Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 05.01.3014, Capitol. From this moment, as long as I live


05.01.3014, Capitol. From this moment, as long as I live

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

http://savepic.ru/10182321.jpg     http://savepic.ru/10174129.jpg


• Название эпизода: From this moment, as long as I live;
• Участники: Cashmere Fraser, Reagan Lerman;
• Место, время, погода: 5 января, весь день. Капитолий, дом Фрайзеров-старших, дом Кашмиры и Рэйгана. Морозы в честь начала года;
• Описание: революция ещё в разгаре, но лучший способ поверить, что всё осталось позади - начать строить новую жизнь по кирпичику, по крошке, уже сейчас. Почему бы не начать новую страницу... С котёнка и объяснений?
• Предупреждения: сегодня мы ванильные.


+1

2

From this moment, as long as I live,
I will love you, I promise you this.
There is nothing I wouldn't give,
From this moment on.

Может, врач во Втором дистрикте и долго до неё шел, но выписанные им антибиотики отлично себя проявили. К четвёртому января, благодаря лекарствам и заботе Рэйгана, самочувствие Кашмиры существенно улучшилось. Сделав девушке рентген грудной клетки и отметив небольшой очаг поражения лёгкого, символ вместе со снимками и съёмочной командой наконец отпускают в Капитолий. Группа, сидящая на чемоданах всё то время, что Лерман и Фрайзер наслаждались своим "карантином", вздыхает с облегчением. Поезд привозит их в столицу в шесть часов утра пятого января. Даже Филипп, встречающий Рэйгана и Кашмиру, выглядит счастливым.

Для девушки день волнительный вдвойне. Президент Сноу дал им отдых до седьмого января, а победительнице не терпится забрать Таму и поговорить с родителями, и сделать всё это она хочет непременно сегодня. Температура ещё держится в рамках отметки "тридцать семь с небольшим", но дышится легче, кашель одолевает с куда меньшей силой, и Рэйган соглашается, что с такими остаточными симптомами нет принципиальной разницы - сегодня или завтра, так зачем откладывать приятную поездку ещё на день?

Жаль, с утра им ненадолго приходится разделиться. Они завозят Рэйгана в телецентр, а потом Филипп везёт Кашмиру домой. Ей в обязанности вменяется выспаться, позавтракать, подготовиться к поездке, а потом они с водителем заберут Лермана с работы и отправятся к Фрайзерам-старшим.
-Хорошо вернуться домой, Филипп - говорит девушка на крыльце, со смешанным чувством смущения и радости сама открывая дверь ключами Рэйгана. В гостиной до сих пор красуется их "волшебный лес" и пока у Кашмиры нет желания снимать декорации. Они совсем мало ими насладились. Девушка поднимается наверх, принимает душ и забирается в постель с каталогом зоо-магазина. Удивительно, сколько вещей нужно маленькому котёнку. А сколько не так уж нужно, но очень нравятся Кашмире.

К полудню каталог исчиркан ручкой Рэйгана, нужные мисочки-корма-игрушки-подстилки-расчески и прочий скарб помечены галочками. Красивые, но не очень понятные - знаками вопроса и прочими символами. С этой китайской грамотой предстоит разбираться Филиппу, пока они будут ужинать с родителями... Потому что у Кашмиры совсем нет времени на шопинг. Периодически откусывая куски от большого зелёного яблока (в отсутствии Лермана она довольно наплевательски относится к своему меню), победительница перебирает вешалки со свитерами. Она обещала одеться тепло.
-Филипп, как тебе? - сначала девушка спускается в гостиную в тёмно-синем свитере крупной вязки, одном из любимых. Парень, уже привыкший исполнять роль собеседника и помощника для девушки своего босса, задумчиво сдвигает брови:
-Мне кажется, он вам сейчас... Большеват. Вы похудели за десять дней, мисс Фрайзер? - Кашмира вздыхает, глядя на себя в ближайшее зеркало. В районе талии свитер действительно мешковат. Она не отказывалась от еды, которую предлагал Рэйган, но похудела от болезни, от температуры. Впрочем... Есть у неё вещица и более приталенного фасона.

-Так лучше - резюмирует честный Филипп, когда Кашмира спускается по лестнице в сером шерстяном кардигане, надетом поверх плотной водолазки с длинным рукавом, заправленной в плотные же штаны. Утеплилась добросовестно. Девушка надевает ботинки на меху, пуховую куртку, шарф и капюшон, даже чтобы просто дойти до машины. Переохлаждаться запретили категорически.
-Мисс Фрайзер, я рад, что вы вернулись. Дома, говорят, стены лечат. Хотите своего любимого кофе? Мы будем проезжать мимо того кафе - предлагает Филипп, плавно отъезжая от дома, и это выглядит как предложение дружбы с его стороны. Вспоминая с каким угрюмым недоверием парень наблюдал за ней сначала, Кашмира улыбается:
-Да, было бы неплохо. Рэйган наверняка проголодался - неподалеку от телецентра Филипп выбирается из машины, выслушивает заказ, но не берёт оставленные Лерманом деньги, смущенно буркнув:
-Это в честь вашего возвращения - назад водитель приходит с картонной подставкой, в которой стоят два высоких стакана (капуччино с мятным сиропом для Кашмиры, крепкий имбирный кофе для Рэйгана), и бумажным пакетом с ежевичными булочками. Можно немного перебить аппетит, от Эмбер всё равно никто не уходил голодным.

-Как дела на работе? Устал? Мы с Филиппом купили кофе и булочки. Не хотелось завтракать без тебя - на часах час дня, когда Рэйган садится в машину на парковке телецентра, и Кашмира, не дожидаясь ответа на свои же вопросы, нетерпеливо приникает к его губам поцелуем. Она не знает, волнуется ли Рэйган, но у самой победительницы сердце стучит где-то в горле и заезд в кофейню по сути - успокаивающий маневр. Стадию представления родителям первого бойфренда проходят в шестнадцать-восемнадцать лет. Кашмире двадцать восемь. А она ещё даже не определилась с формулировкой. Определение "молодой человек" Рэйгану не подходит, он взрослый мужчина. Слово "жених" пугает Кашмиру не меньше квартальной бойни, и ни о чем подобном она даже не думала. "Сожитель" - просто идиотизм. Мой мужчина? Мой кофе, моя булочка, мой к счастью пришедшийся в пору кардиган... Боже.

+1

3

Никогда не жалей о чужих недосмотренных пьесах. Пиши свою.
Гудок поезда разрывает утреннюю вокзальную тишину, заставляя примостившихся к теплым подоконникам птиц немедля вспорхнуть, в спешке покидая насиженное место и лететь, лететь куда-то вдаль, ближе к перрону, словно прибывающий поезд должен был привезти им доселе неизведанное счастье. Рэйган подумал, что он второй раз в жизни испытывает настоящее счастье, прибывая на этот вокзал. Раньше, когда волею случая судьба забрасывала его в объятья вокзальных залов, он не испытывал ничего более рабочей сосредоточенности и какой-то едва ощутимой грусти, не потому что приходилось покидать малую Родину, а потому что, вернувшись обратно, он не увидит в ней никаких изменений, продолжая монотонно вести своё интересное и скучное существование одновременно. В последние годы жизнь Рэйгана Лермана всё больше выцветала, меркла, теряла былые краски. Он не мог объяснить, что именно происходит с ним, почему некогда радовавший, пускай и не в полной мере досуг так опостылел, заставляя день ото дня всё чаще запираться от общества, с его бесконечной жестокостью и лицемерием, зарабатывая негласную репутацию отшельника. А суть произрастала сразу из нескольких составляющих, началось всё давно, он уже и не помнил номер голодных игр, которые удалось посмотреть первыми, не помнил, да и не старался вспоминать, искренне считая чрезмерной жестокостью, усмирять народ, в своём быту и жизни, итак отброшенный на десятки лет назад. Впрочем, когда государство пытается поднять бунт против своей власти, не стоит винить одну лишь власть. На местах пороков тоже хватает.
Всё это в итоге намешалось в очень своеобразный коктейль, вызывавший внутри привкус горечи, принуждающий смотреть на жизнь под иным углом, тем, где частичка хорошего скрыта настолько глубоко, что давно является мифом.
Но сегодня всё было по-другому. Он был не один.
Любовь чувство странное. Говорят, она являет собой сразу две ипостаси – силу и слабость. Если любовь в тебе – это сила, то ты в любви – это слабость. Рэйган считал чуточку иначе. Любовь – это счастье, но лишь когда веришь, что она будет вечной. И пускай каждый раз это оказывается ложью, но только вера даёт любви силу и радость.
Сегодня поезд прибыл в Капитолий с двумя счастливыми пассажирами в вагонах. Быть может миротворцы тоже были по-своему счастливы, счастливы попасть домой, счастливы оказаться по дальше от войны, но Рэйган был на сто процентов уверен, никто в целом мире сейчас не испытывает большего переполняющего счастья чем они. Наконец то они были дома. Пускай Капитолий нельзя было назвать для Кашмиры домом в полной мере, однако мужчина очень надеялся, что рядом с ним она почувствует именно тот уют и теплоту, что чувствовала, находясь в родных пенатах.

-  Не скучай. Я скоро вернусь.

Он касается немного бледных губ Кашмиры коротким, но от этого не менее пылким поцелуем, скрываясь за прозрачными дверями телецентра, мгновенно переключаясь и полностью отдавая себя работе. Так был устроен его мозг, мобильно и организованно он легко переключался между всеми образами Рэйгана, позволяя тому всегда и везде находиться в нужной форме. Дел в телецентре сегодня было немного. Последние сводки лежали у него на столе в несколько стопок, заранее разобранные и разложенные по релевантности личным помощником, несколько встреч, запланированных на сегодня тоже прошли в автономном режиме, разрешившись в нужную пользу. Разговор с президентом Сноу был запланирован через пару дней после его возвращения, вся необходимая отчётность составлена и разослана ещё до того, как его нога ступила на территорию города, соответственно уже в два часа дня Рэйган мог спокойно удалиться из своего офиса, не вынуждая накликать на себя чей-либо гнев.

-  О, вкусно…

Мужчина не успевает договорить, когда губы Кашмиры призывно накрывают его. Не ответить, считалось бы преступлением ещё большим, чем позволить победительнице одной передвигаться по городу в канун праздника.

-  пахнет. Спасибо, милая. Ну что, ты готова увидеть родителей?

Рэйган был твёрдо убеждён, что по возвращению ей просто необходимо увидеться с семьёй, побыть рядом с ними. Так легче справиться с временной её частицей, забыть о пережитых тревогах, к тому же на этот день у них для четы Фрайзер была запланирована пара важных объявлений. Первое – они забирают кота к себе! Каталог зоомагазина в руках Кашмиры вдоль и поперёк испещрённый мелким каллиграфическим почерком, как нельзя лучше говорил о серьёзности их намерений по отношению к Таме. Надо будет обязательно проверить срок действия страховки на всё имущество.

+1

4

Рэйган отвечает на её поцелуй, и сердце Кашмиры совершает радостный кульбит. Девушка всё ещё привыкает к такой простой вещи, как взаимность. Уверенность в том, что твоё проявление чувств не оттолкнут. Не используют против тебя при первом удобном случае. Сложно сказать, изживет ли она когда-нибудь этот страх... Судя по содержанию ночных кошмаров победительницы, он до сих пор силён, и в Пятом получил лишнее подкрепление. Но наяву с ней Рэйган, и Кашмира доверяет ему, особенно после того, как он возился с ней во Втором, как с ребёнком. Лерман не предатель, они любят друг друга, у них начинается новая жизнь, в направлении которой они сделают первые шаги уже через час. Никто этого не отнимет. На сей раз никто. Фрайзер порывисто прижимается к мужчине, услышав простое, но так много значащее для неё "милая".

-Волнуюсь... Но очень хочу. Наверняка всё пройдёт прекрасно. Ты им нравишься - Кашмира салфеткой вытаскивает из пакета одну булочку, протягивая Рэйгану, вторую берёт себе. Ежевика - её любимая ягода, с которой победительница может съесть практически всё. Но сейчас, откусывая сдобное тесто, Фрайзер не больно-то чувствует вкус. Лерман понравился маме, и что важнее - в их первый визит он вроде бы нашел общий язык и с отцом. Правда Рэйган понравился им как её сопровождающий, как приятный капитолиец на общем не очень радужном фоне... Останутся ли они при этом мнении, представь Кашмира Рэйгана в другом амплуа?

-Я кое-что подобрала для Тамы. Филипп сказал, что может съездить в торговый центр, пока мы будем у родителей - взгляд водителя в зеркале заднего вида на секунду приобретает страдальческое выражение. Парня можно понять - с появлением в жизни Лермана победительницы, на Филиппа свалилось множество новых обязанностей. Он уже помогал украшать дом, ездил по поручению Кашмиры в ломбард, поддерживал при необходимости разговор, помогал выбирать одежду, теперь вот будет обеспечивать необходимым набором благ ещё одного без пяти минут обитателя особняка Лерман. Впрочем уже через секунду Филипп снова со спокойным видом следит за дорогой. Обаяние девушки и детская нетерпеливость, которую она порой проявляла вроде бы в самых обыденных вопросах, не оставляли равнодушным и его.

-Только с лежанкой ещё не определилась. Смотри, как их много. Есть просто симпатичные матрасики, а есть целые замки с лесенками и игрушками - держа в одной руке стакан с кофе, другой Кашмира открывает каталог на нужной странице, и устроив голову на плече Рэйгана, показывает мужчине картинки. Таме, живущей во временном пристанище старших Фрайзеров, до сих пор определенно негде было столкнуться с замками для кошачьих персон. Но вдруг ей понравится? Или котенку в первые дни на новом месте наоборот подойдёт уютное маленькое убежище?

***

Решив большую часть животрепещущих вопросов по грядущему обустройству Тамы, съев булочки и допив свой кофе, они наконец подъезжают к дому родителей. Филипп открывает дверь, Рэйган выбирается первым, подавая Кашмире руку. Эмбер и Гелиодор уже открывают дверь, приветливо улыбаясь с крыльца.
-Кашмира, Рэйган. Заходите скорее, сегодня жутко холодно! - победительница чувствует, что как и в первый приезд сюда, у неё дрожат ноги. Глядя на родителей, она отчетливо ощущает, как была в шаге от того, чтобы никогда их больше не увидеть. Косвенно - по вине Блеска. И она обещала им вернуть брата домой. Но не смогла. Не справилась. Не нашла нужных слов. Кашмира до сих пор не решила, что из этого может и должна рассказать им... Но знает, что жутко устала от лжи и утаиваний.

Она обнимает сначала мать, потом отца, замирая в  каждом объятии, ощущая учащенный стук собственного сердца. Проходит в прихожую. Когда девушка сует ноги в тапки и вешает на крючок куртку и шарф, из гостиной с громким мурлыканьем появляется Тама. Они привезли её сюда месяц назад. За это время пушистая выросла, но не очень сильно, доросла от размеров перчатки до небольшой шапки. По виду котёнку не больше трёх месяцев, они нашли её совсем крохой. Подняв трубой рыжий хвостик, Тама трётся о ноги Кашмиры.
-Вспомнила меня? - смеётся победительница, наклоняясь, чтобы взять котёнка на руки. Война, политика, революция - всё это ничего не значит. Хлопоты родителей, улыбка Рэйгана, тепло маленького пушистого тельца в ладонях - вот настоящие драгоценности. В гостиной жарко, Кашмира вешает кардиган на спинку стула, оставаясь в водолазке и джинсах. Тама спрыгивает на стул, гордо усаживаясь на сидении.

-Как прошла ваша поездка, милая? По телевизору говорят, что в дистриктах неспокойно, а в Пятом и вовсе... - что-то в глазах дочери перебивает Эмбер, заставляя сменить тему. Миссис Фрайзер покусывает нижнюю губу, обмениваясь встревоженным взглядом с Гелиодором:
-Кашмира. Ты всё тоньше и бледнее с каждым разом, как приезжаешь к нам. Что случилось? С тобой всё в порядке?

-Я немного приболела во Втором. Но сейчас да, в порядке. Мам, пап, мы с Рэйганом хотим кое-что сказать вам... - она не может больше оттягивать этот разговор. Даже до того времени, как все сядут за стол. Кашмиру буквально разрывает от волнения и нетерпения... Но всё ещё не зная, как лучше сформулировать их новость, девушка в поисках поддержки прижимается к боку Лермана. Брови Эмбер начинают вопросительно ползти вверх.

+2

5

Филипп мягко трогается с места, заставляя ворох снежинок под колёсами взвиться в миниатюрный ураган. Зима в этом году хоть и обещала затянуться, но судя, по последним прогнозам, температура есть и будет вполне приемлемая, ртутный столбик не опускался ниже двадцати. Сегодня было мягче, Рэйган отвлекается, заглядывая в окно, мельком успевая увидеть на большом табло телецентра пару цифр температуры в самом углу экрана. Герб Капитолия закрыл их своим круговым ответвлением, но мужчина успел выцепить глазами белоснежные цифры, со значением минус – 13. Оставалось лишь надеяться, что это не было знаком.
Рэйган ещё раз осматривает одеяния Кашмиры. Пускай на улице она пребывала всего каких-то пару, максимум пять минут, судя по булочкам и кофе, со знаком её любимой кофейни, однако болезнь внутри её тела всё ещё распускала свои щупальца, обвивая бактериальным слоем лёгкое, постепенно переходя в трахею. Антибиотики несомненно улучшили её состояние, но лишний раз рисковать, выпуская Кашмиру, даже на короткое время на мороз без должного утепления ему хотелось меньше всего.

-  Главное сейчас, чтобы они убедились, что с тобой всё в порядке. Новости, даже из такого отдалённого дистрикта, как пятый разлетаются быстро.

Рэйган не стал говорить ещё и о том, что Кашмира вновь приедет к родителям одна. Мягко обняв её за плечи, нежно касаясь губами макушки, он как никогда сильно чувствовал, как девушка боится показаться им на глаза. Боится расстроить их, разочаровать, показаться слабой, но больше всего боялась Кашмира, что и они почувствуют насколько ослабла некогда нерушимая связь между их детьми.

- Думаю Таме, понравится абсолютно всё, что ты ей подберёшь. По крайней мере, на людях у тебя очень хорошо получается.

Разумеется, он говорил сейчас не про кинжал, подаренный Кашмирой человеку, холодное оружие в котором Рэйган предпочёл бы увидеть исключительно внутри. Однако, если не брать в расчёт личное, быть может и новоявленному генералу, обвешанному огнестрелом, как новогодняя ёлка, однажды пригодится в бою этот образец кровавого человеческого мастерства. Или уже пригодился. Рэйган вспомнил кровь, что залила костюм Кашмиры, её тёмную, липкую массу, явно артериального происхождения.
Отразившийся в зеркале взгляд Филиппа отвлёк его от зародившейся мысли, и Рэйган коротко улыбнулся, давая водителю понять – его труды не будут напрасными.

Он даже не заметил, как преодолев последний городской мост, машина въехала на территории загородных резиденций, мягко следуя по асфальту, между больших, но таких однотипных домов. Говорят, предшествующий президент отдал под этот посёлок дикие, более ни для чего не пригодные земли. Однако было это так давно, что уже нельзя было с точностью подтвердить или опровергнуть эту версию.
С головой погрузившись в обсуждения особенностей психики маленького котёнка, оказавшегося на новом месте, определив, что наибольший комфорт Тама, скорее всего узреет на их общей кровати, поедая вкусные булочки и запивая их терпким кофе, Рэйган совершенно пропустил тот момент, когда шины призывно скрипнули, ознаменовав остановку.
Ещё раз коротко и уверенно взглянув на Кашмиру, Рэйган выходит из машины, следом подавая руку своей женщине, после чего оба уверенно следуют в дом, теперь уже в сопровождении пристальных взглядов четы Фрайзер.

-  Кашмира, Рэйган, рады вас видеть.

Гелиодор крепко жмёт ему руку, и Рэйган отчётливо чувствует в этом жесте нечто большее, чем просто дружеское рукопожатие. Некий подкреплённый жест доброй воли. Что ж, для начала очень неплохо.
Придерживая Кашмиру за плечи, оба проходят в дом, где к ногам девушки сразу же выбегает маленькая рыжая проказница. Рэйгану даже показалась, что она взглянула на него каким-то особенно хитрым взглядом.

-  Рад снова встретиться с вами.

Теперь пришла очередь Эмбер чуть смущенно краснеть, когда его губы касаются тыльной стороны её ладони. Мужчина сразу подмечает, что Кашмира очень похожа на неё, эта мягкость черт её лица и милая, искренняя улыбка, досталась девушке именно от матери.

-  Эмбер, успокойся. Наша девочка кремень, сама знаешь. Было ли у них когда-то с Блеском, что-то серьёзнее простуды?

Гелиодор упомянул сына лишь по касательной, видимо понимая, что раз они прибыли одни, положение не изменилось, а волновать жену расспросами лишний раз ему не хотелось. Он посмотрел на Рэйгана и тот в ответ коротко кивнул, обещая разговор наедине.
Неожиданный переход ко второй новости этой поездки всё же не смог выбить мужчину из колеи. Мгновенно выправившись, точно солдат, которому отдали команду – смирно! – Рэйган подошёл ближе, положив руку на плечо девушки, твёрдо решив закончить волнительную фразу за неё.

-  Мы с Кашмирой теперь официально вместе!

+1

6

Упоминание отцом Блеска заставляет Кашмиру пристыженно отвести взгляд. Родители по-прежнему воспринимают их с братом, как единое целое. И всегда будут так воспринимать... А она не оправдала их надежд. Пожалуй, будет честнее рассказать им всё, что произошло между ними с Блеском. Родители имеют право знать, где их сын, и какими интересами он сейчас живёт. Но сначала Фрайзер собирается презентовать другую новость, более важную для неё в эту секунду, поскольку до Тринадцатого дистрикта всё равно далековато. А Рэйган здесь, рядом, обнимает её за плечи. И принимает на себя удар по части произнесения главной фразы, которая застряла у Кашмиры в горле. Они теперь вместе. Не только в рамках дома Лермана. Они вместе и не хотят больше прятаться... Насколько это возможно.

-Вместе... - повторяет рассеянно Эмбер, опускаясь на диван и испытующе глядя на дочь. Эмоции сейчас без проблем читаются на лице женщины. Она пытается понять - серьёзна ли Кашмира или это очередная игра Капитолия. Может, дочь опять принуждают к чему-то? Серьёзен ли в свою очередь Рэйган, или имеет место обычная тяга капитолийца к красивой игрушке. Эмбер возможно не знает всей картины капитолийской жизни своих детей, но понимает, что мужчины здесь тянулись к её дочери, осыпали подарками, с подросткового возраста Кашмира всегда была окружена поклонниками, но никогда никого не представляла им в "официальном" качестве. Кроме того:

-Дорогая, а как же тот юноша миротворец? Кристиан... Соло, кажется? - победительница медленно моргает, вспоминая, что в прошлый свой приезд действительно не говорила с родителями об этом нюансе. Как и в позапрошлый.
-Крис замечательный. Но он мой близкий друг, не более. Это всё шоу, для привлечения внимания зрителей, эмоционального отклика. Я люблю Рэйгана, мы с середины декабря живем вместе, в его особняке. Простите, что не сказала раньше... Мне нужно было время - время, чтобы разобраться с собой, со своими чувствами, с обретением ощущения безопасности... Сейчас все эти составляющие более-менее начинают сливаться воедино. Эмбер всё ещё озадаченно хмурится, переглядываясь с Гелиодором, ожидая его мнения.

-Давайте обсудим всё за столом? Пахнет божественно вкусно - предлагает Кашмира, чтобы разрядить обстановку. В гостиной действительно витают соблазнительные запахи мяса, клюквенного соуса, чего-то сладкого... Тама, сидя на стуле, елозит пушистой задней частью, словно вот-вот изготовится к прыжку на столешницу.
-Да, конечно. Присаживайтесь. Милая, ты не принесешь из холодильника вино? - Эмбер, вновь обретя способность двигаться, пересаживает котёнка со стула на диван и кидается к столу, находя некоторое успокоение в поправке и без того идеально сервированной посуды.

-Принесу. Но мне сегодня нельзя вино, мне только вчера закончили колоть антибиотики - нехотя признается Кашмира, обмениваясь с Рэйганом успокаивающим взглядом. Она примерно представляет, зачем родителям срочно потребовалось услать её на кухню.
-Антибиотики? Немного приболела? - скептично спрашивает Эмбер, передразнивая тон дочери. Победительница виновато улыбается, но не даёт пояснений, исчезая в дверях кухни. Бутылка красного вина оказывается на полке холодильника. Фрайзер ставит её на поднос, туда же кладёт штопор, следом - кувшин с чем-то красным. По виду - морсом. Отлично, его и будет пить, когда он станет немного теплее. Двигается Кашмира неторопливо, предупредительно позвякивая посудой - надо же дать родителям возможность учредить маленький допрос... Хотя надолго задерживаться в кухне девушка тоже не собирается. На случай, если допрос вдруг перейдёт в пыточную. В гостиной Эмбер, поглядывая на двери кухни, понижает голос:

-Рэйган. Вы совсем недавно знаете Кашмиру. Я рада, если она уверена в своих чувствах к вам... Но с дочерью всегда было достаточно трудно, а после игр... У неё есть некоторые психические проблемы. Блеск справлялся с ними, пока был рядом. Я хочу, чтобы вы понимали это, если Ваши намерения серьёзны. Она девушка красивая и с близкими людьми добрая, но... непростая - ей важно высказать это до того, как слово возьмёт Гелиодор или дочь вернётся с кухни. Материнское волнение отличается от отцовского. Кашмире давно пора остепениться, и хорошо, если Лерман - достойный мужчина. Но Эмбер всегда надеялась, что это будет кто-то из Первого, чтобы дочь была у неё на виду и не разлучалась с братом... Кашмира давно уже взрослая, но миссис Фрайзер, сполна познавшая, что значит бояться потерять своих детей, всё равно переживает за неё, за то, что Капитолий, в лице государства ли или мужчины, всё ещё может причинить ей боль. На уровне материнской интуиции Эмбер чувствует, что дочери сейчас приходится намного сложнее, чем она показывает, и не удивительно, что Кашмира, привыкшая опираться на брата, ищет мужской поддержки... Вопрос - насколько дочь и Рэйган отдают себе в этом отчет. Действительно ли различают искренние чувства от прочих психологических нюансов.

+2

7

По крайней мере атмосфера не начала накаляться. В воздухе витал дух естественного волнения, что было вполне логично, не каждый день Кашмира приводила в дом мужчину, с которым официально хотела связать свою судьбу, хотя бы на уровне житейских отношений. По выражению лица Эмбер, Рэйган справедливо рассудил, что подобные смотрины происходят в этой семье впервые, причём первенства ожидали явно не от дочери. Однако никто не говорит слова против, взгляд родителей Кашмиры приобрёл оттенок удивления, смешанный с некоторым недоумением, при этом ни раздражения, ни разочарования Лерманом замечено не было, что само по себе являлось маленькой победой на этом этапе.
При упоминании о Кристиане хмурится не только он. Гелиодор обнимает жену за плечи, в успокаивающем жесте, а на его лбу залегает глубокая складка, явственно говорящая о не самых приятных воспоминаниях, связанных с периодом скрещивания символа Капитолия со своим «спасителем». Быть может, он был не доволен явно навязанной партией для дочери, что было вполне очевидно, пускай хоть и роль свою топорный перед камерами Соло, отыграл на отлично. А может Кристиан не внушал мужчине доверия, как человек, сам по себе отталкивающий взгляд, заставляя переключить канал, несмотря на то, что следом показывали его собственную дочь. Рэйган не знал достоверно, а спросить, разумеется не решился. Однако в душе, он был искренне рад за такую реакцию главы семьи.

-  Эмбер, милая. Не будем держать детей на пороге. Ты весь день сервировала такой чудесный стол. Кашмира права, давайте всё обсудим в более непринуждённой обстановке.

Женщина будто очнулась ото сна, мягко кивая и мгновенно беря брозды правления в свои руки. Кашмира планомерно отсылается на кухню, а Рэйган в сопровождении родителей, отправляется за стол, для намеченного короткого допроса с пристрастием. Что ж, он был вполне готов к такому повороту. Чуть-чуть задержавшись на пороге Гелиодор пропустил жену вперёд, и поравнявшись с Рэйганом тихонько похлопал его по плечу. В ответ мужчина добродушно кивнул, негласно принимая приглашения осушить бокал другой по такому счастливому поводу. Они ведь мужчины, на одной волне, понимают друг друга и без слов.

-  Мистер Фрайзер. Миссис Фрайзер.

Рэйган присаживается на отведённое ему за столом место, кратко осматривая сервировку, не потому что так хочется есть, а потому что весь день хлопотавшая у него Эмбер действительно потрясающе украсила стол всевозможными блюдами и не окинуть такую красоту хотя бы одним взглядом Лерман посчитал преступной халатностью.

-  Ваша дочь не зря зовётся бриллиантом Капитолия. Конечно, пиар-команда вкладывает в эти слова несколько иной смысл, но для меня он более глубокий, нежели просто внешняя красота. Кашмира – самая потрясающая девушка из всех, которых я когда-либо видел. Мои чувства к ней не передать словами, когда она рядом, всё в моей жизни меняется и играет новыми красками. Я знаю, через что ей пришлось пройти, и что пережить, но я хотел бы всеми доступными силами показать ей иную жизнь, ту, которой ваша дочь по-настоящему будет достойна. Эмбер, Гелиодор, я хочу сделать её по-настоящему счастливой.

+1

8

Кашмира перемещается по кухне, выжидая и уже не зная, что ещё поставить на поднос помимо питья. Вроде бы Эмбер уже всё сервировала, в гостиной не нужна даже лишняя партия салфеток... Подумав, девушка достаёт ещё стакан для морса, чтобы не пачкать им винные бокалы. Не очень удобно, что вопросы мамы начались с упоминания Кристиана. Предсказуемо, но... Рэйган относился к Соло напряженно. Кашмире хотелось бы, чтобы они поладили и Лерман увидел Криса таким, каким видит она - бесхитростным ребёнком с доброй душой нараспашку. Но после благодарственного поцелуя от Соло в поезде, предшествующего их поездке, Рэйган не спешил проявлять понимание. Может быть, с новым витком съемок... Победительница сама пока толком не думала, как будет с этим справляться. Сейчас не о том.

Девушка отрывает от стола поднос с бутылкой, графином, штопором и стаканом, и направляется к выходу из кухни. Голоса в гостиной звучат тише, но очутившись на пороге, их уже можно различить. Кашмира слышит речь Рэйгана с момента "...когда она рядом, всё в моей жизни меняетсся и играет новыми красками" - торопливо приближается к обеденному столу, водружая на него поднос и с преувеличенным вниманием глядя на свои руки, чтобы только не расплакаться, как подросток над сентиментальным романом. До сих пор победительница не в состоянии понять, что именно она привносит в жизнь Лермана. От неё ведь одни проблемы. Кашмира вынуждена плясать под дудку Сноу, по собственной дурости её похитили повстанцы, а на долю Рэйгана выпало лечить символ от заработанной болезни. Не говоря уже о том, что её упрямое обожание Гектора, ныне тупо саднившее обугленной раной где-то в груди, потрепало немало нервов и Рэйгану... Что из этого он называет новыми красками?

"Теперь всё будет иначе" снова обещает себе Кашмира, как во Втором, когда глядела на уснувшего рядом мужчину. Своего мужчину. Если сам факт её присутствия столько значит для Лермана - Кашмира приложит все усилия, чтобы по-настоящему счастливым стал с ней и сам Рэйган. Не задумываясь больше о том, с какой стороны от неё ждать подвоха. Лерман дал Фрайзер опору. Спас её, остановив свободное падение, в которое девушка сама вогнала себя после событий в Восьмом. Позволил чувствовать себя незаменимой. Не временной марионеткой, не одной из множества солдат, не машиной-убийцей с набором годных для революции навыков. Единственной. Женщиной.

-Ты уже делаешь, родной - проходя за стулом Рэйгана, Кашмира наклоняется, обнимая мужчину за шею и целуя в скулу. Если она была когда-то счастлива по-настоящему... То до игр, пока их с братом жизнь не начали превращать в руины. И теперь, когда Лерман помогает ей выбраться из этих завалов. Победительница садится рядом с капитолийцем, придвинув свой стул чуть ближе к нему, словно даже здесь, в родительском доме, хочет чувствовать себя под его защитой.

Эмбер наблюдает за дочерью и настороженность из взгляда женщины постепенно уходит, уступая место оценивающему интересу. Как любая мать, она желает своим детям счастья, пусть даже оно слегка отличается от того, которое она рисовала в воображении. Рэйган выглядит достаточно серьёзным и надежным, Кашмира ластится к нему, хотя обычно предпочитала лишь принимать знаки внимания от поклонников. Если дочь чувствует себя счастливой с этим капитолийцем - они не в праве критиковать её выбор. В конце концов, Кашмира, как и все выжившие на арене дети, заслуживает не только воздаваемых солдату почестей, но и личного счастья. Гелиодор открывает бутылку вина, наполняя три бокала, затем наливает в стакан дочери сок.

-Добро пожаловать в семью, Рэйган. Я рад видеть, что моя неугомонная дочь наконец в надежных руках - Кашмира, услышав тост, смотрит на родителей сияющими глазами и с энтузиазмом поднимает свой морс.
-Расскажите нам о себе. Где вы работаете, чем живете, большая ли у вас семья? - в прошлый их приезд мама, кажется, разузнала, что сейчас Рэйган холост. Но судя по оценивающему взгляду, наверняка не прочь узнать больше. Был ли женат, есть ли дети, и что там ещё имеет ценность для родителей на смотринах? До сегодняшнего дня победительница в этом вопросе была теоретиком. После пары глотков к ней возвращается кашель, девушка отворачивается от стола, прикрывая рот рукавом.
-Кашмира. Ты скажешь или нет, что с тобой случилось? - обеспокоенная увиденным и недавно прозвучавшим словом "антибиотики", отвлекается Эмбер. Взгляд отца тоже серьёзен... Кашмира, сдавшись, кивает.
-Я провела в Пятом двое суток и заработала воспаление лёгких. Одностороннее. Но я правда в порядке, врач сказал - кашель скоро исчезнет сам. Рэйган так ухаживал за мной. Сам делал уколы, носил в постель еду. В лазарете бы я так быстро не оправилась - она накрывает ладонь Лермана своей рукой, с улыбкой глядя через стол на родителей. Миссис Фрайзер всё более благосклонно поглядывает на мужчину, но едва ли она пропустила мимо ушей слова Пятый дистрикт. Кашмира хочет вернуться к обсуждению этой темы, но позже... Когда они обсудят их с Рэйганом новую жизнь. И судьбу Тамы. Словно почувствовав, что о ней подумали, котёнок, сидящий теперь под столом, отвлекается от ловли своего хвостика, падает на бок рядом с ногой Лермана и шутливо впивается в его тапок коготками.

+1

9

Несмотря на всё грюканье посудой, для Рэйгана Кашмира появляется неожиданно, будто внезапно возникает за спиной материализовавшись из облачка цветного пара. Как в первый раз, когда мужчина увидел её на главном экране съёмочной студии. Тонкая талия, нежные руки, ясный взгляд голубых глаз. Она казалось невинной юной девушкой, и, если не обращать внимания на покатый рельеф мышц под блестящими рукавами платья, да пристально не заглядывать в глаза, когда напускной блеск рассеивается, уступая место холодной, безжалостной стали, невесомый образ можно сохранить в памяти до тех пор, пока твёрдые пальцы Кашмиры не перехватят смертоносное оружие.
«Теперь всё будет по-другому!» - Внутренний голос Рэйгана в унисон вторит интонациям Кашмириного, и будто в подтверждение широкая мужская ладонь ложится на тонкие женские пальчики, символично закрывая их от всего внешнего мира. Поцелуй заставляет его смущенно улыбнуться, легко коснувшись в ответ подбородка губами. Эмбер ещё несколько настороженно смотрит на милующуюся пару, но постепенно и из её взгляда пропадает налёт недоверия, руки женщины тянутся к бокалу, который первым же тостом Гелиодора окончательно закрепляет их обоюдное семейное решения.

-  Благодарю, и очень надеюсь, что вы будете с каждым разом только крепче убеждаться в моей надёжности.

Первый же вопрос заставляет Рэйгана задумчиво отвести глаза к потолку. Только сейчас до него самого дошло, что подобное мероприятие и с ним происходит впервые в жизни. Не то чтобы у него не было отношений, разумеется были, просто ни одни из них не доходили до той фазы, когда возникала необходимость знакомства с семьёй. Он ведь никогда никому не рассказывал о себе в таком ключе. По работе, прислуге в бытовых моментах, подругам о каких-то общеизвестных фактах, лишь немного разбавляя чем-то личным, однако не переходящим за рамки. Как же это всё трудно, вот, вроде бы простые вопросы, а заставляют почувствовать себя едва ли не в тупике, так словно, просили исповедаться на страшном суде.

-  Ну, моя семья совсем небольшая, я – единственный ребёнок в семье, а отец умер несколько лет назад, вследствие тяжелой болезни. Сам же я никогда не был женат и детей тоже не имею, ни официальных, ни неофициальных.

Последняя фраза должна была прозвучать с налётом шутки, однако вместо того, чтобы улыбнуться Рэйган едва не подавился салатом, закашлявшись так, словно сам лично недавно перенёс пневмонию. Острые коготки котёнка резко впились в его тапок, и мужчина едва удержался от того, чтобы не дёрнуть ногой и отпихнуть животное в сторону. Заглянув под стол, Рэйган вновь встретился с откровенно глядящими на него невинными глазками.

-  Тама, проказница.

Нужно было назвать её Локи. Аккуратно отцепив животное от тапка, Рэйган уложил котёнка Кашмире на колени, и маленький чертёнок мгновенно вобрал коготки, приятно замурлыкав. Услышав кашель, Лерман обеспокоенно осмотрел на девушку, а затем быстро перевёл взгляд на родителей.

-  Не беспокойтесь, критическая фаза болезни уже миновала. На снимке обнаружился совсем небольшой очаг воспаления и антибиотик активно подавил его в течении нескольких дней. Остаточные явления ещё наблюдаются, но здоровью Кашмиры уже ничего не угрожает.

+1

10

Кашмира налегает на салат и мясо кролика в клюквенном соусе. Судя по меню, Сноу хотя бы на сей раз держит слово - родители живут в комфортных условиях, их снабжают хорошей едой... Пока она слушается, разумеется. Она слушается, а Блеск, предоставив ей самой вытаскивать семью, играет в героя подземелий... Губы девушки на мгновение искажает недовольная гримаса, но фраза Эмбер направляет мысли в другое русло. Тоже не слишком утешительное.

-Я смотрю, в Капитолии задумываются о семье гораздо позже, чем в дистриктах. Но какие ваши годы. Кстати, не сочтите за бестактность... Сколько вам лет? - озвученная Рэйганом информация мать явно воодушевляет, Кашмира же слышит в этом энтузиазме нечто своё. Намёки на детей. Нет, они с Лерманом не говорили ни о чем подобном - и было бы странно обратное, ведь вместе они всего без пяти минут месяц. Просто мысли о проблемах со здоровьем угнетают. Не хочется быть неполноценной обузой. Об операции Фрайзер, кажется, родителям тоже не говорила...
-Тридцать шесть, мам. Рэйган немного старше - разделывая ножом кролика, с ноткой вызова вмешивается девушка в допрос. Через день съемочная группа снова приступает к работе. А в ближайший выходной, когда пройдёт хотя бы неделя с момента окончания курса антибиотиков (врач уверял, что это лекарство быстро покидает организм), Кашмира всё же намерена съездить в хорошую клинику и подобрать себе гормональные препараты... Победительница не отрывает взгляда от тарелки до тех пор, пока Лерман не сажает к ней на колени Таму.

-Кашмира, ты слишком себя загоняешь. Раньше ты не болела ничем серьёзным. Спасибо, что позаботились о ней, Рэйган - отложив нож, Фрайзер одной рукой поглаживает пушистую спинку котенка. Зверек громко урчит и переворачивается, подставляя мягкое брюшко. Жест доверия:
-Охотница - беззлобно укоряет Кашмира. Кошачье мурчание - удивительно умиротворяющий звук. Тама словно чувствует, что девушке, привезшей её с морозной улицы в теплый уютный дом, необходим такой антидепрессант. Нечто, позволяющее отвлечься от то и дело вспыхивающей тревожности. Пальцы Фрайзер перебирают мягкую шерстку и залегшая между бровями складка разглаживается.

-Все сейчас себя загоняют... Послезавтра мы опять начинаем съёмки. Это важно для Панема. Люди должны чувствовать, что сражаются не одни - кажется, никогда ей не приходилось так лгать перед камерой, как придётся с седьмого января. Потому что Кашмира уже не сражается. Она оставила своё стремление добиться чего-то в бою в Пятом. Пусть теперь Крис рассказывает о героическом сопротивлении Панема... Он в это хотя бы верит. Он не знает, насколько на него плевать людям, за которых он готов умереть. Девушка перебирает шерстку Тамы уже двумя руками, каким-то механическим, почти трансовым движением. Гостиная, обед с родителями... Нужно вернуться в гостиную. Всё ещё не находя в себе сил перейти к разговору о Пятом, но понимая, что родители подспудно его ожидают, Кашмира малодушно съезжает с темы.

-Мы можем забрать Таму? Всё необходимое мы ей обеспечим. Рэйган сказал, я могу даже брать её на съёмки. Если вы к ней привязались - я пойму - может, котёнку правда будет лучше здесь, и она уже привыкла за месяц... Но Фрайзер так нравится ощущение маленького тёплого тельца на коленях и так хочется отвлекаться порой хотя бы на забавные кошачьи проделки. У неё никогда не было животных. Может символ, пытающийся начать новую жизнь, позволить себе хоть это?

-Это же твой котёнок, дорогая. Если ты скучаешь по ней - конечно, возьми Таму домой. В случае необходимости  мы всегда за ней присмотрим - взгляд Эмбер направлен на руки дочери. Её отсутствующий вид напоминает Эмбер то страшное и одновременно счастливое время, когда Кашмира вернулась со своих первых игр. Тогда она тоже иногда сидела в таком странном оцепенении, крутя в пальцах нож. В сочетании с сообщением о недавней болезни... Может, таскать животное на съёмки не самая разумная идея, но если это поможет Кашмире чувствовать себя лучше - пусть она ищет успокоение в обществе найденыша. Говорят, спасенное тобой животное приносит удачу.
-Я клянусь, Рэйган, эта бестия - не просто кот. Она прекрасно знает, что делает, но ей похоже нравится изводить мужчин. Так что запаситесь терпением - в отличие от Эмбер, Гелиодор при известии о расставании с котёнком, несколько воспрянул духом. Проблем с гигиеной или питанием у зверька не было, но Тама предпочитала охотиться исключительно на мужские конечности, а выбирая привлекательные на её вкус игрушки, каким-то образом останавливалась исключительно на вещах Гелиодора.

+1

11

В последнее время вопросы о семье стали затрагивать Рэйгана намного чаще чем обычно. В пору бы нормальному, необременённому брачными узами человеку задуматься, но вечно заваленный работой по горло и выше Лерман предпочитал откладывать все приходящие по этому поводу мысли в долгий ящик, а как известно, ничем хорошим такое отношение никогда не заканчивается. Вот и сейчас, ворох накопившихся мыслей лавиной накрыл мужчину, и он вновь едва не поперхнулся, вовремя запив кусок мяса красным вином. У Эмбер определённо был особенный вкус на напитки, вино оказалось, как нельзя более подходящим под запечённого кролика, ароматный букет раскрывался при каждом глотке, оставляя во рту тягучее сливочное послевкусие. Рэйган сделал ещё один глоток, словно закрепляя зародившуюся внутри уверенность. Безусловно, ему бы очень хотелось, чтобы их отношения переродились в нечто большее. Брак, он ведь не только в штампе на бумаге. В идеале люди связывают себя брачными узами достигая определённого состояния души, эдакой гармонии, которая просто не может более существовать без документального подтверждения. Вся её сущность жаждет крепко накрепко привязать к себе свою половинку, дабы в этом созидании явить миру нечто новое, неизведанное и не менее прекрасное, чем образовавшийся союз. Рэйган давно чувствовал в себе эту энергию, что фонтаном забила внутри, когда Кашмира согласилась быть рядом с ним. Другой вопрос, чувствует ли нечто подобное сама Кашмира?

-  С моей работой у меня остаётся не так много времени на мысли о собственной семье. Однако, создать её мне всегда хотелось, правда, до того момента, как я встретил Кашмиру, это желание было где-то очень глубоко внутри.

Тонкий намёк и Лерман едва отводит взгляд от стола, наблюдая реакцию девушки на эту небольшую провокацию. Спросить напрямую, после того, сколько всего ей довелось пережить, начиная с событий в Тринадцатом дистрикте и заканчивая возвращением из Пятого которое иначе, как чудом и назвать было нельзя, Рэйган не решался, однако никто не помешает ему немного пооткровенничать с родителями девушки, что кстати очень способствует укреплению доброжелательных взаимоотношений. Вот он, перед ними, Рэйган Лерман, владелец сети телеканалов Capitol TV, открытый и прямо заявляющий свои истинные намерения. И ведь не упрекнёшь, всё что говорит Рэйган – чистая правда.

-  Не стоит благодарностей, забота о Кашмире вызывает во мне только тёплые чувства. Я рад быть с ней, и в горе, и в радости.

Наблюдая за тем, как рыжая бестия, как очень точно подметил Гелиодор, нежится и мурлычет на руках у Кашмиры, Рэйган ещё совсем недавно бы с трудом бы поверил в то, что этот милый пушистых комочек может запросто загонять двух взрослых мужчин. Поймав сочувствующий взгляд главы семейства, мужчина ещё более остро почувствовал будущие намечающиеся неприятности, что рыжим комом сваляться на его дом и дорогие сердцу конечности. Но видя, как Кашмира расцветает на глазах, перебирая пальчиками пушистую шерстку, Рэйган не может принять никакого другого решения, кроме как позволить этой проказнице хозяйничать у себя дома.

-  Да, полагаю терпение мне пригодится. Но, не сомневаюсь, что мы очень скоро поладим.

В знак будущей дружбы, он даже протянул вперёд руку, мягко почесав Таме тёплое пузико, но что котёнок мгновенно отреагировал и играючи вцепился зубами прямо в палец, при этом продолжая сверлить Рэйгана ангельски невинными глазками. Ну вот как у неё это получается?

-  И всё же, Кашмира, расскажи, как так получилось, что ты заболела? Пневмония серьёзное заболевание, к тому же Пятый дистрикт. Что ваша съёмочная группа делала там?

Несмотря на то, что некоторые темы типа возвращения сына, Гелиодор не хотел затрагивать при жене, часть насущных вопросов он не мог оставить без внимания, просто потому что он был отец и сердце его очень болело за обоих своих детей.

+1

12

Эмбер и Гелиодор кивают, вслушиваясь в слова Рэйгана, и с каждой секундой выглядят всё более довольными выбором дочери. Лерман заботится о Кашмире, откровенен с ними, не обременен багажом каких-либо прошлых отношений, серьёзен. Не удивительно, что в мыслях родители уже успели выдать дочь замуж и обрисовать пасторальную картинку «нормальной» семьи:
-Кашмире повезло с Вами, Рэйган. Она всегда говорила, что семейные узы не для нее, что близнецы на такие вопросы смотрят иначе. Но я думаю, все девушки сомневаются до тех пор, пока не встретят своего мужчину – заговорщически улыбается миссис Фрайзер, а Кашмира, чувствуя, как к щекам приливает краснота, как за последнюю надежду хватается за бокал с морсом. Она неуверенно поднимает взгляд лишь на мгновение, чтобы столкнуться со спокойными вопрошающими глазами Рэйгана, и тут же опускает его в стол, продолжая поглаживать Таму.

«До того момента, как он встретил… меня?» они с Лерманом не разговаривали о своем будущем, поскольку девушка не очень уверенно чувствовала себя даже в настоящем. Но зная Рэйгана и то, как правильно он старается вести свою жизнь, Кашмира догадывалась, что вопросы семейности значат для него много. Вот только не предполагала, что Лерман задумывается о семье… с ней. Или он сказал это ради удовольствия родителей? Последние десять лет жизнь близнецов Фрайзеров была далека от стабильности, единственным нерушимым чувством в круговерти продаж и вечеринок в Первом, призванных отвлекать от чувства собственной никчемности, была любовь Кашмиры и Блеска друг к другу. Потом – вторая жатва, арена, ранение, Гектор, Тринадцатый, Капитолий, снова Гектор… Даже от мысленных перечислений начинает стучать в висках. Клерик предал её дважды и эта боль всё ещё на поверхности, вспыхивает огнём от легчайшего прикосновения. Связь с братом, в которой Кашмира была уверена с момента своего появления на свет, трещала по швам. В чем вообще можно быть уверенной в такое время? Она любит Рэйгана, правда любит. Именно поэтому больше всего на свете боится, что очередная опора рассыплется в пыль. Когда (если?) это произойдёт, Фрайзер не хотелось бы быть привязанной к этой опоре такими серьёзными узами, как «семья». Потому что нет ничего страшнее, чем потерять семью. Что, если завтра Сноу примет решение отправить символ куда-то без сопровождения съёмочной группы? Пожелает перенести силы Рэйгана на другой проект? Прикажет ей за допущенные ошибки в работе вернуться в президентский дворец?

Не говоря уже о том, что неизвестно пока, сможет ли тело Кашмиры оправиться от последствий операции. Рэйган заслуживает полную счастливую семью, а не красивую, но больную во всех смыслах женщину. На таких, как она, вообще не женятся. Брак, семья – всё это для «нормальных» приличных девушек, не побывавших в постелях половины Капитолия, не убивавших, не увлекавшихся виски и морфлингом. Для тех, кто не представляет потенциальной опасности для своих любимых. Амплуа Кашмиры – любовница. Заботливая, страстная, пригодная для беседы и приятная взгляду. Всё это она готова, хочет отдавать Рэйгану, но предложить большее едва ли способна. Может, со временем он сам поймёт… А сейчас победительница любит и любима, им хорошо вместе, впервые в жизни она по собственному желанию живёт с приятным ей мужчиной, даже может взять домой котёнка. Этого достаточно. Это гораздо больше, чем она могла когда-либо рассчитывать, чем заслуживает.

-Семью нужно создавать тогда, когда ты уверен в первую очередь в себе, в том, что не причинишь боль близким. Не зависишь ни от кого и твердо знаешь, что готовит тебе завтрашний день – качает головой Кашмира, не глядя сейчас на Рэйгана. Он верит, что у них всё наладится, а она предпочитает брать максимум от настоящего и не заглядывать в будущее. Расставаться с надеждами очень больно, лучше вовсе не иметь их. За столом повисает неловкое молчание, на фоне которого Фрайзер почти что рада вопросу отца о Пятом, хотя ещё пару минут назад надеялась избежать этой темы.

-Съемочная группа не была в Пятом. Только я. Повстанцы похитили меня, выстрелили транквилизатором в шею, когда я была одна в роще за нашим лагерем. Держали двое суток в подвале дома, я спаслась чудом, но видимо простудилась. И на моё счастье отряд миротворцев привёз меня во Второй. Мам, пап, не могу больше лгать вам. Меня похитил Блеск. Он хотел, чтобы я вернулась с ним в Тринадцатый дистрикт… Но если бы не удачное стечение обстоятельств, повстанцы бы убили меня. Потому что я не собиралась говорить им то, что они хотели узнать… - взгляд Кашмиры, не желающей уточнять, что она в очередной раз по дурости защищала не нуждавшегося в её помощи человека, вновь направлен на руки. Она мягко опускает лапки Тамы, которыми котёнок ухватился за палец Рэйгана, видимо посчитав его чем-то вкусным. Зверюшка нехотя отпускает добычу, продолжая следить за Лерманом зелёными круглыми глазками, а девушка тем временем продолжает самую трудную часть своего рассказа:
-Я сказала брату, что с вами всё в порядке, что он нужен нам здесь, что я обеспечу его безопасность… Но он ушел с повстанцами. После того, как мы выбрались с арены, с нами что-то произошло. Не знаю. У Блеска есть причины не доверять Капитолию, но раньше он всегда доверял мне. А теперь слушает Альму Койн. И он дважды поднимал на меня руку – один раз ещё в Тринадцатом, второй – на допросе в Пятом. В чем-то я, возможно, виновата сама, но не могу это исправить. Пока что. Простите меня – Тама встряхивается и садится на коленях Кашмиры, почувствовав переменившееся состояние девушки. Победительница так и смотрит в стол, забыв про недоеденного кролика, её голос дрожит. Она действительно считает себя виноватой, ведь клин между ними изначально вбила привязанность Фрайзер к Гектору, как выяснилось, не стоившая таких усилий. Близнецы выбрали разных командиров и со свойственным им упрямством дробили каждый свою колею. Только рассказывать родителям о том, что до Рэйгана у неё было сильное чувство к другому мужчине, о том, как он обошелся с ней, Кашмира не хочет. Да и едва ли это важно по сравнению с тем, что сейчас они услышали об отношениях своих детей. Сжавшись на своём стуле, опасаясь особенно реакции Гелиодора, победительница ждет вердикта, сама считая себя виновной по всем пунктам.

+1

13

Первая реакция Кашмиры была для него более чем ожидаемой. Справедливые сомнения, это нормально, это логично, более того, это уже стало некоторым признаком стабильности в их неспокойное время. Сомневаться в Капитолии принято во всём! Об этом не твердят на каждом углу, однако шаткое положения государства, решений правительства, слова символов, всё это незримо ощущалось от самых верхов – приближённые Сноу, чиновники, распорядители – и заканчивая простыми работниками, в эпоху помпезности и вычурности, показываемые на всеобщее обозрение разве, что самым случайным образом. В любой момент всё могло измениться, жизнь пойти по совершенно другой колее, а вчерашние хозяева сами примерят на себя рабское ярмо. Говорят, в такие времена очень важно быть гибким. Кашмира лучше любого в Панеме знала, как подстраиваться под непривычные с виду догмы и аксиомы, при этом ни на грамм, не доверяя софистическим лозунгам о лучшем будущем. Новая власть - это всего лишь новые оковы, достаточно только чуть глубже вглядеться в президента, воскресшего Тринадцатого, чтобы понять – справедливых выборов не будет никогда! Это так же истинно, как нерушимая политика Сноу в отношении Голодных игр.
И даже в таком положении никто не смел упрекнуть Кашмиру в предательстве. Она никого не предавала, просто потому что никогда и ничего не обещала ни одной из сторон. Она работник, всего лишь наёмный работник, волею судьбы швыряемая из стороны в сторону, в надежде однажды спокойно осесть и просто жить, не завися ни от одного политического режима. Свободной. Она никогда не поддерживала ни одну из сторон, и даже никогда не скрывала этого, не говорила прямо, но никогда не посылала ложных надежд и взглядов ни свободолюбивой Койн ни властному Сноу. Ей просто наплевать на них, её вынудили работать, вынудили разделять идеалы, в то время, как сердце её навсегда было подарено свободе.
Рэйган смотрит на её взгляд, чистые голубые глаза, полные противоречий и неуверенности. Ещё сильнее играет в нём желание помочь, показать, что судьбами управляют не режимы и сладкоголосые правители – болтуны. Большим можно оставаться и будучи маленьким. Свободу можно найти в оккупированном государстве.

-  Благодарю вас, миссис Фрайзер.

Рэйган скромно улыбается, запивая сладостную похвалу вовремя подлитым в бокал сладким вином. Всё-таки у них с Гелиодором образовалась какая-то своя ментальная связь, помогающая мужчинам понимать друг друга, практически с одного взгляда. Вот, например, сейчас, Рэйган почувствовал, что через пол часа им вдвоём необходимо отойти на перекур.

-  Семья должна стать человеку опорой и поддержкой. Семьи создавались даже в самое трудное время, без надежды на лучшее будущее. Завтрашний день никому неизвестен, но он и не предопределён. Мы сами создаём своё будущие.

Мягко накрыв, отвоёванной у Тамы кистью пальцы Кашмиры, Рэйган мягко проводит по ним, в успокаивающем жесте, намекая, что девушке совершенно нечего опасаться. Он никогда не будет торопить её и подгонять, все решения она должна принять осознанно и взвешенно и сказать «да», только тогда, когда будет готова к этому.
Внезапное откровение Кашмиры на несколько секунд даже Лермана ввергает в ступор. Он не ожидал, что девушка решится выкладывать все подробности своего заключения, вот так, совсем без подготовки. Видимо её нервы и так были на пределе, а расспросы отца только подстегнули её на излишнюю прямоту. За время всего рассказа, Рэйган ни на секунду не отпустил пальцы Кашмиры, держа их так крепко, насколько это было возможно, не причиняя физических увечий и боли.

-  Если всё это правда, Блеска необходимо, как можно скорее привезти в Капитолий. Пропаганда повстанцев окончательно затуманила его разум, и, если он поднял руку на сестру слушая Койн, она ещё большее зло, чем нынешнее правительство Панема.

Теперь пришла очередь Гелиодора в успокаивающем жесте взять за руку свою женщину. Щеки Эмбер за секунду потеряли здоровый румянец, покрываясь восковой бледностью, руки начали подрагивать, а в глазах появились слёзы.

-  Кашмира, дочка, ты ни в чём не виновата. Главное, что ты снова в безопасности, что ты выбралась и несмотря ни на что жива и здорова.

Мужчина прекрасно знал, ничего не бывает просто так на поле боя, он не раз видел, как семьи раскалываются из-за политических убеждений и брат, в прямом смысле слова идёт на брата, однако, он никак не ожидал, что однажды эту участь разделят и его дети, с их нерушимой врождённой связью. Он не хотел при жене устраивать разбирательства, и сыпать гневными тирадами, уже одно сообщение дочери вызвало в ней немую истерику, однако он обязательно намеревался выяснить более подробную информацию у Рэйгана наедине, после того, как Эмбер окончательно придёт в себя.

-  Я понимаю ваши опасения, но заверяю, влияние повстанцев на вашего сына не вечное, он обязательно одумается. Поняв, что натворил, он вернётся, и Капитолий обязательно поможет ему вырваться из беспочвенных иллюзий повстанцев. Его жизни здесь совершенно ничего не будет угрожать. Сноу пообещал помилование Блеску в случае его возвращения.

+1

14

Пальцы Рэйгана успокаивающе сжимают её руку и это единственное, что помогает Кашмире сохранять остатки самообладания в ожидании ответа родителей. Девушка адресует мужчине благодарный взгляд. Она по-прежнему считает, что взгляды на институт семьи у них разные... Одно дело - создавать семью в трудное время и вместе преодолевать возникающие препятствия. Совсем другое - ставить близких под удар лишь потому, что они - твоя семья. Твоё уязвимое место. Родители, может, относительно спокойно и свободно жили бы в Первом, но Сноу нужен символ, а они - рычаг давления. Только потому, что дороги Кашмире. Она и Лермана фактически "подводит" под ту же "статью", просто потому, что не может отказаться от него. От его любви и поддержки... Но надеется, что если они не будут провоцировать правительство Панема излишней демонстративностью и официозом - до тех пор, пока работа выполняется качественно, гнев Сноу их минует. Бесполезно уверять человека, запугиваемого в течение десятилетия в том, что он сам создаёт своё будущее... Может быть, когда-нибудь. Позже. В более спокойное время. Пока что Кашмира не без труда учится справляться с новым типом ответственности хотя бы в настоящем. Но если когда-нибудь она поймёт, что готова сказать "да"... Заветное слово будет сказано лишь Рэйгану.
-Папа - вздрагивает девушка, услышав, что Геолидор, пусть и в сравнительном контексте, назвал правительство Панема злом. Говорят, и у стен есть уши. Они и без того шли на риск, говоря в доме родителей о таких личных моментах, как их отношения... Но в Рождественский их приезд Лерман как мог осмотрел комнату на предмет прослушки.

-Блеск запутался. Койн внушает ему, что мозг промыли мне. Будто я не понимаю, что делаю и говорю. Это не сложно. После арены я действительно была не в себе и некоторое время носила браслет психически нестабильной. Он думает, что действует из лучших для меня побуждений - Кашмира стискивает зубы и скулы резко обозначаются на осунувшемся после болезни лице. Победительница вспоминает Тринадцатый, лазарет, лабораторию Старка, где Арчи с экрана читал своё завещание. Она просила Гектора застрелить её, потому что не хотела, не могла больше жить. Устала бороться. Устала и сейчас. Но теперь у Кашмиры появился новый стимул помимо войны. Оказывается, жить можно не только на поле боя. Она крепче, с жадностью сжимает ладонь Лермана, словно опасается, что она растает в её руках, оставив без опоры. Уже неважно, по какой причине изначально возникла трещина между близнецами... У Кашмиры нет ни сил ни желания вспоминать это. И лишний раз доставлять дискомфорт Рэйгану. Внутренне она ещё переживает, но прикладывает все силы к тому, чтобы их обсуждения генерала Панема навсегда закончились сжиганием его перчаток во Втором дистрикте.

-Спасибо - первый раз она осмеливается поднять взгляд на родителей, услышав оправдательный приговор от отца. По крайней мере, он не сердится на неё... Хотя сама Фрайзер считает, что её долгом близнеца было достучаться до брата. Убедить. Кто, если не она? Побледневшая Эмбер, возможно, считает так же:
-Мама, ты в порядке? Блеск ведь жив и здоров. Остальное мелочи. Если только снова появится возможность - я приложу все усилия, чтобы он вернулся домой - вот только Кашмира умалчивает, что прилагать усилия она собирается не ради себя, а ради родителей. Ей самой с близнецом не хочется ни видеться ни разговаривать, если только Блеск сам не придёт с извинениями. Она считает виноватой и себя и его. Брат виноват в её похищении. В её болезни. В том, что Кашмира едва не погибла. И даже в том, что Гектор второй раз предал её... Если бы не Блеск - они не оказались бы в том подвале. И этот выбор вовсе бы не стоял... Девушка закрывает глаза и вновь видит, как стоит перед братом, сжимая в руке испачканный кровью Гровера нож. Она ведь защищала не своего близнеца. Клерика. Как всё это могло случиться с ними...

-Да, дорогая, ты права. Вы оба живы, это главное. Я просто... Вы всегда были такими дружными. Не понимаю, как из-за какой-то политики возможно... - Эмбер закрывает лицо ладонями и сердце Кашмиры болезненно сжимается. Ещё один аргумент против создания новой семьи - она не может сохранить собственную. Всё трещит по швам.
-Дело не в политике. Дело в страхах. Мы все совершаем ошибки, когда боимся - сняв с колен Таму, девушка передаёт её Рэйгану и поднимается из-за стола, подходя к матери. Она наклоняется, обнимая Эмбер, и, надеясь отвлечь женщину от тяжелых бесперспективных (отлично знает по себе) мыслей, спрашивает:
-Я видела пудинг в холодильнике. Может, подготовим его к подаче? Жутко соскучилась по твоим десертам - Эмбер ещё пару раз всхлипывает, но берёт себя в руки и опускает ладони, улыбаясь дочери:
-Хорошо. Я приготовила твой любимый, молочный - хлопоты в кухне всегда отвлекали миссис Фрайзер. И если отец хочет о чем-то поговорить с Рэйганом (для Кашмиры было бы странно обратное) - у них есть отличный шанс, пока женщины украшают пудинг шоколадной стружкой.

+1

15

Лицо Эмбер немного смягчается, поддержка Кашмиры вместе с ободряющими словами Рэйгана и твёрдыми интонациями Гелиодора внушают ей необходимую толику уверенности и спокойствия. Непролившиеся слёзы высыхают в глазах, а со щёк уходит мертвенная белизна, ещё раз коротко коснувшись пальцами запястья мужа миссис Фрайзер покидает гостиную, в сопровождении дочери, и как только их шаги стихают в комнате, Гелиодор мгновенно переводит встревоженный взгляд на Лермана. Под таким тяжёлым взором мужчине становится несколько не по себе. Ему и раньше приходилось раскрывать собеседнику подробности не самых приятных в его жизни новостей, однако всегда, Рэйган, как мог старался абстрагироваться от личных переживаний, ведя диалог исключительно сухими, официальными формулировками. Так проще, так правильнее, если начинаешь принимать близко к сердцу, и не заметишь, как каждая последующая проблема начинает трогать тебя сильнее предыдущий, незримо подталкивая к отчаянным мерам, последствия которых бывают намного хуже, чем представлялось изначально.
Но сейчас, когда на него был направлен взгляд становившегося близким человека, сердце в груди начало неприятно ёкать, а в пересохшем горле встал тугой ком, словно призванный подавить каждое последующие слово.

-  Рэйган, Бога ради, объясни, что происходит с моими детьми?

Почему-то, Гелиодор был уверен, что он определённо должен знать гораздо больше остальных. В какой-то степени, так оно и было.
И Рэйган принялся рассказывать. Он говорил и говорил, начиная от появления Кашмиры в качестве символа, благоразумно сокращая и опуская некоторые нежелательные подробности. Даже такому сильному духом мужчине, как Гелиодор ни к чему знать правду об истинных мотивах предательства Блеска. Отчасти, это даже и предательством считаться не могло, брат просто пытался вразумить сестру, открыть ей глаза на неминуемое предательство со стороны ошибочно возведённого в ранг надёжного символа командира. Именно симпатия Кашмиры к Клерику создала цепную реакцию, приведшую к печальным последствиям в настоящем времени. Фактически, они были с Рэйганом на одной стороне, только действовал каждый своими методами, Рэйган – с помощью разумных доводов, Блеск – с помощью психологического давления и грубой силы.
Несмотря на всю ретушь происходящего, во время его рассказа, брови Гелиодора то и дело хмуро сводились к переносице, а меж бровями залегала изломом грубая складка морщины.

- Они ведь всегда были вместе, Рэйган. Даже Арена не смогла сломить их. Неужели слова одного повстанца могут разрушить генетически укреплённую связь?

Гены пальцем не раздавишь! – Альма Койн упорно пыталась противостоять этому известному выражению, едва не подведя брата под соучастие в убийстве собственной сестры, однако, законы Вселенной были едины для всех, и противодействие ждало президента уже очень скоро. Рэйган не сомневался, взрывная волна от гнева Блеска обязательно зацепит не один десяток свидетелей.

-  Это всего лишь временное помешательство. Попав под влияние свободолюбивых лозунгов, разум Блеска затуманился их обманчивыми перспективами. Он просто хотел лучшей жизни для своей семьи, не думая, что его слепая вера приведёт к печальным последствиям. Когда до него наконец дойдёт случившееся, он вернётся, обязательно вернётся и тогда его раскаяние наконец снова соединит их с Кашмирой. Нужно только немного подождать.

Успокаивающе-уверенные интонации Рэйгана могли бы подействовать даже на Соло, в период обострения патриотического синдрома, однако сидевший на коленях котёнок, о котором мужчина почти забыл, резко извернулся, схватив маленькими зубками кончик его галстука и потянул на себя. Едва не впечатавшись в стол подбородком, Рэйган отобрал галстук и уже было хотел вручить Таму Гелиодору, но тот настолько искренне отрицательно замотал головой, что последние надежды на избавление от мучений испарились подобно последним остатками вина из бокала.

-  Точно уверен, что хочешь забрать эту рыжую бестию в свой дом?

Мужчина перегнулся через стол и почти шёпотом задал вопрос, так, словно бы они строили заговор. Рэйган медленно кивнул. Он не был уверен, у него просто не было другого выбора.

+1

16

-Ты правда думаешь, что всё будет в порядке? Что он вернётся? - спрашивает Эмбер на кухне, как только они остаются одни. Выглядит она в это мгновение осунувшейся и даже постаревшей, но Кашмира всё равно считает, что родителям лучше знать правду... Ту часть правды, которую она может им сказать. Девушка успокаивающе улыбается и открывает холодильник, чтобы достать с полки креманки с белым пуддингом.
-Конечно. Блеск всё тот же, он любит нас и скучает по дому. Ему нужно лишь понять, что правильно... - и хотелось бы ей самой в это верить. Нет, Кашмира не сомневается в чувствах брата к родителям - она видела облегчение на его лице, когда говорила о том, что Эмбер и Гелиодор в безопасности. Но нуждается ли он до сих пор в своей близняшке? Рвёт их связь сознательно или всё это - обида на то, что Кашмира предпочла ему стороннего мужчину? Блеск имел право обижаться... Она сама в подобном случае была бы просто в ярости. Девушка переставляет все креманки на столешницу и закрывает дверь холодильника, пытаясь так же прикрыть до поры гнетущие мысли.

-Рэйган выглядит надежным мужчиной. Как вы с ним... Как у вас всё началось? - доставая из ящичка упаковки с тёртым шоколадом, Эмбер переводит разговор в более приятное русло. Конечно ей, уже отчаявшейся увидеть свою дочь влюбленной, любопытно, что могло поколебать холодность Кашмиры. Фрайзер же, пытаясь надорвать краешек первого пакета с шоколадной крошкой, едва не роняет украшение на пол. Стоило подумать об ответе на этот вопрос раньше... Потому что правдивая версия "мне было плохо, мы переспали и я не смогла уйти" звучит не для материнских ушей.
-Незаметно. Рэйган добрый, честный, заботливый. С ним я как за каменной стеной. Не думала, что заслуживаю такой заботы - качает головой Кашмира, озвучивая тоже вполне себе правдивую версию. Если чувства к Гектору были похожи на упавший на голову обух - любовь к Лерману расцвела постепенно, складываясь из кусочков симпатии, которую Рэйган терпеливо в ней раздувал. Ровное устойчивое пламя, греющее, а не сжигающее до пепла. Пламя, поддерживающее жизнь, и Кашмира не представляет, как совсем недавно могла обходиться без его тепла.
-Не говори глупостей. Конечно, заслуживаешь. Ты, Блеск, и все, кто страдал по вине игр. Заслуживаете всего самого лучшего - Эмбер касается ладонью спины дочери, и переключает внимание на пудинг, осторожно насыпая шоколадной крошкой какой-то узор. Кажется, лепестки цветка.

-Вот и десерт - несколькими минутами позже женщины возвращаются в гостиную, Кашмира несёт поднос с четырьмя креманками и ложечками. Напряжения в комнате не ощущается - Рэйган и папа выглядят вполне довольными друг другом. Тема повстанческих настроений и дальнейшей судьбы Блеска словно по молчаливому сговору больше не поднимается. Обсуждают разные насущные мелочи - съёмочные графики, погоду, проделки Тамы, планы Кашмиры и Рэйгана, отличия Капитолия от Первого, по которому мистер и миссис Фрайзер очень скучают... Беседа убаюкивает, словно за стенами дома нет войны. Словно Кашмира не слышала несколько дней назад стрельбу и разрывы бомб в Пятом. И это к лучшему. Потому что единственное, чего ей хочется - забыть. Забыть всё, что заставляло относиться к войне, как к чему-то личному. Солдат Кашмира Фрайзер умер в подвале Пятого дистрикта, не выдержав разочарования в своём командире. Остались Кашмира наёмник, Кашмира профи, Кашмира женщина.

Часы показывают семь вечера, когда в дверь стучит Филипп, намекая, что им с Рэйганом на неопределенное время вновь пора покидать дом старших Фрайзеров.
-Филипп, ты всё купил? - спрашивает Кашмира, поглаживая спинку Тамы. В связи с перевозом зверька бедный парень получил кучу заданий, и одним из них было - позаботиться об ошейнике для питомца символа. Девушке не хотелось выносить котёнка из привычного дома, пока она не убедится, что Тама снабжена координатами и не потеряется.
-Да, мисс Фрайзер. Вещи... кота в машине. А ошейник вот. Тот, который Вы выбрали в каталоге - Филипп вытаскивает из кармана пиджака полоску кожи золотистого цвета, украшенную пятью круглыми вставками из обработанного специальным образом горного хрусталя. Камушки горят и искрятся на свету, как настоящие бриллианты. На задней стороне ошейника, возле пряжки, на коже вытеснены текст: "Меня зовут Тама" и адрес Рэйгана.
-Какая красота. Спасибо, Филипп. Тебе нравится? Давай-ка примерим... Вот так - последние фразы обращены уже к котёнку. Кашмира застёгивает на шее зверька ошейник и пушистая крутит ушастой головой с таким гордым видом, что Филиппу в пору и её звать "мисс Тама".

-С ума сойти. Тама, не загордись - Эмбер и Гелиодор смеются, наблюдая за возведением беспородного, когда-то бездомного замерзающего посреди дороги котёнка в ранг любимого питомца символа Капитолия. Кашмира же сияющим благодарным взглядом смотрит на Рэйгана. Ему её возня с котёнком наверняка кажется не более чем забавным капризом, но для девушки это важно. Маленькие ниточки, позволяющие почувствовать стабильность, возможность взять на себя ответственность за кого-то, самой принимать решения, отвлекаться от ужасов войны, держащих её разум в клетке. Котёнок - идеальный для подобной терапии объект. Милый, искренний, безобидный и беззащитный. Хотя Гелиодор наверняка бы поспорил с последними определениями.

-Берегите себя и не думайте о плохом, хорошо? Мы приедем, как только сможем. Люблю вас - время летит быстро, вскоре они прощаются в прихожей. Кашмира крепко обнимает родителей, под строгими взорами Эмбер и Рэйгана облачается в кардиган, пуховик, поднимает капюшон, наматывает шарф... Под пуховик помещает сверкающую ошейником Таму, хотя до машины им всего-то нужно пересечь двор. Кашмира машет в окно рукой до тех пор, пока Филипп не трогает автомобиль с места и временный дом Фрайзеров не исчезает из вида.

-Надеюсь, я не сильно взволновала их своими рассказами. А ты им правда понравился. Иначе и быть не могло - наконец они с Рэйганом остаются наедине. Филипп тактично не отрывает взгляд от дороги, в багажнике перекатываются вещи и еда, купленные для Тамы, котёнок выбрался из пуховика и устраивается на сидении рядом с хозяйкой:
-Спасибо, милый. Ты не представляешь, сколько всё это для меня значит - Кашмира прижимается к Лерману, накрывая его губы жадным поцелуем. У неё есть планы, как порадовать своего самого лучшего мужчину, когда они разберутся с обустройством нового члена семьи. Увлеченная губами Рэйгана, Фрайзер даже не замечает, что подумала о них, как о семье, пусть и относительно Тамы.

ошейник

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/42/80/0e/42800eb68a1a1b7e52802ae63c99341f.jpg

+1

17

Напряженный разговор плавно перетекает в мирное русло. Предоставленных сведений от Рэйгана оказалось вполне достаточно для внутреннего покоя Гелиодора, и глава семейства тепло улыбнулся ему, ознаменовав взглядом конец разговора. Продолжать дальше было уже незачем. Больших сведений Рэйган всё равно дать не мог, без риска превращение относительно мирного ужина в жесткий семейный совет, вряд ли подлинная история, без ретуши и прикрас побудить родителей Кашмиры закончить обсуждения в ключе ненавязчивой беседы. К тому же за дверью уже послышались шаги женщин, любые обсуждения при которых мужчины старались сводить к самым минимальным подробностям. Обменявшись коротким рукопожатием, Гелиодор вернулся к своему бокалу вина, а Лерман учтиво встал с места, сделав два коротких шага на встречу к вошедшим.

-  Позвольте вам помочь?

Широко улыбается Рэйган, едва подмигнув Эмбер, перехватывая поднос с аппетитно пахнущим десертом, грациозно перемещая его на стол, расставляя все четыре креманки напротив каждого занятого места. Посаженная на пол Тама с любопытством смотрит вверх, неподвижная, точно изваяние, однако мужчина уже привык расценивать каждую её реакцию по отношению к себе, как хитроумную уловку и внутренне был готов на любую провокацию. Похоже, котёнок ещё не привык, что на её выпады можно не попасться. Резко выбросив лапу вперёд, пытаясь ухватиться за мужскую штанину, глаза котёнка заметно округлились, когда вместо желанной добычи в когтях оказался ковер, а подбородок вместо ноги Рэйгана впечатался в мягкий ворс. Попалась! Гелиодор искренне похлопал Лермана по плечу, ловко увернувшегося от нападения, похоже, спасая тем самым честь каждого мужчины, находящегося в этом доме, а Рэйган в свою очередь сделал такой невинный вид, словно шаг в стороны был давным-давно запланирован, а действия Тамы не более, чем банальное совпадения. Но животные не люди, они в совпадения не верят. Пристальный взгляд зелёных глаз ему вновь не понравился.
Несмотря на некие шероховатости вначале, завершилась встреча вполне жизнерадостно. Разговоры за столом более не касались войны и гнёта Тринадцатого, планов Сноу и будущей работы Кашмиры на благо процветающих боевых лозунгов. На краткий миг каждый почувствовал себя частью семьи живущей в абсолютно другом мире. С мирным небом над головой и безмятежными днями, длящимися не так много, однако каждый из них приносил только уверенность в каждом последующем собрате.
Рэйгану было даже чуточку жаль, когда он услышал мелодичную трель звонка. Краснощёкий и немного запыхавшийся с мороза Филипп, протянул Кашмире купленный ошейник, и когда девушка попыталась примерить его на Таму, Рэйгану показалось, что эта небольшая покупка преобразила не только маленький пушистый комочек, но и в лице Кашмиры будто что-то изменилось. Ей несомненно шла забота!

-  Красавица.

Мужчина мягко коснулся пальцами пушистой рыжей шёрстки, и как ни странно, дождался в ответ самой естественной реакции. Котёнок тихо замурлыкал, выгибаясь ему навстречу.
Коснувшись губами тыльной стороны ладони Эмбер и обменявшись крепким рукопожатием с Гелиодором, Рэйган распахивает перед Кашмирой дверь автомобиля и ещё раз на прощание машет рукой стоящим на крыльце родителям, словно бы повторно обещая вернуться.

-  Всё было прекрасно, правда. Я очень рад, что сумел поладить с твоей семьёй.

В какой-то момент, всего на одну секунду его одолевает горечь. Они так мило приняли его, не чурались происхождения и не заподозрили в нём врага. Родители Кашмиры ещё в первую их встречу, оказались очень добрыми и искренними людьми. Как бы ему хотелось, чтобы Кашмира чувствовала себя так же уютно в компании его семьи. Вернее, в том, что от неё осталось.
Её поцелуй мгновенно перебивает все тусклые мысли. Мягко коснувшись лица, большим пальцем Рэйган водит по скуле, а правой рукой зарывается в мягкие золотые пряди. Ему бы хотелось ответить, пообещать, что таких дней у них теперь будет много, но, кажется слова им больше не требовались. Действиями оба научились изъясняться куда более четко.

+1

18

Прикосновения к лицу Кашмира не очень любит, позволяя их лишь тем, кому доверяет безгранично. И тот факт, что ощущение пальца Рэйгана на скуле ей приятно, хочется прикрыть глаза и наслаждаться - говорит о многом. Девушка улыбается, не прерывая поцелуя, наслаждаясь лаской Лермана, тяжестью и теплом его ладони в своих волосах. Даже бродячие кошки в конце концов привыкают к рукам человека, что уж говорить о победительнице, хоть и настрадавшейся, но не привыкшей быть в одиночестве.

Почти всю жизнь Кашмира находилась в обществе брата, она и родилась не отдельной единицей, а частью целого. Они были вместе и на арене и в Капитолии и в Тринадцатом... Лишь там, когда их отношения дали трещину, и в Восьмом, когда Гектор предал её первый раз, Фрайзер поняла, что значит одиночество. Невозможность доверять кому-то, невозможность побыть собой, когда тебе хочется сбросить хоть ненадолго надоевшие, надиктованные маски и вдохнуть воздуха. К счастью, в этом состоянии девушка пробыла недолго. Рэйган спас её. Он - половинка её нового целого. Человек, не испугавшийся нырнуть за Кашмирой в темноту, несмотря на сопротивление победительницы. А ведь сам Лерман знал об одиночестве не понаслышке. Фрайзер видела боль в его глазах, когда он рассказывал о смерти отца. Заметила, что личные контакты Рэйгана ограничены в основном работой, потому что мужчина мало был похож на других капитолийцев. У него нет ни братьев, ни сестёр, а его мать по первому оставшемуся у Кашмиры впечатлению не походила на тёплую, домовитую женщину, всем сердцем болеющую за своих детей - такую, как Эмбер. Победительница не знает, откуда в Рэйгане столько спокойной непоколебимой силы, позволяющей ему не только не сбиваться со своего курса, но и вытаскивать на берег других. Но точно знает, что больше Лерман одинок не будет. Их теперь двое. Отрываясь от губ Рэйгана, Кашмира смеётся и покрывает лёгкими дразнящими поцелуями подбородок мужчины, задерживаясь у точки под нижней челюстью, там, где бьётся пульс. Дурацкая зимняя одежда не оставляет особого простора для манёвров.

Так, периодически смущая Филиппа и пресекая попытки Тамы побегать по салону или забраться к водителю, они возвращаются в особняк. Прежде, чем выйти из машины, Кашмира вновь запихивает котёнка под пуховик, прижимая к тёплому кардигану. Филипп выходит из машины, открывая багажник, но на попытку девушки достать оттуда хотя бы пакет полегче, реагирует выставленной вперёд ладонью:
-Лучше идите в дом, мисс Фрайзер. Я всё принесу - водитель, несмотря на биографию победительницы, относится к ней, как к ребёнку, за которым нужен глаз да глаз, чтобы не стягивал на улице шапочку. Да-да, не переохлаждаться.
-Смотри, Тама. Здесь ты теперь будешь жить. Нравится? - в прихожей Кашмира снимает обувь и отправляет на вешалку куртку. Котёнок, с испуганным видом цепляясь за кардиган, крутит головой у неё на руках. Они с Рэйганом проходят в гостиную, Филипп курсирует между ней и багажником.
-Если захотите выписать мне премию, мистер Лерман, можно я поменяюсь с этим котёнком местами на пару дней? - в первый рейс парень приносит большие пакеты с игрушками, мисками и едой. Во второй - объёмистую коробку с кошачьим туалетом. Третьим рейсом, закрывая багажник, тащит выбранный для Тамы домик. Когтеточка, помпон, уютное ротанговое гнёздышко с мягким одеялком... Вещей действительно много, будто к ним приехал погостить какой-нибудь родственник.

-Я не очень представляю, что нравится котятам. Надеюсь, это не слишком - извиняюще улыбается Кашмира Рэйгану, открывая одну из коробок, в которой на шелковой подставке покоится хрустальная миска в золоченой подставке. Мисок две - для еды и воды. Стройная башенка из коробочек с паштетами для котят - здесь же.
-Спасибо, Филипп, отдыхай, я всё разберу. Милый, посмотришь за ней? - отпустив водителя и передав котёнка на попечение Рэйгана, чтобы не забилась куда от страха на новом месте, Фрайзер начинает хлопотать, размещая вещи. Заметно, что в доме девушка чувствует себя увереннее, уже не боясь вносить свою лепту в обстановку. Движения Кашмиры деловиты и естественны.

Миски занимают место на кухне, на полу, в удачном закутке, где никто не толкнёт их ногой, и сама Тама сможет поесть спокойно. Коробочки с кошачьим паштетом - в холодильник. В закуток под лестницей  на первом этаже победительница, подумав, ставит туалет, похожий на оранжевую обтекаемую капсулу. Засыпает в него прозрачные гранулы из пакета с изображением белого котёнка, размещает такого же цвета совочек в специальный держатель. Блестящая капсула не диссонирует с бежевыми обоями прихожей, и Кашмира рада, что подумала об этом заранее.
-Это самое важное место для тебя, понимаешь? - спрашивает она котёнка, возвращаясь в гостиную. Здесь, возле дивана, оставляет игрушку в виде трёхъярусной горки с шариками. Каталог уверял, что это последняя новинка, приводящая в восторг всех кошачьих в Капитолии. Шарики можно было запускать перекатываться автоматически, либо позволять коту гонять их самостоятельно. Теперь остаётся лишь расческа из полированного дерева, плюшевый кролик, набитый кошачьей мятой, и кошачий дворец. Тама с утра и не подозревала, что станет обладательницей таких сокровищ.

-Рэйган, отнесешь дом наверх, к нам в спальню? Дом такой большой, боюсь, ей будет страшно одной в комнате ночью - она берёт котёнка на руки, чтобы Лерман мог взять домик, и подносит кролика к носу Тамы. Та пару секунд принюхивается, а затем с энтузиазмом хватает его лапой за ухо.
-Ну, вот. Готово. Знаешь, мы с ней похожи. Обе отчаялись и сжались в комок, готовые умереть... А потом появился ты и нас спас - посадив котёнка в ротанговую лежанку вместе с плюшевым кроликом, Кашмира прижимается к Рэйгану, обвивая его рукой за талию.
-Я ничего не забыла? - спрашивает она, наблюдая, как Тама с энтузиазмом бешеной кенгуру колотит игрушку задними лапками. Котёнок не выглядит сильно взволнованным переездом и Кашмира надеется, что зверюшка способна сама себя занять некоторое время... Потому что уставший Рэйган тоже заслуживает внимания и подарков.

кото-приданое

http://savepic.ru/10399786.jpg http://savepic.ru/10388522.jpg http://savepic.ru/10374186.jpg http://savepic.ru/10372138.jpg http://savepic.ru/10397741.jpg http://savepic.ru/10401837.jpg

+2

19

Дорога до дома показалась Рэйгану невероятно короткой. Словно бы после выезда за границы коттеджного посёлка машина не выехала на трассу, а въехала прямиком в вихревую воронку телепорта, движение по которому сокращалось до двух оборотов шин, после чего чёрная капсула кроссовера с-класса заскрипела тормозами, поднимая небольшие снежные вихри под шинами прямо у его дома. Он не замечал ничего, мелькающих за окном огней и липнущих к стеклу, колких снежинок, крутых поворотов и редких прохожих, благодарно смотрящих в тонированное стекло, в ту его часть, где располагался пропустивший их водитель. Все до последней мысли Рэйгана были заняты Кашмирой. Её нежные прикосновения, дразнящие поцелуи, ускоренно бьющееся сердце под пальцами и невероятное, обжигающее тепло кожи, оставляющее на открытых участках невидимые пятна ожогов. Рэйган чувствовал их, так явственно, будто они и правда существовали в этой реальности, подёргивая её непоколебимую картинку, отрицающую существование чего-то вне её рамок досягаемости, разбавляя жизнь колоритом сюрреалистичного волшебства. И плевать, что это не более чем игра воображения, порой так хочется навсегда испарить ненавистную реальности, пройти своей линией грёз, воспроизводя новый мир, действительно дивный и прекрасный, способный дать невообразимо больше, чем можно себе представить.
Когда-то, ещё со времён первого осознанного знакомства с миром мифологии, Рэйган прочёл одну книгу, в которой рассказывалось о далёкой планете, под названием – Грааль. Мир Грааля почти не отличался от мира на земле, вероятного того, который был там тогда, в те далёкие года, именуемые двадцатым и двадцать первым веком. Те же густые леса, водоёмы, кислород и здания, роднившие две бесконечно далёких цивилизации, на первом слое познания. Кто жил на этой планете – неизвестно, кто создавал причудливые механизмы и возводил здания уже не узнать, доподлинно известно, что на окраине планеты, в горах, что выше небо шпиль вонзают в облака, есть проход в центре самой огромной скалы и представляет он собой зияющую, сквозную дыру, ведущую на другую сторону скал. Эта тропа называется – Линия грёз. На самом деле нет никакой другой стороны. Прошедший по тропе человек может задумать любой мир, совершенно любой, на свой вкус в котором он будет по-настоящему счастлив. Дойдя до конца тропы, он выйдет в этом новом мире, в котором станет королём или творцом, не важно, важно лишь, что, оказавшись там человек обретёт своё подлинное счастье, то, которое ограничивалось лишь его воображением.
Рэйгану не очень понравился этот миф, ведь счастье одних, совсем не означает счастье других. Но сейчас, когда мягкие губы Кашмиры так легко скользят по его коже, а улыбка сияет так ярко и искренне, что впору выключать в салоне всё освещение, мужчина видит в её глазах свою линию грёз, и он стремится туда, всеми силами, создавая для них тот идеальный мир, что разделить способны лишь они вдвоём. Это особое счастье, личное, никого и никогда оно не коснётся в этом мире, а значит, не принесёт страданий и боли. Подлинное счастье.
Аккуратно упаковав Таму в пуховик, Рэйган помогает Кашмире выбраться из машины, ласково обнимая за талию, всеми силами отвлекая от возможности помочь Филиппу в его занятии разгрузки покупок. Он вновь поднимает её на руки, ещё более бережно, удерживая в руках две равноценно значимые жизни, и мягко следует к двери по скрипучим снежным половицам.
Прихожая дохнула на них ёлочным ароматом и только сейчас мужчина вспоминает, что декорации волшебного леса по-прежнему украшают его дом, мягко обвивая гибкими ветвями, гостиную, прихожую и деревянную лестницу, ведущую вверх. Это даже хорошо, в то далёкое праздничное время насладиться удивительной атмосферой им всё равно толком не дали, теперь же у них впереди были, как минимум законные выходные.

-  Если только мне не придётся тебя купать.

Смеётся Рэйган в ответ на шутку Филиппа, окидывая взглядом материализующиеся на ковре покупки. Пожалуй, сам Сноу не мог похвастаться таким набором, а ведь о нём заботилось, как минимум целое государство. К счастью, Тама больше не предпринимает никаких попыток нарушить целостность, как его костюма, так и окружающей обстановки, и Рэйган очень надеется, что это вызвано не только шоком от перемены мест.

- По-моему, котята даже не представляли, что всё это должно быть у них в жизни, но определённо никто из них не отказался бы.

Разместив по периметру комнаты почти все вещи, отметив наиболее и наименее важные места, Рэйган уже было хотел спросить, где разместить спальню – назвать по-другому здоровую ротанговую возвышенность не поворачивался язык – как его успевают обнадёжить. Не высказав ни одной претензии, мужчина жестом отпускает Филиппа, и как только дверь с тяжелым стуком захлопывается, щёлкая замком, подхватывает в руки кошачий дом, следуя наверх за Кашмирой.

-  Это обоюдное спасение. В моей жизни всё было слишком тускло, до тех пора, пока я не встретил вас.

Рэйган улыбается, мягко целуя Кашмиру в щёку, глазами наблюдая, за нежащейся в подстилке Тамой.

-  Что касается котёнка – точно ничего!

+1

20

Замечательно. Таме по душе и игрушка с кошачьей мятой и, хочется надеяться, новый дом. Да и на Рэйгана котёнок глядит уже не так плотоядно - Кашмира не сомневается, что они втроём прекрасно уживутся и в доме и в спальне.
-Хорошо. Что там у меня дальше по списку... - она хмурится, делая вид, что пытается вспомнить нечто важное, и через секунду вновь улыбается.
-Ах, да. Маленький подарок для лучшего мужчины Панема. Пообщайтесь тут немножко без меня, ладно? - нехотя выскользнув из объятий Рэйгана, девушка скрывается за дверью примыкающей к спальне ванной.

Жизнь победителя - это не только изматывающие тренировки профи. По крайней мере, с тех пор, как Капитолий выбирает тебя популярной игрушкой. Наряду с историей Голодных Игр, занятиями по тактическому и практическому выживанию, физическими нагрузками, в ранг капитолийского обучения Кашмиры попали уроки различных техник массажа, лекции по использованию эфирных масел, и прочие сугубо женские знания, направленные на доставление удовольствия мужчинам.

Сюрприз, приготовленный для Рэйгана, девушка сравнительно часто использовала с покупателями. Большинство представителей сильного пола лишь думают, будто у них хорошо с фантазией, на деле они недалеко уходят друг от друга. И от обезьян. Кашмира пытается не воскрешать в голове размышления о том, какой опыт предшествовал сегодняшней практике. И надеется, что у Лермана тоже хватит сил не задумываться об этом, а просто расслабиться... Потому что сегодня всё должно быть по-другому. Сегодня Кашмира впервые устраивает эти декорации по собственному желанию. Не отрабатывая вложения очередного способного создать ей проблемы толстосума, а желая порадовать своего мужчину. Прошедший день был в основном посвящен её нуждам - поездке к её родителям, хлопотам и тратам на её котёнка. А между тем, Рэйгану завтра опять ехать в телецентр, в то время, как девушка выходит на съёмки только 7 января и может отдохнуть лишний денёк. Будет честно посвятить вечер удовольствию Лермана. Кашмире и самой этого хочется, они не были близки с Рождества.

В ванной комнате, примыкающей к их спальне, есть и душевая кабинка и просторная круглая джакузи. Уставая после съёмок, они чаще отдавали предпочтение быстрому принятию душа, но сегодня в ход идёт тяжелая артиллерия. Стеклянная полка у зеркала ломится от флакончиков и баночек, появившихся здесь с переездом победительницы. Кашмира подходит к своим запасам, с серьёзным видом изучая батарею миниатюрных бутылочек. Из шкафчика за зеркалом девушка достаёт фиолетовую стеклянную арома лампу и бархатный мешочек, набитый сушеными лепестками. Если масла девушка привыкла использовать для себя, то лепестки оставались сугубо декоративным атрибутом и она не очень-то помнила, почему эта партия у неё осталась нетронутой. Но тем лучше.

Из кранов в джакузи бьёт струя воды. Пока ванная набирается, Кашмира берёт с полки три пузырька с маслом и один чистый флакончик. Снимает верхнюю часть арома лампы, зажигая стоящую внутри свечку. Фиолетовое стекло отбрасывает на поверхность раковины красивые искорки. В крышку лампы девушка капает три капли сандалового и три - розового масла, смешивая их кончиком пипетки. Этот запах призван усиливать возбуждение и увеличивать чувственность, сандал - для мужчин, розовое масло - для женщин. В пустой пузырёк Кашмира капает ту же смесь, а затем доливает простое массажное масло. Эту бутылочку она ставит на бортик джакузи, арома лампу так и оставляет на раковине - источник запаха не должен располагаться слишком близко.

Арома-композиция готова, флакончики вновь занимают своё место на полке. Фрайзер стягивает с себя водолазку и джинсы, сложив их на полу неподалёку от ванной. Ещё одна привычка капитолийской жизни, оказавшаяся сейчас кстати - бельё всегда должно быть на уровне. На случай важных переговоров. Сейчас на победительнице красно-черный комплект, украшенный кружевом и объёмной вышивкой в виде цветов розы. Кашмира крутится перед зеркалом, взбивая руками локоны, изучая собственное тело, убеждаясь, что на нём ни лишнего волоска или иного косметического дефекта. Как всегда без нареканий. Плавные линии и округлости, бархатистая кожа, рельеф мышц, указывающий на то, что эта девушка может быть опаснее, чем кажется. Разве что из-за сброшенных во время болезни килограммов тазовые косточки выпирают сильнее, чем пару недель назад.

Кашмира гасит в ванной свет, оставляя лишь мерцающую и отбрасывающую искры арома лампу, да встроенную подсветку вокруг джакузи. В набравшуюся наполовину (много воды им тоже не нужно) ванную девушка высыпает сушеные лепестки розы, тщательно распределяя их ладонью по поверхности, закрывает краны... Вроде бы и всё... Приготовлений, в сущности, не так много. Зато какой эффект оказывает вся программа!
-Рэйган! Заходи - Кашмира сидит на бортике ванной, изящно сложив длинные ноги и чуть откинувшись на поставленные сзади в упор ладони, чтобы в романтичном полумраке можно было оценить её бельё. Золотые волосы мягко струятся по плечам, в ванной уже витает аромат сандала и розы от нагревшегося в лампе масла.
-Я набрала тебе ванную, милый. Будем снимать твою усталость после поездки - на лице девушки улыбка, но как ни странно, Кашмира волнуется. Привычная "программа", знакомый антураж, но... Ей впервые не наплевать, какие мужчина получит впечатления, и кажется впервые у победительницы есть возможность тоже получить удовольствие от задуманного.

романтик

https://pp.vk.me/c630031/v630031373/3d0ec/4ITy73-gJ2k.jpg

+2


Вы здесь » THG: ALTERA » Alma Mater » 05.01.3014, Capitol. From this moment, as long as I live


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC