужна для того, чтобы участвовать в увеселительных программах второго сорта, как-никак, резидент Капитолий ТВ.
- Чаю?  - переспросила она, начиная оттаивать, - ты уверен? Сколько она себя помнила, Хеймитч не пил чай. Он и водой то брезговал, а тут… - Чай – это настой из листьев… Ты ничего не путаешь? – становилось непонятно кто из них дурак и почему так получается. То ли мужчина, который неприкрыто издевался, то ли женщина, которая рассказывает о том, из чего делают горячий напиток. Окончательно опомнившись, она проследовала на кухню, шелестя объемным платьем ярко голубого цвета. Позабыв о том, что времени у них, на самом то деле и нет, она подошла вплотную к Эбернати, возившемуся за одной из столешниц, и больно толкнула его локтем в бок.
- Что все это значит, Хеймитч? – вкрадчиво прошипела женщина, не забыв проверить, следит ли за ними девчонка и, приветливо  помахав ей рукой, когда заметила ее пристальный взгляд, - кто она? Последний вопрос был весьма неопределенным и даже сама Эффи не ответила бы с уверенностью о ком спрашивает – о девочке, отвлекшийся на что-то свое или о ее матери, духом которой пропитывался дом.

Отредактировано Effie Trinket (Чт, 16 Июн 2016 00:01)

+3

6

"Тогда" и "сейчас" с недавних пор очень сильно отличаются друг от друга.
Тогда Пози боялась Хеймитча Эбернати, потому что его личность, если такое понятие можно было употребить к деградирующему пьянице, четко ассоциировалась у неё с Голодными Играми и всем, что к ним прилагается. Ей казалось, что если свяжешься с ним - не важно как: посмотришь на него, встретившись взглядами, заговоришь или столкнешься, - попадешь на Игры, и не важно, шесть тебе или шестнадцать. Именно поэтому, когда мама сказала, что получила работу в этом доме у этого человека, Пози сначала испугалась и поделилась своими переживаниями с первым, кто был под ругой. Не удивительно, в четырех из пяти случаев это был Рори. Помнится, брат тогда постарался убедить её в том, что это все домыслы и победитель не проклят, как казалось Пози, ведь Китнисс и Пит, по такой логике, тоже должны были уцепить себе часть негатива, но в это младшая Хоторн верить отказывалась. И поэтому убеждения сработали, хотя первое время девочка все равно с опаской заходила в дом и старалась не попадаться на глаза хозяину.
Сейчас же все изменилось в корне, правда, Хеймитч, наверно, этому не очень рад, потому что привыкать к Пози все-таки приходится. Но у него получается! И главным показателем является то, что девочка совершенно комфортно чувствует себя в этом доме и хозяине в нем, при том, что мамы или кого-то из братьев здесь нет.
Однако, на каждый плюс есть свой минус. Но возможно, когда-нибудь и он изменится. Правда, в этом девочка сильно сомневалась.
По каким-то там физическим законам, если откуда-то убыло - где-то прибыло. И если страх перед Хэймитчем исчез, то он не испарился вовсе, а переместился, нашел себе очередной сосуд. Эффи Тринкет. Как говорится, из огня да в полымя. Но на этот раз почва для развития отрицательных эмоций и переживаний была более обоснована, ведь именно этой рукой, которая вместе со второй взметнулась в воздух, решаются судьбы детей - кому еще жить, а кому умирать.
Покосившись через правое плечо на объект, с которым только что поздоровался Хеймитч, Пози шагнула в сторону, чтобы не мешать хозяину дома пройти и сделать то, что планировал, и лишний раз не мешаться под ногами. По идее, свое дело она уже выполнила - разбудила победителя и теперь можно было бы бежать и помогать Рори с работой по дому, но, как оказалась, дела нашлись и здесь. Не будь в ближайшем окружении эскорта, младшая Хоторн бы с удовольствием осталась, да еще бы потом упиралась, образно хватаясь руками и ногами за все косяки и дверные проемы, если бы её выставляли за дверь, отправляя домой. С Эбернати не так уж и скучно, как могло показаться изначально, он странный человек, но все-таки земляк, его можно понять и принять.
Пози собиралась помахать рукой, возвестив собравшейся парочке о том, что она пошла, но проиграв это только в голове, не успев воплотить в жизнь, девочка слышит вопрос и в голове загорается лампочка. На сосредоточенном и несколько хмуром лице проявляется  понимание и даже какое-то снисхождение. "Ну, конечно, куда же ты, дядя Хеймитч, без моей помощи?" - мысленно хихикает девочка, забывая о том, что в комнате находится капитолийка, но лишь на некоторое мгновение, потому что у этого незадачливого предмета интерьера открывается рот и даже издает неприятные, высоко-писклявые звуки.
"Футы-нуты", - хмурится Пози, наблюдая за Эбернати и Тринкет, а потом мотнув головой, вклинивается в их разговор:
- Случайно видела, - быстро кивает она и, развернувшись на носочках, убегает на кухню, куда следом за ней идут и Хеймитч с Эффи.
Было бы проще сделать чай в присутствии хотя бы одного Эбернати, потому что его вынужденная знакомая продолжает напрягать. Пози волнуется о том, что если сделает что-то не так, на семье могут отыграться, ведь и с Хеймитчем так было, только он об этом никогда не рассказывал, но младшая Хоторн знала.
Открыв дверцу шкафчика, девочка вытаскивает чайник, заливает в него воду из банки, оставленной на столе и прикрытой полотенцем, чтобы пыль не попадала, потом хватается за стул, чтобы подвинуть его к подвешенному шкафчику, в который мама сложила приправы и другие травы, в том числе и чайные листья. Но сделать тихо это не удается. Ножки стула словно одичали, соприкоснувшись под небольшим углом с полом, завизжав так, что даже уши заложило.
Стиснув зубы и зажмурившись, Пози перестает двигать стул, потом приоткрывает один глаз, виновато глядя на Хеймитча и Эффи, а потом приподняла средство искусственного увеличения роста и перетащила к нужному месту. Собственно, среди банок, коробочек и мешочков нашлась и упаковка спичек, возвестившая после краткого потряхивания о том, что в ней всего одна палочка с воспламеняющимся от трения содержимым. Лано, этого хватит, чтобы зажечь плитку.
Спрыгнув со стула, младшая Хоторн выдвинула внутреннюю часть коробка, вытащила последнюю спичку, поудобнее взяла её и чиркнула о коробок. Но вспыхнувшее пламя погасло практически тут же, девочка даже не успела поднести его к конфорке.
- Лаааадно. Я сейчас. Знаю, где еще есть один кор'обок, - уверенно заявила она, скорее самой себе, чем присутствующим, а потом побежала мимо Хеймитча и Эффи в коридор, потом в гостиную, где, недолго порывшись в ящичках стола, нашла большой коробок с более толстыми и длинными спичками. Охотничье, самые классные, какие могут быть, у них даже зажигательная смесь на головках другая, не коричневая, а синяя.
Увлекшись изучением этих спичек, Пози вернулась на кухню.
"Гейл говорил, что они могут гореть даже под водой и гораздо дольше, чем обычные" - грех было упустить случай проверить. Вытащив одну спичку из коробка как только перешагнула порог кухни, девочка чиркнула ей о замазку и на ходу залюбовалась цветным пламенем, но... любоваться пришлось недолго.
Говорят же, спички детям не игрушка!
Запнувшись обо что-то, предположительно, о свою же ногу, Пози с вскриком шлепнулась на пол, выронив не только коробок со спичками, но и ту, которая уже горела.
Полет палочки с синим огоньком на конце был поистине помпезным и... довольно таки целенаправленным.
Младшая Хоторн только и видела, что огонек метнулся в сторону эскорта и... потух?
- Боооольно... - заскулила девочка, понимая, что неплохо так приземлилась на колени, но все мысли о собственном дискомфорте исчезли, когда голубое платье капитолийки переняло особенность прошлогоднего костюма Китнисс и Пита. Вряд ли такое задумывалось, но... платье загорелось.
Пози почувствовала, как кровь отливает от лица и становится жутко страшно. Все, что происходило дальше - было целиком сработано на автомате. Вскочив на ноги, не слушая и не слыша абсолютно ничего, девочка бросается в коридор, где в углу стоит ведро с водой, которой она сама вчера обтирала пол, но не успела вылить на улицу, хватает его, бежит обратно в кухню, расплескивая по дороге часть, а потом, хватившись одной рукой за донышко, выливает все содержимое на сопровождающую.
Огонь тухнет и в помещении повисает неестественная тишина.
Только грязная вода тихо капает и растекается по полу.
Кажется, придется снова его мыть. Но это не самое худшее.
- !!! - хватив ртом воздух, после того, как пришло осознание ситуации, Пози снова дает деру, к счастью, бегать она умеет. Бегать и прятаться. Но в этот раз бежать далеко не пришлось, место, куда можно было ушмыгнуть оказалось совсем рядом. Схватившись за рубаху Хеймитча, тем самым заставляя тело сбросить скорость и резко развернуться, Пози прячется за спину хозяина дома и прижимается к нему, ища защиты от чистого капитолийского гнева.
- Я случааайно... Пр'оститееее...- жалобно тянет она, почти плача, и надеется, что Хеймитч её защитит. По сути, платье не очень сильно пострадало, подумаешь, немного пышность уложилась и почернела. Никто же заживо не сгорел!
- Зато вы тепель совсем соответствуете Питу и Китнисс. Огонечек пых! И... вот...

Отредактировано Posy Hawthorne (Пт, 17 Июн 2016 00:20)

+3


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 6.04.3013. Distr 12. Preparation


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC