Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 26.08.3012. Capitol. After a long time


26.08.3012. Capitol. After a long time

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

чуть позже здесь будет какая-нибудь картиночка


• Название эпизода: After a long time;
• Участники: Christian Solo, Cassiopeia Nord;
• Место, время, погода: Капитолий, где-то возле съемочного центра, теплый ветреный августовский день;
• Описание: Они не виделись  уже очень давно, почти забыли друг о друге. Каждый из них прибыл в Капитолий по своим делам, такая встреча явно не входила в их планы. И что же можно сказать после стольких лет?;
• Предупреждения: все будет чинно-ладно.


Отредактировано Cassiopeia Nord (Сб, 2 Июл 2016 23:10)

+1

2

[float=left]Get back in my life, come knock on my door
What I’m looking for, I think you should know

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/ab/16/3b/ab163bd68316ad599b420f20c1726bb6.gif
[/float]- Пробка впереди, солдат. Боюсь, к трем нам никак не поспеть, - бросает через полуоткрытое окно водитель длинного авто, которое Соло внушало странное чувство скуки. Как механик, он прекрасно понимал, что кроме излишнего шика и сложного тех. обслуживания, в этом автокрокодиле ничерта полезного.
Пробка обдувалась легким почти осенним ветром. Крис крутил меж пальцев какую-то проволоку, и, подперев лицо кулаком, смотрел в окно. На голос водителя он перевел взгляд.
- Мисс Марун лишит меня сладкого за ужином, - вяло иронизировал водителю Соло, вспоминая своего орг. директора. Мигера, каких поискать надо.
- Хотите, я позвоню в телебашню, чтобы их предупредить? - Сочувственно улыбнулся водитель.
- Как хотите. Это может развлечь вас на ближайшие пять минут. - Соло убрал руку от лица и благодарно улыбнулся водителю, переводя взгляд на свои ладони, где до сих пор крутил непонятно где найденную им штуку.
Костюм Соло надел ещё в поезде. Он не любил переодеваться в обществе группы подготовки к съемке, а в поезде из второго он ехал один. И потом, костюм отлично сидел на теле и попросту Соло нравился. А в буднях Кристиана, когда вся жизнь состояла сплошь из белых доспехов, выбор в сторону костюма был очевидным.
Он немного нахмурился.
- Эндрю, а почему мы стоим в пробке? Что-то случилось? - Машина тронулась, проехала два метра и снова остановилась. Водитель вздохнул, разочарованно ударяя ладонями по рулю.
- Впереди что-то случилось с вон тем черным лимузином, - водитель указал куда-то вперед, - я видел их на вокзале, они выезжали раньше нашего на полчаса примерно. Может закипели, - водитель ещё рассуждал об особенностях строения чужого автомобиля, а Крис уже, вытянув шею, пытался разглядеть авто впереди.
- Я сейчас, - наконец, бросает водителю блондин, и выбирается из машины.

Ветер приятного щекочет кожу шеи и ладони, меж пальцев которых Крис продолжает крутить проволочку, несознательно играясь. Внушительная фигура звездного мальчика Капитолия, уже отгремевшего свою премьеру на экранах в качестве бравого миротворца, двигается меж гудящих автомобилей. Ловко лавируя, но двигаясь неторопливо, Соло, наконец, добирается до затруднившего движение лимузина. Его капот открыт и наполовину оттуда видно ругающегося человека в белой рубашке и черных брюках.
- Сэр, - Соло поравнялся с водителем.
- Не могу я ехать, сколько раз повторять! - Грубо принимается парировать раскрасневшийся мужчина, - если ты не гребаный механик, то вернись обратно в своё корыто и едь куда ехал.
Криса ударяет волной экспрессии, он даже слегка теряется, но быстро находится.
- Я как раз "гребаный" механик, - он усмехается. - Позволите? - Он улыбается.
Водитель, видимо, борется внутри сразу с тремя-четырьмя разными эмоциями, поэтому отступает от капота на пару шагов.
Крис подходит к машине, рукой отгоняя пар и щуря глаза. После этого перегибается пополам, что-то щупает, куда-то заглядывает и за что-то дергает. Через три-четыре минуты, произвольным жестом почесав щеку и оставив на ней черный развод от машинного масла, он обращается к водителю.
- Радостных новостей у меня нет. Вы залили свечи. Но прежде у вас из строя вышла система охлаждения и пока машина не остынет - с места вы не тронетесь, - он смотрит на водителя. - Давайте я помогу Вам. Откатим машину к обочине, а там Вы вызовете эвакуатор до мастерской.
Водитель недоверчиво смотрит на парня несколько секунд
- И лишусь работы. Я везу звезду в телебашню. Мы и так опоздали! - Мужчина из агрессивного становится раздосадованным. Соло становится его ужасно жалко. Но потом:
- В телебашню? Послушайте, мы как раз туда едем, можем взять вас с собой. В нашей машине много места, - обрадованный такой идеей, Крис машет в сторону оставленного лимузина, крыша которого уже видится в паре десятков метров.
- Погоди-ка, - водитель прищуривает глаз, - ты случайно не... Да ладно, не может быть. Звездный Рэтс, Кристиан Соло? - Водитель улыбается.
- Вроде того, - Крис подавляет улыбку. И вдруг за спинами раздается сильный гудок автомобиля.
- Эй, убирай своё корыто с дороги! - Кто-то очень недоволен.
- Извините, сейчас. - Соло чувствует, что разукрашенный мужчина в авто за ними явно прав. - Ну что, вы согласны? - Водитель кивает и нагибается к окну лимузина, постукивая по нему пальцем, очевидно обращаясь к пассажиру.
- Мадам, нам предложили помощь. Вас не затруднит пересесть в другую машину? Этот любезный юноша согласился вас подвезти, ему как раз по пути.
- Добрый день, - Кристиан тоже несколько нагибается, чтобы его было видно, - я помогу вам с чемоданами, если нужно. Но не могли бы вы выйти из машины сейчас? Мы откатим её к тротуару. - Крис не узнает мисс Норд. Может быть потому, что за год с небольшим он ещё толком не запомнил всех Капитолийских звезд и их фамилий. Или просто ещё не слышал о Кассиопеи, которую, наверняка, сразу же вспомнил. Ему только едва знакомыми показались её глаза - вот и всё.

Приостановив движение на некоторое время, Крис и водитель откатывают нерабочий лимузин к обочине (благо, силе Соло можно только завидовать) и водитель прощаются с механиком Соло.
- А я думал, ты засранец, - смеется водитель, ударяя ладонью по ладони Кристиана и благодарно её потрясая. Крис смеется.
- Так было изначально задумано, никому не рассказывайте. Вы не идете с нами?
- Я не могу бросить машину, иначе меня точно вздернут. Вы сможете довести её? Тебе можно доверить нашу звезду? Смотри, если вдруг удумаешь что недоброе в её отношении - я знаю, где тебя найти! - Мужчины снова смеются и прощаются. Кристиан достает из багажника вещи Кассии, беря их без особо труда.
- Мадам, меня зовут Кристиан Соло. - Хотя, наверное, по костюму об этом уже догадалась добрая половина квартала, решившая, что тут снимают какие-нибудь ролики, - мы как раз едем в телебашню. Наша машина рядом, пойдемте со мной?

+1

3

внешний вид

http://s3.uploads.ru/t/dsp8W.jpg

Если честно, мне до сих пор сложно привыкнуть к тому, что в Капитолии меня считают почти за свою. Наверное, мне должно это льстить, но как-то внутри остается какое-то непонимание. Непонимание того, что какого черта, я провожу в Капитолии практически половину года.
В этот раз мне нужно было приехать для… Эм, если честно, то я  так и не поняла зачем. Будет ли это интервью по поводу грядущих Игр или же какое-нибудь совершенно бесполезное интервью на личную тему, не зря же меня попросили взять свой альбом. У каждого же из победителей есть хобби, так всем принято считать, и вот мое хобби – малевание в альбоме. После того, как я с мамой зарисовывала в ее справочник растения, я более или менее могу нарисовать что-то сносное.
На вокзале меня встретил мужчина с табличкой «Мисс Норд», хорошо хотя бы букета не было, а то я бы провалилась под землю. Багаж я взяла, но он был совсем не большой,  потому что я как-то привыкла, что каждый раз, когда я приезжаю в Капитолий, одежду там предоставляют, даже не смотря на привезенный гардероб. Поэтому там одиноко перекатывались баночки с пилюлями от врача, какие-то домашние вещи и плед. Как-то я привыкла в нем засыпать, боюсь, без него теперь не усну.
Мы уже должны были приехать в телецентр, как из нутра машины начали доноситься какие-то неясные звуки и мы встали. Я ничего не могу понять из-за перегородки между мной и водителем, поэтому высовываю голову в окно. Капот угрожающе дымился, я хотела было выйти, но водитель любезно предложил остаться в машине, так как это не опасно. Тут же я слышу оглушительный гудок – водитель позади нас явно не доволен и требует движения. Я быстро прячусь обратно в салон, что-то мне подсказывает, что застряли мы здесь надолго.
…Прошло уже больше двадцати минут, если честно, мне не так раздражает, что мы стоим, как то, что каждый водитель, стоящий за нами обязан просигналить нам как можно дольше и громче! Самые умные подходят и начинают ругаться с  беднягой-водителем, не виноват же он, что не может разобраться, в чем причина поломки. Мои пальцы отбивают чечетку по кожаному переплету альбома, снова вздрагиваю, когда слышу очередной гудок, причем от не далеко стоящего автомобиля, все, меня это уже просто невыносимо бесит. Только я собираюсь, открыть дверь, чтобы дать нерадивому водителю по голове тем же альбомом, как проходит мужчина в… интересном костюме. Я остаюсь сидеть в машине и закрываю окно, потому как не хочу слышать очередную гневную тираду.
Проходит несколько минут, я от безделья начинаю листать свой альбом, тут все в основном в карандаше, вот ненавистный лес, далее лавровый венец, миротворец… За этим делом я не замечаю, как мужчины подходят к моему окну и водитель стучится в окно. Я снова вздрагиваю и слегка испуганным взглядом смотрю на него.
- Да, я сейчас выйду, -  как-то хрипловато говорю я. Мне в лицо сразу дует ветерок, я оглядываюсь на незнакомца, который предложил нам любезно помочь и отхожу на обочину. Не проходит и пяти минут, как ко мне подходит красавец-мужчина с моим багажом.
- Мадам, меня зовут Кристиан Соло.  Мы как раз едем в телебашню. Наша машина рядом, пойдемте со мной?
Ааа, так это же звезда промо-роликов, бравый миротворец, сражающийся на благо Капитолия, как же-как же, просто классика жанра: герой помогает даме, попавшей в пробку, да уж.
- Ох, не называйте меня мадам, - я едва уловимо хмурюсь, вежливость конечно хорошо, но не сейчас, -  было бы здорово, если бы Вы меня подвезли, хотя я и так уже опоздала. – Мы достаточно медленным шагом идем к его машине, все проезжающие мимо смотрят на нас, точнее на мистера Соло, от этого мне немного не по себе.
- И я не звезда,  просто мне иногда предлагают посетить телебашню, -  я говорю это с некоторой иронией, нет, звездой меня порой зовут, правда, еще добавляют еще к этому «Северная», жуть как поэтично, правда? Я еще раз смотрю на лицо моего спутника и никак не могу понять – где мы могли видеться? Потому что он кажется мне неуловимо знакомым, но я никак не могу вспомнить его.
- Вы ведь из Второго дистрикта? Слышала, как Вы говорили это в одном интервью. Я тоже… А, я же не представилась, Кассиопея. Норд. – Моя речь получается какой-то несвязной, потому что я никак не могу выпутаться из своих мыслей. Задумавшись, я не замечаю неровность на тротуаре, спотыкаюсь и роняю альбом прямо в лужу возле нужного нам автомобиля. Я глухо вздыхаю и поворачиваю голову в сторону, да, я прямо-таки королева везения.

Отредактировано Cassiopeia Nord (Вс, 3 Июл 2016 21:08)

+2

4

[float=left]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/39/35/d9/3935d9915a43e9cbafdf329d2ac270d9.gif[/float]Кристиан внимательно смотрит на девушку, что идет рядом. Она кажется ему необычной. Прежде всего потому, что не раскрашена по последнему Капитолийскому стилю и по местным меркам, наверняка, выглядит минималистичнее голого. Ещё у неё усталый взгляд. Глаза человека, который не спал по меньшей мере вечность. Соло только коротко бросает взгляд себе под ноги и вперед, чтобы не удариться обо что-нибудь (с его габаритами это легче легкого), и снова возвращается к новой знакомой.
- И я не звезда,  просто мне иногда предлагают посетить телебашню, - Соло хмурится, немного при этом улыбаясь.
- Мне кажется, Вы прибедняетесь. Хотя вынужден признаться, я Вас не узнал, в отличие от водителей объезжающих нас машин. - Крис не отрывает глаз, продолжает смотреть. Интересно, сколько ей? Двадцать? Двадцать пять? Трудно поверить. Кажется, много больше. "Двадцать четыре плюс восемьдесят", как сказала героиня из той книги, что Соло читал по вечерам. "Когда-то мне тоже было тридцать плюс восемьдесят". "А что было потом?". "А потом мне стало сорок".
А потом девушка представляется, и с лица Криса стекает что-то вроде предосведомленности. Иными словами - он застигнут врасплох. Потом не то его внезапная заминка, не то что-то другое случайно сбивает Кассиопею, она запинается, роняя на землю какую-то книгу, альбом, что до этого прижимала к себе. Соло же ударяется о сумку, которую нёс впереди себя и которой, в свою очередь, впечатывается в крыло лимузина, где уже их ожидает водитель Соло.
Но Крис как будто бы застыл. Он встал колом на месте и не двигался, пристально упершись взглядом в профиль отвернувшейся в сторону Кассиопеи.
Из машины навстречу выбирается Эндрю, как раз чтобы заполнить ступор Суперсолдата.
- Мисс Норд, вот это встреча, - несколько неуклюжий, но добрый на вид чернокожий толстяк-водитель с золотистой серьгой в ухе, приветствует радушно Северную Звезду. - Вот незадача, - он видит рассыпавшиеся листки и прикладывает недюжинные усилия, чтобы присесть (удивительно резво, кстати, для человека его наружности) и поднимает альбом с земли, вытирая его о свой водительский пиджак. - Не переживайте, мадам, он совсем не успел намокнуть, - пытается добиться улыбки на лице девушки водитель, спешно вклиниваясь между ней и Соло, чтобы поскорее сопроводить её к машине. Сигналить уже начинают им. Но на застывшее изваяние 184 сантиметра высотой Эндрю не смотрит, только забирая у него из рук сумку с вещами Кассии и подталкивая её к двери лимузина.
Соло не сводит взгляда, только медленно хмурится, глубокая складка меж бровей делает своё дело.
Нет, Кристиан не настолько был впечатлительным, чтобы вышибить его из сознания одной только женской красотой (хотя, без сомнения, это было страшное оружие). Дело было совсем в другом. Он вдруг получил ключ к себе. Не к Рэтс Кристиану Соло, звезде миротворцев. Не к экспериментальному образцу. Не к переродку-крысе. К человеку. К мальчику. К четырнадцатилетнему мальчику Кристиану Гранту Соло, 15 лет назад увезенному из второго дистрикта в неизвестном направлении после загадочной гибели родителей и младшей сестры.
Не самый симпатичный, немного долговязый и худой парень с голубыми глазами и светло-русыми волосами. Из обычной семьи каменщиков второго дистрикта, прилежно учащийся в школе и любящий копаться в машине отца. Время и вакцина поменяли Соло, но изнутри на мир всё ещё смотрел тот 14-летний Крис.
Так смотреть становится уже просто неприлично. Но Крис не сводит взгляда до тех пор, пока девушка не скрывается в машине.
- Солдат?.. - Эндрю наконец, замечает соляной столб в виде атлета. Водитель хмурится, думая о том, не успел ли Соло чего наглотаться и словить нервану. Раздается приличный гудок справа и Крис оживает.
- М?.. - Он рассеянно фокусирует взгляд на водителе.
- Рядом с машиной пожелаете бежать или сядете? - Иронизирует Эндрю.
- А... ага. - Кивает рассеянно Соло, сглатывая и коротко осматриваясь, как будто только что попал сюда и всё вокруг ему незнакомо. Вдруг на земле Соло видит белый листок с намоченным в луже краешком. Бумага боязливо хлопает на ветру от каждой проезжающей машины. Крис наклоняется и берет в руку листок. На нём нарисован миротворческий костюм по плечевой пояс. Четкие, жесткие линии карандаша точно передают шлем, укрепления на плечах, ткань на шее, немного грудного и спинного панцыря. Крис аккуратно сжимает его меж пальцев и садится в машину.

Нужно сказать, что Крис был не из пугливых, и вообще редко чего-то боялся, потому что мыслил несколько другими парадигмами, нежели люди, что спокойно прожили до 29-ти. Но сейчас садиться в машину рядом с Кассиопеей Норд ему было страшно. Потому что прошлое наваливалось на него с такой осатанелостью, что могло и задавить.
Это было... половину жизни назад. Даже больше. И казалось, что почти не существовало. Многое сейчас казалось чьим-то рассказом. И семилетняя девочка, какой Кассиопея Норд, дочь целительницы и начальника цеха, осталась в памяти Криса, сейчас превратилась во взрослую женщину, что абсолютно не укладывалось в голове Криса. Ну да, девочки ведь не взрослеют.
Крис снова таращится на Кассиопею. Впору девушке заподозрить в нём психа, маньяка, наркомана или всё вместе. Он держит в руке лист белой бумаги с рисунком и сидит, боясь прислониться к спинке сиденья. Машина тронулась и понеслась по шоссе Капитолия.
- Я знаю, это невозможно, немыслимо... Но я когда-то знал одну девчонку с таким же именем, как у Вас. - Язык наконец отлипает от неба и приобретает способность членораздельно изъяснять мысли. -Я звал её Касс. - Глаза Соло начинают блестеть, но ничто не заставит его перестать глазеть на фантом из прошлого. - У меня были проблемы с выговариванием её имени. Я вечно что-нибудь коверкал. Она любила бегать. - Он сглатывает нервно. - Мы каждый день бегали по утрам на перегонки и она била меня за то, что я поддавался.
Соло переводит взгляд на листок который держит в руке. Впервые отводя глаза.
- И она скверно рисовала. Я ей всегда говорил, что что бы она ни рисовала, у неё выходят какие-то черти, - Крис протягивает лист женщине. На весу он слегка подрагивает.

+1

5

Мой спутник откровенно странно начинает себя вести. Нет, конечно, кто бы говорил, но все-таки. Его водитель просто сама любезность, собрал все листы, сложил их в альбом, серьезно, это очень учтиво с его стороны, да и выглядит он достаточно добрым человеком, что на моем лице проскальзывает тень улыбки, такие люди вызывают лишь хорошие эмоции. Возвратив себе все в целости и сохранности, я сажусь в машину, стараясь не обращать внимания на пристальный взгляд, который практически впился в мое лицо.
Естественно мне становится не по себе, в голове проскальзывает мысль, а не выйти ли мне из машины, пока не поздно? Но я уже не смогу это реализовать, потому что машина тронулась с места. Ну что ж, мне ничего не остается, как уверить себя в том, что ничего такого в мистере Соло нет и просто смотреть на урбанистический пейзаж Капитолия и ждать приезда в телебашню.
- Я знаю, это невозможно, немыслимо... – а нет, значит мы поговорим, я начинаю прислушиваться и мои глаза становятся все круглее, пока что я не нахожу сил, чтобы повернуть голову в его сторону. Из прошлого начинают появляться разные картинки, какие-то события, которые казались мне уже чуть ли сном. Мне приходится вспоминать, ворошить свою память, такие далекие воспоминания… После Игр я редко предаюсь воспоминаниям, потому что все время всплывают только они, врываются в любой хороший день из прошлого. Это невыносимо, будто кто-то берет и капает на страницы книги чернилами так, что после непонятно о чем пишется в ней, вместо этого выходит нечто испорченное, уродливое. Иногда у меня получается это контролировать, но чаще всего, я просто стараюсь не удаляться слишком в прошлое.
Но сейчас мое сознание рисует картину из моего детства, мне было лет семь. Я все время увязывалась за мальчиком лет 14, как он меня терпел только, но он мне казался чуть ли не принцем, весь такой хороший, красивый, еще и блондин, я была страшно горда тем, что он со мной играет и провожает домой, если было уже темно. И да, его звали Крис, фамилию я его не помню, мне тогда казалось, что она абсолютно бесполезна и зачем ее только придумали, ведь у всех людей разные имена. Ориентировалась я, конечно же, на себя и родителей, ведь я не знала никого, кроме них с такими же именами.
- Мы каждый день бегали по утрам на перегонки и она била меня за то, что я поддавался.
Я непроизвольно киваю, это правда, уже тогда я любила бегать и соревноваться предлагала всегда я, несмотря на то, что на половине условленной нами дистанции, я начинала уставать и обижаться на то, что Крис бежит впереди. Спустя пару секунд Кристиан сам начинал бежать медленнее, и я выигрывала, но каждый раз, абсолютно каждый, он потом говорил, что поддавался. И мне было от этого еще обиднее, почти что до слез, ведь я же бежала честно в полную силу, а он так… в поддавки. Поэтому я ничего не придумывала лучше, чем колотить его.
- И она скверно рисовала. Я ей всегда говорил, что что бы она ни рисовала, у неё выходят какие-то черти.
Я поворачиваю голову так, чтобы меня можно было видеть в профиль и беру рису. Миротворец, как символично…
- А сейчас все так же выходят черти? – Я едва заметно улыбаюсь и протягиваю листок обратно. – Если хотите… хочешь, - я запинаюсь, это сложно, после стольких лет, понять, как обращаться к человеку, -можешь взять.
Я непроизвольно сжимаю и разжимаю руки в кулаки, надо же, он узнал меня, а я нет. В моей голове есть образ, какой-то похожий на него, но он размыт и неясен. Я нахожу силы посмотреть в глаза Кристиану, а вот их я помню, даже очень хорошо.
- Сколько же лет прошло? – Это вопрос скорее риторический. –Я была совсем ребенком, а ты уже учился в Академии не первый год, надо же… -  моя речь прерывается, потому что воспоминания закончились, - а потом тебя не стало, то есть, ты пропал. Я жутко расстроилась из-за этого, ты обещал научить меня попадать камнями в ворон, но так и не получилось.
Это правда, в один день (мы заранее договорились)я пришла к большому тополю – излюбленному месту ворон – и ждала его больше часа, кажется, помню, я до слез расстроилась, что Крис вот так вот не пришел. А потом я его совсем не видела, ничего о нем не слышала, попросту забыла, мне было-то семь лет. Кто бы мог подумать, что герой промо-роликов – это друг моего почти забытого детства.
- Где же ты был?

Отредактировано Cassiopeia Nord (Вт, 5 Июл 2016 18:00)

+1

6

[float=left]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/e6/e8/8b/e6e88bdfced28b48add9fe2d06b28faf.gif[/float]Крис берет рисунок обратно и вновь смотрит на него. Точно бы видит впервые.
- Да, хочу, - говорит он уверенно, присваивая себе рисунок. - У нас сейчас новая форма, - он внимательно разглядывает детали миротворца, - здесь усилена защита дополнительным пуленепробиваемым диском, - палец Криса проводит по шее миротворца, - и стекло теперь другой формы... Этому рисунку больше трех лет. Но дьявол в нём всё тот же. - Крис отводит взгляд и смотрит на женщину рядом.
Пауза. Кассия молчит.
- Ты очень выросла, - выражает свои мысли Крис, хотя едва ли эта фраза именно то, что он имел в виду. Но она звучит очень серьезно.
- ... Я жутко расстроилась из-за этого, ты обещал научить меня попадать камнями в ворон, но так и не получилось. - Соло умолкает и внимает каждому слово Кассии, точно так как делает человек, который видит сон, но знает, что это всего лишь иллюзия, потому нужно скорее ловить каждую минуту и оставлять её себе.
И Крис вспоминает то время, действительно перевернувшее половину его жизни, отчеркнувшее добрую часть. Сделавшую его другим человеком.
Ему стыдно, он только сейчас задумывается над тем, как всё получилось с теми, кто остался за той чертой, что была до лаборатории. Что было с его семьей - неизвестно, наверняка они уже давно мертвы. Ведь всех, кто знал Криса, должны были похоронить вместе с их знакомством о юноше. Но вот она - тонкая нить в ребенке, почти не помнящем его, но хранящем что-то на уровне снов, на уровне старых картинок. Семилетний ребенок, его друг.
Он молчит и смотрит на Кассию, точно ждёт от неё удара или выстрела. И он раздается. Четыре коротких слова, один вопрос. Вопрос, который стал жизнью Соло в последние пятнадцать лет. Где же он был? Был ли он вообще?.. И самое страшное, что признаться ему было стыдно. Не так стыдно, как соврать. Ведь всё ему хотелось отдать, чтобы быть обычным человеком. А обычные люди тоже врут?
- Я... - Крис начинает говорить, но надежда, что за скупым местоимением вылетит что-то ещё, таит почти сразу. Он хмурится. Что "я"? Был должен уехать? У меня были дела? Меня забрали в лабораторию, где шпиговали сывороткой?.. Что "я"?!
Он чуть поворачивается и спиной упирается в кресло, не поднимая взгляда с рисунка, что держит в ладонях. Он сжимает губы, углубляя морщину меж бровей. Он не может признаться, но и врать заставить себя не в состоянии.
- Я не могу сказать. - Наконец, говорит он и сдавливает большими пальцами бумагу.
На помощь приходит Эндрю.
Машина останавливается и водитель выбирается со своего места, чтобы открыть дверь перед звездой.
Сейчас Норд уйдет. Может быть, даст пару интервью в телебашне и исчезнет из его жизни снова, ровно также случайно, как в ней появилась. Крис нервничает, пальцы ещё сильнее сжимают лист, от чего по последнему начинают расходиться слабые волны. Борьба внутри Криса снова завершится ничем.

Эндрю открывает дверь и помогает Кассии выбраться из машины, оставляя Соло наедине с белым войном на листке бумаги. Он снова не смог ничего сказать, снова оказался беспомощным пацаном, которого много лет подчиняли своей воле Капитолийские врачи. Дверь захлопывается и Крис остается совсем один. Он медленно складывает пополам, затем ещё пополам листок бумаги и прячет его в нагрудный карман. Потом на секунду застывает и... молнией вылетает из машины.
- Кассиопея! - Окрикивает он девушку и водителя с её сумкой на другой стороне дороги. Но это не может помешать. Соло несется через движущийся поток, два раза чуть не сбивает машины (самого Соло ещё попробуй сбей) и, призывая машины останавливаться выставленной им навстречу правой ладонью, перебегает дорогу.
- Касс, - он подбегает к Северной Звезде, глядя ей в глаза и крупно дыша, но быстро успокаивая дыхание. - Я... - и снова это дурацкое я! - в общем... Не хотела бы ты... - он упирает руки в поясницу, затем быстро убирает их, потирает щеку, пуще прежнего размазывая грязь машинного масла, - конечно, если у нас нет других... - он жмурится, - то есть я хотел сказать у тебя!.. В смысле... - он стоит всё ещё с закрытыми глазами, что-то жестикулируя, - можем ли мы встретиться вечером, если ты будешь свободна? - Выдает он скороговоркой, потом раскрывает глаза и смотрит на Норд, будто бы не уверенный, что она вообще слышала вымученную им фразу.
Ещё несколько секунд и, кажется, Кристиан зальется краской, станет пунцовым и сгорит как феникс от стыда.

+1

7

Я продолжаю смотреть на Криса, он, кажется, ошарашен моим вопросом. Как поменялся он в лице, даже теперь смотрит не на меня, а на рисунок. Что же такое могло произойти за эти года, что невозможно об этом рассказать?
-Я… - я разворачиваю корпус к нему и ожидаю услышать хоть что-то.  - Я не могу сказать.
Я смотрю на него уже немного рассерженно и откидываюсь на спинку сидения. Мог бы хоть что-то придумать, даже соврать мне. Скашиваю глаза в его сторону, и мне становится как-то неловко за свою импульсивность, видимо,  это действительно сложно рассказать или даже совсем нельзя это рассказать. Но зачем же тогда он все начал? Зачем сказал, что знает меня, что помнит, если все равно между нами останется огромная пропасть длиною в 15 лет. Воцарилось тяжелое молчание, ни у кого из нас не возникало желания возобновить разговор, слышался лишь гул машины, который сейчас стал тише. Мы приехали.
Я слышу, как открывается водительская дверь и выпрямляю спину, готовая выходить. Открывается пассажирская дверь и я невольно щурюсь от солнечного света, попавшего в темный салон автомобиля. Я даю себе пару секунд помедлить и одной рукой беру свой альбом.
- До свидания, Кристиан.
Я отхожу от машины на пару шагов и не оборачиваюсь. Значит такова судьба, такой маленький толчок из прошлого, чтобы показать, что в нем осталось что-то хорошее. Странно все равно, осталось ощущение незавершенности и некоторой обиды от такого вот поворота, хотя, что я могу требовать, ведь мы, по сути, друг другу посторонние люди. Я следую за водителем, на этот раз смотря под ноги, а то я сгорю от стыда, если еще раз упаду, тем более, переходя дорогу. Вот я уже вижу один из входов телебашни и непроизвольно дергаю плечами, после такого опоздания меня вряд ли по головке погладят. Ко мне вообще странное отношение этих телевизионщиков, я вроде бы им нравлюсь, но они находят меня слишком… дефектной, начиная от моей бледности и до моих бесконечных нервных смешков. Поэтому я без особого энтузиазма принимаю участие во всех этих мероприятиях.
- Касс.
Я отшатываюсь и инстинктивно выставляю руку вперед, в момент мое тело тут же напряглось, и мне нужно пару секунд, чтобы спокойно опустить руку и взглянуть на Соло. Надо же, а я думала, что мы так и расстанемся, но, видимо, кто-то решил взять все в свои руки. Кристиан, он просто до невозможного неловок. Я слушаю его с едва уловимой улыбкой, спустя пятнадцать лет, он остался таким же мальчишкой. Но, не стоит мучать бедного мистера Соло.
- Можем встретиться, Кристиан, если ты только отмоешь щеку от этой грязи, - я указательным пальцем показываю на свою левую скулу, - не думаю, что я долго буду здесь торчать. -  Я кивком показываю на телецентр. – У третьего входа есть фонтан, в шесть буду ждать тебя там, - я уже поворачиваюсь, чтобы уйти, - не опаздывай.
В этот раз я не прощаюсь, мы же потом увидимся. Говорю Эндрю, что могу сама донести багаж, это стоит мне пару пререканий и немного настойчивости.  Что же, надеюсь, Соло знает хоть что-нибудь в Капитолии, а то сидеть под стенами центра не слишком уж заманчивая перспектива. Прохожу сквозь стеклянные двери центра и вижу чересчур жизнерадостную улыбку администратора, которая при виде меня принимает слегка унылый вид.
- Мисс Норд, вы опо…
- Да-да, я знаю, но разве это так критично? – я одаряю девушку не самым дружелюбным взглядом, пока что хватит с меня вежливости. Весь ее энтузиазм куда-то резко пропал, она что-то делает у себя за стойкой, а потом приходит человек, берет мой чемодан, и просит пройти за ним, что же, надеюсь, все пройдет не так долго…

-17:52-

Из центра я выхожу с самым умиротворенным выражением лица, которое только  у меня может быть. В руке держу сложенный втрое лист, на котором напечатано приглашение на личную встречу с… а я даже не знаю его. Такое «приглашение» первое за несколько месяцев, я надеялась, что про меня забыли, но как же, вне Игр спонсоры часто переходят в разряд покупателей, так что «товарный оборот» круглогодичен. Я, если честно, не знаю чем объяснить свое спокойствие, у меня даже не возникло мысли в кого-нибудь кинуть ножницы, когда я получила конверт. Разве что, ладонь немного болит – я не заметила, как впилась в нее ногтями, сейчас там небольшие отметины. Всюду снуют люди, но Кристиана я пока не вижу, поэтому сажусь на скамью возле фонтана. День в телецентре прошел удивительно спокойно, меня мало что раздражало, даже попытки стилистов наклеить мне стразы на лицо меня не так сильно выводили. Может, мне подсыпали успокоительное в стакан с соком? Или этот горький привкус мне только показался?
Смотрю на электронные часы телебашни, у Кристиана еще есть несколько минут, чтобы быть пунктуальным.

+1

8

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/18/f8/b3/18f8b3d6229697e8f6312909ed33986f.gif
ost Helen Shapiro – Little Miss Lonely


Кассиопея не выходит у Кристиана из головы всю дорогу. На съёмках он то и дело проваливается в раздумья, забывает текст и портит дубли. Кричать слишком сильно на него не осмеливаются, потому что даже если он из добрых побуждений решит Вас обнять за Ваши притязания - вероятность, что Вам пересчитают все косточки крайне высока. Он думает о том, что не может раскрыть свою тайну. Самый первый вопрос, который Норд задала ему - точно в цель, точно в самое больное. Он боится, что узнав всю правду о том, что сделали с ним, в кого превратили, девушка поймет, что от прежнего её знакомца - долговязого Соло из второго - почти ничего не осталось. Может быть, кроме имени и фамилии. Соло приуныл, и как сценаристы и операторы ни старались, выбить из него что-то помимо убийственной печали взгляда - не смогли.

Так бывает с девушками, которые боятся ходить на свидание с симпатизируемым им парнем. Забавно, конечно, что это чувство испытывал сейчас Кристиан, потому как в купе с тем, что на свидание набился он сам, чувство стыда вырастало до размеров цунами на тихоокеанском побережье. Да и свидание ли это было вовсе, строго говоря? В Соло просто бушевало яростное чувство не отпустить человека из собственного прошлого. За те несколько часов, что прошло со встречи с Кассиопеей, он как мозайку собирал из частей свои воспоминание об этой девушке. И очень удивлялся, сопоставляя с тем, что видел сейчас. Две вещи изменились в ней: она очень выросла, и она утратила кураж.
В душе было неспокойно, и Крис даже присесть нормально не мог, потому что нервная система ежеминутно побуждала его совершать хоть бы какое, но телодвижение. А часовая стрелка так угрожающе ползла к шести, что степень нервного возбуждения превышала допустимую норму.
- Соло, сегодня вечером ты приглашен к одному известному господину, он хотел бы с тобой пообщаться. - Тьютор миротворца, не испытывающий к высоченному блондину никакой симпатии, вынужден был мириться со своей работой. Хотя ему завидовали как минимум все фанаты миротворческих роликов с суперсолдатом.
- Я не хочу. Я занят сегодня вечером, - неожиданно переживания Соло выливаются в злость - внезапно возникшие планы, идущие в разрез со встречей с Касс, были красной тряпкой для быка.
- Да мне плевать, - мужчина даже не поднимал на него взгляд и всунул конверт с пригласительным.
- А мне тоже плевать, - не оступался Соло, чувствовавший, что сейчас готов даже в драку пуститься, только бы найти, куда пристроить свою энергию на нервной почве.
- Ты ничего не перепутал, дорогой? Или сила есть, ума не надо? Хочешь обратно в свой второй, я это тебе быстро устрою, - тьютор наконец поднял глаза.
- Да и пожалуйста, - Крис взмахивает рукой и выбивает из ладоней тьютора папку с бумагами, куда глядел мужчина.
Оба смотрят друг на друга испепеляющим взглядом, молча и пронзительно, пока белые листки, кружа по коридору, приземляются на землю. Тьютор прищуривается.
- Думаешь, я не знаю, куда ты собрался, Ромео? - Въедливо сообщает тьютор, сверля глазами миротворца так, будто у него 9 жизней.
Кристиан молчит.
- Этот орешек тебе не по зубам, красавчик. Или тебе нужны проблемы? Да и денег у тебя таких нет.
Кристиан хмурится, явно не понимая о чём речь.
- Что это значит?
- О боже, но почему именно я должен говорить детишкам, что Санта-Клауса не существует... - в сторону вздыхает тьютор. - Знаю я, куда ты торопишься. И вот тебе мой дружеский совет - завязывай с этим делом. Романтика не для тебя, голубчик, - мужчина щелкает у Криса пальцами перед лицом, - в Капитолии любовь - это деньги. - Мужчина поднимает конверт с приглашением на уровень глаз, - любовь, - он тыкает Соло в грудь, - деньги, - он тыкает в конверт. - Любовь, - ещё раз в Соло, - деньги, - ещё раз в конверт, - ты вообще намеки понимаешь? Или у тебя вместо мозгов грецкие орехи? - Тьютор вздыхает с самым несчастным видом. - Подумаешь, как будто тебя заставляют там подземный туннель рыть. Поработал бедрами и свободен, - Тьютору, наконец, надоедает вся эта ерунда и он обратно впихивает Соло конверт. - Пойми, здесь всё так работает, и не нужно строить из себя нежную леди. Всё продается, всё покупается. Все продаются, все покупаются. Иначе, - тьютор делает многозначительный жест у шеи, - и никаких альтернатив. - Он пожимает плечами. - Так что беги, Джульетта, переодевайся во что-нибудь неброское и то, что удобно разбрасывать по комнате. - Он похлопывает онемевшего от потока информации Криса по плечу и, обогнув как скалу, движется по коридору, что-то делая в своём гаджете.

Кристиан ещё пару минут слушает тишину, в которой для него звучит тишина. Информация до него доходит так, будто он вслушивается в неё с другого края планеты. Он поправляет кепку, натягивая её чуть ли не до бровей, и упирает ладони в бока, раздвинув несколько полы ветровки.
И тут снаружи доносятся звон часов башни на площади рядом с телецентром. Крис судорожно взглядывает на настенные часы - шесть! Он опаздывает!
С места Соло срывается так, как будто он олимпийский бегун. Белые кроссовки из-за скорости бега как будто смешиваются в одну белую мазню. Мужчина спешно перебирает ногами по ступеням и уже через две минуты вылетает из дверей телецентра, замирая у выхода и оглядываясь по сторонам. Фонтан. Третий выход. Фонтан. Вдруг Соло видит девушку прямо на краешке фонтана, уместившуюся там в ожидании, очевидно, его. Крис срывается с места и сталкивается с какой-то пожилой леди, которая чинно ведет на шести поводках разноцветных собак. Соло путается в поводках и валится на землю вместе с "Английской королевой".
- Извините, - машинально бросает Крис, смотрит в сторону Кассии, и быстро поднимает старушку, - извините, извините, я случайно, извините, - лепечет он, выпутывается из многочисленных собак и поводков, и делает последний марш-бросок до девушки, при всем этом даже не вспотев и не сбив дыхание (спасибо, сыворотка).
- Привет, - бросает он быстро, поправляя кепку и глядя на Норд так, точно бы опять увидел её впервые в жизни. - Извини, я... - он неопределенно указывает себе за спину рукой, что-то пытаясь объяснить, а в руке, сдавленный и мятый конверт с приглашением. За спиной где-то у обочины сигналит автомобиль Эндрю. Гадская сволочь тьютор - и без согласия Соло распорядился о следующем месте для посещения.
Но Кристиану всё равно. Он упрямо не хочет воспринимать скопом всю ту информацию, что выдал его управляющий. Пусть она и просачивается капля за каплей, как течь в трубе, но он всё ещё стоит на своём и уверен как никогда.
- Пройдемся может быть? - Сразу уверенно говорит Соло, не желая принимать тот факт, что Эндрю снова сигналит именно ему.
А потом замечает кое-что в руке Кассиопеи. Лист. Сложенный втрое. С тем же вензелем на краю, что значится и на его конверте.
Внутри что-то громко ударяется о грудную клетку и падает в желудок.

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 26.08.3012. Capitol. After a long time


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC