Сейчас в Панеме
04.03.3014 - 14.03.3014
CPTL +6°C
D1-13 +3°C
sunny & windy
Первое солнце и сильный ветер
Новости Панема
5 января - после краткой болезни символа, съёмочная группа возвращается в Капитолий, чтобы продолжить работу над съёмками агитационных видео, особо важных сейчас. Кашмире предстоит работать в одиночку, Кристиан до сих пор остаётся в Пятом дистрикте. Вместе с телевизионщиками возвращается в столицу и Бальдер Кейн, завершивший работу над созданием ловушек во Втором дистрикте.

1 января - Китнисс Эвердин, Пит Мелларк и другие члены съёмочной группы оказались под завалом, президент Тринадцатого дистрикта, Альма Койн, едва успевает спастись бегством в компании Бити Литье и Блеска Фрайзера. План по удержанию в плену капитолийского символа и попытке захвата генерала, провален. Гектор клерик, чудом избежав смерти после встречи со своей дочерью Ангероной, предлагает солдатам обеих армий рискованный план. Оставаясь номинально под властью Капитолия, Пятый превращается в экспериментальную резервацию по объединению обеих армий. Президенты обеих сторон не в курсе такого поворота событий.

31 декабря - Альма Койн прилетает в дистрикт Пять, получив от Аарона Левия и Блеска Фрайзера сообщение о пленении капитолийского символа. План по выманиванию генерала Клерика входит в финальную стадию. Единственное, чего не знает президент Тринадцатого - Гектор уже давно готов к наступлению.


22 декабря - Альма Койн вызывает к себе капитана авиации Аарона Левия и Блеска Фрайзера, брата капитолийского символа. Президент Тринадцатого даёт им особое задание - похитить Кашмиру Фрайзер, чтобы использовать её, как приманку для Гектора Клерика.


14 декабря - повстанцы во главе с Китнисс, Гейлом и даже почувствовавшим себя несколько лучше Питом Мелларком летят в Двенадцатый дистрикт, снимать очередное промо на его развалинах. Их цель - показать Панему, какая участь на самом деле ждёт противников капитолийского режима.


12 декабря - первые же эфиры капитолийской пропаганды вызывают волнение среди повстанцев. Людям хочется верить в возможность мира. Альма Койн в Тринадцатом дистрикте собирает экстренное собрание с целью обсуждения дальнейшей военной тактики. Всё ещё осложнённой побегом экс-генерала Клерика.


6 декабря - повстанцы заявляют о себе! Прорвав телевизионный эфир Капитолия прямо во время торжественного ужина президента Сноу, Альма Койн обращается к Панему с речью от лица всех повстанцев. Граждане Панема наконец видят промо ролик повстанцев из Восьмого дистрикта.


1 декабря - в дистрикте 13 большой праздник - День Великого Воскрешения. Самый важный праздник в жизни каждого повстанца из д-13. На эту дату дистрикты - 11, 10, 9, 8, 7, 5, 4, 3 контролируются повстанцами. Все чувствуют надежду, несмотря на то, что бывший Генерал Армии д-13 - важная фигура на доске революции - отчего-то переметнулся на сторону белых.


23 ноября - часть жителей в Тринадцатом всё ещё трудится на разборах завалов в дистрикте. Китнисс Эвердин, Финник Одейр, съёмочная группа и отряд специального назначения отправляются в Восьмой дистрикт на съёмку агитационных видео. Война с Капитолием ведётся всеми доступными способами, однако предсказать невозможно не только её исход, но и окончание отдельных операций.


13 ноября - патриотическая лекция Альмы Койн прервана бомбёжкой капитолийских планолётов. Тринадцатый несгибаем, хотя бомбы повредили некоторые объекты в дистрикте. Сопротивление продолжается.

31 октября Тринадцатый дистрикт совершил свою главную победу - второй раз разрушил арену квартальной бойни и явил Панему выжившую Китнисс Эвердин. Революция началась!

THG: ALTERA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 14.02.3009. Winners's train. Apres moi le deluge


14.02.3009. Winners's train. Apres moi le deluge

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://www.playcast.ru/uploads/2016/05/27/18798883.gif


• Название эпизода: Apres moi le deluge;
• Участники: Annie Cresta, Finnick Odair;
• Место, время, погода: поезд; начало тура победителей; снег, хотя зима уже отступает;
• Описание: Добрый вечер, дамы и господа!  С Вами снова я, Цезарь Фликерман, с потрясающими новостями. Прошло полгода с тех пор, как Энни Креста стала победителем 70-х Голодных Игр и весь Панем жаждет увидеть загадочную жемчужину Четвёртого Дистрикта, которая так редко показывается на публике, - понизил голос, - конечно, это не потому, что она считает нас недостойными её общества. Ах, как легко подхватить звёздную болезнь! Будем надеяться, что очаровательная девушка последует примеру своего ментора, Финника Одэйра, и в будущем будет чаще радовать Капитолий своим присутствием. А пока дадим ей время подготовиться, посетив Дистрикты. Внимание на экран!
• Предупреждения: вуайеристы, выдыхайте, никаких ограничений по возрасту.


Отредактировано Finnick Odair (Пн, 4 Июл 2016 13:15)

+2

2

[audio]http://pleer.com/tracks/9082802T2kN[/audio]

Пять месяцев назад

Пожалуй, смысл этой самой пресловутой любви к своему родному дистрикту понимаешь лишь тогда, когда навсегда его покидаешь.
Энни Креста почти чувствует, как солёные брызги прикипают к краешкам губ и превращаются в комочки соли, полной грудью, выпрямляя спину, вдыхает свежесть роскоши мира воды, едва ли сжимает плечо Леона. Леона она видела несколько раз, родители его держат очень милую таверну на берегу, всегда встречают с улыбкой, у них лучший эль в городе, а солнечные зайчики весело прыгают по тёмной коже Леона, пока он бодро и неустанно разносит тарелки. Но сейчас Леон трясется, волком смотрит на Энни и молчит. Его мать плакала, и даже отец не смог заглянуть в глаза сыну.
Энни закусывает губу и очень глупо смотрит на светловолосого рослого юношу перед ними, победителя шестьдесят пятых Голодных Игр. Рыжие волосы Энни торчат морской губкой, редкие шрамы дочери плотника бегут по ручонкам, а Энни думает, что теперь отцу и матери без неё придется туго. Она у них единственная, и после школы всегда помогает папе строгать доски, натирать лодки противными квасцами из отрубей; но больше всего, конечно же, Энни нравится раскрашивать борта. Она вдруг вспоминает, что, вроде бы, и ментору их расписывала парусник? С русалками из песен и страшным чудищем? Энни сейчас ничего не помнит, перед глазами у неё разряженная женщина из Капитолия, её кудряшки и смятая бумажка с именем Энни в руках.
Энни недавно исполнилось шестнадцать, и сейчас она с любопытством смотрит на самого обсуждаемого жителя их дистрикта.
В Финника Одейра влюблены все девочки в классе, и под его ослепительной красотой, которая граничит с самим солнцем, Энни съеживается, становясь ещё меньше и некрасивее; золотые лучи с взъерошенных волос ментора падают на заплаканное лицо и она, дрожа телом и голосом, вскидывает нос и протягивает руку.
— Здравствуйте. Меня зовут Энни Креста и мы...  я... так много слышали о вас.
Энни старается держаться, но под открытым и внимательным взглядом опускает подбородок, прячет руку за спину и что-то продолжает бормотать.
В тени красоты Финника Одейра она чувствует себя ещё более ничтожной девицей из лавки лодочников, тонущей рядом с кем-то невероятно прекрасным и сказочным.

Сейчас

Мерный шум поезда в вроде-как-полёте заполоняет черепную коробку, и Энни, цепляясь босыми ногами за затейливые металлические завитушки одной из ламп, потягивается. На часах мелькают цифры, говорят, что уже почти первый час, а Энни не спит, слушает, как урчит у неё живот, как бьётся сердце, как несется ветер мимо поезда. С момента тура проходит, кажется, часа четыре, и она успевает только два раза обнять Финника (будто не видела его лет десять, хотя встречались-то вчера), выпить бокал какой-то странной субстанции (Финник потом ругается, говорит, что ей нельзя вино) и попробовать почитать какую-то книжку с небольшим рассказом. Мама — по крайней мере, она приходит к ней раз в месяц — убеждает, что в детстве Энни очень любила эту историю о том, как храбрый рыбак из четвёртого дистрикта поймал огромную акулу на удочку, а опасный хищник потащил его вглубь моря, и радужная пена билась о корпус лодки, и рыбака тянуло дальше, а потом... Энни не помнит, что потом, но она просит Финника почитать ей вслух.
Сейчас, ступая всё теми же голыми ступнями, она шлёпает по направлению к купе ментора, одёргивая пижаму, и входит без стука, бесслышно открывая дверь. Энни практически ничего не видит во тьме, двигается наугад и чисто инстинктивно находит и усаживается на краешек кровати, впиваясь ногтями в матрац. И аккуратно, очень боязно проводит рукой по плечу, пока Одейр не открывает глаза. Потом она молчит с минуту, потом говорит, что не может спать.
— Мне очень страшно, Финн, — честно, как-то совсем по-простецки признается она, поджимая колени, — я всё время думаю... слышу... — Энни зачарованно разглядывает свои руки в темноте купе, и, когда тонкая серебристая полоска мажет по венам, она видит, как алые отблески доходят до локтей, — неважно, пожалуй.
— Я так боюсь, — честно признается Энни, а потом тихо смеется. Отчего-то вся поездка кажется ей нелепой, ненатуральной, декорацией на шоу Фликермана, когда на тебя направлены софиты и слепит в глазах, а неудобный наряд сковывает движения. И всё слушают... ждут... наблюдают. За ней всегда кто-то наблюдает, так она и сказала Финнику три дня назад. Она чувствует. — Мне подобрали такое дурацкое платье, говорят, цвет морской волны, и в волосах будет гребешок с конём и ракушками... Я в нём как дельфин в рыболовной сети выгляжу. Ты когда-нибудь видел бьющегося дельфина?.. Я видела, зрелище — ну презабавное! 
Энни глупо улыбается, заламывая кончики рукавов тёмно-серой пижамы и прислоняется лбом к холодному стеклу. Она знает, что тёмно-синие деревья за окном на самом деле рыжевато-коричневые, что редкие листья не чёрные, а нежно-салатовые, что скрытая плотными тучами луна должна сиять бельмом, но картина сини завораживает девчушку и она протягивает руку, касаясь кончиками пальцев окна, словно пропускает море через руки и грязный оранжевый песок. Потом она снова смеется.
— Мне даже речь написали.
Правая щека у Энни влажная.

Отредактировано Annie Cresta (Вт, 12 Июл 2016 20:57)

+1

3

[audio]http://pleer.com/tracks/7278ej10[/audio]

Суматоха по поводу победоносного тура Кресты принимает масштабы стихийного бедствия. Пенелопа носится, как угорелая, словно ей на пятки наступает морской чёрт. Одэйр пытается решить сто вопросов одновременно. И только Мэгз ведёт себя спокойно и рассудительно, будто око бури, в котором всегда царит штиль, когда вокруг бушует неуправляемый торнадо. Уставший от забот Финник засыпает, стоит голове коснуться подушки, и спит крепко, как убитый, до тех пор, пока причина всего этого переполоха его не будит.
Для ментора, как и для родителей Энни, загадка, что заставило её выбрать в качестве покровителя его, а не более опытную Фланаган. Но как бы то ни было, пугаясь толпы и громких звуков, свежеиспечённая победительница жмётся именно к Одэйру, и жаловаться по ночам на кошмары приходит к нему. Возможно, потому, что Финника они тоже одолевают, и хоть юноша не способен изгнать их, Энни видит в нём друга по несчастью. Вначале Одэйр позволял ей устраиваться рядом, чтобы от одиночества не усиливалась её болезнь. Затем он ругался, объясняя, что это неприемлемо, и сдаваясь каждый раз под её угасающим взглядом.
Наконец, Одэйр смирился и даже привык, порой беспокоясь, когда девушка не приходила. Иногда у Финника создаётся ощущение, будто у него появился ребёнок: он выучил привычки Энни; знает, что она любит, а что на дух не переносит; от чего её надо оберегать, а с чем она справится сама. Странное чувство, учитывая, что Финник давно уже никого не пускал к себе в душу. После собственной победы Одэйр умудрился перессориться практически со всеми друзьями. Он водит за нос толпу окружающих его поклонников, приятелей и подхалимов, делая намёки по поводу своих близких отношений с тем или другим из них в то время, как среди них нет никого, кому бы он доверял.
В отличие от них, в Энни, как ни ищи, -  ни капли подлости, и потому она чужда миру Панема. Она рассказывает об идиотском костюме, но будет смотреться угловато и нескладно в любых капитолийских шмотках, - как русалка, на которую напялили брюки. Одэйр хотел, чтобы Кресте назначили дизайнером Витрувия, но в среде стилистов шла не менее ожесточённая война, чем на Арене, и его обошёл более юный коллега. Он не смог достойно обыграть эту красоту героинь со старинных полотен, которые кажутся современным зрителям уродливыми. Позируя знакомому скульптору, Финник в качестве оплаты выпросил у него один такой портрет, хоть никогда и не увлекался живописью. Теперь картина висит подальше от чужих глаз в капитолийской квартире исключительно в качестве напоминания об Энни.
Девушка утверждает, что ей страшно, Финник же уверен, что она боится недостаточно этих пираний, крокодилов и электрических скатов, маскирующихся под аквариумных рыбок. Ментору приходится вытаскивать  свою подопечную из их челюстей, когда те уже готовы сомкнуться. Хищники делают вид, будто просто зевали, а вовсе не собирались пообедать, зная, что обломают  зубы о самопровозглашённого секьюрити. У Финника нет в арсенале огненного меча или громового гласа, полагающегося ангелу-хранителю, но он успел выучить слабые места своих врагов, и теперь уже не такая лёгкая добыча, как раньше. частности, ему речей не пишут, зная, что язык у Финника подвешен лучше не бывает, и держится на публике он с профессиональным изяществом: так, что приходится делать замечания оператору, который слишком часто наводит на Одэйра объектив. Финник ненавидит пиявок-журналистов, которые сползаются к победителям, как на кровавое пиршество.
Но рыжей победительнице Четвёртого Дистрикта незачем знать об этих подводных камнях. Одэйр садится на постели и обнимает Энни, думая, что желал бы высосать её тревоги, словно охотник - яд морского ежа из укола, пусть даже это угрожало бы его здоровью и жизни.
- Тебе нечего бояться, пока я рядом, - успокаивает её ментор тихим голосом, - я не дам тебя в обиду. Если ты запутаешься в юбках, каблуках или словах, я тебя подхвачу, - шутит он, - все позади, - напоминает Финник и прикусывает губу, потому что собирался ведь не сыпать соль на свежие раны. Одэйр шарит под подушкой и нащупывает камень*, добытый, по уверениям продавца, в шахтах Двенадцатого Дистрикта.
- Это настоящий талисман, - объясняет Финник, раскрывая ладонь, - чтобы напоминать о родине, -  в тусклом, но нежном сиянии закрытой облаками луны и ярком свете проносящихся мимо с определённой периодичностью фонарей вырисовываются причудливые пятна и прожилки, нарисованные самой природой. В этот раз она решила позабавиться, создав драгоценность, похожую на крохотный аквариум. В Капитолии принято дарить рубины или алмазы стоимостью в несколько тонн тунца, но Финник сразу понял, увидев эту вещицу, что она подойдёт Энни гораздо больше мёртвого блеска лучших друзей  девушек из Первого Дистрикта.
- Можешь повесить его на цепочку или положить в карман, чтобы сжимать, когда испугаешься, и чувствовать себя увереннее, - сам Финник для таких целей в первый год пользовался обыкновенной канцелярской скрепкой. Она не была наделена никакими мистическими свойствами, а всего лишь помогала отвлечься, заняв трясущиеся пальцы.

*

https://pp.vk.me/c630824/v630824290/3b44d/DzqaIcwcD9A.jpg
https://pp.vk.me/c630824/v630824290/3b455/TkLWJEaypeg.jpg
https://pp.vk.me/c630824/v630824290/3b45d/knXqOc6t3jc.jpg

+1


Вы здесь » THG: ALTERA » Animi magnitudo » 14.02.3009. Winners's train. Apres moi le deluge


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC